регистрация / вход

Особенности имиджа политика в многонациональном регионе (на примере Красноярского края)

Методологические основы процедуры формирования образа политического деятеля. Особенности работы специалиста по политическому Public Relations в многонациональном регионе. Выделение универсальных и отличительных черт имиджа политического деятеля.

ОСОБЕННОСТИ ИМИДЖА ПОЛИТИКА В МНОГОНАЦИОНАЛЬНОМ РЕГИОНЕ

(НА ПРИМЕРЕ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ)


Содержание работы

Введение

Глава 1. Теория и методология формирования имиджа политического деятеля

1.1 Имидж как отражение проявлений современной реальности

1.2 Методологические основы процедуры формирования образа политического деятеля

1.3 Использования идеального типа как инструмент формирования имиджа политика

Глава 2. Особенности работы специалиста по политическому PublicRelations в многонациональном регионе

2.1 Национальные архетипы и их значимость при формировании имиджа

2.2 Выделение универсальных и отличительных черт имиджа политического деятеля (с использованием данных разработанной анкеты для межнациональной аудитории)

2.3 Перспективы использования данных исследования для специалистов по политическому PublicRelations

Заключение

Литература

Приложение 1

Приложение 2

Приложение 3

Приложение 4

Приложение 5


Введение

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что в настоящее время политическая, экономическая и социальная обстановка в нашей стране сложились таким образом, что даже далекий от политики человек вольно или невольно принимает участие в действиях власти. Во время выборов в Думу, предвыборных кампаний на пост губернаторов или Президента, референдумов и прочих подобных мероприятий даже самые далекие от политики люди могут повлиять на власть или выразить свое мнение согласия или протеста посредством голосования. Результат положительной или отрицательной реакции электората на того или иного кандидата или то или иное событие будет зависеть от множества факторов, в том числе от того, какой образ создал вокруг своей личности этот политический деятель или каков ореол политического события.

Современные условия жесткой конкуренции в различных областях деятельности, в том числе и в PublicRelations, не позволяют проводить эффективное управление без установления и раскрутки идеального образа того или иного объекта. Согласно теории Макса Вебера, для анализа ситуации необходимо сконструировать идеальный тип как инструмент анализа данной ситуации. В нашем случае мы говорим об отношении электората к идеальному типу политического деятеля.

Люди осознанно или неосознанно имеют представления об идеальных образах событий, явлений, процессов, соответствия характеризующих совокупных качеств человека, занимающего то или иное положение в обществе. В первую очередь это касается людей, постоянно находящихся под прицелом общественного мнения, и более всего это относится к тем, кто профессионально занимается политикой. Так называемый «здравый смысл», или «сердце», или «интуиция» - подсказывают избирателям, кто может подходить под модель идеального политика, а кто – нет. В связи с этим специалистам по работе с общественностью необходимо помнить, что наряду с сознанием, подсознание людей непрерывно проводит анализ тех или иных событий, сравнивая их с типическими ситуациями и стереотипами, и именно оно может в определенный момент «назвать» имя подходящего кандидата, которого избиратели отметят галочкой в бюллетени.

Люди, независимо от их национальной принадлежности, индивидуальны по своей психологии, но, тем не менее, их всегда объединяет так называемый «национальный характер», определяющий социологические, психологические и коммуникативные особенности данной группы. В ходе проведения исследований для данной работы мы установили, что национальные черты иногда настолько доминируют, что политикам, стремящимся к победе, рационально принимать во внимание мнения разных народностей, а не ориентироваться только на русский электорат. Особенно это касается регионов, в которых проживают люди разных национальностей, таких как Москва, Санкт-Петербург, Уральский регион и город Екатеринбург в частности, Красноярский край. Для них наиболее эффективно смоделировать образ идеального политического деятеля, не просто приемлемого большим количеством людей, а имеющего межнациональный электорат. Для этой цели необходимо вычленить основные общие и отличительные характеристики имиджа политического деятеля с точки зрения проживающих на этих территориях людей из различных этнических групп.

Степень научной разработанности проблемы. Развитие PublicRelations как науки на Западе и широкое распространение ее в Росси в последние годы выдвинули на первый план исследовательских задач проблему обоснованности и эффективности использования различных подходов в работе с общественным мнением. В России этим активно занимается Г.Г. Почепцов. Его работы представляют интерес среди специалистов по связям с общественностью, студентов и исследователей – социологов, психологов, аналитиков.

Необходимо сказать, что проблематикой, поднятой в данном исследовании, занимался еще М. Вебер. Его теория, согласно которой для анализа чего-либо необходимо сконструировать идеальный тип и взять его за основу в качестве инструмента анализа и легла в основу данного научного исследования.

Актуальность темы, теоретическая и практическая ее значимость видятся нам не только применительно к Красноярскому краю, но и к подобным межнациональном регионе. Эти предпосылки и определили объект, предмет, и цели настоящего дипломного исследования.

Целью данного исследования является выявление особенностей формирования образа политического деятеля, приемлемого для многонационального региона. Достижение этой цели потребовало решения следующих задач:

1. проанализировать методологические основы процедуры формирования политического имиджа;

2. проанализировать составляющие образов известных и успешных политиков в России и за рубежом;

3. проанализировать особенности работы специалиста по политическому PublicRelations в многонациональном регионе;

4. рассмотреть основные национальные архетипы и провести анализ архетипических представлений электората, важных при формировании политического имиджа специалистом по Public Relations;

5. провести социологическое исследование по разработанной анкете с целью установления универсальных и отличительных черт имиджа политического деятеля, необходимых ему с точки зрения основных групп из 120-ти народностей, проживающих на территории Красноярского края;

6. определить перспективы использования данных исследования для специалистов по политическому Public Relations.

Гипотеза данной работы. Мы предполагаем, что возможно сформировать имидж политического деятеля, который будет удовлетворять электоральным ожиданиям в многонациональном регионе.

Объектом исследования выступает общественное мнение представителей национальных диаспор основных групп народностей, проживающих на территории Красноярского края, относительно подходящего имиджа для политического деятеля.

Предмет исследования – критерии образа политика, выявляемые при анализе общественного мнения представителей национально-культурных диаспор.

Теоретико-методологическая основа исследования. В решении поставленных задач мы опирались на положения М. Вебера. Предложенные им методологические концепции в области социологии, социологии авторитета и политической власти, права, религии, социологии малых групп проявили свою актуальность сейчас наиболее наглядно. Наряду с его теорией «идеальных типов», мы рассмотрели предложенные Вебером теории бюрократии и «харизматического» типа политического лидерства. Вебер – крупнейший немецкий социолог, который оказал сильное влияние одновременно на Т.Парсонса, Р.Бендикса и А.Шютца, работы которых представились важным методологическим ориентиром в исследовании поставленной проблемы.

Научная новизна исследования состоит в том, что в ней обосновывается актуальность и эффективность построения такого образа политика, который привлекателен для многонационального электората.

Положения дипломной работы, содержащие новизну и выносимые на защиту, заключаются в следующем:

1. В работе установлено, что существуют определенные национальные архетипические представления, и их учет оказывает значение на эффективность работы специалиста по политическому Public Relations.

2. Посредством анализа анкеты по выявлению основных черт, необходимых идеальному политику с точки зрения основных групп из 120-ти народностей, проживающих на территории Красноярского края, показано, что существуют универсальные и отличительные черты имиджа политического деятеля.

3. Установлены характеристики, позволяющие представить обобщенный, приемлемый для интернационального электората образ идеального политика.

4. Обосновывается необходимость практического применения социологического инструментария (в том числе проективного метода незаконченных предложений) для установления составляющих образа политика, приемлемого в многонациональном регионе.

5. Показаны перспективы использования данных исследования для специалистов по политическому Public Relations.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Полученные в результате дипломного исследования теоретико-методологические результаты позволяют более глубоко подойти к решению проблемы работы над образами политических деятелей.

В работе закладывается методологическое основание для дальнейшего перспективного изучения имиджей и их влияния на выбор электората, что открывает новые возможности для более эффективной работы специалистов по Publicrelations.

Разработанные в данной дипломной работе анкеты с применением комбинированных методов исследования общественного мнения позволяют выявить характеристики, необходимые для моделирования образа политического деятеля, приемлемого многонациональным электоратом.

Апробация работы. Основные положения дипломного исследования излагались автором на предзащите на кафедре социологии Красноярского государственного университета.

Основные идеи и положения излагались автором в ряде научных публикаций, а также обсуждались на конференциях, проведенных в Красноярском государственном университете и Красноярском государственном педагогическом университете, в том числе на Краевой научной конференции молодых ученых и студентов «Психолого-педагогическая наука и образование: гуманитарные технологии» 22 апреля 2005 года.

Структура дипломного исследования определяется целью работы, последовательностью решения задач и состоит из введения, двух глав, состоящих из шести параграфов, заключения, списка литературы и приложений.


Глава 1. Теория и методология формирования имиджа политического деятеля

1.1 Имидж как отражение проявлений современной реальности

Задачей данного параграфа является анализ мифологической основы имиджа в условиях современной реальности.

В любом обществе на определенном этапе его развития неизбежно возникают политические отношения, складываются и функционируют политические организации, партии, формируются политические идеи и теории. Политика – это особая сфера деятельности. Смысл слова «политика» лучше всего выражает его этимология: греч. politike – искусство управления государством [52, с.672]. Макс Вебер определяет это понятие как «стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства между группами людей, которые оно в себе заключает» [66].

В современном обществе политическая, экономическая и социальная обстановка в нашей стране сложились таким образом, что даже далекий от политики человек вольно или невольно принимает участие в действиях власти. Так, в своем труде «О человеке» Гоббс пишет: «Человек ведь является не только физическим телом, он представляет собой также часть государства, иными словами, часть политического тела. И по этой причине его следует рассматривать равным образом как человека и как гражданина» [13, Т. 1, с. 217]. Реализовать свои гражданские права люди практически всех стран сегодня могут во время выборов в Думу, предвыборных кампаний на пост губернаторов или Президента, референдумов и прочих подобных мероприятий. Даже самые далекие от политики люди могут повлиять на власть или выразить свое мнение согласия или протеста посредством голосования.

В последнее время активное участие в жизни общества стало модной тенденцией. В том числе, «подходить к истории человечества с масштабами космической жизни» [56, с. 343], и, согласно этому, принимать участие в выборных кампаниях, не только и не столько ради себя, сколько «на благо общества» стремятся люди «новой культуры», или «нового времени». Как пишет профессор В.Г. Немировский, «антропокосмизм и философия всеединства, несмотря на индивидуальное своеобразие подходов различных представителей этого направления, человека и его бытие рассматривают в космическом измерении как проявление фундаментального единства универсума. Причем человек предстает как творческое существо, играющее активную роль в формировании таких элементов универсума, как культура и ноосфера. Отсюда – высочайшая ответственность человека за свои дела и мысли, непосредственно вплетенные в живую, пульсирующую ткань космической жизни» [29, с. 56].

В связи с данными обстоятельствами, на первый план выходит вопрос грамотности проведения политики в современном обществе. Действительно, в настоящее время, в эпоху гласности, вопрос доверия власти все чаще встает в самых разных контекстах жизни общества. Отчасти это происходит из-за неграмотности не только политических деятелей, но и специалистов по PublicRelations, которые, в первую очередь, должны грамотно «отстроить» мифологическую основу деятельности политика, с которым они работают. Так, в книге «Геноцид» Сергея Глазьева мы читаем: «К сожалению, у нас короткая историческая память и крайне слабое понимание реальных механизмов власти в современных демократических обществах. В силу свойственных русской культуре идеалов социальной справедливости, гуманизма, правды и добра реальная картина управления обществом остается срытой от общественного сознания, которое легко мифологизируется и направляется современными приемами массовой пропаганды и внушения» [12, с. 16]

Мифологическую основу сознания людей выделяет и Э.Ф. Эдингер: «…человеческое общество не в состоянии долго существовать, если его члены лишены психологической общности, в которой центральное положение занимает живой миф. Благодаря такому мифу бытие приобретает смысл для индивида. Миф дает ответы на актуальные вопросы бытия» [62, с. 27].

«Двадцатый век стал эпохой рефлексии мифа и активной эксплуатации мифологии в общественной практике и художественном творчестве» [23, с. 5]. Действительно наряду с изучением мифов в контексте различных дисциплин, таких как литература, социология, психология, филология и др., выделилась собственно наука мифология. И хотя до сих пор ученые различных дисциплин, в том числе антропологи, спорят по поводу описания и определения понятия мифа, мифология как наука процветает, и ее научная основа распространяется на различные отрасли нашей жизни. Так, мы уже не представляем себе работу по формированию образа рекламируемого товара без подведения его под какую-либо мифологическую базу. Это в равной степени касается политического Publicrelations.

«Несмотря на то, что уже практически устоялся известный термин «технологии PR», подчеркивающий рационально-процессуальное начало PR-деятельности, ее востребованность (даже не мода на нее!) и профессиональная элитность порождает частые ссылки на некое таинство создания и воплощения имиджа – имиджа политика, партии, фонда или общественной организации. Порой от многозначительных пауз корифеев PR, их психологических загадок и социологических экскурсов сегодня веет мистикой, вполне характерной для мифологического феномена» [23, с. 167].

Теперь логично встает вопрос о соотношении понятий миф и имидж. О.А. Карлова пишет, что «Имидж следует рассматривать как миф. И если задача формирования имиджа – конструкторская задача, в которой задействованы субъективный и объективный аспекты (первый – поскольку формируется представление о субъекте у субъекта же, второй – поскольку механизмы формирования этих представлений по преимуществу объективны), то и миф в данном контексте можно рассматривать через призму конструкт-модели. [23, с. 171].

В последнее десятилетие одними из самых актуальных профессий стали реклама, в том числе политическая. Это обстоятельство делает важность досконального изучения мифов и использования их при работе с общественным сознанием очевидным. Построение рекламной, в том числе политической кампании, на образах, видится современной и профессиональной работой специалиста.

««Новая коммуникативная эпоха» второй половины XX века с ее базовыми семиотическими подходами актуализировала языковую ипостась мифа. Он рассматривается прежде всего как удобный, благодаря своей символичности, язык описания моделей личностного, социального и космического бытия» [23, с.7].

Очевидно, что вопрос имиджа политического деятеля, построенного с использованием мифологии, становится первоочередным при работе с ним специалиста по PublicRelations. Человек живет в коллективе, имеет свою историю, которая определяет менталитет людей данного сообщества. Наряду с традициями, устоями, коллектив обладает набором символов, которые люди, принадлежащие различным группам, могут интерпретировать по-разному. Этот набор интерпретаций можно назвать коллективным бессознательным определенной группы. «… Научное познание есть форма человеческой деятельности, обусловленная не только (и даже не столько) логико-технологическими нормами «производства знаний», но главным образом нормами общественно-исторического бытия людей, их культурной практики» [43, с. 27].

Не зависимо от объективной реальности, символы оказывают влияние на восприятие ситуации, личности, события, определяя отношение общества к ним. По мнению Вернадского, «Создается новая своеобразная методика проникновения в неизвестное, которая оправдывается успехом, но которую образно (моделью) мы не можем представить. Это как бы выраженное в виде «символа», создаваемого интуицией, т.е. бессознательным для исследователя охватом бесчисленного множества факторов, новое понятие, отвечающее реальности» [7, с. 71].

Символика пронизывает нашу жизнь во всех ее проявлениях и действительно оказывает влияние на то, как мы интерпретируем происходящее вокруг нас. Еще со времен наскального рисунка как единственного способа сохранения и передачи информации, каждый знак нес на себе определенную смысловую нагрузку. Более того, посредством толкования для себя символов и знаков мы выстраиваем способы взаимодействия с миром. «…Символический язык … это единственный путь постичь Душу Мира, или то, что Юнг назвал «коллективным бессознательным»» [25, с.12].

Реалии последнего столетия, в том числе реализация «мифологической картины мира» через кинематограф, на первый план выдвинули вопрос о коммуникативной компетентности. Под этим мы понимаем не только правила построения речи, но и всю «картинку» - образ кандидата в целом – его внешний вид, способы поведения, жесты и др. «Считается, что люди судят о нас по внешнему впечатлению, которое мы производим в течение пяти секунд знакомства и по первым пяти секундам разговора. Именно такие качества личности, как внешность, голос и умение вести диалог могут сыграть решающую роль и в вашей карьере, и во всей жизни» [5, с.10].

Если действительно предположить, что именно образ мы «читаем» как совокупность символов, а символы в свою очередь определяют наше отношение к окружающей нас действительности, то можно сделать вывод, что для успешности кандидата необходимо, прежде всего, грамотно «выстроить» его имидж.

В данном контексте следует привести в качестве примера одну из речей Рэя Прайса, копирайтера президента Никсона, в которой он сказал, что «…выбор избирателя не имеет отношения к реальности: он вызван лишь особой «химической реакцией» между избирателем и образом кандидата» [23, с. 168].

Действительно, территориальные просторы современного общества оказывают влияние на то, что зачастую избиратели узнают кандидата на какой-либо политический пост за пару месяцев, а то и за несколько дней до выборов. И, безусловно, лишь у нескольких десятков - сотен избирателей есть возможность познакомиться с политическим деятелем лично, а, следовательно, составить свое мнение о личности кандидата – человека. Но для того, чтобы вручить ключи от своей жизни, своего благополучия, своего счастья, а, заодно, и свой голос какому-либо политику, представители электората должны получит представление о нем. Как писал Ф.М. Достоевский: «Человек есть тайна. Ее надо разгадывать…» Не имея непосредственного выхода на политиков, подавляющее большинство избирателей разгадывают как раз тот образ, имидж, телевизионную картинку. И выбор электората в пользу какого-либо политика не имеет отношения к его реальным качествам, он вызван симпатией, или «химической реакцией» между избирателями и образом кандидата. Выбор относится именно к образу, люди учитывают не то, что за человек стоит перед ними на самом деле, а то, что проецируется на экран, и не то, что проецирует сам кандидат, а то, что, преломляясь коммуникационными барьерами, воспринимается избирателем.

Политический выбор всегда основывается на определенном риске. Так, отдавая свой голос какому-либо кандидату, избиратель взамен надеется получить улучшение своей жизни, благополучие, безопасность. И это необходимо учитывать при работе над имиджем политика. Если риск для избирателя неизбежен, то он стремится его максимально минимизировать. Для этого представители электората начинают искать дополнительную информацию, и «…здесь правила поведения потребителя также могут быть проинтерпретированы на поведении электората. Потребители сохраняют доверие марке – в нашем случае это сохраняющаяся любовь старшего поколения, к примеру, к Коммунистической партии. Это понятная стратегия, направленная на уменьшение риска, ведь выбор новой партии всегда будет сопряжен с определенным риском» [44, с.181-182].

Специалист по политическому PublicRelations должен изменить не кандидата, а получаемое от него впечатление, максимально приблизив его к знакомой и понятной избирателю форме. То есть работа должна быть направлена именно на корректировку имиджа политика. Нужно сказать, что часто время кандидата на то, чтобы стать узнаваемым населением, резко ограничено во временных рамках, поэтому происходит резкое сокращение информационного разнообразия. Поэтому на первый план выходит следующая задача специалиста по PublicRelations – «…сближение лидера с населением, «очеловечивание» его образа, усиление многих его характеристик» [45, с. 374-375].

Коррекция имиджа должна быть максимально корректной, т.е. в идеале нужно не изменять личностные характеристики нашего кандидата, а выделять те его качества, которые приятны электорату, и скрывать те, которые избиратели считают негативными. В то же время отсутствие непосредственного контакта политического деятеля с электоратом сказывается на том, что избиратель скорее реагирует на определенную утрировку, на определенные идеализации. Он как бы сравнивает кандидата со своим идеализированным представлением о том, каким должен быть президент, каким должен быть депутат.

Но основании вышесказанного можно сделать следующие выводы:

· В современном обществе политическая, экономическая и социальная обстановка в нашей стране сложились таким образом, что даже далекий от политики человек принимает участие в действиях власти (посредством голосования). В этой связи все чаще встает вопрос доверия власти и грамотности работы специалистов по политическому Publicrelations;

· в последнее время работа по формированию образа рекламируемого товара сводится прежде всего к подведению этого образа под какую-либо мифологическую базу. Это в равной степени касается политического Publicrelations;

· не зависимо от объективной реальности, символы оказывают влияние на восприятие ситуации, личности, события, определяя отношение общества к ним. Символика пронизывает нашу жизнь во всех ее проявлениях и действительно оказывает влияние на то, как мы интерпретируем происходящее вокруг нас;

· именно образ мы «читаем» как совокупность символов, а символы в свою очередь определяют наше отношение к окружающей нас действительности, следовательно, можно сделать вывод, что для успешности кандидата необходимо прежде всего грамотно «выстроить» его имидж;

· специалист по политическому PublicRelations должен изменить не кандидата, а получаемое от него впечатление, максимально приблизив его к знакомой и понятной избирателю форме. То есть работа должна быть направлена именно на максимально корректную корректировку имиджа политика, т.е. в идеале нужно не изменять личностные характеристики кандидата, а выделять те его качества, которые приятны электорату, и скрывать те, которые избиратели считают негативными.

1.2 Методологические основы процедуры формирования образа политического деятеля

В задачу данного параграфа входит изложение методологических основ процедуры формирования политического имиджа согласно гуманистическим представлениям современного общества.

В предыдущем параграфе мы рассмотрели имидж как отражение проявлений современной реальности. Сейчас, во время популярности идей русских философов всеединства и ученых космистов, особое звучание приобретает мотив гуманистических ценностей общества. По мнению В.П. Казначеева и Е.А. Спирина, «… необходимы как естественно-научные знания, так и знания гуманитарного плана, опора на общечеловеческие, гуманистические ценности» [21, с. 58].

В своем классическом выражении понятие гуманизма определяется формулой «Все для человека, все во имя человека». «Гуманизм предполагает наличие долговременной цели – благо людей» [6, с. 154]. Именно на этом основываются многие предвыборные кампании современности. Уже не модно обещать немедленного улучшения жизни, сейчас акцент делается на долговременные проекты, которые приведут народ к благополучной жизни через определенный отрезок времени.

В последние годы особое звучание приобрело понятие лидер. Феномен лидерства рассматривается многими научными дисциплинами, включая социологию, психологию, политологию. «Актуальность изучения лидерства как социально-психологического явления определяется прежде всего тем, что последнее представляет собой один из наиболее значимых факторов групповой интеграции, способствующих достижению групповых целей с наибольшим эффектом» [41, с. 221].

В Росси на протяжении всей ее истории господствовал архетип отца-защитника. И если в царской России он был подкреплен «властью от Бога», то в революционные и постреволюционные периоды он приобрел лейтмотив лидера, героя, лучшего среди лучших. Так, политик в первую очередь должен обладать несомненными лидерскими качествами. Для того, чтобы объединить вокруг своей персоны население, увлечь свой электорат за собой своими идеями и ценностями и привлечь сторонников своего конкурента на свою сторону, необходимо умело пользоваться так называемой харизмой, неотъемлемой характеристикой которой является лидерский талант. Именно лидер способен способствовать реализации гуманистических идей нации и повести ее вперед, к светлому будущему. Как пишет Г.Г. Почепцов, «Лидеры нации оцениваются тогда, когда они могут увидеть будущее, чтобы увлечь население именно туда. Иногда их рассматривают как своего рода «фантазеров», которые вырабатывают идеи, а задачей окружения становится как раз воплощение этих идей на реальной почве» [45, с. 358].

Имидж – это многофакторный феномен. К примеру: с одной стороны, восприятие имиджа политического деятеля избирателями происходит согласно тому материалу, который общедоступен (например, в СМИ, исходя из социально-значимой информации (слухов)) и т.п. С другой стороны, составляющие образа политика анализируются в подсознании избирателей, претерпевая прохождение через архетипические образы, клише, стереотипы. И уже в таком, обработанном в многослойных структурах сознания и подсознания, виде, имидж возвращается к самому политику в процентном выражении проголосовавших за него избирателей. Поэтому одной из основных задач для работы с имиджем является задача соответствия его ожиданиями электората.

Для решения этой задачи необходимо грамотно организовать информационное поле вокруг политика. «Одно из определений имиджа – это сложившийся в массовом сознании и имеющий характер стереотипа эмоционально окрашенный образ» [23, с.184]. То есть, другими словами, необходимо заполнить все информационные пробелы, так или иначе присутствующие вокруг личности нашего кандидата. Избиратели хотят знать о своем избраннике все – не только его политические предпочтения и программы развития экономики на ближайшие пять лет, они хотят видеть своего политика в контексте его повседневной жизни. Занимается ли он спортом? Как проводит выходные и отпуск? Как часто болеет? (поскольку лидер постоянно находится на виду у населения, состояние его здоровья не останется незамеченным избирателями, а, тем более, конкурентами). Поэтому «…главным правилом имиджмейкера должно стать обязательное заполнение … информационной ячейки (в противном случае она будет заполнена массовым сознанием произвольно). Тогда и оппонентам будет труднее внедрить в массовое сознание новую информацию, им придется преодолевать барьер уже существующей установки» [45, с. 362].

Разумеется, формирование образа политика в сознании граждан не основано на четкой и полной информации рационального характера. Тем не менее, люди обладают психологически точным инструментом для его прочтения, что позволяет им как избирателям делать если не полностью рациональный, то во всяком случае эмоционально приемлемый выбор.

Еще Дж. Осгуд использовал три измерения личности:

· Привлекательность (аттрактивность)

· Сила

· Активность

Упомянутые параметры нередко применяются в политической психологии как для оценки реального политика, так и для описания его «идеального образа». Считается, что принятие гражданами решения о том, нравится или не нравится им политик, - это своего рода «примерка» идеального прототипа на того или иного «исполнителя» политической роли. Если живая модель соответствует шаблону, то политик получает поддержку граждан.

«Имидж должен спроецировать ту задачу, которая поставлена на данный момент. Сформулировав четко задачу, можно увидеть те сообщения, которые должны быть выстроены для того, чтобы добиться нужного имиджа. Но при этом следует помнить – задача ставится исходя из требований аудитории, таким образом, построение имиджа идет по следующему пути:

а) определение требований аудитории (сегментов аудитории),

б) формулировка характеристик, в сумме составляющих имидж,

в) перевод выбранных характеристик в разные контексты (визуальный, вербальный, событийный, контекстный, семейный и др.) [45, с. 567].

Удачное позиционирование кандидата в своей отрасли может также точно указать лейтмотив построения его имиджа. Так, А.Н. Чумиков пишет: «В конце 80-х годов я встретился с руководителем успешно проведенной предвыборной кампании одного из американских сенаторов. – В чем секрет вашего успеха? – Все очень просто: на старте кампании мы спрашиваем у своего кандидата: кем вы хотите быть? Скажем, в молодости он играл на саксофоне, затем закончил медицинский колледж, потом попробовал себя на дипломатическом поприще и, наконец, перешел в разряд партийных активистов. – И что? – Он выбирает и говорит: хочу быть врачом. И мы начинаем раскручивать кампанию, в которой на первое место выдвигается скрытый дар талантливого медика. Кампания строится на «медицинском стержне». Наш кандидат сыплет медицинскими терминами, знает все проблемы вашего здоровья и способен их решить. Вы только проголосуйте!» [58, с. 70-71].

Этот пример иллюстрирует процессность работы с фирменным стилем или имиджем. «…Начинать подбор одежды, тренироваться в написании речей и в выступлении перед живой аудиторией или телекамерой. И ваш выбор дорогого галстука или дешевого швейного платка, фешенебельного фрака или простого пуловера, ваша изысканная речь или житейский разговор с прибаутками – все это приобретет характер осмысленного, логически обоснованного действия» [58, с.71].

Российские исследователи выделяют три основных аспекта имиджа политиков: портретный, профессиональный и социальный. Как пишет Г.Г. Почепцов, [45, с. 568-569], «По мере убывания значимости эти характеристики занимают следующие места:

портретный аспект:

· Честность

· Порядочность

· Образованность

· Доброта, человечность

· Обязательность

· Решительность

· Ум

· Бескорыстие

· Энергичность

· Жесткость

· Молодость

· Напористость

· Способность вести людей за собой

· Принципиальность

· Открытость.

профессиональный аспект:

· Компетентность

· Деловитость

· Работоспособность.

социальный аспект:

· Забота о людях

· Близость проблемам народа [45, с. 568-569].

Подобные исследования по отбору важнейших характеристик политического имиджа являются первоочередной при формировании образа политического деятеля. Но большинство известных нам исследований ограничиваются анализом вербализованных и рациональных составляющих образа политического лидера, полученных в различного рода опросах.

Несомненно, подобного рода исследования дают ценный материал об ожиданиях граждан в отношении личности политического деятеля и его позиции, но при этом за рамками рассмотрения остается значительный пласт информации, что делает портрет политика как бы одномерным. Несовпадение данных на выборах последних лет в очередной раз подтвердило, что существует расхождение между установками на политиков и действительным электоральным выбором. Во многом же расхождение объясняется тем, что социологические опросы, как правило, фиксируют лишь рациональный, поверхностный слой установок.

Это показывает нам, что понимать структуру образа политика нужно с учетом его реальной сложности. Она должна, по нашему мнению, включать в себя три аспекта:

· Следует прослеживать важнейшие тенденции в рациональном восприятии политиков.

До начала содержательного анализа тех качеств политика, которые нравятся или не нравятся гражданам, важно выяснить степень узнаваемости образов конкретных деятелей. Динамика изменения данного параметра является важным показателем успеха политика. Мы предполагаем, что общее впечатление от политика определяют именно его личностная привлекательность, теплота, человечность. Среди специалистов очень распространено мнение о том, что харизматичность и способность сочувствовать являются важнейшими составляющими электорального успеха.

· Необходимо анализировать эмоциональные составляющие образов, имеющие более непосредственный характер и свидетельствующие о неосознаваемых респондентами тенденциях. Прежде всего, в этом контексте нужно проводить учет архетипических представлений избирателей относительно их политических предпочтений.

· Два ряда компонентов, рациональное и эмоциональное восприятия, следует сравнивать между собой.

Обобщая все вышесказанное, можно выделить некоторые, наиболее важные показатели политической привлекательности:

1. психологические характеристики

2. внешность

3. речевые характеристики

4. деловые качества

5. ум

6. убеждения

7. морально-этические качества

8. возраст.

В контексте этого мифогенетизма важно место значимого «биографического» факта. В имиджелогии нет ничего важнее факта, органичного имиджу. Имидж – не маска, которую надевает политик, не роль, которую играет партия. Он основывается на тех качествах, которые реально есть. Предъявлять в имидже качества, которых нет, не просто бессмысленно, но и опасно» [23, с.181]. Хотя личность субъекта имиджевой рекламы и отдалена от непосредственного взаимодействия с электоратом, в любом случае не стоит недооценивать «химическую реакцию» между избирателями и политиком (Р. Прайс), благодаря которой взаимодействие все же происходит, например, посредством телевидения, радио и т.д. «…Как показали исследования, общественное мнение формируется, главным образом, под воздействием информации из центральной, местной или отраслевой печати» [38, с.57].

Если мы говорим, что из-за недостатка времени приходится утрировать образ кандидата, то необходимо выделять и усиливать его положительные качества и затушевывать негативные, неприятные избирателю. В этой связи необходимо учитывать, что если сложится впечатление о неискренности, фальшивости кандидата – это принесет его карьере исключительно вред.

Методологически непосредственно имидж политического деятеля, исходя из задач политико-психологического анализа, формируется согласно следующим характеристикам:

1. Внешность (одежда, манера поведения) и телесные характеристики (здоровье/болезнь, конституция, полнота/худоба, вредные привычки, маскулинность/фемининность, возраст, темперамент, физическая привлекательность.

2. Психологические (характер, отдельные черты, речевые обороты) и морально-этические особенности.

3. Политические, профессиональные и деловые качества (опыт, политические взгляды, лидерские способности, навыки политической деятельности, компетентность).

Эту градацию мы использовали в исследовании, выполненном в данной работе.

Но основании вышесказанного можно сделать следующие выводы:

· Сейчас, во время популярности идей русских философов всеединства и ученых космистов, популярность у общественности приобретает мотив поддержания гуманистических ценностей общества;

· в Росси на протяжении всей ее истории господствовал архетип отца-защитника, и в последние годы он приобрел лейтмотив лидера, героя, лучшего среди лучших. Феномен лидерства рассматривается многими научными дисциплинами, включая социологию, психологию, политологию, и имеет популярность среди специалистов по политическому PublicRelations;

· восприятие имиджа политического деятеля избирателями происходит как согласно тому материалу, который общедоступен (например, в СМИ), так и претерпевают анализ в подсознании избирателей через архетипические образы, клише, стереотипы. И уже в таком, обработанном в многослойных структурах сознания и подсознания, виде, имидж возвращается к самому политику в процентном выражении проголосовавших за него избирателей;

· построение имиджа идет по следующему пути:

а) определение требований аудитории (сегментов аудитории),

б) формулировка характеристик, в сумме составляющих имидж,

в) перевод выбранных характеристик в разные контексты;

· методологически имидж политического деятеля, исходя из задач политико-психологического анализа, формируется согласно следующим характеристикам:

а) внешность и телесные характеристики;

б) психологические и морально-этические особенности;

в) политические, профессиональные и деловые качества.

1.3 Использование идеального типа как инструмент формирования имиджа политика

В данном параграфе основной задачей явилось раскрытие понятия идеального типа по М. Веберу и обоснование его использования в качестве инструментария при формировании политического имиджа.

Современные условия жесткой конкуренции в различных областях деятельности, в том числе и в PublicRelations, не позволяют проводить эффективное управление без установления и раскрутки идеальной модели того или иного объекта. Нельзя сказать, что задача определения идеальных моделей возникла только теперь. Согласно теории Макса Вебера, для анализа ситуации необходимо сконструировать идеальный тип как инструмент анализа данной ситуации.

Идеальный тип, вообще говоря, есть «интерес эпохи», выраженный в виде теоретической конструкции. Таким образом, идеальный тип извлекается из эмпирической реальности, а конструируется как теоретическая схема. … Таким образом, веберовский идеальный тип близок к идеальной модели, которой пользуется естествознание. … Мыслительные конструкции, которые носят название идеальных типов, говорит он, «быть может, так же мало встречаются в реальности, как физические реакции, которые вычислены только при допущении абсолютно пустого пространства» [11, с.169].

Типологизируя социальные действия, м. Вебер предполагает, что они могут быть: 1) целерациональными; 2) ценностнорациональными; 3) эмоциональными (или аффективными); 4) традиционными [18, с. 55].

Различие между этими типами социального действия определяется степенью их рациональности. Целерационально действует тот человек, который своим умом доходит до четкого осознания «условий», «средств» и «целей» действия, умея их анализировать и сопоставлять, предвидеть результаты (последствия) своих поступков. Ценностно-рациональный тип действия ориентирован на убеждения, на представления о долге, чести, красоте и достоинстве без должного их критического осмысления. Ценностно-рациональное действие, подчеркивает автор, всегда подчинено «заповедям», «предписаниям» или «требованиям». Аффективное действие находится на грани или за порогом «осмысленности», но при определенных проявлениях разума может переходить в ценностно-рациональны тип, сублимируясь в виде творчества. Традиционное же действие представляет собой пример чисто объективного поведения или действия по привычке [18, с. 55-56].

Психологи… говорят, что большая часть реальности находится в глазах – и умах – воспринимающих ее людей. То, что мы видим в окружающем нас мире, настолько же является продуктом наших личных склонностей, мыслей и чувств, насколько определяется реально существующими объектами и явлениями. Наше восприятие не является пассивным отражением окружающей среды; оно скорее является результатом активного процесса отбора, организации и интерпретации различных элементов информации. Мы действительно формируем и создаем нашу реальность, хотя часто и не осознаем масштаб этого явления [39, с. 106].

Вебер считает, что идеальные типы являются фантазиями общества и служат инструментом понимания и интерпретации общественного мнения. «Образование абстрактных идеальных типов, - пишет Вебер, - рассматривается не как цель, а как средство» [11, с.169]. К тому же «…понятие идеального типа смягчает противоположность индивидуализирующего и генерализирующего способов мышления, поскольку оно, с одной стороны, выделяет в индивидуальном характерное, а с другой – на пути генерализации доходит только до типического, но не до всеобщности закона» [11, с. 172].

Если в прошедшие времена проблема установления идеальной модели ситуации не обнаруживала себя столь явно и непосредственно, то сейчас, в эпоху перехода культуры к стилевому типу, возникла особенная потребность выработки новых методов работы с общественным мнением. «Современный же человек затемнен уже до такой степени, что кроме света разума ничего более не озаряет его мира. Вот, наверное, почему с нашей хваленой культурой происходят такие удивительные вещи, уже куда более похожие на всемировой закат, чем на обычные вечерние сумерки» [63, с. 70].

Очищение и воскрешение (трансформацию) культуры предсказал известный социолог Питирим Сорокин: «Мы живем, мыслим, действуем в конце сияющего чувственного дня. …В сгущающейся тьме нам все труднее различать это величие и искать надежные ориентиры в наступающих сумерках. Ночь этой переходной эпохи начинает опускаться на нас... За ее пределами, однако, различим рассвет новой великой идеациональной культуры, приветствующей новое поколение – людей будущего» [51, с. 23].

Для «воскрешения» культуры необходимы новые способы воздействия на общественное мнение, в том числе, с помощью науки, которая, в свою очередь, может сыграть немаловажную роль при формировании имиджа власти. Если сейчас стало популярным получать престижное высшее образование, то и политика может, занимая определенную позицию по данной теме, предстать в новом обличие перед общественностью. И, таким образом, возможно сформировать положительный политический образ у населения.

«Наука может лишь довести до … сознания, что всякое действие и, конечно, в определенных обстоятельствах также и бездействие сводятся в итоге к решению занять определенную ценностную позицию, а тем самым (что в наши дни особенно охотно не замечают), как правило, противостоять другим ценностям. Сделать выбор — личное дело каждого [65].

Люди осознанно или неосознанно имеют представления об идеальных моделях событий, явлений, процессов, соответствия характеризующих совокупных качеств человека, занимающего то или иное положение в обществе. В первую очередь это касается тех, кто постоянно находится под прицелом общественного мнения, в том числе, профессиональных политиков. Так называемый «здравый смысл», или «сердце», или «интуиция» - подсказывают избирателям, кто может подходить под модель «идеального политика», а кто – нет. В связи с этим специалистам по работе с общественностью необходимо помнить, что наряду с сознанием, подсознание людей непрерывно работает, проводит анализ тех или иных моделей, и именно оно может в определенный момент «назвать» имя подходящего кандидата, которого избиратели отметят галочкой в бюллетени.

К примеру, в 2002 году «Восточно-Сибирские Вести» опубликовали статью, в которой рассказывалось, что по инициативе одной политической партии в компьютер были внесены внешние данные всех глав российских регионов. На основании этих данных было установлено, что средний российский политический деятель – это «59-летний мужчина среднего роста, с частично утраченной шевелюрой, десятью килограммами лишнего веса, с носом – картошкой и хмурым выражением лица, со слегка пустоватыми глазами…» [10].

Если рассмотреть данную сложившуюся ситуацию подробно, встает вопрос – по какой причине портрет политика выглядит таким образом, и как это связано с теми идеализированными представлениями о внешнем виде политического деятеля, которые существуют у избирателей. Проблема формирования общественного мнения является весьма важной в ситуациях избирательных кампаний. Авраам Линкольн сказал: «Ничто не может иметь успех, если общественное мнение против, и ничто не может провалиться, если общественное мнение за» [38, с. 14].

В практике мирового PublicRelations существует весьма мощный механизм формирования у избирателей представления о том, что можно назвать «идеальный образ политика». Практически операции по продвижению политика состоят из трех операций:

1. Отбор тех характеристик, которые аудитория считает важными для кандидата на данный пост

2. Внедрение этих характеристик в образ кандидата

3. «Продажа» этого образа избирателям [44].

Причем профессионалы пользуются терминами «продажа», «упаковка» как раз из-за близости данного процесса к продаже рекламируемого товара. Конкретный пример: если для избирателей важно чувствовать себя защищенными от страхов – безработицы, повышения цен и т.д., - кандидат должен стать защитником от этих страхов, он должен построить свою кампанию так, чтобы показать, что именно он защитит своих избирателей лучше других. Отсюда следует, что важным вопросом становится очень тщательное изучение своей аудитории, детальное изучение так называемых целевых групп воздействия (ЦГВ). Таким образом, изучение аудитории должно, вне всякого сомнения, стоять на первом месте. При этом наш, российский, опыт в ряде случаев может серьезно конкурировать с западным, поскольку мы обладаем не только своей ментальностью, но и имеем свои стереотипы, в том числе и в области восприятия политической информации. К примеру, довольно часто наш избиратель сориентирован на голосование «против», а не на голосование «за». Он выбирает не «лучшего из лучших», а меньшее зло из имеющихся. Наверное, поэтому в русском языке так популярна поговорка «Из двух зол выбирают наименьшее» [44].

Итак, имидж должен спроецировать ту задачу, которая поставлена на данный момент. Сформулировав четко эту задачу, можно увидеть то сообщение, которое должно быть встроено для того, чтобы добиться нужного имиджа. Но при этом следует помнить - задача строится исходя из требований аудитории. Таким образом, построение имиджа идет по следующему пути:

А) определение требований аудитории (сегментов аудитории)

Б) формулировка характеристик, в сумме составляющих имидж

В) перевод выбранных характеристик в разные контексты (визуальный, вербальный, событийный, контекстный, семейный и др.)

Окружающие, даже близкие друзья, всегда в какой-то мере загадочны и непостижимы. В их характерах есть скрытые укромные уголки, которые вам никогда не показывают. Непознаваемость других может вызвать раздражение, ведь, если вдуматься, она лишает нас возможности объективно оценивать людей. Но мы предпочитаем, игнорируя этот факт, судить о людях по внешним признакам, по тому, что легче всего открывается нашему взгляду: одежда, жесты, слова, поступки. В социальной сфере внешний облик является барометром для всех наших оценок и суждений, и, значит, надо тщательно следить за тем, чтобы о вас не судили неверно. Один ложный шаг, одно подозрительное или непредвиденное изменение вашего облика могут быть гибельны [15, с.101].

Человеческие существа – животные социальные. В сложном технологическом обществе все качества нашей жизни (даже выживаемость) зависят от бесконечной цепи успешных взаимодействий с другими людьми [4, с. 14].

Считается, что люди судят о нас по внешнему впечатлению, которое мы производим в течение первых пяти секунд знакомства и по первым пяти секундам разговора. Именно такие качества личности, как внешность, голос и умение вести диалог могут сыграть решающую роль и в вашей карьере, и во всей жизни [5, c. 10].

Причем необходимо следить не только за тем, что говорит наш клиент-политик. Очень важной частью образа политика является невербальный компонент его имиджа. Так, Алан Пиз в своей книге «Язык телодвижений» пишет: «К концу XX столетия появился новый тип ученого-социолога специалиста в области невербалики. Как орнитолог наслаждается наблюдением за поведением птиц, так и невербалик наслаждается наблюдением за невербальными знаками и сигналами при общении людей. … Он изучает поведение людей, стремясь больше узнать о поступках своих товарищей для того, чтобы тем самым больше узнать о себе и о том, как улучшить свои взаимоотношения с другими людьми…» [42, с. 9].

Сигналы непрерывно передаются самыми разными способами, и большая их часть – с помощью языка жестов, который включает в себя выражение лица, жесты, позы и т.п. Но для того чтобы глубже проникнуть во внутренний мир человека, мы обращаемся и к другим визуальным знакам, таким как прическа, макияж, одежда и прочие аксессуары. Именно тогда, когда выявляется несоответствие между словами и другими средствами общения, и сеются семена сомнений [9, с. 8].

По мнению П. Томсона, основной проблемой неудачной коммуникации является «несоответствие жестов и поз оратора произносимым словам. Говорящий утверждает одно, а его тело «кричит» о чем-то совершенно другом, выражение лица не согласуется со словами, движения по большей части кажутся неуместными. Возникает впечатление, что человек либо слишком скован, либо откровенно лжет» [54, с. 16].

На наш взгляд, специалист по политическому PublicRelations должен научить своего клиента некотором методикам невербальной коммуникации, в том числе для того, чтобы сказанные им слова откладывались на подсознании людей. Например, при общении со своими избирателями можно воспользоваться некоторыми методами цыган – людей, которые без труда находят ключ практическому к любому сердцу.

Цыгане знают, что по магическому закону симпатии и подобия ты должен быть во все похож на человека, вступившего с тобой в контакт, да и вообще, чисто психологически «лоху» нравится встретить «понимающую и сочувствующую, родственную себе во многом душу», так как общеизвестно, что людям нравится видеть в других что-то знакомое и похожее на себя, тогда с таким человеком они легче и охотнее вступают в контакт и, как правило, легче и быстрее со многим соглашаются, ведут себя компромиссно и раскованно [22, с. 312].

Более того, люди хотят видеть в своем политическом избраннике продолжение себя самих. Причем, свои лучшие стороны. Как пишет Ошо Раджниш, «Ты уважаешь человека, в котором видишь удовлетворение своих желаний; что-то не случилось с тобой, но случилось с ним. Ты чтишь человека, в котором увидел отражение своей истинной природы, не амбиции, но свою истинную природу; человека, который становится для тебя зеркалом и показывает то, кто ты уже есть, знакомит тебя с твоей истинной природой. Амбиции можно удовлетворить в будущем. Ты уважаешь человека, в котором видишь свое будущее, свершенное сейчас» [37, с. 122].

К тому же, для того, чтобы со стороны электората политику было оказано доверие, необходимо строить его имидж на реальных личностных качествах, а не на придуманных, т.к. несуществующие качества, приписываемые кандидату, будут легко обнаружены избирателями и вызовут к нему недоверие, что повлечет за собой гибель его политической карьеры.

Для примера образцового построения имиджа зарубежными специалистами по политическому PublicRelations обратимся к книге Почепцова «Имиджелогия», в которой он пишет: «ПР-мэны Гельмунта Коля (это был один из руководителей австрийского телевидения – Бахер) полностью сформировали внешность канцлера. Они обнаружили, что наилучшей, с точки зрения аудитории, является та его прическа, когда он просто причесывается пятерней. Они подобрали ему оправу очков, тип пиджаков, которые бы лучше соответствовали внушительной фигуре канцлера, избавили его от диалектизмов. В результате, по опросам общественного мнения, подержанный автомобиль (а это у немцев – знак высшего доверия) у Коля готовы были купить 57% опрошенных, в то время как у его оппонента Рудольфа Шарпинга – лишь 43%. В целях укрепления такого «свойского» имиджа в 1995 году Гельмунт Коль выпустил книгу «Кулинарное путешествие по германским землям», где собраны три сотни рецептов германской кухни. Доходы от книги были переданы в фонд, субсидирующий медицинские исследования» [45, с. 215].

Основной советчик бывшего президента США Билла Клинтона – его жена. Именно Хиллари Клинтон изъяла из его гардероба мокасины и заставила его носить спортивные штаны вместо шортов. Утренние пробежки Клинтона настолько важны для его имиджа, что во время его пребывания в Киеве он вышел «на дистанцию» на час позже, как оказалось, для того, чтобы легче работалось телерепортерам, когда рассеялся утренний туман. Службами Белого дома специально обрабатываются письма его избирателей, чтобы речи президента были максимально насыщены словами и выражениями из них.

Многомерный образ Клинтона создается, в том числе, благодаря его занятиям спортом. Он не только бегает, но и играет в гольф. При этом на поле с ним могут оказаться такие знаменитости, как Джек Николсон и Кевин Костнер [45, с. 183-184].

Специалисту по политическому PublicRelations необходимо помнить, что тот или иной сегмент аудитории выдвигает разные требования к имиджу, поэтому должен сохраняться основной каркас, к которому плюсуются дополнительные характеристики. Как пишут в своей популярной книге «Искусство управления» известный специалист в области управления С. Паркинсон и крупнейший бизнесмен М. Рустомджи – « Человек должен расти и совершенствоваться. Оставаться «неподвижным» означает умереть. То, что было современным вчера, устаревает завтра». [40, с. 44]. К тому же имидж носит четкую привязку к данному времени, отражая даже нюансы изменений общественного мнения.

Важное замечание: имидж строится на контрасте с имиджем того, кого хочешь победить. По мнению К. Рудестама, «Полярность – это единичный оценочный конструкт или континуум. Полюсами такого континуума могут быть, например, «плохое» и «хорошее» [49, с. 115]. Причем существуют конкретные приемы по опережению конкурентов, например:

1. Исключение конкурентов;

2. Опережение Конкурентов;

3. Осложнение действий Конкурентов [8, с. 167].

Это можно сделать, только основательно изучив плюсы и минусы своего противника. Однако воспользоваться таким анализом можно, если политик в состоянии перевоплотиться, подыграть, помочь создателям своего имиджа, чтобы все выглядело как можно более естественно. Так что артистический дар политика весьма важен для создания удачного имиджа. Так, у Г.Г. Почепцова мы читаем: « Однажды потряс меня Ельцин. По-моему, это был парад в честь 50-тилетия Победы. Он стоял перед Мавзолеем – высокий, статный, седой – истинный русский богатырь, чуть ли не царь. Во всяком случае - хозяин огромной страны. Он умеет искусно актерствовать. Правдиво играть» [44, с. 198].

Вообще проблема лидера всегда занимала центральное место в анализе российской политики. Никто из специалистов не ставит под сомнение, что во все времена, от Ивана Грозного до Ельцина, отечественный политический процесс во многом определялся личностными его составляющими. Перипетии российской истории не могут быть поняты без учета того, кто правил страной, каким бы ни был титул правителя: царь, генсек или президент. Описывая дореволюционную эпоху, исследователи традиционно акцентируют сакральный характер царской власти, имевшей не только правовую, но и религиозно-мистическую легитимацию. Это российское мировоззрение уходит своими корнями еще во времена Иисуса Христа. Так, в Эпистолярии Апостола Павла мы читаем: «всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; Существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение» [3].

Вообще идея власти во многие времена сводится к тому, что она дается богом, и потому является неприкосновенной. И простым людям, т.е. избирателям, остается только смириться. Так, у К. Каутского мы читаем: «Со времени Августа каждый император после смерти обязательно причислялся к сонму богов. В восточных частях империи он получал при апофеозе греческое имя Сотер, т.е. Спаситель» [24, с. 130]. Возможно, этим объясняется такая популярность «сильных», «железных», «великих вождей» - политиков, которые воплощают в своем образе олицетворение богов, или наместников божих на земле. И эта «богоизбранность» политиков, удачно вмонтированная в его имидж, показывает избирателям, что он – кандидат «свыше», и ничего здесь не изменишь – нужно только голосовать за него, поддерживая таким образом Бога, небо, Судьбу, карму, закон и т.д.

Несмотря на успехи науки, большинство людей в своей повседневной жизни руководствуются традиционными взглядами. Человек почти не изменился. Прежние религиозные взгляды, преклонение перед магией дополнились верой современного общества в науку. … В течение веков теряя или разрушая символы, заключавшие в себе высокий смысл и ставшие догматами религии, западный человек склонялся к мистицизму [17, c. 800].

Символические значения «удерживают» ситуацию благодаря структурированию, типизации, кодированию, что позволяет человеку не только адекватно, «нормально» реагировать на ситуацию, но и ощущать свое присутствие, свое место в мире [31, с. 43].

Предвыборная кампания сродни гипнотическому сеансу, где в роли гипнотизеров, волшебников, магов выступают политики. А избиратели мечтают, грезят. Как пишет известнейший мастер гипноза У. Хьюитт – «Грезы – это совершенно нормальный, здоровый и естественный феномен, которому все мы подвержены время от времени. Иногда мечта становится такой сильной и целенаправленной, что человек достигает цели» [57, с. 5].

Типизации связаны с идеализациями и известным «огрублением» жизненных ситуаций. Она включает в себя наборы клише, шаблонов, навыков, рецептов [53, с. 44]. Поэтому мы и берем за основу построения политического имиджа теорию идеальных типов макса Вебера. Конструирование идеальной модели имиджа или политической ситуации представляется нам инструментом анализа социальной реальности, в которой мы, специалисты по PublicRelations, работаем с построением имиджа нашего клиента.

На основании вышесказанного, можно сделать следующие выводы:

1. Идеальный тип есть «интерес эпохи», выраженный в виде теоретической конструкции. Таким образом, идеальный тип извлекается из эмпирической реальности, а конструируется как теоретическая схема.

2. Типизации связаны с идеализациями и известным «огрублением» жизненных ситуаций. Они включают в себя наборы клише, шаблонов, навыков, рецептов

3. Идеальные типы служат инструментом понимания и интерпретации общественного мнения.

4. Имидж должен проецировать ту задачу, которая удовлетворяет социальным ожиданиям общества на данный момент.

5. Невербальный компонент является важной частью образа политика. Поэтому специалист по политическому PublicRelations должен научить своего клиента некотором методикам невербальной коммуникации, в том числе для того, чтобы сказанные им слова откладывались на подсознании людей.

6. Для того, чтобы со стороны электората политику было оказано доверие, необходимо строить его имидж на реальных личностных качествах, а не на придуманных, т.к. несуществующие качества, приписываемые кандидату, будут легко обнаружены избирателями и вызовут к нему недоверие, что повлечет за собой гибель его политической карьеры.


Глава 2. Особенности работы специалиста по политическому PublicRelations в многонациональном регионе

2.1 Национальные архетипы и их значимость при формировании имиджа

В задачу данного параграфа входит раскрытие значений архетипов для политического PublicRelations, а также анализ основных архетипических предпочтений электората.

Социодинамика культуры, ритмика которой определяется чередованием «левополушарного» и «правополушарного» типов массового сознания, феноменологически проявляется в разного рода идеологических системах. Последние на трансфизическом уровне выражаются в существовании определенных эгрегоров, которые, сформировавшись за счет мыслей и чувств своих приверженцев, играют затем самостоятельную роль [32, с. 119].

С позиций социологии важная особенность инструментальных информационных систем состоит в том, что они возникли на границах между народами и государствами. Иными словами, это были идеологии маргиналов. Если экспрессивные информационные системы передаются в семье детям с раннего возраста, то инструментарные – в основном через «посвященных» учителей. На место сигнальной наследственности, роднящей человека с животными, происходит обучение, немыслимое без записанного текста [33, с. 320].

Эти закономерности взаимодействия инструментарных и экспрессивных элементов проявляются и на социальном уровне. Например, социальным порокам – алкоголизму, курению, наркомании, азартным играм, преступности – больше подвержены мужчины, но у женщин они носят более губительный характер. Все профессии, виды спорта, хобби сначала осваивали мужчины, потом женщины. Об этом свидетельствует соотношение полов среди композиторов и исполнителей, режиссеров и актеров, среди вязальщиков в прошлые века и сейчас [30, с. 44].

Таким образом, в эволюционирующей социальной системе различия между признаками, присущими экспрессивным и инструментальным элементам, показывают направление социальных изменений. Так, различия в ценностных ориентациях и образе жизни мужчин и женщин являются важным индикатором направления эволюции данного социума [30, с. 44-45].

«Важную роль в социальной психике играют архетипы, которые К.Г. Юнг определяет как Анима и Анимус – женское начало в мужчине и мужское в женщине, - пишет профессор В.Г. Немировский. – Сформировавшееся представление об идеальном представителе другого пола накладывает глубокий отпечаток на всю дальнейшую судьбу человека» [28, с. 162].

У каждого человека неповторимая картина мира. Мы только делаем вид, что понимаем друг друга – в процессе общения каждый описывает часть своей картины мира, которая может разительно отличаться от картины собеседника.

Картины мира европейца и бушмена разительно отличаются. Это прекрасно обыграно в фильме «Наверное, боги сошли с ума». Грузовая машина воспринимается бушменом как диковинное крупное животное, которое быстро бегает. Наверняка туземец видит у машины лапы, голову, уши, хвост… [16, с. 24-25].

Если рассмотреть в архетипическом контексте мужские и женские образы, то можно рассмотреть выборный процесс, в частности избирательные кампании основных кандидатов, как процесс соревнования их архетипических образов.

Рассмотрим женские политические образы согласно олицетворяющим их архетипам, проявляющийся, на наш взгляд, в подсознательных ожиданиях избирателей. В 2003 году в Енисейском избирательном округе в качестве основных кандидатов, претендующих на место депутата Государственной Думы, предстали две женщины – Кармазина Р.В. и Сысоева Н.А. Таким образом, можно предположить, что в сознании избирателей в этот период активизировались архетипы и социальные стереотипы относительно этих кандидатов.

Что касается Кармазиной Р.В., то в ее политическую карьеру можно проследить следующим образом: первоначально она имеет статус депутата Законодательного Собрания Красноярского края, затем получает промежуточный статус кандидата в депутаты Государственной Думы, в результате победы на выборах обретает статус депутата Государственной Думы РФ четвертого созыва. Таким образом, ода должность гармонично сменяют другую.

Что касается кандидата в депутаты Сысоевой Н.А., у нее есть официальный статус и должность генерального директора Сибирского производственно-инвестиционного Центра «Капитал», плюс есть претензии на депутатскую должность, в результате чего происходит смысловое «нанизывание» одного статуса на другой. И если в ходе избирательной кампании Кармазиной Р.В. была продекларирована идея смены статуса при условии победы на выборах, то в избирательной кампании Сысоевой Н.А. подобная идея четко не прослеживалась. Подобное упущение можно характеризовать как одну из ошибок кампании кандидата. Поскольку архетипический процесс инициации предполагает явную смену статуса, - инициация, вероятно, была интерпретирована избирателями как несостоявшаяся.

«Поскольку архетипы – это лишь матрицы, которые могут быть наполнены любым содержанием, они амбивалентны, лежат за пределами моральных категорий добра и зла», - пишет профессор Немировский. Важнейшими архетипами он называет «архетип старого мудреца», или «божественного дитя», или «архетип смысла» [26, с. 163].

В избирательных кампаниях обоих кандидатов был эффективно использован образ «профессионала». В кампании Кармазиной он просматривался как раз благодаря актуализации архетипа «мудреца», а за неделю до выборов был дополнен архетипом «матери», что позволило многосторонне представить кандидата избирателям и усилить эмоциональное воздействие. Последний архетип ассоциируется с богатым жизненным опытом, мудростью, любовью, теплом, опекой, решением всех забот, защитой. Образ «профессионала» имеет оттенок некоторой мужественности постольку, поскольку «женщине не место в политике», как подтверждают в том числе и проведенные в нашей дипломной работе исследования.

Социальные стереотипы требуют от женщины определенного поведения, связанного с «ведением домашнего хозяйства». Женщина-руководитель должна быть очень успешной, чтобы доказать свою состоятельность. «Социальные стереотипы и модель ожидаемого поведения, - как пишет Мостовая И.В., - требует от женщины, ищущей общественной самореализации, либо «маскулинизации» - гипертрофированного омужествления, требующего еще и быть «на голову выше» профессионально, поскольку пол как бы несет на себе печать недостатков, либо самообъективирования – сексуальной утилизации» [27, с. 178.].

Вообще «мужская» культура ориентирована на то, что деньги нужно зарабатывать мужчине, а женщине – воспитывать детей. К тому же мужчина должен доминировать в любой ситуации, жить ради работы, стремиться быть лучшим и рационально принимать решения. «Женская» культура ориентирована на то, что различия между полами не влияют на занятие властных позиций, приветствуется солидарность, решения принимаются с опорой на интуицию [55, с. 43].

В отличие от кампании Кармазиной Р.В. в кампании Сысоевой Н.А. не акцентируется внимание на принадлежности к семейной жизни, к материнству. Подчеркиваются, прежде всего, лидерские качества сильной самодостаточной личности, подчеркнутые архетипом «профессионала». Возможно, эти предпосылки и отразились на результатах выборов в 2003 году.

Какие бы сложные и высокие задачи ни стояли перед человеком или группой, все они упираются в характер человеческих отношений, в умение и способности людей жить вместе, разделять какие-то общие ценности, нормы поведения, находить компромиссы при решении конфликтных ситуаций, которыми изобилует наш мир. Чем сложнее проблемы, стоящие перед нами, тем большую роль в их решении играет личность и ее знание о человеке [26, с. 5].

Каждому из нас, и специалисту особенно, важно не только хорошо знать свое дело, но и разбираться в жизненных интересах и социальных отношениях людей, на основе которых строится семья, студенческая группа, общество, мировое сообщество [26, с. 5].

Люди живут в социуме, обязывающем их придерживаться определенно установленных норм, ценностей, правил. Все это можно объединить понятием «культура», которая «может рассматриваться как общая, универсальная для общества (этноса, нации) система ценностных ориентаций, стереотипов сознания и поведения, форм общения и организации совместной деятельности людней, которые передаются от поколения к поколению» [36, с. 580].

Как пишет К. Юнг: «Убеждения и моральные ценности не имели бы никакого смысла, если бы в них не верили и не наделяли их исключительной значимостью. И, однако, это чисто человеческие и обусловленные эпохой объяснения и утверждения, о которых мы совершенно твердо знаем, что они могут подвергнуться многочисленным модификациям, как это уже случалось в прошлом и снова может произойти в будущем. … Поскольку существенные черты человеческой природы практически всегда остаются одними и теми же, некоторые моральные ценности пользуются вечной значимостью» [64, с. 159].

Выборы являются, с одной стороны, политическим институтом, с другой – коммуникативной ситуацией, ограниченной во времени и пространстве, и коммуникативным действием (акт голосования). Выборы – кульминация процесса политической коммуникации.

Избирательная кампания как разновидность коммуникационной кампании направлена на получение конкретных результатов или эффекта в относительно большой группе людей в пределах четко обозначенного периода времени посредством организационного комплекса коммуникационных действий [36, с. 522].

Для получения необходимо политику и специалисту по PublicRelations эффекта от коммуникационного процесса с избирателями, необходимо не только говорить правильно. Кандидат должен задействовать в своих речах те стороны, которые важны для электората. Именно для этого необходимо перед выступлением изучить нужды своих избирателей, просьбы, проблемы.

Во многих регионах РФ, таких как красноярский край, живет много людей различных национальностей. Это многонациональность придает вопросу формирования политического имиджа, приемлемого многонациональным электоратом, дополнительные сложности.

Проблемы национальных, миграционных и религиозных отношений в Красноярском крае весьма актуальны на современном этапе. В регионе насчитывается свыше 120 национальностей, проживающих во всех городах и районах Красноярья. Национальный аспект пронизывает различные стороны жизнедеятельности края: его экономику и социальную сферу, культуру и образование, общественную и духовную жизнь, международные отношения и информационное поле. Положение дополняется непростой демографической ситуацией и слабоуправляемыми миграционными процессами, которые тоже зачастую приобретают национальный оттенок. Все эти моменты и определяют в целом этническую, миграционную и конфессиональную специфику Красноярья, которую необходимо изучать и учитывать при проведении государственной политики на всех уровнях – от федерального центра до органов местного самоуправления [48, с. 3].

Из-за большого объема национальностей необходимо учитывать, что одной из основных проблем этнической психологии является проблема противопоставления. Это может быть выражено в схеме:

· Мы – они (свои – чужие)

· Я – другой – неизвестный – может быть враждебный

Несмотря на то, что люди, не зависимо от их национальной принадлежности, индивидуальны по своей психологии, их всегда что-то объединяет. Сейчас мы говорим прежде всего о так называемом «национальном характере», который во многом определяет социологические, психологические и коммуникативные особенности данной группы. Национальные черты иногда настолько доминируют в представителях других национальностей, что политикам, ориентирующимся только на русский электорат, не избежать поражения. Для того, чтобы сформировать имидж, приемлемый многонациональным электоратом, необходимо вычленить основные характеристики, необходимые для успешности политического деятеля.

Для того, чтобы понять, что это за характеристики, позволяющие представить обобщенный, приемлемый для интернационального электората образ идеального политика, в данной дипломной работе мы разработали и предложили анкету для выяснения и сравнительного анализа основных черт, необходимых идеальному политику с точки зрения основных групп народностей, проживающих на территории Красноярского края.

При таком разно-национальном составе населения необходимо учитывать специфику восприятия одних и тех же черт, событий, явлений, людьми различных национальностей, тем более в такой важной отрасли работы специалиста по связям с общественностью как планирование предвыборных кампаний. Мы считаем, что есть определенные ценности, которых придерживаются все, не зависимо от их национальной принадлежности, но есть и различия в восприятиях.

Народности проживающих на территории Красноярского края делятся на следующие группы: россияне, народы Северного Кавказа, Закавказья, народы средней Азии и Казахстана. Проживают в нашем крае и граждане Дальнего Зарубежья. На протяжении трех лет мы изучали по разработанным нами анкетам характеристики, необходимые с точки зрения наших респондентов, политическому деятелю.

Для этого мы в 2003 году установили контакты с председателями некоторых диаспор, представляющих группу ниже перечисленных наций, проживающих на территории Красноярского края. В качестве представителя русского населения мы выбрали Бердникова Александра Семеновича, председателя Красноярской региональной общественной организации «Русское общество «Русло». Из группы «Средняя Азия и Казахстан», представленной в нашем крае следующими народностями: таджики, узбеки, киргизы, туркмены и казахи, нами был опрошен Алимов Хайдар-Али Курбонович, председатель Красноярского таджикского национально-культурного центра «Пайванд". Из группы народов Закавказья, состоящей из азербайджанцев, грузин и армян, мы изучили мнение Махмудова Талеха Садиевича, председателя Красноярской местной азербайджанской национально-культурной автономии. Из группы народностей Северного Кавказа мы выбрали не одного, а двух председателей, т.к. эта группа наиболее обширная и включает в себя народы Дагестана, Чечни, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Ингушетии. Мы провели анкетирование Сосиева Исмаила Абутахировича, председателя Красноярской региональной чеченской общественной организации «Вайнах», и Гейларова Шамиля Шамилевича, председателя национально-культурной общественной организации «Страна гор – Дагестан». И, наконец, из группы Дальнего Зарубежья мы опросили представителя евреев, самой многочисленной из всех наций данной группы на территории Красноярского края, – Рашковского Нахмана Сухаровича, председателя краевой еврейской национально-культурной автономии «Гаскала» до 2004 года, а ныне – председателя Религиозной еврейской организации «Менора».

Опросив председателей по разработанной нами анкете, мы считали их ответы обобщенным мнением не отдельного человека, а целой нации, которую он представляет. Об этом мы информировали председателей в самом начале интервью.

В 2004-2005 гг. мы с помощью ведущего специалиста Комитета по делам национальностей, религии и общественных объединений Цокаева Рамзана Дадишевича, председателя Еврейской религиозной организации г.Красноярска «Менора» Рашковского Нахмана Сухаровича и директора Института Спортивных Единоборств им. И. Ярыгина при Красноярском государственном педагогическом университете им В.П. Астафьева Завьялова Александра Ивановича провели социологическое исследование по специально разработанной с помощью ведущего специалиста Комитета по делам национальностей, религии и общественных объединений, кандидата исторических наук Рафикова Рашида Гиззатовича, представленной в данной работе анкете по 20 человек из каждой группы национальностей.

Хочется сердечно поблагодарить за помощь в проведении исследования наших вышеназванных друзей - Рашковского Нахмана Сухаровича, Цокаева Рамзана Дадишевича, Рафикова Рашида Гиззатовича, Завьялова Александра Ивановича, доктора Олимпийской сборной России по борьбе, заслуженного врача РФ Белова Александра Николаевича, а также председателей, участвующих в наших исследованиях.

Итак, исходя из задач политико-психологического анализа, мы сгруппировали показатели привлекательности имиджа следующим образом:

1. Внешность (одежда, манера поведения) и телесные характеристики (здоровье/болезнь, конституция, полнота/худоба, вредные привычки, маскулинность/фемининность, возраст, темперамент, физическая привлекательность).

2. Психологические (характер, отдельные черты, речевые обороты) и морально-этические особенности.

3. Политические, профессиональные и деловые качества (опыт, политические взгляды, лидерские способности, навыки политической деятельности, компетентность).

Данный проект включает в себя анкету для исследования представлений электората об идеальном политике. Как уже было сказано выше, темп предвыборных гонок заставляет нас, специалистов по связям с общественностью, концентрировать образ нашего кандидата до предела. И именно в такой, концентрированной форме он доходит до своего избирателя. Но для того, чтобы этот образ, или так называемый имидж, «сделать», а потом «продать», необходимо иметь четкие представления о том, что необходимо избирателю, что он хочет видеть в президенте, депутате и т.д., какими качествами он должен обладать.

Наша анкета состоит их трех блоков. Каждый из первых трех блоков скомпонован согласно выявленным нами группам привлекательности политиков, обозначенными выше. Немаловажно отметить, что в образе политика, каким его видят респонденты, всегда есть «второе дно» – те пласты образа, который не осознаются наблюдателями. При этом одни бессознательные характеристики связаны с индивидуальными особенностями того, кто оценивает политика; другие – с массовыми стереотипами, порожденными СМИ; третьи коренятся в глубинных представлениях, общих для людей данной культуры (в «архетипах бессознательного», как этот феномен назвал Карл Юнг). Для выявления глубинных, архетипических представлений о политическом имидже, в предложенном в дипломной работе исследовании мы использовали один из самых эффективных методов в социологии – проективный метод незаконченных предложений. Таким образом, в данном исследовании мы, в отличие от других исследователей, оцениваем имидж не только исходя из стандартного набора характеристик, входящих в имидж. Мы стараемся углубиться в архетипы бессознательного, в глубинные представления человека о человеке.

Выводами из вышеизложенного являются следующие положения:

1. архетипические образы не только являются важнейшими компонентами анализа электорального поведения, зачастую они являются основополагающими предпосылками для результатов выборов;

2. выборные кампании могут быть рассмотрены в архетипическом контексте как процесс соревнования мужских и женских архетипических образов кандидатов на данный пост;

3. проблемы национальных, миграционных и религиозных отношений в Красноярском крае весьма актуальны на современном этапе. В регионе насчитывается свыше 120 национальностей, а национальный аспект во многом определяет социологические, психологические и коммуникативные особенности каждой группы. Иногда национальные черты настолько доминируют в представителях других национальностей, что политикам, ориентирующимся только на русский электорат, не избежать поражения;

4. для того, чтобы сформировать имидж, приемлемый многонациональным электоратом, необходимо вычленить основные характеристики, необходимые для успешности политического деятеля;

5. исходя из задач политико-психологического анализа, показатели привлекательности имиджа группируются следующим образом:

А) Внешность

Б) Психологические и морально-этические особенности

В) Политические, профессиональные и деловые качества.

Анкета и обработанные результаты представлены в Приложениях.

2.2 Выделение универсальных и отличительных черт имиджа политического деятеля (с использованием данных разработанной анкеты для межнациональной аудитории)

В задачу данного параграфа входит анализ полученных при проведении социологического исследования данных по определению основных характеристик имиджа политика.

Социология помогает разобраться в сложных социальных системах и структурах, понять, как живет и функционирует социальный мир [26, с.5].

Как пишет Л.И. Лубышева в своей работе «Социология физической культуры и спорта» - «…Социальный мир исключительно сложен. Он полон кризисов, конфликтов, противоречий. Кому из нас не нудно взаимопонимание, добрая воля? Легче не допустить конфликта, чем его разрешать. Это будет возможно тогда, когда мы будем способны к научному познанию окружающего мира. Социология как раз и является наукой, позволяющей понять социальный мир, социальное взаимодействие личности [26, с. 5-6].

Социологический анализ отражает решение трех главных вопросов:

1. Как формируются социальные структуры, каковы причины и условия образования различных форм социальной организации?

2. Каким образом эти социальные структуры и образцы поведения приобретают устойчивость и стабильность?

3. Как изменяются и разрушаются социальные структуры, каковы причины социальной дезорганизации?

Ответы на поставленные вопросы выдвигают основные проблемы социологии: насколько возможен социальный порядок, и какими способами его добиться [26, с.6].

В каждом человеческом коллективе есть свой набор типовых программ, которые направлены на то, чтобы усреднить поведение людей. … Каждому этносу, как и каждому отдельному человеку, свойственен полный набор социальных, этнических и психологических характеристик [50, с. 193, 197]. В том числе каждой национальной группе свойственны определенные представления, касающиеся образов, событий, явлений. В том числе это касается политического образа, который будет приемлем для представителей той или иной народности.

Для того, чтобы установить особенности образа политика, приемлемого для межнациональной аудитории, мы провели социологическое исследование электората, представленного всеми основными национальными группами Красноярского края.

БЛОК 1. Критерии внешности политического деятеля.

Считаете ли Вы, что внешность политика имеет какое-либо значение для его (ее) восприятия избирателями? С. Кавказ Д. Зарубежье Закавказье Ср. Азия Русские
Да, большое 65% 35% 35% 75% 40%
Не имеет большого значения 35% 50% 35% 25% 60%
Никакого 0% 15% 30% 0% 0%

Так, рассматривая блок вопросов о критериях идеальной внешности политического деятеля, который был бы приятен большинству электората, первым делом необходимо выяснить, имеет ли внешность политика вообще значение для его восприятия избирателями. Большинство опрошенных нами людей (50%) считают, что внешность политика имеет большое значение для его восприятия избирателями, и только 9% от общего числа респондентов придерживаются противоположной точки зрения. Отсюда можно сделать выводы, что ее необходимо учитывать при построении имиджа.

Чтобы выяснить, на какой эталон равняться при моделировании внешнего вида нашего кандидата, мы задали вопрос: Какие политики, на Ваш взгляд, имеют привлекательную внешность? При этом респонденты должны были назвать фамилии приятных им политиков самостоятельно.

Симпатии распределились следующим образом:

политический деятель многонациональный имидж


Согласно данному исследованию, можно определить типаж, привлекательный для того или иного национального электората. Так, к примеру, у выходцев из Средней Азии и русских фаворитами среди политиков-мужчин являются Жириновский и Путин, тогда как в сердцах представителей Дальнего Зарубежья и Северного Кавказа они не занимают никакого места. Губернатор Красноярского края Александр Хлопонин приятен русским, а также электорату Дальнего Зарубежья и Северного Кавказа, тогда как для людей из Средней Азии и Закавказья его внешность не является привлекательной. Ниже приведенные диаграммы могут быть чрезвычайно полезны для моделирования внешнего вида нашего кандидата. Если выяснить, какие именно черты считаются наиболее привлекательными у того или иного политика, можно продублировать их у нашего кандидата, и на их акцентировке выиграть необходимые нам голоса на выборах.

В то же время интересно, насколько удачна будет кампания по продвижению женщины – политика на ту или иную должность.

Рассмотрим еще один пример. Мы задали своим респондентам вопрос: Кому бы Вы отдали предпочтение на выборах при равной компетентности – женщине или мужчине, и получили следующие результаты:


На должность: С. Кавказ Д. Зарубежье Закавказье Ср. Азия Русские
Президента РФ
М 100% 100% 100% 100% 100%
Ж 0% 0% 0% 0% 0%
Губернатора края
М 100% 100% 100% 100% 100%
Ж 0% 0% 0% 0% 0%
В Гос. думу
М 80% 75% 50% 100% 95%
Ж 20% 25% 50% 0% 5%
В Зак. собрание края
М 60% 70% 65% 90% 95%
Ж 40% 30% 35% 10% 5%
Мэра города
М 100% 100% 85% 100% 100%
Ж 0% 0% 15% 0% 0%
В городской Совет
М 80% 75% 35% 85% 95%
Ж 20% 25% 65% 15% 5%
В районный Совет
М 80% 70% 15% 80% 85%
Ж 20% 30% 85% 20% 15%

Данные по этому вопросу показывают нам, что женщине – кандидату в основном возможно будет занять должность депутата районного или городского Совета, 50% представителей Закавказья, 20% - Северного Кавказа, 25% - Дальнего Зарубежья и 5% русского электората поддержат женщину на выборах в Государственную Думу, от 5% до 40% отдадут предпочтение женщине при выборах в Законодательное собрание края. Ни одного процента не получат женщины при выборах на должности Президента РФ или губернатора.

На основании этих данных можно также сказать, что самыми лояльными по отношению к женскому полу являются выходцы с Закавказья. Далее можно назвать представителей Дальнего Зарубежья и Северного Кавказа соответственно. К русским и людям из Средней Азии вообще бесполезно апеллировать при проведении кампании по продвижению женщины – политика.

Для выяснения, на какой внешний вид необходимо равняться при построении имиджа женщины – политика, мы задали следующий вопрос:

Какие женщины - политики, на Ваш взгляд, имеют привлекательную внешность? С. Кавказ Д. Зарубежье Закавказье Ср. Азия Русские
К.Райс 20% 0% 0% 0% 0%
Хакамада 20% 40% 0% 10% 0%
Панфилова 20% 10% 0% 0% 0%
Матвиенко 0% 0% 0% 0% 20%
Селиванова 0% 0% 0% 5% 0%
Старовойтова 0% 0% 0% 0% 20%

Если мы будем работать над имиджем женщины-кандидата, проведя подобное исследование, мы можем сделать следующие выводы:

1. Женщины – политики вообще не популярны как среди русского населения, так и среди межнационального электората;

2. самая узнаваемая и привлекательная женщина – политик – это Ирина Хакамада, следовательно, желательно моделировать имидж нашего кандидата женского пола согласно сильным сторонам внешности И.Хакамады.

Рассмотрим теперь, какие черты внешности политиков считаются наиболее привлекательными.

На какую часть лица политического деятеля Вы бы в первую очередь обратили внимание? С. Кавказ Д. Зарубежье Закавказье Ср. Азия Русские
На глаза 60% 55% 50% 55% 40%
На лоб 0% 5% 15% 0% 0%
На нос 20% 20% 0% 0% 0%
На губы 0% 15% 15% 40% 20%
На другое 20% 5% 20% 5% 40%

Выявленные данные по этому вопросу доказывают, что те черты лица, которые отражают характер человека, являются наиболее привлекательными. Поэтому необходимо, как мы говорили выше, не просто придумывать некий имидж кандидату, а стремится к наиболее гармоничной его корректировке с учетом личности политика. Глаза, как говорят психологи – зеркало души. Губы также отражают внутренние переживания человека, поэтому обмануть избирателей, придумав новый имидж своему кандидату, не получится. Имидж должен лишь подчеркивать сущность кандидата, раскрывать его внутренний мир, рассказывать о стиле его жизни и моральных устоях. И эти характеристики являются устойчивыми для представителей любой национальности (согласно данным нашего исследования).

Мы выяснили отношение к очкам у представителей разных национальностей. Результаты приведены в таблице:

Как Вы считаете, очки (в том числе солнцезащитные) придают внешности политика: С. Кавказ Д. Зарубежье Закавказье Ср. Азия Русские Итого (от 500%)
Серьезный интеллигентный внешний вид 20% 25% 35% 25% 40% 145%
Говорят об его уме и начитанности 20% 15% 15% 25% 0% 75%
Являются признаком слабого зрения 40% 35% 15% 10% 60% 160%
Просто часто являются частью имиджа, особенно у молодежи 0% 10% 0% 0% 0% 10%
Другой 20% 15% 35% 40% 0% 110%

По данным результатам мы можем сделать следующие выводы:

1. Для большинства респондентов наличие очков у политика является признаком слабого зрения вышеназванного;

2. примерно то же количество респондентов считают, что очки придают политику серьезный интеллигентный вид;

3. очки нельзя назвать деталью имиджа, в том числе солнцезащитные и среди молодежи.

Мы получили по данному вопросу интересную картину: с одной стороны, очки для большинства представителей электората являются признаком слабого зрения, что считается негативной характеристикой (согласно ниже приведенным данным). Особенно ярко это наблюдается у русских и выходцев с Северного Кавказа. Для данных категорий избирателей кандидат в очках может с легкостью поиграть при прочих равных у своего хорошо видящего конкурента. В то же время, у 1/3 электората очки являются показателем серьезного интеллигентного внешнего вида политика, причем национальность избирателя в этом случае значения не имеет. Таким образом, наличие или отсутствие очков не может рассматриваться как отличительная черта при формировании политического имиджа и является неоднозначной.

Если для большинства респондентов очки ассоциируются со слабым зрением, то неизбежно встает вопрос о том, насколько здоров должен быть политический деятель.

Мы задали вопрос: Насколько здоровый человек должен идти в политику и по результатам наших опросов получили следующие данные:

Таким образом, большинство респондентов говорят, что политик должен быть здоров, поэтому для работы по имиджу политического деятеля мы должны делать акцент на те виды деятельности, которые говорили бы избирателям о здоровье кандидата. Это могут быть занятия спортом, активный отдых, а также такие черты как работоспособность, активность и т.п.

Здоровье можно сколько угодно подчеркивать, но не добиться нужного результата из-за того, что наши заявления не будут подтверждены непосредственно внешним видом нашего кандидата. Все в имидже должно быть гармонично, и если мы заявляем, что нам кандидат здоров, то он должен и выглядеть соответствующим образом.

Мы задали вопрос: Какое телосложение должно быть у политика? На этот вопрос мы получили следующие результаты:

При опросе председателей основных национально-культурных автономий на территории Красноярского края, на тот же вопрос мы получили следующие результаты:

Таким образом, оба исследования подтверждают, что политический деятель должен в идеале иметь нормальное телосложение. Эти данные также косвенно подтверждаются вышеприведенными данными, когда респонденты называли фамилии политиков, имеющих привлекательную внешность. Самыми привлекательными политиками назывались те, кто, по нашим наблюдениям, имеет нормальное или стройное телосложение.

Далее мы выяснили идеальный возраст для политика.

Какой возраст идеален для политика? С. Кавказ Д. Зарубежье Закавказье Ср. Азия Русские
20-35 лет 55% 0% 15% 0% 0%
35-45 лет 45% 40% 35% 40% 40%
45-60 лет 0% 60% 35% 40% 40%
60-75 лет 0% 0% 15% 20% 20%

Таким образом, мы можем сделать выводы, что политик будет котироваться на политической арене, если его возраст приходится на 35-60 лет. В то же время оказалось, что для выходцев с Кавказа (особенно с Северного) наиболее приятны молодые политики, а для представителей Дальнего Зарубежья предпочтительнее, напротив, кандидаты от 45 до 60 лет. Таким образом, позиционируя того или иного кандидата на определенную национальную аудиторию, необходимо по возможности делать акцент на немолодой возраст кандидата при работе с электоратом Дальнего Зарубежья, и подчеркивать молодость политика для кавказских избирателей.

Иногда при выявлении характеристик внешнего вида их бывает трудно «достать» из подсознания опрашиваемых. Это происходит оттого, что часто нелегко описать словами то, что мы чувствуем по поводу тех или иных клише, приписанных обществом определенным качествам личности. Например, согласно стереотипам современного общества, быть красивым и молодым значит практически тому, чтобы быть успешным. Поэтому часто мы можем ошибиться, задавая а профессиональных анкетах вопрос типа: Должен ли политик быть красивым?

В данном исследовании мы решили применить метод ассоциаций – один из самых эффективных в социологии проективных методов. Мы предложили нашим респондентам незаконченные предложения и прилагательные, которые необходимо было соединить по своему желанию. Прилагательные были выбраны с той позиции, что они характеризовали то или иное качество как положительное (использовались прилагательные: хорошие, быстрые, привлекательные, успешные, деловые, подходящие, любимые, умные) или отрицательное (использовались прилагательные: плохие, медленные, непривлекательные, неуспешные, бесполезные, неподходящие, нелюбимые, глупые).

Исследуя данные ассоциативного исследования (см. Приложение 1), по вопросу о здоровье политика можно сделать следующие выводы:

1. Ассоциации, связанные с образом здорового политика, положительны у 100% респондентов, не зависимо от их национальной принадлежности;

2. только 12% респондентов от общего числа респондентов могут дать больным политикам такие характеристики как «хорошие» (15% представителей Закавказья) и «подходящие» (25% представителей Северного Кавказа и 20% - Дальнего зарубежья);

3. таким образом, информацию о болезнях кандидатов необходимо скрывать, а в имиджевых характеристиках подчеркивать хорошее здоровье политика.

Теперь используя метод ассоциаций, проанализируем ответы на вопрос о телосложении политика (см. Приложение 1):

1. Негативные характеристики толстым политикам дают 81% от общего количества респондентов, положительные – 19% (в том числе такие прилагательные как «привлекательные» называют 15% представителей Закавказья, что составляет 3% от общего числа респондентов), «деловые» - 20% русских (4% от общего числа), «подходящие» - 5%, 15% и 35% выходцев из Северного Кавказа, Закавказья и русских людей соответственно (что равно 1%, 3% и 7% от общей суммы). В то же время 12% всех респондентов говорят, что толстые политики – «неподходящие». Наконец, характеристику «умные» среди толстых политиков дает 5% респондентов среди русского населения;

2. негативные характеристики худым политикам дают 23% от общего числа респондентов, позитивные – 77%. Прилагательные «непривлекательные» и «неподходящие» применительно к худым политикам называют по 4% от общего числа опрашиваемых, еще 15% говорят, что худые политики – «бесполезные». Эту характеристику дают от 15% до 20% от числа респондентов в группе национальностей (от 3% до 4% от общего числа) представители всех групп наций кроме Средней Азии;

3. данные, приведенные в этих таблицах, показывают, насколько важной устойчивой характеристикой является телосложение политического деятеля. Поэтому при работе над имиджем кандидата необходимо по возможности умело использовать положительное, с точки зрения электората, мнение о поджаром и нормальном телосложении политического деятеля, и не выдвигать на передний план изображение неприятной избирателям картинки плохой фигуры неспортивного политика;

4. если учесть, что худого кандидата определенное число электората посчитает «бесполезным», можно построить имидж именно на утрировке «полезности» нашего политика, и, тем самым, обезопасить его от привязывания к нему клейма бесполезности.

Применяя метод ассоциаций к изучению, какой возраст идеален для политика, мы получили следующие данные (см. Приложение 1):

1. 91% от общего числа респондентов дают положительные характеристики молодым политикам, и 9% - отрицательные (среди них по 4% называют молодых политиков «плохими» и «неуспешными» и 1% - «непривлекательными»);

2. что касается старых политиков, то 54% респондентов дает им отрицательные характеристики и 46% – положительные, причем из них 16% - представителями Северного Кавказа и 20% - выходцами из Средней Азии, и только по 3% - электоратом Закавказья и Дальнего Зарубежья, 4% - русским населением. Это говорит о том, что зрелый возраст политического деятеля можно в действительности подчеркивать лишь электорату Северного Кавказа и Средней Азии, ведь только им приятен немолодой политик. Для большинства же русских, представителей Дальнего Зарубежья и Закавказья ценна молодость политического деятеля, а старость они расценивают вкупе с такими характеристиками как «медленность», «неуспешность», «бесполезность» и др.;

3. для нейтрализации «вредного» воздействия на общий имидж немолодых политических деятелей у тех слоев электората, которые воспринимают старость как недостаток, необходимо в перечень имиджевых характеристик включить такие качества политика как «быстрота», «успешность», «полезность обществу», «деловые качества», «ум» и др.

Теперь перейдем к вопросу, хотят ли избиратели видеть пред собой красивого политика. Для этого, также используя метод ассоциаций, мы провели опрос и получили следующие результаты (см. Приложение 1):

1. Красивые политики вызывают положительные ассоциации у 73% респондентов, отрицательные – 27%. В это же время, некрасивые политики вызывают положительные ассоциации у 17% опрошенных нами людей, и у 83% - отрицательные;

2. следует отметить, что 35% представителей Средней Азии считают, что красивые политики – глупые. У электората Северного Кавказа этот процент составляет 15%, тогда как другие группы национальностей не дают такого ответа. Это может говорить о том, что, позиционируя нашего кандидата как красивого человека, мы рискуем потерять примерно 1/3 – 1/4 электората Средней Азии. В то же время, не нужно показывать, что кандидат некрасив. Так, рассматривая тот же электорат, представленный из выходцев со Средней Азии, мы видим, что некрасивый политик ассоциируется у 10% из них со словом «медленный», у 40% - «непривлекательный», у 15% - «неподходящий», у 15% - «нелюбимый».

Наконец, вопрос, касающийся отношения избирателей к политикам, носящим очки. По данному вопросу мы получили следующие результаты:

1. Положительные ассоциации очки вызывают у 90% респондентов от общего числа, отрицательные – у 10%;

2. самыми популярными прилагательными к словосочетанию «все политики, носящие очки», представились «умные» и «деловые» - такие ассоциации вызывает данное предложение у 39% и 29% соответственно от общего числа респондентов;

3. самый многочисленный ответ «умные» про политиков в очках дали представители Закавказья (70% от численности группы), 35% от численности группы - представители Дальнего Зарубежья, 40% русского населения, 30% выходцев из Средней Азии и 20% - с Северного Кавказа;

4. характеристику «деловые» политики, носящие очки, дают 50% представителей Средней Азии, 45% русских, 40% - выходцев с Северного Кавказа и 10% - с Дальнего Зарубежья. Для электората Закавказья данное словосочетание не вызывает ассоциаций;

5. следовательно, работая над имиджем политического деятеля в очках, мы будем позиционировать его прежде всего как человека умного и делового, особенно для таких групп населения, для которых данные ассоциации наиболее ярки.

Теперь выясним, какой темперамент должен быть у политического деятеля. Мы попросили выбрать один из блоков ответов, который бы содержал необходимые для политика характеристики:

Блок А) Сильный, уравновешенный, спокойный, с высокой степенью самоконтроля;

Блок Б) Сильный, неуравновешенный, легко возбуждаемый, с быстрой реакцией и легко возбуждаемой нервной системой;

Блок В) Сильный, уравновешенный, спокойный, невозмутимый, трудно возбуждаемый;

Блок Г) Слабый, невозбудимый, неуравновешенный, человек «сам в себе», такой спокойный, что часто кажется подавленным, заторможенным.

По результатам данного вопроса мы получили следующие результаты:

На диаграмме мы видим, что для политика предпочтительнее иметь сангавинистический тип темперамента. Холерика бы выбрали лишь 30% представителей средней Азии, что равно 6% от общего числа опрошенных (см. Приложение 2), флегматика – 25% представителей Дальнего Зарубежья (5% от общего) и по 20% (по 4% от общей численности) электората с Северного Кавказа, Средней Азии и русских. Меланхолику отдали бы предпочтение 35% представителей Закавказья (7% от общего числа респондентов) и 20% электората Средней Азии (4% от общего количества).

Теперь логично будет перейти к одежде политического деятеля. Согласно нашим исследованиям, мы получили следующие результаты:

Политик должен носить С. Кавказ Д. Зарубежье Закавказье Ср. Азия Русские
Обязательно строгий костюм с галстуком 55% 10% 35% 60% 80%
Костюм, можно без галстука 0% 0% 0% 30% 20%
Предпочтительно спортивный костюм 0% 0% 35% 0% 0%
Повседневную» одежду: например, джинсы и футболку 0% 0% 0% 0% 0%
Любую одежду, лишь бы ему «шло» и было удобно 0% 30% 15% 0% 0%
Политик должен учитывать место и время, и одеваться согласно регламенту 45% 60% 0% 10% 0%
Другое 0% 0% 15% 0% 0%

Большинство респондентов говорят, что политик должен носить обязательно строгий костюм. В то же время, рассматривая представителей электората Дальнего Зарубежья, мы видим, что так считает только 10% от численности группы, а 60% говорят, что одеваться политик должен согласно регламенту. Так же считают 45% представителей Северного Кавказа и лишь 10% выходцев из Средней Азии, для которых строгий костюм предпочитается прочим вариантам одежды в 60% случает. Для русских эта цифра составляет 80%, что говорит, что политик, позиционирующийся на русского избирателя, должен быть предельно официален, для евреев же, например, важен контекст – где и в чем появляется кандидат. Строгий костюм предпочтут увидеть на политике 35% представителей Закавказья, и еще 35% - спортивный костюм, что говорит о неоднозначности костюма политика для данной группы национальностей.

Таким образом, на встречи с избирателями определенных национальностей необходимо подбирать одежду кандидата, соответствующую ожиданиям и предпочтениям той или иной народности.

Далее мы выяснили, какая деталь одежды является самой заметной и важной для представителей той или иной группы национальностей. Данные приведены в таблице.

На какую одну (или несколько) деталей одежды Вы бы посоветовали политику обратить особо тщательное внимание? С. Кавказ Д. Зарубежье Закавказье Ср. Азия Русские
Сорочка 60% 10% 0% 10% 20%
Костюм 45% 15% 35% 10% 20%
Обувь 45% 35% 50% 40% 0%
Галстук 10% 25% 15% 20% 40%
Брюки 0% 0% 0% 0% 20%

По результатам данного вопроса результаты получилось следующими: хотя большинство респондентов обращают внимание прежде всего на обувь политика, для русских эта деталь туалета вообще не представляется значимой. Для них наибольшее внимание политик должен обращать на галстук, тогда как другие национальности отдают предпочтение этой детали от 10% (выходцы из Северного Кавказа), 15% (Закавказья), 20% (Средней Азии) и до 25% (электорат Дальнего Зарубежья). Для представителей северного Кавказа наибольшее внимание обращается на сорочку политика (60% респондентов), на обувь и костюм – по 45% представителей данной группы.

В заключении о внешнем виде политика, мы выяснили, какие украшения позволительно иметь политическому деятелю. Полученные данные (см. Приложение 3) можно интерпретировать следующим образом:

все группы национальностей говорят, что политику позволительно носить часы, и эти цифры даже превышают данные по обручальным кольцам. Кольца и перстни «разрешают» надевать только представители Закавказья (35% от численности группы) и электорат Дальнего Зарубежья (10%). Цепь на шею хотят видеть на своем политике 20% представителей северного Кавказа и 10% - Средней Азии. Заколки на галстук или брошь считают возможными деталями внешнего вида от 15% до 30% респондентов за исключением выходцев с Северного Кавказа.

БЛОК 2. Критерии психологических и морально-этических особенностей политического деятеля.

Для выявления морально-этических особенностей политика, основной вопрос касался вредных привычек, которые наши респонденты не позволили бы идеальному политику.

Какие «вредные» привычки непозволительно, на Ваш взгляд, иметь политику? С. Кавказ Д. Зарубежье Закавказье Ср. Азия Русские
Курить 40% 20% 85% 75% 20%
Употреблять алкоголь 80% 90% 85% 90% 80%
Употреблять наркотики («легкие» или «тяжелые») 100% 100% 100% 60% 80%
Иметь любовные связи на стороне 60% 80% 0% 40% 20%
Говорить громким голосом 0% 10% 15% 50% 20%
«Гнаться» за модой 40% 20% 0% 0% 20%
Быть консерватором в одежде 0% 10% 0% 0% 20%
Быть любителем вкусно и много покушать 20% 10% 15% 0% 0%
Лесть, подхалимаж 80% 80% 15% 25% 20%
Завышенное самомнение 40% 50% 15% 30% 20%
«Заносчивость» 60% 55% 0% 30% 20%
Панибратство 40% 35% 0% 25% 20%
Охота 0% 70% 0% 0% 20%
Любовь к роскошной жизни 20% 65% 0% 0% 60%
Рыбалка 0% 0% 0% 0% 0%
Идеальный политик не должен иметь никаких вредных привычек 40% 45% 15% 10% 0%

Анализируя полученные данные, можно сделать следующие выводы:

1. По мнению всех респондентов, политику непозволительно употреблять наркотики и алкоголь. Курение считается непозволительной вредной привычкой для 85% представителей Закавказья, 75% электората Средней Азии, в то же время среди русских и выходцев с Дальнего Зарубежья эти цифры составляют только 20%.

2. Иметь любовные связи на стороне политику позволяют все представители Закавказья, для них политик может показывать интимную сторону своей личной жизни, тогда как 80% представителей Дальнего зарубежья считают эту привычку непростительной для политического деятеля.

3. 50% людей со Средней Азии считают ненормальным громкий голос политика, тогда как среди выходцев с Северного Кавказа, Дальнего зарубежья, Закавказья и русских эти цифры составляют 0%, 10%, 15% и 20% соответственно.

4. Непозволительной привычку «гнаться за модой» считают 50% электората Средней Азии, тогда как среди русских, например, эта цифра составляет 0%.

5. Лесть считается непростительной 80% выходцев с Северного Кавказа и Дальнего Зарубежья, тогда как среди представителей других национальностей эти цифры составляют от 15% до 25%.

6. Завышенное самомнение и заносчивость больше всего критикуют представители Северного Кавказа и Дальнего Зарубежья – ориентируясь на них, наш кандидат должен вести себя скромно.

7. 70% электората Дальнего Зарубежья считают вредной привычкой охоту, 65% из них критикуют любовь к роскошной жизни, как и 60% русских. Для остальных наций эти показатели незначительны. Данные о вредных привычках политика, непозволительных с точки зрения электората разных национальностей, необходимо учитывать при построении имиджа нашего кандидата.

Остальные данные по критериям морально-этических особенностей имиджа политика представлены в Приложении 3 дипломной работы.

БЛОК 3. Критерии политических, профессиональных и деловых качеств политического деятеля.

Для определения критериев политических, профессиональных и деловых качеств политического деятеля, рассмотрим результаты вопроса:

Какое образование должен был получить идеальный политик? С. Кавказ Д. Зарубежье Закавказье Ср. Азия Русские
Гуманитарное 55% 80% 15% 75% 60%
Техническое 0% 10% 65% 10% 20%
Идеальный политик обязательно должен владеть каким-либо ремеслом (умеет делать что-то руками) 0% 0% 0% 10% 20%
Другое 25% 0% 20% 0% 0%
Не имеет значения 20% 10% 0% 5% 0%

Анализируя полученные результаты, можно сделать следующие выводы:

1. Для всех групп национальностей, кроме выходцев с Закавказья, политику предпочтительно получить гуманитарное образование. Для последних предпочтение отдается техническому образованию (65% респондентов). Следовательно, работая на электорат Закавказья, нужно делать акцент скорее на технических способностях кандидата – его гуманитарные наклонности оценят лишь 15% респондентов.

Остальные данные по критериям профессиональных и деловых качеств политического деятеля представлены в Приложении 3 данной работы.

Итак, подводя итог вышесказанному, можно сделать следующие выводы:

1. Существуют серьезные различия восприятия одних и тех же черт имиджа представителями разных национальностей, и их необходимо учитывать при работе по построению имиджа специалистам по PublicRelations.

2. На основании приведенных в данной дипломной работе результатов исследования, можно в качестве рекомендации предложить универсальный образ политического деятеля, который, по нашим данным, будет работать в Красноярском крае:

Образ политика:

Аккуратный мужчина от 35 до 60 лет, предпочтительно русской национальности, в строгом костюме, аккуратной сорочке и хорошей обуви. Имеет привлекательную внешность, особенно - выразительные глаза и губы. Имеет нормальное телосложение и нормальное здоровье. По темпераменту – сангвиник. Носит часы и обручальное кольцо.

Отрицательно относится к наркотикам, сам предпочтительно не употребляет алкоголь. Не подчеркивает наличие любовных связей на стороне. Не имеет привычки льстить. У него присутствуют такие качества как ум, порядочность, доброта, человечность, обязательность, решительность, лидерские качества. Имеет семью, двух-трех детей. Свои выходные дни и отпуск проводит с семьей и с друзьями, на досуге может заняться спортом. Верующий, посещает церковь или иное культовое заведение. Не имеет криминального прошлого. Не пользуется в своей речи грубыми просторечиями, речь – правильная, корректная, литературная. Не может позволить себе оскорблять людей. Может проявлять такие чувства как доброта, искренность, активность, сила, сострадание и злость. Может посещать кафе, театры, выставки, кино, парки культуры и отдыха.

До политики должен был работать юристом, ученым, профессором, научным деятелем, бизнесменом или учителем (преподавателем). Получил высшее гуманитарное образование. Читает классическую литературу, детективы и юмористические произведения. Работает в течение рабочего дня, Сверхнормы – только в исключительных случаях. Обеспечен материально, имею высокую заработную плату.

Самое главное для политика – его профессиональные и деловые качества.

3.3 Перспективы использования данных исследования для специалистов по политическому PublicRelations

В задачу данного параграфа входит определение перспектив использования данных, полученных в ходе дипломной работы, а также использования подобных социологических исследований для формирования имиджа политиков.

Современный мир практически не знает однонациональных государств. Вне зависимости от того, к федералистскому или унитарному типу принадлежит государственное сообщество, является ли оно парламентской или президентской республикой, конституционной или абсолютистской монархией, сограждане его принадлежат к различным этнокультурным, этнорасовым и этноконфессиональным группам. Мультикультурность и полиэтичность принадлежат к числу глобальных и универсальных характеристик современного мира [47, с. 5].

Россия исторически многонациональная, поликультурная держава. По свидетельству «Повести временных лет», славяно-русские племена слови, кривичи, вятичи, поляки, радимичи, древляне и другие составили этнокультурный фундамент будущей русской, российской государственности. … Важно подчеркнуть, что изначально Россия формировалась как многонациональное сообщество, многонациональное государство [35, с. 3].

И хотя, как пишет Г.М. Гогиберидзе, «культурная многоукладность, национальная специфика долгое время игнорировались, заменялись всеобщей, единой культурной моделью общества» [14, с. 30], сейчас непрофессионально и неэффективно игнорировать национальные особенности. Напротив, их необходимо изучать и использовать, тем более в настоящее время, в эпоху стилевой культуры.

В многонациональной России полиэтничны и все субъекты Федерации. Каждый регион страны уникален, и специфика его, в первую очередь, обусловлена своей, всегда отличной от других, этнонациональной структурой населения. Эта особенность формируется исторически, входит в плоть и кровь регионального сообщества, преломляясь в традициях и мировоззрении, в экономике и культуре, в идеологии и практической деятельности [47, с. 5].

Как мы уже упоминали, основной аксиомой работы в области PublicRelations для политической сферы является то, что избиратели не имеют непосредственного контакта с политиком, они реагируют на его образ, имидж, и то, как они соотносятся с представлениями электората. Все мы имеем свои представления об идеальном типе чего бы то ни было, которые уходят своими корнями как в наш жизненный опыт, так и в наше бессознательное. Поэтому специалистам по политическому PublicRelationsследует понимать, что избиратели реагируют не на личность кандидата, какой бы выдающейся она ни была, а на тот образ, который этот кандидат показывает. Безусловно, имидж не может быть полностью вымышлен, т.к. более логично и эффективно будет выделить сильные стороны внешнего вида и личных качеств политического деятеля и скрыть слабые. Чем ближе рабочий образ к реальности, тем лучше. Но не стоит забывать о том, что «продавая» какой-либо образ, нужно учитывать, что именно хотят избиратели видеть в человеке, которому они могут доверить свои судьбы.

Исходя из нижеизложенного, наши операции по продвижению политика должны включать в себя:

1. отбор тех характеристик, которые аудитория считает важными для кандидата на данный пост;

2. внедрение этих характеристик в образ кандидата;

3. «продажа» этого образа избирателям [44, с. 154].

Для регионов с многонациональным электоратом эта схема усложняется тем, что перечень важных для избирателей психологических, морально-этических, личностных и даже внешностных характеристик может быть разнообразен. Для людей разных национальностей сложнее предугадать и предложить приемлемую модель, которая была бы близка к их идеалам. Но это возможно, и, более того, это приведет выборную компанию к успеху, тогда как игнорирование предпочтениями электората и позиционирование им им политика, имидж которого построении только на предпочтениях русского населения, может полностью погубить все старания по продвижению кандидата.

Нам видится, что перспективы использования материалов данного исследования для специалистов по политическому PublicRelationsотчетливо видны будут уже в ближайшем будущем. Ни для кого не является секретом, что часто старания специалистов – имиджмейкеров не помогают клиенту достичь поставленной задачи. Но если мы, специалисты по политическому PublicRelations, будем не просто придумывать некий приятный ему или нам самим имидж кандидату, а станем стремиться к максимально гармоничной с реальностью корректировке его образа, придавая ему необходимые для электората характеристики с учетом национальных предпочтений – тогда мы сможем все чаще достигать поставленные нами цели и говорить об успешности как кандидата, так и специалиста по PublicRelations.

Анализируя вышеизложенный материал, можно сделать следующие выводы:

1. В работе установлено, что существуют определенные национальные архетипические представления, и их учет оказывает значение на восприятие имиджа политика представителями разных народов. Согласно полученным данным, для эффективности работы специалиста по политическому Public Relations необходимо учитывать архетипы, существующие у представителей разных групп наций.

2. Посредством анализа анкеты по выявлению основных черт, необходимых идеальному политику с точки зрения основных групп из 120-ти народностей, проживающих на территории Красноярского края, показано, что существуют универсальные и отличительные черты имиджа политического деятеля. Универсальный образ, который, по нашим данным, будет работать в Красноярском крае, представлен в данной работе.

3. Согласно полученным данным, существует необходимость практического применения социологического инструментария (в том числе использованного нами проективного метода незаконченных предложений) для установления составляющих образа политика, приемлемого в многонациональном регионе. Так, применяя вышеназванный метод, мы получили картину глубинных представлений электората по теме имиджа политика. Результаты представлены в Приложении 1 данной работы.

4. Т.к. Красноярский край- это регион, в котором проживают свыше 120-ти народностей, а Россия исторически организовывалась как многоэтническое государство, перспективы использования данных исследования очевидны, в том числе для специалистов по политическому Public Relations.


Заключение

Сейчас, в эпоху стилевой культуры, много внимания уделяется вопросам имиджа. Имидж предприятия, имидж организации, имидж корпорации, учреждения; политический и бизнес- имидж. Иметь свой собственный стиль, свой собственный имидж стало современно, престижно, популярно и модно. Более того, это говорит об успешности кампании или человека.

Вопросами имиджа занимаются непосредственно его обладатели (или носители), но в последнее время стало принято обращаться к специалистам-имиджмейкерам. Эта профессия получила широкое признание на Западе, в восточных странах, а в последние годы – и в России. Особенный интерес проявляют работы по формированию имиджа в политической среде.

Данная дипломная работа в теоретической части раскрывает особенности и процедуру формирования имиджа политика. Для установления представлений избирателей о тех необходимых характеристиках, которыми должен обладать политический деятель, была разработана специальную анкету, состоящая из трех блоков вопросов – во-первых, блок определения критериев внешнего вида политика, во-вторых, для определения необходимых ему морально-этических и психологических качеств, и, в-третьих, для выявления профессиональных и деловых качеств политического деятеля.

Нами было проведено социологическое исследование, гипотезой которого стало предположение о возможности формирования имиджа политического деятеля, который будет удовлетворять электоральным ожиданиям в многонациональном регионе, ведь в Красноярском крае проживают люди 120-ти национальностей. Эти национальности были разделены на пять основных групп, в которых было проведено анкетирование председателей национальных диаспор и по двадцать членов из каждой группы народностей. Согласно полученным данным, мы пришли к выводу, что есть критерии, воспринимаемые одинаково людьми разных наций, как есть и те, которые воспринимаются неоднозначно, и, работая с каждым определенным кандидатом, необходимо проводить подобные исследования исходя из того, на какую аудиторию мы работаем.

Безусловно, нельзя просто взять и придумывать некий приятный имидж кандидату, ведь ни один кандидат не сможет играть эту роль всеобщего любимца бесконечно. И когда избиратели обнаружат фальшь, игру, они не просто отвергнут кандидата, они перестанут доверять всем кандидатам вообще. Это уже наблюдается в обществе. Именно поэтому мы получаем те факты политической воли избирателей как избрание юмориста Михаила Евдокимова на пост главы Алтайского края – яркий пример не просто недоверия электората к политикам, а прямое доказательство разочарования и насмешки над реальными политическими деятелями. Именно поэтому в настоящее время избиратели не читают политические программы, а руководствуются исключительно велениям своего сердца. Именно поэтому нам, специалистам по PublicRelations, нужно стремиться к максимально гармоничной с реальностью корректировке этого образа, придавая ему необходимые для электората характеристики – тогда мы сможем все чаще достигать поставленные нами цели и говорить об успешности как кандидата, так и специалиста по политическому PublicRelations.

Наше исследование, подтвердив гипотезу, позволяет нам рекомендовать полученные данные для специалистов по формированию политического имиджа в Красноярском крае. В ходе работы мы получили ряд важных теоретических и практических выводов, интересных для специалистов по PublicRelations, имиджелогии, вопросам национальностей и политики. Подобные исследования мы рекомендуем проводить во всех многонациональных регионах, таких как Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Уральский регион, Красноярский край. Для этих местностей наиболее эффективно смоделировать образ идеального политического деятеля, не просто приемлемого большим количеством людей, а имеющего межнациональный электорат.


Литература

1. Акулинин В.Н. Философия всеединства: От В.С. Соловьева к П.А. Флоренскому. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ие, 1990. – 158с.

2. Башкирова Е. Имидж идеального президента (по результатам групповых дискуссий)// «Политический маркетинг», М., 2000. №3.

3. Белова Е.А., Фридман И.И. «Социальные приемы апостола Павла в развитии христианства», «Психолого-педагогическая наука и образование для перспективных научных технологий»// Красноярск, Крас. гос. ун-ет, 2003. – 186 с.

4. Бландел Р. Эффективные бизнес-коммуникации. Принципы и практика в эпоху информации. – СПб.: Питер, 2000. – 384 с.

5. Браун Л. Имидж – путь к успеху. – С-Пб, М, Харьков, Минск: Питер, 2000. – 187 с.

6. Буданцев Ю.П. Очерки ноокоммуникологии. (Массовая коммуникация в ноосфере). М.: МНЭПУ, 1995. – 180с.

7. Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление. – М.: Наука, 1991. – 271с.

8. Викентьев И.Л. Приемы рекламы и PublicRelations, Ч. 1. – СПб.: ООО ТРИЗ-ШАНС, Бизнес-Пресса, 1999. – 256 с.

9. Вилсон Г., Макклафлин К. Язык жестов – путь к успеху. С-Пб.: Питер, 2000. – 224 с.

10. Восточно-Сибирские Вести №42. 13 ноября 2002 г.

11. Гайденко П.П., Ионин Л.Г., Йоас Х., Ковалев А.Д., Козер Л.А. и др. История социологии в Западной Европе и США. – М.: Наука, 1993. – 423 с.

12. Глазьев С.Ю. Геноцид. – М.:Тера, 1998. – 317с.

13. Гоббс Т. Избранные произведения в 2 т. М., 1969. – Т.1. - 617с.; Т.2. – 406с.

14. Гогиберидзе Г.М. Диалог культур в системе литературного образования. – М.: Наука, 2003. – 183 с.

15. Грин Р. 48 законов власти. М.: РИПОЛ классик, 2005. – 768 с.

16. Долохов В., Гурангов В., Сам себе волшебник. – СПб.: Питер, 2003. – 352 с.

17. Дубнищева Т.Я. Концепции современного естествознания. Учебник под ред. акад. М.Ф. Жукова. 2-ое издание. – М.: ИВЦ «Маркетинг», 2000. – 832 с.

18. Елсуков А.Н. Краткий курс теоретической социологии. Учеб. пособие. – Минск: ТетраСистемс, 1999. – 128 с.

19. Жмыриков А.Н. «Как победить на выборах». М., 1995

20. Золотов М.И., Кузин В.В., Кутепов М.Е., Сейранов С.Г. Менеджмент и экономика физической культуры и спорта. – М.: Академия, 2001. – 425 с.

21. Казначеев В.П., Спирин Е.А. Комплексный феномен человека: Проблемы комплексного изучения. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ие, 1991. – 304с.

22. Кандыба Д.В. Тайная власть гипноза. – СПб.: Литера, 1998. – 416 с.

23. Карлова О.А., Miphossapiens – Миф разумный. – М.: Академия поэзии, 2001. – 205с.

24. Каутский К. Происхождение христианства. – М.: Политиздат, 1990. – 463 с.

25. Коэльо П. Алхимик. – Киев: София, 2003. – 221с.

26. Лубышева Л.И. Социология физической культуры и спорта. – М.: Академия, 2001.- 237 с.

27. Мостовая И.В. Социальное расслоение: символический мир метаигры: Учебн. пособие. – М.: Механик, 1997. – 314 с

28. Немировский В.Г. Общая социология. Учеб. пособие. Ростов н/Д: Феникс, 2004. – 320 с.

29. Немировский В.Г. Современная социология // Курс лекций. – Красноярск: КрсГУ, 2002. – 384с.

30. . Немировский В.Г. Универсумный анализ российского общества. Красноярск, 2001. – 176 с.

31. Немировский В.Г., Грицков Ю.В., Павлов А.П. Образы социальной реальности. Учебное пособие. – Красноярск, Краснояр. гос. ун-т, 1999. – 165 с.

32. Немировский В.Г., Невирко Д.Д. Теоретическая социология: нетрадиционные подходы. Учеб. пособие. Красноярск, Краснояр. Высшая школа МВД России, 1997. – 255 с.

33. Немировский В.Г., Невирко Д.Д., Гришаев С.В. Социология: Классические и постнеклассические подходы к анализу социальной реальности. Учеб. Пособие. М.: Российск. Гос. Гуманит. Ун-т, 2003. – 557 с.

34. Нестерон А. Когда кремлевская башня становится падающей. Образ политика определяет его рейтинг// Новости и комментарии М., 30.08.2001.

35. Основы национальных и федеративных отношений: Учебник/ под общ. ред. Р.Г. Абдулатипова: М.: РАГС, 2001. – 352 с.

36. Основы теории коммуникации: Учебник/ под ред. проф. М.А. Василика. – М.: Гардарики, 2003. – 615 с.

37. Ошо Раджниш. Ливень без туч. М.: София, 2005. – 352 с.

38. Паблик рилейшнз. Связи с общественностью в сфере бизнеса/ под. ред. проф. Э.А. Уткина. – М.: «Экмос», 1999. – 352с.

39. Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. – Спб., Питер, 2000. – 528 с.

40. Паркинсон С.Н., Рустомджи М.К. Искусство управления.- М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001. – 272 с.

41. Парыгин Б.Д. Лидерство как инструмент интеграции общности// Социальная психология в трудах отечественных психологов. – С-Пб., 2000. – 512с.

42. Пиз А. Язык телодвижений. С-Пб.: Издательский дом Гуттенберг, 2000. – 186 с.

43. Порус В.Н., Пружинин Б.И. Антиномии философии человека и их место в анализе современного научного познания // Человек и культура. – М., Наука, 1984. – 576с.

44. Почепцов Г.Г. «Паблик Рилейшнз для профессионалов». Рефл-бук, Ваклер, 2000 – 622 с.

45. Почепцов Г.Г. «Имиджелогия». «Рефл-бук», «Ваклер», 2000, - 766 с.

46. Почепцов Г.Г. «Как становятся президентами. Избирательные технологии двадцатого века». «Рефл-бук», «Ваклер», 2000, 512 с.

47. Развитие межнациональных отношений и национально-культурного движения в Сибири: опыт, перспективы: материалы Межрегиональной научной конференции/ под ред. А.Ю. Емельянова, Э.Л. Львавой, И.В. Нама и др. – Томск, 2002. – 225 с.

48. Рафиков Р.Г. Вопросы межэтнических, религиозных и миграционных отношений в Красноярском крае (Информационный бюллетень №3). – Красноярск: Кларетианум, 2003. – 68 с.

49. Рудестам К. Групповая психотерапия. – СПб.: Питер, 2001. – 384 с.

50. Садохин А.П., Грушевицкая Т.Г., Этнология: Учебник для студ. высш. учеб. заведений. – М.: Академия, 2001. – 304 с.

51. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. / Общ. ред., сост. и предисл. А.Ю. Согомонов: Пер. с англ. – М.: Политиздат, 1992. – 543с.

52. Спиркин А.Г. Философия. – М.:Гардарики, 2001. – 815с.

53. Технические средства массовой коммуникации: Сб. статей/ под ред. В.Г. Немировского; Краснояр. гос. ун-т. – Красноярск, 2005. – 236 стр.

54. Томсон П. Самоучитель общения. – С-Пб.: Питер, 2000. – 256 с.

55. Удальцова М.В. Социология управления. Учеб. пособие. – М.: ИНФРА-М.: НГАЭиУ, 1999. – 144 с.

56. Холодный Н.Г. Мысли натуралиста о природе и человеке // русский космизм. – М.:Педагогика-Пресс, 1993. –345с.

57. Хьюитт У. Гипноз для начинающих. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001. – 336 с.

58. Чумиков А.Н. Связи с общественностью. – М.: Дело, 2000. – 271с.

59. Чуринов Н.М. Совершенство и свобода: Философские очерки/ Красноярск, САА. 2001. – 432с.

60. Шестопал Е.Б. Оценка гражданами личности лидера// Полис -Политические исследования. М.: 1997_6_5.

61. Шиян А.А. Формирование иерархических социальных структур как способ проведения избирательных кампаний// Политический маркетинг. М.: 2000. №3.

62. Элиаде М. Космос и история: Избранные работы. – М.: Прогресс, 1987. – 312с.

63. Юнг К. Йога и Запад //Магический кристалл. – М.: Республика, 1994. – С. 287 – 292. - 509 с.

64. Юнг К.Г. Собрание сочинений. Дух Меркурий. М.: Канон, 1996. – 384 с.

Интернет-ресурсы:

65. http://www.mavicanet.com/weblink?MGWLPN=CATA&MGWAPP=g&id=832737

Макс Вебер. «Объективность» социально- научного и социально-политического познания.

Текст приводится по изданию: Вебер М. Избранные произведения. - М.: Прогресс, 1990. —808 с.

66. http://www.countries.ru/library/texts/maxweber.htm

Макс Вебер. Политика как призвание и как профессия.

Текст приводится по изданию: Вебер М. Избранные произведения. - М.: Прогресс, 1990. – 808 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий