регистрация / вход

Партийная система современной России – общая характеристика, основные факторы, баланс сил

Исследования партийной системы - совокупности устойчивых связей и отношений партий различного типа друг с другом, а также с государством и иными институтами власти. Баланс сил современной партийной системы РФ, основные факторы, влияющие на ее развитие.

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

ГОУ ВПО Читинская Государственная Медицинская Академия

Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию

Факультет высшего сестринского образования

Кафедра гуманитарных наук

КУРСОВАЯ РАБОТА

Дисциплина: «Политология»

Тема: « ПАРТИЙНАЯ СИСТЕМА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ - ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА, ОСНОВНЫЕ ФАКТОРЫ, БАЛАНС СИЛ»

Чита – 2010 г.


Содержание

Введение

Глава 1. Теоретические основы исследования партий и партийной системы...5

1.1 Понятие политической партии

1.2 Понятие партийной системы

Глава 2. Баланс сил современной партийной системы России, основные

факторы, влияющие на ее развитие

2.1 Факторы, влияющие на процесс становления и развития партийной

системы современной России

2.2 Сформировавшийся баланс сил в современной партийной системе

РФ

Список литературы

Заключение

Приложение


Введение

Партийная система является тем институтом политического пространства, который связывает общество и власть, непосредственно содействует развитию политического участия граждан и, следовательно, способствует их политической социализации. Она выступает важным элементом гражданского общества и представительной демократии. Особенности партийной системы в значительной мере определяют специфику функционирования всей политической системы. Партийная система страны — отражение соотношениям расстановки действующих в стране политических сил. С помощью взаимосвязанных и взаимодействующих политических партий обретают легитимность представительные органы власти, институт президентства.

Уровень развития политических партий и партийной системы – один из важнейших индикаторов степени консолидации демократии в современных обществах, в том числе и в бывших социалистических странах.

Научная проблема, изучаемая в данной работе, обусловлена противоречивым развитием партийной системы в современной России. С одной стороны, партийная система может выступать институтом и механизмом становления демократического общества, тем более, что в Конституции РФ утверждается, что Россия – демократическое государство. С другой стороны, партийная система может быть институтом в системе функционирования недемократической власти. Таким образом, научная проблема заключается в исследовании противоречивых тенденций функционирования российской партийной системы, а также основных факторов, влияющих на ее развитие.

Среди авторов, которые анализируют проблематику партий и партийных систем в транзитных обществах конца XX - начала XXI века следует выделить, во-первых, исследования, в которых рассматриваются особенности формирования многопартийности в постсоциалистических странах (Е.В. Баранова, Г.В. Голосов, П.Е. Кандель, И.Л. Кирилкина, В.С.Комаровский, Ю. Новагроцкене, А.Ю. Мельвиль, С.Н. Пшизова, Р.Х.Симонян, Я.В. Шимов, А.Н. Щербак), и, во-вторых, работы, посвященные выявлению тенденций в развитии партий и партийной системы в современной России (А.А. Галкин, В.Я. Гельман, СЕ. Заславский, Ю.ГКоргунюк, В.Н. Краснов, А.Н. Кулик, Б.И. Макаренко, Е.Ю. Мелешкина, Я.А. Пляйс, Т.В. Пушкарева).

Несмотря на обилие литературы, касающейся вопросов становления партий и многопартийности, крайне мало работ, посвященных исследованию партийных систем современной России. Следует отметить, что для понимания процессов, происходящих в партийной системе современной России, очень важно выделение содержательных этапов в ее развитии, выяснение факторов, обусловивших особенности этих этапов.

Таким образом, актуальность темы курсового проекта и недостаточная ее научная разработанность определяют цель и задачи.

Целью являются анализ основных качеств партийной системы в современной России, выявление характеристик и факторов, определивших ее современное состояние и баланс сил партийной системы.

Для достижения поставленной цели исследования необходимо решить следующие задачи:

1. Рассмотреть теоретико-методологические проблемы исследования партийной системы с учетом последних достижений политической теории.

2. Проанализировать современное состояние партийной системы в России.

3. Привести характеристику баланса сил российской партийной системы.

Объектом исследования является партийная система в современной России. Предмет – процесс развития партийной системы, основные факторы, влияющие на ее развитие.

Практическая значимость определяется необходимостью исследования и анализа постоянно трансформируемой партийной системы в современной России.

Глава 1. Теоретические основы исследования партий и партийной системы

1.1 Понятие политической партии

Партии являются одним из важнейших субъектов политических отношений в обществе. Именно знание о развитии представлений о политической партии дают нам ключ к пониманию основополагающих принципов современной демократии, представительства, политического плюрализма, выборности должностных лиц, а также политики в целом.

Вопрос такого многомерного и сложного явления как политическая партия во все времена занимал умы ученых и мыслителей. Маркс, Вебер, Ленин, Дюверже, Берк, Сартори, Дж. Лапаломбара и другие ученые в разнообразных научных подходах и философских категориях пытались приоткрыть завесу над этим, далеко еще не познанным, феноменом жизни общества и человека.

Нужно отметить, что в современной отечественной политологии исследованиям, посвященным проблеме политических партий отведено значительное место. Российские политологи, такие как М.В. Ильин, А.П. Кочетков, Л.В. Смирнов, С. Заславский, В.Н. Краснов, Н.С. Крылов, Ю. Коргунюк и др., обобщая собственный и зарубежный опыт в подходах, на мой взгляд, высказывают большое количество очень ценных для мировой науки идей.

В исторической литературе укоренилось мнение о том, что партии (именно в том понимании, в котором мы привыкли их называть сейчас) родились с установлением всеобщего избирательного права, ознаменовавшем приобщение широких слоев населения к решению важнейшего вопроса политической жизни - утверждения государственной власти посредствам выборов.

Многомерность и сложность такого политического понятия как партия объясняют существованием различных ее определений. Этимологическое понятие «партия» означает «часть», «отдельность», сторону целого, элемент политической реальности, политической системы.

Термин «партия» происходит от латинских слов «парс» - часть и «партире» - делить. За долго до формирования в XIX веке современных политических движений и партий этим термином обозначались группы, соперничающие между собой в сфере власти, либо влияние на власть[1] .

Существует много различных подходов к определению сущности партии. Среди них можно выделить три основных.

Идущее от либеральной традиции понимание партии как группы людей, придерживающихся одной идеологической доктрины (Б. Констан). В отличие от него традиционное определение партий связывается с избирательным процессом, выдвижением кандидатов и подготовкой профессиональной политической элиты;

Второй подход – институциональное понимание политической партии как организации, действующей в системе государства (М.Дюверже). Не отрицая важности институционального подхода, следует иметь ввиду, что аспекты организации не исчерпывают всей сущности политической партии как сложной структуры, в которой проблема организации неразрывно переплетается с идейными мотивами, доктриной, программой, влиянием на общественное мнение и т.д. Тем более, что абсолютизация институционального подхода в понимании политических партий не является и политически нейтральной, так как этот подход в исследовательском отношении открыто противостоит теории классовой борьбы.

Наконец, третий подход – трактовка политической партии как выразителя интересов определенных классов (марксизм). При этом в самой марксистской традиции можно выделить две концепции партии, общим для которых является отнесение возникновения партии пролетариата к этапу его превращения из «класса в себе» в «класс для себя»: а) концепция Маркса и Энгельса, согласно которой партия есть форма общественно-политического существования пролетариата как целостности на высшей стадии его развития; б) ленинская концепция партии как пролетарского авангарда со следующими чертами: программная ориентация на политическую революцию и установление диктатуры пролетариата; авангардность партии по отношению к другим пролетарским организациям[2] .

Как мы видим, в политологии обозначились различия в подходах к определению политической партии.

Не всякую группу организованных интересов можно назвать партией. Признаки, отличающие партию от других политических сил, сформулировали современные американские политологи Дж. Лапаломбара и М. Вейнер в работе "Политические партии и политическое развитие". Отличительные признаки партии, согласно данным политологам, представлены схематично в приложении к данной курсовой работе (см. Приложение).

Чтобы возникла политическая партия, требуется целый ряд условий:

- Прежде всего, должно произойти определенное сближение некоторых участников общественного движения с общественно политическими концепциями: эти концепции должны в некоторой мере отражать и выражать потребности, чаяния и интересы данного движения, а, следовательно, и восприниматься ими.

- Во-вторых, основные самостоятельные компоненты партии должны достигнуть некоторой степени зрелости и определенности. Например, отсутствие должной степени общественно – политической активности более или менее заметной части населения не даст партии минимально необходимого числа активистов, не говоря уже о политическом влиянии в обществе.

- В-третьих, должна сформироваться более или менее сплоченная инициативная группа, которая способна выработать более или менее длительную стратегическую ориентацию, которая является условием привлечения к партии наиболее активных элементов.

- В-четвертых, зарождающиеся партийные группы должны установить живые контакты с различными массовыми организациями и движениями. Это даст партиям достоверную информацию о процессах, происходящих в гуще населения.

- В-пятых, в партии должно сложиться определенное партийное товарищество, свои правила и традиции взаимоотношений разрешения неизбежных споров и конфликтов. Эти правила не должны препятствовать необходимым спорам и дискуссиям.

- В-шестых, партия должна научиться развиваться во взаимодействии и конкуренции с другими политическими партиями. Без союзов и без борьбы любая партия вырождается в бюрократическую силу.

- В-седьмых, очень важной является ее способность выявлять естественных лидеров и привлекать их в свои ряды. Без этого она может остаться сектой.

Конечно, эти условия не возникают сразу, они складываются постепенно.

Итак, мы видим, что политическая партия – это специальная, организационно упорядоченная группа, объединяющая активных приверженцев тех или иных целей, идей, лидеров, служащая для борьбы за политическую власть.

Признаки партии:

1) наличие программы в которой сформулированы цели и стратегии партии;

2) наличие устава;

3) фиксированное членство;

4)разветвленная сеть первичных местных организаций.

Итак, резюмируя, можно считать, что политическая партия является добровольным, долговременным союзом на идеологической основе, направленным на получение государственной власти либо участие в ней, преимущественно через избирательный процесс, причем власть для этого союза являться инструментом реализации политической программы.

1.2 Понятие партийной системы

Анализ понятия «партийная система» необходимо предварить выяснением содержания термина «система».

Система (греч. systema - составленное из частей, соединенное) – совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях между собой и образующих определенную целостность, единство. Один из классиков системного подхода Т.Парсонс дает следующее определение системы: система - это совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которые образуют определенное целостное единство[3] . Важно подчеркнуть, что для системы характерно не только наличие связей и отношений: между образующими ее элементами, но и неразрывное единство со средой, во взаимоотношениях с которой система проявляет свою целостность. Любая система может быть рассмотрена как элемент системы более высокого порядка, в то время как ее элементы могут выступать в качестве системы более низкого порядка.

В понимании того, что такое система, решающую роль играет значение понятия «элемент». Критериальное свойство элемента – его необходимое непосредственное участие в создании системы. Элемент есть далее неразложимый компонент системы при данном её рассмотрения. В качестве элемента партийной системы выступает партия[4] .

При анализе литературы, посвященной современным политическим системам, можно зафиксировать системы партийного и апартийного (беспартийного) типа. К апартийному типу относятся системы с отсутствием партий как таковых (например, некоторые страны с монархическим или авторитарным строем) или с номинальной однопартийной системой, в которой единственная партия сливается с государством; и становится формально партией, а реально - просто еще одной ступенью государственного управления. В качестве яркого примера современной апартийной политической системы можно привести Ливию. Как пишет ее лидер М. Каддафи: «Партийная система есть выхолащивание демократии... партийная система является откровенной, неприкрытой формой диктатуры»[5] . И все же в большинстве современных стран функционируют политические системы, носящие партийный характер.

В современной литературе существует два основных подхода к определению партийной системы.

Ряд авторов определяет партийную систему не только как взаимоотношения между партиями, но и как отношения партий с государством и другими политическими институтами страны. К примеру, Л.Н.Алисова определяет партийную систему как политическую структуру, состоящую «из совокупности политических партий разного типа с их стойкими связями и взаимоотношениями между собой, с государством и другими институтами власти, характером, условиями деятельности, взглядами на основные ценности политической культуры общества и степенью согласованности этих взглядов в ходе реализации принятых ими идеологических доктрин, форм и методов практической политической деятельности»[6] .

А.И. Соловьев дает еще одно определение подобного рода, согласно которому партийная система представляет собой совокупность устойчивых связей и отношений партий различного типа друг с другом, а также с государством и иными институтами власти[7] .

Анализируя данный подход к определению партийной системы, следует отметить, что в нем отсутствует четкое разграничение понятий «партийная система» и ее «среда». Сторонники этого подхода включают в определение партийной системы взаимосвязь партий с различными политическими и общественными институтами (исполнительная власть, средства массовой информации; и др.), а также взаимодействие между партиями и гражданами страны, интересы которых призваны представлять партии. На наш взгляд, эти взаимосвязи относятся к среде, окружающей партийную систему, и, следовательно, включение их в определение партийной системы будет неточным.

Суть следующего подхода заключается в том, что партийная система рассматривается как взаимоотношения между партиями, без включения в понятие партийной системы связей с другими политическими и общественными институтами.

Так, классик политической социологии, французский исследователь партий и партийных систем Морис Дюверже характеризует партийную систему следующим образом: «В каждой стране в течение более или; менее длительного периода число партий, их внутренняя структура, их идеология, их относительные размеры, их альянсы, их типы оппозиции приобретают определенную стабильность. Этот стабильный ансамбль и образует систему партий»[8] . М. Дюверже утверждает, что в любой стране (за исключением государств с однопартийным режимом) сосуществуют несколько партий; формы и способы этого сосуществования определяют партийную систему страны. Партийная система характеризуется соотношением числа партий, соответствующих количественных параметров, союзами, географической локализацией, распределением в географическом спектре.

Известный польский исследователь Е. Вятр определяет партийную систему как совокупность отношений между легально действующими политическими партиями; эти отношения выражаются в соперничестве или в совместной борьбе за власть[9] . Автор особо отмечает, что в партийную систему он не включает ни государственные институты, ни непартийные группы интересов или другие организации подобного типа.

Русский мыслитель Б.Н. Чичерин[10] подчеркивал, что характер партийной системы определяется возможностью и степенью реального участия легально существующих политических партий в формировании государственных органов, прежде всего правительства, а также возможностью воздействия этих партий на выработку и осуществление внутри- и внешнеполитического курса государства.

Некоторые исследователи считают, что партийная система России еще не сложилась и речь может идти только о квазисистеме[11] , мы придерживаемся другой позиции, согласно которой главным критерием существования системы является не стабильный состав ее составляющих, а прежде всего устойчивость системообразующих связей, детерминирующих развитие системы. С этой позиции можно утверждать, что наряду с достаточно изученными партийными системами стабильных демократических государств существуют и малостабильные и нестабильные партийные системы переходного характера[12] .

Отличительной особенностью российской многопартийной системы стало ее формирование в русле противоречивых, во многом деструктивных изменений в системе социальных отношений и в государственном устройстве России. В этом плане многопартийность в России не создавалась целенаправленно, а складывалась спонтанно как результат деятельности социально активного элемента из представителей различных социальных, национальных и профессиональных групп.

Как правило, при классификации партийных систем, во внимание принимается комплексный критерий, в который включают: 1. Число партий; 2. Наличие или отсутствие доминирующей партии или коалиции; 3. Уровень соревновательности между партиями[13] .

Так, Дж. Сартори выделяет семь типов партийных систем, каждой из которых присущи определенные специфические отличия качественного характера. Это однопартийная система с партией гегемоном, система с преобладающей партией, двухпартийная система, система ограниченного плюрализма, система поляризованного плюрализма, атомизированная партийная система. Этот подход может быть использован и при изучении российской партийной системы[14] .

К данной классификации следует добавить критерии наличия или отсутствия мнимой и искусственной многопартийности. Под искусственной многопартийностью следует понимать наличие среди элементов партийной системы партий- сателлитов крупной партии, под мнимой многопартийностью - наличие среди зарегистрированных на федеральном уровне элементов, которые не отвечают требованиям, предъявляемым к политической партии.

Таким образом, партийная система является тем институтом политического пространства, который связывает общество и власть, непосредственно содействует развитию политического участия граждан и, следовательно, способствует их политической социализации. Она выступает важным элементом гражданского общества и представительной демократии. Особенности партийной системы в значительной мере определяют специфику функционирования всей политической системы.


Глава 2. Баланс сил современной партийной системы России, основные факторы, влияющие на ее развитие

партия государство власть

2.1 Факторы, влияющие на процесс становления и развития партийной системы современной России

В политической науке под влиянием работ французского политолога Р. Арона утвердилось мнение о том, что характер политической системы и политического режима определяется в первую очередь типом партийной системы. В этом случае для противопоставления демократии и тоталитаризма (авторитаризма) «в качестве критерия» применяются «различия между многопартийностью и однопартийностью».[15]

Поэтому политические преобразования в России 90-х годов прошлого века направлены были в первую очередь на ликвидацию монополии КПСС на власть в обществе и на утверждение партийной системы европейского типа, т.е. многопартийной политической системы.

Во многих публикациях последних 17-ти лет и в общественном сознании российских граждан сложилось твердое убеждение, что на смену однопартийной системе пришла близкая к европейской классической модели многопартийная система. Однако критически мыслящие политологи уже с середины 90-х годов стали замечать, что реальные политические процессы в России существенно отличаются как от традиционных, так и от современных европейских.

Например, Т.В.Шмачкова в статье, посвященной становлению российской партийной системы [2], хотя и полагала, что для России приемлема европейская многопартийная модель, но отмечала иррациональность отечественного партийного строительства, находила, что некоторые новорождённые партии являются «партэрзацами», «квазипартийными образованиями». Она всё ещё находила малоубедительными предположения о том, что в России складывается непохожая на европейскую модель типа: «Партия власти» — «оппозиция».[16] Причину она видела в субъективизме «государственных деятелей и партийных сил страны, … которые… игнорируют основные закономерности рационализации политического процесса».[17]

Санкт-Петербургский же политолог В.Я. Гельман обратил внимание на более глубокие причины «странностей» партийной системы в России. Он отказался от употребления термина «многопартийность» относительно России и использовал лишь нейтральное понятие «партийная система». Но самое серьезное его рассуждение заключалось в том, что сама Конституция РФ 1993 года не позволяет создать ни многопартийную, ни двухпартийную систему в России.

В.Я.Гельман обратил внимание на то, что ныне действующая Конституция так существенно «ограничивает полномочия парламента над правительством», что утверждает «почти безраздельное господство президента над правительством». «Применительно к развитию партийной системы в России подобное состояние дает целый ряд негативных эффектов».[18]

Во-первых, в России невозможно партийное правительство, так как согласно Конституции правительство формируется не победившей на выборах партией, а беспартийным президентом. Позиция правительства определяется не партийной программой, а администрацией президента. Перед представителями партии (равно как и партийной коалиции) неизбежно возникнет дилемма: либо выйти из правительства, когда правительственный (и президентский) курс не будет соответствовать партийной программе, либо отказаться от партийной идентичности и полностью следовать «генеральной линии» президентской команды.

Во-вторых, в России невозможна правящая партия в полном смысле этого слова, так как ни доминирующая партия, ни партийная коалиция согласно Конституции не полномочны определять состав и политику правительства. В современной России отсутствует также потребность в создании партийных коалиций, так как любая коалиция, даже обладающая 100% мандатов в парламенте не сможет существенно влиять на позицию беспартийных правительства и президента.

К этому критическому замечанию В.Я. Гельмана уместно добавить, что в России в силу невостребованности партийных коалиций оказывается бесполезной и сама многопартийная модель.

В-третьих, отмечает В.Я. Гельман, в России малоэффективна деятельность оппозиции. Занимать конструктивную оппозицию не в состоянии ни одна из партий, ни любая партийная коалиция, ибо отсутствует реальный механизм проведения конструктивной оппозиции. Даже «оппозиционное президенту парламентское большинство оказывается перед выбором между стратегией радикального противостояния всем инициативам исполнительной власти без малейшей надежды на успех… и стратегией «врастания во власть», чреватой потерей идентичности и утратой электоральной базы».[19]

Любая партийная система в России малоэффективна потому, что Конституция ставит не политическую партию, не правительство, а президента в привилегированное положение. При неудаче президент легко выйдет из положения, отправив правительство или какого-либо министра в отставку.

В.Я. Гельман разделяет точку зрения А. Рябова о том, что российскому президенту выгодно находиться вне какой-либо политической партии и быть свободным от партийного контроля. «Для президента подобная зависимость объективно не выгодна, и потому попытки создания «партии власти» (ДВР, НДР и др.) регулярно проваливаются».[20]

Серьезные попытки осмысления общественных факторов становления партийной системы в России, поиска закономерностей этого процесса сделаны С.Н. Пшизовой в публикации «Какую партийную модель воспримет наше общество?». Автор указанной статьи рассматривает не только специфические особенности постсоветского общества, но и современные тенденции развития западных партий, отмечая и отличия, и сходства проявления этих тенденций.

Если большинство политологов находит, что в России возникло несколько партий традиционного типа (ЛДПР, «Яблоко», СПС, КПРФ), то С.Н. Пшизова сокращает их число до одной. «С точки зрения классической теории, в России была, есть, и, смею сказать, еще долго будет одна партия… По сравнению с ней все остальные организационно выглядят уродцами… Оргструктура КПРФ — недостижимый идеал для всех других партий».[21]

«Партия власти» в России с точки зрения теории не партия, а «квазипартия», «суперпартия». Она отличается от правящих партий других стран. «Российская «партия власти» не будучи политически и организационно оформленной, может включать в себя представителей самых разных партий и движений».[22]

Однако незначительный успех КПРФ на выборах надо рассматривать не как парадокс, а как закономерность. Наступила новая эпоха телекоммуникационных технологий. В наше время человек получает основную информацию не на собрании, не через общение с другими людьми, не через сопричастность к какой-либо организации, а индивидуально на дому через СМИ. Телевидение делает ненужным организацию, оставляет не у дел партийных активистов.

«Телевидение нанесло партиям сильный удар».[23] Именно поэтому оно оказалось наиболее губительным для массовой политической партии, т.е. для КПРФ.

Сегодня имидж кандидата стал более важным, чем партийная программа и практическая политика. При этом возросла и роль специалистов, формирующих этот имидж, и роль СМИ, возрастает и значение методов манипулирования общественным мнением.

В скором будущем, предсказывала С.Н. Пшизова, лидер будет оставаться один на один с избирателем, посредниками будут не «организации единомышленников», а имиджмейкеры. Жизнь показала правомерность такого прогноза: нынешние политические лидеры В.В. Путин и Д.А. Медведев не нуждаются в партии для общения с избирателями, с народом.

Итоги последних выборов 2003 и 2007 годов более отчетливо высветили направление эволюции как политического режима, так и партийной системы.

По мнению О.В. Гаман-Голутвиной исполнительная власть получила практически полный контроль над парламентом. Главным инструментом достижения электорального успеха стал административный ресурс. Произошло становление фактически однопартийной системы. Получилось почти по В.С. Черномырдину: «Сколько партий в России ни создавай, все равно получается КПСС». В нынешней политической системе страны место КПСС заняла «Единая Россия».[24]

Но наше время характеризуется тем, что традиционные партийные системы всех стран существенно трансформируются. Возникают новые «постмодернистские» партии. Это всеохватные, картельные партии, действующие по принципу «хватай всех подряд». Но для России характерна не только эта, но и другая роковая особенность, проявляющаяся в том, что ее партийная система тяготеет не к плюралистической, а к моноцентричной модели.

Особенностью России является еще и то, что власть одной партии (КПСС) перешла не к другой и не ко многим партиям, а осуществила другую трансформацию. Власть КПСС была демонтирована в конце 80-х — начале 90-х гг. с использованием института государства, а в 90-е годы появились еще и новые игроки — политико-финансовые (олигархические) кланы. Государство и эти кланы, вступив в конкурентную борьбу за власть, обзавелись и собственными политическими партиями.

«Единая Россия» лишь с натяжкой может быть названа политической партией, т.к. до сих пор не определилась ни с идеологической идентификацией, ни с партийной программой. Она опирается не на избирателя, а на государственный ресурс, но став «партией власти» отражает интересы не государства, а той группировки, которая в данный момент находится у власти. Именно смена у власти различных конкурирующих кланов предопределила перетекание партийных функционеров «партии власти» из ДВР в НДР, потом в «Единство» и, наконец, в «Единую Россию». Все эти партии, по мнению, О.В. Гаман-Голутвиной являются картельными.

Характеризуя партийную систему, Гаман-Голутвина отмечает, что из возможных альтернативных вариантов: «многопартийность» и «двухпартийность» Россия избрала «полуторапартийную систему» при доминировании «партии власти».[25]

Если В.Я. Гельман учел определяющее влияние Конституции РФ на становление партийной системы, а С.Н. Пшизова отметила значимость новых телекоммуникационных технологий, то И.И. Глебова в своей работе «Партия власти» подчеркнула особый характер российской власти. Если в странах Запада становление «партии власти» является партийным феноменом, т.е. вытекает из развития самих партий, то в России «природа этого феномена — не партийная, а властная», связанная «со спецификой самой Русской власти».[26]

Русская власть на протяжении всей своей истории не нуждалась в партии, она сама была всё. Только в периоды кризисов и слабости она временно «мимикрировала», становясь внешне похожей на европейскую власть. «Так было в 1906 году, …так произошло и в 1993 году» (Там же). Даже ленинская «партия нового типа» не избежала этой роковой судьбы. Завоевывала власть она еще как партия, но укрепив свое положение, «перестала быть партией (в смысле «pars») и переродилась в инструмент власти. Властное начало победило в ней партийное. Иначе говоря, она превратилась в саму власть, «оправленную» в партийность».[27] Но окончательно идея «партии власти» стала реализовываться лишь после 1993 года. В этот период власть занималась конструированием собственных партий. Первые «партии власти» оказались слабыми, но причина заключалась не в них, а в слабости самой власти. И только укрепление самой власти («Вертикали власти») позволило создать более успешную «Единую Россию».

«Единая Россия» отличается как от правящих партий Запада, так и от КПСС. Европейские правящие партии — это плод гражданского общества, который накопив силы завоевал власть и удерживает ее. Российская «партия власти» — это часть самой власти, это «лишь исполнитель властного заказа, она выполняет не функцию артикуляции интересов электората, а функцию представительства власти».

Русская власть всегда была тайной властью, а сейчас она приспосабливается к публичной власти. «Партия власти» — публичный инструмент «непубличной» Русской власти.[28]

«Единая Россия» не партия в строгом смысле этого слова, у нее нет партийной программы, нет своей идеологии и нет доверия в обществе. Но она в этом и не нуждается: программу ей формирует власть, для нее достаточно, чтобы власть внятно подавала свою идеологию. «Единой России» даже не надо стремиться к завоеванию власти, ее главной публичной ролью является забота об имидже власти. Ведь чем сильнее и привлекательнее сама власть, тем вероятнее победа ее «партии». Необходимо отметить также, что особенностью современной российской власти является объединение двух конкурирующих элитных групп: «корпоративного капитала» («олигархов») и «институтов власти» (чиновников). «Партия власти» объединила эти конкурирующие группы политической элиты и тем сняла остроту противоречия между Властью и Собственностью. Таким образом построение в России многопартийной модели выявило устойчивое воспроизводство «партии власти». В настоящее время «Единая Россия» располагает в Думе квалифицированным большинством и патронирует все 29 парламентских комитетов. Законодательная власть из оппонента исполнительной власти превратилась в преданного её сторонника. В общественном мнении «верховная власть персонифицирована в фигуре главы государства».[29]

Перед последними выборами в Государственную Думу (2007 года) в становлении партийной системы в России наблюдались новые явления. При поддержке власти стали создаваться, хорошо финансироваться и раскручиваться через СМИ новые партии, которые политолог А. Фролов назвал «партиями-спойлерами».[30] Английское слово «спойлеры» переводится как «грабители». Такие партии нужны для ослабления оппозиционных сил, для привлечения на свою сторону части протестного электората. В 2006 к спойлерам КПРФ социологи относили «Родину», Партию пенсионеров (РПП), Аграрную партию (АПР) и «Патриотов России».[31]

В 2007 году две из этих партий: «Родина» и РПП объединились вместе с «Партией жизни» и составили «Справедливую Россию», которая стала претендовать на вторую партию власти. Однако, после того, как на выборах в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга в марте 2007 года «Справедливая Россия» потеснила не столько КПРФ, сколько «Единую Россию», её финансовая поддержка и поддержка в СМИ пошли на убыль.

К наиболее ярким проявлениям своеобразия партийной системы России политологи относят также и то, что во главе «партии власти» с 2008 года встал беспартийный лидер В.В. Путин, переместившийся с должности президента в кресло главы правительства страны.

Таким образом, в России вместо становления многопартийной демократии наблюдается процесс смены одного однопартийного типа авторитаризма на другой. И вопрос только в том, как долго новый режим будет маскироваться под демократию, как скоро он станет откровенно авторитарным. Политологи Л.Е. Бляхер и Т.Л. Огурцов совсем недавно отмечали, что «легитимность режима пока базируется только на харизме В. Путина и растущих ценах на нефть и газ» и не исключают, что в менее благоприятной ситуации «он будет вынужден всё более стремительно эволюционировать в сторону откровенной диктатуры».[32]

Эти прогнозы политологов оправдываются в условиях мирового экономического кризиса. Последние инициативы президента подтвердили предположения о том, что пока лидеры страны В.В. Путин и Д.А. Медведев сохраняют высокую популярность, они неизбежно будут способствовать перенастройке политических институтов в интересах центральной власти.[33] Уже на первом году президентства Д.А. Медведева «Единая Россия» поддержала его предложение об удлинении сроков полномочий президента с четырёх до шести и парламента с четырёх до шести лет и провела через Государственную Думу соответствующую поправку к Конституции. А в марте 2009 года Государственная Дума утвердила в первом чтении президентский законопроект о внесении изменений в Федеральный закон «О политических партиях». Хотя новые поправки в закон смягчают формальные требования к политическим партиям и будут способствовать увеличению количества партий, представленных в органах власти, но выиграют от них в первую очередь праволиберальные силы.

Оппозиционная КПРФ расценила эту инициативу президента, как попытку реанимировать «осколки маргинальных партий либерального толка», подставить кремлёвское плечо «праводельцам». Опасным и неприемлемым по оценке коммунистов является предложение об ограничении сроков полномочий партийных лидеров и о ротации руководящих кадров всех политических партий. Газета «Советская Россия» расценила это как стремление президента осуществить «политическую приватизацию», «управлять партиями».[34]

Все это может таить в себе ту опасность, на которую указывал еще Платон, когда народный «ставленник, пользуясь совершенным повиновением народа» установит тиранический режим, при котором «чернь, убегая от дыма рабства, налагаемого людьми свободными, попадает в огонь рабов, служащих деспотизму».[35]

2.2 Сформировавшийся баланс сил в современной партийной системе РФ

Политические партии, как известно, представляют собой организации, имеющие общую идеологическую основу, агрегирующие наиболее значимые общественные интересы и действующие в целях реализации этих интересов путем завоевания и осуществления государственной власти.

Ни для кого не секрет, что политические партии, которые в любой демократической системе являются ключевыми политическими субъектами, обеспечивающими аккумулирование общественных интересов, их представительство во властных структурах, взаимосвязь власти и общества, в российской политике занимают весьма скромное место. По мнению ряда политологов, это явление не следует расценивать как российскую специфику, поскольку аналогичные процессы падения авторитета и влияния политических партий наблюдаются в последние десятилетия и в развитых демократиях. Однако сходство здесь только внешнее. В демократических системах ослабление роли партий как ведущих политических субъектов сопровождается усилением влияния на политику различных гражданских инициатив, многочисленных групп интересов, отражающих позиции самых широких (и не только элитных) общественных слоев. В современной России эти формы политической субъектности не получили сколько-нибудь заметного развития.

Кстати, в силу именно этих причин - отсутствия базовых оснований гражданского общества - и политические партии не смогли превратиться в мощные и влиятельные политические субъекты. В современных условиях люди предпочитают голосовать не за формулируемые партиями политические платформы и программы, а за конкретных администраторов, бизнесменов, директоров, от которых они непосредственно зависят. Статус и влияние партий в российской политике во многом поддерживаются за счет функционирующей в общенациональном масштабе пропорциональной избирательной системы. Ведущие партии (по крайней мере, те, что имеют устойчивое представительство в Государственной Думе на протяжении двух избирательных кампаний) отражают не столько сложившиеся группы политических интересов, сколько довольно устойчивые политико-идеологические ориентации электората. К примеру, левым (социалистическим, коммунистическим) настроениям в партийной системе соответствует голосование за КПРФ, националистическим - за ЛДПР. В то же время, как показал опыт отдельных субъектов Федерации, отказавшихся от такой избирательной системы (например, Саратовской области) переход к мажоритарным выборам в местные органы власти резко снижает роль политических партий как субъекта политики. Некоторые политологи даже утверждают, что на региональном уровне "партии вообще начинают исчезать".

Компартию РФ, обладающую определенными ресурсами влияния на процесс принятия важнейших государственных решений, не следует рассматривать как некое исключение, опровергающее эту тенденцию. КПРФ представляет собой сложное и неоднородное образование переходного типа, в значительной мере являющееся рудиментом прежней политической системы. И по мере дальнейшего развития политического процесса ее роль и влияние скорее всего будут падать. Отчасти эта тенденция уже подтвердилась на местных выборах, как губернаторских, так и в еще большей степени на выборах законодательных собраний, в 2007 году, в ходе которых позиции КПРФ в ряде регионов значительно ослабли, что в то же время не сопровождалось усилением влияния других партий.

Другой важной причиной слабости партий является существующий в настоящее время в России перекос баланса властей в пользу институтов исполнительной власти. Общенациональный и региональные парламенты, чьи властные полномочия весьма ограничены, не могут в современных условиях стать теми институтами, которые формировали бы благоприятные политико-правовые предпосылки для развития партий. В результате в рамках политической системы "суперпрезидентской" республики в современной России возникает серьезное противоречие. Политические партии, важнейшей целью которых является завоевание государственной власти, практически лишены возможности решать эту задачу. В этих условиях субъектность партий, включая и фактически выполняющую роль системной оппозиции КПРФ, объективно ограничивается функциями поддержания существующей системы. В этом смысле политическая субъектность партий определяется ситуативными интересами партийной олигархии, являющейся составной частью нынешней политической элиты.

Необходимость следования демократическим процедурам поведения, важнейшей из которых является участие в выборах, поставило элиту перед необходимостью институционального оформления своей деятельности в рамках структур партийного типа. В принципе такой способ партийного строительства сверху хорошо известен в политической науке благодаря опыту модернизирующихся обществ, где властвующая элита сама выступает в качестве инициатора создания партий. Но в современной России подобные попытки в рамках участия в общенациональных парламентских выборах 1993 и 1995 годов не принесли желаемого результата. Ни "Выбору России" и ПРЕС в 1993-м, ни НДР в 1995 годах не удалось добиться победы. Причин тому было несколько.

Во-первых, явные неудачи курса социально-экономических преобразований делали позицию этих партий заведомо уязвимой в свободной конкурентной борьбе с оппозиционными политическими объединениями, выступавшими с жесткой критикой действий власти. В этих условиях идеологические различия, активно провозглашавшиеся лидерами партий, отражавшими интересы элиты, фактически выполняли роль инструмента распознавания по принципу "свой - не свой" для различных представителей истеблишмента. Для общественного же мнения подобные различия не имели принципиального значения, поскольку эти партии прочно связывались с непопулярной действующей властью.

Во-вторых, неудачи власти на парламентских выборах объяснялись неспособностью элиты к политической консолидации. Институциональное оформление истеблишмента в рамках объединений партийного типа неизбежно привело бы к ограничению реальной власти президента, поставило бы его под контроль элиты. Но это означало бы коренное изменение механизма реализации властных отношений, сформировавшегося в системе "суперпрезидентской" республики. Поэтому не случайно, что на протяжении нескольких лет Борис Ельцин несколько раз отвергал предлагавшиеся ему проекты создания "президентской партии" и, более того, в ходе двух парламентских избирательных кампаний ориентировался на то, чтобы интересы властвующей элиты представляли сразу несколько избирательных объединений, фактически соперничающих друг с другом. Такой подход, рассчитанный на создание "властной многопартийности", как показывает опыт модернизирующихся обществ (к примеру, шахского Ирана, постнасеровского Египта), не может привести к формированию мощной субъектности в данном сегменте политического пространства. "Партия власти" может быть только одна, и возглавляться она должна только лидером государства.

Партия власти после парламентских выборов 2007 г., окончательно закрепив за собой положение доминирующей партии, обрела полную монополию в партийной системе, которая становится прогосударственной.

Следствием этого является то, что связи между партиями в системе обретают такое качество, которое полностью исключает возникновение нестабильности политического режима в целом. Сами же партии подключаются к моноцентричной партийной системе в качестве спутников партии власти. В современных российских условиях контролируемая властью моноцентричная партийная система используется для сохранения легитимности политического режима, а также препятствует возникновению альтернатив существующему статус-кво.


Заключение

Итак, достигнув цели нашей курсовой работы, попытаемся кратко сформулировать основные положения.

Избирательная реформа оказала стимулирующее влияние на развитие российских партий, а конституционная реформа, напротив, во многом подорвала этот процесс. Заложенная в Конституции России 1993 года модель взаимоотношений «ветвей власти» может быть охарактеризована как «президентско-парламентская» республика с сильным президентом. Основные черты такой модели связаны не только с ограниченностью полномочий парламента по контролю над правительством, но и с почти безраздельным господством президента по отношению к правительству.

Принято считать, что президентские режимы в целом неблагоприятны для развития партий; более того, президентские режимы плохо сочетаются с наличием партийных систем с числом партий более двух. Сочетание же президентско-парламентской модели со смешанной электоральной формулой - наиболее неблагоприятный конституционный выбор для развития молодых демократий. Применительно к развитию партийной системы в России подобное сочетание дало целый ряд негативных эффектов.

В условиях нынешнего политического режима в России наблюдается режим благоприятствования для существования правящих партий и коалиций. В то время как для оппозиционных партий и коалиций ситуация обстоит не лучшим образом, поскольку для них возникает вызов превращения в полуответственную оппозицию (не готовую к участию в правительстве и не имеющую шансов на вхождение в его состав) либо в полуоппозицию (не представленную в правящей группировке, но готовую в нее войти без фундаментальных изменений режима). Развитие этих процессов в условиях, когда партии являются основным субъектом парламентской политики, в перспективе может привести к дискредитации политических партий как института. С другой стороны, при дальнейшей демократизации режима не исключен и переход к формированию партийных или коалиционных правительств (например, в случае избрания на пост президента представителя КПРФ), и, следовательно, укрепление партий и партийной системы в целом.

Современная партийная система России, может быть охарактеризована как многопартийная, находящаяся в состоянии перехода от поляризованной партийной системы к системе ограниченного плюрализма, с элементами мнимой и искусственной многопартийности, политически фрагментированная.

Мы можем заключить, что развитие партийной системы идёт по пути постепенного перерастания поляризованной партийной системы в систему ограниченного плюрализма. Число реально действующих партий сокращается (хотя формально они продолжают существовать, чаще всего они примыкают к какой-либо сильной партии, стоящей на сходных идеологических позициях).

Низкая стабильность партийной системы связана с, во-первых, социальной структурой общества, а именно, отсутствием четких социальных групп (отсутствием среднего класса как основы политического центра, гаранта стабильности, во-вторых, отсутствием консенсуса в обществе по вопросам о путях развития и сути реформ, в-третьих, отсутствием в обществе определенного взгляда на территориально-государственной устройство) – эти расколы в обществе приводят к фрагментации и низкой стабильности партийной системы.

Однако, необходимо отметить, что наличествуют и постоянные участники избирательных кампаний, которые получают места в Государственной Думе и формируют собственные депутатские объединения. Наличие такого элемента как «партия власти» показывает, что российская партийная система не является институтом сформировавшимся, принявшим конкретные формы, функционирующим по определенным правилам.


Список литературы

1. Алисова Л.Н. Партийная система // Политическая энциклопедия. В 2 т. Т. 2 / Нац. обществ.-науч. фонд; Рук. проекта Г. Ю. Семигин. – М: Мысль, 1999.

2. Арон Р. Демократия и тоталитаризм. - М.: Текст, 1993.

3. Бляхер Л.Е., Огурцова Т.Л. Приключения легитимности власти в России, или воссоздание презумпции виновности // Полис, 2009, №3. – С.53-65.

4. Вятр Е. Социология политических отношения / Общ. ред. Ф.М. Бурлацкого. – М.: Прогресс, 1979.

5. Гаман-Голутвина О.В. Российский парламентаризм в исторической ретроспективе и сравнительной перспективе // Полис, 2009, №3. – С.67-74.

6. Гаман-Голутвина О.В. Российские партии на выборах: Картель «хватай – всех» // Полис, 2008, №1. – С.22-25.

7. Гельман В.Я. О становлении российской партийной системы и практиках политических коалиций // Полис, 2007, №3. – С.188-191.

8. Глебова И.И. Партия власти // Полис, 2004, №2. – С.85-92.

9. Дюверже М. Политические партии. – М.: Академический проект, 2000.

10. Заславский С.Е. Российская модель партийной системы // Вестник Московского университета. Сер. 12, Социально-политические исследования. - 1994. - № 4.

11. Иванов В. Власть строит партии под себя // Советская Россия, 2009, 19 марта, №27. – С.1-4.

12. Каддафи М. Зеленая книга. – М: Междунар. отношения, 1989. – 160 с.

13. Костиков В. Запах победы // Аргументы и факты, 2009, 11 – 17 марта, №11. – С.6.

14. Малов Ю.К. Введение в теорию политических партий (обзор идей и концепций). – М.: Русский мир, 2005. – С.27-29.

15. Муштук О.З. Политология. – М.: Маркет ДС, 2006. – С.25-26.

16. Парсонс Т. О социальных системах / Под ред. В.Ф. Чесноковой и С.А. Белановского. – М.: Академический проект, 2002. – С.135.

17. Платон. Государство. Книга восьмая // Книга государя. Антология. СПб. Амфора, 2004. – С.110-156.

18. Пшизова С.Н. Какую партийную модель воспримет наше общество? // Полис, 2008, №4. – С.101-113.

19. Самсонова Т.Н. Сравнительный анализ многопартийной системы в современной и дореволюционной России // Вестник Московского университета. Сер. 12, Социально-политические исследования. - 1993. - № 6.

20. Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. – М.: Аспект Пресс, 2001.

21. Фролов А. Партии и спойлеры // Советская Россия, 2006, 4 апреля, №35. – С.3.

22. Шмачкова Т.В. Теории коалиций и становление российской многопартийности (методики рационализации политического процесса) // Полис, 2006, №5. – С.28-52.


Приложение

Отличительные признаки партии (по Дж.Лаполамбара, М.Вейнер)


[1] Муштук О.З. Политология. – М.: Маркет ДС, 2006. – С.25-26.

[2] Малов Ю.К. Введение в теорию политических партий (обзор идей и концепций). – М.: Русский мир, 2005. – С.27-29.

[3] Парсонс Т. О социальных системах / Под ред. В.Ф. Чесноковой и С.А. Белановского. – М.: Академический проект, 2002. – С.135.

[4] Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. – М.: Аспект Пресс, 2001. – С.27-28.

[5] Каддафи М. Зеленая книга. – М: Междунар. отношения, 1989. – 160 с.

[6] Алисова Л.Н. Партийная система // Политическая энциклопедия. В 2 т. Т. 2 / Нац. обществ.-науч. фонд; Рук. проекта Г. Ю. Семигин. – М: Мысль, 1999. – С.118-119.

[7] Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. – М.: Аспект Пресс, 2001. – С.19.

[8] Дюверже М. Политические партии. – М.: Академический проект, 2000. – С.31.

[9] Вятр Е. Социология политических отношения / Общ. ред. Ф.М. Бурлацкого. – М.: Прогресс, 1979. – С.46.

[10] Цит. по Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. – М.: Аспект Пресс, 2001. – С.155.

[11] Самсонова Т.Н. Сравнительный анализ многопартийной системы в современной и дореволюционной России // Вестник Московского университета. Сер. 12, Социально-политические исследования. - 1993. - № 6.

[12] Заславский С.Е. Российская модель партийной системы // Вестник Московского университета. Сер. 12, Социально-политические исследования. - 1994. - № 4.

[13] Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. – М.: Аспект Пресс, 2001.

[14] Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. – М.: Аспект Пресс, 2001. – С.87-89.

[15] Арон Р. Демократия и тоталитаризм. - М.: Текст, 1993. – С.62.

[16] Шмачкова Т.В. Теории коалиций и становление российской многопартийности (методики рационализации политического процесса) // Полис, 2006, №5. – С.30.

[17] Там же. – С.52.

[18] Гельман В.Я. О становлении российской партийной системы и практиках политических коалиций // Полис, 2007, №3. – С.189.

[19] Гельман В.Я. О становлении российской партийной системы и практиках политических коалиций // Полис, 2007, №3. – С.90.

[20] Там же. – С.91.

[21] Пшизова С.Н. Какую партийную модель воспримет наше общество? // Полис, 2008, №4. – С.106.

[22] Там же. – С.106.

[23] Там же. – С.110.

[24] Гаман-Голутвина О.В. Российские партии на выборах: Картель «хватай – всех» // Полис, 2008, №1. – С.22.

[25] Гаман-Голутвина О.В. Российские партии на выборах: Картель «хватай – всех» // Полис, 2008, №1. – С.25.

[26] Глебова И.И. Партия власти // Полис, 2004, №2. – С.85.

[27] Глебова И.И. Партия власти // Полис, 2004, №2. – С.87.

[28] Там же. – С.87.

[29] Гаман-Голутвина О.В. Российский парламентаризм в исторической ретроспективе и сравнительной перспективе // Полис, 2009, №3. – С.71.

[30] Фролов А. Партии и спойлеры // Советская Россия, 2006, 4 апреля, №35. – С.3.

[31] Там же. – С.3.

[32] Бляхер Л.Е., Огурцова Т.Л. Приключения легитимности власти в России, или воссоздание презумпции виновности // Полис, 2009, №3. – С.53.

[33] Костиков В. Запах победы // Аргументы и факты, 2009, 11 – 17 марта, №11. – С.6.

[34] Иванов В. Власть строит партии под себя // Советская Россия, 2009, 19 марта, №27. – С.1.

[35] Платон. Государство. Книга восьмая // Книга государя. Антология. СПб. Амфора, 2004. – С.110.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий