регистрация / вход

Мысли о настоящем и будущем политической системы в России

Если посмотреть подноготную последних выборов, то Геннадий Адреевич "героическими усилиями" выбил у администрации президента ярлык на великое оппозиционирование, поборов на этом пути даже друга Путина - Миронова.

Алексей Неживой

Когда читаешь постоянно прокручиваемые в прессе мытарства и угрозы лидеров официальной оппозиции связанные с несправедливостью по отношению к ним при учете голосов и желание вернуть назад украденные от нескольких до десяти процентов, а также сообщения о том, как разбирается власть с неофициальной оппозицией. Начинаешь вспоминать поездки по стране и наблюдаемый везде пусть неорганизованный, но всё более радикальный и массовый протест. И в голову лезут постоянно одни и те же мысли, о том какой реальный социально-политический запрос населения записан в самой сути происходящего сейчас вокруг нас политического процесса, ибо только он может указать путь к способам изменения сложившейся ситуации.

Особенно способствуют этим мыслям информация о маханиях в воздухе кулаками в непонятном направлении лидеров КПРФ, типа КПРФ намерена оспорить победу Дмитрия Медведева в судебном порядке.

Если посмотреть подноготную последних выборов, то Геннадий Адреевич "героическими усилиями" выбил у администрации президента ярлык на великое оппозиционирование, поборов на этом пути даже друга Путина - Миронова, в обмен за это ему было поставлено условие участвовать в выборах в качестве технического кандидата, основной функцией которого было придание политической легитимности процессу передачи власти приемнику. Геннадий Андреевич попал в непростое положение, оппозиция и партийный актив от него требовала как раз шагов по срыву кремлёвского шоу - "Приемник". Но что стоит в российской властной системе желание народа, пусть даже активной его части, а тёплые места в Думах совсем другое дело. Вот и выбрал Геннадий Андреевич в очередной раз нечистого. Однако выборы прошли, приемник уже у руля и теперь вопрос первой важности удержаться на оппозиционном псевдоолимпе. Вот теперь для партийного актива найдено подходящее дело - скрепеть зубами и охать и стонать, что проклятый режим в очередной раз обидел бедного Геннадия Андреевича. Причём заметем митинги-то собирать не будем, программа протеста есть - да народ не верит(, да и Кремль добро не даёт). Будем просить о поблажках для оппозиции, а актив пусть гордится своей работой ведь реально то, Геннадий Андреевич набрал все 30 %.

Давайте попробуем выянить параметры происходящего политического процесса, а выяснив их сформировать критерии для способов и методов оказания на этот процесс влияния на основе оппонирования существующей политической власти:

Итак свойства социально-политического протеста в России.

1. Официальный протест. Представлен на данный момент одной партией КПРФ, остальные организации несущественны и малозначимы. Это свойство со всей наглядностью продемонстрировали минувшие выборы, электоральная поддержка остальных оппозиционных партий по сравнению с КПРФ была мизерна. Партию Жириновского из рассмотрения исключим, так как она хоть и отвечает запросу части населения, но реально никакой протестной деятельности не ведет и о своей оппозиции власти не заявляет. Почему официальный протест - потому, что его субъекты являются субъектами официальной политической системы в силу их нахождения в Государственной Думе, наличия официальной регистрации - то есть обладают всеми атрибутами для полномасштабного участия в политической жизни страны в рамках действующего законодательства. Основой официальности КПРФ являются усилия Зюганова и его ЦКшного клана по властной легимитизации КПРФ - то есть потребность власти в существовании КПРФ. Основа нужности для власть предержащих в стране - превращение реального протеста в формальный и контроль над паровыпусканием у протестной части населения на федеральном уровне. КПРФ пусть формально из-за политики руководства, но идеологически направлена против существующего в России строя и режима. Что привлекает в эту нишу на первых порах активную часть протестного населения? Прежде всего федеральный масштаб и думские трибуны. С этой точки зрения приходя под крыло КПРФ протестный актив аккумулируется и получает рупор для оглашения перед власть предержащими своих требований. Вот только дальше не получается, потому что верхушка КПРФ уже давно интегрировалась в во властную политическую систему и вместо аккумулированного протестного действия на власть давно занимается конвертацией угрозы этого действия в чёткие договоренности с властью, по которым она получает часть официального политического и властного пирога - и в политике остается и живёт сыто. Через некоторое время отчаявшийся получить поддержку своим протестным желаниям актив начинает бунтовать, наезжать на руководство - и далее следуют от пароходных съездов до дел неотроцкистов. После чего актив уходить в самостоятельное плавание и начинает войну на два фронта, против режима и против КПРФ, а итоге против уже всей официальной политической системы в России и правящей и официально оппозиционной.

Факт этот успешно используется руководством КПРФ внутри самой партии и оставшийся актив уже борется не только на словах и в виде имитационных акций, а также участия в выборных кампаниях с ненавистным ему режимом, но ещё и в виде конкретного саботажа с таким же активом, но оппонирующим руководству КПРФ снаружи партии. Итог - разрозненность протестных действий именно на уровне участия актива, внутри партии усиленное культивирование культа любви и бережного отношения к бессменному вождю Геннадию Андреевичу. Кроме этого возрастает капитализация, политическая естественно, руководства КПРФ в глазах кремлёвской администрации, что опять же Геннадий Андреевич успешно конвертирует в капитализацию реальную своего клана.

Итак получается протест КПРФ - федеральный уровень, думские трибуны, имитационный или договорной по отношению к власти характер. Место Геннадия Андреевича в политической системе хорошо продемонстрировал недавно Тулеев.

Актив в КПРФ - реальный протестный характер, однако энергия постоянно направляется в сторону от реальных целей. Протест - не отвечает социально-политическим запросам актива.

С другой стороны КПРФ официальная - федеральная ниша, позволяющая аккумулировать протестный актив и самое главное дающая защиту от политических преследований, а также первичную организационную базу для организации протеста. Протест этот на местах зачастую носит на индивидуальном и групповом уровне весьма радикальный характер, который руководство не может отследить, да и не хочет опять же с целью поднятия своего политического веса у властных кланов. Борьба с неотроцкистами и кротами возникает в момент, когда протест начинает на региональном и тем более федеральном уровне угрожать существующей политической системе.

То есть получается, что в рамках КПРФ может существовать организованный протестный элемент, и более того существовать до определенного предела пусть разобщённый радикальный протест.

Кроме того в рамках КПРФ существует в общем и целом достаточно стабильная и чёткая политическая программа - добиться как можно большего электорального веса в рамках существующего политического режима, которая является неплохим способом выпускания политического пара с одной стороны, с другой неплохо объединяет актив, правда постоянно исторгая из партии наиболее интеллектуальную и радикальную часть этого актива.

2. Несистемная оппозиция - раздробленна по политическим и социальным основаниям, жестоко подавляема властью - недавние марши несогласных и акции протестных групп в Москве это со всей наглядностью продемонстрировали. У этого протеста прежде всего нет общепризнанных политических лидеров в силу того, что ни у кого из существующих лидеров нет возможности создать хотя бы начальную организационную базу для федеральной структуры, либо такая база есть (если брать в рассмотрение СПС), но нет поддержки реального политического актива. Кроме того многочисленные политические перипетии в которых побывала старая когорта несистемных политических деятелей привела к разочарованию в них в среде актива - для примера можно упомянуть того же Анпилова или Проханова. Сейчас появляется новое поколение политических лидеров, но оно малочисленно и самое главное полностью лишено возможности организации хоть какой-нибудь организационной базы, яркий пример Сергей Удальцов.

Однако несистемный протест всё же существует и несмотря на то, что носит индивидуально-групповой разрозненный характер он становится все более и более массовым, как по количеству участников, так и по количеству проводимых акций. А количество, как известно переходит в качество, сейчас уже можно можно говорить о системном неорганизованном радикальном протесте. У него нет пока лидеров, нет пока связи между отдельными протестными группами, нет соответственно консолидирующих политических направлений - они невыработаны. К системным свойствам протеста можно прежде всего отнести его источник, который постоянно в разных частях страны и в разные периоды времени порождает этот самый протест. Источником этого протеста является полная антисоциальность установившегося в стране политического и экономического режима. В итоге кто-то протестует против лишения его свободы выбора, кто-то против нарушения прав на безопасное проживание, кто-то против нарушения экономических прав, кто-то против социального неравенства и т.д. и размах порождаемого протеста постоянно растёт. Сразу можно оговориться, что у такого протеста не может быть идеологического единства, однако поскольку у всех общий враг возможно единство политическое, более того на основе организации политических действий и умения прийти к политическому компромиссу из этого протеста может вырасти в будущем новая политическая система страны.

Итого можно констатировать системное массовое порождение правящим режимом радикального протеста. Политическую неорганизованность этого протеста. Отсутствие у протестующего актива общих лидеров и общей политической программы, однако наличие скрытой неосознанной направленной на разрушение сложившейся социально-экономической системы, в которой нарушаются права всех и вся. Кроме этого следует указать на структурные свойства радикального протеста. Он разделён по объекту протеста на своеобразные протестные подпространства, например, подпространство протестующее против точечных застроек, застроек лесопарковых зон, застроек нарушающих экологическую безопасность проживающих вокруг, в это подпространство входят ячейки жителей больших и малых городов, объединенных протестом против нарушениях их прав на безопасное для здоровья проживание. Есть другое подпространство, профсоюзы, которые реально борются за права рабочих. Есть подпространство жителей общежитий, которые борются вообще за право выживания. Есть различные политические группы, которые борются против процесса политической маргинализации. Есть подпространство жителей села протестующих против незаконного банкротства сельхозпредприятий и незаконного захвата земли. И так далее. Основу таких подпространств составляются элементарные структуры протеста - группы протеста, которые даже можно официально зарегистрировать в местных органах власти. Такую группу можно упрощенно именовать протестной ячейкой.

Чтобы ещё конкретней описать механизм протеста нужно упомянуть, что в его основе лежит прежде всего протест против экспансивно-корыстных политических, социальных и экономических устремлений правящей в стране коррумпированной бюрократии во главе с группами влияния, а также то, что эта система не хочет и не умеет находить компромисса с социально-экономическими интересами населения и пытается решить проблему исключительно с помощью репрессивных действий и пустых пиар шоу, типа национальных проектов, что приводит только к радикализации.

Ну а когда механизм протеста понятен, структурно этот протест также достаточно просто описывается, отсюда легко описать существующий в стране политический запрос, на лучший сценарий объединения этого протеста и следовательно на смену системы политической власти.

- Итого, тот кто хочет получить власть в стране в будущем, должен отказаться от растрачивания сил в борьбе за роль пахана официальной оппозиции в стране, использовать официальные оппозиционные партии (реально КПРФ), как аккумулятор и последующий источник реального политического актива, предложить политический механизм организационного объединения сначала протестующих подпространств, а затем и всего пространства реального протеста. А для этого придется из лидеров этих самых протестных ячеек, затем подпространств создать новую политическую элиту от местной до федеральной и встать на вершину политического интереса этой элиты - сокрушения существующего сейчас несправедливого положения дел.

Понятно, что в этих условиях после разрушения существующей политической системы произойдёт дальнейшее политическое размежевание протестующих, однако это уже будет другая история и и совсем другие мысли.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий