регистрация / вход

Личность как субъект политики

Личность как первичный субъект и объект политики. Группы и классификации субъектов политики. Патерналистская концепция личности. Политический человек у Платона и Аристотеля. Мотивация и предпосылки политической деятельности. Факторы политического участия.

Министерство образования и науки Российской Федерации

Министерство образования Московской области

Московский государственный областной педагогический институт

Курсовая работа

на тему

Личность как субъект политики

Космыниной Ольги

Юрьевны

г. Орехово-Зуево

2010

Содержание

личность субъект политика

Глава 1 Личность как субъект и объект политики

Личность как первичный субъект и объект политики

Группы и классификации субъектов политики

Индивид как субъект политики

Патерналистская концепция личности

Политический человек у Платона и Аристотеля

Глава 2 Личность в политическом процессе

Личность в политическом процессе

Предпосылки для участия личности в политическом процессе

Черты личности, необходимые успешному политику

Основополагающие права человека и их роль

Человеческое измерение политики

Мотивация и предпосылки политической деятельности

Глава 3 Политическое участие

Понятие политического участия

Теории политического участия

Факторы политического участия

Типы политического поведения и участия

Заключение

Использованная литература

Введение

В нормальном, цивилизованном обществе политика осуществляется для людей и через людей. Какую значительную роль ни играли бы социальные группы, массовые общественные движения, политические партии, ее главным субъектом выступает личность, так как сами эти группы, движения, партии и другие общественные и политические организации состоят из реальных личностей. Только через взаимодействие их интересов и воли определяется содержание и направленность политического процесса, всей политической жизни общества. Активное участие личности в политической жизни общества имеет многоплановое значение.

Во-первых, через такое участие создаются условия для более полного раскрытия всех возможностей человека, для его творческого самовыражения, что составляет необходимую предпосылку наиболее эффективного решения общественных задач. Качественное преобразование всех сторон жизни предполагает всемерную интенсификацию человеческого фактора, активное и сознательное участие в этом процессе широких народных масс. Но вне демократии, доверия и гласности становятся невозможны ни творчество, ни осознанная активность, ни заинтересованное участие.

Во-вторых, всеобщее развитие человека как субъекта политики является важным условием тесной связи политических институтов с гражданским обществом, контроля за деятельностью политико-управленческих структур со стороны народа, средством противодействия деятельному аппарату управления, отделений функций управления от общества.

В-третьих, через развитие демократии общество удовлетворяет потребность своих членов участвовать в управлении делами государства.


Глава1. Личность как первичный субъект и объект политики

Анализ места человека в политической жизни открывает крупный раздел политической науки, посвященный субъектам политики. Обычно под субъектами понимают индивиды и социальные группы (слои), а также организации, принимающие непосредственное более или менее сознательное участие в политической деятельности, хотя степень такой сознательности может быть различным. Так, известный американский политолог Г.Алмонд в зависимости от осознанности участия в политике раз три группы ее субъектов.

Группы субъектов

1) субъекты персональные, движимые заботой о своих непосредственных, местных, повседневных интересах и не осознающие политических последствий своего участия, своей политической роли;

2) субъекты-подданные, понимающие свою политическую роль и назначение, но не видящие возможности выйти за их пределы, самостоятельно воздействовать на политическую жизнь;

3) субъекты-партиципанты (участники), ясно осознающие свои цели и пути их реализации и использующие для этого институциональные механизмы (партии, движения и т.п.).

Классификация субъектов политики достаточно разнообразна. Пожалуй, наиболее широко распространено их деление на два основных уровня:

1) социальный, включающий индивидов и различные социальные слои (в том числе профессиональные, этнические, демографические и др.). Сюда относятся личность, профессиональная группа, нация, класс, элита и т.д.;

2) институциональный, охватывающий государство, партии, профсоюзы, политические движения, институциализировавшиеся группы интересов и т.д.

Иногда выделяется и третий, «функциональный» уровень, включающий социальные институты, предназначенные для выполнения преимущественно неполитических задач, хотя в действительности оказывающие заметное, а порою и весьма существенное влияние на политику: церковь, университеты, корпорации, спортивные ассоциации и т.п.

В англоязычной политологии вместо термина «субъект политики» употребляется понятие «политический актер» (или «актор»). Это связано прежде всего с тем, что слово «субъект» (subject) в английском языке традиционно означает «подданный». Однако имеющиеся в мировой политической науке терминологические расхождения не меняют сути дела. Анализ субъектов политики занимает в ней одно из центральных мест.

Первичный субъект политики

Первичным субъектом политики является личность (индивид). Как отмечали еще древние (Протагор), «человек есть мера всех вещей». Это полностью применимо и к политике. Именно личность, ее интересы, ценностные ориентации и цели выступают «мерой политики», движущим началом политической активности наций, классов, партий и т.д. Проблема личности имеет в политической науке по меньшей мере три главных аспекта:

1) личность как индивидуальные психофизиологические (эмоциональные, интеллектуальные и др.) особенности человека, его специфические привычки, ценностные ориентации, стиль поведения и т.п. При анализе личности под эти углом зрения основное внимание обычно уделяется политическим лидерам, от индивидуальных особенностей которых часто зависит большая политика;

2) личность как представитель группы: статусной, профессиональной, социально-этнической, классовой, элиты, масс и т.п., а также как исполнитель определенной политической роли: избирателя, члена партии, парламентария, министра. Такой подход к личности как бы растворяет ее в более крупных социальных образованьях или же предписанных ей ролях и не позволяет отразить автономию и активность индивида как специфического субъекта политики;

3) личность как относительно самостоятельный, активный участник политической и общественной жизни, обладающий разумом и свободой воли, не только общечеловеческими, но и уникальными в своем роде чертами, т.е. как целостность, не сводимая к ее отдельным социальным (профессиональным, классовым, национальным и т.п.) характеристикам и имеющая политический статус гражданина или подданного государства. Именно в этом своем аспекте человек обычно взаимодействует с властью, выполняет определенные политические обязанности и выступает субъектом и объектом, предметом воздействия политики. О таком понимании личности и пойдет речь в настоящей главе.

Патерналистская концепция личности

Место человека в политической жизни издавна является предметом горячих споров, которые не утихли и в наши дни. Уже в древности появляются учения, по-разному оценивающие отношение личности к политике и государству.

Наиболее влиятельные из них — учения Конфуция, Платона и Аристотеля. Первый из этих мыслителей детально разработал патерналистскую концепцию государства, господствовавшую в мировой политической мысли на протяжении многих веков, а на Востоке — почти двух тысячелетий.

Патерналистский взгляд на политику и личность исходит из неравенства политического статуса людей, трактовки государства как одной большой патриархальной семьи, в которой вся полнота власти принадлежит правителю- отцу. Остальные же граждане делятся на старших — аристократию и чиновничество, и младших — простой люд. Младшие должны безропотно подчиняться старшим, которые, и прежде всего монарх, в свою очередь призваны заботиться о благе народа.

В патерналистской концепции власти рядовому человеку уделяется роль простого исполнителя царской воли, освещаемой божественным происхождением или церковным благословением монарха. Индивид выступает здесь не сознательным или полусознательным субъектом политики, не гражданином, обладающим неотчуждаемыми правами, а главным образом лишь парохиальным, т.е. политически бессознательным участником политики. И лишь высшие слои общества поднимаются до полусознательного, подданнического участия.

В современном мире патерналистские взгляды на соотношение индивида и власти в основном преодолены, хотя многие из отмеченных выше идей и сегодня достаточно широко распространены в развивающихся странах с преимущественно крестьянским населением, в авторитарных и тоталитарных государствах, представляющих вождя-диктатора как отца нации, защитника простого человека, а в какой-то степени и в демократических государствах, где часть населения все еще воспринимает президента или премьера как главу единой большой семьи, а себя — как маленького человека, покорного исполнителя указаний властей.

Политический человек у Платона и Аристотеля

Не менее существенное влияние на последующую, в том числе

современную политическую мысль оказали учения Платона и Аристотеля. В

пол концепции Платона разработана тоталитарная трактовка личности.

В своих проектах идеального государства он исходит из безусловного

верховенства цело (государства) над частью (индивидом).

Государство, руководимое мудрым царем или аристократией — призвано утверждатьединомыслие и коллективизм, регламентировать всю жизнедеятельностьчеловека, следить за правильностью его мыслей и верований. В своейземной жизни человек подобен кукле, марионетке, управляемой божественнымизаконами. При таком понимании личности вопрос о ее автономии и политическомтворчестве заведомо исключается и человек вы лишь объектомвласти.

Взгляды Платона на роль индивида в политике оказали определенное влияние и намировоззрение крупней мыслителя античности — Аристотеля, хотя в целом в вопросе о соотношении личности и власти его творчества отмечено целым рядом новых, конструктивных идей. К ним относится антропологическая трактовка власти (и политики), обоснование ее производности от природы человека. Аристотель считает индивида существом политическим по своей природе в силу егоестественной предопределенности жить в обществе, коллективе. Человек не можетсуществовать без обще с другими людьми. Исторически первыми формами такогообщения являются семья и селение. На их базе, на определенной стадии общественного развития возникает государство, которое является высшей формой общения людей.

Хотя Аристотель и выступает за приоритет государства в отношениях с гражданином, но, в отличие от Платона, он противник огосударствления общества. По его мнению, тотальная унификация всех граждан, чрезмерное единство государства ведет к его распаду. В целом же Аристотель, как и его предшественники, еще не отделяет личность и общество от государства. Гражданин выступает у него не только субъектом-партиципантом власти, но и ее объектом во всех своих жизненных проявлениях.

Взгляды Аристотеля на гражданина как на активный органический элемент государственного целого, непосредственно участвующий в политической жизни, законной и судебной деятельности государства и полно подчиняющийся его решениям, характерны для ан понимания демократии. Эта демократия, считая свободных граждан непосредственными участниками властныхрешений, в то же время никак не защищала личность от произвола, санкционированного волей боль. Индивидуалистической реакцией на политическую беззащитность личности в отношениях с государством явился ли. Он впервые вистории социально-политические мысли отделил индивида от общества игосударства, провозгласил политическое равенство всех граждан, наделилличность фундаментальными, незыблемыми правами, утвердил ее в качестве главногоэлемента пол системы, а также ограничил сферу действий и полномочий государства по отношению к личности как объекту властвования. Индивид выступает в либерализме источником власти. Государство же — результат соглашения, договора свободных людей. Оно подконтрольно и подотчетно и призвано выполнять лишь те функции, которыми его наделяют граждане.Это, прежде всего, задачи обеспечения безопасности и свободы граждан, охраныих естественных, священных прав, поддержания общественно порядка исоциального мира. Провозглашая верховенство личности, во взаимоотношении с властью, либерализм вместе с тем суживает сферу политики и тем самым ограничивает диапазон политической активности граждан. В либеральнойклассической теории личность выступает скорее первичным источником и высшимконтролером власти, чем ее сознательным повседневным участником. Главной сферой самореализации личности, проявления ее творческой активности, инициативы и предприимчивости выступает гражданское общество.


Глава 2. Личность в политическом процессе

Факторы влияния политической деятельности на личность. Участие в демократическом политическом процессе является способом самоутверждения человека, формирования культуры общения, навыков управленческой и самоуправленческой деятельности. По мере все более полного удовлетворения основных материальных потребностей человека, роста его культурного уровня, самосознания и самоуважения, будут развиваться потребности и интересы участия в общественно-политической жизни. Всестороннеразвитый человек - это и активный общественный деятель. Чем дальше, тем вболее широких масштабах общество будет сталкиваться с этой тенденцией.Предоставление личности возможностей для осознанного, активного участия вобщественно-политической жизни - это способ возвышения человеческого вчеловеке.

Мотивация участия в политическом процессе

Достижение целей широкого политического участия людей значительно зависит отмотивов, которыми руководствуется личность в своей политической деятельности,ибо сама мотивация может оказаться с точки зрения общественных интересовнастолько негативной, что не будет способствовать ни укреплению демократии вобществе, ни нравственному совершенствованию и всестороннему развитиюличности. Вопрос о мотивации политического участия или неучастия являетсяочень сложным. Здесь с политологией состыкуются социология и психология.По этому поводу высказывались различные суждения. Г.Лассвеллом была выдвинутатеория, которая объясняла присущее части людей стремление к политическомулидерству. Суть ее заключается в том, что стремление человека к власти естьотражение его низкой самооценки, что при помощи власти такая личностьстремится компенсировать низкую самооценку, повысить свой престиж ипреодолеть чувство собственной неполноценности. Эта точка зрения, хотя и довольно распространенная, однако не получила всеобщего признания. Высказывалось и другое мнение: низкая самооценка тормозит вовлечение личностив политический процесс, снижает ее возможности в развертывании активнойполитической деятельности.И в том и другом случае проблема мотивации политического участия сильнопсихологизируется, т.е. вопрос о мотивах политической деятельности сводится кличным, психологическим качествам участников политической жизни. Поэтому дляболее полной адекватной картины вопрос о мотивации политической деятельности следует поставить в более широком социальном контексте. Участие в управлении государством и обществом, в политическом процессе представляет для гражданина в одном случае право реализовать свои возможности, вдругом - морально-политическую обязанность, в третьем - заинтересованность (морально-политическую или материальную).

Предпосылки для участия личности в политическом процессе

Активное включение личности в политический процесс требует определенных предпосылок. Их можно разделить на три группы: материальные, социально-культурные и политико-правовые. Опыт показывает, что для участия человека в нормальной политической деятельности необходимо первичное удовлетворение егопотребностей в основных продуктах питания, товарах и услугах, жилищно-бытовыхусловиях, достижения определенного уровня общеобразовательной и профессиональной подготовки, общей и политической культуры.В зарубежных политологических исследованиях взаимосвязь благосостоянияобщества и его политической системы рассматривается по крайней мере в трехаспектах.

Во-первых, вполне обоснован тезис что, чем богаче общество, тем оно более открыто демократическим формам функционирования. В экономически развитом обществе основные по численности и по влиянию социальные группы, не принадлежащие ни к крайне бедным, ни к сказочно богатым; резкая, по существу двух полосная, имущественная поляризация исчезает, образуется сильный "средний класс", который по своему положению в обществе и объективным интересам составляет опору демократического режима.

Во-вторых, уровень благосостояния оказывает заметное влияние на политические убеждения и ориентации человека. С.М. Липсет пришел к выводу, что материальноболее обеспеченные люди являются более либеральными, а более бедные являютсяболее интолерантными (нетерпимыми). В-третьих, достаточно высокоенациональное благосостояние служит необходимой базой формирования компетентной гражданской службы, корпуса профессионально подготовленных управленческих кадров. В условиях бедности трудно добиться в массовом масштабе высокого уровня общеобразовательной и профессиональной подготовки,необходимого для эффективного управления на демократической основе.

Черты личности, необходимые успешному политику

Не каждый человек собирается делать политическую карьеру. Что отличает от других людей человека, решившего "шагнуть в политику"? Как определить, "проходная ли личность" Ваш кандидат? Как можно изменить поведение кандидата,чтобы он стал "проходным"?Есть кандидаты, которые идут в политику во имя великой идеи, так называемоймиссии. Их заявляемые цели совпадают с истинными.Встречаются политики, у которых заявляемые цели не совпадают с истинными.Именно они психологически предрасположены к манипуляциям. Такие люди умеютискусно общаться со своим окружением, "заряжать" его. В то же время членыкоманды таких кандидатов периодически подвергаются манипулированию. Методыманипуляции окружением могут быть достаточно простыми: в свите определяетсяфаворит, ему дается власть, возможность реализоваться. В случае удачи политикприсваивает заслуги фаворита себе. В случае неудачи на временщика сыплютсявсе шишки, он критикуется за все просчеты.Исследования Э.Фромма показали, что для успешного политика наиболеехарактерны следующие черты личности:

- Непоколебимая уверенность в своих идеях.

- Простота слога.

- Актерское дарование.

- Владение тембром и эмоциональными оттенками голоса.

- Подлинность эмоций.

- Исключительная память.

- Умение рассуждать на любую тему.

Можно прибавить личный магнетизм и завораживающий (гипнотический) взгляд.

При всем этом необходимо отметить такое важное качество лидера, как потребность в доминировании, в обладании властью. Но если это качество начинает преобладать над всеми остальными, то происходит разрыв лидера с командой. Он с трудом может устанавливать с другими равные отношения. Для него становятся характерными такие черты, как жажда власти, болезненная ревность.Анализируя личность политика, необходимо обратить внимание и на его зависимостьот оценки окружения. Если в оценке своего поведения кандидат больше доверяетмнению окружающих, то такое поведение называется внешне ориентированным. Если он опирается на собственные мысли и чувства, сохраняя независимость от мнения других людей и внешних обстоятельств, то такое поведение называется внутренне ориентированным. И то, и другоеповедение важно для кандидата. За счет внешней ориентации его поведениестановится более гибким, он может быстро приспосабливаться к изменяющимсяситуациям. За счет внутренней ориентации кандидат может придерживатьсяопределенной линии своего поведения, заражая других своей уверенностью, идеей. Понимание этих особенностей поведения необходимо для гармонизации поведениякандидата. Какие из перечисленных качеств личности политика можно улучшить или добавить (если они отсутствуют)? Это касается тех черт, которые относятся к психологии театрального искусства:постановка голоса, улучшение речи во время выступлений, воздействие нааудиторию. Многие политики уделяют много внимания так называемой конгруэнтностисвоих выступлений. Конгруэнтность - важная составляющая воздействия нааудиторию. Она заключается в том, что невербальное поведение политика (егожесты, поза, интонация) соответствует тому, о чем он говорит. Если этосовпадение присутствует, то слушатели доверяют информации намного больше.Конгруэнтность является важнейшим элементом суггестивного внушения.Иногда во время предвыборной кампании важно выровнять взаимоотношения кандидатаи его команды, научить находить общий язык с разными социальными слоямиэлектората. Тогда кандидат обучается техникам эффективных коммуникаций.

Основополагающие права человека и их роль в гуманизации политики

Сегодня в мировой политической мысли явно преобладает естественно историческое понимание прав человека. Сам этот термин «права человека» употребляется как в широком, так и в узком смыслах. В узком значении это только те права, которые не представляются, а лишь охраняются и гарантируются государством, действуют независимо от их конституционно- правового закрепления и государственных границ. К ним относятся равенство всех людей перед законом, право на жизнь и телесную неприкосновенность, уважение человеческого достоинства, свобода от произвольного, незаконного ареста или задержания, свобода веры и совести, право родителей на воспитание детей, право на сопротивление угнетателям и др. В широком значении права человека включают весь обширнейший комплекс прав и свобод личности, их различные виды. Современная типология прав человека достаточно разнообразна. Наиболее общей их классификацией является деление всех прав на негативные и позитивные. Такое различение прав основано на фиксации в них негативного и позитивного аспектов свободы. Как известно, в негативном значении свобода понимается как отсутствие принуждения, ограничений по отношению к личности, в позитивном — как свобода выбора, а главное, способность человека к достижению своих целей, проявлению способностей и индивидуальному развитию в целом. В соответствии с таким различением свободы негативные права определяют обязанности государства и других людей воздерживаться от тех или иных действий по отношению к индивиду. Они предохраняют личность от нежелательных, нарушающих ее свободу вмешательств и ограничений. Эти права считаются основополагающими, абсолютными. Их осуществление не зависит от ресурсов государства, уровня социально-экономического развития страны.

Негативные права — основа индивидуальной свободы.

Типичным примером юридической фиксации этой группы прав и в целом негативного подхода к правам человека является Билль о правах конституции США. Так, его первая статья (поправка) гласит: «Конгресс не должен издавать законов, устанавливающих какую-либо религию или запрещающих ее свободное исповедание, ограничивающих свободу слова или печати или право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями о прекращении злоупотреблений». Термин «не должен» содержится почти во всех статьях (кроме одной) этого документа.

Практически все содержание Билля о правах направлено на ограждение личности от различного рода несправедливых и нежелательных посягательств со стороны правительства. В отличие от негативных прав, позитивные права фиксируют обязанности государства, лиц и организаций предоставить гражданину те или иные блага, осуществлять определенные действия. Это, например, право на социальное вспомоществование, образование, охрану здоровья, достойный жизненный уровень и т.п. Реализовать эти права гораздо труднее, чем права негативные, т.к. ничего не делать гораздо легче, чем что-то делать или предоставлять каждому гражданину. Осуществление позитивных прав невозможно без наличия у государства достаточных ресурсов. Их конкретное наполнение прямо зависит от богатства страны и демократичности ее политической системы. В случае ограниченности ресурсов позитивные права могут гарантировать гражданам лишь «равенство в нищете», как это и имело место в подавляющем большинстве государств тоталитарного социализма.

Личные и политические права

Более конкретной классификацией прав и свобод личности по сравнению с их делением на негативные и позитивные является их подразделение в соответствии со сферами реализации на гражданские (личные), политические, экономические, социальные и культурные. Гражданские права (не путать с правами граждан, включающими весь комплекс прав подданных государства) — это естественные, основополагающие, неотъемлемые права человека, имеющие в основном характер негативного права. Они производны от естественного права на жизнь и свободу, которым от рождения обладает каждый человек, и призваны гарантировать индивидуальную автономию и свободу, защитить личность от произвола со стороны государства и других людей. Эти права обеспечивают идентификацию личности, позволяют человеку быть самим собой в отношениях с другими людьми и с государством.

К гражданским правам обычно относят право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, права на защиту чести и доброго имени, на справедливый, независимый и публичный суд, предполагающий защиту обвиняемого, на тайну переписки и телефонных разговоров, свободу передвижений и выбора места жительства, в том числе право покидать любое государство, включая собственное, и возвращаться в свою страну и др.

В конституциях многих государств гражданские права объединяют в одну группу с правами политическими. Основанием для этого служит преимущественно негативный характер тех и других, а также направленность обоих видов этих прав на обеспечение свободы личности в ее индивидуальных и общественных проявлениях. Политические права определяют возможности активного участия граждан в управлении государством и в общественной жизни. К ним относятся избирательные права, свобода союзов и ассоциаций, демонстраций и собраний, право на информацию, свобода слова, мнений, в том числе свобода печати, радио и телевидения, свобода совести и некоторые другие.

В СССР и других тоталитарных государствах длительное время господствовал разрешительный подход к реализации политических прав, который по существу сводил их на нет, создавал для властей широкие возможности отказа гражданам в попытках их практического использования. Для того, чтобы эти права были реальными, их предоставление должно носить преимущественно регистрационный характер, т.е. условием их использования должно быть не предварительное разрешение властей, а лишь уведомление гражданами соответствующих органов и учет их предписаний по обеспечению законности и общественного порядка.

Экономические права

К гражданским и политическим правам непосредственно примыкают права экономические, связанные с обеспечением свободного распоряжения индивидами предметами потребления и основными факторами хозяйственной деятельности: собственностью и трудом, а также с проявлением предприимчивости и инициативы. Вплоть до середины XX века важнейшие из этих прав — право на частную собственность, предпринимательство и свободное распоряжение рабочей силой — обычно рассматривали как фундаментальные, основополагающие права личности и объединяли их с правами гражданскими. В современных конституционных и других юридических документах эти права чаще называют экономическими и выделяют в относительно самостоятельную группу, одно-порядковую с правами гражданскими, политическими и т.д.

Особое место среди экономических прав занимает право на частную собственность. В странах Запада, да и у нас до Октября 1917 г., это право традиционно рассматривалось как одно из первейших, основополагающих прав человека, без которого невозможно гражданское общество и индивидуальная свобода. В государствах тоталитарного социализма это право вообще отрицалось, трактовалось как свидетельство классово ограниченного, буржуазного подхода к правам человека.

Однако опыт длительного существования всех без исключения стран коммунистической ориентации убедительно показал, что запрет частной собственности противоестественен и в конечном счете подрывает мотивацию добросовестного инициативного труда, порождает массовое социальное иждивенчество и безответственность, ведет к тоталитарной дегуманизации общества и к разрушению самой человеческой личности. Человек, лишенный не контролируемой государством среды обитания, средств производства, проявления предприимчивости, попадает в тотальную зависимость от власти, лишается всякой свободы и индивидуальности.

Кроме того, отсутствие права собственности обрекает большинство граждан на бедность и нищету, поскольку без законодательного признания и фактического осуществления этого права невозможна современная рыночная экономика. Именно частная собственность является тем мельчайшим кирпичиком, из которого складывается все сложное здание современного хозяйственного механизма, в том числе и различные виды групповой собственности: кооперативной, акционерной и т.д.

В то же время опыт истории свидетельствует о необходимости ограничения права частной собственности, впрочем, как и почти любого другого права. Потребности экономического развития, рост демократического движения народных масс привели к существенным изменениям в самой трактовке частной собственности, к ее социализации, постановке под контроль демократического государства. Сегодня мало кто настаивает на абсолютном характере частной собственности. Отошел на задний план, хотя в целом и сохранился, принцип неприкосновенности собственности. В законодательствах Германии, Франции,Италии и целого ряда других государств устанавливаются допустимые пределы частной собственности, говорится об ее использовании в интересах общества.

Введение такого рода ограничений никак не означает отрицания фундаментального характера права частной собственности. Для посттоталитарных стран, в том числе России, практическое осуществление этого права имеет поистине ключевое значение для выхода из кризиса.

Социальные и культурные права

Право на частную собственность исторически подразумевало и свободу и культурные предпринимательства, а также право на свободный труд (выбор вида деятельности, распоряжение рабочей силой, безопасные условия труда, гарантированные минимальные размеры его оплаты и т.д.).

В различных толкованиях права на труд отчетливо проявляется водораздел между так называемыми первым и вторым поколениями прав человека. Понимаемое как возможность свободно распоряжаться рабочей силой, использовать ее самостоятельно или по трудовому договору, право на труд входит в первое поколение прав человека. Рассмотренное же более широко — как обязанность государства предоставлять каждому работу, выплачивать пособие в случае временной безработицы и т.п., оно относится ко второму поколению прав. Первое поколение прав включает права гражданские, политические и трактуемые в духе либеральных свобод экономические права. Они носят характер преимущественно негативного права. На протяжении почти двух веков конституции демократических государств Запада ограничивались правами первого поколения. Жизнь показала недостаточность такого подхода для создания каждому человеку достойных условий существования, возможностей равноправного участия в делах государства и общества. В XX веке под влиянием рабочего движения, социал-демократов и коммунистов, а также социалистических государств и некоторых других политических сил в международном обществе был поставлен вопрос об углублении понимания экономических прав, а также о социальных и культурных правах граждан. Их нередко называют социально-экономическими и рассматривают как второе поколение прав человека. В 1948 г. важнейшие из них: право на труд, социальное обеспечение, отдых, образование, достойный уровень жизни и др. были включены во Всеобщую декларацию прав человека, принятую Генеральной Ассамблеей ООН. В наши дни существует необходимая материальная база реализации этой группы прав. За последние тридцать лет валовой продукт, созданный человечеством, вырос с1,7 триллиона долларов до примерно 15 триллионов. Это приблизительно соответствует всему богатству, произведенному на Земле за последние две тысячи лет.

Социальные, культурные, а также понимаемые в позитивном значении некоторые экономические права определяют обязанности государства обеспечить каждому нуждающемуся минимум средств существования, социальной обеспеченности, необходимых для поддержания человеческого достоинства, нормального удовлетворения первичных потребностей и духовного развития. При этом социальные права связаны с обеспечением человеку достойного уровня жизни и социальной защищенности. Это права на социальное обеспечение, жилище, благоприятную окружающую среду, охрану здоровья и т.д. Культурные права призваны гарантировать духовное развитие человека. Они включают право на образование, доступ к культурным ценностям, свободу художественного и технического творчества и некоторые другие.

Права человека носят характер индивидуального права. Однако существует и коллективное право, например, права национальных или же сексуальных меньшинств, права народов и т.д. В последние десятилетия в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) активно разрабатывается каталог прав человека, который детализирует и существенно дополняет рассмотренные выше права личности.Обязанности, ответственность граждан и гарантии их прав.Права человека становятся реальностью лишь в том случае, если они неразрывно связаны с обязанностями людей. В конституциях западных государств обязанности граждан почти не упоминались вплоть до Второй мировой войны, хотя в целом они, конечно же, подразумевались и включались в законодательство.В обязанности граждан демократических государств обычно входит соблюдение законов, уважение прав и свобод других лиц, уплата налогов, подчинение полицейским предписаниям, охрана природы, окружающей среды, памятников культуры и т.д. В некоторых странах к числу важнейших обязанностей граждан относится участие в голосовании на выборах в органы государственной власти и воинская повинность. В конституциях отдельных государств говорится и об обязанности трудиться (Япония, Италия, Гватемала, Эквадор и др.), воспитывать детей (Италия), заботиться о своем здоровье и своевременно прибегать к лечебной помощи (Уругвай). Однако ответственность затакого рода обязанности обычно не предусматривается.

Вопрос об ответственности за нарушение прав и обязанностей личности имеет важнейшее значение для их практического осуществления. Без определения конкретной ответственности должностных лиц, органов власти и отдельных граждан в этой области права человека превращаются не более, чем в красивую декларацию. Для того, чтобы они стали реальностью, необходим также целый комплекс социальных гарантий. К ним относятся материальные (наличие финансовых средств и собственности), политические (разделение властей, наличие независимой оппозиции, суда, СМИ и др.), юридические (демократические законодательство и судебная система) и духовно- нравственные (необходимый образовательный уровень, доступ к информации, демократическое общественное мнение и нравственная атмосфера) гарантии.

Человеческое измерение политики

Практическая реализация всего комплекса прав человека — всеобъемлющая комплексная задача, степень решения которой непосредственно характеризует уровень развития, прогрессивность и гуманизм, как отдельных стран, так и всей человеческой цивилизации. Сегодня соблюдение и все более богатое конкретное наполнение прав личности выступают важнейшим критерием внутренней и международной политики, ее человеческого измерения. Через уважение прав человека утверждается верховная ценность личности в отдельных государствах и мире в целом. В рамках отдельных стран соблюдение прав личности служит необходимым условием здорового экономического и социального развития, торжества в политике здравого смысла, предотвращения губительных тоталитарных и иных экспериментов над народами, агрессивной внутренней и внешней политики. В масштабах всего мирового сообщества соблюдение прав человека — важнейшая гарантия построения международных отношений на подлинно гуманистических, нравственных началах, сохранения и упрочения мира. Существует прямая зависимость между уважением прав человека в отдельном государстве и его внешней политикой.

Развязывание войн, грубое нарушение международного права обычно связаны с попранием правительство прав собственного народа, своих собственных граждан. Так было и в нацистской Германии, и в СССР, и в Ирак и в целом ряде других государств, развязывавших агрессивные войны или предпринимавших грубые захватнические акции. Учитывая все это, страны-участницы СБСЕ рассматривают соблюдение прав человека не как сугубо внутреннее дело каждой отдельной страны, а как предмет их общей озабоченности и коллективной ответственности. Причем, как отмечалось на Московском совещании (1991 г.) этих государств, по своему ценностному статусу права человека, демократия в целом стоят выше принципа невмешательства во внутренние дела. Уважение прав личности способствует укреплению доверия между народами, создает благоприятную атмосферу для разносторонних человеческих контактов сотрудничества, вносит в международные отношения нравственное начало. Без общей гуманистической правовой базы невозможно всестороннее сближение народов, их интеграция. Обеспечение прав каждому человеку, независимо от государственных, национальных, расовых и других различий, — путь к космической разумности и нравственности человечества. На протяжении всей человеческой истории разум и нравственность характеризовали в большей степени отдельных людей, чем человечество в целом. Об этом убедительно свидетельствуют, например, многочисленные разрушительные войны, бездумное, варварское обращение с природой и т.д. Уважение прав каждого представителя человеческого рода может послужить исходным принципом построения земной цивилизации на началах рациональности и гуманизма. Оно позволяет личности быть сознательным и свободным творцом своей собственной общественной и частной жизни, полноправным субъектом внутренней и международной политики, безболезненно и конструктивно разрешать конфликты, вытекающие из неизбежного несовпадения интересов, мнений и ценностных ориентации людей. Такое несовпадение, равно как и мотивация разнообразных политических действий в целом, очень во многом определяются социальной структурой общества.

Мотивация и предпосылки политической деятельности

Следующим аспектом проблемы личности как субъекта политики является ее политическое участие. Последнее понятие появилось в западной политологической литературе, но в настоящее время является общеупотребительным в политологии. Оно означает участие личности, группы или организации в политической жизни общества в различных формах ее проявления.

Как оценить политическое участие? Всегда ли оно благо и можно ли участие граждан (или подданных) в политической жизни отождествлять с демократией?" нашей литературе политическое участие оценивается по существу однозначно положительно. В западной политологической литературе при общей положительной оценке политического участия имеются и весьма критические замечания. «Вера в то, что самый высокий уровень участия есть всегда благо для демократии, необоснованна»,— пишет известный американский политолог С.

Липсет. Действительно, подход к оценке политического участия должен быть дифференцированным. С одной стороны, через политическое участие могут быть созданы условия для более полного раскрытия всех потенций человека, для его творческого самовыражения. Та степень свободы и демократизации, которой люди начали пользоваться в годы перестройки, вскрыла много позитивного и негативного. Но среди позитивного — политическое самоопределение людей, начало реализации желания многих участвовать в управлении государстве и обществом, формирование политических деятелей нового поколения.

Участие в демократическом политическом процессе является способом самоутверждения человека, формирования культуры общения, навыков управленческой и самоуправленческой деятельности. Кроме того, превращение человека из объекта в субъект политики является непременным условием тесной связи политических институтов с гражданским обществом, контроля за деятельностью политико-управленческих структур со стороны народа, средством противодействия бюрократическим извращениям в деятельности аппарата управления, отделению функций управления обществом от самого общества.

В то же время политическое участие — это не всегда благо и нельзя отождествлять его с демократией. Террористические акции против неугодных политических деятелей, должностных лиц государства и других политических структур, акции против представителей делового мира, но с политическими целями — все это, несомненно, участие в политической жизни, но от демократии очень далекое. Участие в годы сталинщины в массовых митингах и на собраниях, на которых клеймили и требовали расправы с так называемыми врагами народа, тоже, конечно, является политическим, но что общего такое участие имело с общественным благом и демократией?! Разнузданные выступления на митингах и в печати некоторых экстремистов эпохи перестройки, обуреваемых жаждой мести, озлобленных и крайне нетерпимых— это тоже формы политического участия, но совместимы ли они с провозглашенным политическим плюрализмом, с плюралистической демократической системой?!

Одним из факторов, способствующих дифференцированной оценке политического участия, является учет мотивов, которыми руководствуется личность в своей политической деятельности, ибо сама мотивация в данном случае может оказаться, с точки зрения общественных интересов, настолько негативной, что не будет способствовать ни укреплению демократии в обществе, ни нравственному совершенствованию и полноценному развитию личности. Вопрос о мотивации политического участия (или неучастия) является очень сложным и в нашей науке по существу не изучен.

В зарубежной политологической литературе по этому поводу высказывались различные суждения. Так, известный американский политолог Г. Лассуэлл, объясняя присущее части людей стремление к политическому лидерству, выдвинул в свое время так называемую компенсационную теорию. Суть ее заключается в утверждении, что стремление человека к власти есть отражение его низкой самооценки, что при помощи власти такая личность стремится компенсировать низкую самооценку, повысить свой престиж и преодолеть чувство собственной неполноценности. Эта точка зрения, хотя и довольно распространенная, тем не менее не получила всеобщего признания. Более того, высказывалось противоположное мнение: низкая самооценка тормозит вовлечение личности в политический процесс, снижает ее возможности в развертывании активной политической деятельности.

Нетрудно заметить, что и в том и в другом случаях проблема мотивации политического участия сильно психологизируется, иначе говоря, вопрос о мотивах политической деятельности сводится к личным, психологическим качествам участников политической жизни. Значимость такого подхода к проблеме, разумеется, не следует приуменьшать — он помогает дополнить характеристику политического участия на личностном уровне. Однако для получения более полной, а следовательно, адекватной картины вопрос о мотивации политической деятельности следует поставить в более- широком социальном контексте.

Вполне возможна мотивация иного рода: нельзя исключать бескорыстное служение людям и делу. Пусть людей с такой мотивацией немного, но они все- таки есть. И пример их достоин подражания. Очевидно, более распространенной является сугубо прагматическая мотивация: учитывая возрастающее влияние внутренней и внешней политики на свою жизнь, люди, естественно, хотят контролировать это влияние, оказывая на политику свое воздействие. В литературе отмечался такой мотив: «нередко человек вовлекается в политику, чтобы стать частью группы, испытать чувство «мы»... Это избавляет от одиночества, дает ощущение силы и возможно важный мотив, если учесть, что в начале 80-х годов 2/з западноевропейцев и 47% жителей США страдали ют одиночества, от «дефицита общности».

Необходимо отметить и чисто корыстные мотивы политического участия. Например, в силу сложившихся условий политическая деятельность в нашем обществе, связанная с занятием определенных партийных и государственных постов, привлекала еще и потому, что при всеобщей бедности и повальном дефиците товаров и услуг занятие постов обещало выгоды другого (не общего для всех, а номенклатурного) обеспечения. Это был сильный мотив политического участия, который во многом диктовал свои критерии кадровой политики и безнравственные способы занятия руководящих должностей.

Однако в целом вопрос о мотивации политического участия требует дальнейшего, более углубленного изучения. Чтобы получить об этой мотивации достаточно полное представление, необходимы широкие социологические исследования конкретных мотивов конкретных личностей с учетом их принадлежности к разным социальным группам, а также с учетом других факторов социальной среды. Активное включение личности в политический процесс требует определенных предпосылок. Их можно разделить натри группы: материальные, социально- культурные и политико-правовые. Опыт показывает, что для участия человека в нормальной политической деятельности необходимо добиться удовлетворения потребностей человека в основных продуктах питания, товарах первой необходимости и услугах, создать современные жилищно-бытовые условия, повысить, уровень общеобразовательной и профессиональной подготовки, общей и политической культуры. Как писал Ф. Энгельс, «...подобно тому, как Дарвин открыл закон развития органического мира, Маркс открыл закон развития человеческой истории: тот до последнего времени скрытый под идеологическими наслоениями факт, что люди в первую очередь должны есть, пить, иметь жилище и одеваться, прежде чем быть в состоянии заниматься политикой, наукой, искусством, религией и т. д.».

В зарубежных политологических исследованиях взаимосвязь благосостояния общества и его политической системы, политического участия рассматривается, по крайней мере, в четырех аспектах. Во-первых, обосновывается тезис о том, что объективно чем богаче общество, тем более оно открыто демократическим формам функционирования. Один из крупнейших американских политологов С.М. Липсет, исследовавший корреляцию между основными показателями материального благосостояния общества и существующим в нем политическим режимом, пришел к выводу, что «чем более процветающим является народ, тем больше шансов, что он будет поддерживать демократию». «...Все различные аспекты экономического развития,— пишет он далее,— индустриализация, урбанизация, благосостояние и образование — так тесно взаимосвязаны, что образуют один главный фактор, которому в политическом плане соответствует демократия». В экономически развитом обществе основные по численности и по влиянию социальные группы не принадлежат ни к крайне бедным, ни к сказочно богатым; резкая, по существу двухполюсная, имущественная поляризация исчезает, образуется сильный класс (средние слои), который по своему положению в обществе и объективным интересам составляет опору демократического режима.

Во-вторых, уровень благосостояния оказывает заметное влияние на политические убеждения и ориентации человека. Опираясь на эмпирические исследования, С.М. Липсет пришел к выводу, что материально более обеспеченные люди являются и более либеральными, а более бедные — более интолерантными (нетерпимыми). «Данные изучения общественного мнения, полученные в ряде стран,— отмечает он,— указывают на то, что более низкие по положению классы менее привержены демократии как политической системе по сравнению с городскими средними и высшими классами». Связано это, очевидно, с тем, что материально наименее обеспеченные слои связывают трудности своего экономического положения с существующим в современном развитом обществе политическим режимом (как правило, демократическим), реальной политической властью и ее носителями.

В-третьих, достаточно обеспеченное национальное благосостояние служит необходимой базой формирования компетентной гражданской службы, корпуса профессионально подготовленных управленческих кадров. В условиях бедности трудно добиться в массовом мае-штабе высокого уровня общеобразовательной и профессиональной подготовки, необходимого для эффективного управления на демократической основе; требования компетентности и профессионализма подменяются иными принципами формирования и движения кадров—кровнородственными, земляческими, верноподданическими и другими связями. Взгляд на государственную службу, политическую деятельность как на средство удовлетворения корыстных интересов, быстрого обогащения чреват тяжелыми последствиями для системы эффективного управления.

В-четвертых, еще со времен Алексиса де Токвиля и Джона Миля обосновывается мысль, что в обществе, в котором люди пользуются благами изобилия, меньше проявляется интереса к политике. Эта идея о том, что в условиях изобилия значимость для людей политики» в том числе демократической, все более уменьшается, имеет поддержку и в сегодняшней политологии.

Значительное влияние на формирование политических взглядов личности, становление ее в качестве субъекта политической деятельности оказывает социальная среда. Здесь лежат серьезные предпосылки того, сформируются ли у личности демократические убеждения и ориентации или она будет отдавать предпочтение авторитарным и другим недемократическим идеям и практике.

Думается, можно согласиться с мнением, что сам факт достижения молодежью политической зрелости в традиционной католической деревне, политически активном университете или в пролетарском окружении вызывает различия в том, как она встраивается в мир политики.

Особенно сильное воздействие на политическое сознание и поведение личности, по мнению многих политологов, оказывает такой фактор культуры, как образование. Известно ленинское высказывание о том, что неграмотный человек стоит вне политики. Вряд ли это следует понимать так, что неграмотные люди никакого отношения к политике иметь не могут. Как раз в силу необразованности они могут оказаться объектом политического манипулирования, быть втянутыми вопреки своим интересам в политические движения экстремистского толка и т. п. Неграмотный человек стоит вне лично осознанной политики, является объектом политических действий, а не их субъектом.

В зарубежной политологии сделан однозначный и, по-видимому, общепризнанный вывод: чем выше уровень образования человека, тем более он политически ориентирован и, главное, предрасположен к демократическим ориентациям, установкам и поступкам. В частности, указывается на то, что образование расширяет политический кругозор человека, помогает ему понять необходимость терпимости, в значительной мере предохраняет от приверженности к экстремистским доктринам, увеличивает способность человека сделать рациональный выбор в период избирательных кампании. Так, С.М. Липсет ссылается на результаты, полученные организациями по изучению общественного мнения в различных странах по таким вопросам, как вера в необходимость терпимости по отношению к оппозиции, отношение к этническим или расовым меньшинствам, предпочтение многопартийности или однопартийности. Результаты, по свидетельству С.М. Липсета, показали, что наиболее важным фактором, отличавшим тех, кто дал ответы демократического характера, от всех остальных, было образование. «Чем выше у человека образование,— пишет он,— тем более вероятно, что он верит в демократические ценности и поддерживает демократическую практику».

Другой американский политолог В. Кей, обобщив данные проведенных в США исследований, выявил влияние уровня образования на политическую роль гражданина по четырем направлениям (измерениям): у более образованных людей сильнее развито чувство обязанности участвовать в политической жизни; у более образованного гражданина сильнее чувство эффективности собственного политического участия, он считает, что может влиять на политический процесс и что ему открыт доступ к политической власти; чем более образован гражданин, тем более интересуется он политикой и тем более вовлечен в нее; образование определяет большую вероятность того, что гражданин будет политически активен.В получившем широкую известность в западной политологии труде «Культура гражданственности» американские политологи Г. Алмонд и С. Верба, опираясь на проведенные в пяти странах сравнительные эмпирические исследования, также определили влияние образования на политическое сознание и поведение человека. В частности, они отметили, что личность, имеющая более высокий уровень образования, лучше сознает влияние правительства на индивида, политически более ив„ формирована, имеет свое мнение по более широкому кругу политических вопросов. Чем более образован человек, тем больше вероятность его участия в политических дискуссиях и с более широким кругом лиц. Он считает себя способным оказывать влияние на правительство. Чем более образованным является индивид, тем выше вероятность того, что он активный член определенных организаций и выражает доверие к своему социальному окружению.

Существенной предпосылкой активного политического участия являются также политико-правовые факторы. К ним относятся доминирование в обществе демократической политической культуры, демократический-политическийрежим, правовая обеспеченность демократических процедур формирования всех структур власти, принятия и реализации политико-управленческих решений, участия членов общества на всех стадиях политического процесса.

Весьма показательные примеры по существу несопоставимости возможностей для участия граждан в политико-властных отношениях дает исторический опыт советского "общества в разные периоды его развития: опыт тоталитарного режима в условиях сталинщины и нынешняя практика в условиях наметившегося перехода от авторитарной, командно-административной системы к демократической плюралистической политической системе. В зарубежной политологии также подчеркивается большое влияние на характер политического участия существующего в данном обществе политического режима. Так, указывается, например, что «типичная политическая роль обычного человека в авторитарной политической системе может включать непоколебимую* лояльность к политическому режиму, высокую степень активности в господствующей политической партии, антипатию к инакомыслию и критике и т. д.». Переходная природа нынешних процессов в советском обществе породила целый ряд противоречий, в том числе в политической сфере, где они непосредственно затрагивают участие граждан в политико-управленческой деятельности. Отметим, в частности, противоречие между продвинутостью политико- организационных мер по развитию демократии (принципиальное изменение избирательной системы, радикальный пересмотр в сторону расширения полномочий высших и местных органов государственной власти и т. п.) и по- прежнему доминирующей в обществе по сути своей авторитарно-патриархальной политической культурой, что сказывается исключительно негативно на всем процессе демократизации, на эффективном овладении и использовании демократических форм жизнедеятельности общества.

Выявился и очевидный разрыв между принятием достаточно обоснованных политических и правовых решений и последующим их исполнением. Невыполнение принятых решений объясняется не в последнюю очередь, как отсутствием соответствующих правовых механизмов, так и низкой политико-правовой культурой, одним из элементов которой является традиционно сильный в нашем обществе правовой нигилизм. Таким образом, политическая деятельность личности основывается на совокупности определенных предпосылок, которые либо способствуют развитию политической активности, раскрытию потенциальных качеств человека как общественно-политического деятеля, формированию личности как действительного субъекта политической жизни общества, либо существенно затрудняют все эти процессы и консервируют политическую апатию и пассивность.


Глава 3. Политическое участие

Понятие политического участия

Участие в политической жизни является непосредственным показателем самоопределения личности, востребованности и осуществимости ею своих прав, выражением понимания человеком своего социального статуса и возможностей.

Именно участие индивида в политике в конечном счете показывает, насколько эта сфера жизни способна служить не только интересам крупных социальных групп, но также запросам и чаяниям рядового гражданина, обычного человека.

Как уже говорилось, отдельный индивид способен выполнять функции профессионального политика; лица, действующего в рамках групповых интересов и вместе с тем осуществляющего автономную линию поведения независимо от потребностей той или иной общности. Об особенностях осуществления индивидом элитарных и лидерских функций речь пойдет далее, а сейчас остановимся на характеристике политического участия рядового гражданина. Известный американский политолог Дж. Нагель определяет политическое участие как действия, посредством которых рядовые члены любой политической системы влияют или пытаются влиять на результаты ее деятельности. В этом смысле участие в политике понимается в качестве одного из средств, используемых человеком для достижения своих собственных, индивидуально осознанных целей. Причем данная форма реализации личных потребностей формируется в процессе взаимодействия индивида с правительством, органами власти, другими политическими институтами и силами. Благодаря такому инструментальному отношению к политике, индивидуальное «участие» характеризует только конкретные формы практических действий человека, независимо от их мотивации или условий осуществления.

Иными словами, к «участию» относятся только реально совершаемые в политике действия индивида. Осуществляя такие действия, индивид переступает через порог того умозрительного отношения к политическим событиям, которое выражается в эмоциях, оценках, суждениях и иных сугубо идеальных реакциях.

В этом смысле политическое участие предстает как качественно иной, практический уровень включенности индивида в политическую жизнь, заставляющий его совершать там конкретные поступки. В то же время некоторые формы пассивного отношения индивида к политическим процессам, в частности абсентеизм (неучастие в выборах), неоднозначно расцениваются политологами. Одни из них, как, например, Р. Хиггинс, называя «политическую инерцию» и пассивность граждан (наряду с перенаселением, голодом, нехваткой ресурсов и некоторыми другими явлениями) «основным врагом» человечества, исключают ее из политического участия. Другие (С. Верба, Л. Пай), в силу массовости такого рода фактов, напротив, расценивают их как одну из форм деятельного отношения индивидов к политике. Среди практических действий людей политическим участием могут быть признаны только их целенаправленные поступки, т.е. те действия, которые специально и сознательно проектируются и осуществляются ими в политическом пространстве. Иначе говоря, к политическому участию относятся лишь собственно политические действия, а не поступки, которые могут вызывать политические последствия. Например, сознательно спланированный приход на митинг может быть квалифицирован как политическое участие индивида, а его случайное появление там — не может. Или если гражданин специально сообщает управленческую информацию должностному лицу, то это может рассматриваться как форма его политического участия; если же эти сведения он передаст в центр принятия решений косвенным образом, например, в ходе случайного разговора с ответственными лицами, то в таком случае их беседа не может быть отнесена к формам политического участия данного гражданина. Практические и целенаправленные формы политического участия характеризуются масштабностью и интенсивностью. Например, индивид может участвовать в решении местных или общефедеральных вопросов, заниматься постоянной активной деятельностью по организации избирательных кампаний, а может изредка принимать участие в выборах — и все это будут разные по значимости и интенсивности формы его политического участия. Непосредственно характеризуя поступки индивида, политическое участие дает косвенную аттестацию и самой политической системе, т.е. той внешней среде, которая сопутствует или препятствует политическим действиям граждан. Так, в одних политических системах индивид имеет возможность практически реагировать на затрагивающие его поступки властей, предпринимать те или иные действия в качестве реакции на сложившуюся в стране (регионе) ситуацию, а в других то же стремление действовать натыкается на жесткость и неприспособленность политических структур к такого рода желание ям индивидов. Например, во многих демократических странах широко распространены судебные процессы, в которых рядовые граждане оспаривают действия правящих структур. В то же время в тоталитарных и деспотических государствах невозможны не только индивидуальные, но и групповые формы политического участия человека (в виде деятельности партий, общественно- политических движений и т.д.). Так что разнообразие форм политического участия неизменно определяется наличием условий и разветвленностью структур, способных воспринимать индивидуальные запросы граждан к власти.

Теории политического участия

Теория рационального выбора

Основное положение данной теории сводится к утверждению, согласно которому главным субъектом политического участия является свободный индивид, стремящийся к максимальной реализации своих интересов и эффективно действующий во имя достижения собственных целей. При этом под интересом индивида понимается стремление обеспечить личное благополучие. Отсюда следует, что участие индивида в политике возможно при том условии, что возможные доходы от участия будут превышать издержки. Этот принцип получил название “максимизации выгоды”. Основываясь на нем, американский политолог Э. Даунс предложил формулу рационального политического участия:

R = PB - C – D

где R - чистая прибыль от участия в выборах;

P - вероятность того, что голос именно данного избирателя будет решающим;

B - политическая выгода от участия в выборах;

С - возможные затраты;

D - непосредственная выгода от участия в голосовании.

Критиками теории рационального выбора было замечено, что преследуя цели сиюминутной выгоды, индивиды могут не считаться с возможными нежелательными, но отдаленными по времени результатами, проявляя таким образом свою “близорукость”.

Некоторыми учеными было высказано предложение заменить принцип

“максимизации выгоды” принципом “максимизации раскаяния”. Последний означает, что индивид участвует в политике дабы избежать тех или иных опасных последствий.

Мотивационные теории политического участия

К наиболее общим мотивам политического участия относят идеологический, нормативный и ролевой.

Доминирование идеологического мотива означает, что личность участвует в политической жизни, разделяя и поддерживая официальную идеологию общества. Такой мотив обеспечивает идентификацию личных политических ценностей с политическими ценностями государства. Последние фактически входят в структуру личности. Однако расхождение личных и политических установок может вызвать резко негативное и даже враждебное отношение к государству и политической системе.

Нормативный мотив регулирует политическое поведение человека правилами, диктуемыми политической системой, без их соотнесения с личностными ценностями и установками. Поведение индивида основывается на признании силы власти, выработанном в процессе политической социализации. Подчинение политической системе рассматривается как исключительно правильная и ценная ориентация. Ролевые мотивы связаны с социальной ролью индивида в существующей политической системе. Поведение человека с доминирующим ролевым мотивом напрямую связано с его социальным положением и собственной самооценкой. Чем ниже социальное положение личности, тем более вероятным становится ее радикальный настрой против существующей власти.

Значительный вклад в исследование мотивов вовлеченности индивида в политику внесли приверженцы “гуманистической” психологии. Согласно концепции ее основоположника А. Маслоу, существует пять основных мотивов личности: физиологические, потребность в безопасности, потребность в любви, потребность в самоутверждении, потребность в самоактуализации. Данные потребности образуют устойчивую иерархию, в которой физиологические потребности считаются низшими, а потребности в самоутверждении и самоактуализации - высшими. По мере удовлетворения низших потребностей, действия человека начинают определять высшие потребности. Очевидно, что данный подход может быть с успехом применен для исследования политической деятельности. При этом физиологические потребности могут трансформироваться в потребность повышения жизненного уровня; потребность в безопасности - в стремление к социальному миру, к порядку и законности; потребность в любви

- в потребность социальной идентичности (чувства принадлежности к определенной социальной группе, партии, движению и т.п.); потребность в самоутверждении - "в потребность повышения социального статуса и престижа; потребность в самоактуализации - в потребность выразить и реализовать свои интересы и убеждения в политической сфере.

Классификация потребностей, определяющих политические явления

1 . Потребность в сохранении жизни, в продолжении рода, в сотрудничестве, в ориентации

2 . Безопасность, защита от боли, страха, гнева

Любовь, нежность, признание, голод, жажда

Самоактуализация, самоуважение, достижение самоидентификации

Понимание, осмысление, знание. Идентификация

3 . Длительное существование, жизнеспособность, готовность идти на жертвы во имя выживания и самосохранения нации

Энергия, упорство, изобретательность, восстановление численности населения после катастрофических потерь

Расовое, этническое разнообразие. Юридическое и фактическое равенство наций

Способность изменять режим, подходящий для защиты независимости от национальных ценностей в обществе, в котором не удовлетворяются самые первичные потребности индивидов, политическое поведение и участие определяется отнюдь не стремлением воплотить свои ценности и интересы, достичь каких- либо гуманных целей, а неудовлетворенными социально-экономическими потребностями и потребностью в социальной и правовой защищенности. Так, например, в России социологи фиксируют наибольшую озабоченность населения низким уровнем жизни и проблемами безопасности. Соответственно, и включение в политику большинства российских граждан происходит под лозунгами повышения жизненного уровня, социальной защиты, борьбы с преступностью, которые отражают неудовлетворенность двух низших потребностей. В современной политологии широко распространены объяснения изменений политического поведения в западном обществе на основе концепции Р.

Инглхарта. Согласно ее положениям, в стабильном, экономически развитом обществе, в котором удовлетворены основные материальные потребности людей, происходит трансформация системы требований и притязаний. На передний план выходят потребности в улучшении качества жизни, экологии, большей включенности личности в процесс принятия решений на местном уровне, преодолении бюрократизма и безличности власти, гармонизации социальных отношений и т.п. Объяснение феномена новых массовых движений - молодежных, “неформальных”, экологических, пацифистских и т.п. - строится, исходя из концепции формирования новых постматериальных потребностей постиндустриального общества.

Теории социальных факторов политического участия

В рамках этих теорий исследуются взаимосвязь и влияние на политическое участие таких факторов, как институализация, уровень социально-экономического равенства и возможности социальной мобильности, стабильность и др. Так, С. Липсет и Д. Лернер предложили две модели взаимосвязи политического участия с другими факторами - либеральную и популистскую. Первая модель действует главным образом в странах либеральной демократии, вторая описывает политические процессы и участие в развивающихся странах.

Согласно либеральной модели, динамичное социально-экономическое развитие обусловливает сглаживание социального неравенства, а следовательно, обеспечивает укрепление политической стабильности. Оба фактора оказывают влияние на демократический характер политического участия(направленность на укрепление, развитие демократической политической системы; институциализация политической деятельности и т.п.). При построении популистской модели исходят преимущественно из форм прямого (неинституциализированного) участия, направленного на перераспределение имущественных благ и собственности. Усиление подобного участия препятствует экономической модернизации, ухудшает социальные условия экономического развития, ведет к подрыву политической стабильности. Нерешенные проблемы накапливаются, увеличивая количество требований (и требующих), предъявляемых политической системе, а значит, возрастает и политическое участие. Круг замыкается. В результате политическое участие не ведет к укреплению политической системы, Удовлетворению интересов различных социальных групп, а лишь Дестабилизирует общество и политическую систему, препятствуя социальной и экономической модернизации. Популистская модель тесно связана с такими явлениями, как кризис участия в модернизирующихся обществах.Взаимосвязь политического участия и нестабильности в развивающихся странах была проанализирована С. Хантингтоном в книге “Политический порядок в меняющихся обществах.

По мнению Хантингтона, обеспечение стабильности в условиях модернизирующегося авторитаризма требует ограничения роли политического участия масс, в противном случае надежность институтов будет подорвана.

Парадокс же заключается в том, что неудовлетворенность (фрустрация) масс своим положением, дефицит существующей в обществе вертикальной и горизонтальной мобильности неизбежно увеличивают массовые запросы на участие в политическом процессе. В свою очередь, уровень социальной фрустрации повышается в связи с ростом социальной мобилизации и усугублением экономической ситуации. “Взятые в целом, урбанизация, растущая грамотность, образование и влияние СМИ, являющиеся детерминантами социальной мобилизации, дают толчок росту стремлений и массовых ожиданий, которые не будучи своевременно удовлетворенными, оформляют индивидуальные и групповые претензии политически. В отсутствии сильных и достаточно адаптивных политических институтов такой взлет участия означает нестабильность и насилие”. Таким образом, условиями политического участия, не подрывающего стабильность политической системы, являются: высокая степень институционализации, которая позволяет ввести политическую активность в рамки норм, процедур и законов; низкая степень социальной фрустрации масс; интенсивная вертикальная и горизонтальная мобильность; уменьшение мобильности и активизация экономического развития.

Факторы политического участия

Степень и характер включения личности в политическую жизнь непосредственно определяется значимыми для нее причинами, факторами участия. Последние крайне разнообразны и напрямую связаны с ролями, которые индивиды играют в политической жизни. «Роль», по Г. Алмонду - это разновидность («часть») политической деятельности, свидетельствующая о том, что индивид может быть избирателем, активистом партии, членом парламента и т.д. И при этом каждая политическая роль имеет свою функциональную нагрузку, предполагающую соответствующие возможности и обязательства (ответственность) личности перед государством (партией, обществом). Понимание факторов политического участия играет принципиально важную роль в толковании его природы и роли индивида в политике. В самом общем плане факторы политического участия традиционно рассматриваются через два его глобальных механизма: принуждение, которое делает упор на действии внешних по отношению к индивиду сил, в том числе на разумность власти и ограниченность необходимых для самостоятельного участия в политике свойств индивида (Т. Гоббс), а также интерес, который, напротив, ориентируется на внутренние структуры действия индивида и сложную структуру личности (А. Смит, Г. Спенсер). Так, в XIX в. основное внимание уделялось надличностным, объективным факторам, например, наличию институтов, тем или иным социально- экономическим условиям жизни людей, духовной атмосфере общества и другим аналогичным показателям, которые должны были дать исчерпывающий ответ на вопрос о том, что заставляет человека включаться в отношения с публичной властью. В своих крайних формах эта социальная детерминация растворяла личность в общественных отношениях, делала ее безликим исполнителем воли класса, нации, государства. В нынешнем же столетии, наряду с признанием определенного значения общественных норм и институтов, основной акцент делается главным образом на субъективные факторы, на характеристику индивидуальных воззрений, психологические состояния конкретных лиц, наконец, на культурные традиции и обычаи населения. Сложилась даже парадигма «автономного человека» (А. Горц,

О. Дебарль), основывавшаяся на признании несовпадения публичных норм и институтов с мотивациями конкретной личности, что якобы обусловливает принципиальную неспособность науки адекватно раскрывать подлинные причины политического участия личности. Такая гиперболизация индивидуального начала превращает политику в совокупность спорадических, случайных поступков личности.

В современной политической мысли принято различать предпосылки (условия) и факторы (непосредственные причины, обусловливающие действия индивида) политического участия. К первым относятся материальные, политико- правовые, социокультурные и информационные отношения и структуры, которые создают наиболее широкую среду для различных проявлений индивидуальной активности. В границах этой среды складываются те главные причины, к которым можно отнести макро- (способность государства к принуждению, благосостояние, пол, возраст, род занятий) и микрофакторы (культурно- образовательный уровень человека, его религиозная принадлежность, психологический тип и т.д.) политического участия. Каждый фактор способен оказывать решающее влияние на те или иные формы политического участия людей, в зависимости от временных и пространственных условий их жизни. Но наибольшее значение в науке придается психологическим состояниям личности, например, ощущению угрозы своему общественному положению (Г. Лассуэлл); рациональному осознанию своих интересов и завоеванию нового статуса (А.Лэйн); желанию жизненного успеха и общественного признания (А. Доунс); пониманию общественного долга и реализации собственных прав, страху за самосохранение в общественной системе и т.д.

В сочетании различных факторов и предпосылок выявлены определенные зависимости. Например, данные разнообразных и долголетних социологических наблюдений показывают, что чем богаче общество, тем больше оно открыто к демократии и способствует более широкому и активному политическому участию граждан. Более образованные граждане чаще других предрасположены к участию в политической жизни, у них сильнее развито чувство восприятия эффективности своего участия, и чем больше у таких людей доступ к информации, тем больше вероятности, что они будут политически активными (В.Кей). Вместе с тем анализ политических процессов в демократических странах выявил и то, что неучастие является показателем не только пассивности или убежденности граждан в том, что их голос ничего не изменит, но и уважения и доверия людей к своим представителям. Так, во многих демократических странах Запада широкие возможности контроля общественности за правящими кругами, традиции публичной критики действий властей в СМИ, отбор профессионально подготовленных лиц для руководства и управления снижает степени повседневной вовлеченности граждан в политический процесс. Иными словами, в условиях высокой гарантированности своих политических и гражданских прав люди весьма рационально относятся к формам участия в политике, доверяя правящим кругам осуществлять повседневные функции по управлению государством и обществом и оставляя за собой право контроля и оценки их деятельности на выборах и референдумах.

Одновременно политическая практика XX в. дала и множество примеров «кризиса личности в политике», выражающегося в распространении насилия и террора или таких явлений, как коррупция, неповиновение граждан закону и т.д. Широкое распространение и воспроизводство таких форм политического участия многие ученые связывают с кризисом базовых демократических ценностей, нарастанием интенсивности жизни в крупных городах, негибкостью политических форм для самовыражения все более усложняющейся личности, нарастанием отчужденности индивида, кризисом прежних форм его договора с государством и т.д.

Типы политического поведения и участия

Политическое поведение - это совокупность реакций социальных субъектов

(социальных, общностей, групп, личностей и т.п.) на деятельность политической системы. Политическое поведение можно подразделить на политическое участие и абсентеизм.

Политическое участие - это влияние граждан на функционирование политической системы, формирование политических институтов и процесс выработки политических решений. Американские политологи С. Верба и Н. Ни подчеркивают, что политическое участие - это прежде всего инструментальная активность, посредством которой граждане пытаются влиять на правительство таким образом, чтобы оно предпринимало желаемые для них действия”.

К политическому участию относятся действия по делегированию полномочий

(электоральное поведение); активистская деятельность, направленная на поддержку кандидатов и партий в избирательных кампаниях; посещение митингов и участие в демонстрациях; участие в деятельности партий и групп интересов.

В самом общем виде многообразие форм и разновидностей политического участия зависит от определенных свойств действующего индивида, характера режима правления, а также от конкретной ситуации. Соответственно американские политологи С. Верба и Л. Пай выделяют следующие разновидности политического участия: пассивные формы политического поведения граждан; участие людей только в выборах представительных органов власти или только в решении местных проблем; политические действия активных участников предвыборных кампаний; деятельность политических активистов, распространяющих свою активность на всю сферу политики; профессиональные действия политиков.

Другой американский ученый Милбэрт разделяет формы политического участия на «активные» (руководство государственными и партийными учреждениями, деятельность кандидатов в представительные органы власти, организация предвыборных кампаний и т.п.), промежуточные (участие в политических собраниях, поддержка партий денежными пожертвованиями, контакты с официальными лицами и политическими лидерами и т.д.), наблюдательные (ношение на демонстрациях транспарантов, попытки других граждан вовлечь кого-либо в дискуссии и т.д.) и, наконец, выделяет«апатичное» отношение граждан к политике.

В самом общем виде различают мобилизованное и автономное политическое участие. Первое характеризует те формы вовлечения индивида в политику, которые исходят от власти, государства, органов принуждения, создающих условия для втягивания личности в политические отношения помимо ее воли.

Следовательно, политическое участие не является тем инструментом, посредством которого люди хотят повлиять «на правительство таким образом, чтобы оно предпринимало желаемые для них действия». Итак, индивид включается в политическую жизнь, становясь заложником воли лидеров, властей, их искусства манипулировать людьми.

Разновидности автономного политического участия, напротив, демонстрируют действия, которые индивид предпринимает, во-первых, самостоятельно обращаясь к политическим формам защиты своих интересов, а во- вторых, столь же автономно выбирая формы и каналы проявления своей активности. В этом смысле политическое участие наиболее полно отвечает своей природе и сущности как инструменту разрешения индивидуальных проблем.


Заключение

Понятие политическое участие охватывает две формы политической деятельности:

1 Пассивное политическое участие: а) участие в голосовании на всех выборах и референдумах; б) иметь право быть избранным во все общественные выборные органы.

2 Активное политическое участие: а) участие в формулировании правительственной политики и последующем ее осуществлении, замещение должности и выполнение всех государственных обязанностей на всех уровнях управления; б) принятие участия в деятельности неправительственных организаций и ассоциаций, связанных с общественной и политической жизнью страны.

Под политическим поведением понимается совокупность реакций социальных субъектов на деятельность политической системы. Политическое поведение проявляется в форме политического участия и абсентеизма. Основными типами политического участия выступают: ортодоксальное (законное и обеспечивающее стабильность политической системы), неортодоксальное (несанкционированное и направленное против политической системы) и политические преступления

(деятельность с использованием нелегитимного насилия). В зависимости от типа политической системы в ней преобладает автономное или мобилизационное участие.

Политическое участие обусловлено множеством факторов: интересами, степенью социально-экономического равенства, институционализацией, мотивами участников политической деятельности. Предпочтения избирателей определяются особенностями первичной политической социализации, идентификацией с определенными политическими субъектами, конфессиональной принадлежностью, социальным статусом, полом, возрастом.

Своеобразной формой политического поведения является политический протест. Его формами являются: митинги, забастовки, петиции, пикеты, демонстрации, политический терроризм.

В противоположность политическому участию выступает абсентеизм, который означает полную утрату интереса к деятельности политической системы, политическим нормам и, соответственно, полное устранение от участия в политической жизни. К причинам, обусловливающим абсентеизм, относятся ресоциализация, утрата доверия к традиционным политическим институтам, нормам и ценностям, крайне высокой или крайне низкой степенью удовлетворенности личных интересов.

Участие в политической жизни является непосредственным показателем самоопределения личности, востребованности и осуществимости ею своих прав, выражением понимания человеком своего социального статуса и возможностей.

Именно участие индивида в политике в конечном счете показывает, насколько эта сфера жизни способна служить не только интересам крупных социальных групп, но также запросам и чаяниям рядового гражданина, обычного человека.

Список использованной литературы

1. Ануфриев Е.М., Лесная П.А. Российский менталитет как социально-политический феномен // Социально-политический журнал. 2007. №3-7.

2. Введение в политологию под ред. М.Х. Фарушкин, Казань1992.

3. Вебер М. Избранные произведения. - М.,1990.

4. Вятр Е. Социология политических отношений. – М., 2008.

5. Гаджиев К.С. Политическая наука. – М.; 1994.

6. Иванов В.Н., Назаров М.М. Политическая ментальность: опыт и перспективы исследования // Социально-политический журнал. 2008. №2.

7. Леббот Г. «Психология народов масс», М.: АСТ, 2000.

8. Мангейм Д.Б., Рич Р.К. Политология. Методы исследования. М., 1997

9. Матвеев Р.Ф. Теоретическая и прикладная политология. – М.; Ассоц. «Рос.полит.энцикл.», 1993.

10. Мухаев Р.Т. Политология. Учебник для вузов – М.; Приор-издат., 2005.

11. Основы политической науки. Учебное пособие для высших учебных заведений. Ч.2. – М., 2005.

12. Основы политологии: Курс лекций. (под. ред. В.П. Пугачева. – М.; 1992.

13. Панарин А.С. Политология. Учебник. – М.; 1997 (М.; «Проспект» 2000).

14. Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. – М.; 1997.

15. Политический процесс: основные аспекты и способы анализа: Сборник учебных материалов / Под ред. Мелешкиной Е.Ю. – М., 2001.

16. Политология для юристов: Курс лекций. / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. – М., 2007.

17. Политология: курс лекций под редакцией Радугина АА // "Центр". - М., 1997.

18. Политология: курс лекций. Лютых А.А., Тонких В.А.

19. Политология: курс лекций. / Под ред. М.Н. Марченко. – М., 2006.

20. Политология. Учебник для вузов / Под редМ.А. Василика. – М., 2004.

21. Политология. Энциклопедический словарь. - М., 2003.

22. Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. – М., 2007.

23. Федосеев А.А. «Введение в политологию» СПб 1994.

24. Чудинова И.М. Политические мифы // Социально-политический журнал. 2006.

25. Цыганков П.А. Международные отношения. – М.; 1996.

26. Шаран П. Сравнительная политология. М., 1992 г.

27. polit.mezhdunarodnik.ru

интеренет ресурсы:

28. www.grajdanin.ru

29. www.kommersant.ru

30. www.politstudies.ru

31. www.politjournal.ru

32. www.humanities.edu.ru

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий