регистрация / вход

Развитие политологии в ХХ веке

Этапы формирования современной политической науки, ее основные школы. Вклад европейских и американских политологов в изучение роли политики и власти в обществе, особенностей политических элит и режимов, функционирования различных политических институтов.

Содержание

Введение

1. Этапы развития современной политической мысли

2. Политическая наука в Европе в XX веке

2.1 Политическое учение Макса Вебера

2.2Теории политических элит Г. Моски, В. Парето, Р. Михельса

2.3 Политическое учение К. Шмитта

2.4 Политическое учение К. Ясперса

2.5 Теории тоталитаризма X. Арендт, К. Фридриха, З. Бжезинского, Л. Шапиро, Р. Арона

3. Политическая наука в США в XX веке

3.1 Чарльз Мерриам – основатель Чикагской школы политической науки

3.2 Психологическая концепция власти

3.3 Американская школа «политического развития» о динамике власти в незападном мире

3.4 Элитарные и плюралистские теории политической власти

3.5 Системные исследования в политологии Т. Парсонс, Д. Истон, Г. Алмонд

Заключение

Список литературы

Введение

Политология как самостоятельная область социального знания сложилась в XX в. Наиболее интенсивный процесс ее развития приходится на период после второй мировой войны.

Формирование политической науки определялось рядом факторов. Важнейшим объективным из них было вычленение политики в самостоятельную сферу общественной жизни и обретения ею социальных функций как сознательной деятельностью общественных сил, направленной на достижение, удержание и использование государственной власти в интересах больших социальных групп, как общественных отношений, связанных с управлением государством. Это обусловило настоятельную потребность в углублении познания политики, что стало необходимой предпосылкой рациональной организации и эффективности политической жизни. В свою очередь такая потребность диктовалась постоянным возрастанием роли политики в обществе, расширением масштаба деятельности государства, его влияния на судьбы людей.

Другой посылкой развития политологии стало то, что в начале XX века политические системы столкнулись с новыми трудностями. В условиях быстрых изменений парламентские формы правления оказались не в состоянии эффективно реагировать на новые реальности: появление новых групп интересов, возникавшие конфликты. Возрос интерес к осмыслению проблемы достижения социального равновесия, обеспечения баланса интересов различных групп. В качестве средства, способного восстановить динамическое равновесие у политологов запада не было единогласия, каждый пытался найти собственные методы решения этой проблемы. О том какие теории появились в указанный период и какое влияние они оказали на последующие развитие политологической науки и рассказывает данная работа.

1. Этапы развития современной политической мысли

Современная политическая наука в своем развитии прошла три этапа:

Первый этап (конец XIX – конец 40-х гг. XX вв.) характерен исследованием проблем политической власти и ее социальных основ.

В этот период увидели свет:

-теория заинтересованных групп (А. Бентли); теория элиты (правящего класса) (Г.Моска, В.Парето);

- социологическая теория государства (М.Вебер);

- теория олигархизации власти (Р.Михельс);

- психологическая теория власти (Г.Лассуэл).

Второй этап (конец 40-х – вторая половина 70-х гг. XX в.) характерен поворотом к проблемам либерализации политической жизни, демократии, социальной политики государства.

Результатом деятельности ученых в ходе этого этапа стали:

-новая теория демократии (И.Шумпетер);

- плюралистическая теория демократии (Р.Даль);

- теория партисипаторной демократии (К.Макферсон, Дж.Вольф, Б. Барбер);

- концепция государства благосостояния, общества потребления (Дж. Катона, У.Ростоу, О.Тоффлер).

Третий этап (середина 70-х гг. XX в. – н.в.) характерен разработкой и развитием новых парадигм политической науки.

В этот период были разработаны:

-футурологическая концепция единого мирового государства (С. Кларк, К.Сон);

- концепция постиндустриального общества (Д.Белл, Р.Арон, Дж. Гэлбрайт, З.Бжезинский);

- концепция информационного общества (О.Тоффлер, Дж.Нейсбит, Е. Масуда);

- концепция национального интереса (Г.Моргентау);

- теория элитарной демократии; силовая концепция власти.

В современной зарубежной политологии выделяются следующие основные школы:

- англо-американская – разрабатывает проблемы политической модернизации, стабильности, политических конфликтов, внешней политики (С.Липсет, К.Райт, С.Хантингтон, Г.Моргентау, Дж.Сартари, Р. Дарендорф);

- французская – занимается проблемами типологии политических режимов, легитимности, партийно-политической инфраструктуры (М. Дюверже, Ж.Бурдо, М.Крозье, Р.Арон);

- немецкая – занимается сравнительным анализом политических систем, проблемами функционирования гражданского общества и правового государства (Г.Майер, И.Флетчер);

- польская – проводит исследования политической жизни общества, главных направлений демократизации политической системы (Е.Вятр, Т. Бодио, А.Боднар, К.Опалэк, Ф.Рышка).

Русская общественно-политическая мысль как оригинальное образование мировой политической науки в своем развитии прошла пять этапов. На ХХ век приходятся четвертый и пятый этапы. Четвертый этап (октябрь 1917 г. – начало 90-х гг. ХХ в.), коммунистический. После революции октября 1917 года и установления советской власти в России российская политическая наука развивалась только в одном направлении – теории марксизм-ленинизм. Наиболее видными мыслителями этого этапа были В.Ленин, И.Сталини др. Политическая наука превратилась в наукообразный официоз, идеологическое обеспечение политики ВКП(б) – КПСС. В рамках научного коммунизма рассматривались некоторые вопросы политической теории, но споры носили в основном схоластический и ограниченный классовый характер. Пятый этап (начало 90-х годов XX-го века). Этап ознаменован началом в России своеобразного ренессанса классической и неоклассической политической мысли.

Таким образом, на всех этапах российской истории политических учений каждая из политических доктрин несла на себе четкий отпечаток конкретно-исторических условий страны и эпохи, политических симпатий и антипатий автора доктрины и его единомышленников. Поэтому содержавшиеся в доктринах конкретные политические программы были преходящими и в новых исторических условиях сменялись другими политическими требованиями, ориентированными на новые идеалы [5].

2. Политическая наука в Европе в XX веке

политический власть элита режим

Исследования политики в европейской науке XIX века сводилось в основном к изучению государства в трудах философов и правоведов (И. Кант, Г.В.Ф. Гегель, К. Маркс и др.). В XX вв. проблематика политической науки значительно расширилась. Европейские исследователи стали обращать внимание на изучение таких проблем, как сущность, место и роль политики и власти в обществе, происхождение, функции, типы и динамика политических элит, особенности, условия и причины утверждения различных политических режимов, сущность и специфика функционирования различных политических институтов (партии, парламенты, оппозиция и др.)

2.1 Политическое учение Макса Вебера

Крупнейшей фигурой в политической науке этого периода является немецкий исследователь Макс Вебер (1864-1920). Его наиболее важные работы в области политологии: «Политика как призвание и профессия» «Протестантская этика и дух капитализма», «Объективность социально-научного и социально-политического познания».

В современной политической науке его авторитет высок главным образом благодаря разработанной им:

1) теории политической власти, рассмотревшей вопрос о принципах ее легитимности,

2) теории господства рациональной бюрократии в современном сложноорганизованном обществе,

3) теории «плебисцитарной» демократии, снимающей издержки господства формального права в современных демократиях, чреватого неизбежной бюрократизацией и обезличенностью процессов руководства,

4) наконец, благодаря его анализу современного капитализма как воплощения принципа рациональности [6].

Вебер обосновал одно из распространенных в современной науке определений политики , раскрывая ее как «стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, между группами людей, которые оно в себе заключает».

При этом под государством Вебер понимает такой политический институт, который претендует (с успехом) на монополию легитимного физического насилия. Государство есть такое отношение господства людей над людьми, которое опирается на легитимное насилие (т.е. считающееся легитимным) как средство. Автор поясняет, что право на физическое насилие приписывается всем другим союзам или отдельным лицам лишь настолько, насколько государство со своей стороны допускает это насилие: единственным источником «права» на насилие считается государство.

Легитимное насилие (или господство) есть такой социальный порядок, в котором отношения господства-подчинения основаны на доверии к властям. Вебер выделяет три основания и три типа легитимного порядка : традиция (традиционное господство), харизма (харизматическое господство), рациональность (рационально-правовое господство).

Большое внимание Вебер уделял исследованию политической бюрократии и ее роли в обществе. Отмечая объективный процесс расширения слоя бюрократии в современных политических системах, автор вместе с тем указывает на тенденцию бюрократизации общественной жизни (закон малых чисел), что приводит к угрозе демократии со стороны бюрократии. Теоретическим ответом на эту угрозу явилась разработка Вебером теории плебисцитарной демократии . Суть этой теории сводится к тому, что народ выбирает лидера страны, который, не являясь связанным обязательствами с бюрократией, будет в состоянии эффективно ее контролировать. Однако социально-экономические, информационные и политические процессы XX – начала XXI века показали слабость веберовской модели контроля чиновников [7].

Веберовский анализ капитализма представляет большой интерес для граждан современной России. Не только потому, что о капитализме большинство из нас знает главным образом благодаря марксистской трактовке, в которой он представлен как весьма сомнительная ценность. Но потому, что под видом капитализма гражданам России могут преподнести все, что угодно, только не современный его вариант, позволяющий на основе роста производительности труда и строгой законности улучшить материальное положение народа и решить, наконец, больную для России проблему бедности.

Главной идеей веберовского анализа капиталистического общества, в отличие от анализа, предпринимавшегося К. Марксом или В. Зомбартом, является последовательно проведенная идея рациональности . Вебер писал: «...несомненной фундаментальной особенностью капиталистического частного хозяйства является то, что оно рационализировано на основе строгого расчета, планомерно и трезво направлено на реализацию поставленной перед ним цели; этим оно отличается от хозяйства живущих сегодняшним днем крестьян, от привилегий и рутины старых цеховых мастеров и от «авантюристического капитализма», ориентированного на политическую удачу и иррациональную спекуляцию»[1] . По М. Веберу, особенность современного западного капитализма, существующего на промышленной основе, состоит в том, что это рационально организованное общество:

- в экономике – рациональное ведение хозяйства, рациональное денежное обращение, позволяющее добиться предельной экономической эффективности;

- в политике – это общество с рациональным правом и государственным управлением (рациональная бюрократия);

- с рациональной религией (протестантизмом); с рациональной деятельностью в сфере культуры (наука) [6].

2.2 Теории политических элит Г. Моски, В. Парето, Р. Михельса

Концепция элит , развивающая тему политической власти, входит составной частью в современную политическую науку. Основоположниками теории элит являются представители итальянской школы итальянцы В. Парето (1848-1923). Г. Моска (1858-1941) и немец Р. Михельс (1876-1936), переехавший из Германии в Италию. Их взгляды относят к «макиавеллистской» школе, поскольку считается, что впервые элита как правящая группировка в обществе рассматривалась в работах их соотечественника Макиавелли.

Г. Моска – итальянский исследователь, генерал, один из основателей политологии. Основные произведения Гаэтано Моски «Теория правления и парламентское правление», «Основы политической науки», «История политических доктрин».

Теории элит – это теории о разделении людей в любом обществе на элиты и массы . Моска развивал представление о том, что «во всех обществах (начиная со слаборазвитых или с трудом достигших основ цивилизации до наиболее развитых и могущественных) существует два класса людей – класс правящих и класс управляемых. Первый, всегда менее многочисленный, выполняет все политические функции, монополизирует власть и наслаждается теми преимуществами, которые дает власть, в то время как второй, более многочисленный класс управляется и контролируется первым...»[2] . Элиту Моска рассматривал с точки зрения ее структуры, законов функционирования, прихода к власти, вырождения и упадка, смены контрэлитой. Одна из существенных тенденций и опасностей в развитии элит – превращение ее в наследственную, закрытую группу, что ведет ее к вырождению и смене контрэлитой. «Правящие классы неизбежно приходят в упадок, если перестают совершенствовать те способности, с помощью которых пришли к власти, когда не могут более выполнять привычные для них социальные функции, а их таланты и служба утрачивают в обществе свою значимость». Моска выступал за открытость и преемственность в функционировании элит как гарантию стабильности общества и политической системы [7].

Развивая свою теорию, Моска разработал «закон социальной дихотомии », дал понятие политического класса, определил два типа организации политического управления, качества политического класса и условия доступа к нему, способы закрепления власти политического класса и его обновления, выделил две тенденции развития политического класса и др.

Независимо от Моски концепция элит разрабатывалась Вильфредо Парето (1848-1923) – итальянским социологом и классиком элитологии. Наиболее известная работа – «Трактат по общей социологии».

В области политической науки Парето прославился благодаря своей теории идеологии и теории политических элит . В работах «Подъем и падение элит». «Трактат по общей социологии» он сформулировал основные положения своей теории. Парето выделяет две страты населения : низшую страту, неэлиту и высшую страту, элиту, делящуюся на две части – правящую элиту и неуправляющую элиту.Автор дает ставшее классическим определение политической элиты , суть которого в том, что это «класс тех, кто имеет наиболее высокие индексы в своей сфере деятельности... кто прямо или косвенно играет заметную роль в управлении обществом и составляет правящую элиту , остальные образуют неуправляющую элиту » [7].

Циркуляцию , то есть круговорот элит, Парето рассматривает как основную движущую силу политических процессов и общественных изменений: «История человечества – это история постоянной смены элит; одни возвышаются, другие приходят в упадок». В этом процессе революционной смены элит многих представителей старой элиты (пришедшей в упадок) убивают, сажают в тюрьмы, высылают или же низводят до самого низкого социального уровня. Однако некоторые из них спасаются, предавая свой класс, причем они часто занимают ведущие позиции в революционном движении. Вывод Парето состоит в том, что главным результатом революционных перемен становится появление новой элиты с некоторой примесью старой. [6]

Роберт Михельс (1876-1936) – немецкий политолог и социолог. Исследовал политические процессы, находясь под влиянием работ М. Вебера и итальянских теоретиков элитГ. Моска и В. Парето. В области общественно-политических процессов Михельса интересовали проблемы социализма, фашизма, национализма. Однако его значительный вклад в политическую науку связан с исследованием политических партий . Его работа «Социология политической партии в условиях демократии» появилась в Германии в 1911 г. На русском языке отдельные главы с комментариями были опубликованы лишь в 1990-1991 гг.

По его мнению, политические партии необходимое средство защиты социальными движениями своих главных интересов . Однако политические партии, как и любые крупные организации, вынуждены вверять своим лидерам монопольную власть. Михельс пришел к выводу, что олигархизации – неизбежная форма жизни крупных социальных структур . Возвышение партийной олигархии над политическими партиями и социальными движениями есть следствие целого ряда факторов: некомпетентности масс, недостаточности знаний и навыков политической работы, потребности в эффективном руководстве в условиях межпартийной борьбы. Партийная олигархия, искусно пользуясь разнообразными ресурсами, начинает существовать не для социальных движений, а за счет этих партий и движений [7]. Отсюда следует «железный закон олигархизации» Михельса: «Во всех партиях, независимо от их типа, демократия ведет к олигархии», в соответствии с которым, демократия, если бы она была возможна, неизбежно выродилась бы в олигархию». Этот вывод противоречит выводу Платона, в классификации которого, наоборот, олигархия превращается в демократию. По Михельсу, демократия как государственный строй в принципе невозможна. Цивилизованное человечество, по Михельсу, не может существовать без господствующего политического класса. «Большинство человечества, обреченное жестоким фатализмом истории на вечное «несовершеннолетие», будет вынуждено признать господство вышедшего из собственной среды ничтожного меньшинства и смириться с ролью пьедестала для величия олигархии»[3] .

Закон олигархизации предполагает смену одного господствующего слоя другим как предустановленную форму человеческого общежития в больших союзах. «Могут победить социалисты, но не социализм, гибнущий в момент победы своих приверженцев... Массы удовлетворяются тем, что, не щадя своих сил, меняют своих господ»[4] .

Классовая борьба имеет место в обществе в целом и в отдельных партиях, даже рабочих, представляющих собой классовую смесь. В каждой партии есть свой руководящий слой, который также неизбежно подвержен процессу олигархизации. Михельс приводит поговорку французских рабочих: «Если выбрали, значит, пропал». Чем больше и разнородней становится партия, тем сильнее в ней процесс олигархизации.

То же самое относится и к профсоюзам. «Сколь незначительны различия между тенденциями развития государственных олигархий (правительство, двор и т.д.) и олигархий пролетарских»[5] . «Представитель», ощущающий полную свою независимость, превращается из слуги народа в господина над ним – как государственный «слуга», так и партийный.

Общий вывод Михельса: «Демократия очень хорошо уживается с определенной степенью тирании и по другим психологическим и историческим причинам: масса легче переносит господство, когда каждый ее индивид имеет возможность приблизиться к нему или даже включиться в него»[6] . Заслуга Михельса в том, что концепцию элиты он распространил на все крупные социальные группы и, обобщив, провозгласил один из немногих в социологии и политологии законов [3].

Вместе с тем Михельс отмечал, что без партий в современную эпоху невозможно добиться успехов в политической борьбе, борьбе различных социальных слоев за распределение и перераспределение общественных ресурсов. Несмотря на то, что борьба за демократию приобретает олигархические формы, все же межпартийная конкуренция, по мнению Михельса, способствует отбору и продвижению к власти в государстве наиболее достойных.

Теории макиавеллистской школы были распространены в Италии, Германии, Франции между Первой и Второй мировыми войнами. Но широкая известность пришла к ним на американском континенте. В 30-е гг. в Гарвардском университете состоялся семинар по изучению Парето (его теория социального действия была в дальнейшем переработана структурным функционализмом). Идеи Г. Моски об эмпирическом подходе к познанию политических явлений, о том, что объектом исследования является живая реальность, также способствовали становлению Чикагской школы политической науки. Всемирный конгресс политологов (Мюнхен. 1970) отметил особую роль итальянской школы, послужившей отправным пунктом многочисленных исследований политических элит [6].

2.3 Политическое учение К. Шмитта

Карл Шмитт (1888-1987) – немецкий исследователь, автор работ: «Политическая теология», «Римский католицизм и политическая форма», «Духовно-историческое состояние современного парламентаризма», «Понятие политического» и др.

В анализе особенностей политики Шмитт отстаивает преобладание политики над всеми другими сферами человеческой деятельности , что особенно проявляется в чрезвычайных ситуациях. Политику, политические действия и мотивы Шмитт характеризует посредством специфически политического различения. Это различение «друг-враг», «свой-чужой». «Всякая противоположность – религиозная, моральная, экономическая или этническая – превращается в противоположность политическую, если она достаточно сильна для того, чтобы эффективно разделять людей на группы друзей и врагов». Те же, кто осуществляет политическое правление, обладают неограниченным правом определять как внутреннего, так и внешнего врага, бросать на борьбу с ними все имеющиеся в распоряжении государственной власти ресурсы.

Это тотальное государство следует считать «наивысшей сущностью – не потому, что оно осуществляет всемогущий диктат или подчиняет себе все прочие институты, но потому, что оно принимает решения и, следовательно, может подавить все иные антагонистические группировки... Там, где оно существует, социальные конфликты могут разрешаться с сохранением нормальной ситуации – порядка». Представленная трактовка политики и государства как тотального института исключает либеральную идею парламентского суверенитета.

И действительно, К. Шмитт резко критикует либерализм и его политические институты (парламентскую демократию, которая «функционирует лишь как пустой аппарат»). Ввиду существенного роста полномочий государства борьба за демократию приводит к вырождению парламентаризма. Партии в борьбе за преобладание в парламентах осуществляют электоральную пропаганду, обрабатывают массы и господствуют над общественным мнением. Сами парламенты становятся ареной борьбы за «свежий» электорат. Исчезли те первоначальные принципы и условия парламентов, когда в них занимались независимым рассмотрением вопросов и рациональным взвешиванием различных мнений. Таким образом, как подчеркивал Шмитт, парламенты XX века оказались во власти парализующей их деятельность партийной политики. Шмитт разрабатывает концепцию «квалифицированной демократии» , в которой определяющую роль играют специалисты: профессиональные политики, политические чиновники, военные [7].

2.4 Политическое учение К. Ясперса

Карл Ясперс (1883-1969) – немецкий философ и политический мыслитель. Работы: «Смысл и назначение истории», «Куда движется ФРГ?» и др. Внес большой вклад в анализ проблемы развития политической свободы в тесной связи с гражданским обществом и плюралистической демократией.

Ясперс показывал, что политика существует лишь при свободе, а там, где уничтожается свобода, остается одна частная жизнь. Политическая свобода, согласно концепции Ясперса, обладает следующими признаками:

- свобода единичного человека возможна лишь наряду со свободой всех остальных;

- защиту от насилия человеку предоставляет правовое государство ;

- к нерушимости прав человека как личности присоединяется его право участвовать в жизни общества. Поэтому свобода возможна только при демократии, т.е. при возможном для всех участии в изъявлении воли;

- воля формируется в решениях, принятых в ходе собеседования. Поэтому свобода требует открытой, ничем не ограниченной дискуссии. Отсюда необходимость свободы прессы, собраний, свободы слова;

- политическая свобода есть демократия, но она в исторически данных формах и градациях исключает господство массы (охлократия), которое всегда выступает в союзе с тиранией. Поэтому Ясперс отдает предпочтение аристократическому слою, который постоянно пополняется из всех слоев населения в зависимости от личной деятельности, заслуг и успехов и в котором народ видит своих представителей. Непременное требование демократии состоит в том, чтобы эта элита не фиксировалась и не превращалась тем самым в диктаторское меньшинство. Свободные выборы должны служить проверкой ее заслуг и подвергать ее постоянному контролю;

- проведение выборов и формирование политической элиты осуществляют партии. В свободном обществе обязательно существуют несколько партий, по крайней мере две. Наличие влиятельной оппозиции является обязательным признаком свободного общества;

- с техникой демократии связан демократический образ жизни. Состояние политической свободы может быть сохранено только в том случае, если в массе населения постоянно живо сознание свободы... и люди заботятся о том, чтобы сохранить ее. Демократия немыслима без либеральности;

- политическая свобода должна создавать возможность для всех остальных свобод человека;

- важным признаком политической свободы является отделение политики от мировоззрения;

- сохранение свободы предполагает наличие этоса совместной жизни. Это – естественная гуманность в общении, внимание и готовность помочь, уважение к правам других, постоянная готовность пойти на компромисс в житейских вопросах, отказ от насилия над группами меньшинства;

- свобода гарантируется писаной или неписаной конституцией.

Однако Ясперс подчеркивает, что нет абсолютно надежного механизма, который мог бы гарантировать наличие свободы. Институты демократии и политический этос народа должны совместно следить за тем, чтобы демократия не была уничтожена демократическими средствами, чтобы свобода не была изгнана свободой. Сохранить свободу можно лишь там, где она осознана и где ощущается ответственность за нее. Необходимо, чтобы о сохранении свободы заботились все.

В связи с этим Ясперс считает, что основным политическим вопросом нашего времени является вопрос о том, можно ли демократизировать массы, способен ли вообще средний по своей природе человек фактически включить в свою жизнь ответственное соучастие в качестве государственного подданного посредством соучастия в знании и принятии решений об основных направлениях политики [7].

2.5 Теории тоталитаризма X. Арендт, К. Фридриха, З. Бжезинского,

Л. Шапиро, Р. Арона

Теории тоталитаризма сложились в 50-е гг. XX в. путем анализа и обобщения опыта трех политических режимов – фашистской Италии, нацистской Германии и СССР периода сталинизма. Наиболее известный автор теории тоталитаризма – это X. Арендт (1902-1975), немецко-американский политолог, ученица К. Ясперса, М. Хайдеггера, Э. Гуссерля. Ее модель тоталитаризма вырабатывалась на основе анализа буржуазно-авторитарных режимов 20–30-х гг., и прежде всего в нацистской Германии. «Тоталитарный синдром, – отмечала X. Арендт в работе «Начала тоталитаризма», – это присущая европейцам с XVIII века реакция на индивидуализм, побочный эффект западноевропейской системы ценностей.

Разработку теории тоталитаризма продолжили К. Фридрих и З. Бжезинский . В исследовании «Тоталитарная диктатура и автократия» они выделяли 6 признаков этого явления (главные из них – огосударствление политической жизни, тотальный контроль со стороны государства за политикой и идеологией, использование мощного репрессивного аппарата и др.). Позднее предметом изучения стал опыт Китая, восточноевропейских стран в 70-е гг. О тоталитаризме писал и Л. Шапиро в книге «Тоталитаризм».

Теории политических режимов посвящена работа выдающегося французского социолога Реймона Арона (1905-1983) «Демократия и тоталитаризм». Р. Арон является одним из авторов концепции «деидеологизации», теории единого индустриального общества имеет работы в области истории политической социологии[7] [6].

3. Политическая наука в США в XX веке

3.1 Чарльз Мерриам – основатель Чикагской школы политической

науки

Чарльз Мерриам как основоположник чикагской школы политических исследований. Ч. Мерриам (1874-1953) является одним из создателей современной политической науки. В течение 17 лет он возглавлял отделение политической науки в Чикагском университете, в рамках которого сформировалась чикагская школа политических исследований. С именем Мерриама связывают представление о политической науке как науке о политическом поведении. Его работа «Новые аспекты политики» послужила началом развития поведенческого (бихевиористского) направления в исследованиях политических процессов.

Мерриам не только одним из первых обратил внимание на важность категории политического поведения; благодаря его организационной и административной деятельности в Чикагском университете были созданы условия для развития новых направлений в политической науке. Многие из ученых, впоследствии возглавивших бихевиоральное движение, в 1930-х годах были студентами Чикагского университета. Таким образом, хотя Ч. Мерриама вряд ли можно назвать родоначальником политического бихевиоризма, он, несомненно, был его предтечей.

Талант и амбиции Ч. Мерриама были направлены на развитие науки о политике, повышение ее статуса. Многие из его идей опережали время и были развиты его учениками гораздо позднее. В 1920-1930-х гг. его попытки изменить направление развития политической науки сталкивались с сопротивлением многих из его коллег, а большинство планов преобразования сферы практической политики остались нереализованными. Однако в конечном итоге политическая наука заняла свое место среди других научных дисциплин и значение политических исследований для управления социальными процессами является общепризнанным. Таким образом, «битва, которую проиграл Ч. Мерриам в 1920-х, была выиграна его учениками после Второй мировой войны» [8]. Помимо решения методологических вопросов новой науки, Мерриам изучал вопросы политической власти и теории демократии («Политическая власть: ее структура и сфера действия», «Новая демократия и новый деспотизм» и др.), исследовал с помощью новых методов американскую партийную систему и политическое лидерство («Американская партийная система», «Четыре американских партийных лидера» и др.).

3.2 Психологическая концепция власти

Суть психологических аспектов власти заключается не в том, чтобы заставить человека делать что-то силой, а в том, чтобы убедить его, что он должен иметь именно такие взгляды и поступать в соответствии с ними. Здесь на первый план выходит свойство власти, которое названо хитростью, а помогает ей доверчивость народа.

В основе психологической концепции власти лежат идеи популярного в США бихевиоризма, направления в психологии, берущего начало от знаменитых опытов И.П. Павлова. Бихевиористы изучают возможности управления «поведением» человека , и неудивительно, что этим направлением заинтересовались политологи.

Основателем психологической концепции власти является Гарольд Лассуэлл (1902-1978) – один из виднейших представителей чикагской школы, ученик Ч. Мерриама, сторонник бихевиористского подхода к политической науке. Он был почетным профессором права Йельского университета, одним из директоров Центра политических наук в Нью-Йорке, возглавлял Американскую ассоциацию политических наук.

Лассуэлл стремился к созданию такого интегрированного политического знания в рамках политической науки, которое было бы ориентировано на полевые исследования , широко использовало методы социальной психологии и психоанализа при изучении политического поведения. В работе «Психопатология и политика» им исследовалось влияние скрытых, подсознательных побуждений на политическую активность личности. В основе психологической концепции власти лежит убеждение, что важнейшим атрибутом власти является формирование общественного мнения путем политической рекламы, специальной подачи информации, ее нацеленного комментирования с обращением к различным референтным группам, выявляемым с помощью опросов и политических рейтингов. Тем самым методы социологии и политологии применяются с целью манипулирования сознанием населения [3].

Лассуэлл разработал типологию политических личностей , определил типы политиков. При изучении вопросов власти, которые согласно бихевиористскому подходу, рассматривались как определенный тип поведения, когда одни индивиды командуют, а другие подчиняются, он высказал гипотезу о «воле к власти » политиков как субъективной компенсации физической или духовной неполноценности. Рассматривая власть на любом уровне как производную от индивидуальных отношений, Лассуэлл пришел к выводу, что главная фигура в политике – политические личности , и межличностные отношения между ними изучать важнее, чем абстрактные институты и организации. В работе «Политика: кто получает, что, когда и как» Лассуэлл видит главную задачу политической науки в том, чтобы исследовать вопрос о распределении ценностей в обществе , ибо к этому вопросу сводится специфика политической деятельности. Если в экономической сфере общества производятся материальные ценности, а в сфере культуры – духовные, то в политической сфере ценности не производятся, а распределяются. Тот, кто распределяет ценности, тот и обладает властью. «Кто, что, когда и как получает» – это, согласно Лассуэллу, коренной вопрос при анализе политических действий и политического процесса.

Концепция власти, разработанная Лассуэллом, нашла много сторонников и была развита в 50-60 гг. в системном направлении в политологии в работах Д. Истона «Политическая система», «Системный анализ политической жизни». Истон, как и Лассуэлл, считал, что политика заключается в авторитарном распределении ценностей, а политическая система и есть совокупность взаимодействий по поводу волевого распределения ценностей, тот организм, который предотвращает конфликты, возникающие по поводу их распределения.

3.3 Американская школа «политического развития» о динамике

власти в незападном мире

Согласно взглядам теоретиков авторитаризма, современный послевоенный авторитаризм представлен новыми технократическими или военными режимами «передовых» развитых обществ и разнообразными формами авторитаризма стран «третьего мира». В 60–80-е гг. изучением современного авторитаризма занималась американская школа «политического развития», которая изучала вопросы динамики власти в незападном мире. В этом направлении работали Г. Алмонд, Д. Коулмен, Д. Эптер, С. Хантингтон, Р. Даль, Б. Моор и др.

Г. Алмондом и Д. Коулменом была выдвинута теория перехода от авторитаризма к демократии через развертывание процессов социальной диверсификации (разнообразия) и секуляризации (освобождения сознания общества и индивидов от влияния религии) Впоследствии точка зрения о возможности такого перехода была подвергнута сомнению Другие представители школы, такие как Эптер и Хантингтон , считали более правильным по отношению к развивающимся странам говорить не в категориях демократии и авторитаризма, а использовать понятия «политического развития » (когда прослеживается динамика власти) и «политической модернизации » (при имитации этими обществами западной модели развития). Главное различие между режимами проходит не по линии авторитаризма и демократии, считал Хантингтон, а между «гражданскими обществами» и «преторианскими обществами» (режимами с частыми военными переворотами, как в Древнем Риме, где преторианская гвардия возводила на престол и свергала с него кого хотела).

Хантингтон считал, что формы правления в странах менее важны, чем:

1) наличие или отсутствие процессов нарастания социального многообразия и

2) автономизации государства, или разделения частнопредпринимательской и политической деятельности.

Только благодаря этим процессам возможно появление не декоративных, а влиятельных представительных институтов (в гражданском обществе). В их отсутствие неизбежен захват власти клановыми группами (в «преторианском обществе»). При анализе политических режимов Р. Даль также стремился обходиться без понятия «авторитаризм», считая необходимым различать «полиархические системы» (допускающие оппозицию) и «гегемонистские системы» (исключающие оппозицию) [6].

3.4 Элитарные и плюралистские теории политической власти

В 60-е гг. в США приобрела известность концепция единой властвующей элиты Р. Миллса (1916-1962), идеолога «новых левых». В книге «Властвующая элита» Миллс утверждал, что американское общество представляет собой трехслойную структуру. На высшем уровне пирамиды власти располагается властвующая элита, которую образуют те, кто командует важнейшими институтами общества – руководители корпораций, политические лидеры, высшие государственные служащие и армейские чины, интеллектуалы. Они принимают главные решения в интересах своей группы, правда, при этом говорят об интересах США. Это обеспеченные, получившие престижное образование и работу белые американцы, выходцы из англосаксонских и протестантских слоев. На среднем уровне – уровне Конгресса представлены интересы множества организованных групп. Что же касается основной массы населения, которая думает, что управляет в демократической стране, то она фактически безвластна и управляется властвующей элитой с помощью СМИ. Реальных шансов попасть в элиту у выходцев из народа мало.

Книга Миллса взорвала американское общество, он подвергся травле в печати. Умер Миллс довольно рано. Однако большинство политологов в 60-е гг. были плюралистами. Они отрицали существование элиты как единой привилегированной сплоченной группы. С их точки зрения, в демократическом обществе власть распылена. Так, например, Д. Рисмен в работе «Толпа одиноких» утверждал, что элиты не существует, что существуют только заинтересованные групп или группы по интересам, что массы представлены в Конгрессе, который и защищает их интересы.

В 70–90-е гг. борьба элитистов и плюралистов продолжалась. До 90-х гг. наибольшее распространение имели концепции элитного плюрализма, совмещавшие элиту и демократию. Существуют различные элиты которые конфликтуют и сотрудничают друг с другом. Элитный плюрализм – это синоним современной демократии. [6]

3.5 Системные исследования в политологии Т. Парсонс, Д. Истон,

Г. Алмонд

Понятие «система» пришло в политологию из социологии. Разработка понятия «политическая система » связано с именами американских представителей структурно-функционального и системного анализа. Так, согласно Т. Парсонсу , политическая система – это подсистема общества , назначение которой состоит в определении коллективных целей, мобилизации ресурсов и принятии решений , необходимых для их достижения. Д. Истон стремился с помощью понятия «политическая система» сделать политологию «точной наукой ». При помощи ограниченного количества констант и переменных он намеревался описать политическую сторону общественной жизни любой страны, используя для этого компьютерное моделирование и многочисленные конкретные фактические данные о политическом поведении индивидов, предоставляемые социологией и психологией. Д. Истон намеревался найти универсальные закономерности сохранения политической системой устойчивости и легитимности в условиях постоянных изменений и давления окружающей среды. В своей модели Истон учитывал все внешние по отношению к системе явления, тем или иным образом воздействующие на нее.

Подход Г. Алмонда был несколько иным. Его модель политической системы учитывала не только внешние импульсы , но и внутренние , поступающие от самих политических структур. Алмонду необходимо было перейти от нормативно-институционального (юридического) к функциональному подходу в анализе политических институтов, что сказалось и на ином их обозначении. Так, если правовая наука говорит о государстве, ветвях власти, общественном мнении и воспитании граждан, то политическая наука – о политической системе, функциях, политической культуре и социализации соответственно.

Если юристы говорят о законодательной ветви власти, то на языке функционалистов речь идет об «определении правил», если юристы имеют в виду исполнительную власть, то политологи – «применение правил», если юристы говорят о судебных органах, то политологи – о «контроле за соблюдением правил» и т.д.

С точки зрения Алмонда, основные понятия в системном анализе власти – это «роль» и «взаимодействие». Они в большей степени отвечают задаче исследования политических отношений, чем соответствующие им понятия института и группы. Г. Алмонд плодотворно занимался вопросами типологии политических систем. В основу их различения он положил социокультурные факторы, а именно системы ценностей. Алмонд предложил разделять их на политические системы англо-американского типа, континентально-европейского типа, традиционные, развивающиеся и коммунистические [6].

Заключение

Политическая мысль XX в. характеризуется большим диапазоном правлений, научных школ и политических позиций, которые в значительной степени по-новому решают старые вопросы о том, что такое политика, власть, демократия, государство и т.д. Рассмотренные через категории «роли», «взаимодействия», «политического поведения» и др. вопросы государства и права предстают не как особые метафизические сущности, отчужденные от человека, развивающиеся по своим особым законам, а как условие и одновременно результат человеческих усилий, воли, интересов. В таком подходе есть большой гуманистический смысл. Пока человек будет активно выражать свою волю и действовать разумно, он будет в состоянии изменять к лучшему свое политическое бытие. Большая часть политических мыслителей XX в. являются не только представителями научного подхода, но и занимают ту или иную общественную позицию. В этом отношении современная политическая наука остается лишь особым подходом в истории развития политических идей.

Вся история развития политической мысли являет собой поиск рациональных ответов на вызовы времени. Ее изучение помогает современному человеку избегать догматизма и крайностей в оценке мира политики. Если явления общественной и политической жизни сложны, то и попытка их осмысления должна быть разносторонней, а оценка не черно-белой. Как говорил Ортега-и-Гассет, мир политики не терпит упрощения. Нет ничего абсурднее, чем надеяться, что в спектре цветов нам удастся точно указать, где кончается оранжевый и начинается желтый, ведь для чистых цветов существенно то, что они сливаются друг с другом в нежнейших полутонах, а не заканчиваются здесь или там. История политической и правовой мысли свидетельствует о попытке человека увидеть мир во всей его сложности.

Список литературы

1. Алмонд Г. Политическая наука: история дисциплины. // Полис. − 1997. − №6. − С. 175-183.

2. Возникновение политологии как науки и учебной дисциплины. Основные периоды ее развития в ХХ в. (Общая и прикладная политология). / Под ред. Жукова В.И., Краснова Б.И. Режим доступа: http://politlogia.narod.ru

3. Горелов А.А. Политология в вопросах и ответах: учебное пособие. / А.А. Горелов. – М.: Эксмо, 2009. – 256 с.

4. Доржиев Ж.Б., Хлыстов Е.А., Мадаев Е.О., Ускеев С.Ш. История политических и правовых учений. Учебно-методическое пособие. − Улан-Удэ: Издательство ВСГТУ, 2004. – 127 с.

5. Зеленков М.Ю. Политология (базовый курс). – М.: Юридический институт МИИТа, 2009. – 302 с.

6. Ирхин Ю.В., Зотов В.Д., Зотова Л.В. Политология: Учебник. – М.: Юристъ, 2002. – 511 с.

7. Политология. Учебник. / Под ред. д.п.н., проф. Буренко В.И., д.ф.н. Журавлева В.В. − М.: Изд-во МГУ, 2004. – 274 с.

8. Филиппова Л.Е. Сциентизм в американской политической науке первой половины ХХ в., Ч.Э. Марриам. Режим доступа: http://lib.socio.msu.ru/

9. Цыбульская М.В. История политических и правовых учений. – М.: Московский международный институт эконометрики, информатики, финансов и права, 2003. – 111 с.


[1] Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. − С. 94.

[2] Моска Г. Правящий класс. // Антология мировой политической мысли. В 5 т. Т. 2. − М., 1997. − С. 118.

[3] Михельс Р. Социология политических партий в условиях демократии. // Антология мировой политической мысли. Т. 2. − С. 189-190.

[4] Там же. − С. 190.

[5] Там же. − С. 193.

[6] Там же − С. 196.

[7] См.: Арон Р. Демократия и тоталитаризм. / Пер. с фр. − М., 1993; Арон Р. Этапы развития социологической мысли. / Пер. с фр. − М., 1993.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий