Конституция России и политический плюрализм (стр. 1 из 6)

(МЕТОДОЛОГИЯ, ТЕОРИЯ, ОРИЕНТИРЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ)

конституция политический плюрализм демократия

В науке конституционного права явственно складывается тенденция к тому, чтобы понятие демократии в России интерпретировать в отрыве от Конституции, а ее саму – сквозь призму априорных теоретических представлений о демократии, сложившихся вне Основного Закона. Причем в случае несоответствия между ними корректируется не доктрина, а под сомнение ставится «конституционность» самой Конституции. Именно это наблюдалось в процессе разрушительной критики прежней Конституции Российской Федерации, павшей жертвой оторванных от реальной практики представлений об идеальной организации власти в Российской Федерации, которой она не соответствовала и потому была объявлена «нелегитимной», а сегодня такая критика рефлексирует на действующий Основной Закон.

Между тем методология юридического познания демократии исключает ее объяснение на основе абстрактных представлений, сложившихся вне Конституции Российской Федерации, правда, с одной оговоркой: демократия в России в ее западноевропейском «измерении» явилась результатом не естественно-исторической эволюции, а социального выбора, не подготовленного историческим развитием общества. Именно поэтому она не способна немедленно оправдать возлагавшиеся на нее надежды. И результатом такого разочарования может быть либо рецидив прошлого, и в этом случае науке конституционного права угрожает опасность превратиться в схоластическую систему понятий, оторванную от реалий жизни и перемен, происходящих в государственно-правовой действительности, а также в народном правосознании, либо упорное и последовательное утверждение институтов демократии во всех сферах жизни общества.

В последнем случае – тяжелая и не всегда благодарная работа, сложность которой усугубляется тем, что у демократии, как она закреплена в Конституции, с точки зрения магистрального пути развития России в обозримом будущем нет альтернативы. И никакие особенности исторического развития страны, оказывающие несомненное влияние на ее государственно-правовые характеристики, не могут служить основанием для игнорирования объективных закономерностей социально-политического развития, подтвержденных опытом не только других государств, но и нашей собственной историей. Социологическим фактом является то, что именно идеологический и политический монизм, конституционно институционализированный и поддерживавшийся всем арсеналом властного воздействия на общество, лишили его способности к саморегуляции, а внешний по отношению к обществу регулятор в лице правящей партии оказался неспособен найти выход из кризиса, в котором оно оказалось. В результате в 1991 году прекратило свое существование великое государство, а общество оказалось разрушенным.

Плюралистическая демократия как условие социальной саморегуляции и эволюционного развития общества

Конституция провозглашает Россию демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления, в котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а носителем суверенитета и единственным источником власти является ее многонациональный народ. Именно демократия как политическая форма существования многонационального народа России является основополагающим принципом Конституции. Отсюда, в том числе, следует, что проблема демократии связана со всей совокупностью общественных отношений и всей системой конституционного права, а сама она выступает одной из гарантий поступательного развития цивилизационного процесса в его упорядоченной и эволюционной форме.

При этом Основной Закон «скуп» в использовании термина «демократия». Причем в нем, пожалуй, нет другого понятия, содержание которого было бы столь мало определено и которое подвергалось бы столь различным интерпретациям.

Термин «демократия» в действующей Конституции Российской Федерации употребляется дважды – в преамбуле и статье 1: если в преамбуле говорится о “возрождении суверенной государственности России и утверждении незыблемости ее демократической основы”, то статья 1 Конституции Российской Федерации определяет Россию как демократическое государство. А это означает, что именно этот принцип занимает доминирующее положение во всей системе принципов, составляющих основы конституционного строя Российской Федерации, а во многом носит и универсальный характер, поскольку в большей или меньшей степени охватывает своим содержанием все иные принципы и присутствует в каждом положении Конституции.

Не вдаваясь в анализ многочисленных концепций демократии, нередко противоречащих друг другу или даже взаимоисключающих, подчеркнем, что выявление его подлинно конституционного содержания как доктриной, так и практикой правореализации, с одной стороны, не может быть оторвано от конкретного развития демократии в Конституции. Доминирующее значение, особенно для практики правоприменения, имеют не представления, сложившиеся до или вне Конституции, а нормативное выражение демократии в Конституции, имея в виду также общие принципы права, как они отражены в Основном Законе. С другой стороны, в Конституции демократия представлена не как завершенная модель, а в своих основных чертах как необходимая база для регулирования организации и функционирования конституционного строя. Содержание этого принципа обогащается в процессе выявления потенциала Конституции в процессе развития отечественной конституционно-правовой доктрины и практики конституционного контроля.

Опираясь на эти посылки и более 370 решений Конституционного Суда РФ, в которых содержатся ссылки на ст. 1 Конституции и анализируется ее нормативное содержание, возможно выявить следующие характеристики конституционного нормирования демократии в Основном Законе Российской Федерации. Прежде всего, это понятие используется Основным Законом для характеристики созданного в России государства (государственности) и носит всеобщий в смысле охвата всех аспектов его деятельности характер. Тем самым определяется форма государства, включая три его основные стороны, – форму правления, форму государственного устройства и политический режим. И поскольку Конституция не дает дефинитивного определения содержания, вкладываемого в этот термин и обозначаемое им понятие, оно выводится из всего текста Конституции, прежде всего, основ конституционного строя и главы о правах и свободах человека и гражданина, а также последующих положений Конституции, конкретизирующих принципы конституционного строя, включая организацию публичной власти, порядок ее формирования и пр.

В частности, в статье 1 Конституции специально оговариваются два аспекта формы Российского государства – форма правления (республика) и форма государственного устройства (федерация) и, следовательно, указание на то, что Российская Федерация есть демократическое государство есть, прежде всего, указание на политический режим. При этом, если в преамбуле Конституции, как представляется, речь идет о демократии как характеристике политической жизни страны и политической системе общества, то в статье 1 речь главным образом идет о демократическом политическом режиме именно как явлении государственной жизни, как совокупности приемов и способов формирования и функционирования государственной власти и ее институтов.

Иначе говоря, Конституция закрепляет демократию не в смысле господства народа, основой которого могла бы быть его единодушная воля; речь идет о рациональной организации политического процесса и обеспечении политического единства народа в условиях многопартийности и плюрализма. Именно такое понимание, базирующееся на отказе от интерпретации демократии как господства народа в смысле идентичной демократии, т.е. совпадения управляющих и управляемых, нашло выражение в Постановлении Конституционного Суда РФ от 11 июля 2003 г. № 10-II о проверке конституционности ФКЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации».

Стало быть, демократия составляет форму государства. От имени народа выступает федеральный парламент, народом избирается глава государства. Наряду с этим Конституция предусматривает формы прямого народовластия, прежде всего референдум и свободные выборы. Закрепление в Конституции демократического государства означает также выражение обязанности государства по обеспечению провозглашенных в Конституции прав и свобод. Этим определяется содержание государственной деятельности. Для демократического государства в рассматриваемом аспекте, как оно закреплено в Конституции, характерны, по меньшей мере, следующие черты и принципы: принцип политического единства общеобязательной воли, формирующейся в результате противоборства множества частных воль, из которого органично следует также принцип большинства; непосредственное политическое волеизъявление народа на свободных демократических выборах и референдуме; свобода и гласность политического процесса, которые предполагают, поскольку демократия имеет плюралистический характер, защиту меньшинства и др.

При этом один из основных признаков демократического государства заключается в том, что государственная власть в нем ограничена. Речь идет не об объективной ограниченности любого государства экономическими, социальными или геополитическими факторами, а об установлении Конституцией и действующим законодательством пределов государственной власти, которые последней не могут быть преодолены правовым образом. Речь идет об обязанности всех государственных властей и их должностных лиц соблюдать Конституцию и действовать совместимым с законом образом. При этом ограничение государственного вторжения в сферу индивидуальной автономии или политической активности личности осуществляется посредством признаваемых за человеком и гражданином неотъемлемых прав и свобод, которые не могут быть нарушены или произвольно ограничены государством. Именно благодаря этим правам – экономическим, социальным и культурным, а также гражданским и политическим – государственная власть не только ограничивается по сферам своего проявления и способам воздействия, но и становится подзаконной, а демократия обретает личностное измерение.


Copyright © MirZnanii.com 2015-2018. All rigths reserved.