регистрация / вход

Политические конфликты 4

Министерство образования и науки РФ Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО Всероссийский заочный финансово-экономический институт Кафедра философии и социологии

Министерство образования и науки РФ

Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО

Всероссийский заочный финансово-экономический институт

Кафедра философии и социологии

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по политологии на тему :

«Политические конфликты»

Москва-2008

СОДЕРЖАНИЕ

1. ВВЕДЕНИЕ

1. ПОЛИТИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ: СУЩНОСТЬ, СТРУКТУРА И ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ. ТИПЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ

В толковых словарях конфликты определяются как состояние политических отношений, в котором их участники ведут борьбу за ценности и определенный статус, власть и ресурсы, борьбу, в которой целями противников являются нейтрализация, нанесение ущерба или уничтожение соперника. Суть конфликта — в несоответствии между тем, что есть, и тем, что должно быть по представлению вовлеченных в конфликт групп и индивидов, субъективно воспринимающих свое место в обществе и свое отношение к другим людям, группам и институтам.

Глубинная причина конфликтов в обществе - противостояние различных потребностей, интересов, ценностей конкретных субъектов политики, составляющих социальную структуру. В основе противоборства конфликтующих сторон - объективные противоречия (экономические, социальные, политические, этно-конфессиональные, идеологические, культурные и др.).

Наиболее острые конфликты происходят между индивидами и социальными группами в сфере политики.

Политика, с одной стороны, деятельность по предупреждению и разрешению конфликтов. С другой стороны, политика - средство провоцирования конфликтов, поскольку она связана с борьбой за обладание властью. Технология и практика управления конфликтами определяются не только общими правилами, но и социально-экономическим, политическим состоянием общества, историческими, национальными, религиозными и культурными особенностями.

Политический конфликт - острое столкновение противоположных сторон, обусловленное взаимопроявлением различных интересов, взглядов, целей в процессе приобретения, перераспределения и использования политической власти, овладения ведущими (ключевыми) позициями во властных структурах и институтах, завоевания права на влияние или доступ к принятию решений о распределении власти и собственности в обществе.

Субъектами политического конфликта могут быть государство, классы, социальные группы, политические партии, личности.

Наиболее общей причиной возникновения конфликтов является неравное положение, занимаемое людьми в обществе, разлад между ожиданиями, практическими намерениями и поступками людей, несовместимость претензий сторон при ограниченности возможностей их удовлетворения. Главный вопрос в конфликтах - это кто и каким образом распоряжается ресурсами, в чьих руках власть, позволяющая одной группе людей распоряжаться деятельностью других.

В процессе управления конфликтом важно учитывать этап его формирования и развития. Конфликт не возникает сразу. Причины его накапливаются, зреют очень длительное время. Объективно существующие противоречия могут привести к конфликту лишь в случае их осознания субъектами (лидерами, партиями, группами и т.п.). Будущий конфликт зарождается в атмосфере напряженности в отношениях между оппозиционными сторонами, что свидетельствует о наличии предмета спора и конкуренции, несовпадении позиций. Это этап возникновения конфликта.

Этап развития конфликта характеризуется проявлением сил, поддерживающих конфликтующие стороны или противостоящие им. Становятся очевидными границы конфликта, его интенсивность и напряжение. Особенно велико напряжение конфликтов по поводу ценностей, связанных с нравственностью, представлениями о чести и достоинстве. Эффективность действий властей на этапе развития конфликта определяется их способностью законными методами обеспечить снижение напряженности в отношениях сторон и поворот их к примирению позиций.

Этап окончания конфликта - наиболее сложная фаза, так как от результата окончания противоборства зависит новая расстановка сил в обществе. Возможны два варианта окончания конфликта: достижение примирения сторон либо их непримиримость, то есть неразрешимость конфликта. Примирение, в свою очередь, может носить характер полного или частичного урегулирования конфликта. Конфликт может разрешиться сам собой, например, из-за утраты актуальности предмета спора, усталости участников, истощения ресурсов и т.п.

Что касается типологии конфликтов, то в прикладной политологии различаются три основных типа политических конфликтов — конфликты интересов, конфликты ценностей и конфликт идентификации. Говорят, что конфликты интересов преобладают в экономически развитых странах, устойчивых государствах, где политической нормой является торг вокруг дележа экономического пирога (борьба вокруг размеров налогов, объема социального обеспечения и т. п.). Говорят далее, что этот тип конфликтов наиболее легко поддается урегулированию, так как здесь всегда можно найти компромиссное решение (“как это, так и то”).

Несмотря на то, что каждый взятый в отдельности конфликт уникален, он все равно несет в себе некоторые общие черты, позволяющие отнести его к тому или иному типу (классу, виду). В основе типологии конфликтов может быть:

-сходство причин, вызвавших конфликт: социальная несправедливость, неравное участие в принятии политических решений, отчуждение от власти и политических институтов;

-сфера проявления: экономическая, социальная, межнациональная, культурная, военная и т.п.;

-уровень формирования и проявления: на межличностном, групповом, региональном и глобальном уровнях; на организационном уровне - межпартийные, межинституциональные, между существующей властью и общественными силами, интересы которых не представлены во властных структурах или представлены в виде отрицания и подавления этих интересов, внутри самой власти;

время действия: затяжные, скоротечные.

Современные исследователи выделяют конфликты, связанные с процессами модернизации политических систем: конфликты цивилизационного характера, а также конфликты потребностей, интересов, ценностей и идентификации.

2. ПОЛИТИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ ИНТЕРЕСОВ И ЦЕННОСТЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Россия –одна из тех стран, которой достаточно болезненно дается дости­жение общности базовых интересов, легитимности национальной политической системы. Во многом это связано с сущностью того политического режима, который направляет и определяет характер социально-политических трансформаций, и тех сил, взаимодействие которых на политическом поле предопределяет конструктивный или дисфункциональный тип поиска консенсуса и согласия с нацией.

Самый проблемный пункт нынешней политической ситуации в России – отсутствие экономической стратегии развития. До сих пор не прекращается острое противостояние по поводу моделей экономического реформирования России. Сторонники либерального подхода предполагают, что государство должно сделать основной акцент на институциональных преобразованиях и формировании рыночных институтов (разработке законодательства и правил регулирования, сокращении нерыночного сектора и теневой экономики), избирательно поддерживать социальную сферу и образование, но при этом отказаться от активной промышленной политики.

Сторонники «дирижистской» модели отвергают тезис о возможности успешного саморазвития, поскольку российская экономика реагирует на рыночные сигналы совсем не так, как в теории. Соглашаясь с необходимостью институциональных преобразований и формирования рыночных институтов, они ставят во главу угла концентрацию государственных усилий на селективной промышленной, социальной и образовательной политике.

Сейчас к реализации принята программа Г.Грефа, отстаивающая либеральный вариант развития. Но навязываемый сверху либерализм вступает в противоречие с интересами основной части российского населения, не стыкуется с основным программным тезисом Президента о том, что «Россия исчерпала свой лимит на политические и социально – экономические потрясения, катаклизмы, радикальные преобразования».

Результаты деятельности по системной трансформации страны привели ее к откату назад, подтверждая вывод о том, что модернизация в виде вестернизации в корне ошибочна.

Опыт России XX века показал: определенные достижения, связанные с реализацией модернизации догоняющего типа, рано или поздно приводили к новому витку все более существенного отката во всех сферах жизнедеятельности и жизнеобеспечения, а сама страна каждый раз оказывалась на обочине общемирового прогресса. Таким образом, модель модернизации догоняющего типа, реализуемая на протяжении XX века тремя разными по своей природе политическими режимами, не оправдала себя и не была воспринята социальной средой.

Следовательно, суть проблемы – в органичности и культуре заимствования, в естественности сочетания традиций и новаторства, в целесообразности перенимания иного опыта, другого исторического материала, – словом, в переходе к такому типу развития, когда непременным условием движения вперед становится постоянный диалог общества и государства, социума и власти, раскрепощение личности и гражданской самоорганизации общества.

Абсолютизация догоняющего типа развития, идущего вразрез с ритмами и активностью собственно национального духа, с логикой раскрепощенной личности и общества, неотвратимо вела к абсолютизации роли властной элиты, которая на протяжении всего XX века брала и продолжает брать на себя роль самодостаточных «вершителей прогресса»», традиционно придавая своей миссии сакральный, мессианский характер.

Современный российский политический режим с очевидностью лавирует между силами старого порядка, жаждущими реванша, и силами, выступающими за модернизацию по либеральному образцу. Начавшаяся фактическая перестройка основного законодательства и высших институтов власти идут в том же направлении. Цель реформ очевидна: найти приемлемый исторический синтез старого и нового, революции и контрреволюции, модернизации и консерватизма. Для этого стремятся создать национальное авторитарное государство, новую политическую элиту, ориентированную на интересы власти.

Противники, и сторонники административных нововведений еди­ны в определении данных реформ как радикальных с точки зрения трактовки российского федерализма; в том, что эти изменения ведут к централизации управления и контроля; наконец, в том, что их следствием становится резкое усиление реальных полномочий главы государства в области регулирования федеративных отношений на законодательном и особенно – кадровом уров­не. Основным объектом споров становится вопрос об эффективности нового административно-территориального деления страны и института полномочных представителей президента.

Новая система федеральных округов имеет ту особенность, что жестко фиксирует все возможные составляющие в рамках окружного деления, превращая его фактически в новое административно-государственное деление. Федеральные округа концентрируют управление экономикой, вооруженными и милицейскими силами, судебной системой, образованием, медициной и вообще всеми сферами государственной деятельности. Скрытая угроза нового сепаратизма потенциально заложена в новой схеме государственного управления.

Полномочия же полпредов часто выходят за рамки координирующих функ­ций и все более включают функции реальной исполнительной власти. Парадоксальность ситуации для современного политического процесса в России заключается в совмещении фразеологии гражданского общества с сохранением правосознания вотчинного понимания природы государства.

3. В сегодняшних политических дискуссиях можно встретить два крайних варианта реформы национально-государственного устройства России:

· создание федерации национальных государств,

· возврат к существовавшему ранее губернскому устройству на чисто региональной основе.

Оцените «конфликтный потенциал» обоих вариантов и возможные последствия их реализации.

Россия –одна из тех стран, которой достаточно болезненно дается дости­жение общности базовых интересов, легитимности национальной политической системы. Во многом это связано с сущностью того политического режима, который направляет и определяет характер социально-политических трансформаций, и тех сил, взаимодействие которых на политическом поле предопределяет конструктивный или дисфункциональный тип поиска консенсуса и согласия с нацией.

Самый проблемный пункт нынешней политической ситуации в России – отсутствие экономической стратегии развития. До сих пор не прекращается острое противостояние по поводу моделей экономического реформирования России. Сторонники либерального подхода предполагают, что государство должно сделать основной акцент на институциональных преобразованиях и формировании рыночных институтов (разработке законодательства и правил регулирования, сокращении нерыночного сектора и теневой экономики), избирательно поддерживать социальную сферу и образование, но при этом отказаться от активной промышленной политики.

Сторонники «дирижистской» модели отвергают тезис о возможности успешного саморазвития, поскольку российская экономика реагирует на рыночные сигналы совсем не так, как в теории. Соглашаясь с необходимостью институциональных преобразований и формирования рыночных институтов, они ставят во главу угла концентрацию государственных усилий на селективной промышленной, социальной и образовательной политике.

Сейчас к реализации принята программа Г.Грефа, отстаивающая либеральный вариант развития. Но навязываемый сверху либерализм вступает в противоречие с интересами основной части российского населения, не стыкуется с основным программным тезисом Президента о том, что «Россия исчерпала свой лимит на политические и социально – экономические потрясения, катаклизмы, радикальные преобразования».

Результаты деятельности по системной трансформации страны привели ее к откату назад, подтверждая вывод о том, что модернизация в виде вестернизации в корне ошибочна.

Опыт России XX века показал: определенные достижения, связанные с реализацией модернизации догоняющего типа, рано или поздно приводили к новому витку все более существенного отката во всех сферах жизнедеятельности и жизнеобеспечения, а сама страна каждый раз оказывалась на обочине общемирового прогресса. Таким образом, модель модернизации догоняющего типа, реализуемая на протяжении XX века тремя разными по своей природе политическими режимами, не оправдала себя и не была воспринята социальной средой.

Следовательно, суть проблемы – в органичности и культуре заимствования, в естественности сочетания традиций и новаторства, в целесообразности перенимания иного опыта, другого исторического материала, – словом, в переходе к такому типу развития, когда непременным условием движения вперед становится постоянный диалог общества и государства, социума и власти, раскрепощение личности и гражданской самоорганизации общества.

Абсолютизация догоняющего типа развития, идущего вразрез с ритмами и активностью собственно национального духа, с логикой раскрепощенной личности и общества, неотвратимо вела к абсолютизации роли властной элиты, которая на протяжении всего XX века брала и продолжает брать на себя роль самодостаточных «вершителей прогресса»», традиционно придавая своей миссии сакральный, мессианский характер.

Современный российский политический режим с очевидностью лавирует между силами старого порядка, жаждущими реванша, и силами, выступающими за модернизацию по либеральному образцу. Начавшаяся фактическая перестройка основного законодательства и высших институтов власти идут в том же направлении. Цель реформ очевидна: найти приемлемый исторический синтез старого и нового, революции и контрреволюции, модернизации и консерватизма. Для этого стремятся создать национальное авторитарное государство, новую политическую элиту, ориентированную на интересы власти.

Противники, и сторонники административных нововведений еди­ны в определении данных реформ как радикальных с точки зрения трактовки российского федерализма; в том, что эти изменения ведут к централизации управления и контроля; наконец, в том, что их следствием становится резкое усиление реальных полномочий главы государства в области регулирования федеративных отношений на законодательном и особенно – кадровом уров­не. Основным объектом споров становится вопрос об эффективности нового административно-территориального деления страны и института полномочных представителей президента.

Новая система федеральных округов имеет ту особенность, что жестко фиксирует все возможные составляющие в рамках окружного деления, превращая его фактически в новое административно-государственное деление. Федеральные округа концентрируют управление экономикой, вооруженными и милицейскими силами, судебной системой, образованием, медициной и вообще всеми сферами государственной деятельности. Скрытая угроза нового сепаратизма потенциально заложена в новой схеме государственного управления.

Полномочия же полпредов часто выходят за рамки координирующих функ­ций и все более включают функции реальной исполнительной власти. Парадоксальность ситуации для современного политического процесса в России заключается в совмещении фразеологии гражданского общества с сохранением правосознания вотчинного понимания природы государства.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий