Политическая активность и абсентеизм опыт России и других стран СНГ

Политический абсентеизм. Политический абсентеизм - уклонение избирателей от участия в голосовании при выборах представителей власти, главы государства и т.д.

Политический абсентеизм.

Политический абсентеизм - уклонение избирателей от участия в голосовании при выборах представителей власти, главы государства и т.д.

Политология

Добровольская Елена Владимировна.

Политическая активность и абсентеизм (опыт России и других стран СНГ)

Специфика переходного периода любого общества с его неустоявшимися социально-экономическими стандартами, неустойчивыми морально-этическими нормами, утраченными идеологическими ориентирами обусловливает постоянный поиск людьми своего места в жизни, заинтересованный подход к политическому выбору. В этой связи значительно возрастает роль выборов органов политической власти, когда народ получает возможность реализовать свои гражданские интересы через избрание тех, кто будет управлять государством.

Накануне предстоящих парламентских и президентских выборов в ряде стран СНГ, в частности, в России, Украине, Казахстане, некоторых других республиках, представляется актуальным познакомиться с характером прошедших выборов, сделать необходимые выводы с точки зрения оптимальных путей завоевания эклектората демократическими методами, адекватного отражения мнения и воли граждан, обеспечения представительства основных общественных групп в органах власти.

Выполняют ли эти демократические функции выборы в странах Содружества, в Российском государстве? На сегодня можно почти с уверенностью сказать, что лишь отчасти. Представляется целесообразным в целях изучения и обобщения опыта уделить больше внимания прошедшим в России в 1995-1996 гг. парламентским и президентским выборам, способствовавшим образованию думской оппозиции (правда, фактически почти бесправной), формальной легитимации власти. Однако они не выполнили своих главных функций - представительство разнообразных интересов населения, формирование эффективного правительства, обеспечение парламентского и иного контроля за властью, они не смогли избавить страну от некомпетентных или даже недееспособных политиков, не предотвратили криминализации власти.

Более того, накопленный опыт проведения избирательных кампаний в странах СНГ показывает, что выборы на постсоветском пространстве (и не только здесь) часто используются как инструмент сохранения господства прежней номенклатурной элиты, как удобная стартовая площадка для политической карьеры подчас безнравственных, а нередко и явно криминальных личностей, как средство оболванивания населения, разделения людей по этнической принадлежности, легитимации массового нарушения прав граждан некоренной национальности, как это делают, например, "демократы" в Латвии, Эстонии и в ряде других бывших советских республик.

Самые "свободные" выборы подчиняются своим внутренним законам, поэтому вопросы разработки и практического применения технологий избирательных кампаний сейчас особенно актуальны для России, находящейся в преддверии новых выборов и не располагающей ни стабильной политической властью, ни концептуальной национальной идеей. От результатов выборов будет во многом зависеть судьба государства, политическая стабильность общества, социально-экономическая обстановка в стране.

Именно проведение выборов на демократической основе и признание их юридической законности способны превратить их в инструмент достижения стабильности и согласия в обществе, предотвратить обострение противоречий и конфронтации между различными силами, дальнейшую дестабилизацию обстановки в стране. Нарушение демократических норм в период избирательных кампаний неизбежно может привести, как показывает международный опыт, к новым деформациям, игнорированию воли народа.

На досрочных президентских выборах в Казахстане (декабрь 1998 г.), несмотря на высокий пафос их оценки официальными средствами массовой информации, отказалась присутствовать руководитель казахстанской миссии ОБСЕ Джуди Томпсон из-за нарушений ряда демократических норм в предвыборный период. Эти нарушения, по ее мнению, заключались в давлении и запугивании властями альтернативных кандидатов и их сторонников, отсутствии достаточного доступа к средствам массовой информации, массированной пропаганде в пользу действующего президента со стороны государственных масс-медиа. В этой связи миссия ОБСЕ выразила озабоченность ситуацией вокруг свободы слова в Казахстане.

Нарушение демократических норм чаще всего проявляется в злоупотреблении финансовой поддержкой внутреннего и иностранного капитала. Так, в год последних президентских выборов в России партия власти получила только от МВФ свыше 10 млрд. долларов, большая часть которых была использована на избирательную кампанию президента, прежде всего в форме выплаты разного рода долгов, в поддержке иллюзий стабилизации общества, оживления экономики и т.п.

Важные преимущества в электоральной борьбе фактически во всех странах СНГ и на российских выборах последних лет давала поддержка властных структур как правительственных, так и президентских. Тот факт, что ни президент, ни премьер на период выборов не ограничивали и тем более не приостанавливали свои служебные полномочия, как этого требуют демократические нормы, позволило им широко использовать в узкопартийных целях государственные средства и всю исполнительную вертикаль власти, превратить свою партию в организацию государственной номенклатуры, часто тесно переплетенных с ней "новых русских" и наиболее "услужливой" интеллигенции.

Но особенно важным преимуществом партии власти явилось монопольное использование СМИ, прежде всего телевидения. В современном обществе масс-медиа все чаще выступают не только необходимым передаточным звеном в сложном механизме политики, но и ее творцом. Недаром СМИ называют четвертой или пятой (после органов местного самоуправления) властью.

На предстоящих выборах в России роль СМИ значительно возрастает. Это объясняется в значительной мере тем, что после 17 августа 1998 г. поубавилось спонсоров предвыборных баталий, большинство крупных компаний и банков едва сводят концы с концами.

В связи с тем, что в последние годы для значительной части населения России заметно сократились возможности доступа к общественно-политическим печатным изданиям, телевидение стало главным, а для многих единственным источником текущей публичной информации. К тому же основные каналы ТВ монополизируются определенными политическими силами или сплоченными группами людей. Так может возникнуть самая опасная монополия - на информацию.

Обладая огромными возможностями воздействия на общественное мнение и даже на настроение людей, оно в состоянии переломить ситуацию. В результате могут победить не те, кто предлагает более обоснованную программу действий и на чьей стороне правда, а те, кого поддерживает телевидение. Мистика, которая, казалось бы, должна исчезнуть с появлением телевидения, стала сильней. Мы делаем знаменитостей не только из людей, создающих события, но и из тех, кто громче читает сообщения об этих событиях.

В свою очередь использование масс-медиа в целях манипулирования имеет для власти ряд преимуществ по сравнению с силовыми и экономическими методами господства. Оно осуществляется незаметно для управляемых, не влечет за собой прямых жертв и крови и не требует столь больших материальных затрат, которые необходимы для подкупа политических лидеров и наиболее активных организованных сил (прежде всего профсоюзов) в случае использования экономических ресурсов электорального влияния. Умелое информационное и иное манипулирование общественным мнением в некоторых постсоветских государствах Средней Азии, Закавказья, на Украине, в России, особенно эффективное при сочетании с финансово-экономической властью, позволяет даже непопулярным режимам удерживать бразды правления, сохраняя формальные демократические институты и внешнюю респектабельность.

Так или иначе, но любое появление на экране - шанс для политика закрепить в массовом сознании свой публичный образ. Однако этот образ не результат только одного впечатления о личности как таковой. Зрителю проще получить готовые оценки, чем ломать голову над различными проявлениями сущности тех, кто управляет государством, и эту возможность предоставляют информационно-аналитические программы. Комментатор, оценивая политические события, поведение тех или иных представителей власти, принятие каких-либо решений - тем самым предлагает своё, считающееся авторитетным, видение образа - дополняет портрет вербально оформленными штрихами. Здесь уже можно говорить о пропаганде, рядящейся в ризы независимой аналитики, то есть скрытой (а, следовательно, недобросовестной) рекламы. Хлесткая фраза комментатора, выдержанная пауза, многозначительный взгляд - и мы уже "приобщились", прочитав между строк информацию, которой может быть не было и нет на самом деле. И все же экранные "делатели королей" - это только видимая часть телевизионной машины, а невидимая остается за кулисами.

Пропагандистский эффект средств массовой информации, особенно всесилие телевидения, настолько велики, что сложилось мнение: тот, кто контролирует телевидение и самые читаемые газеты, контролирует всю страну. Львиную долю бюджета предвыборных кампаний конкурентов составляют именно информационно-пропагандистские затраты. Расценки за минуту рекламного времени в "прайм тайм" на каналах телевидения или на 1/4 или 1/8 полосы в наиболее читаемых газетах чрезвычайно велики, исчисляются тысячами долларов и постоянно повышаются. СМИ, и прежде всего телевидение, подобны волшебной дудочке в руке героя сказки Андерсена, который спас стаю гусей, но погубил крыс.

С этой точки зрения, представляется допустимым предположение, что перманентно происходящая реорганизация СМИ со временем сможет сделать больше для формирования будущего нашего общества, чем все остальные преобразования, взятые вместе. Приватизация СМИ может составить не менее серьезную стратегическую угрозу, чем распродажа газа, воздушных линий, энергосистем, железных дорог - именно потому, что она затрагивает сущностную основу повседневной жизни, формирует социальные ценности и умонастроения народа, основные привязанности и даже традиционные свойства менталитета и, таким образом, влияет на нравственно-политический облик народа и его страны.

В отличие от государств, где демократия и свобода прессы насчитывают столетия, Россия лишь делает первые шаги по этому пути. Причем совершаются они в весьма неблагоприятных исторических обстоятельствах. Подлинно свободная пресса предполагает социально-экономические, политические, нравственные, духовные условия, одни из которых утеряны, размыты, а другие предстоит формировать заново. Поэтому, когда российские журналисты и политики пытаются подходить к проблемам российской прессы с мерками, так сказать, развитой демократии, то они порывают с реальностью.

Российские средства массовой информации, следующие законам рыночных отношений, выступают в качестве одного из инструментов управления обществом в интересах наиболее могущественных в экономическом, а, следовательно, и в политическом отношении социальных слоев и групп.

Накануне президентских выборов в стране активно дискутируется вопрос, кто победит из наиболее вероятных претендентов - Примаков, Лужков, Зюганов, Лебедь (или кто еще)? СМИ определенной направленности, чтобы создать предпосылки успеха тому или иному претенденту, необходимо не просто учитывать, а тонко разбираться в особенностях российской нации, знать ее политическую культуру.

Во-первых, русская политическая культура представляет собой симбиоз двух традиций - автократической и демократической с преобладанием первой, характеризующейся конформизмом, непротивлением насилию, архаическими обычаями верноподданничества. По сей день в массовом сознании представление о российской государственности связано с обликом популярного и сильного государства и вождя. Этим объясняется и отличие феномена России от ряда западных держав. В то же время для России характерны особенности, обусловленные доминантой коллективизма, удаленностью власти от граждан, низким уровнем самоорганизации и самоуправления граждан, - тогда как для США, стран Западной Европы характерно наличие единых базовых ценностей либерализма и демократии, плюрализма в организации власти, законопослушания, патриотизма, низкой политической активности.

Во-вторых, разработчикам избирательной стратегии необходимо учитывать как эти особенности политической культуры, так и то значительное влияние, которое оказали на нее десятилетия тоталитаризма: стремление к унификации, единообразие во всех сферах, неприязнь к тем, кто противостоит большинству. Характерным для русского избирателя является склонность искать причины во внешнем окружении, а не внутри себя, вера в социальное чудо. Российскому менталитету также свойственно убеждение в исключительности страны и ее исторического пути, склонность считать способность идти на компромиссы признаком слабости, стирание граней между политическим и неполитическим, общественным и личным.

В-третьих, средствам массовой информации необходим дифференцированный подход в работе с электоратом с учетом неоднородности общества, политическая культура которого специфически проявляется в деятельности различных слоев и групп населения. Эта специфика отражается в понятии субкультура. И речь должна идти уже об особенностях политической культуры отдельных общественных групп в их отношении к государству, власти, политическим партиям, которые обусловлены различным положением этих групп в обществе. Наиболее важное значение имеет субкультура элит, лидеров, с точки зрения их умения выражать общенациональные интересы.

В современных условиях России точнее говорить не о переходе к демократической политической культуре, а о формировании демократической субкультуры, рядом с другими всё ещё влиятельными субкультурами - национально-консервативной и коммунистической.

Дифференцированный подход определяется также рядом объективных факторов, не зависящих от воли избирателей, такими, как условия и характер трудовой деятельности, материальный, культурный уровень, во многом определяющий сознательность политического выбора. Эти факторы включают пол и возраст избирателей. Социологи выявили, что, например, среди избирателей "левых" кандидатов больше мужчин и ветеранов войны; женщины чаще, чем мужчины склонны голосовать за правые партии; работающие женщины, в отличие от домохозяек, проявляют больший интерес к программам кандидатов, чем к их личностям; молодежь враждебно воспринимает любых "официальных" кандидатов; пенсионеры либо отказываются от участия в голосовании, либо отдают предпочтение "умеренным" кандидатам, внимательно изучая программы, и т.д. К числу объективных факторов, определяющих политический выбор, относятся также религиозные и географические отличия и связанные с ними политические традиции.

Особенную значимость названные факторы приобретают в тех случаях, когда идеологические и политические взгляды избирателей неустойчивы, а их социальное самосознание недостаточно развито. Вступая в силу при голосовании, они предопределяют бесчисленное множество оттенков электорального поведения, на которое (особенно в последние десятилетия) стали активно влиять средства массовой информации в странах СНГ, выступающие, скорее, в роли средств массового манипулирования и в этом качестве действительно выполняющих властные функции. Именно СМИ формируют многие расхожие убеждения, установки, стереотипы, определяющие политическое сознание и поведение.

Как свидетельствуют происходящие политические процессы в странах Содружества и опыт их избирательных кампаний, успех приходит к тем политическим силам (Белоруссия, Туркмения), которые учитывают социально-бытовые интересы населения, вопросы обеспечения безопасности граждан и т.д. В обществе, в котором не удовлетворены самые первичные потребности индивида, политическое поведение и участие будет определяться отнюдь не стремлением воплотить свои ценности и интересы, достичь каких-либо гуманных целей, а в первую очередь, неудовлетворительными социально-экономическими потребностями, социальной и правовой незащищенностью. Так, например, социологи фиксируют наибольшую озабоченность населения низким уровнем жизни и проблемами безопасности. Соответственно и включение в политику большинства российских граждан и во всех постсоветских государствах происходит под лозунгами повышения жизненного уровня, социальной защиты, борьбы с преступностью. Политические силы, включившиеся (или намеревающиеся включиться) в предвыборное состязание, не могут не учитывать обновившуюся социальную структуру постсоветского общества, характерной особенностью которого является образование многочисленного среднего класса. Для него главное - это успешно заниматься своим делом и полноценно обеспечивать свою жизнь, как правило, не вмешиваться в политику. Подобного типа люди ограничивают свою политическую деятельность участием в выборах, референдумах. Более активное участие и включение в политическую деятельность для такого типа людей происходит в том случае, если их существование и деятельность испытывают ограничения и давление со стороны существующей власти (несовершенство законодательства, чрезмерное налогообложение, расовая дискриминация и т.д.).

Предстоящие выборы в России, других странах СНГ делают актуальной проблему изучения электорального опыта в западных странах. Так, многочисленные зарубежные исследователи отмечают, например, слабый интерес американцев к политике, их политическую пассивность. Большинство американцев ограничивают свою гражданскую активность лишь голосованием. Похожая ситуация и в ряде европейских стран.

Наряду с определённым политическим безразличием к формированию верхних эшелонов власти, граждане западных стран проявляют достаточную гражданскую активность на муниципальном уровне и в производственной сфере деятельности. Они участвуют в местном самоуправлении по наведению порядка в домах, общественных местах и т.д.

Политическое участие, с точки зрения западных политологов, имеет свои разумные пределы, необходимые для стабильного развития общества. В этом случае ограниченное участие или даже неучастие может рассматриваться в качестве стабилизирующего фактора. Так, к примеру, активизация аполитичных слоев населения, включение их в политический процесс может привести к дестабилизации политической системы. Разрушающий характер деятельности аполитичных слоев населения позволяет сделать вывод о том, что опасно расширять масштабы участия за пределы традиционных форм демократической активности граждан. Лозунгу "больше участия в интересах демократического развития" противопоставляется принцип "не будите спящую собаку".

В то же время в некоторых современных государствах голосование - это не только право, но и обязанность, за невыполнение которой полагается наказание: в Бельгии, Нидерландах, Австралии - штраф, в Пакистане - даже тюремное заключение.

В некоторых странах во избежание "выборной давки" ограничивается количество кандидатов, баллотирующихся по каждому избирательному округу. Так, в Великобритании это число не должно превышать пяти кандидатов. Кроме того, каждый кандидат вносит довольно большой денежный залог, который будет удержан, если претендент не наберет минимум 5% от общего числа голосов. Пятипроцентный барьер установлен в ряде стран (в том числе в России) и для партий. Во многих странах за день до выборов запрещается агитация, чтобы избиратель мог спокойно взвесить, кому все-таки отдать свой голос.

Политическому участию противостоит такой тип политического поведения, как абсентеизм - уклонение от участия в политической жизни. Абсентеистский тип поведения существует в любом обществе, однако его рост, равно как и доле апатичных людей, свидетельствует о серьёзном кризисе легитимности политической системы, глубоком кризисе её норм и ценностей.

Тенденция снижения активности избирателей сейчас отмечается во всём мире. Невозможно говорить о "всенародном избрании", если за кандидата голосует лишь несколько процентов избирателей, то есть уменьшается степень легитимности власти, победившей по итогам выборов. Выборы перестают быть средством достижения консенсуса в обществе.

Во всем мире наибольшее число абсентеистов насчитывается среди беднейших слоев населения. Если в России более 40% населения, согласно официальной статистике, имеют уровень дохода ниже прожиточного минимума, то становится понятным, почему этих людей не интересует в жизни практически ничего, кроме проблем собственно физического выживания. Доведённых до отчаяния людей можно привлечь на выборы, купив их голоса, но считать их поведение участием в демократических выборах нельзя.

Вторая, не менее важная, причина абсентеизма российского избирателя - это распад социальных связей и отчуждение от политики. По данным ряда исследований, свыше 50% взрослого населения не доверяют ни одному из общественных институтов и считают, что ни один из них не выражает их интересов.

Высокая активность россиян на выборах 1995, 1996 гг. свидетельствует, что народ выходит из состояния политической комы и начинает более трезво и прагматично оценивать политическую действительность, партии и кандидатов в депутаты. В соответствии с этим должны теперь разрабатываться и технологии проведения выборных кампаний. Крикливые лозунговые кампании, построенные на беспочвенных обещаниях, постепенно должны уйти/уходят в прошлое.

Другой комплекс проблем изучения активности на выборах связан с анализом социально-демографических характеристик избирателей, уровня и особенностей их политической культуры, личностных установок и мотивов голосования. Нередко личность воспринимает мир, находящийся за рамками своей субкультуры, как чуждый и/или иллюзорный. Высокая степень удовлетворения личных интересов может также вести к утрате интереса к политике.

На политическую апатию может влиять чувство собственной беспомощности перед лицом сложных проблем, недоверие к политическим институтам, ощущение невозможности хоть как-то повлиять на процесс выработки и принятия решений. Абсентеизм может быть обусловлен отсутствием представлений о связи политики с частной жизнью и в большей степени наблюдается у молодежи, представителей различных субкультур, лиц с низким уровнем образования.

Поведение российского избирателя в этом отношении отчасти идентично поведению избирателей других стран и укладывается в рамки существующих теорий и концепции. Так же, как и в абсолютном большинстве других стран, молодёжь и женщины в России проявляют меньше интереса к выборам, чем мужчины, лица более зрелого возраста.

Роль абсентеизма в современном российском обществе неоднозначна. С одной стороны, именно абсентеизм является чуть ли не единственным стабилизирующим фактором в обществе, в котором отсутствуют эффективные механизмы мирного разрешения социальных и политических конфликтов. С другой - существует опасность, что при определённых условиях возможен резкий переход от абсентеизма к радикальным формам политического поведения. Именно поэтому в России актуальной остаётся проблема приобщения большей части населения к политике через институализированные формы участия.

Но избирателю следует быть весьма осторожным, здравым в своих рассуждениях и не терять ясности рассудка в понимании общественно-политической действительности, потому что демократизация общества не отменяет насаждения бессознательных политических взглядов и слепой веры. Чаще всего обманутыми бывают ленивые люди, которые, слыша и зная о политической игре и экономических интересах, не задаются вопросами: "Зачем?", "Кому это выгодно?" и "Какова цена?", спешат с выводами, а скороспелые плоды, как правило, горькие.

Тема: Политический абсентеизм современной российской молодежи.

Докл.: Степанова В.В., студ. Тульского госуниверситета

Политический абсентеизм представляет собой отчуждение определенных социальных групп и индивидов от властных институтов: от власти как таковой, от ее практик, от конкретных лиц и учреждений, от властной мифологии и процедур, легитимирующих власть, одна из форм сознательного бойкотирования избирателями выборов, отказ от участия в них; пассивный протест населения против существующей формы правления, политического режима, проявление безразличия к осуществлению человеком своих прав и обязанностей.
Абсентеизм является важным индикатором общественного настроения и уровня доверия к политической системе. В нем находят выражение политическая апатия и отсутствие всякого интереса к выборам одних граждан и своеобразный протест других. В последнем случае это своеобразная демонстрация недовольства политикой официальной власти и сомнения в эффективности института выборов.
Особая роль в переходном процессе развития российского общества принадлежит молодому поколению, которое в ближайшем будущем способно сменить существующую ныне политическую элиту страны. Большинство молодого поколения России характеризуется низким уровнем доверия к политике и власти, а также высоким процентом политических абсентеистов, что ставит под сомнение легитимность существующей политической системы и возможность становления гражданского общества в нашем современном государстве.
Проблему политического абсентеизма молодежи РФ сейчас изучают многие ученые, такие как Волков Ю.Г., Добреньков В.И., М. Несмелова, Ю.А. Зубок, В.И. Чупров и др. Общим для большинства российских аналитиков является суждение о том, что политическому участию молодого поколения присущ несколько “более экстремистский”, по сравнению с традиционными стереотипами участия, свойственными старшим возрастным группам, характер.
Отчужденность молодежи от политики в российском обществе, а также политический абсентеизм ученые объясняют следующими факторами: общество само является причиной снижения деятельностной активности молодого поколения и развитию политическое отчуждения в молодёжной среде. Второй фактор - интересы молодёжи сосредоточены, в настоящее время, на проблемах поддержания своего существования и выживания в современных условиях. Третий фактор в том, что молодежь, с одной стороны, не видит необходимости что – либо кардинально менять в сложившемся укладе жизни, а с другой – не рассматривает политическую деятельность в качестве значимой для себя, находя более перспективные способы и сферы самоутверждения и личной самореализации. Четвертый фактор - в последнее время отмечается усиление принципиальной несовместимости интересов, потребностей и ценностных ориентаций молодёжи с политикой, а также тенденции усиливающегося отчуждения от органов государственной власти на всех уровнях, общественных и государственных структур и институтов.
Говоря об особенностях политического абсентеизма в молодежной среде, следует выделить основные модели их пассивного электорального поведения.
Все три модели были выведены по результатам двух фокус - групп (фокусированных групповых интервью – это один из методов качественных исследований. Суть метода заключается в том, что внимание участников фокусируется на исследуемой теме или объекте. Фокус-группа направлена на определение отношения участников к определённой проблеме, получение информации о мотивации участников, их личном опыте, восприятии объекта исследования.), которые были проведены: первая - в городе Туле 28 апреля 2004 года на базе лаборатории социально-политических исследований ТулГУ, возраст 20-30 лет, вторая - в рамках исследовательского проекта “Молодежь и выборы”, который был проведен с 10 по 28 июля 2002 года среди населения в возрасте 18 - 29 лет в г. Москве, Московской и Архангельской областях (6 фокус-групповых исследований: 2 фокус-группы в Москве, 2 - в Московской области (в Балашихе и Луховицах), 2 – в Архангельской области).
Первая модель может быть выражена следующим образом: “На выборы не хожу, потому что никому не верю”. Эта модель голосования объясняет неучастие молодежи в выборах, исходя из общего неприятия действующей власти и института выборов. Выборы – это циничный процесс, их механизм, как полагают молодые избиратели, хорошо известен. За деньги кандидат нанимает команду, ему пишут речи, выпускают листовки, учат подстраиваться под избирателей – и победа обеспечена. Он много обещает, но ничего не делает. Молодые люди не хотят быть пешками в чужой игре и поэтому отказываются в ней участвовать.
“Когда Ельцина выбрали на второй срок, было видно, что народ не хотел, все куплено было” (студент, 19 лет, Балашиха, Московская область). “Выборы - продажная система” (студент, 20 лет, Москва). “Кандидат делает что-то только перед выборами. После выборов ничего не делается. Зачем тогда голосовать?” (секретарша, 22 года, Луховицы, Московская область). «Я считаю, что у нас вообще хороших политиков не бывает, потому что в политику люди идут только ради личных целей. Они все - люди скользкие и противные» (студент, оператор эфира MTV, “RenTV”, 22 года, Тула). «Я не верю всем этим товарищам! Они постоянно нарушают свою программу и свои обещания» (студент, менеджер, 20 лет, Тула). «А что тогда мы делаем с нашим правительством, которое всё было коммунистами, а теперь демократы? Они кинули веру все. Они все – предатели!» (менеджер по рекламе, студент, 21 год, Тула)
Негативная тенденция состоит в том, что приверженцев этой модели электорального поведения среди молодежи становится все больше и больше, что является важной угрозой для дальнейшего развития демократии в стране.
Вторая модель негативного электорального поведения может быть выражена так: “На выборы не хожу, потому что мой голос ничего не изменит”. Исходя из этой модели неучастие молодежи в выборах объясняется тем обстоятельством, что на политической сцене отсутствуют политические силы, способные артикулировать и агрегировать интересы молодежи, что неизбежно ведет к неверию молодых людей в собственные силы.
“Я не думала о том, что мой голос может играть решающую роль” (студентка, 20 лет, Балашиха, Московская область). “Я не ходила. Считаю, что от нас ничего не зависит” (студентка, 19 лет, Москва). “Я на выборах была только один раз, на президентских. А так не хожу больше, потому что считаю, что как нужно, так и сделают” (домохозяйка, 25 лет, Холмогоры, Архангельская область). «Я думаю, что демократии в нашей стране нет, так как выбора нет. За нас все выбирают уже заранее наши власти. Поэтому я не участвовал ни в каких выборах» (студент, оператор эфира MTV, “RenTV”, 22 года, Тула). «Мне кажется, что вообще не надо ничего менять. В нашей стране вообще нельзя что – либо изменить к лучшему. Все попытки что – то менять тонут в провинции, в глубинке и ни к чему не приводят» (студент, 22 года, Тула)
С одной стороны, эта часть молодежи считает, что на выборы ходить бессмысленно, поскольку уже все давно решено, с другой стороны, молодые люди уверены, что один голос – это всего лишь капля в море, и их неявка никак не отразится на результате голосования. Молодежь не видит своего места в политике и не осознает возможность получения результатов от своего политического участия. Широкое распространение этой позиции объясняется отсутствием на политической сцене серьезных молодежных организаций и лидеров, готовых отстаивать их интересы.
Третья модель выражается следующей фразой: “На выборы не хожу, потому что мне это вообще неинтересно”. Эта модель характерна для значительной части молодежи, которая занята своими собственными делами и для которой политическая жизнь вообще не представляет никакого интереса. Для части респондентов данная формула является указанием на нежелание что-либо объяснять по поводу своего отношения к выборам. Это удобная формула, за которой скрывается первая или вторая модель поведения. “Во время выборов у меня сессия была. Не до этого было. Вообще мне это не интересно” (студентка, 19 лет, Москва). “На выборах ни разу не была… Просто, сначала было некогда, потом не хотелось” (специалист, 22 года, Балашиха, Московская область). «Политиков не знаю ни одного. Мне это неинтересно, я занята своими проблемами, зачем ещё забивать голову политикой» (учительница английского и немецкого языков, 23 года, Тула)
Такое электоральное поведение демонстрируют не только различного рода неформалы и радикалы, но и часть студенческой и рабочей молодежи, которая поглощена проблемами исключительно личного характера. К сожалению, число молодых людей, придерживающихся данной позиции, постепенно возрастает.
Таким образом, одной из важнейших задач российского государства должно стать преодоление абсентеизма. Для этого необходимо постепенно внедрять в сознание молодежи установки ответственности граждан за происходящее в стране. Противовесом указанным тенденциям могла бы стать (хотя бы в качестве временной меры) конституционная норма, устанавливающая обязательное участие в голосовании для граждан.

Абсентеизм

Этим термином принято обозначать равнодушное отношение населения к политической жизни, уклонение от участия в ней. Концентрированное выражение абсентеизм получает в уклонении избирателей от участия в голосовании на выборах разного уровня.

Во многих странах абсентеизм – достаточно распространенное явление. Причины неявки избирателей на выборы могут быть разные: аполитичность, безразличие к общественным делам и к тому, кто победит на выборах, особенно если устраивает победа любой из политических сил. Причиной абсентеизма может быть и протест части избирателей против существующих порядков, против политических игр одних и тех же сил. Люди разочаровываются в партийных программах, в деятельности правительства, не ждут улучшения своего положения, не верят обещаниям и не хотят отдавать голоса за кого бы то ни было.

Некоторые страны борются с абсентеизмом, вводя обязательное голосование. Это Австрия, Бельгия, Голландия, Италия, государства Латинской Америки. За уклонение от голосования налагаются штрафы, ограничивается предпринимательская деятельность, поступление на государственную службу и т.д. В Австрии, например, за уклонение от голосования граждане подвергаются четырехнедельному тюремному заключению. Участие в голосовании рассматривается как важный гражданский долг.