регистрация / вход

Роль личности в государственной политике теоретико-методологический аспект .

Московский государственный Университет имени М.В. Ломоносова Факультет политологии Кафедра истории и теории политики Чиаурели-Королев К.М. Роль личности в государственной политике (теоретико-методологический аспект).

Московский государственный Университет имени М.В. Ломоносова

Факультет политологии

Кафедра истории и теории политики

Чиаурели-Королев К.М.

Роль личности в государственной политике (теоретико-методологический аспект).

Курсовая работа

Научный руководитель

К.ф.н. доцент Штукина Т.А.

Москва

2009 год

СОДЕРЖАНИЕ.

Введение…………………………………………………………………….2

Глава I. Теоретические подходы к понятию лидерства………………….5

1.1 Что такое лидерство?.............................................................................5

1.2 Подходы к политическому лидерству……………………………….6

1.3 Основные концепции политического лидерства…………………...8

Глава II. Типология политического лидерства…………………………...15

2.1 Ранние типологии лидерства…………………………………………..15

2.2 Современные типологии лидерства…………………………………...18

2.3 Отечественные типологии лидерства……………………………….…..22

Заключение………………………………………………………………......26

Список использованной литературы………………………………………28

Введение.

По-моему мнению, в нормальном, цивилизованном обществе политика осуществляется для людей и через людей. Какую значительную роль ни играли бы социальные группы, массовые общественные движения, политические партии, в конечном счете, ее главным субъектом выступает личность, ибо сами эти группы, движения, партии и другие общественные и политические организации состоят из реальных личностей и только через взаимодействие их интересов и воли определяется содержание и направленность политического процесса, всей политической жизни общества.

Активное участие личности в политической жизни общества имеет многоплановое значение.

Во-первых, через такое участие создаются условия для более полного раскрытия всех потенций человека, для его творческого самовыражения, что в свою очередь составляет необходимую предпосылку наиболее эффективного решения общественных задач. Так, качественное преобразование всех сторон жизни предполагает всемерную интенсификацию человеческого фактора, активное и сознательное участие в этом процессе широких народных масс. Но вне демократии, доверия и гласности становятся невозможны ни творчество, ни осознанная активность, ни заинтересованное участие.

Во-вторых, всеобщее развитие человека как субъекта политики является важным условием тесной связи политических институтов с гражданским обществом, контроля за деятельностью политико-управленческих структур со стороны народа, средством противодействия бюрократическим извращениям в деятельном аппарате управления, отделений функций управления от общества.

В-третьих, через развитие демократии общество удовлетворяет потребность своих членов участвовать в управлении делами государства.

Цели и задачи исследования

Целью данной курсовой работы будет выявление роли личности в государственной политике, сквозь призму различных концепций посвященных данной проблеме.

Степень научной разработанности.

Что касается изучения темы лидерства, то она приковывала к себе внимание на протяжении веков. Античные историки Геродот, Плутарх и другие ставили в центр исторических повествований действия выдающихся деятелей, вождей, лидеров - монархов, полководцев, государственных мужей. Николо Макиавелли изображал образ лидера-государя, который любыми возможными средствами достигает политических целей, не останавливаясь ни перед какими моральными или материальными преградами. Волюнтаристское понимание лидерства в буржуазном обществоведении развивали Т. Карлейль, Р. Эмерсон. Для Фридриха Ницше стремление к лидерству - проявление "творческого инстинкта" человека; лидер вправе третировать мораль - оружие слабых. Для Тарда[1] подражание последователей лидеру - основной закон социальной жизни. По Фрейду, подавленное либидо может переходить в стремление к лидерству. Массы нуждаются в лидере, аналогичном авторитарному отцу семейства. По А. Адлеру[2] , стремление к лидерству - компенсация чувства неполноценности личности. Многие исследования лидерства опираются на типологию авторитета, разработанную М. Вебером (господство - традиционное, бюрократическое, харизматическое). В современной западной социологии проблема лидерства обычно переводится в план эмпирических исследований в малых группах, выявляющих психологические и социально-психологические аспекты лидерства. Наиболее распространены в современной Западной социологии концепции лидерства в малых группах - "теория черт" (лидерство - феномен, рождаемый специфическими чертами лидера), "ситуационная теория" (лидерство - функция ситуации), теория определяющей роли последователей (лидерство - функция от ожиданий ведомых, принимающих или отвергающих лидера), реляционная теория, требующая учитывать при исследовании лидерства как черты лидера и специфические условия, в которых он действует, так и характер группы и ее членов. Изучение лидерства направлено на разработку методов эффективного лидерства и отбора лидеров. Созданы психометрические и социометрические тесты и методики (Левин, Морено, Г. Дженнингс), применение которых дает определенные результаты. По стилю различают авторитарное лидерство, предполагающее единоличное направляющее воздействие, и демократическое лидерство, вовлекающее членов группы в управление ее деятельностью. Различают формальное лидерство, связанное с установленными правилами назначения руководителя и функциональными отношениями, и неформальное лидерство, возникающее на основе личных взаимоотношений участников. Эти типы лидерства либо дополняют друг друга в лице авторитетного лидера, либо вступают в конфликт.

ГЛАВА I. Теоретические подходы к понятию лидерство.

1.1 Что такое лидерство?

Лидерство, его природа волновали человечество во все времена. С государями, полководцами и учеными в памяти человечества связано большинство завоеваний, открытий. Лидеры во многом олицетворяют эпохи и цивилизации, по праву персонифицируют основные вехи социальной истории, ее достижения и потрясения.

Лидерство – универсальный по своей природе феномен общественной жизни. Оно существует везде – в больших и малых организациях, в бизнесе и в религии, в компаниях и университетах, в неформальных организациях, в уличных шайках и массовых демонстрациях. Лидерство присуще любой сфере человеческой деятельности, для существования и прогресса которой требуется выделение руководителей и ведомых лидеров и последователей.

Важность проблемы лидерства многократно возрастает в политической сфере. Здесь концентрируются властные интересы граждан, механизмы противоборства или сотрудничества политических лидеров, их последователей и противников. Во многих странах политическое лидерство есть существенный, хотя отнюдь не всесильный элемент в панораме общественной жизни. Лидеры наиболее значимых государств, политических партий и движений обладают таким влиянием, что о них знают во всех уголках Земли.

Заложено ли лидерство в природе человека или оно приобретается под воздействием среды? Является ли лидерство уделом избранных или присуще каждой личности и может быть развито при благоприятных условиях? Каков механизм складывания лидерских качеств, факторы и пути их развития, типологические характеристики лидеров? Эти и другие вопросы предстоит рассмотреть в данной работе.
1.2.Подходы к политическому лидерству.

Лидерство – явление многогранное и многозначное. Формирование сложноорганизованной системы приводит к появлению лидера.

В общественной жизни, лидера, как центральную, наиболее авторитетную фигуру в конкретной группе лиц, можно выделить практически в каждом виде деятельности, и в любой исторический период.

Термин “лидер” имеет два значения:

-индивид, обладающий наиболее ярко выраженными, полезными (с точки зрения внутригруппового интереса) качествами, благодаря которым его деятельность оказывается наиболее продуктивной. Такой лидер служит образцом для подражания, своеобразным “эталоном”, к которому должны, с точки зрения групповых ценностей, примыкать другие члены группы. Влияние такого лидера основано на психологическом феномене отраженной субъективности (т.е. идеальном представлении других членов группы).

-лицо, за которым данное сообщество признает право на принятие решений, наиболее значимых с точки зрения группового интереса. Авторитет этого лидера основан на способности сплачивать, объединять других для достижения групповой цели. Такое лицо, независимо от стиля лидерства (авторитарного или демократического), регулирует взаимоотношения в группе, отстаивает ее ценности в межгрупповом общении, влияет на формирование внутригрупповых ценностей, и в некоторых случаях символизирует их.

Понятие лидерства широко распространено в социологии, политологии, психологии и ряде других наук о человеке и обществе. Этому феномену посвящены обширные теоретические и эмпирические исследования. Изучение лидерства имеет непосредственную прагматическую направленность. В первую очередь, оно служит разработке методов эффективного руководства, а также отбора лидеров. В странах Запада созданы разнообразные психометрические и социометрические тесты и методики, которые успешно используются на практике.

Очевидно, что лидерство как явление, основывается на определенных объективных потребностях сложно организованных систем. К ним относятся, прежде всего, потребность в самоорганизации, упорядочении поведения отдельных элементов системы в целях обеспечения ее жизненной и функциональной способности. Такая упорядоченность осуществляется через вертикальное (управление-подчинение) и горизонтальное (одноуровневые связи) распределение функций и ролей и, прежде всего, через выделение управленческой функции и осуществляющих ее структур, которые для своей эффективной работы требуют иерархической, пирамидальной организации. Вершиной такой управленческой пирамиды выступает не кто иной, как лидер.

Четкость выделения лидирующих позиций зависит от типа общности, составляющей систему, ее взаимоотношений с окружающей действительностью. В системах с низкой групповой интеграцией, высокой степенью автономии различных уровней организации и свободы отдельных элементов, функции лидера развиты слабо. По мере усиления потребности системы и самих людей в сложно организованных коллективных действиях и осознания этих потребностей в форме коллективных целей, потребность в лидере и спецификация его функций повышаются.

В современном обществоведении существует несколько подходов к определению политического лидерства. Можно выделить следующие из них:

1. Определение лидерства как влияния на других людей (В. Кац, Л. Эдингер и др.). Лидерство - это влияние, авторитет, власть и контроль над другими. Однако не любое влияние обеспечивает лидерство. Для него характерны, по меньшей мере, три особенности:

-во-первых, чтобы влияние было постоянным. К политическим лидерам нельзя причислить людей, оказавших разовое воздействие на политический процессы;

-во-вторых, руководящее воздействие лидера должно осуществляться на всю группу, организацию, общество;

-в-третьих, влияние политического лидера опирается на авторитет, доверие его сторонников, признание правомерности руководства.

2. Лидерство - это управленческий статус, социальная позиция, связанная с принятием властных решений, это руководящая должность (Д. Даунтон). Такая интерпретация лидерства вытекает из структурно-функционального подхода, предполагающего рассмотрение общества как сложной, иерархически организованной системы социальных позиций и ролей. Занятие в этой системе позиций, связанных с выполнением управленческих функций (ролей) и дает человеку статус лидера. Иными словами, лидерство - это положение в обществе, которое характеризуется способностью занимающего его лица направлять и организовывать коллективное поведение некоторых или всех его членов.

3. Политическое лидерство - это особого рода предпринимательство, осуществляемое на политическом рынке, при котором политические предприниматели в конкурентной борьбе обменивают свои программы решения общественных задач и предполагаемые способы их реализации, на руководящие должности (Дж. Опенгеймер, Н. Фролих и др.) . [3]

4. Политический лидер - это символ общности и образец политического поведения группы, способный реализовать ее интересы с помощью власти. Причем данное определение особо подчеркивает первостепенную значимость субъективных качеств политического лидера и утверждает, что лидерство создается стихийно, самим народом.

Понятие политического лидерства имеет два аспекта: формально-должностной статус , связанный с обладанием властью, и субъективную деятельность по выполнению возложенной социальной роли. Причем первый аспект имеет ключевое значение для оценки личности как политического лидера. Второй же аспект, являющий собой личностные качества и реальное поведение на занимаемом посту, определяет главным образом лишь получение и сохранение властной должности, а также служит для оценки лидера как результативного и нерезультативного, “хорошего” или “плохого” руководителя.

Эти два понятия частично перекрывают друг друга, но не совпадают полностью, почти всегда оказывают влияние друг на друга, поскольку лидером становятся, достигнув определенного положения.

1.3.Основные концепции политического лидерства.

Лидерство присуще различным формам социально-политической организации. Что же непосредственно лежит в его основе? Какова природа этого феномена? Почему одни люди становятся лидерами, а другие довольствуются ролью исполнителей воли лидера?

Феномен лидерства пытаются объяснить многие теории. Пожалуй, старейшей из них, не утратившей и сегодня своей актуальности, является теория черт авторами которой являются Э. Богардус и Ф.Гальтон. Она создавалась на основе выявления качеств, присущих идеальным лидерам — героям. Суть этой теории состоят в объяснении феномена лидерства выдающимися качествами человека. Как писал один из основателей этой теории Э. Богардус, «превосходящие интеллектуальные дарования доставляют личности выдающееся положение, рано или поздно приводящее к лидерству».Она создавалась на основе выявления качеств, присущих идеальным лидерам – героям. Среди черт, присущих политическому лидеру, обычно называют острый ум, твердую волю, кипучую энергию, незаурядные организаторские способности, умение нравиться людям, компетентность и, особенно, готовность брать на себя ответственность. К обязательным качествам современных политических лидеров в демократических странах все чаще добавляют фотогеничность, внешнюю привлекательность и ораторские способности. Но у «теории черт» были противники (например Джиннингс), которые считали, что исключительно индивидуальные качества не могут быть обязательно присущи лидеру.

Учет всего этого породил вторую волну теории черт, или ее факторно-аналитическую концепцию (Халпин,Вайнер). Она различает индивидуальные качества лидера и характерные для него черты поведения, связанные с достижением определенных политических целей. Между этими двумя группами свойств лидера могут быть существенные различия. Их можно проиллюстрировать на примере Ленина. Его индивидуальные черты, проявляющиеся в отношениях с близким окружением, никак не выказывали в нем жестокого деспота, жаждущего насилия и равнодушного к страданиям людей. Однако его упорство и даже одержимость в стремлении к достижению утопической по своей сути цели коренного переустройства общества на коммунистических началах, сделали из него диктатора, отрицающего общечеловеческие нормы морали и не останавливающегося ни перед какими преступлениями (приказы о массовых расстрелах ни в чем не повинных людей - заложников) ради удержания большевиками власти. Факторно-аналитическая концепция вводит в теорию лидерства понятие целей и задач, связанных с определенной ситуацией. В результате взаимодействия индивидуальных качеств лидера и стоящих перед ним целей, вырабатывается стиль его поведения (стиль лидерства), составляющий его “вторую природу”. Стиль и целевая ориентация лидера несут на себе отпечаток конкретных социальных обстоятельств.

Идею зависимости лидерства от определенных социальных условий развивает и обосновывает его ситуационная концепция (Т. Хилтон, В. Дилл). Она исходит из относительности, флюидности и множественности феномена лидерства. Лидер, по этой теории - функция определенной ситуации. Именно сложившиеся конкретные обстоятельства определяют политического лидера, детерминируют его поведение и принимаемые им решения. Так, например, ситуация в исламском Иране неизбежно отвергнет политиков европейского или американского склада. Точно так же и религиозный лидер-пророк не сумеет проявить себя на политической арене Запада. Таким же образом, требования к лидеру значительно различаются и в зависимости от того, находится ли данное государство в состоянии кризиса или развивается стабильно.

С точки зрения ситуационного подхода, лидерские качества относительны. Один человек может проявить черты лидера на митинге, другой - в повседневной политико-организационной работе, третий - в межличностном общении и т.п. В целом же, лидеров отличают главным образом, готовность взять на себя ответственность за решение той или иной задачи и компетентность.

Ситуационная теория не отрицает важную роль индивидуальных качеств личности, однако не абсолютизирует их, а отдает приоритет в объяснении природы политического лидерства требованиями объективных обстоятельств. На основе этой концепции, подтверждаемой эмпирическими исследованиями, авторами был получен вывод, что в современном западном обществе большие шансы на успех имеет беспринципный человек, ориентирующийся на политическую конъюнктуру. Однако такие выводы, как и ситуационная теория в целом, подтверждаются, далеко не полностью, поскольку ограниченность этой теории состоит в том, что она недостаточно отражает активность лидера, его способность переломить ситуацию, раньше других заметить новые прогрессивные тенденции и возможности их использования и заблаговременно решить острые социально-политические проблемы.

Уточнением, развитием и качественным обогащением ситуационной теории, явилась теория, объясняющая феномен лидера через его последователей и конституентов (Ф.Стэнфорд)[4] . По этой теории, именно последователь воспринимает лидера, воспринимает ситуацию и, в конечном счете, принимает или отвергает лидерство.

Достоинством такого подхода к лидерству является рассмотрение его как особого рода отношений между руководителем и его конституентами, выступающих в виде цепочки взаимосвязанных звеньев: конституенты - последователи - активисты - лидер. Лидер и его конституенты составляют единую систему. В современной политологии круг конституентов лидера понимается достаточно широко. В него включаются не только политические активисты и все достаточно четко определившиеся приверженцы (последователи) лидера, но и его избиратели, а также все те, кто взаимодействует с ним, оказывает на него влияние. Анализ конституентов во многом позволяет понять и предсказать политическое поведение лидера, предвидеть принимаемые им решения.

В формировании и функционировании отношений “лидер - конституенты”, особенно велика роль политических активистов. Именно они достаточно компетентно оценивают его личные качества и возможности, организуют кампании в его поддержку, выступают “приводным ремнем”, связывающим его с массами, т.е. “делают” лидера. Именно через конституентов проявляется воздействие на политику господствующей политической культуры.

В демократическом государстве претенденты на лидирующие должности могут рассчитывать на успех лишь в случае совпадения их имиджа с ожиданиями большинства народа. Это наглядно проявилось на выборах на первый срок президента РФ Б.Н.Ельцина. В условиях глубокого разочарования российского населения различного рода привлекательными обещаниями, столь изобилующими в коммунистическую эпоху, большинство людей строило свой политический выбор не на программах кандидатов, а на оценке их личных, и прежде всего нравственных качеств, а также их отношения к достаточно непопулярной номенклатурной элите. Смелой критикой партийного руководства, решительным отказом от номенклатурных привилегий, активными действиями против коррумпированных партийно-государственных бюрократов, вниманием к простым людям, Ельцин сумел создать у многих людей образ смелого, честного, справедливого и решительного человека, что, в конечном счете, и предопределило его победу на выборах.

Имея немалые достоинства, трактовка лидера как выразителя интересов конституентов (последователей), как и его ситуационная интерпретация, плохо работает при объяснении инноваций, самостоятельности и активности лидера. История свидетельствует, что некоторые весьма важные свойства руководителей идут в-разрез с интересами и ожиданиями приведших их к власти социальных слоев и сторонников.

Так было, например, в России, когда в октябре 1917 г. большевики, используя популярные, общедемократические лозунги: “Мир - народам”, “Земля - крестьянам”, “Фабрики - рабочим”, “Власть - Советам”, добились политического лидерства, а затем, быстро забыв о своих обещаниях, превратили собственных конституентов в объект огромного и чудовищного социального эксперимента.

Об этом свидетельствует и деятельность Сталина, который примерно за полтора десятилетия своего господства почти полностью уничтожил большевиков, ранее приведших его к власти, а заодно и свыше половины членов собственной партии.

Эти и многие другие факторы свидетельствуют, что взаимодействие лидера и его конституентов следует рассматривать как обоюдонаправленное, с двусторонним движением. Причем лидеры могут в значительной мере менять свою социальную опору. Самостоятельность лидера по отношению к конституентам прямо зависит от характера политического строя, от степени концентрации власти в руках руководителя и от политической культуры общества в целом. Наибольшие возможности для субъективистской и волюнтаристской политики, имеют лидеры в авторитарных и тоталитарных политических системах, где они могут порою поставить под угрозу существование всей нации. Так действовали и А. Гитлер и С. Хусейн, а в определенной мере и Ф.Кастро

Своего рода универсальной теорией является синтетическая теория личности (Д. Эллиот). Эта теория – попытка объединить вышеназванные теории, преодолеть их ограниченность через универсализацию не отдельных компонентов, а их связи.

Согласно синтетической теории, при исследовании лидерства необходимо учитывать комплекс вопросов, а именно:

-черты субъекта;

-характер и особенности объекта;

-специфические условия, в которых они действуют.

Однако, в силу сохранения качественной разносторонности, компоненты лидерства в действительности не соединяются в системное целое. Ситуационная теория во многом оставляет в тени внутренний механизм увязывания лидеров и последователей, тех и других с ситуационными, общественными, детерминантами лидерского процесса.

Существует также другая теория лидерства – мотивационная ( В.Стоун, Д. Шлезингер, Дж. Штерн и др.) . Согласно этой теории эффективность лидерских действий зависит от воздействия его на мотивацию последователей, на их способность к эффективному выполнению работы и на их чувство удовлетворения от деятельности. Некоторые социологи и политологи критикуют мотивационные теории, считая их примитивными, противопоставляя им ценностные теории лидерства.

Природа политического лидерства достаточно сложна и не поддается однозначной интерпретации. Прояснить его субъективные механизмы помогают психологические теории и, в частности, психоаналитическое объяснение лидерства. Как считал основоположник психоанализа 3. Фрейд, в основе лидерства лежит подавленное либидо — преимущественно бессознательное влечение сексуального характера. В процессе сублимации оно проявляется в стремлении к творчеству, в том числе и к лидерству.

У многих людей обладание руководящими позициями выполняет субъективно-компенсаторские функции, позволяет подавлять или преодолевать различного рода комплексы, чувство полноценности и т.п. Определенные психологические потребности отражает и подчинение лидеру. Субъективное принятие лидерства закладывается еще в детстве, когда ребенок нуждается в покровительстве и авторитете родителей. И в этом смысле авторитет руководителя государства подобен авторитету отца семейства.

Заметный вклад в развитие психоанализа внесли ученые франкфуртской школы Эрих Фромм, Теодор Адорно и другие. Они выявили тип личности, предрасположенный к авторитаризму и стремящийся к власти. Такая личность формируется в нездоровых общественных условиях, порождающих массовые фрустрации и неврозы и стремление человека убежать от всего этого в сферу господства и подчинения. Для авторитарной личности власть является психологической потребностью, позволяющей избавиться от собственных комплексов путем навязывания своей воли другим людям.

Обладание безграничной властью над другими, их полное подчинение доставляет такому человеку особое наслаждение. Оно является формой своеобразного садизма. Одновременно авторитарная личность имеет мазохистские черты – при столкновении с превосходящей силой такая личность восхищается ею и поклоняется ей. Слабость же других вызывает у индивидов авторитарного типа презрение и желание унизить их.

Такой тип поведения в психологическом смысле служит проявлением не силы, а слабости. Авторитарная личность, не имея подлинной внутренней силы, пытается убедить себя в обладании ею с помощью господства над другими. Эта личность иррациональна, склонна к мистике, руководствуется в первую очередь эмоциями и не терпит равенства и демократии. Она воспринимает других людей и мир в целом сквозь призму отношений силы – слабости, садомазохизма.

Эмпирические исследования, проведенные Ардоно и другими учеными, подтвердили реальное существование авторитарного типа личности, выявили ее некоторые новые черты. В целом же это направление психоанализа значительно расширило представления о внутренних мотивациях стремления к лидерству, хотя, конечно же, не исчерпывает все типы таких мотиваций. Как уже отмечалось, существуют и некоторые другие типы психологического отношения к лидерству, например игровой, инструментальный и др.

Совокупность различных интерпретаций позволяет увидеть разноодразные стороны политического лидерства, однако еще не дает его целостной картины. Попытку решить эту задачу, осуществить комплексное исследование лидерства представляет собой интерактивный анализ . Он учитывает четыре главных момента лидерства: черты лидера; задачи, которые он призван выполнять; его последователей и конституентов; систему их взаимодействия, механизм взаимоотношений лидера и его конституентов. И все же создать единую, универсальную концепцию лидерства, по всей вероятности, невозможно, поскольку это явление чрезвычайно многообразно по своим проявлениям и функциям, зависит от исторических эпох, типов политических систем, особенностей лидеров и их конституентов и других факторов.

Так выглядят основные подходы к проблеме лидерства, составившие первоначальный фундамент ее научного изучения. Только по мере формирования этой опоры возможным оказался следующий шаг: попытка создания типологий лидерства и выделения типов лидеров.

ГЛАВА II. Типологии политического лидерства .

В науке известно множество попыток выделить какие-то типы и построить какие-либо типологии лидерства. Для начала рассмотрим основные типологии первой половины XX в. Именно они заложили основу современных классификаций как самих лидеров, так и стилей лидерства, и феномена лидерства в целом.

2.1 Ранние типологии лидерства.

Одним из первых организационно-«рабочую» типологию построил Е. Богардус. Он выделил четыре типа лидеров:

  1. Автократический (в сильной организации),
  2. Демократический (представитель интересов группы),
  3. Исполнительный (в состоянии выполнить какую-либо работу),
  4. Рефлексивно-интеллектуальный (неспособный руководить масштабной группой).

Чуть позже, Ф. Бартлетт построил «позиционную» типологию и классифицировал лидеров несколько по-другому. Он выделял три типа лидеров:

  1. Институциональный тип (лидер вследствие престижа занимаемой позиции);
  2. Доминирующий (получает и сохраняет свою позицию с помощью силы и влияния);
  3. Убеждающий (оказывает влияние на настроения подчиненных и побуждает их к действиям).

Затем С. Кичело выделил особый тип «лидера без офиса» и назвал его «пророком». Опираясь на опыт истории, он считал, пророки выходят на авансцену истории в смутные времена и, вызывая поддержку ведомых, становятся символами инициированного ими самими движения.

Ф. Редл считал, что институциональные и эмоциональные групповые процессы могут происходить только вокруг девяти типов личности. В его терминологии, это «патриарх», «лидер», «тиран», «объект любви», «объект агрессии», «организатор», «искуситель», «герой» и «пример для подражания» (причем как позитивный, так и негативный).

Дж. Гетцель и Е. Губа подразделяли: 1) «законодательное (nomothetic) лидерство», когда роли и ожидания определяют нормативные измерения деятельности в общественных системах, 2) «идеографическое лидерство», при котором потребности и предрасположенности индивидов определяют личностные измерения групповой деятельности, и 3) «синтетическое лидерство», примиряющее конфликтующие стороны.

В. Белл, Р. Хилл и С. Миллз в своей типологии влияния рассматривали четыре типа лидеров: 1) «формальный» (на официальных постах), 2) «известный» (считается влиятельным в обществе), 3) «влиятельный» (реально оказывающий влияние) и 4) «общественный» (активно участвующий в самодеятельных организациях).

М. Конвей наблюдал лидеров толпы и выделил в ней три основные лидерские роли. Во-первых, это «вожак толпы» (стремящийся «пасти» толпу, находящуюся в гипнотическом экстазе, и вести ее за собой по избранной им дороге — например, Наполеон). Во-вторых, это «представитель толпы» (выражает известные устоявшиеся «правильные» мнения народа — например, Т. Рузвельт). В-третьих, «толкователь мнений» (стремится артикулировать то, что смутно чувствует толпа, ее скрытые страхи и переживания).

Однако все эти попытки создания типологий и выделения типов лидеров были как бы подготовительной работой. Обобщая имевшиеся наблюдения, создавая логические конструкции, все эти исследователи, по сути, лишь подготовили почву для более масштабных обобщений.

Типология Макса Вебера. Такие обобщения были осуществлены в рамках типологии политических лидеров Макса Вебера. Она достаточно широко известна в нашем обществознании, поэтому остановимся лишь на трех идеальных типах лидерской легитимности, выделявшихся Вебером.

«Легальная легитимность». Она имеет рациональную основу, которая проявляется в вере в легальность нормативных правил и в право лидера, получившего свое место благодаря соблюдению этих правил. При такой легитимности подчинение является следствием легально установленного обезличенного порядка и не выходит за формальные рамки власти организации. Это власть поста, «кресла», которое занимает человек. Это «бюрократический» тип и, соответственно, стиль лидерства. Люди подчиняются бюрократу потому, что чувствуют себя бессильными перед огромным числом атрибутов власти, которыми он окружает себя.

«Традиционная легитимность». Ее основа предполагает укоренившуюся веру в святость древних традиций и «привычную» легитимность статуса традиционных правителей. Подчинение в этом случае является проявлением личной преданности и определяется рамками привычных обязанностей. Это «традиционный» тип и, соответственно, стиль лидерства. Это власть монарха, получающего ее по традиции, как бы автоматически, независимо от собственных качеств и проводимой им политики. Люди подчиняются монарху или любому другому традиционному лидеру потому, что так принято. Они не могут идти наперекор традиции.

«Харизматическая легитимность». Ее аффективная основа ведет к специфической преданности харизматическому лидеру. Она основана на вере в исключительную святость, героизм и образцовый характер лидера, обладающего исключительными качествами и достоинствами. Люди верят в то, что он олицетворяет нормативные образцы и отстаивает идеальный порядок. «Харизма» — это стяг, знамя, хоругвь, которые несет человек, олицетворяющий мечту, идеал и возглавляющий какое-то массовое шествие людей. Подчинение такому лидеру основывается на личном доверии и определяется рамками представления индивида о харизме. Подчиняясь, люди идут не столько за человеком, сколько за харизмой, которая дает ему влияние и авторитет. Власть харизматического лидера — это власть символа и, одновременно, того момента, когда этот символ поднят над толпой. Это власть человека яркого, но эта яркость идет не столько от человека, сколько от следующих за ним масс, наделяющих своей любовью и его, и поднятое им знамя. Такая власть фанатична, но ситуативна: изменится ситуация, наступит иной момент, и такой лидер может быстро поблекнуть, утратив свое влияние.

Обычно принято выделять две главные составляющие харизмы. Во-первых, это ее удаленность от подчиненных. Влияние харизматического лидера возрастает пропорционально дистанции от ведомых. Во-вторых, это наличие чего-то необычного, что порождает эмоциональное возбуждение последователей. Подчеркнем: к харизматическому лидеру не бывает равнодушного отношения: его либо любят, либо ненавидят. Со времен М. Вебера, разделяются три основных варианта харизмы: 1) харизма как символическое решение своих внутренних проблем через их проекцию на харизму и харизматического лидера; 2) харизма как защита от чужой власти через санкционированную такой харизмой агрессию под руководством (во имя, именем) харизматического лидера; 3) харизма как приписывание лидеру атрибутов, способствующих удовлетворению своих интересов.

(«Харизма (греч. karisma — «милость, благодать, божественный дар»), исключительная одаренность; наделенность какого-либо лица (харизматического лидера — пророка, проповедника, политического деятеля), действия, института или символа особыми качествами исключительности, сверхъестественности, непогрешимости или святости в глазах более или менее широкого круга приверженцев или последователей. Термин впервые применен в социологических концепциях Э. Трельча и М. Вебера.

Таким образом, даже из краткого обзора видно: в первой половине XX века лидеров классифицировали одновременно как по выполняемой функции (представитель, исполнитель), так и по стилю лидерства (доминирующий — демократический). Более современные теории, в основном, изучают авторитарный и демократический стили, чаще называя их по-другому: «ориентированный на задачу» и «ориентированный на личность».

2.2 Современные типологии лидерства

Опираясь на опыт предыдущих поколений психологи и социологи 20 века продолжили изучать проблему типологизации политического лидерства. И сейчас мы хотели бы рассмотреть несколько современных концепций.

Психопатологическая типология Г. Лассуэлла. Согласно данной типологии, в зависимости от функции, которую выполняет или стремится выполнять политический лидер, различаются типы «агитатора», «администратора» и «теоретика», а также их различные комбинации. Г. Лассуэлл рассматривал направление движения бессознательных факторов в критических ситуациях карьеры каждого из этих типов, а также их роль в становлении определенных «политических типов».

«Агитатор». Основная функция «агитаторов» — распространение своих взглядов и общение с гражданами. Они высоко ценят риторику, вербальные формулы, жесты и их частое, ритуализированное повторение. Такие люди живут ради того, чтобы быть замеченными, чтобы провоцировать и унижать оппонентов, а чисто администраторские функции обычно вызывают у них фрустрацию. Это недисциплинированные и, часто, сварливые политики. Одновременно, это люди с ярко выраженным энтузиазмом, которые возбуждают публику призывами, многократными заклинаниями и подчас даже бранью. Им важно вызвать эмоциональный отклик аудитории.

С психоаналитической точки зрения, считал Г. Лассуэлл, «агитаторы» являются выраженными «нарциссами» (хотя их нарциссизм примитивен). Их либидо нацелено на собственное Я и Я-подобные объекты. Это ведет к появлению гомосексуальных наклонностей, которые проецируются на абстрактные объекты. В прошлом «агитаторы» — образцовые дети, застенчиво подавлявшие негативные эмоции. Такой «репрессированный садизм», не находя выхода в близком окружении, переносится на общество. Жажда самовыражения в устной либо письменной форме (отсюда одна из классификаций «агитаторов»: «ораторы»-«плагиаторы» и банальные графоманы) становится способом удовлетворения внутренних эмоциональных потребностей. Так, «ораторы» обычно отличаются подавлением негативных эмоций и частым плутовством в детстве.

«Администратор». В отличие от «агитаторов», «администраторы» проектируют свои аффекты на менее отдаленные и не столь абстрактные объекты, как «все общество». Они стремятся к манипуляции определенной группой, демонстрируя беспристрастный и безличностный интерес к задачам организации. Им чужды абстракции, так как они не нуждались в них ранее при разрешении своих эмоциональных проблем. Их нельзя назвать неаффективными — просто они более хладнокровны и аффективно сбалансированы.

Г. Лассуэлл выделял два подтипа «администраторов». Первый подтип характеризуется выраженной энергией и воображением, что внешне приближает его к «агитаторам». Однако в центре их внимания находятся определенные индивиды, они переносят свои аффекты на менее общие объекты и не стремятся «вывести из себя» большое количество граждан. Они привязаны к своему окружению и пытаются координировать его действия. Неспособность к достижению абстрактных объектов является следствием их чрезмерной занятости конкретными индивидами в кругу семьи и, часто, трудностями в определении там роли своего «Я».

Второй подтип представляет собой чрезмерно щепетильного и «совестливого» лидера, чья любовь к рутине и деталям, страсть к точности, одновременно, сохраняют целостность и развивают отчуждение окружения. «Администраторы» этого типа не испытывали серьезных потрясений в процессе развития личности, не имели сверхрепрессированных эмоций. Они либо сублимировали их, либо свободно выражали в кругу семьи. Щепетильность лидеров такого типа — не что иное, как попытка продемонстрировать свою силу.

«Теоретик». «Теоретиков» (экспертов и идеологов) обычно привлекают отдаленные и высоко рационализированные цели. В отличие от «агитатора», избирающего для атаки близкие цели, «теоретики» стремятся к абстракции и грандиозности. Рассмотрение различных идей часто является для «теоретиков» самоцелью, что несколько отдаляет их от ведомых. Абстракции необходимы «теоретику» для разрешения собственных эмоциональных проблем. В отличие от «администраторов», теоретики очень страдают при отсутствии аффектов, так как пережили много фрустраций в процессе своего развития. Поэтому повышенная интеллектуализация — это своеобразный ответ теоретиков на нерешенные когда-то собственные эмоциональные проблемы.

Согласно Г. Лассуэллу, на политическое развитие оказывает влияние характер политика. Он выделял два основных типа характера: «принудительный» и «драматизирующий», а также особый подтип — «беспристрастный». Для индивида с «принудительным» характером свойственны жесткие отношения, однообразие, монотонность самоподачи, десубъективизация ситуации, отрицание новизны и другие качества «бюрократа» — администратора. Его полной противоположностью является «драматизирующий» характер, склонный к самолюбованию, провокациям, флирту и т. п. (в ход идут любые средства для завоевания других). Это — основа для развития «теоретика» как политического типа. Индивиды с «беспристрастным» характером, отличающиеся отсутствием ярких эмоциональных состояний, могут превратиться, по Г. Лассуэллу, как в прекрасных судей, дипломатов и т. д., так и, к сожалению, в отъявленных негодяев.

Типология политических лидеров Д. Рисмана. Д. Рисман различал три типа обществ и, соответственно, три типа социальных характеров. По его мнению, характер определяется обществом. Трем социальным характерам соответствуют три типа политических личностей.

«Безразличный». Традиционному обществу соответствует «безразличный тип». Это человек, у которого либо нет никакого отношения к политике, либо же его низкая мобильность, отсутствие внятных ориентации или что-то еще заставляет остерегаться политики как таковой. Типичный взгляд «безразличных»: политикой должен заниматься кто-то другой. Они не стремятся к власти, не чувствуют личной ответственности за политику и редко переживают ощущение вины или фрустрации из-за политики. Эти люди сохранили особый иммунитет, своего рода девственность в политике.

«Морализатор». По Д. Рисману, его основа — «вовнутрь направленный характер». Это лидер, нарушающий общепринятые правила подавления эмоций. Его поведение характеризуется сильными аффектами и низкой компетенцией. Это либо идеалист со склонностью к самосовершенствованию, стремящийся к совершенству и людей, и институтов, или же пессимист, нацеленный не на достижение лучшего, а на предотвращение худшего. Д. Рисман различал два типа «морализаторов»: «негодующих» и «энтузиастов». В обоих случаях, политические эмоции «морализаторов» перевешивают политический ум, однако эмоции «негодующего» намного мрачнее «энтузиаста». Чрезмерный энтузиазм «морализатора» препятствует эффективной работе, а слишком сильные эмоции — правильному восприятию ситуации. Это приводит к зашоренному («тоннельному») видению мира.

«Внутренний наблюдатель» (inside-dopester, «направленный на других»). Это либо совершенно неэмоциональный, либо контролирующий свои эмоции человек, использующий политику для развлечения и выгоды. Его не интересуют определенные вопросы и конкретные цели. Он больше занят манипулированием других. Типичная для него точка зрения: «если я ничего не могу сделать для изменения политики, мне остается только понимать ее». Это реалист, который стремится быть «внутри политики», и если он не может изменить политиков, то стремится манипулировать ими. При этом он старается быть похожим на них, так как не хочет, чтобы его принимали за плохо информированного политического изгоя.

Три описанных социальных характера и обладающие ими типы лидеров являются так называемыми «приспособленными» типами. Это — «нормальные» лидеры, характер которых приспосабливается к социальным требованиям. Другими словами, их характер и общество находятся в гармонии. Однако существуют и отклонения характера (но не поведения) от социальных требований. Тогда говорят о «анемическом» (плохо приспособленном) или «автономном» характерах. Д. Рисман считал, что «автономный человек» свободен в выборе своих политических предпочтений, так как его сознание не детерминировано ничьими взглядами. Такие люди могут подчиняться нормам поведения в обществе (как и «аномичные» типы), однако свободны в решении о необходимости такого подчинения.

По Д. Рисману, «автономный характер» — это идеал, который, к сожалению, практически недостижим.

Типология «макиавеллистской личности». По аналогии с F-шкалой (шкалой фашизации), созданной Т. Адорно для выявления авторитарной личности, Р, Кристи и Ф. Гайс построили М-шкалу макиавеллистской личности — по сути, личности человека-манипулятора. Базовая модель такой личности основана на идеях, высказывавшихся еще Н. Макиавелли в трактате «Государь». В результате конкретных исследований были выделены два типа «макиавеллистской личности»: с высоким Мак-коэффициентом и с низким Мак-коэффициентом. Отметим, что эти коэффициенты носят независимый характер — в частности, они не зависят от IQ (коэффициента умственного развития).

«Высокий Мак» отличает «синдром хладнокровия». Данный тип личности оказывает сопротивление социальному влиянию. Ему свойственна ориентация на понимание со стороны других людей, инициирование создания новых структур и контроль над ними.

«Низкий Мак» характеризуется «чрезмерной доверчивостью». Данный тип восприимчив к социальному влиянию. Для него характерны ориентация на личность, принятие других людей и следование внешним структурам.

Эксперименты показали, что в непосредственном общении «низкие Маки» очень эмоциональны и быстро увлекаются, а «высокие Маки» сохраняют спокойствие и собранность. «Высокие Маки» эффективнее в ситуациях, требующих когнитивной импровизации. «Низкие Маки» намного эффективнее в ситуациях с четко определенными правилами игры. В обобщенном виде, люди с высоким Мак-коэффициентом характеризуются следующими качествами: спокойствие и отсутствие эмоциональности, ориентация на цель, стремление достигать цели в конкурентной борьбе с другими, холодная рациональность и инициатива. «Высокий Мак» остается невозмутимым, невзирая на эмоции окружающих, собственные желания, давление со стороны. Черты личности «высокого Мака» определяет внутренний психологический процесс — прежде всего, фокусирование паточных когнитивных характеристиках ситуации и концентрация действий для достижения победы. Людям с низким Мак-коэффициентом свойственны иные качества. Для них типична персонализация каждой ситуации, ориентация на индивида, а не на абстрактные цели, частое вмешательство эмоций в рациональную оценку ситуации, зависимость от эмоций и от давления со стороны.

В итоге, именно «высокие Маки» обычно являются лидерами. Они в состоянии убедить последователей и направить их действия в то русло, которое необходимо для достижения поставленных целей.

2.3. Отечественные типологии лидерства

Большинство отечественных типологий строится на основе практического материала. Часто им не хватает концептуального анализа

Психиатрический подход. Основываясь на анализе современной политико-психологической реальности России, Е. Коблянская и Е. Лабковская описали личности лидеров, используя клинико-психологические и психиатрические термины. В исследованиях речь шла не об аномальных отклонениях, а о своеобразии проявлений индивидуального стиля в экстремальных ситуациях. Стиль политического деятеля определяют пять параметров. Во-первых, темперамент, черты характера, своеобразие поведенческих реакций и т. п. Во-вторых, когнитивные процессы (способы принятия решений, работы с информацией, особенности мышления). В-третьих, подход к управлению (политический лидер всегда представляет себя и как руководитель). В-четвертых, личная модель собственного лидерства. В-пятых, общение с избирателями и с публикой вообще (лидер как публичная персона). Постулируется, что индивидуальный стиль — совокупность характерных проявлений каждого из этих параметров. Выделяются пять таких стилей.

Параноидальный стиль. В личностном профиле такого лидера преобладают подозрительность, недоверие к другим, сверхчувствительность к скрытым угрозам и мотивам. Нередко они непредсказуемы, но стремятся к контролю над другими — либо открыто, либо путем скрытых манипуляций. Наиболее точные определения деятеля такого типа — «Хозяин», «Властелин», «Сталин». На когнитивном уровне характерно отрицание идей, не соответствующих собственным, игнорирование информации, не подтверждающей собственные установки и убеждения. Политическое мышление устроено по принципу «или мы — или они». Как управленец, такой лидер создает напряженность среди подчиненных. В общении с другими политиками — манипулятор, «коварный Макиавелли». Подобный стиль часто сопровождается стремлением подавить или унизить других политиков. Это как бы самоцель, безотносительно к стратегии и тактике решения политических проблем. Не надо думать, что такой стиль присущ только тем, кто находится на самой вершине власти. Это может быть и оппозиция — самая неуступчивая, не воспринимающая никаких аргументов, сколачивающая группы или сбивающаяся в группки, чтобы непременно «дружить против кого-то». Существует реальная опасность, что в экстремальной ситуации такой лидер будет руководствоваться искаженной картиной мира. У него искаженное подозрениями видение политической ситуации. Подобный стиль заразителен и может охватывать значительные массы людей.

Демонстративный стиль. Образное обозначение личностного профиля — «Артист». Склонен к самодраматизации (демонстративности), постоянно охвачен страстным желанием привлекать к себе внимание. Самооценка зависит от того, насколько он нравится, желанен, любим, принимаем другими. Свойственная ему внушаемость делает его достаточно управляемым. Такой лидер может оказаться в плену «случайных» обстоятельств. Вовремя подброшенная похвала или, наоборот, неодобрение делают «Артиста» уязвимым. Он часто теряет бдительность в первом случае, и самообладание — во втором. В результате, практически невозможно последовательное проведение с его помощью сколько-нибудь определенной политической линии. Сиюминутность мотивации поступков, желание получить одобрение, признание, уважение «здесь и сейчас», причем любой ценой, подчас вынуждают этого лидера приносить в жертву не только общественные, но и свои собственные, причем не только абстрактно-политические, но даже откровенно личные интересы.

Когнитивные особенности «Артиста» не подходят для конструктивной законотворческой деятельности. Депутаты такого типа, например, с большим трудом концентрируются на деталях и фактах, им сложно фокусировать внимание на конкретных проблемах. В общении с другими политическими деятелями они проявляют себя как «политиканы» и «торгаши». Именно им часто поручается «красным словцом» расправиться с «родным отцом». Соратники должны помнить, что при очередном развороте «Артиста» на 180 политических градусов (при сиюминутной потребности или перемене глобальной ориентации) их тоже не минует чаша сия. Яркий пример — лидер ЛДПР В. Жириновский.

Компулъсивный стиль. В личностном профиле — почти навязчивое (компульсивное) стремление все сделать наилучшим образом (так называемый синдром отличника), независимо от наличия времени и поставленных задач. Отсюда — недостаток легкости, раскрепощенности, гибкости в поведении. «Отличник» не способен к спонтанным действиям, он с трудом расслабляется. При знакомстве с когнитивными характеристиками этого стиля становятся понятны многие конфликтные ситуации, возникающие в коридорах власти. «Отличник» чрезмерно озабочен деталями. Он мелочен, скрупулезен, догматически подходит к инструкциям и параграфам. Но это не обязательно зарвавшийся, косный бюрократ. Это может быть честный человек — скажем, принципиальный политик, трудолюбивый чиновник. Опасности и изъяны такого стиля, не столь заметные в повседневной жизни, ярко проявляются в экстремальных ситуациях с постоянно меняющимися условиями деятельности. «Отличники» в таких ситуациях испытывают дискомфорт. Любые отклонения от тщательно спланированной деятельности для них болезненны. Допущенная ошибка или боязнь не справиться с задачей могут вызвать сомнения, панику, депрессию. Они неуклонно придерживаются однажды сформулированных принципов. Зачастую, для психологической самозащиты, они образуют «когорту несгибаемых», неспособных «поступаться принципами» или, хотя бы, пойти на мелкие уступки в формулировках, на компромисс в отношениях с политическим оппонентом. Такие политики — надежда и опора ведущих лидеров в жестокой политической схватке. Однако и они могут («из лучших побуждений») внезапно сменить курс. И тогда «нет ревностнее католика, чем бывший протестант».

Депрессивный стиль. Политик депрессивного стиля обычно ищет, к кому бы присоединиться, чтобы быть застрахованным от неудач и получить помощь. Наиболее точное название — «Сподвижник». Он восхищается другими лидерами, идеализирует отдельных людей и политические движения. Часто «Сподвижники» могут быть крайне консервативными и мало активными. Как правило, они плетутся в хвосте событий. Их суждения и прогнозы крайне пессимистичны: сегодня «развалится команда», завтра «рухнет экономика», а послезавтра «начнется гражданская война». Отдадим им, однако, должное: в условиях России они часто бывали недалеки от истины.

Шизоидный стиль. Во многом этот стиль близок к предыдущему. Но здесь самоустранение, уход от участия в конкретных событиях носят более отчетливый характер. У политиков такого стиля нет даже желания присоединяться к кому-либо. Лучшее определение для личностного профиля шизоидного стиля — «Одиночка». Такие политики часто занимают позицию сторонних наблюдателей.

Заключение.

В данной работе освещены основные концепции политического лидерства, наиболее значимые определения и типологии.

Подводя итог вышесказанного можно сказать, что все темы, составляющие курс политологии, связаны с проблемами политической власти. Для одних из них эта связь очень тесная и непосредственная, тогда как для других она имеет опосредованный характер. Политическое лидерство относится к первой группе. Его изучение конкретизирует и углубляет наши знания о политической власти. И по своей сущности, и по форме политическое лидерство есть проявление власти и властных отношений. Властные функции и полномочия осуществляются конкретными лицами - политическими лидерами. Механизм реализации политической власти не может действовать без главного действующего лица - политического лидера, который занимает центральное место во властных отношениях. Политическое лидерство в развернутой форме раскрывает сущность реального механизма осуществления политики в обществе.

. Как власть потому что оно состоит из способности одного лица, находящегося “на вершине”, заставлять других делать то позитивное или негативное, что они не делали бы и могли бы не делать вообще.

Также можно отметить некоторые другие требования, которые надо предъявлять к политическому лидеру:

-лидер должен выступать носителем новых идей;

-лидер и его окружение должны соответствовать требованиям времени;

-возраст не должен быть преградой для реального лидера;

-лидер должен точно отражать настроение народа.

Все это обусловлено тем, что лидерство - это не новый стиль руководства, а способ организации власти в, гражданском обществе с развитым политическим сознанием всех или большинства его социальных слоев. Такое общество возникло сравнительно недавно, либо еще только складывается, и то пока не везде. Но это перспектива и необходимость истории и политики. Члены гражданского общества - мыслящие участники политической жизни, поэтому они имеют возможность сознательно выбирать себе лидера. Поведение же лидера должно убеждать их в том, что его действия правильны и выгодны, а не продиктованы своекорыстием или властолюбием. Общество со своей стороны не может манипулировать лидером. Социальное и политическое партнерство, взаимопонимание лидера и его приверженцев - основа новой современной политики.

В то же время, очевидно, что политический лидер может опираться на ту или иную организацию, будь то партия, союз, ассоциация и т.д. Лидер должен опираться на решающие звенья политической системы, иначе невозможно его продвижение по политической лестнице до самых ее высот. Но в тоже время сама политическая система не должна зависеть от личных качеств политического лидера, его слабостей и достоинств. Иначе эта система не будет демократичной, а, скорее всего будет прообразом будущей диктатуры. Все политические формирования, институты, и, прежде всего, государственные, призваны во-время пресекать негативные устремления тех или иных деятелей, а, в случае необходимости - заменять их новыми руководителями, отвечающим потребностям общества, требованиям законов и нравственности.

Список использованной литературы

1. Андреева Г.М. Социальная психология. М., 2000.

2. Бирюков С.В., Ивлев С.В. Политология, учебное пособие, КТИПП, 1997

3. Бакунин М. А. Философия. Социология. Политика. М., 1989.

4. Блондель Ж. Политическое лидерство. М., 1992.

5. Вебер М. Избранные произведения. М., 1991.

6. Восленский М. Номенклатура // Новый мир. 1990. № 6.

7. Демидов А.И., Федосеев А.А. Основы политологии. М., 1995.

8. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М., 1996.

9. Дубов И.Г., Пантелеева С.Р. Восприятие личности политического лидера // Политический журнал. 1992. № 6.

10. Иванов В. Политическая психология. М., 1990.

11. Ильин М.В., Коваль Б.И. Личность в политике: кто играет короля // Полис. 1991. № 6.

12. Историй политических и правовых учений: Учебник. М., 1988.

13. Мельник В.А Политология:Учеб.2еизд.,перераб.идоп.Мн.:Выш,шк.,1997.

14. Политическая социология. Отв. Ред. Г.П. Сопов. Ростов н/Д, 1997.

15. Политический словарь. М., 1994.

16. Политология. Под ред. Г.В. Полуниной. М., 1998.

17. Такер Р. Политическая культура и лидерство в Советской России: от Ленина до Горбачева // США: экономика, политика, идеология. 1989. № 1.

18. Удальцова М.В. Социология управления. М., 1998.

19. Философский словарь. Под ред. И.Т. Фролова. М., 1986


[1] Тард Г. Мнение и толпа // Психология толп. — М.: Институт психологии РАН; Издательство КСП+, 1999

[2] Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. М., 1995.

[3] Политология: Учебник для вузов / М., 2002. С. 342

[4] Абашкина Е. Косолапова Ю. О теориях лидерства в современной политической психологии // США: экономика, политика, идеология. – 1993. - №4.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий