регистрация / вход

Политика и нравственность 2

ПЛАН Введение 3 ГЛАВА 1. НРАВСТВЕННОСТЬ В МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ 4 1.1. Отношение политики и нравственности 4 1.2. Общечеловеческие ценности 5 ГЛАВА 2. НРАВСТВЕННАЯ СОЛИДАРНОСТЬ 10

ПЛАН

Введение 3

ГЛАВА 1. НРАВСТВЕННОСТЬ В МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ 4

1.1. Отношение политики и нравственности 4

1.2. Общечеловеческие ценности 5

ГЛАВА 2. НРАВСТВЕННАЯ СОЛИДАРНОСТЬ 10

Заключение 17

Список использованной литературы 18

Введение

«Политика грязное дело: за и против» – такова тема моего реферата. Я рассмотрю основные вопросы, связанные с этой темой, а именно связь политики и нравственности. В первой главе будет рассмотрена нравственность в мировой политике, отношение политики и нравственности и общечеловеческие ценности; во второй главе – нравственная солидарность. Эта тема является актуальной, потому что вопрос нравственности интересовал человечество всегда, а вопрос соотношения политики и нравственности тем более интересен. Политика определяет нашу жизнь. В последнее время, а особенно сейчас – перед выборами, политическая активность граждан возросла, это так же определяет интерес к этой теме. Исследованием в данной области занимается этика власти. Этика власти занимается исследованием места морали в системе властных отношений, в деятельности правителей и органов власти, теоретически обосновывает необходимость и важность нравственного поведения властей, дополняющего и развивающего их приверженность нормам права, вырабатывает соответствующие рекомендации для властной практики. Как показывает исторический опыт, этика в поведении и действиях властей всегда оставалась узким местом, страдала изъянами. Их преодолению должно послужить формирование демократического, правового государства XXI века. В этом смысле у понятия "этика" большое будущее.

ГЛАВА 1. НРАВСТВЕННОСТЬ В МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ

1.1.Отношение политики и нравственности

Людям всегда, во все времена их сознательной истории было свойственно задаваться вопросом, нравственны ли, справедливы ли те или иные их поступки и действия. Правыми оказывались во многих случаях именно те, кто судил «по совести, по справедливости», кто подобно В. Г. Белинскому «не хотел счастья и даром», если не мог быть спокойным насчет каждого из своих братьев по человечеству. Человек жив не хлебом единым и даже не современными материальными благами, а более всего правдой и совестью, справедливостью и свободой, нравственностью и гуманизмом — эта мысль пронизывала всю работу состоявшегося в феврале текущего года Пленума Центрального Комитета КПСС. С давних пор определилась главная особенность воздействия морально-нравственного фактора на ход событий и на суждения людей. Оно строилось на устойчивых общественных оценках и эмоциях, одобряющих или осуждающих те или иные действия. Сфера международных, межгосударственных отношений при всей ее специфике подобно другим областям человеческой деятельности, несомненно, испытывала на себе силу общественного мнения. Уже на заре нашей эры естественная потребность людей в мире, безопасности, усталость от войн и разрушений находили выражение в таких моральных в своей первооснове императивах Евангелия, как «блаженны миротворцы», «на земле мир, в человеках благоволение». Ближе к нашим дням, на рубеже XV и XVI веков, представители испанской школы международного права доминиканец Ф. де Виториа и иезуит Ф. Суарес ввели в оборот концепцию политико-морального единства человечества, основанного на принципах любви и сострадания. Нравственным, моральным факторам в сфере регулирования международных отношений отдавали предпочтение такие крупные мыслители нового времени, как И. Бентам и особенно И. Кант—автор теории «вечного мира» и организованного пацифизма. В русле морально-нравственных, этических поисков мировой справедливости лежат идеалы «всецелости, всепримиримости. Бесчеловечности» Ф. М. Достоевского, включая его знаменитую формулу «красота спасет мир». Морально-этические подходы к вопросам внешней политики четко прослеживаются в марксистской традиции. В 1864 году в Учредительном Манифесте Международного Товарищества Рабочих К. Маркс призывал «добиваться того, чтобы простые законы нравственности и справедливости, которыми должны руководствоваться в своих взаимоотношениях частные лица, стали высшими законами и в отношениях между народами». Однако отнюдь не общечеловеческое содержание морально-нравственных норм до сих пор определяло положение дел в мире, поведение классовых сил и различных государств. Только с того момента, когда Ф. М. Достоевским была высказана его замечательная и по высшим морально-этическим понятиям справедливая мысль о красоте, спасающей мир, в мире бушевал пожар почти сотни различных войн, включая две мировые, в ходе которых было убито и искалечено более 100 миллионов человек. И это, не считая жертв колониального разбоя, преступлений геноцида, массовых репрессий в различных странах. А на пороге третьего тысячелетия «человек разумный», своими руками создавший материальные предпосылки для собственного уничтожения, по сути дела, сам себя вписал в «красную книгу» тех видов живых существ на Земле, которые находятся под угрозой вымирания. Таков трагический разлад между высочайшими интеллектуальными возможностями людей, достигнутым ими уровнем научно-технического прогресса и серьезными морально-нравственными сбоями в системе самосохранения человечества, реальностью угрозы исчезновения земной цивилизации. Знания, уровень просвещенности еще не делают жизнь людей более безопасной, счастливой и нравственной,— об этом, конечно, догадывались и раньше. Не этот ли парадокс вызвал печальное восклицание великого русского историографа Н. М. Карамзина: «Век просвещения! Я не узнаю тебя—в крови и пламени не узнаю тебя!»? Однако то пламя, которое грозит возникнуть в результате глобального ядерного конфликта, если от него не уберечься общими усилиями, поглотит и нашу цивилизацию, и все живое на Земле.

1.2. Общечеловеческие ценности

Для понимания того, как в современных условиях проявляют себя в мировой политике нравственные и духовные факторы, исключительно важное значение имеет принцип деидеологизации межгосударственных отношений, выдвинутый и обоснованный в книге М. С. Горбачева «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира». Этот принцип конкретизирует ленинскую мысль о приоритете общечеловеческих ценностей применительно к властному велению современности — объединению усилий человечества ради своего самосохранения. Реализация этого принципа открывает путь к тому, чтобы в мировых делах восторжествовал, по емкому определению министра иностранных дел СССР Э. А. Шеварднадзе, «высший нравственный закон», а человечество, наконец, приблизилось к решению той задачи, о которой прежде трудно было даже мечтать,— к преодолению отторжения политики от общечеловеческих норм нравственности. В беспрецедентных для нашей цивилизации условиях выбора между жизнью и смертью нравственный и духовный факторы обретают новое измерение. Освобождаясь от геополитических, исторических, социально-экономических, а также классовых ограничителей, они в большей мере раскрывают свое общечеловеческое содержание и действием своих специфических механизмов подкрепляют главный для рода людского инстинкт — инстинкт выживания. В наиболее полной форме морально-нравственные начала проявляют себя и на национальном, и на международном уровнях в сложных, во многом еще не осознанных процессах возникновения и обострения глобальных проблем. Как бы ни разнились между собой эти проблемы -начиная с угрозы ядерного самоуничтожения и вплоть до опасности экологической катастрофы, от чреватого социальным взрывом раскола между развитыми и развивающимися странами до критического состояния источников энергии земной цивилизации, всех их объединяют не только научно-технические, социально-экономические, но и морально-этические факторы. И это, разумеется, не случайно. Специфика глобальных проблем такова, что их решение жизненно важно для судеб всей нашей цивилизации, ко вместе с тем его нельзя найти в одиночку, без мобилизации всех человеческих ресурсов, в том числе,, конечно, и нравственных. Поэтому нельзя не согласиться с мнением президента «Всемирного фонда дикой природы», участника Московского форума «За безъядерный мир, за выживание человечества» Ф. Геквада, который назвал нравственность лучшим мостом для того, чтобы люди, несмотря на разделяющие их границы, мировоззренческие концепции, верования, политические взгляды и предубеждения, осознали себя единым человечеством. Наибольшую морально-нравственную нагрузку несет сейчас проблема сохранения мира, предотвращения ядерной катастрофы. Реальная угроза уничтожения цивилизации, лишив людей гарантированного будущего, разорвала ту «связь времен», которая всегда была основой для любых морально-нравственных построений в доядерные времена. Ныне до четкой границы сузилось поле этико-философских поисков водораздела между добром и злом. То, что способствует выживанию человечества или ведет к его истреблению,— такова сегодня высшая морально-нравственная альтернатива. Утверждение основополагающего принципа выживания человечества откроет новые пути в направлении гуманизации международных отношений, ярче и полнее высветит человеческие измерения проблемы сохранения мира и создания надежной системы всеобъемлющей безопасности. Оно будет способствовать и укреплению морально-нравственного отпора тому духовному обману, к которому прибегают ныне силы милитаризма, изображая сохранение ядерного оружия, создание СОИ, культивирование доктрины «ядерного устрашения» и т. п. средством «сдерживания» потенциального противника, предотвращения ядерной войны. Только мир перевернутых моральных ценностей может питать разрушительные усилия тех, кто подобно ведьмам из шекспировского «Макбета» пытается заклинать людей, что «прекрасное — это гнусное, гнусное — прекрасное». Стоит задуматься и о другом. Сохранение международной напряженности, гонки вооружений, а тем более ее расширение, придание ей нового технологического характера не только накладывают на человечество все более тяжкое бремя военных расходов, препятствуют решению важнейших проблем слаборазвитости и культурной отсталости многих стран. Они чреваты деформацией морально-нравственной стороны деятельности людей в самых различных областях, угрозой искривления их психики. Состояние нравственного аспекта человеческой психики имеет прямое отношение к такой актуальнейшей для нашего времени проблеме, как неконтролируемое и непредвиденное развитие ситуаций, включая случайное возникновение ядерного конфликта. С одной стороны, общепризнанна невозможность создания любой, надежной на сто процентов оборонительной системы, а с другой -ослабление у людей чувства нравственного выбора может еще более снизить надежность таких систем либо вообще извратить заложенную в них программу. А разве не связана с кругом морально-нравственных понятий такая особенность многих компонентов ядерного оружия, как их способность действовать самостоятельно, без вмешательства и контроля человека, вплоть до принятия таких компьютерных решений, которые могут ввергнуть человечество в бездну ядерной войны практически за его спиной? С нравственной точки зрения антигуманизм, аморальность передачи машинам права распоряжаться судьбой человечества состоят уже в том, что каждая из таких «думающих» машин не только свободна от всяких ограничений, но и обладает такими электронными возможностями, которые значительно опережают способности человеческого интеллекта (как тут не вспомнить презрительное ницшеанское «человеческое, слишком человеческое»?). Ученые убедительно предупредили человечество о том, что его ждет после наступления «ядерной зимы», вызванной массированным применением ядерного оружия. Сегодня хорошо известно и о принципиальной ненадежности систем автоматического управления, которым поручается не только исполнение, но и принятие решений. И все же складывается впечатление, что проблема зависимости судеб человечества от власти машин оценивается преимущественно по количественным, технологическим показателям. Человеческому разуму иногда трудно осознать в полном объеме и со всеми возможными последствиями явления по своей сути иррациональные, стоящие «по ту сторону добра и зла», а угроза ядерного всесожжения («holocaust»), несомненно, относится к их числу. Приведем описание бунта машин, которые вышли из-под контроля человека, принадлежащее перу замечательного советского писателя Л. М. Леонова: «Тем временем оставленные без присмотра мощные механизмы, запрограммированные на высшие зверства и со специальной настройкой на живое тепло, хлебный запах и детский плач, вышли наружу из подземных засвинцованных казематов обрушиться по тылам своих наконец-то оскользнувшихся властелинов, чьи покинутые города оказались для них не прочнее яичной скорлупы». Так «алгебра» точных научных выводов выверяется «нравственной гармонией». И сразу осязаемее становятся масштабы угрозы цивилизации и степень морального вызова человечеству. Сегодня, как никогда, наука и нравственность должны дать единый ответ на вопрос о путях, на которые человечество ни в коем случае не должно ступать. Объективная потребность в усилении регулирующей роли морально-нравственных начал все настойчивее проявляет себя и в отношении к глобальной экологической проблеме. Если ядерная пропасть является сегодня потенциальной ловушкой для цивилизации, то в экологический тупик человечество уже реально начало втягиваться. Этому, прежде всего, способствует сама наша производственная деятельность, превращающая научно-технический прогресс в разрушителя природы. Бесспорно, в предотвращении дальнейшей деградации среды основную роль будут играть экономические и социальные рычаги, включая широкое использование процессов безотходного производства, внедрение ресурсе- и энергосберегающей технологии, усиление борьбы с голодом, болезнями, нищетой, неграмотностью. Но без действенных нравственных ограничителей, без Глубоких экологических знаний, включающих в себя морально-этическое понимание экологической проблемы, человечеству вряд ли удастся построить свои взаимоотношения с природой на разумной, а следовательно, нравственной основе. Моральные аспекты экологической проблемы становятся еще более тревожными из-за нарастающей угрозы генетического загрязнения планеты и связанной с этим опасности изменения в генетическом аппарате растений, животных и людей. По существу, морально-нравственный подход к глобальным, общемировым проблемам только начинает формироваться. Во многом это объясняется тем, что целостное восприятие глобальной проблематики во всей масштабности и сложности внутренних диалектических взаимодействий еще не стало неотъемлемой составной частью мышления современного человека, компонентом общечеловеческой культуры. В, контексте реализации этой крупнейшей задачи по-новому выглядит проблема самого человека, человеческого фактора. Многое, безусловно, будет зависеть от того, как будет складываться процесс восприятия людьми политических и социальных изменений, происходящих в мире, последствий научно-технической революции, обострения самих глобальных проблем, от того, как все это преломляется в сознании людей, на каких путях они ищут смысл жизни, решение моральных и нравственных задач. На эмоциональном уровне чувств, побуждений, склонностей в нравственном восприятии людьми остроты глобальных проблем, особенно под углом зрения угрозы ядерной или экологической катастрофы, несомненно, сказываются такие глубинные черты человеческой психики, как стремление к избавлению от психологического и душевного напряжения, потребность в безопасности и свободе от страха, боязнь оказаться одиноким и беспомощным в потенциально враждебном мире. С морально-нравственными аспектами глобальных общемировых проблем неразрывно связан происходящий сейчас в мире процесс информатизации. Создание масштабных, вплоть до охвата всего мира, систем обработки и передачи информации на основе электронных вычислительных машин и средств связи может значительно ускорить осуществление прогноза выдающегося советского ученого В. И. Вернадского о переходе биосферы в сферу разума-ноосферу. С научной точки зрения предсказуемо и вполне реально создание мировой компьютерной сети, благодаря которой миллионы людей будут вооружены практически всей наличной информацией человечества и окажутся в состоянии мгновенно связаться друг с другом. Такое качественно новое образование («гиперинтеллект») может, по оценкам специалистов, уже в ближайшей перспективе привести к серьезным сдвигам в социально-экономической области, а также оказать воздействие на морально-нравственные аспекты поведения человека, в первую очередь в его взаимоотношениях с природой.

ГЛАВА 2. НРАВСТВЕННАЯ СОЛИДАРНОСТЬ

С возрастанием в международных делах роли морально-этического фактора, духовной и политической активизации самых широких слоев мировой общественности возникает настоятельная необходимость уяснить действие самого механизма формирования международной нравственности, равно как и его обратного воздействия на политику. И в этой связи требуют углубленного прочтения слова Ф. Энгельса из письма Францу Мерингу о необходимости в полной мере учитывать политические, правовые и прочие идеологические представления людей, включая возможность их самостоятельного воздействия на историческое развитие, окружающую среду. Веру же в нравственные, то есть общественные, идеалы он в своей работе «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» прямо относил к тем «идеальным силам», которые побуждают человека к деятельности. Для понимания путей воздействия нравственности на социальные явления не менее важно и то, что нравственные нормы как явления. В этом смысле представляются весьма перспективными трактовка учения В. И. Вернадского о ноосфере как особом состоянии биосферы и человеческого общества, предложенная академиком Н. Н. Моисеевым, а также его соображения об использовании русского философского наследия XIX века, включая идею Н. Ф. Федорова об «общем деле», для поисков цельной основы взаимодействия человека и природы на новом витке их совместного развития общественной жизни, в отличие от законов природы, проявляют себя не автоматически, а лишь как тенденции (объективные или субъективные) поведения людей. В этом смысле нравственное — это всегда действительное, а следовательно, и разумное. Реальности наших дней, в первую очередь глобальный характер проблем, вставших сегодня перед миром, требуют по-новому подойти и к таким вопросам, как взаимосвязь в международных рамках нравственности с правами человека, гуманизмом, справедливостью и демократией, диалектикой общечеловеческих и классовых ценностей. Мы уже сегодня являемся свидетелями того, что представления мирового общественного мнения о таких, к примеру, проблемах, как выживание человечества, угроза экологической катастрофы и др., неожиданно быстро приобретают характер своего рода моральных требований, начинающих определять поведение множества людей. Для понимания методологии этого, безусловно, перспективного процесса, отражающего в том числе и стихийную инициативу «глубинки» мирового сообщества, представляется очень важной ленинская мысль из статьи «О кооперации». Анализируя становление кооперативного движения, В. И. Ленин подчеркивал: «...многое из того, что было фантастического, даже романтического, даже пошлого в мечтаниях старых кооператоров, становится самой неподкрашенной действительностью». Эта мысль В. И. Ленина, свидетельствующая о присущем ему умении чутко реагировать на общественные процессы, особенно важна сейчас, в условиях активизирующегося диалога самых различных людей, представляющих разные нации, культуры и интеллектуальные традиции, стоящих на различных идеологических позициях, но объединенных заботой о сохранении цивилизации в ядерный век. То, что еще вчера выглядело как утопия, мечтания филантропов, оторванные от «реальной» жизни прогнозы ученых, лежащие далеко в стороне от наезженного тракта международной жизни, на наших глазах облекается в плоть конкретных выступлений общественности, начинает влиять на формирование нового морального облика мира. Тем более, что требования морали в современной мировой политике только опосредованно связаны с официальной внешнеполитической деятельностью государств или международных организаций. Эффективность морально-нравственных норм в наибольшей степени обеспечивается через развитую систему форм и методов духовного воздействия и общественных оценок. Этот механизм нравственного регулирования, с другой стороны, развивается вместе с ходом объективных процессов, идущих в мире, прежде всего в неразрывной связи с утверждением в самых различных политических и общественных кругах нового политического мышления с его общечеловеческими критериями, ориентацией на разум, гуманизм, открытость, человеческое достоинство. Окружающий нас мир многообразен, его общественную мозаику формируют силы самых разных политических, социальных, философских и религиозных убеждений. Поэтому нужен верный как политический, так и нравственный, духовный компас, чтобы, преодолев привычные схемы и стереотипы мышления, выйти на свободный от конфронтации диалог в целях выработки новой философии жизни, философии действий ради сохранения неповторимой земной цивилизации. Процесс формирования ненасильственного, безъядерного мира, устранения существующих сегодня недоверия, напряженности и враждебности в немалой степени будет зависеть от широты участия в нем самых различных общественных и политических сил. Общая тревога в связи с ядерной угрозой — это то, что объединяет всех людей, независимо от того, какую идеологию они разделяют и какую веру исповедуют. И нравственные нормы, которые лежат в основе цивилизованных отношений между людьми, забота о сохранении самого рода людского у атеистов и верующих, в том числе у марксистов и христиан, во многом перекликаются. Различия же, как представляется, не столько в самих идеалах, сколько в их философском и гносеологическом происхождении. Однако такие различия, вполне естественные и объяснимые, не могут и не должны служить препятствием для совместных действий, направленных против военной угрозы, на укрепление потенциала мира, разума и доброй воли, защиту общечеловеческих духовных ценностей. В преобразовании современных международных реалий в суждения морально-нравственного, духовного порядка особая роль, естественно, принадлежит международной научной и творческой интеллигенции, ее союзам и организациям. Именно эта часть мирового общественного мнения, даже будучи разделенной в идеологическом и социально-политическом отношении, наиболее полно и четко, в эмоционально доходчивой форме воспринимает то общее, что характерно сегодня для мирового сознания, цивилизации в целом,— их обусловленность решением проблемы выживания, предотвращения ядерной или экологической катастрофы, Отсюда уникальность и незаменимость того вклада, который научная и творческая интеллигенция, в первую очередь высшие интеллектуальные авторитеты мира, может внести в формирование взглядов и вкусов, нравственных представлений как нынешнего, так и будущих поколений, а в конечном счете в обогащение духовного и этического потенциала мировой политики. Осознание мировой художественной и научной интеллигенцией новой нравственности, духовной и социальной роли гуманитарных и естественных наук, литературы и искусства смело, в новых нетрадиционных формах проявляется в деятельности таких осуществленных в нашей стране крупных международных общественных инициатив, как создание фонда «За выживание и развитие человечества», «Иссык-Кульского форума». Только неправительственных международных общественных организаций научного, культурного и гуманитарного характера сегодня в мире около 1,5 тысячи. И каждая из них может по-своему помочь утверждению нового политического мышления, новой морали, отвечающей устремлениям человечества, такой нравственной атмосферы, при которой гонка вооружений, конфронтация, нагнетание военной опасности, милитаризация общества и общественного сознания будут восприниматься как вызов самой нашей цивилизации, как покушение на основное право человека — право на жизнь. Пробуждение нравственных представлений об ответственности людей, каждого отдельного человека за прошлое, настоящее и будущее Земли тесно связано с активизацией широкого движения в защиту культурного достояния человечества, которому угрожает не только ядерный конфликт, но и так называемая «массовая культура» с ее разгулом насилия и порнографии, потоком примитивных чувств и мелких мыслей. Новой, эффективной формой продвижения в сознании людей общечеловеческих ценностей, морально-нравственных начал может стать проведение в рамках деятельности ЮНЕСКО Всемирного десятилетия развития культуры (1988—1997 годы). Механизм Десятилетия, в котором примут участие более 150 различных стран, включая Советский Союз, другие социалистические государства, дает реальные возможности для утверждения в мире культуры и культурной самобытности, стремления народов предотвратить размывание их культурных и нравственных ценностей, для того, чтобы направить богатейший духовный потенциал современности на упрочение гуманитарного взаимодействия всех стран и народов. Под воздействием выработанных обществом нравственных представлений каждый отдельно взятый человек может определять и способ своего нравственного поведения. При всех особенностях сферы мировой политики этот вывод относится и к ней. Естественно, что способ нравственного поведения в данном случае еще больше зависит не только от личности, но и от общей ситуации в мире. В целом сейчас складывается более благоприятная политическая обстановка, выявилась перспектива изменений мирового развития в лучшую сторону. Это открывает возможности и для более полного нравственного самовыражения человека, и для лучшего восприятия людьми требований международной морали. Разумеется, это сложный и многоплановый процесс, главное же в нем — переход от собственных моральных суждений и оценок к соответствующему нравственному поведению, к конкретным действиям и поступкам. Такой переход во многом будет ускорен, если в сознании людей, в их поведенческой психологии окрепнут новые, на этот раз позитивные образы мышления и морали, основанные на глубоком отвращении к войне, проникнутые светлыми чувствами альтруизма, любви к человечеству, искренним историческим оптимизмом. Но автоматически становление новых норм нравственности, естественно, не может произойти. Если, как записано в Уставе ЮНЕСКО, мысли о войне возникают в умах людей, то укоренение в их сознании идей защиты мира должно постоянно поддерживаться и поощряться. Сказанное в полной мере относится и к необходимости избавляться от пагубных стереотипов, от тенденции рассматривать то или иное государство как потенциального противника, добиваться того, чтобы «образ врага» в международных отношениях окончательно уступил место «образу партнера». Тем самым создалась бы новая морально-психологическая атмосфера, благоприятная и для гармонического развития цивилизации, и для решения глобальной проблемы выживания человечества. Без мобилизации всех возможностей, всего потенциала духовного, нравственного потенциала человека этой задачи не решить. Далеко не случайно сразу по окончании второй мировой войны, когда еще не остыли руины разрушенных городов и деревень и не осел пепел Хиросимы и Нагасаки, в Устав ЮНЕСКО были вписаны слова, со временем приобретавшие все более пророческий смысл: «Мир, основанный лишь на экономических и политических соглашениях правительств, не сможет завоевать единодушной, прочной и искренней поддержки народов; он должен базироваться на интеллектуальной и нравственной солидарности человечества». В формировании нравственной картины современного мира огромная роль принадлежит Советскому Союзу, курсу нашей страны на революционное очищение и возрождение, нашим внешнеполитическим инициативам по капитальному, в том числе морально-нравственному, оздоровлению мировой обстановки. В призывах и конкретных действиях советского руководства, направленных на построение безъядерного, подлинно безопасного мира, на создание прочной ткани широкого международного сотрудничества, политические и нравственные начала слиты в сплав такой высокой пробы, какой отличаются лишь документы, знаменующие собой переломные рубежи истории. В памяти людей такими остались воззвания Великой французской революции, ленинские декреты Октября. В основе новаторских советских инициатив — не отвлеченные мечты об общечеловеческом счастье и не утопические иллюзии о справедливости. Все они строятся на реальном гуманизме, научно выверенных перспективах общественного развития, на опыте социалистического развития Советской страны, а также на той революционной страсти, без которой, по словам Гегеля, ничто великое в мире не совершается. Главный вывод нового политического мышления — ядерная война не может быть средством достижения политических, экономических, идеологических, каких бы то ни было целей — представляет собой не только коренной разрыв со всеми бытовавшими ранее политическими и военно-стратегическими представлениями о войне и мире. Новое политическое мышление вскрывает и морально-этическую суть создавшегося ядерного тупика. Тем самым политическая характеристика во много крат усиливается нравственной: ядерное оружие аморально, бесчеловечно по своей сути. Его существованию нет оправданий—ни в религии, ни в общественно-политических учениях, ни в самой жизни. Подписание в Вашингтоне Договора по РСД — РМД, достигнутая в принципе договоренность о соглашении по стратегическим наступательным вооружениям и по Договору по ПРО, а также по другим разоруженческим направлениям не только кладут практическое начало строительству мира без ядерного оружия. Начался реальный процесс и морального, нравственного оздоровления мира. На утверждение морально-нравственных начал в мировой политике все активнее работает выдвинутая СССР концепция всеобъемлющей системы международной безопасности, выражающая в концентрированном виде наряду со сводом принципов нового политического мышления нормы поведения государств на международной арене. Огромный нравственный заряд несет уже тот факт, что задача сохранения цивилизации ставится в этой концепции выше блоковых, национальных и других интересов, политических, экономических и иных разногласий. Это означает превращение мирного сосуществования не только в универсальную норму международной жизни, но и в нравственное правило, которое, укрепившись в сознании людей, стало бы одним из регуляторов поведения человечества в целом. Тем самым было бы ускорено построение такого нового международного порядка, при котором господствовала бы не военная сила, а добрососедство и сотрудничество, происходил бы широкий обмен духовными ценностями п.а пользу всех народов. Древние формулы воинской доблести — вроде предупреждений загодя врагам «иду на вы» — в ядерно-космический век теряют свой первородный благородный смысл. Сегодня моральным является выбор в пользу сдержанности и самоограничения в вооружениях, отказа от попыток использовать вооруженные силы в наступательных целях. Быть может, стоило бы уже сейчас задуматься об особой роли нравственных тормозов в будущем безъядерном мире, в частности о создании и моральных преград на случай нарушения соглашений о ликвидации ядерного оружия, включая использование науки в целях, угрожающих человечеству. Нравственность всегда входила в круг понятий гуманизма с его уважением достоинства и прав человека, его ценности как личности, заботой о благе людей, их всестороннем развитии, созданием благоприятных для них условий общественной жизни. Выдвигаемые СССР конкретные предложения о развертывании широкого международного сотрудничества в гуманитарной и интеллектуальной областях продиктованы заботой о достижении великих целей — очищения разума и души человека от всех видов социального зла, защиты и развития подлинных достижений культуры, предотвращения ее деградации. А разве не упрочению нравственных начал в мире служат советские предложения о сотрудничестве в гуманитарной области, включая создание всемирной информационной программы под эгидой ООН в целях распространения идей мира, взаимного ознакомления народов с жизнью друг друга, освобождения потоков информации от всякого рода предвзятостей, предрассудков? Или предложение о создании под эгидой ООН всемирного консультативного совета, куда вошли бы крупные ученые, политические и общественные деятели, представители международных общественных организаций, деятели культуры, литературы, искусства, представители церкви? Конкретные политические и военно-технические параметры обсуждавшихся на вашингтонской встрече проблем еще больше оттенили обращения советского руководителя и президента США к мудрости поэтов и литераторов, размышлениям философов и ученых. Эта сверка с духовным, нравственным опытом народов органически вошла в ткань переговоров и бесед, а не служила неким традиционным украшением речей. Миру еще более открылись, духовные корни общих политических забот руководителей двух стран. И эти корни, при всех различиях обоих государств, оказались во многом сходными. Новое мышление помогло увидеть то, что раньше ускользало от нашего взгляда,— разные пути политического, социального и исторического развития народов не преуменьшают значение общечеловеческих ценностей, в том числе нравственных, а, напротив, на нынешнем, переломном рубеже они придают им особое, качественно новое звучание. Не будет преувеличением сказать, что становление новой нравственной атмосферы в мире во многом будет зависеть от Советского Союза и Соединенных Штатов, от той ответственности, политической и морально-нравственной, с которой они будут подходить к процессам современной эпохи, ко всем мировым реалиям, включая главную— право народов строить жизнь по-своему, без вмешательства извне. У нравственности, как известно, нет и не может быть двух измерений. Но верно и другое. Кому много дано, с того много и спросится. Сама логика развития событий в мире лучше любых философских построений подводит ныне СССР и США к осознанию того, что самая эффективная, самая действенная политика—это та, которая строится на нравственных устоях, в полной мере учитывает общечеловеческие интересы.

Заключение

В качестве вывода можно отметить следующее. Сегодня люди пытаются представить себе облик третьего тысячелетия, которое только началось. Каким он будет, во многом зависит от заделов наших дней, в том числе от того, насколько удастся активизировать гуманитарный потенциал, настроить его на выработку такой программы действий народов и государств, которая повсеместно утверждала бы концепцию приоритета общечеловеческих ценностей, сближения культур и ценностных систем различных стран на основе принципов выживания человечества, терпимости к непривычному, внедрения в сознание людей чувства единства и целостности нашей цивилизации. Тем самым приблизилось бы решение проблемы, над которой издавна бились лучшие умы человечества,— создания невоенных гарантий безопасности для всех без исключения государств и народов на основе соблюдения в их отношениях высших нравственных норм справедливости и цивилизованного взаимообщения.

Список использованной литературы:

1. Белов Г.А. Политология. Учебное пособие. М., 1998

2. Денисов А.И. Теория государства и права. М., 1998.

3. Основы политологии. Краткий словарь терминов и понятий. - М., Общество "Знание", 1993.

4. Политология. Энциклопедический словарь. М., 1993

5. Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. М., 1996.

6. Цыганков А.П. современные политические режимы: структура, типология, динамика

7. Шаран П. Сравнительная политология. М., 1992.

8. Шикунов В.Г. Политология. Учебно-методическое пособие. М., 1996

http://duplom.ru/search/?q=%EF%EE%EB%E8%F2%E8%EA%E0+%E8+%ED%F0%E0%E2%F1%F2%E2%E5%ED%ED%EE%F1%F2%FC&where=

http://www.gumfak.ru/polit.shtml

http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Pugach/index.php

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий