Роблемы правового регулирования лоббистской деятельности в условиях современного российского о

Федеральное агентство по образованию Тульский государственный университет Кафедра социологии и политологии Контрольно-курсовая работа по дисциплине «Связи с общественностью»

Федеральное агентство по образованию

Тульский государственный университет

Кафедра социологии и политологии

Контрольно-курсовая работа

по дисциплине «Связи с общественностью»

Проблемы правового регулирования лоббистской деятельности

в условиях современного российского общества

Студентка гр. 820461 Киселёва Н. Е.

Научный руководитель: канд. полит. наук,

доц. Лаврикова А. А.

Тула 2009


СОДЕРЖАНИЕ

Введение………………………………………………………………………3

1. Формы функционирования лоббистской деятельности в полити-

ческих институтах современного российского общества…………………….6

1.1. Прямые формы лоббистской деятельности………………………….6

1.2. Непрямые формы лоббизма………………………………………….10

2. Правовое регулирование лоббистской деятельности как механизма

согласования интересов в различных политических системах……………...13

2.1. Западный опыт регулирования лоббизма…………………………...13

2.2. Особенности регулирования лоббизма в России…………………...17

Заключение…………………………………………………………………...21

Библиографический список…………………………………………………22


Введение

Практика лоббирования, то есть оказания влияния на процесс принятия государственных решений в целях отстаивания групповых или индивидуальных интересов, в той или иной степени присуща любой политической системе. Однако её политическое и институциональное оформление зависит от особенностей этой политической системы – сложившейся политической культуры, развитости правовой системы, политических традиций, правил взаимоотношений государства и бизнеса, степени демократизации политического процесса[1] .

Характер лоббизма в России за последнее десятилетие претерпел радикальные изменения. С одной стороны, изменилась экономическая основа общества – был создан и начал развиваться частный сектор экономики. С другой стороны, претерпела коренные изменения полити­ческая система страны. Активно проходившая структуризация органов государственного управления и рыночного сектора экономики стала стимулом к стремительному развитию взаимодействия ветвей и структур государственной власти и корпоративных частнопредпринимательских объединений. Возникла объективная потребность в создании дополнительных каналов для диалога между властью и бизнесом.

Своевременность поднимаемых в данной работе вопросов повышается в условиях развития профессионального сообщества менеджеров – специалистов по связям с государственными органами. В настоящее время в России регулярно проводятся форумы по данной тематике, а также есть несколько ассоциаций, объединяющих профессиональных лоббистов. Все эти факторы определяют актуальность данной темы.

Цель исследования в рамках контрольно-курсовой работы – рассмотрение правовых сторон регулирования лоббистской деятельности в условиях современного российского общества.

Задачи исследования.

1. Описать прямые формы лоббистской деятельности в политических институтах современной России.

2. Определить сущность непрямых форм лоббизма внутри органов власти страны.

3. Изучить западные модели регулирования лоббизма.

4. Выявить особенности правового регулирования лоббизма в России.

Объект данного изучения – лоббистская деятельность как структурный элемент механизма взаимодействия гражданского общества и государства.

Предметом исследования является система правового регулирования лоббистской деятельности в условиях современного российского общества.

Гипотезы исследования:

1) описательная: в современных российских условиях механизм взаимодействия общества и власти в процессе принятия политических решений не публичен, а зачастую коррумпирован и хаотичен;

2) объяснительная: отсутствие законодательных рамок лоббизма объясняет становление нелегитимных форм отстаивания интересов группами давления в органах государственной власти современной России;

3) прогностическая: правовое регулирование лоббизма позволит существенно снизить уровень криминализации процесса взаимодействия представителей различных групп интересов с представителями власти, обеспечить гласность и открытость принятия важнейших государственных решений.

Теоретической основой данной ККР являются выводы работ Автономова А.С. «Азбука лоббирования», Бинецкого А.Э. «Лоббизм в современном мире», Васильева Т.В. «Лоббизм как форма политической деятельности: природа, функции, современные виды», Ильичевой Л.Е. «Лоббизм и корпоративизм», Любимова А.П. Политическое право и практика лоббизма, Мухина А.А. «Семейные» тайны или неофициальный лоббизм в России» и «Теневая Дума. Интересы думских лоббистов», Перегудова С.П. «Крупная российская корпорация в системе власти», Тихомирова Е.Б. «Лоббизм как специфическая форма», Шапошникова А.В. «Лоббизм как явление общественной жизни и категория общественной науки»[2] .

1. Формы функционирования лоббистской деятельности в

политических институтах современного российского общества

1.1. Прямые формы лоббистской деятельности

Лоббизм зародился в XVI веке... в монастырях. Именно этим словом – lobby (кулуары, коридор) называли там площадки для прогулок. Позже оно перекочевало в парламент, конкретно – в палату общин Англии, и тоже означало место для прогулок. Только в начале XIX в., уже в США, слово «лоббизм» получило близкое к сегодняшнему значение. Лоббистами там именовали людей, пытавшихся путем воздействия на депутатов конгресса добиться принятия либо отклонения законопроекта.

Многие исследователи лоббизма подчеркивают негативную сторону данного рода политической деятельности, уделяя основное внимание феномену «теневого» лоббизма. С точки зрения С.В. Боботова, лоббизм представляет собой род закулисной политики, направленной на законодателей, ее целью является отстаивание выгодного определенным группам законопроекта, а средством – давление, взятки и оказание встречных услуг.

Наряду с подходом, концентрирующим свое внимание на негативных аспектах деятельности групп давления, существует и более взвешенная, нейтральная точка зрения исследователей на лоббизм.

Так, например, Д. Султанов рассматривает лоббизм как многоплановое взаимодействие граждан, их групп, общественных объединений, организаций, предприятий или отдельных лиц, специализирующихся на лоббистской деятельности, других субъектов правоотношений с органами государственной власти с целью оказания влияния на принятие необходимых им единичных решений (законодательных актов, административных, политических и иных официальных решений) и для постоянного отстаивания своих интересов.

Более широкое содержание в понятие лоббизма вкладывает М.В. Бятец. Он определяет лоббизм как систему приемов и практику реализации интересов различных групп граждан путем воздействия на органы государственной власти.

Наконец, по мнению В.П. Воротникова и М.Г. Анохина, лоббизм есть воздействие различных групп и организаций на органы государственной власти с целью добиться от них выгодных данным группам решений.

На наш взгляд, более приемлемо характеризовать лоббизм как раз с этих позиций. Итак, лоббисты – это влиятельные дельцы и политики, стремящиеся оказать нажим на законодателей с целью отстоять выгодный определенным группам законопроект.

Структура механизма лоббистской деятельности включает в себя прямые и непрямые формы. Прямые формы лоббистской деятельности подразумевают наличие непосред­ственного контакта группы давления с «точкой доступа». Они имеют следующие разновидности[3] :

1) воздействие через предоставле­ние экспертной информации институтам власти;

2) участие бизнесменов в заседа­ниях комитетов и комиссий при парла­менте и исполнительных ведомствах;

3) разработку готовых законопроектов и их дальнейшее продвижение.

Предоставление экспертной информа­ции является, пожалуй, самым распро­страненным открытым способом лоббиз­ма. Большая часть законопроектов или готовящихся решений в органах исполни­тельной власти требует специальных зна­ний, а аналитические службы при органах власти по тем же причинам зачастую неспособны, представить исчерпывающей информации по существу рассматривае­мого вопроса. Отделы по связям с органа­ми государственной власти имеют в своем штате квалифицированных экспертов, которые готовят более грамотные и аргу­ментированные доклады по интересую­щим вопросам, нежели аналитические службы при органах власти. Нередко сами работники органов власти обращаются в соответствующие отделы корпораций за помощью в подготовке документов. Такая помощь всегда осуществляется, а работ­ники корпорации «не только устанавли­вают тесный личный контакт, но и всегда располагают полной информацией о го­товящихся документах».

Экспертная информация может пре­доставляться депутатам и чиновникам не только в ходе личного общения, но и на заседаниях комитетов и комиссий, куда бизнесменов приглашают в каче­стве экспертов, а также на парламент­ских слушаниях.

Нередко законопроекты или проекты решений органов исполнительной вла­сти готовятся внутри самих компаний. При подготовке соответствующего доку­мента обязательно учитывается стратегия его продвижения. Разработав страте­гию продвижения законопроекта и посчитав затраты, специалисты отделов по связям с органами власти могут прийти к выводу, что в целях минимизации затрат компании необходимо обратиться к услугам внешних лоббистов.

Внешний блок структуры групп инте­ресов составляют различные фирмы, специализирующиеся на политическом консалтинге, предоставлении юридиче­ских услуг, а также услуг РR и GR. Все эти фирмы можно объединить одним названием – лоббистские конторы. Та­кие конторы оказывают услуги по фор­мированию имиджа компании или ее ру­ководителя, организуют РR-акции, про­водят избирательные кампании. Кроме того, эти фирмы принимают заказы на подготовку законопроектов, продвиже­ние их в парламенте, оказывают другие лоббистские услуги.

Фирмы, по своей сути занимающиеся лоббизмом, могут быть как достаточно крупными и известными, так и неболь­шими по числу сотрудников и известными лишь в узких кругах. Такие фирмы имеют широкий спектр ресурсов, позволяющих им выступать в качестве эффективных групп давления: финансовые средства, ад­министративные ресурсы (связи в органах власти, отработанную стратегию и тактику лоббистского воздействия), возможности для привлечения специалистов по профи­лю организации-заказчика.

Так же, как в отделах по связям с орга­нами власти, в лоббистских конторах ра­ботают выходцы с государственной службы. С одной стороны – уходящие в отставку чиновники создают собствен­ные лоббистские конторы. С другой стороны – уже существующие конторы пригла­шают к себе на постоянную работу либо привлекают в качестве экспертов бывших чиновников или депутатов.

Помимо прямых открытых способов лоббистской деятельности, которые, не­сомненно, доступны и используются лоббистскими конторами, эти организации имеют широкие возможности для прямых неформальных способов воздействия. Здесь наиболее действенными оказывают­ся знакомства бывших государственных служащих, вышедших в отставку, посколь­ку они располагают знаниями о механиз­ме законодательной и административной деятельности, формальных и неформаль­ных процедурах принятия решений, зна­ют, к кому именно следует обратиться по соответствующему вопросу, обладают большим количеством знакомств и прия­тельских отношений в «точках доступа» всех ветвей власти. Проанализировать такие способы лоббистского воздействия оказывается весьма сложно, поскольку о веду­щихся при этом доверительных разговорах, что называется, не для печати, можно лишь гадать.

Отечественные СМИ изобилуют сообще­ниями о подкупах депутатов, в интернете можно найти прайс-листы на услуги на­родных избранников. Такие материалы стали предметом анализа социологов и политологов. Например, Л. Ильичева утверждает, что крупные отечественные корпорации затрачивают на взятки зако­нодателям до 10% от прибыли, которую фирма планирует получить в случае ус­пешного принятия выгодного закона.

В 2006 году социологическим фондом «ИНДЕМ» было проведено исследование, в ходе которого выяснилось, что бизнесмены тратят 33,5 млрд. долла­ров в год на дачу взяток в органах власти, причем 55,4% от этой суммы приходится на органы исполнительной власти. Хотя, правда, сами лоббисты утверждают, что дача чиновнику денег в конверте, поми­мо того, что это незаконно, является при­митивным и не всегда действенным спо­собом решения проблемы. Лоббисты-профессионалы действуют более изящно: «Можно решать поставленные задачи бо­лее благородными способами. У каждого человека – свои слабости, надежды». Например, между чиновником и пред­приятием происходит своеобразный бар­тер – обмен услугами, нередко чиновникам предлагают долю ожидаемого дохода от предприятия или оплачивают отдых на фешенебельных ку­рортах. Например, в газете «Ведомости» приводился случай, когда чиновнику в обмен на услуги предложили пройти до­рогостоящие курсы повышения квали­фикации, и «он с удовольствием согла­сился и посещал эти курсы»[4] .

В современной России прямое лоббирование интересов имеет место, но в небольшой степени. К сожалению, механизм взаимодействия общества и власти в процессе принятия политических решений сегодня не публичен, а зачастую коррумпирован и хаотичен; каналы влияния на органы государственной власти монополизированы сильнейшими группами давления, а целый ряд общественных движений и организаций не имеют возможности донести свои интересы до власти. Таким образом, лоббистская деятельность органиче­ски оказывается связанной с коррупцией (подтверждается гипотеза 1).

1.2. Непрямые формы лоббизма

Важную и неотъе­млемую часть механизма лоббистской дея­тельности занимают непрямые формы лоббизма.

Одним из типов непрямого лоббизма является образование в пар­ламенте мощной группы давления в поддержку законопроекта, члены которой получили немалое денеж­ное вознаграждение.

В пар­ламенте такими группами давления мо­гут быть депутатские объединения, отдельные фракции или неформаль­ные депутатские группы. Широко известно, что большая часть депутатского корпуса и членов Совета Федерации являются выходцами и, сле­довательно, лоббистами интересов эко­номических структур. Так, в результате исследования биографий депутатов Ду­мы нынешнего созыва удалось выяснить, что 37,1% депутатов ранее ра­ботали на руководящих постах или явля­лись владельцами крупных и средних предприятий[5] .

Лоббистскую деятельность также осущест­вляют организации, специально создан­ные для выполнения этой функции. Например, отделы по связям с органами государственной власти при крупных корпорациях и банках. Эти отделы явля­ются организационными структурами, обеспечивающими разработку концеп­ций и их реализацию по лоббистской деятельности в соответствующих органах государственной власти в интересах своих фирм.

По преимуществу в отделах по связям с органами власти работают бывшие сотрудники органов власти. Это явление может быть охарактеризовано как «об­мен кадрами» между чиновничеством и бизнесом. Крупные чиновники после ухода в отставку очень часто приглашаются на работу в крупные компании на должно­сти руководителей отделов по связям с органами власти или вице-президентов, выполняющих эти же функции. Обладая широкими связями, знакомствами и доскональными знаниями механизма принятия решений, такие люди стано­вятся эффективными лоббистами инте­ресов компании. Например, ради свя­зей в высоких политических кругах на работу в «Газпром» приглашается быв­ший советник президента и вице-пре­мьер В. Илюшин, в Альфа-банк – быв­ший вице-премьер О. Сысуев, в между­народную фармацевтическую корпора­цию – бывший министр иностран­ных дел А. Козырев, в МонтажСпецБанк – бывший председатель Госснаба СССР Л. Воронин. В 2004 году бывший на­чальник экономического управления ад­министрации президента А. Данилов-Данильян перешел на работу в банк «Гу­бернский». После прихода известного чиновника банк смог существенно укре­пить свои позиции и подняться в рей­тинге российских банков на 61-ю пози­цию[6] .

Не только сами чиновники, но и их де­ти часто приглашаются на работу в ком­мерческие структуры. Известная фами­лия и обширные связи детей чиновников помогают не только привлекать новых клиентов, но и облегчают взаимодей­ствие компании с органами государ­ственной власти.

Особым типом непрямого лоббизма яв­ляется опосредованное воздействие на процесс принятия решений через СМИ. Использование СМИ в лоббистских целях зачастую является вспомогательным сред­ством лоббистской кампании, направлен­ным на тех депутатов или чиновников, которые не определились в своем «отноше­нии» к предмету лоббирования и коле­блются, какое решение принять[7] .

Можно говорить о яв­лении олигархизации власти, то есть си­туации, когда имеет место тесное сращи­вание интересов крупного бизнеса и представителей органов государственной власти. Во властных структурах форми­руются «железные треугольники», то есть устанавливаются связи между депутата­ми (как правило, членами комитета соот­ветствующего профиля), чиновниками отраслевого министерства и корпора­циями. Если на повестке дня оказывают­ся вопросы, затрагивающие интересы корпорации, то вся цепочка включается в работу по его решению. Таким образом, отсутствие законодательных рамок лоббизма объясняет становление нелегитимных форм отстаивания интересов группами давления в органах государственной власти современной России (подтверждается гипотеза 2).


2. Правовое регулирование лоббистской деятельности

как механизма согласования интересов в различных

политических системах

2.1. Западный опыт регулирования лоббизма

Несмотря на очевидное наличие лоббистской деятельности как механизма согласования интересов во многих полити­ческих системах, практика регулирования этого механиз­ма различается. Мировое сообщество не выработало еди­ного мнения относительно необходимости и полезности лоббист­ской деятельности и как следствие оптимальной возможности сохранения этой деятельности в рамках закона. Изучение запад­ного опыта отношений групп интересов в целом и групп интере­сов бизнеса в частности с органами государственной власти может быть очень полезно не только для российских политологов, но и депутатов и чиновников, непосредственно вовлеченных в процесс принятия политических решений и, следовательно, являющихся объектом воздействия многочисленных групп давления. Несом­ненно, что слепое копирование западных норм, регулирующих лоббистскую деятельность за рубежом, не сможет оказать поло­жительного воздействия на российскую действительность. Тем не менее, изучение принципов построения взаимоотношений групп давления и органов государственной власти может способствовать упорядочиванию лоббизма в России.

Западный опыт (речь, прежде всего, идет об опыте европейских стран, а также США и Канады) построения отношений групп интересов и органов государственной власти позволяет выделить несколько моделей регулирования лоббистской деятельности[8] .

Первая модель характерна для стран, в которых существует специальный закон о лоббистской деятельности. Широко известно, что первый такой закон был принят в США в 1946 году и содержал в себе ряд требований к лоббистам. Среди этих требований: обязательная регистрация у клерка Палаты общин, опубликование финансовых отчетов, касающихся затрат на лоббизм, обнародование целей лоббистской кампании. В 1995 го­ду закон был доработан. В частности, те­перь его положения распространяются не только на законодательную, но и на исполнительную власть, более четко прописаны основные дефиниции, пра­вила регистрации и предоставления от­четов о своей деятельности.

Помимо закона о раскрытии лоббист­ской деятельности, в США существует закон об обязательной регистрации агентств, действующих в интересах ино­странных компаний.

В 1988 году закон о лоббистской дея­тельности был принят в Канаде. Он, в частности, подразумевает обязательную регистрацию лоббистов и опубликование отчета об их деятельности.

В настоящее время законы о лоббист­ской деятельности подготовлены к рас­смотрению в таких странах, как Брази­лия и Австралия.

Вторая модель характерна для стран, в которых специальный, закон о лоб­бистской деятельности отсутствует, од­нако лоббизм признается неотъемле­мой частью политического процесса и регулируется другими законодательны­ми актами.

Такая модель регулирования лоббист­ской деятельности существует во многих европейских странах. В частности, в Германии лоббизм регулируется такими законодательными актами, как «Регла­мент деятельности бундестага», «Регла­мент деятельности федерального прави­тельства», «Единое положение о феде­ральных министерствах». Все эта акты позволяют группам интересов участво­вать в качестве экспертов в подготовке законопроектов и административных актов, в открытых информационных за­седаниях комитетов бундестага. «Кодекс поведения члена бундестага» не запре­щает депутатам заниматься представи­тельством интересов, но обязывает де­путатов раскрывать свою заинтересо­ванность в тех или иных решениях на заседаниях парламента и обнародовать свои связи с представителями групп интересов.

Кроме того, в 1972 году было принято «Положение о регистрации союзов и их список подлежит обязательному обна­родованию.

В Великобритании также ведется ре­естр финансовых интересов членов парламента, заключенных договоров с консультационными и лоббистскими фирмами.

Третья модель работает в тех странах, где лоббизм хотя и не признается фактом политической реальности, однако создан мощный и эффективный механизм воз­действия групп интересов на процесс принятия политических решений. Речь идет о так называемой системе функцио­нального представительства, в рамках ко­торой группы интересов представлены в виде ассоциаций, имеющих право на по­стоянной основе участвовать в выработке политических решений. В скандинавских странах группам интересов отводится очень большая роль в выработке полити­ческого курса государства. В частности, в этих странах считается, что широкое уча­стие корпораций в политическом процес­се, их вхождение в комитеты, комиссии, экспертные группы может существенно демократизировать процесс принятия по­литических решений и «обратить его ли­цом» к конкретным интересам.

На политической арене общества дей­ствуют три главных агента, каждый со своим интересом – организации пред­принимателей, организации наемного труда и государство, которое является ар­битром взаимоотношений труда и капи­тала. Вопросы экономического характе­ра, а также вопросы регулирования тру­довых отношений решаются в одних слу­чаях еще до поступления соответствую­щего законопроекта в парламент, а в дру­гих случаях законопроект обсуждается в соответствующих профильных комис­сиях при непосредственном равноправ­ном участии организованных групп инте­ресов. И в том, и в другом случае процесс дальнейшего прохождения законопроек­та и его утверждения правительством яв­ляется более формальной процедурой. Эта практика остается неизменной даже притом, что формально правом законо­дательной инициативы обладает государ­ство и вносит в парламент 99% всех рас­сматриваемых документов. Такая система включения основных групп интересов в процесс принятия политических реше­ний получила название трипартизма.

В полной мере трипартизм не реализо­ван ни в одной стране мира, тем не ме­нее, в европейских странах созданы ин­ституциональные механизмы аккумули­рования и агрегирования интересов.

Например, во Франции употребление термина «лоббизм» запрещено, однако группы интересов могут включаться в по­литический процесс через Экономиче­ской и Социальный совет. Именно этот орган является «точкой доступа» для мно­гих групп интересов, желающих повлиять на процесс приятия политических реше­ний. Хотя решения совета формально но­сят рекомендательный характер, реально они обладают весомым авторитетом и за­конопроекты, одобренные советом, без труда проходят слушания в профильных комитетах парламента.

Четвертая модель характерна для стран, в которых лоббизм не только не признает­ся существующим де-факто, но и прирав­нивается к коррупции. К таким странам, в частности, относятся Италия и Индия.

Несомненный интерес представляет опыт регулирования лоббизма на уровне Европейского союза. Здесь преобладают мягкие формы регулирования лоббизма наряду с системой поощрения самоорга­низации групп интересов. В 1997 году был принят Кодекс поведения лобби­стов, предполагающий регистрацию групп давления. Однако положение об обязательной отчетности лоббистов при­нято не было. В том же году было созда­но Общество практикующих в европей­ских делах – зонтичная организация лоб­бистов, призванная способствовать про­зрачности и легализации лоббистской деятельности в рамках ЕС.

Кроме того, в Европейском союзе соз­дана система стимулирования регистра­ции лоббистов, предполагающая, в част­ности, предоставление права беспрепят­ственного доступа для зарегистрирован­ных лоббистов в здания, где располага­ются органы власти ЕС. Евролоббисты обязаны также декларировать подарки и услуги, которые они оказывают депутатам и чиновникам.

В целом можно отметить, что система регулирования лоббизма на уровне ЕС схожа с той, которая существует в самих европейских странах. Возможно, отсут­ствие специальных законодательных норм, регулирующих лоббистскую дея­тельность, связано с пока еще низким приоритетом институтов ЕС в качестве объекта лоббирования. Возможно этим же объясняется факт отсутствия значи­тельных случаев коррупции и прямого подкупа чиновников ЕС.

Зарубежная практика наглядно свидетельствует, что существующие способы оформления деятельности лоббистских групп пока ещё не позволяют решить вопрос о том, как эффективно контролировать их, не налагая в то же время излишних ограничений на общество, нуждающееся и активно стремящееся к свободному развитию своего потенциала.

2.2. Особенности регулирования лоббизма в России

В России пока не адаптирована ни одна западная модель регулирования лобби­стской деятельности. Признавая де-фак­то существование и влияние лоббизма на процесс принятия политических реше­ний в стране, российские политики не стремятся ввести эту деятельность в зако­нодательные рамки. Следствием этого является некий хаос в отношениях групп интересов и органов власти в России[9] .

Размеры лоббизма в современной России, как отмечают современные исследователи, не имеют аналогов в мире и в истории. В условиях не­развитости политико-правовой системы и несовершенства законода­тельной власти лоббизм становится основной формой представитель­ства интересов, но при этом находится вне внимания государственных органов, прессы, общественности и закона.

Важно учитывать имеющийся мировой опыт, приспосабливая его к российским условиям. В государственно-право­вом механизме Российской Федерации должна быть создана действен­ная система защиты коренных интересов населения, особенно его со­циально уязвимых слоев. С точки зрения исследователей это требует, с одной стороны, формирования в парламентской практике полноценного института лоббизма, позво­ляющего обеспечить в принимаемых законах своеобразное равновесие сил, баланс противоположных интересов в быстро развивающемся российском обществе, т.е. отображения в нормах закона компромис­сного решения. С другой стороны, целесообразно учредить при парла­менте специальную службу (сходную с Исследовательской службой Конгресса США), которая в противоположность лоббистскому подходу представляла бы законодателю свободный от каких-либо оценок материал, необходимый для адекватного отображения в законе разно­образных социальных интересов.

Конституцией РФ закреплены положения, являющиеся основани­ем для признания и регулирования лоббизма в России. В частности, в п.1 ст.30 установлено, что «каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гаран­тируется». В п.2 ст.45 говорится о праве каждого гражданина защи­щать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными зако­ном.

Как представ­ляется, институт лоббизма будет способствовать реализации права граждан на личное участие или участие через своих представителей в управлении делами государства (ст.32). Основное же свое обоснование институт лоббизма находит в ст.33, где прямо сказано, что «граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также на­правлять индивидуальные и коллективные обращения в государствен­ные органы и органы местного самоуправления»[10] .

Для полноценного правового регулирования лоббизма необходим специальный закон. Именно в нем можно будет установить разнооб­разные юридические средства, упорядочивающие лоббистские про­цессы[11] .

В конце 1990-х гг. обсуждался проект Федерального закона «О регулировании лоббистской деятельности в федеральных органах государственной власти». Согласно ст.3 проекта, лоббистская деятельность есть «взаимодейтсвие юридических и физических лиц с федеральными органами государственной власти с целью оказания влияния на разработку и принятие указанными органами законодательных актов, административных, политических и иных решений в своих интересах или в интересах конкретных клиентов». Под лоббистом же понимается «гражданин Рос­сийской Федерации, осуществляющий как безвозмездно, так и за де­нежное или иное вознаграждение (гонорар) лоббистскую деятельность в интересах третьих лиц (клиентов), зарегистрировавшийся в качестве такового и получивший лицензию на право занятия лоббистской дея­тельностью в установленном законом порядке». В данном проекте ус­танавливаются порядок взаимодействия лоббистов с клиентами и ор­ганами власти, ограничения на занятия лоббистской деятельностью, методы лоббистской деятельности, права и порядок регистрации лоб­бистов и т.п. Однако до настоящего времени закона, регулирующего лоббистскую деятельность, в нашей стране нет.

Общественное сознание в России, имеющее глубокие корни в общин­ной и социалистической психологии, с трудом пока воспринимает лоббизм, а слово «лоббист» зачастую используется с негативным оттенком. Но уже сегодня можно утверждать совершенно определенно: если в России будут и дальше разворачиваться демократические процессы, формироваться гражданское общество, то лоббиз­м займет свое место в российской политической действительности, ибо он выступает своеобразным спутником демократии. С созданием соответствующих условий, по мере реального вплетения норм и принципов народовластия в социальную практику, лоббизм из политического явления с криминальным оттенком будет постепенно превращаться в необходимый соци­ально-политический институт. Правовое регулирование лоббизма позволит существенно снизить уровень криминализации процесса взаимодействия представителей различных групп интересов с представителями власти, обеспечить гласность и открытость принятия важнейших государственных решений (подтверждается гипотеза 3).


Заключение

Подытоживая сказанное, можно выде­лить ряд специфических особенностей, которые характерны для механизма лоб­бистской деятельности в стране.

Россия является обществом транзит­ного типа, переживающим переходные процессы во всех подсистемах: экономике, политике, социальной сфере, культуре. Неизбежные в такой ситуации пробелы в законодательстве стремятся заполнить группы интересов, которые создают группы давления и лоббируют законы и решения, приводя­щие подчас к сиюминутной выгоде и негативно сказывающиеся на ситуации в стране в стратегическом аспекте.

Официальное признание института лоббизма в России способствовало бы в определенной степени оптимизации социально-экономического развития страны, стабильности общества.

Юридически четко регламентируемая система лоббизма может в значительной степени способствовать:

– обеспечению гласности и предсказуемости политических процессов;

– цивилизованному ограничению сфер деятельности аппарата государственной власти (сделает его более открытым для контроля со стороны общества, уменьшит возможность волевых решений);

– расширению круга активных участников политического процесса, что может благоприятно сказаться на развитии гражданского общества в целом;

– контролю взаимодействия частных интересов и органов власти, созданию дополнительных преград на пути коррупции.

Переход в России от «дикого», стихийного, криминального лоббизма к цивилизованным отношениям, нормальной лоббистской деятельности, несомненно, благоприятствовал бы стабилизации общества.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Автономов А.С. Азбука лоббирования. – М.: ИРИС, 2004. – 264 с.

  1. Бинецкий А.Э. Лоббизм в современном мире. – М.: КНОРУС, 2004. – 250 с.
  2. Васильев Т.В. Лоббизм как форма политической деятельности: природа, функции, современные виды // Вестник МГУ. Сер. 12. Политические науки. – 2004. – №4. – С. 26-34.
  3. Ильичева Л.Е. Лоббизм и корпоративизм. – М.: Экономика, 2002. – 315 с.

5. Любимов А.П. Политическое право и практика лоббизма. – М.: Издательство Государственной Думы, 2001. – 257 с.

6. Мухин А.А. «Семейные» тайны или неофициальный лоббизм в России. – М.: Онега, 2003. – 127 с.

7. Мухин А.А. Теневая Дума. Интересы думских лоббистов. – М.: ЦПИ, 2006. – 279 с.

  1. Перегудов С.П. Крупная российская корпорация в системе власти // Полис. – 2001. – №3. – С. 16-24.
  2. Тихомиров Е.Б. Лоббизм как специфическая форма // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология. – 2002. – №3. – С. 113-127.
  3. Шапошников А.В. Лоббизм как явление общественной жизни и категория общественной науки // Вестник МГУ. Сер. 12. Политические науки. – 2004. – №2. – С. 48-57.

[1] Любимов, А.П. Политическое право и практика лоббизма [Текст] / А.П. Любимов. – М.: Издательство Государственной Думы, 2001. – С. 17.

[2] Автономов А.С. Азбука лоббирования. – М.: ИРИС, 2004; Бинецкий А.Э. Лоббизм в современном мире. – М.: КНОРУС, 2004; Васильев Т.В. Лоббизм как форма политической деятельности: природа, функции, современные виды // Вестник МГУ. Сер. 12. Политические науки. – 2004. – №4; Ильичева Л.Е. Лоббизм и корпоративизм. – М.: Экономика, 2002; Любимов А.П. Политическое право и практика лоббизма. – М.: Издательство Государственной Думы, 2001; Мухин А.А. «Семейные» тайны или неофициальный лоббизм в России. – М.: Онега, 2003; Мухин А.А. Теневая Дума. Интересы думских лоббистов. – М.: ЦПИ, 2006; Перегудов С.П. Крупная российская корпорация в системе власти // Полис. – 2001. – №3; Тихомиров Е.Б. Лоббизм как специфическая форма // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология. – 2002. – №3; Шапошников А.В. Лоббизм как явление общественной жизни и категория общественной науки // Вестник МГУ. Сер. 12. Политические науки. – 2004. – №2. – С. 48-57.

[3] Васильев Т.В. Лоббизм как форма политической деятельности: природа, функции, современные виды // Вестник МГУ. Сер. 12. Политические науки. – 2004. – №4. – С. 27-28.

[4] Мухин А.А. Теневая Дума. Интересы думских лоббистов. – М.: ЦПИ, 2006. – С. 79-80.

[5] Шапошников А.В. Лоббизм как явление общественной жизни и категория общественной науки // Вестник МГУ. Сер. 12. Политические науки. – 2004. – №2. – С. 49-50.

[6] Мухин А.А. «Семейные» тайны или неофициальный лоббизм в России. – М.: Онега, 2003. – С. 27.

[7] Автономов А.С. Азбука лоббирования. – М.: ИРИС, 2004. – С. 64.

[8] Бинецкий А.Э. Лоббизм в современном мире. – М.: КНОРУС, 2004. – С. 70-76.

[9] Ильичева Л.Е. Лоббизм и корпоративизм. – М.: Экономика, 2002. – С. 65.

[10] Тихомиров Е.Б. Лоббизм как специфическая форма // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология. – 2002. – №3. – С. 114.

[11] Перегудов С.П. Крупная российская корпорация в системе власти // Полис. – 2001. – №3. – С. 17-18.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ