Характеристика основных геополитических школ и направлений

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ИНСТИТУТ

ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ

КАФЕДРА СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

РЕФЕРАТ

По теме «Характеристика основных геополитических школ и направлений»

Выполнила: Цвяткова А. В.

Проверил: Сапрыка В. А.

Белгород 2011

ПЛАН:

Введение

1. Основные этапы формирования школ:

· Классический этап

· Современные геополитические теории и школы Запада

· Русская школа геополитики

2. Современные геополитические направления и школы Запада

3. Русская геополитическая мысль

Заключение

Список используемой литературы

ВВЕДЕНИЕ

Геополитика – наука, изучающая и анализирующая в единстве географические, исторические, политические и другие взаимодействующие факторы, влияющие на стратегический потенциал государства. Объектом геополитики как науки является планетарное пространство и ресурсы, которыми оно обладает, геополитические процессы и явления в мировом сообществе как системе. Предметом геополитики является взаимосвязь государственной политики и пространственных характеристик государственности геополитические интересы и отношения субъектов мировой политики. Геополитическая практика существует с давних пор.

Ассирийские цари, завоевывая новые территории, предпринимали меры по их закреплению путем изменения этнического состава этих территорий, уже тогда появились первые геополитические идеи. Геополитика как наука возникла и развивалась, в общем, в русле эволюции научной мысли на рубеже XIX - XX вв. Первоначально она пред­ставляла собой не что иное, как перенесение на сферу международных отношений строгих естественно - исторических законов, социал-дарвинизма, органицизма и т. д.

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ФОРМИРОВАНИЯ ШКОЛ

Весь период становления геополитики как науки можно разделить на три этапа, которые сами включают в себя множество исторически сложившихся школ:

1. классический этап («органическая школа» Ф. Ратцеля, Р. Челлен – автор понятия «геополитика»; Х. Макиндер и его «географическая ось истории», А. Мэхен – теория «морского могущества, концепция «поссибилизма» Видаля де ля Бланша, Н. Спайкмен – автор концепции «Rimland», К. Хаусхофер – теория «континентального блока») и др.;

2. современные геополитические теории и школы Запада (идеи атлантизма – Д. Майнинг, Г. Киссинджер, С. Хантингтон – доктрина неоатлантизма, идеи мондиализма – Ж. Аттали, К. Санторо, неомондиализм - Ф. Фукуяма, «новые правые» - Ж. Тириар, И. Лакоста) и др.;

3. русская школа геополитики. К истокам русской геополитики можно отнести труды Е. Квашнина-Самарина, Д. Милютина, В. Семенова-Тян-Шанского; И. Солоневича, И. Ильина, Н. Данилевского и других. К русскому евразийству принадлежат Н. С. Трубецкой, П. Н. Савицкий, Г. В. Флоровский, П. П. Сучинский, Г. В. Вернадский и многие другие.

«Неоевразийство» представлено именем Л. Н. Гумилёва и его последователями во всём мире. Современный «континентализм» представлен работами А. Дугина, А. Анисимова, С. Шатохина, С. Константинова, Н. Нартова, К. Гаджиева, Э. Позднякова, В. Дергачева, В. Колосова, Л. Рубан, Я. Пляйса и др.

Обратимся к классическому этапу в западной геополитической мысли , в рамках которого сложилось два основных направления: континентальное и атлантистское. К европейскому континентализму относятся Ф. Ратцель, Видаль де ля Бланш, Р. Челлен, Ф. Науманн, К. Хаусхофер и другие. В ключе атлантизма работали Х. Макиндер, А. Мэхен, Н. Спайкмен и другие.

Фридрих Ратцель (1844-1904 гг.). Основные идеи и принципы геополитики в том виде, в котором она сформировалась к концу ХIХ – началу ХХ веков, сформулированы в работах немецкого ученого Фридриха Ратцеля. Не называя еще новую науку по имени, Ф. Ратцель стал, тем не менее, подлинным «отцом геополитики», именно Ратцель сформулировал главную идею геополитики, составившую, по – существу целое мировоззрение, которое открывало человеческую историю с новой стороны.

В своей «Политической географии», опубликованной в 1897 г., Ратцель обосновывал тезис, о том, что государство представляет собой биологический организм, действующий в соответствии с биологическими законами. Сущностные ха­рактеристики государства определяются его территорией и месторасположени­ем, а его процветание зависит от того, насколько успешно оно приспосабливается к ус­ловиям среды. Одним из основных путей наращивания мощи этого организма, является территориальная экспансия или расширение жизненного пространства. В книге « О законах пространственного роста государства» (1901 г.) Ратцель сформировал семь законов геополитики, одним из первых высказал мысль о возрастании значения моря для развития цивилизации.

Рудольф Челлен (1846-1922 гг.) - шведский исследователь и политический деятель, последователь Ф. Ратцеля, автор категории «геополитика», изучивший системы управления для выявления путей создания сильного го­сударства. Основной тезис, сформулированный им в работе «Staten som Lifsform»: «государство – живой организм». Челлен говорил о необходимо­сти органического сочетания пяти связанных между собой элементов политики: экономополитики, демополитики, социополитики, кратополитики и геополитики. Характеризовал геополитику как «науку, которая рассматривает государство как географический организм или феномен в пространстве".[189] Р. Челлен формирует закон автаркии, т. е. закон равновесия между крайностями. По его мнению, сила – более важный фактор для поддержания существования государства, чем закон, т. к. тот поддерживается только силой.[190]

Видаль де ля Бланш – основатель французской географической школы (1845 - 1918). Последователь Ратцеля. Ему принадлежит концепция «поссибилизма» (от слова лат. possible – возможный). Согласно этой концепции, политическая история имеет два аспекта: пространственный (географический) и временной (исторический). Географический фактор – это окружающая среда; исторический – сам человек («носитель инициативы»). Влияние географического фактора на историю может стать реальностью, а может и не стать (отсюда слово поссибилизм - возможность). Актуализация действия этого фактора зависит от человека, населяющего географическое пространство.

Видаль де ля Бланш явился идеологом ориентации Франции на силы атлантизма (на «морскую силу»), которые только и могут противостоять геополитическим устремлениям Германии, которая, находясь в центре Европы, сдавлена со всех сторон своими соседями и не имеет возможности для выхода своей энергии (для экспансии). Именно с Германией Видаль де ля Бланш связывал главную угрозу миру в Европе

Карл Хаусхофер (1869 – 1946 гг.) – немецкий военный дипломат, затем профессор Мюнхенского университета. Исходя из германских интересов на европейском континенте, Хаусхофер сформулировал доктрину «Континентального блока», или оси: Берлин – Москва – Токио, направленного против англосаксонского мира.

Эта политическая линия получила название «Ostorientierung», то есть, «Ориентация на Восток». Ориентация на Восток предполагала объединение усилий трех держав: России, Германии и Японии, которые должны были установить «Новый Евразийский порядок», изменить континентальное пространство всего Мирового острова и вывести его из-под влияния «морской силы».

Однако в своей ориентации на Восток Хаусхофер не был последователен. Дело в том, что в его геополитической стратегии играл роль не только географический фактор, но и этнический. Этнически же немцы были более близки к англосаксонскому миру, чем к русскому или японскому. Германский расизм приходил в противоречие с континентализмом, разделял народы Евразии. Отсюда двойственность, непоследовательность и противоречивость построений Хаусхофера.

Такой характер имели геополитические конструкции европейского континентализма начала ХХ века. Одновременно происходит становление геополитики атлантизма (Англия и США).

Альфред Мэхен (1840-1914 гг.) - американский адмирал, теоретик геостратегии США, главной работой которого является книга «Влияние морской силы на историю (1660-1783 гг.)» (1890 г.). В ней он выделял условия, оп­ределяющие основные параметры морской мощи: географическое поло­жение страны, ее природные ресурсы и климат, протяженность территории, численность населения, национальный характер и государственный строй. При благоприятном соче­тании этих факторов, считал Мэхен, в действие вступает формула: N+NM+NB==SP, т. е. военный флот + торговый флот + военно-морские базы = морское могущество.

Особое место в концепции Мэхена занимает положение о факторе моря как главном принципе оценки статуса государства. Эта оценка должна строиться на 6 критериях:

1. Наличие выходов к морю, возможность морских коммуникаций с другими странами;

2. Конфигурация морских побережий, обеспечивающая строительство достаточного количества портов;

3. Приравнивание протяженности границ к протяженности береговой линии;

4. Численность населения, достаточная для того, чтобы строить корабли и их обслуживать;

5. Соответствие национального характера населения условиям морской торговли (так как морское могущество основывается на мирной и широкой торговле);

6. Соответствие политического режима потребностям создания мощной морской силы.

Таковы 6 «морских» критериев, в соответствии с которыми определяется морское могущество.

Подобная направленность теории Мэхена определила его геополитическую стратегию. Он был сторонником доктрины Монро, в соответствии с которой могущество США связано с территориальной экспансией на близлежащие страны. Мэхен считал, что у Америки «морская судьба» и что в своей реализации, как «проявленная судьба» она заключается сначала в стратегической интеграции всего американского континента, а затем и в достижении мирового господства.

Хелфорд Джордж Макиндер (1861-1947 гг.) - английский учёный, геополитик и политический деятель, в своем докладе «Ге­ографическая ось истории» (1904 г.), говорил о том, что для государства самым выгодным географическим положением является срединное, центральное. Макиндер структурирует планетарное пространство в направлении от центра к периферии путем системы концентрических кругов. Центр этой системы и есть «географическая ось истории» - Хартланд, пространственно совпадающая с территорией России. Далее идёт «внутренний» или «окраинный» полумесяц, на пересечении водного и сухопутного пространств – пояс, совпадающий с береговыми пространствами евразийского континента – Римланд. Далее идет зона, внешняя относительно материковой массы мирового острова – «внешний или островной полумесяц».

Все эти три зоны связаны постоянными противоположно направленными цивилизационно - географическими импульсами. Из центра Хартланда на периферию постоянно оказывают давление так называемые «разбойники суши» (народы, имеющие авторитарный, недемократический, нерыночный характер.)

Извне, из регионов внешнего полумесяца на мировой остров оказывают давление «разбойники моря». Для стран этих регионов характерны торговый характер, демократические формы жизни. Эти противоположно направленные импульсы встречаются в зоне «внутреннего полумесяца», которая, испытывая на себе противоположные культурные влияния, становится зоной интенсивного развития.

Согласно концепции Макиндера получается, что мировая история вращается вокруг своей континентальной оси (как уже говорилось, совпадающей с пространством России). При этом если в центре круга движения почти не ощущается («царит архаизм»), то в пространстве внутреннего полумесяца происходят наиболее важные события, составляющие содержание исторического процесса.

«Внешний же полумесяц» олицетворяет собой изменчивость и многообразие, соответствующее либеральным ценностям и демократическим режимам.

современные геополитические теории и школы Запада

Рассмотрим современные геополитические теории и школы Запада.

Представитель неоатлантизма американский ученный С. Хантингтон в своей работе «Столкновение цивилизаций и становление мирового порядка» (1996 г.) выдвинул спорный тезис: «столкновение между двумя мировыми цивилизациями в ХХI столетии приведет в войне и распаду мирового порядка». Он изложил свою доктрину неоатлантизма, в ее центре стоит проблема дальнейших отношений Суши и Моря, Запада и Востока. Западная идеология восторжествовала временно, что поднимет на поверхность глубинные культурные слои Востока. С. Хантингтон, в числе наиболее вероятных противников Запада видит Китай и исламские государства, прежде всего Ирак, Иран, Ливию, а не Россию или какие либо другие евразийские страны.

Представитель атлантистской линии в геополитике Д. Майниг в своей работе «Heartland и Rimland в евразийской истории» отмечает, что в геополитические критерии должны особо учитывать функциональную ориентацию населения и государства, а не только чисто географическое отнесение территории к Суше и Морю.

Американский геополитик Г. Киссинджер говорил о том, что политическая стратегия США состоит в объединении разрозненных «береговых зон» в одно целое, что позволит атлантистам получить полный контроль над Евразией и СССР, он предлагает действовать методом кнута и пряника: Вьетнаму – войну, Китаю – сотрудничество.

З. Бжезинский (1918 г.) – американский политический деятель, профессор характеризовал соперничество между США и СССР как геополитическую борьбу за контроль над Евразией и миром. В своем труде «Великая шахматная доска» (1998 г.) он призывает выработать и принять новую комплексную, всеобъемлющую и долгосрочную геостратегию по отношению ко всей Евразии. США управляют главными геостратегическими фигурами на евразийской шахматной доске и расставляют их, а так же они руководят ключевыми геополитическими центрами Евразии, что имеет жизненно важное значение для длительной и стабильной ведущей роли Америки в мире.

Ф. Фукуяма (1952 г.) - представитель нового мондиализма, американский социальный философ и политолог. В работе «Конец истории?» (1989 г.) он утверждал, что история идей, в сущности, закончилась, ибо мир признал либеральную демократию в качестве «окончательной формы правления». Его неомондиализм связывает «конец истории» и начало нового планетарного, существования человечества, где будут существовать «Рынок» и «Демократия»[191]. Ф. Фукуяма интегрирует мир в гармоническую единую машину. Все регионы земного шара начнут переструктурироваться, как электроны в атоме, ориентируясь на самые мощные экономические центры (ядра).

Представитель французской школы геополитики Ж. Аттали утверждал, что сейчас в мире наступила «эра денег», которые есть универсальный эталон любой ценности. На всей земле господствуют рыночные отношения, основанные не только на деньгах, но и на информационных технологиях, доминирует единый однородный мир, и оно строится на принципах «геоэкономики».[192] Он считал, что никакие геополитические факторы не будут оказывать существенное влияние. «Геоэкономический» проект переустройства мира является промежуточным вариантом между атлантизмом и мондиализмом.

Геополитические идеи Ж. Аттали более подробно представил Карло Санторо. Он полагал, что положение в мире чревато цивилизационными катастрофами, в результате которых будет ослаблена роль международных структур, возрастет национальное самосознание и национализм в странах Восточной Европы, третьего мира, в России, интенсивно пойдет распад существующих государств, мир вступит в период малых и средних войн, вследствие чего, возникнут новые геополитические пространства.

К новым правым относил себя французский мыслитель Ж. Тириар. Свою теорию построил на правилах «автаркии больших пространств»: государство может полноценно развиваться только тогда, когда оно обладает достаточным геополитическим пространством, большими территориями. Он считал, что Европа потеряет свое значение, если не создаст единую империю, противостоящую США.

Ив Лакоста занимал ведущее место в течении прикладной геополитики. Суть его воззрения сводится к тому, что геополитика – не континентальное ведение развития исторических процессов, ее главный принцип фундаментальное планетарное мышление, основанное на цивилизационно-географическом дуализме. Ив Лакоста сводит геополитику до узкой аналитической дисциплины, получившей название «внутренняя геополитика».

РУССКАЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ

Рассмотрим русскую геополитическую мысль. Большое влияние на становление русской геополитической школы оказал Дмитрий Алексеевич Милютин (1816-1912 гг.). В работе Д. А. Милютина «Критическое исследование значения военной географии и военной статистики» заложены теоретические основы русской геополитики. В этой работе Д. А. Милютин, будучи военным министром в правительстве Александра II, определил геополитические приоритеты России, обозначив в качестве главного геополитического противника России Великобританию. Д. А. Милютин выстраивает стратегию противостояния России Великобритании практически на всех направлениях: на Балканах, где стремилась доминировать союзница Англии – Турция; в Средней Азии, которая являлась ключом к разрушению британского владычества в Индии; в Персии и Китае, которые, как и США являлись естественными союзниками России в её противостоянии с Англией.

Ещё не используя термин «геополитика», Д. А. Милютин фактически предвосхитил многие положения и выводы, к которым пришли классики западной геополитики лишь в конце XIX – начале XX века (Ратцель, Челлен, Макиндер, Мэхен). Так предметом военной географии и военной статистики, по его мнению, являются закономерности функционирования и развития государства – политическая система, экономическая и военная мощь, территория, географическое положение, очертания границ, роль того или иного рода войск в защите государства – сухопутных и морских сил. Он стал отцом русской геополитики, поскольку впервые оформил ее как самостоятельную науку.

Вениамин Петрович Семенов – Тян - Шанский (1870-1942 гг.) - российский учёный, широко известный своим трудом «О могущественном территориальном владении применительно к России» (1915 г.). В. П. Семенов-Тян-Шанский создал целостную оригинальную глобальную концепцию геополитики. В своих работах автор рассуждает о проблеме контроля над пространством, выделяет три исторически сложившиеся системы такого контроля: кольцеобразную, клочкообразную или точечную и континентальную. Семенов-Тян-Шанский считал, что следует исходить из существования на земной поверхности обширной зоны между экватором и 45 параллелью северного полушария, где расположены три большие океанические бухты: Европейское Средиземное море (вместе с Чёрным), Китайское море (вместе с Японским и Жёлтым) и Карибское море (вместе с Мексиканским заливом). Именно здесь появились три человеческие цивилизации: арийцев-семитов, монголов-малайцев и ацтеков-инков. Автор полагает, что «господином мира» будет тот, кто сможет владеть одновременно всеми тремя морями, или «тремя господами мира» будут те три нации, каждая из которых в отдельности завладеет одним из морей.

Другие идеи Семенова - Тян - Шанского: это положение о двух основных видах освоения географических пространств: внедрении и завоевании. При этом, по мнению учёного, мирное внедрение является предпочтительным, так как оставляет следы не на территории, а на духовной жизни человека, на его языке. (Этот вид имеет отношение к формам экспансии, которые применяются в современных условиях со стороны более развитых государств по отношению к менее развитым). Это также положение о том, что географическая среда распределяла и разделяла народы на менее выносливые и более выносливые, делила их на оседлый и кочевой образ жизни. Благодаря этим и ряду других идей учение Семенова - Тян - Шанского можно квалифицировать как антропогеографическое, как географию «территориальных и духовных господств человеческих сообществ» Это отмечали многие российские географы и геополитики.

Русское евразийство как первая российская геополитическая школа возникает в 20-х годах XX столетия в среде русских учёных, оказавшихся в эмиграции после Октябрьской революции в России. Главной идеей русского евразийства стала идея о России как особом мире, занимающем срединное положение между Западом и Востоком, между Европой и Азией.

Русским «евразийцем №1» явился князь Николай Сергеевич Трубецкой (1890-1938), известный славист и компаративист, специалист в области культуры и языков народов Северного Кавказа, автор работы «Европа и человечество», в которой присутствуют основные принципы грядущей евразийской идеологии. Именно Трубецкой фактически создал евразийство, открыл главные силовые линии этой теории.

Наиболее ценной идеей князя Трубецкого, ставшей фундаментом всего евразийского мировоззрения является утверждение радикального дуализма цивилизаций, понимание всего исторического процесса как конкуренции двух альтернативных проектов: европейского и евразийского. Европейский проект получил выражение в тезисе о превосходстве романо-германской цивилизации над всем остальным миром. Евразийский проект реализуется в планетарной борьбе человечества против универсального планетарного Романо-германского ига.

Эта идея получила глубокое и всестороннее развитие в творчестве других представителей русского евразийства, к числу которых относятся философ, географ и экономист П. Н. Савицкий; православный богослов Г. В. Флоровский; учёный – искусствовед П. П. Сучинский, крупный историк Г. В. Вернадский (сын академика В. И. Вернадского, автора теории ноосферы), крупный философ и юрист И. А. Ильин и ряд других.

Наиболее ярко основные идеи евразийства представлены в творчестве близкого друга и сподвижника Н. С. Трубецкого Петра Николаевича Савицкого , экономиста по образованию, соединившего в своей идеологии верность национальным традициям с порывом в будущее, с социальным модернизмом. П. Н. Савицкий был истинной душой евразийства, его бесспорным лидером.

Основная идея П. Н. Савицкого это идея России-Евразии. В соответствии с этой идеей, Россия представляет собой особое цивилизационное образование, «срединную землю». Как срединная земля она – не часть Европы, и не продолжение Азии. Она – особая, самостоятельная духовно-историческая реальность – Россия - Евразия, не материк и не континент, а синтез мировой культуры и мировой истории, развёрнутый в пространстве и времени. Россия – не национальное государство, а цивилизация, возникшая на основе синтеза арийско-славянской культуры, тюркского кочевничества и православной традиции. В русском человеке (великороссе) сочетаются и славянский и тюркский субстраты. Вводя в научный оборот термин «Россия-Евразия», Савицкий подчёркивал континентальность России, её отличие от океанических цивилизаций.

Оценивая вклад евразийцев в русскую геополитику, следует сказать следующее. Евразийство явилось самым ярким и жизнеспособным политическим учением первой половины XX века. Однако идеи этого учения не смогли осуществиться на практике. Они не получили поддержки ни в советской России, ни в основной массе русской эмиграции на Западе. Между тем, события XX века подтвердили их вывод о необходимости найти альтернативу европейско-американскому атлантизму с его агрессивным гегемонизмом.

Евразийство не утратило своего значения и сегодня, когда США празднуют, как они думают, последний этап своей цивилизационной победы над Человечеством, когда рухнул Советский Союз как оплот Евразии, её культуры, государственности и идеала. Однако евразийство – это не прошлое. Это – проект. Это – будущее, признаки которого мы всё больше ощущаем.

Неоевразийство. Идеи русского евразийства получили оригинальное продолжение в 60-е–70-е годы XX столетия в творчестве русского учёного–историка Льва Николаевича Гумилёва – сына известного русского поэта Николая Гумилёва и поэтессы Анны Ахматовой. Л. Н. Гумилёв – автор оригинальной теории этногенеза и этнических циклов, базирующейся на географическом детерминизме и органицизме, свойственном учению П. Н. Савицкого, последователем которого Гумилёв себя считал.

Наиболее важными идеями этой теории являются идеи евразийской пассионарности и этногенеза, которые сформулированы им в книге «Ритмы Евразии». Указанные идеи и легли в основу качественно нового течения – неоевразийства.

Идея пассионарности. Своей главной задачей Л. Н. Гумилёв считал, как и евразийцы, обоснование особой миссии России как России-Евразии, её исторического права на представительство интересов континентальных сил. В этих целях он прибегает к историческому подходу, раскрытию исторических истоков евразийского единства.

Исходным понятием в его теории стало понятие пассионарности, или пассионарных толчков (от лат. passio – страсть). По Гумилёву пассионарность – это необъяснимый синхронный всплеск биологической и духовной энергии, который внезапно приводит в движение вялотекущее историческое существование, захватывая различные сложившиеся этнические и религиозные группы. В этом динамическом порыве пространственной, духовной и технической экспансии, происходит сплавление разнородных «остаточных» этносов в новые активные и жизнеспособные формы. Но пассионарный всплеск не может продолжаться вечно. Постепенно он сменяется более спокойным равновесным состоянием.

Гумилёв при объяснении этих процессов исходит из того, что в каждом этносе постоянно меняется соотношение числа людей, обладающих и не обладающих пассионарностью. Спад пассионарности предопределён тем, что энергичных пассионарных людей с каждым новым поколением становится всё меньше и меньше, и социальная система последовательно проходит разные стадии (фазы): роста, подъёма, надлома, спада.

Этногенез. Идея пассионарности используется Л. Н. Гумилёвым для объяснения возникновения народов, то есть этногенеза. Главная причина этногенеза, по Гумилёву, состоит в мутациях биосферы, вызванных процессами, происходящими в космическом пространстве. Эти мутации выражаются в изменениях, происходящих на границах между этносами (совпадающих, как правило, со стыками ландшафтов). Под влиянием разного рода вспышек космической энергии в биосфере земли происходят различные изменения: рождаются новые этносы, происходит возникновение суперэтносов. При этом некоторые этносы исчезают, другие сохраняются в «реликтовом» состоянии, третьи нарождаются и начинают свой исторический путь. Великороссы и являются таким молодым этносом, возникшим на стыке Европы и Азии и сплотившим вокруг себя суперэтнос России-Евразии или евразийской Империи.

С этих позиций Гумилёв подходит и к объяснению русского этноса. Великороссы, по мнению учёного, представляют особый этнос, сложившийся в результате тюркско-славянского слияния, произошедшего в результате мощного пассионарного толчка, связанного с нашествием монголо-татар. В результате этого слияния возник специфический сплав Леса и Степи, предопределивший сущность цивилизации, культуры, стереотипов поведения великороссов. На русской земле в XII веке проживало множество этносов. Но славяне были доминирующей силой, воспринявшей в значительной степени византийскую культуру. Во взаимодействии со Степью русичи выступали как представители Леса, той географической среды, которая предопределила роль Руси во взаимодействии со Степью, ту сочетаемость (комплиментарность), которая и стала основой создания России-Евразии.

Современное российское евразийство представлено в нескольких разновидностях:

Одно из них представлено течением национальной идеократии имперского континентального масштаба, возникшим вокруг газет «День», «Завтра», журнала «Элементы». Это течение развивает идеи П. Савицкого, Н. Трубецкого, Л. Гумилёва, направлено против либерального западничества и узко этнического национализма.

Другое течение современного неоевразийства опирается на идею континентального русско-иранского союза. По мнению представителей этого течения, русский и тюркские народы имеют положительную комплиментарность, совпадение экономических и политических интересов, основных моральных ценностей.

Ещё одно течение неоевразийства развивает идею воссоздания экономического и политического единства бывших республик Советского Союза.

Каждое из названных течений современного неоевразийства делает упор на какой-то конкретной цели, но все они в своём основном содержании противостоят современному атлантизму и мондиализму, развернувшим стратегическое наступление на евразийском континенте.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ