Информационная политика

Содержание Введение .2 Глава 1. Информационная политика: содержание и основные концептуальные подходы ….5

Содержание

Введение………………………………………………………………………….2

Глава 1. Информационная политика: содержание и основные концептуальные подходы……………………………………………………….5

1.1. Определение и содержание государственной информационной политики ………………………………………………………………….…………………5
1.2. Концепция государственной информационной политики……………….7
1.3. СМИ как объект и субъект государственной информационной политики России……………………………………………………………………………12

1.4. Информационное пространство и информационная политика: точки пересечения……………………………………………………………………...15

Глава 2. Ментальные особенности российского общества как фактор формирования и реализации информационной политики…………………...20

2.1. Историческая ретроспектива формирования российской ментальности……………………………………………………………………20

Глава 3. Налаживание эффективных взаимоотношений с другими странами как одна из задач информационной политики………………………………..24

3.1 Виртуальный образ России: день сегодняшний…………………………..24
3.2. Коррекция виртуальных образов России как задача государственной информационной политики…………………………………………………......28
3.3. Оценка предпринимаемых усилий……………………………………...…31

Заключение………………………………………………………………………34

Список использованной литературы…………………………………………...37

ВВЕДЕНИЕ .

Актуальность разработки данной проблемы обусловлена тем, что государственная информационная политика (ГИП), ее формирование и реализация на современном этапе доктринально и насущно выдвигаются на передний план политики российского государства.

Со дня развала Советского Союза прошло 15 лет, но до сих пор не утихают споры по поводу причин крушения столь мощной государственной машины. Я не ставлю целью своей работы перечисление всех факторов, приведших к исчезновению СССР, но лишь предлагаю взглянуть на произошедшее под несколько другим углом.

Существует мнение, что Советский Союз погубило не столько экономическая несостоятельность, внутренние противоречия, крушение идеологии и т.д., сколько невозможность государства обеспечить переход к информационному обществу. Вот что говорит по этому поводу Я.Н.Засурский: “Когда мы начинаем думать, почему СССР развалился, то приводим многие данные и многие соображения, но никогда не задумываемся над тем, что с централизованным вертикальным управлением, которое было в СССР, невозможно было войти в новую эпоху, в новую технологию. Для развития информационного общества необходимо расширять горизонтальные и сетевые структуры. Они открывают новые возможности для инициативы каждого гражданина, а это огромный ресурс для среднего, малого бизнеса, для того, чтобы новые идеи не только быстро рождались, но и быстро реализовывались”[1] . Таким образом, развал Советского Союза был изначально заложен самой системой власти. Не был учтен тот факт, что следующий этап развития индустриального общества – это переход к постиндустриальному обществу, где главенствующая роль отводится не материальным ценностям, а духовным. У человека формируется иное мировоззрение, он начинает страдать от “информационного голода”. Разрешить данное противоречие государственная система не в силах, ибо она базируется на принципах закрытости, цензуры и монополии на информацию.

На сегодняшний день для построения политического курса руководство страны старается учитывать новые тенденции, чтобы избежать ошибок прошлого. Так, если для недавнего прошлого была характерна гонка вооружений в ведущих странах мира, то сегодня – гонка информатизации. И это означает не только обогащение в технической и информационной сферах, но и построение единого информационного пространства, и создание информационного общества. На мой взгляд, в данном ключе будет очень верным и такое высказывание: “Иметь важную информацию значит иметь власть; уметь отличить важную информацию от неважной означает обладать еще большей властью; возможность распространять важную информацию в собственной режиссуре или умалчивать ее означает иметь двойную власть”[2] . Сегодня мир делится на информационно богатые и информационно бедные страны. Первые развиваются, совершенствуются, процветают и правят, у вторых все эволюционные процессы происходят значительно медленнее, они вынуждены зависеть и подчиняться воле более успешных государств.

Уже в 1997 г. представители власти отмечали катастрофическое отставание нашей страны в формировании информационного общества: “Отставание России в подготовке к вхождению в информационное общество может привести к огромным экономическим и социальным потерям, а также к выпадению страны из цивилизованного мирового сообщества, к потере информационного суверенитета России”[3] .

На данном этапе стратегически важной задачей становится попадание России в первый “лагерь”. Для этого необходимо создание единого информационного пространства на территории нашей страны, формирование информационного общества и, соответственно, проведение грамотной государственной информационной политики.

Объектом исследования являются информационные процессы, отражающие, выражающие, защищающие права личности, интересы общества и политику государства. В обобщенном смысле, это – государственное управление данными процессами внутри и вовне посредством целенаправленной ГИП.

Предмет данного исследования – тенденции, элементы, перспективы развития ГИП, условия ее успешного формирования и реализации на региональном, федеральном и международном уровнях.

Анализ осуществляется в теоретическом аспекте: оцениваются имеющиеся подходы к проблеме таких ученых и политиков как: В.Д. Попов, Д.Ф. Мезенцев, И.М. Дзялошинский, Ю.А. Нисневич, С.В. Коновченко, Е.П. Тавокин, П.И. Симуш и др.

Сделана попытка выдвижения отдельных новых дополняющих и развивающих положений.

Цель данной работы – обобщение и систематизация знаний и представлений в данной области, выделение ключевых элементов ГИП.

Задачи исследования:

- определение понятийного аппарата и исследовательского инструментария;

- всесторонний анализ элементов ГИП;

- изучение исторической обусловленности ГИП;

- рассмотрение путей использования ГИП для налаживания эффективных взаимоотношений России с другими странами.

Методологической основой представленной работы послужили:

- метод системного анализа, ориентированный на комплексное изучение процессов регулирования информационных потоков в каналах коммуникации;

- метод конкретно-исторического анализа функционирования основных структурных параметров системы информации, этапов её становления в соответствии с основными вехами развития истории общества.

ГЛАВА 1. ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА: СОДЕРЖАНИЕ И ОСНОВНЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПОДХОДЫ.

1.1.Определение и содержание государственной информационной политики.

Политика – это особая сфера жизнедеятельности людей, связанная с властными отношениями, с государственным устройством, социальными институтами, действие которых ведется в соответствии с законом и призвано гарантировать жизнеспособность граждан, сообществ людей, реализацию их общей воли, интересов и потребностей.

Государственная информационная политика (ГИП) – “это способность и возможность субъектов политики воздействовать на сознание, психику людей, их поведение и деятельность с помощью информации в интересах государства и гражданского общества”[4] . В более широком смысле – это “особая сфера жизнедеятельности людей…, связанная с воспроизводством и распространением информации, удовлетворяющей интересы государства и гражданского общества, и направленная на обеспечение творческого, конструктивного диалога между ними и их представителями”[5] .

Для России проведение грамотной государственной информационной политики означает:

- развитие гражданского общества;

- обеспечение конструктивного диалога между государством и СМИ и властью и обществом;

- признание презумпции открытости информации для граждан и защиту их информационных прав;

- ориентацию главных компонентов информационного пространства на обеспечение свободного обращения информации, воплощения в жизнь конституционного права на свободный поиск, получение, производство информации и ее распространение;

- повышение доверия общества к власти;

- налаживание эффективных взаимоотношений России с другими странами и т.д.

9 сентября 2000 г. Президентом РФ была утверждена “Доктрина информационной безопасности Российской Федерации”, подчеркивающая необходимость проведения ГИП, в основе которой должен лежать национальный интерес России. Это значит, что в нашем обществе, где функционирует огромное множество СМИ, проповедующие самые разные политические, культурные и ценностные ориентации, государство должно задать некий вектор единого движения – проводить ГИП, отражающую интересы и потребности всего общества в целом.

Также ГИП должна быть направлена на реализацию национальных интересов России в информационной сфере.[6] :

- соблюдение конституционных прав и свобод в области получения и пользования информацией, сохранение и укрепление духовно-нравственных ценностей общества, культурного и научного потенциала страны;

- информационное обеспечение государственной политики Российской Федерации, связанное с доведением до российской и международной общественности достоверной информации о государственной политике Российской Федерации, ее официальной позиции по политическим и социально значимым событиям российской и международной жизни, с обеспечением доступа граждан к открытым государственным информационным ресурсам;

- развитие современных информационных технологий, отечественной индустрии информации, в том числе индустрии средств информатизации, телекоммуникации и связи, обеспечение потребностей внутреннего рынка ее продукцией и выход этой продукции на мировой рынок, а также обеспечение накопления, сохранности и эффективного использования отечественных информационных ресурсов;

- защита информационных ресурсов от несанкционированного доступа, обеспечение безопасности информационных и телекоммуникационных систем, как уже развернутых, так и создаваемых на территории России.

Для эффективной реализации ГИП, естественно, должны быть в полной мере привлечены СМИ – так как это один из важнейших источников и каналов передачи информации. В рамках ГИП деятельность средств массовой информации должна быть направлена на консолидацию общества. Но для оправдания всех надежд, возложенных на ГИП, необходимо разработать ее научную базу, усовершенствовать законодательство в сфере информации и информатизации и создать специальный орган, ответственный за единую государственную информационную политику.

Безусловно, осуществление ГИП должно являться приоритетной задачей нашего государства, поскольку она является важнейшей составной частью внешней и внутренней политики Российской Федерации.

1.2. Концепция государственной информационной политики.

Политика информатизации, принципы и положения которой в России начали формулироваться и развиваться с начала 90-х годов, сводилась “с небольшими вариациями к обеспечению научно-технических, производственно-технологических и организационно-экономических условий создания и применения информационных технологий, информационной инфраструктуры и системы формирования информационных ресурсов. При этом политика информатизации была отделена от политики, проводимой государством в области СМИ, связи и телекоммуникаций”[7] .

Такой вывод делается авторами Концепции государственной информационной политики, одобренной Комитетом Государственной Думы по информационной политике и связи (15 октября 1998 г.) и Постоянной палатой по государственной информационной политике Политического консультативного совета при Президенте Российской Федерации (21 декабря 1998 г.).

“На протяжении многих лет государственная информационная политика охватывала, главным образом, проблемы, связанные с деятельностью средств массовой информации”, – говорится в упомянутой Концепции. Только “в последние 2-3 года содержание ГИП было несколько расширено, и в него попали отдельные элементы защиты прав граждан и организаций на общедоступную информацию, гарантированных Конституцией страны”.

Концепция государственной информационной политики так определяет предмет своего исследования: “государственная информационная политика представляет собой совокупность целей, отражающих национальные интересы России в информационной сфере, стратегических направлений их достижения (задач) и систему мер, их реализующих”[8] . Долгосрочной стратегической целью ГИП провозглашается построение демократического информационного общества и вхождение страны в мировое информационное сообщество. Она будет эффективна, если ее основой станут: системность и открытость. Одна из главных целей ГИП – согласование интересов граждан, общества и государства, налаживание диалога между ними.

В Концепции государственной информационной политики ее основные задачи сформулированы следующим образом:

- модернизация информационно-телекоммуникационной инфраструктуры;

- развитие информационных, телекоммуникационных технологий;

-эффективное формирование и использование национальных информационных ресурсов (ИР), обеспечение широкого, свободного доступа к ним;

- обеспечение граждан общественно значимой информацией и развитие независимых средств массовой информации;

- подготовка человека к жизни и работе в грядущем информационном веке;

- создание необходимой нормативной правовой базы построения информационного общества.

Концепция государственной информационной политики охватывает практически все наиболее значимые положения и принципы, составляющие основу ГИП:

Принцип открытости политики – все основные мероприятия информационной политики открыто обсуждаются обществом и государство учитывает общественное мнение.

Принцип равенства интересов – политика в равной степени учитывает интересы всех участников информационной деятельности вне зависимости от их положения в обществе, формы собственности и государственной принадлежности (единые для всех “правила игры”).

Принцип системности – при реализации принятых решений по изменению состояния одного из объектов регулирования должны учитываться его последствия для состояния других и всех в совокупности.

Принцип приоритетности отечественного производителя – при равных условиях приоритет отдается конкурентоспособному отечественному производителю информационно-коммуникационных средств, продуктов и услуг.

Принцип социальной ориентации – основные мероприятия ГИП должны быть направлены на обеспечение социальных интересов граждан России.

Принцип государственной поддержки – мероприятия информационной политики, направленные на информационное развитие социальной сферы финансируются преимущественно государством.

Принцип приоритетности права – развитие и применение правовых и экономических методов имеет приоритет перед любыми формами административных решений проблем информационной сферы.

Авторы Концепции уверены в необходимости перехода России к информационному обществу со всеми из этого вытекающими последствиями. Так, рассматривая ГИП в отношении СМИ, приходишь к выводу, что в силу большой значимости для общества информации и, как следствие, средств массовой информации, необходимо вмешательство государства в регулирование деятельности печати, радио и телевидения через реализацию ГИП. В связи с этим в Концепции выделяются основные направления ГИП в сфере СМИ:

- недопущение подчинения СМИ конъюнктурным интересам власти и бизнеса и усиления возможностей их влияния на СМИ (прямой нажим, снабжение СМИ неполной, неопределенной, искаженной или ложной информацией, откровенной дезинформацией, умышленные недоговоренности, сращивание структур власти, бизнеса, прессы и т.п.);

- регулирование уровня концентрации и монополизации СМИ (препятствие уменьшения независимых источников информации, сосредоточению СМИ в руках представителей экономической элиты, бесправию журналистов и т. п.);

защита интересов региональных рынков массовой информации и содействие развитию местных СМИ;

- совершенствование национального законодательства в части гарантий свободы слова и информации, свободного распространения массовой информации, в том числе на трансграничном уровне, недопущения распространения насилия и нетерпимости через СМИ, обеспечения плюрализма СМИ, доступа к официальной информации.

На мой взгляд, данные положения верны, и они отражают основные позиции ГИП. Но на сколько они выполняются в реальности?

Реализацию первого направления ГИП тормозит:

- государство не предпринимает решительных шагов для освобождения СМИ от экономической зависимости;

- на уровне субъектов федерации большой процент изданий имеют в качестве учредителей или соучредителей органы исполнительной или законодательной власти;

- государство принимает активное участие в централизованном формировании ежедневного рейтинга новостей;

- со второй половины 90-х гг. наблюдается резкая активизация капитала в сфере концентрации медиасобственности.

Претворение в жизнь остальных направлений ГИП в сфере СМИ также оставляет желать лучшего по нескольким причинам: во-первых, “чиновники по-прежнему… управляют большей частью информационных процессов на местном уровне”; во-вторых, “имеющееся законодательство не получило должного развития по целому ряду важнейших вопросов, как-то: отношения “владелец – учредитель – редакция”; статус издателя, вещателя и собственника; антимонопольное регулирование в сфере СМИ, участие иностранных инвесторов в деятельности СМИ. Не приняты основополагающие законы о теле- и радиовещании и оправе на информацию”; в-третьих, “государство не обеспечивает единого информационного пространства”[9] .

Таким образом, положения, отраженные в Концепции, безусловно, должны составлять основу ГИП, но, в тоже время, государство должно взять на себя ответственность за ее формирование и реализацию.

1.3.СМИ как объект и субъект государственной информационной политики России.

Для того чтобы определиться, какие перспективы ожидают ГИП, необходимо разобраться в ситуации со СМИ.

Ни для кого не секрет, что на сегодняшний день СМИ и средства массовой коммуникации (СМК) обладают огромной властью. Эта сила проявляется не в давлении на государственные органы, принимающие решения, а в умении властвовать над обществом, формировать, строить общественное мнение, политический настрой граждан, ориентации и восприятия. И с возможностью медиа можно и нужно считаться.

СМИ все больше становятся основной (едва ли не единственной) средой политической коммуникации – со всеми вытекающими отсюда последствиями. Последнюю мысль в свое время довольно-таки хорошо пояснил Сергей Доренко в интервью “Эхо Москвы”. На вопрос, почему власть стремится взять под контроль телевидение, он говорит: “Они (власть) – лазерное шоу, их не существует. Их генерирует телевизор. Если выключить телевизор, их не станет. Вот почему они боятся. Они – телепродукт. Если выключить телевизор, его уже нет. В этом проблема. А любой продукт стремится контролировать источник, который его воспроизводит, потому что он боится, что его выключат. Поэтому он должен контролировать телевидение, чтобы существовать. Тогда он сам себя генерирует”.

Термин “медиатизация политики” ввел И.И. Засурский: “это такой процесс, при котором политическая жизнь, перемещается в символическое пространство средств массовой информации”[10] . По его мнению, для понимания важности режима работы массовых средств информации в качестве закона публичной политики необходимо сосредоточиться на анализе внутренних технологий сбора и осмысления информации в масс-медиа.

Особое внимание в связи с этим следует обратить на анализ тематики сообщений, транслируемых СМИ. Как правило, формирование повестки дня рассматривают в контексте политических новостей. Новость сама по себе становится объектом борьбы, которая направлена на то, чтобы определить, что является общественно важным, а что не заслуживает такого внимания. “Причем в данном случае борьбу нельзя понимать как рациональные практики, в том смысле, что агенты хорошо представляют себе, кому выгоден тот или иной информационный повод”. Сегодня в этой борьбе начинают доминировать сами средства массовой информации, так как они имеют собственные представления на сей счет, которые тоже являются ставками в этой борьбе. По крайней мере, именно журналисты, репортеры, комментаторы хорошо “знают”, что такое “новостное” сообщение. “Следствием этой ситуации становится навязывание политикам определенных правил, с которыми приходится считаться. Собственно говоря, это и есть один из эффектов медиатизации политики. Более того, именно в этом контексте следует понимать власть прессы, а не в каком то другом смысле”.

Процесс медиатизации политики можно охарактеризовать так: политике придается все большая публичность, которая расширяет свою экспансию. Политики сдают один рубеж за другим. Например, частная сфера, становясь публичной, становится одновременно политической. Тот, кто пытается удерживаться в рамках ограниченной публичности тут же начинает сдавать свои позиции в политической борьбе. Правило, которое вывела Ноэль-Нойман “тот, кто не находит своего мнения в массовой коммуникации, тот безмолвствует” (Ноэль-Нойман), для политиков следует перефразировать: тот, кто не присутствует в массовой коммуникации (или тот, кто не слишком публичен), того нет в поле политики. Конечно, здесь несколько гиперболизирована роль массовой коммуникации в политическом процессе, так как, политика вовсе не сводится к публичной политике (но публичная политика все время захватывает новые пространства корпоративной, “подковерной” борьбы). Однако, важно другое: “отмеченные тенденции приобретают самостоятельный характер, что придает политическому процессу неуправляемый характер, по крайней мере, в том смысле, что поле политики перестает быть самодостаточным и самовоспроизводящимся по внутренним правилам”[11] .

Средства массовой информации – это инструмент реализации ГИП. Для того чтобы данный процесс проходил успешно, следует решить, во-первых, проблему воздействия органов государственной власти на СМИ, во-вторых, прекратить процесс дегуманизации информации, в-третьих, инициировать закон о свободе доступа граждан к информации органов государственной и местной власти с четко очерченными мерами ответственности чиновничьего аппарата, в-четвертых, необходима разработка и принятие закона о ГИП.

Опираясь на позитивный зарубежный опыт, на анализ исследований в сфере средств массовой коммуникации и социально-политических отношений в обществе можно говорить о перспективности реализации ГИП, изменив в нашей действительности некоторые моменты:

- совершенствование законодательства в сфере СМИ и СМК (регулирование концентрации и монополизации СМИ, уточнение отношений “владелец – учредитель – редакция”;

- принятие законов о праве на информацию и о телерадиовещании, о прозрачности деятельности структур государственной власти, об ограничении государственного участия в учреждении СМИ и непосредственном их финансировании (на местном уровне) и др.) с широким обсуждение проектов законов в СМК;

- создание федерального общественного телевещания;

- формирование комиссий жалоб на СМИ (в сфере рекламы);

- стимулирование появления омбудсманов в СМИ;

- разработка системы экономической поддержки печатных СМИ с целью - осуществления плюрализма мнений и высокого качества изданий, а также снижения стоимости печатных изданий с целью расширения круга читателей;

введение норм маркировки телевизионных программ в целях ограничения нанесения психологического вреда, в первую очередь, детям и подросткам;

создание системы экологии СМИ;

- осуществление системы формирования централизованного ежедневного рейтинга новостей;

- выработка системы противостояния манипулятивным функциям СМИ;

стимулирование формирования системы этического регулирования деятельности прессы[12] .

1.4. Информационное пространство и информационная политика: точки пересечения .

По определению И.М. Дзялошинского, информационное пространство “это пространство информационных отношений, создаваемое взаимодействующими по поводу информации субъектами, но вместе с тем имеющее свое особое (системное) качество, отсутствующее в самих субъектах”.

Профессор Е.П. Прохоров сделал несколько практически значимых выводов[13] :

- В информационном пространстве должны быть налажены устойчивые отношения между компонентами информационных ресурсов и потребителями информации, характеризующиеся равными возможностями доступа к последней.

- Отношения регламентируются определенными принципами и правилами, их основа и суть – упорядоченное получение и обмен информационными ресурсами.

Смысл создания и функционирования информационного пространства – реализация конституционного права граждан на информацию, которое обеспечивает развитие демократического массового сознания.

Необходимо правовое регулирование информационного обмена в информационном пространстве, исключающее ущемление прав граждан и возникновение информационных угроз личности, обществу и государству.

Движение России в сторону создания информационного пространства началось с указа Президента Российской Федерации “Вопросы формирования единого информационно-правового пространства Содружества Независимых Государств” и “О совершенствовании информационно-телекоммуникационного обеспечения органов государственной власти и порядке их взаимодействия при реализации государственной политики в сфере информатизации”. Позднее на основе “Концепции формирования и развития единого информационного пространства России и соответствующих государственных информационных ресурсов” (1995 г.) появился ряд законов, в которых были даны основные правовые определения информационного пространства, информационного поля, информационного продукта, информационного обмена и т.д. (например, Закон “Об участии в международном информационном обмене”, 1996 г.; “Концепция формирования информационного пространства Содружества Независимых Государств”, 1997 г. и др.).

В качестве основных проблем, на решение которых направлены эти законы, в Концепции развития единого информационного пространства перечислены следующие: отсутствие единого целостного информационного пространства, неравномерность распространения по территории России информационных услуг, ресурсов и программных продуктов, отсутствие реальных возможностей для удовлетворения потребностей граждан на получение информации и т.д.[14]

Очевидно, что в России пока нет единого информационного пространства, и вышеперечисленные проблемы не решены. Отмечу, что становление данного процесса будет затруднительно до тех пор, пока власть не решит проблему, во-первых, налаженной двусторонней связи (в т.ч. и информационной) между центром и регионами, а также между самими регионами. Во-вторых, пока СМИ не осознают, что обязаны действовать не в угоду отдельных корпоративных клиентов, а всего общества в целом.

“Иначе говоря, создание единого информационного пространства – это способность государства при помощи различных форм регулирования деятельности средств массовой информации и коммуникации стимулировать ее таким образом, чтобы СМИ и СМК обеспечивали всех граждан необходимой и достаточной информацией, максимально полным спектром фактов и мнений, имеющих хождение в стране и мире, с целью ориентации (отвечающей информационным потребностям граждан) в происходящих событиях и выработки своего отношения к этим событиям, в том числе версией государственных органов, или официальной версией. Официальная версия не должна быть исключительной, она может быть лишь господствующей, и господствующей только в силу поддержки ее иными версиями и фактами, представленными другими, в первую очередь независимыми СМИ. Когда государственная, или официальная версия становится подобной господствующей версией, это является лучшим подтверждением, что народ избрал достойную власть, которая реально готова строить правовое государство”[15] .

28 мая 1999 г. Комитетом по информационной политике была одобрена “Концепция формирования информационного общества в России”. Так что же такое информационное общество?

“Информационное общество – это ступень в развитии современной цивилизации, характеризующаяся увеличением роли информации и знаний в жизни общества, возрастанием доли инфокоммуникаций, информационных продуктов и услуг в валовом внутреннем продукте (ВВП), созданием глобального информационного пространства, обеспечивающего эффективное информационное взаимодействие людей, их доступ к мировым информационным ресурсам и удовлетворение их социальных и личностных потребностей в информационных продуктах и услугах”[16] .

Ученые выделяют основные сущностные характеристики информационного общества[17] :

- Базисной характеристикой информационного общества является доминирование собственности на знания и информацию;

- Информация и знание приобретают свойства товара и способности приносить владельцам “избыточную прибавочную стоимость”;

- В информационном обществе все большую роль в управлении обществом, всеми сферами его жизни играет не только коммерческий и государственный, но и информационный менеджмент, где производство, обмен и потребление информации становится первейшим атрибутом управленческой деятельности;

- С построением информационного общества в конце двадцатого века обозначилась “отличительная социальная и политическая тенденция… – это построение социального действия и политики вокруг первичных идентичностей, либо прописанных, укоренившихся в истории и географии, либо построенных заново в тревожном поиске смыслов и духовности”;

- В информационном обществе… не только (и чаще не столько) бытие определяет сознание. Информация есть результат отражения бытия, а наоборот – сознание творит, изменяет наше бытие;

- Информационное общество – это тип (вид) открытого общества. Открытое общество характеризуется доступностью информации для граждан.

Таким образом, из всего вышесказанного можно сделать вывод, что мы лишь находимся в стадии подготовки к формированию информационного общества, и, судя по всему, это будет долгий и нелегкий процесс.

Следует отметить, что формирование целостного информационного пространства России и информационного общества – одни из главных задач при осуществлении государственной информационной политики.

ГЛАВА 2. МЕНТАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ И РЕАЛИЗАЦИИ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ.

2.1. Историческая ретроспектива формирования российской ментальности.

Проблемы формирования в современной России единого информационного пространства, построения информационного общества, формулирования и реализации государственной информационной политики неразрывно связаны с вопросами внешнего и внутреннего восприятия и понимания нашим народом своей роли и потребностей в современном мире, т.е. национальную самоидентификацию – российский менталитет. В данной главе будет осуществлена попытка рассмотреть российскую ментальность через призму истории России, ее политических, социальных, экономических и культурных особенностей.

И.К. Пантин, доктор философских наук, заведующий лабораторией Института философии РАН, в своей работе “Национальный менталитет и история России” рассматривает менталитет как “выражение на уровне культуры народа исторических судеб страны, как некое единство характеров исторических задач и способов их решения, закрепившихся в народном сознании в культурных стереотипах. В менталитете определенной нации откладывается ее исторический опыт, перипетии ее формирования и развития. Менталитет – это своеобразная память народа о прошлом, психологическая детерминанта поведения миллионов людей, верных своему исторически сложившемуся “коду” в любых обстоятельствах, не исключающих катастрофические”.

Рассматривая историческую составляющую формирования российского менталитета, представляется возможным выделить некие сквозные моменты, которые оказали решающее влияние на этот процесс.

Борьба за объединение Руси, за выживание страны перед лицом нашествия иноземных полчищ (татаро-монголы, поляки во времена Смуты, французы, немцы). Одновременно с этим – модернизация народного хозяйства, обновление общественного и экономического строя (“европеизация”). Большинство этих задач россияне решали с помощью сильной власти. И.К. Пантин в своей работе иллюстрирует это следующими примерами: “Ни Киевской Руси, ни Новгородской не удалось стать основой объединения Руси прежде всего потому, что феодально-торговую аристократию (а в Вильне – феодально-земельную) не поддержали народные низы. И наоборот, поддержка со стороны этих низов Царя Московского Православного обусловила политическое возвышение, а затем политическую гегемонию Москвы в деле собирания русских земель. Точно так же дело обстояло и по окончании Смуты, когда позиция “мизинных людей”, “тяглых мужичков” сыграла решающую роль в восстановлении монархии”.

Монархическая традиция в сознании народных масс стала преобладающей на протяжении веков – вплоть до начала XX в. Она выражалась в следующем: неопределенная общность, бесформенная, мало структурированная, лишенная внутреннего строя страна, объединялась в критические моменты своего существования вокруг идеи сильной, неограниченной формальными установлениями монархии. Даже тогда, когда царская монархия в результате революции 1917 г. была свергнута, идея сильной (но теперь уже диктаторской) власти нашла в итоге поддержку в народных массах. При этом нельзя сказать, что россиянин изменяет своему предназначению человека, не способен ценить свободу, дело в том, что тяжелые испытания, доставшиеся на его долю, научили его жертвовать своими личными правами во имя существования Российского государства.

Начиная со времен Ивана Грозного, Россия стремилась на Запад, чтобы завоевать выход к Балтийскому морю. Со времен царствования Петра I началось настоящее участие России в большой политике европейского уровня, наравне с европейскими державами. Качественный скачок был достигнут за счет создания в короткий срок хорошо вооруженной армии, за счет насаждения на российскую почву ряда технологических нововведений, появившихся впервые в Западной Европе. Начиная с Петра, появляется такое понятие нашей жизни, как “догоняющее развитие”, “догоняющая модернизация” в качестве особого типа экономического и социального движения России. Вслед за Петром “революцию сверху” осуществил Александр II, а в XX в.- большевики.

Отечественные историки оценивают “догоняющее развитие” не только в терминах прогресса, широко известен тот факт, что интенсивная вестернизация, как правило, сопровождалась в истории России насильственной ломкой всего старого, включая и прогрессивные проявления народной жизни. Российский вариант “догоняющего развития” связан с “революциями сверху”, истоки которых коренятся не столько во внутренних социальных сдвигах, сколько в вынужденной необходимости ускоренно догонять Запад. И.К. Пантин приводит следующие примеры, подтверждающие данный тезис: “войска Петра I терпят поражение под Нарвой, под угрозой разгрома царь вынужден в самые короткие, сжатые сроки, в самой варварской форме навязывать громадной стране “европеизацию”. Посмотрите ход событий, подготовивших 1861 г. Поражение в Крымской войне показало, что крепостное право не в состоянии обеспечить соперничество России “на равных” с западными странами. И начинаются “великие реформы”, которые, вообще говоря, своей непосредственной целью имели, как и петровские, укрепление российского военного могущества. Отсюда характер реформ: насаждение сверху крупной промышленности за счет ограбления крестьянства. Реформирование растягивается на колоссальное время и заканчивается Октябрьской революцией. Это – единая историческая эпоха, поскольку комплекс социальных проблем, возникших после 1861 г., исчерпал себя окончательно только в 1917 г., в связи с ликвидацией помещичьего землевладения”[18] .

Октябрьская революция 1917 г. и последующее развитие советского государства с ускоренной коллективизацией и индустриализацией, глобальным противостоянием систем, гонкой вооружений служат характерным примером цикличности и историческим закономерностей развития российского общества.

Подобная картина наблюдается и на современном этапе развития российского государства. Начаты масштабные реформы, но не постепенно, а произошел резкий слом всего старого. В связи с этим реформирование растянется на громадный исторический срок.

Проведенная историческая ретроспектива позволяет выделить коренные особенности – столпы русского общества, которые хотя и претерпевали определенные изменения, но суть их оставалась неизменной. Это – общинность, соборность и крепкая православная вера. В 30-е годы девятнадцатого века, когда европеизм слишком сильно “заразил” русское общество, этот взгляд обрел каноническую государственную формулу: православие, самодержавие и народность. Три кита, на которых, казалось, вечно стояла и будет стоять Россия. Таким образом, наша страна тогда попыталась отделиться от Запада. В эпоху недавнюю, эпоху более плотного железного занавеса, триада превратилась вроде бы в диаду: партийность и народность. Но суть была та же: общинно-государственное начало в противовес западному индивидуализму. Современная эпоха: безоглядная ломка всего старого, кризисы, приведшие к постепенному осмыслению исторического пути и постепенному возвращению к исконным русским началам.

ГЛАВА 3. НАЛАЖИВАНИЕ ЭФФЕКТИВНЫХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ С ДРУГИМИ СТРАНАМИ КАК ОДНА ИЗ ЗАДАЧ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ

3.1 Виртуальный образ России: день сегодняшний.

Каждая уважающая себя страна мира заинтересована в том, чтобы о ней знали как можно больше, чтобы эта информация носила позитивный окрас, дабы упрочить свое положение на международной арене, завоевать уважение как своих конкурентов, так и партнеров, и обеспечить приток инвестиций. Правительства всех высокоразвитых стран привлекают все возможные средства, используют различные методы, тратят огромные суммы на создание и поддержание позитивного образа.

Так, например, “Пентагон, как подтвердил его пресс-атташе Лоуренс Ди Рита, собирается с середины декабря потратить 300 млн долларов, чтобы поднять подпорченный престиж США. В электронных и печатных СМИ должны быть помещены соответствующие статьи, объявления, реклама. “Они должны помочь противостоять тенденции распространения в мире неправильной, неточной и губительной для США информации о войне против терроризма”, – разъяснил Ди Рита”[19] . В сравнении: “согласно закрытой бюджетной строке к затратам на “имиджевый наряд” России можно отнести около 170-180 млн рублей в год”[20] .

В течение достаточно продолжительного времени – более десяти лет с момента распада СССР и начала демократических преобразований в стране – государством не велось никакой специальной деятельности, направленной на формирование положительного имиджа России за рубежом. В период до 90-х годов XX века мощная пропагандистская машина обеспечивала повсеместное информационное присутствие и обеспечение интересов СССР. Этот процесс проводился на прочной идеологической основе. Так в 1961 году было создано Агентство печати “Новости” (АПН), которое было призвано вести “пропаганду советского образа жизни за рубежом”. В том же направлении работали Союз советских обществ дружбы, в определенной степени – Телеграфное агентство Советского Союза (ТАСС).

Однако после кардинальных изменений в начале 90-х годов власти отказались от старых методов ведения информационной политики за пределами страны, не предложив ничего взамен. В итоге, страна постепенно теряла не только очень сильный информационный ресурс, но и “сдавала” свои позиции на мировой арене.

И, наконец, в 2001 году сразу три органа власти заявили о начале крупномасштабных и всеобъемлющих действий по работе над формированием положительного образа страны: это Администрация Президента РФ, Министерство печати, телевидения, радиовещания и средств массовой информации и Министерство иностранных дел Российской Федерации.

Такое единодушие государственных органов можно объяснить только крайней необходимостью. В 2001 г. Министр печати М.Лесин выразил озабоченность неверной интерпретацией в американской прессе событий, происходящих в России: “Необходимо разъяснять международному сообществу, что на самом деле происходит в России”[21] . На Всемирном конгрессе по информационному сотрудничеству в июне 2001 года С.Ястржембский заявил, что вопросами имиджа России надо заниматься так же серьезно, как и реформами. По его словам, за рубежом Россию воспринимают “неоднозначно”. Ссылаясь на данные социологических исследований, помощник президента подчеркнул, что сами потребители иностранных СМИ характеризуют подаваемую информацию о России как “ограниченную”, а “особенно игнорируется позитивная информация о России в американских СМИ”. На Международной конференции “Современные имидж технологии в бизнесе” Е.М. Примаков начал свое выступление так: “Подавляющее большинство материалов о России в зарубежных СМИ носят негативный или пессимистический характер. Причем, сегодня о России думают и пишут хуже, чем в 60-е и 70-е годы”[22] . Таким образом, становится понятно, что власть решила вплотную заняться проблемой имиджа не только потому, что о нас плохо пишут и думают, но и потому, что это негативно отражается на способности отстаивать политические позиции страны по ключевым вопросам, наносит ущерб экономике, инвестиционной и культурной привлекательности России.

Имидж страны – “это унифицированный для массового сознания виртуальный образ страны, созданный средствами эмоционально-психологического и художественного воздействия, в котором тесно переплетаются оценка реальной ситуации и мнения, сформированные с целью повышения престижа, уважения к стране и ее популяризации”. Имидж страны бывает внутренним – для граждан, и внешним – для мирового сообщества[23] . Оба имиджа между собой тесно связаны, поскольку восприятие образа страны обществом не может сильно отличаться от его действительного состояния, следовательно, задача конструирования позитивного имиджа задает приоритеты развития самого общества – ставит на первое место заботу о людях. Когда человеку станет комфортно в своем государстве, когда он будет обеспечен необходимыми ресурсами (не только материальными, но и духовными), защищен и востребован, именно тогда отпадет необходимость в формировании имиджа, поскольку он уже будет создан реальными действиями власти. А пока о своем внутреннем имидже власть имущие заботятся лишь накануне выборов. Этот имидж не слишком хорош, но перед выборами они его несколько улучшают, применяя разные подходы к разным слоям населения. Таким образом, единого имиджа нет, и не создается внутри страны.

Итак, формирование позитивного образа общества – один из основных инструментов его развития. Важная роль в данном процессе отводится СМИ, поскольку они оказывают беспрецедентное влияние на общественное мнение, служат как источником информации, так и мощным информационным оружием, которое активно используется в информационной войне. Нужно отметить, что дискредитация России в западных средствах массовой информации является не столько спланированной операцией определенных сил, сколько вызвана давлением конкуренции, которой подчинены все составляющие мировой экономики. “Складывающееся положение вызвано не только реальными проблемами российского общества, но и отсутствием системы информационного противодействия государственных и финансово-промышленных структур потоку негативных оценок положения в России”[24] .

Западное общество все еще воспринимает “русского медведя” с настороженностью, несмотря на значительный прогресс в области экономических отношений. Истоки такого восприятия кроются в сформировавшихся негативных стереотипах относительно нашей страны:

- глубоко укоренившийся в западном сознании стереотип о том, что Россия неспособна провести все реформы без руководства со стороны Запада, который призван осуществлять постоянный мониторинг усилий, предпринимаемых российскими лидерами, особенно в области экономики и защиты прав человека;

- стереотип о новой военной угрозе, вызванный необоснованными страхами относительно российской армии и особенно ядерных вооружений, которые могут выйти из-под контроля в любой момент;

- домыслы о том, что правительственные структуры вовлечены в коррупцию и преступность, которые не только подрывают рост различных инвестиций в российский рынок, но и делают невозможным восприятие России в качестве цивилизованного субъекта международного права.[25]

3.2. Коррекция виртуальных образов России как задача государственной информационной политики.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что российскому государству за право адекватно выглядеть в глазах мирового сообщества придется вести очень трудную и долгую борьбу – борьбу со стереотипами. Пассивная позиция в нынешнем положении или действия методами точечных ударов, лишь в определённые моменты, например, связанные с официальными визитами Президента или высших правительственных делегаций, не может быть адекватным ответом на довольно агрессивную информационную политику в отношении России со стороны буквально всех стран мира, активно влияющих на общемировые политические и экономические процессы. Российское государство должно проводить четкую, системную, целенаправленную политику по строительству своего имиджа.

Следует также отметить, что в нашей стране, как и в любой другой, происходят не только негативные, но и позитивные события. Для формирования достойного имиджа России необходимо систематически освещать в других странах все положительные тенденции, демонстрировать наши успехи. Информационная политика национального телевидения играет сегодня против репутации России. Темами, которым уделяется большее внимание, являются катастрофы. Это не значит, что проблемы нужно замалчивать. Но нужно показывать, как проблемы решаются, как концентрируются ресурсы, показывать примеры эффективной политики. Необходимо разработать и последовательно реализовать принципы информационной политики государства, учитывающей потребности в развитии его репутации.

Как уже отмечалось выше, освещение жизни в России в западных СМИ носит в основном негативный характер. Вот основные направления критики:

- российская демократия не соответствует западным нормам;

- Россия все еще далека от западного идеала открытой демонополизированной экономики со стабильными законами, привлекательной налоговой системой, развитой инфраструктурой;

- Россия противоречит Западу, не отказываясь от его помощи;

- интеграционные тенденции с участием России – признак возрождения ее “имперских амбиций”;

- российское общество – глубоко криминализированное и коррумпированное[26] .

Не только государство, но и медиа сообщество, бизнес структуры должны направить свои усилия на формирование положительной репутации страны. К сожалению, такие качества как порядочность, компетентность, честность, обязательные для западных коммерческих структур, еще не стали правилом для российских деловых кругов, что, безусловно, снижает конкурентоспособность, а соответственно инвестиционную привлекательность отечественного бизнеса. Важным показателем надежности для иностранных инвесторов является социальная ответственность, активность, пока не свойственные российским предпринимателям.

Для создания положительного образа России необходимо проведение целенаправленной государственной информационной политики и реализация комплексной стратегии, состоящей из ряда элементов:

- преодоление негативных внутренних факторов, влияющих не только на образ страны и бизнеса, но в первую очередь на само их развитие;

- четкое определение задач, объектов, характера и механизмов информационного воздействия, в частности, необходимо выделение ключевых, наиболее значимых иностранных СМИ и постоянная активная информационная работа с ними;

- постановка вопроса об облике России на уровне межгосударственного диалога со всеми ведущими партнерами. В рамках этой проблемы возможно акцентирование внимания лидеров государств, в том числе стран СНГ, на антироссийские кампании в некоторых из них;

- систематические официальные действия, направленные на улучшение облика России в целом, в том числе через принятие документов и заявлений стратегической направленности, адекватно показывающих возможность долгосрочного сотрудничества с Россией в экономической сфере, а также с помощью создания общественно-государственного института, формирующего облик России за ее пределами, участвующего в разработке и реализации информационной политики государства;

- развитие принципа информационной открытости, прежде всего организация реального взаимодействия на конструктивной основе зарубежных журналистов, политических и общественных деятелей с лицами в российском руководстве, принимающими решения, привлечение в Россию иностранцев (в турпоездки, на научные и деловые конференции, на стажировки и обучение) для получения ими собственных впечатлений о России и снижения их зависимости от СМИ;

- направление в развитые страны специалистов, бизнесменов, студентов, преподавателей не только для обучения, но и для общения с наиболее образованной частью российского общества;

- если Россия продолжит свое движение вперед по пути демократии и интеграции в мировое экономическое и информационное сообщество, то мы получим оздоровление общественных институтов, восстановление доверия к СМИ, постепенное создание гражданского общества. Если же восторжествуют изоляционистские тенденции и в стране установится мобилизационный режим, СМИ будут использованы только как орудие манипуляции массовым сознанием, что подразумевает замалчивание, искажение или фальсификацию информации, интерпретацию фактов в интересах узкого круга лиц и т.д. Дальнейшее создание некоей виртуальной реальности приведет страну к катастрофе, от которой она никогда не оправится[27] .

3.3. Оценка предпринимаемых усилий

Следует отметить, что, хотя новый облик России только формируется, тем не менее, на сегодняшний день происходит реализация некоторых элементов вышеописанной стратегии. Так, в декабре 2005 года начал свою работу англоязычный канал Russia Today (его уже окрестили как “пропагандистский телеканал для иностранцев”), созданный для освещения мировых событий с российской точки зрения. Трансляция будет вестись через несколько спутников: Intelsat Americas 5 – на Северную Америку, Канаду и Мексику, Hotbird-6 – на территорию Европы и Taicom-3 – на Азию, Африку, Австралию и Новую Зеландию. Большая часть эфирного времени отдана новостям, но, как отметила главный редактор телеканала Маргарита Симоньян: “Естественно, мы будем освещать международные события тоже, но мы будем освещать их, в том числе, под тем углом, как они отражаются на России и какие существуют точки зрения на эти события в России, какие мнения, какую реакцию это вызывает в нашей стране. Мы будем очень много показывать просто России, какие-то интересные места, интересных людей, явления, тенденции”.

По информации журнала Foreign Policy , в конце 2003 года “Кремль решил сделать государственное информационное агентство РИА “Новости” инструментом улучшения имиджа. РИА “Новости” пригласило зарубежных журналистов, известных дружественным отношением к Кремлю, на работу в его информационной службе. Агентство даже создало англоязычный еженедельник Russia Profile, в который пишут его штатные сотрудники”[28] .

Продолжая процесс сближения с западной прессой, “в 2004 году Москва создала дискуссионный клуб “Валдай”, где ежегодно собираются иностранные эксперты и журналисты, приглашенные Кремлем. Они встречаются с высокопоставленными представителями российской политики. Их даже удостаивают встречи с самим президентом Путиным – в прошлом году такая встреча длилась почти три часа и почти столько же в нынешнем. Журналисты, работающие в Москве, в список приглашенных не попадают”.

Оргкомитет по подготовке и проведению председательства РФ в “большой восьмерке” подписал контракт с базирующейся в США пиар-компанией Ketchum, которая будет давать российской стороне рекомендации по связям с западными СМИ во время председательства России в “группе восьми”, равно как и в отношении июльского саммита в Санкт-Петербурге. Советник президента РФ Шувалов подчеркнул, что Москва хочет добиться “стойкого понимания (на Западе), что Россия позитивный партнер, хотя такого (понимания) до сих пор никогда не было”. “Я открываю западную газету, три новости на первой полосе о России – и все негативные. Чтобы изменить ситуацию и нужно было привлечь западную компанию”[29] . Он сомневается, что привлечение западной пиар-компании Ketchum поможет создать благоприятный имидж России до саммита, но надеется, что позволит быть России услышанной. “Может ли помочь западная пиар-компания – большой вопрос”. Шувалов считает, что “если бы такая работа была построена за 2-3 года, тогда можно было бы сформировать эффективный и позитивный имидж”. Он полагает, что “не обязательно делать это с помощью западных компаний, можно и своими средствами”. Вместе с тем Шувалов надеется, что “такая работа позволит Западу услышать другие точки зрения”. “Да, мы действует агрессивно, осознанно, убеждая, что мы надежный энергетический партнер и надеемся быть услышанными”. Однако, по его словам, для кардинального изменения мнения о России в мире до саммита “слишком короткий промежуток времени”.

Не может не радовать тот факт, что власти наконец-то задумались о зарубежном имидже Российской Федерации. Формирование и развитие позитивного образа России, восстановление сильного государства которое сможет защитить свои интересы, приведет к новым отношениям западных партнеров и российских деловых кругов, притоку инвестиций и туристов в нашу страну. Но главное, нельзя забывать и о главной обязанности государства – заботе о гражданах – формировании “внутреннего имиджа”. В данном ключе очень уместны слова президента фонда “Индем” Г.Сатарова: “Бороться с негативным имиджем стоит, если этот имидж искажает действительность. Если где-то за рубежом пишут, например, что Россия сильно коррумпированная страна, бессмысленно бороться за то, чтобы он нас писали как о самых честных. Лучше бороться с коррупцией в России и уменьшать ее”. Главным же достижением ближайшего будущего для наших властных институтов, да и всего российского общества в целом станет формирование и соответствующее закрепление четких национальных приоритетов современного российского государства. В этом всеобъемлющем процессе должны быть учтены все те моменты, о которых говорилось в данной работе.

Заключение.

Представленная работа является попыткой систематизировать и обобщить, пусть и не в полном объеме, существующие современные подходы к понятию ГИП. Рассмотрен вопрос о налаживании эффективных информационных взаимоотношений с другими странами.

В последние годы наблюдается процесс укрепления российской государственности, консолидация российского общества, определенная экономическая стабильность – все это создает реальные предпосылки для развития ГИП, как неотъемлемой части современного сильного, независимого и самобытного государства. В этот процесс должны быть вовлечены все институты и слои российского общества: политологи, журналисты, социологи, психологи, юристы и т.д., а также государство, СМИ и общество.

В своей работе помимо обобщения теоретических знаний и представлений я постаралась поставить и ответить на возникшие в процессе написания исследования вопросы, стараясь привнести некое творческое начало и собственное осмысление поднятых проблем.

В процессе работы я старалась остерегаться, а точнее освободиться от предубеждений, поскольку идеологизация истории России ведет к фальсификации и искаженному восприятию действительности и будущего. С данными явлениями мы уже встречались, когда большевизм представлял дореволюционную историю страны как “черное прошлое”, а коммунизм как “светлое будущее”. Напротив, либерализм 90-х гг. XX в. преуспел в “навешивании” негативных ярлыков на историю Советского Союза, противопоставляя этой “черноте” грядущую “белизну” капитализма.

Суммируя все вышесказанное, необходимо отметить, что противоречия современного мира между глобализацией и антиглобализацией, вестернизацией и девестернизацией, исламской, христианской и другими цивилизациями, терроризмом и антитерроризмом, взрывом идей интеграции у одних народов и стремлением к национальному самоопределению у других, централизацией и регионализацией власти выдвигают острую необходимость в разработке проблем обеспечения информационной безопасности России и каждого гражданина нашей страны. В этой связи информационная политика должна выполнять функцию духовного оздоровления и возрождения нашего общества.

Исследование информационной политики России, налаживания ее эффективного взаимодействие с другими странами, а также управления массовыми информационными процессами с учетом духовной ментальности российского народа является стратегически перспективным направлением и в науке, и в практике.

Подводя итог работы, можно сделать несколько выводов:

- государство должно взять на себя ответственность за формирование и реализацию ГИП;

- необходимо разработать научную базу, усовершенствовать законодательство в сфере информации и информатизации и создать специальный орган, ответственный за единую государственную информационную политику;

- должны быть в полной мере привлечены СМИ – как один из важнейших источников и каналов передачи информации, и инструмент реализации ГИП;

необходимо ввести в законодательные рамки решение вопросов о взаимодействии органов государственной власти и СМИ, инициировать закон о свободе доступа граждан к информации органов государственной и местной власти с четко очерченными мерами ответственности чиновничьего аппарата;

- для достижения информационной независимости и национальной самодостаточности нашему государству, прежде всего, требуется определиться с выработкой и закреплением четких национальных приоритетов. Это и будет являться базовым элементом государственной информационной политики при сохранении свободы слова, плюрализма мнений, но в рамках правового законодательства и законов этики и нравственности;

- необходимо разработать комплексную стратегию для налаживания эффективных информационных взаимоотношений с другими странами.

Список использованной литературы

Конституция РФ

Доктрина информационной безопасности Российской Федерации (от 09.09.2000 г.).

Концепция Государственной информационной политики Российской Федерации.

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года(от 12 мая 2009г)

Журнал “Вопросы философии”, 01.02.1993 г., 191 с.

Пятнадцать лет российских реформ глазами СМИ, исследование Института комплексных социальных исследований РАН, 2007 г., 224 с.

Информационная политика: Учебник / Под общ. ред. В.Д. Попова. – М., РАГС, 2003 г., 463 с.

Засурский Я.Н., Вартанова Е.Л., Засурский И.И. Средства массовой информации России / Учебное пособие.–М., Аспект-Пресс, 2008 г., с. 11-106.

Коновченко С.В., Киселев А.Г. Информационная политика в России. Монография. – М., РАГС, 2010 г., 528 с.

Массовая коммуникация в структуре социальной информациологии. Материалы методологического семинара / Отв.ред. Е.П.Тавокин. – М., РАГС, 2008 г., 284 с.

Пугачев В.П. Политология / Справочник студента. – М., АСТ, 2010 г., с. 576.

Симуш П.И. Теоретическое россиеведение. XXI век.– М., ВИУ, 2005 г., 308 с.

Шевченко А.В. Информационная устойчивость политической системы: Монография. – М., РАГС,2008 г., 250 с.

Авдиенко Д.А. Влияние в процессе политической коммуникации. Санкт-Петербургский политологический журнал. 2001. № 12. Вып. 3. С. 15–22.

Засурский И.И. Реконструкция России. Масс-медиа и политика в России девяностых. http://uisrussia.msu.ru

www.lenta.ru

www.newsa.ru


[1] Засурский Я.Н., Вартанова Е.Л., Засурский И.И. Средства массовой информации России // Учебное пособие. Аспект Пресс. М.:2008. с. 379.

[2] Пугачев В.П. Политология // Справочник студента. АСТ. М.: 2010. с. 410 – 411.

[3] Засурский Я.Н., Вартанова Е.Л., Засурский И.И. Средства массовой информации России // Учебное пособие. Аспект Пресс. М.:2008. с. 383.

[4] Информационная политика: Учебник/ Под общ. Ред. В.Д.Попова. – М.: Изд-во РАГС, 2003. – с. 38.

[5] Информационная политика: Учебник/ Под общ. Ред. В.Д.Попова. – М.: Изд-во РАГС, 2003. – с. 38-39.

[6] http://uisrussia.msu.ru/docs/expert/expert/02/02-37-44/data/migrat.htm?

QueryID=301792&HighlightQuery=3401392 ( Закрытая универсальная информационная системы России) Электронная версия статьи И.Н Кокарина «ГИП и доктрина информационной безопасности»

[7] Концепция Государственной информационной политики Российской Федерации. От 21 декабря 1998 г

[8] Концепция Государственной информационной политики Российской Федерации. От 21 декабря 1998 г

[9] Засурский Я.Н., Вартанова Е.Л., Засурский И.И. Средства массовой информации России // Учебное пособие. Аспект Пресс. М.:2008. с. 391-393.

[10] И.И.Засурский Реконструкция России. Масс-медиа и политика в России девяностых. Учебник. Альфа Пресс. М.:2001. с.274.

[11] Д.А.Авдиенко Влияние в процессе политической коммуникации. // Санкт-Петербургский политологический журнал. — 2001. — № 12. — Вып. 3. — С. 15–22.

[12] Засурский Я.Н., Вартанова Е.Л., Засурский И.И. Средства массовой информации России // Учебное пособие. Аспект Пресс. М.:2008. с. 492.

[13] Информационная политика: Учебник/ Под общ. Ред. В.Д.Попова. – М.: РАГС, 2009. – с. 161-163.

[14] Информационная политика: Учебник/ Под общ. Ред. В.Д.Попова. – М.: РАГС, 2009. – с. 165-168.

[15] Засурский Я.Н., Вартанова Е.Л., Засурский И.И. Средства массовой информации России // Учебное пособие. Аспект Пресс. М.:2008. с. 390.

[16] Засурский Я.Н., Вартанова Е.Л., Засурский И.И. Средства массовой информации России // Учебное пособие. Аспект Пресс. М.:2008. с. 376.

[17] Информационная политика: Учебник/ Под общ. Ред. В.Д.Попова. – М.: Изд-во РАГС, 2003. – с. 25-28.

[18] Журнал “Вопросы философии” 01.02.93, с. 27.

[19] Перед саммитом G 8 государственные СМИ РФ расширяют свои представительства за рубежом. 12.04.06. www.newsru.com.

[20] Массовая коммуникация в структуре социальной информациологии. Материалы методологического семинара/ Отв.ред. Е.П.Тавокин. – М.: Изд-во РАГС, 2008. – с. 221.

[21] Массовая коммуникация в структуре социальной информациологии. Материалы методологического семинара/ Отв.ред. Е.П.Тавокин. – М.: Изд-во РАГС, 2008. – с. 228.

[22] Массовая коммуникация в структуре социальной информациологии. Материалы методологического семинара/ Отв.ред. Е.П.Тавокин. – М.: Изд-во РАГС, 2008. – с. 228.

[23] Массовая коммуникация в структуре социальной информациологии. Материалы методологического семинара/ Отв.ред. Е.П.Тавокин. – М.: Изд-во РАГС, 2008. – с. 230.

[24] Информационная политика: Учебник/ Под общ. Ред. В.Д.Попова. – М.: Изд-во РАГС, 2003. – с. 368.

[25] Информационная политика: Учебник/ Под общ. Ред. В.Д.Попова. – М.: Изд-во РАГС, 2003. – с. 380.

[26] Информационная политика: Учебник/ Под общ. Ред. В.Д.Попова. – М.: Изд-во РАГС, 2003. – с. 372.

[27] Информационная политика: Учебник/ Под общ. Ред. В.Д.Попова. – М.: Изд-во РАГС, 2003. – с. 368-369.

[28] www.newsru.com

[29] www.lenta.ru