регистрация / вход

Тоталитарное государство 3

Московский областной филиал Московского университета МВД РФ Внебюджетный факультет Кафедра: Теория государства и права Тема: Тоталитарное государство

Московский областной филиал

Московского университета МВД РФ

Внебюджетный факультет

Кафедра: Теория государства и права

Тема: Тоталитарное государство

выполнил: студент 1

курса 14 группы

проверил:

Руза 2009

Содержание:

1. Введение. -3-

2. Понятие и виды оснований приобретения права собственности.

2.1. Соотношение понятий “основание” и “способ” возникновения права собственности. -4-

2.2 Критерии разграничения оснований возникновения права собственности. -6-

3. Первоначальные способы приобретения права собственности. -8-

4. Производные способы приобретения права собственности -22-

5. Задача. -29-

6. Заключение. -30-

7. Список используемой литературы. -32-

1. Введение

В Конституции РФ, принятой 12 декабря 1993 года всенародным голосованием сказано что «каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться, и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами». Но право собственности на какое-либо имущество может возникнуть лишь при наличии определенного юридического факта, а иногда и их совокупности. Эти юридические факты называются основаниями возникновения права собственности.

Право собственности относится к категории вещных прав, а вещное право – это неотъемлемая часть гражданского законодательства любого развитого государства. Проблема права собственности занимает на сегодняшний день в нашей стране особое место в силу основополагающей роли экономических отношений собственности, определяющих характер общественных отношений.

Нынешний переходный период характеризуется сложным переплетением самых различных способов приобретения и прекращения права собственности, зачастую противоположных по своей направлен­ности и социальному назначению. С одной стороны, бурно протекает процесс приватизации, при котором государственные и муниципальные объекты переходят в собственность юридических и физических лиц. С другой, наблюдается и обратное, когда в государственную или муниципальную собствен­ность поступает имущество, ранее принадлежавшее гражданам, коопе­ративным, общественным и иным организациям.

Все это обуславливает актуальность вопроса об основаниях возникновения права собственности. Данная тема сохраняет свою актуальность также в силу перехода к рыночной экономике и развития товарно-денежных отношений в современной России. Изучение оснований возникновения прав собственности - важнейший вопрос гражданского права, так как невозможно представить правоотношения при отсутствии четкого порядка приобретения и прекращения права собственности, обеспечивающего ее нормальный оборот в обществе. Это также свидетельствует об актуальности и своевременности данной темы.

Объектом исследования выступают первоначальные и производные способы возникновения права собственности, а также критерии их разграничения.

Целью курсовой работы является исследование всего многообразия оснований возникновения права собственности, а также гражданского законодательства в этой области.

Для достижения цели в работе решаются следующие задачи:

- исследовать соотношение понятий «основание» и «способ» возникновения права собственности и сопоставить критерии разграничения оснований приобретения права собственности;

- исследовать первоначальные способы приобретения права собственности;

- исследовать производные способы приобретения права собственности.

2. Понятие и виды оснований приобретения права собственности.

2.1. Соотношение понятий “основание” и “способ” приобретения права собственности.

Право собственности, как и любое другое субъективное право, возникает на основании определенных правопорождающих юридиче­ских фактов. В ГК они названы основаниями приобретения права соб­ственности. Основания приобретения права собственности разнооб­разны. В собственность лица поступают вещи, которые ранее не были объектами права собственности. Из старых материалов изготавливаются новые вещи. В процессе хозяйственного оборота вещи переходят от одних лиц к другим. Такое событие, как появление плодов ведет к возникновению на них права собственности у титульного владельца плодоносящего растения. Право собственности наследника на наследуемое имущество возникает на основании сложного юридического со­става, включающего в себя событие — смерть наследодателя, односто­роннюю сделку — завещание (если таковое было составлено), односто­роннюю сделку по принятию наследства.

Единого перечня оснований приобретения права собственности в законе нет. Основные и наиболее распространенные из них перечисле­ны в гл. 14 ГК.

В научной и учебной литературе для обстоятельств, с которыми закон связыва­ет возникновение права собственности, помимо категории «основания» традиционно используется и иная категория — «способы» приобретения права собственности. Соотношение этих двух категорий, смысловое содержание, которое вкладыва­ется в каждое из них, является сложным и дискуссионным вопросом науки граж­данского права. Единства мнений по этому поводу среди ученых нет.

Сложность в выработке единой и четкой позиции о том, что понимать под осно­ваниями, а что под способами приобретения права собственности, связана, с одной стороны, с общей проблемой построения единой и непротиворечивой теории юридических фактов. Другое, более простое объяснение можно найти в том, что «осно­вания» приобретения права собственности — это легальное понятие, используемое в ГК (ст. 218), в то время как «способы» приобретения права собственности — поня­тие доктринальное и ни его содержание, ни его объем в законе не раскрываются.

В научной и учебной литературе встречаются разные подходы к использованию этих понятий. В ряде случаев между «основаниями» и «способами» ставится знак равенства, они рассматриваются как взаимозаменяющие категории, обозна­чающие установленные законом юридические факты, лежащие в основе возникно­вения права собственности[1] . Иногда, прямо не утверждая об их тождестве, авторы используют их, не проводя между ними четкого различия[2] . Существуют такие подходы, где каждый наделяется особым юридическим смыслом.

По мнению Л.В. Санниковой, под приобретением права собственности следу­ет понимать совокупность юридических и фактических действий с которыми за­кон связывает возникновение права собственности. Юридические действия Л.В. Санникова называет «основаниями», фактические действия — «способами» приобретения права собственности. Подчеркивается, что «оснований» самих по себе недостаточно для того, чтобы право собственности возникло. Необходимо совершение определенных фактических действии — «способов». В качестве примера приводится договор купли-продажи, указанный как основание приобретения права собственности в п. 2 ст. 218 ГК. Его заключение порождает у покупателя не право собственности на вещь, а лишь право требовать ее передачи, обязательственное по своей природе. Право собственности возникает у покупателя лишь с момента фактической передачи вещи (ст. 223 ГК) сходную позицию в свое время высказывал известный дореволюционный цивилист Д.И. Мейер[3] .

Такая позиция интересна, но ее нельзя принимать без существенных оговорок. Признавая правовое значение практических действий как обстоятельств, без которых невозможно возникновение права собственности, мы теряем различие между фактическими и юридическими действиями. Ведь и первые, и вторые будут иметь конкретное юридическое значение. Критерий разграничения оснований и способов приобретения права собственности оказывается неопределенным, уяс­нить место и роль «способов» как фактических действии в системе юридических фактов будет затруднительно.

При анализе конкретных случаев приобретения права собственности выделить совокупность юридических и фактических действий удается далеко не всегда. В одних случаях то, что называется «способом», будет конкретным и особым обстоятельством, имеющим самостоятельное юридическое значение. Это видно на примере договора купли-продажи, где для перехода права собственности помимо совер­шения сделки необходимо отдельное действие по ее исполнению. В других случаях то, что называется «способом», окажется лишь одной из характеристик действия, признаваемого «основанием», и существо­вать наряду с ним не будет. Например, «завладение» как способ приоб­ретения права собственности по основанию, предусмотренному ст. 221 ГК. «Основание» и «способ» в данном случае проявляются в едином действии лица, носящем характер юридического поступка.

Возможность различной трактовки категории «способ» как действия в рамках одного подхода не позволяет признать его универсальность для всех случаев при­обретения права собственности.

Весьма интересна другая позиция, где «способы» как бы предшествуют «осно­ваниям» и лежат в основе возникновения последних. Согласно этой позиции «основания» аналогичны титулам собственности. Сами же титулы, в свою очередь, приобретаются различными способами, перечисленными в гл. 14 ГК[4] . Такая мо­дель вполне возможна, но вряд ли применима как общее правило для приобрете­ния права собственности. О «способах» возникновения юридических фактов мож­но говорить, к примеру, когда под юридическими фактами понимаются опреде­ленные состояния (нахождение в зарегистрированном браке и др.). Брак между супругами — одно из обязательных условий и один из обязательных элементов сложного состава для возникновения общей совместной собственности на совме­стно нажитое супругами имущество. Сам брак, в свою очередь, возникает на осно­вании определенных юридических фактов — согласие супругов на вступление в брак, регистрация брака в органах загса. Однако построить универсальную модель соотношения «оснований» и «способов» приобретения права собственности на этой основе вряд ли получится.

Таким образом, исходя из объективной сложности в решении вопроса о соотноше­нии понятии «основание» и «способ» приобретения права собственности, в научной литературе акцент делается на категории «основания» как на легальном понятии, используемом в законе. Термин «способ» используется как заменяющий термин «основание», учитывая длительную историю ис­пользования термина «способ» в российской и советской цивилистике.


2.2. Критерии разграничения оснований возникновения права собственности

Традиционно основания приобретения права собственности де­лятся на две группы: первоначальные («оригинальные») и производ­ные («деривативные»).

Различие между ними заключается в том, что при производных основаниях право нового собственника опирается на право собственника предшествующего, а действительность права нового собственника, объем и характер его правомочий напрямую зависят от свойств пред­шествующего права.

При первоначальных основаниях право собственности на вещь возникает либо впервые, т.е. в отношении вещи, которая ранее не имела собственника, либо, если вещь ранее находилась в собственности, дей­ствительность, объем и характер правомочий нового собственника не зависят от действительности права, объема и характера правомочий собственника предшествующего и определяются лишь в силу закона. Поэтому при первоначальных основаниях право собственности приобретается (возникает) в полном объеме. При производных — переходит к новому собственнику в том объеме, который был у предшествующего.

Деление обстоятельств, с которыми связывается возникновение права собственности, на первоначальные и производные в законе не проводится и является следствием его доктринального толкования.

Важность такого деления велика, поскольку позволяет построить зависимость характера и действительности права нового собственника от характера и действительности права предыдущего, дает возможность проследить судьбу обременений собственности правами и правовыми притязаниями третьих лиц.

Для разграничения оснований (способов) приобретения права собственности на первоначальные и производные предлагаются различные критерии. Наиболее часто обращаются к критериям воли и правопреемства.

В соответствии с критерием воли производными основаниями (способами) признаются те, при которых новый собственник приобретает право на вещь по воле предыдущего собственника. Исходя из принципа

— никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам, новый собственник приобретает право на вещь в том объеме, который имелся у его предшественника. Потому лишь при наличии воли бывшего собственника передать свое право новый собственник становится его правопреемником в отношениях с лицами, имевшими права или притязания на вещь.

Воля, как внутренняя психологическая направленность лица на достижение определенного результата, имеет юридическое значение лишь в случае, если она выражена вовне, совершено действие по изъявлению воли. Изъявление воли на достижение правового результата, а именно таким является переход права собственности к новому лицу есть сделка. Руководствуясь критерием воли, к производным способам приобретения права собственности следует относить лишь основанные на сделках. Это могут быть сделки сами по себе или сделки, входящие в состав юридических фактов наряду с иными юридическими фактами. При отсутствии выраженного в сделке волеизъявления можно говорить лишь о первоначальных способах приобретения права собственности. Как следствие, обременения вещи правами третьих лиц, правовые притязания третьих лиц, основанные на их отношениях с прежним собственником, для нового собственника сохраняться не должны

Разграничение оснований (способов) приобретения права собственности по критерию воли подвергается обоснованной критике. Законом прямо предусмотрены случаи, когда права и притязания сохраняются и при отсутствии волеизъявления прежнего собственника. Наглядным примером является наследственное правопреемство при наследовании по закону, когда воля наследодателя не была выражена в завещании (ст. 1111- ГК). Право собственности наследника здесь возникает при отсутствии воли наследодателя, но в то же время наследник является правопреемником наследодателя и несет обязательства перед его кредиторами в пределах стоимости полученного имущества (ст. 1175 ГК). Если наследник имеет право на обязательную долю в на­следственной массе, он приобретает право собственности на имущест­во вопреки воле наследодателя, выраженной в завещании (ст. 1149 ГК). Тем не менее его право также производно от прав наследодателя.

Концепция, основанная на критерии правопреемства, гораздо лучше, чем концепция, основанная на критерии воли, позволяет объяс­нить сохранение обременений при смене собственника имущества. Она по справедливости широко признана и наиболее распространена в правовой литературе. В ее рамках производными основаниями (способами) признаются те, при которых имеет место правопреемство в отно­шениях бывшего и нового собственников. Соответственно, первоначальными признаются те, при которых правопреемство отсутствует[5] .

Таким образом, обобщая сказанное выше делаем вывод что в основу разграничения способов приобретения права собственности должен быть положен критерий правоприемства, что же касается критерия воли, то он не во всех случаях выдерживает практическую проверку.

3. Первоначальные способы приобретения права собственности.

Первоначальные основания (способы) приобретения права собственности: приобретение права собственности на вновь изготов­ленную вещь (п. 1 ст. 218 ГК); переработка (ст. 220 ГК); приобретение права собственности на самовольную постройку (ст. 222 ГК); обраще­ние в собственность общедоступных вещей (ст. 221 ГК); приобретение права собственности на бесхозяйное имущество (ст. 225 ГК); приобре­тение права собственности на движимые вещи, от которых собствен­ник отказался (ст. 226 ГК); приобретение права собственности на на­ходку (ст. 227—228 ГК); приобретение права собственности на клад (ст. 233 ГК); приобретательная давность (ст. 234 ГК); приобретение права собственности на плоды, продукцию, доходы, полученные ли­цом, использующим имущество на законном основании (п. 1 ст. 218, ст. 136 ГК).

Для более глубокого понимания вопроса о хозяйственной и трудовой деятельности граждан и организаций по производству различной продукции необходимо знать – при каких правовых условиях возникает первоначальное основание приобретения права собственности у индивидуального предпринимателя в ходе хозяйственной и трудовой деятельности.

Право гражданина на осуществление хозяйственной деятельности является следствием способности гражданина иметь гражданские права и обязанности. Гражданская дееспособность возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия (с восемнадцати лет) или со времени вступления в брак ранее восемнадцати лет. Гражданин от своего имени заключает хозяйственные договоры. К предпринимательской деятельности граждан применяются правила кодекса, регулирующие деятельность коммерческих организаций. Иными словами, в хозяйственных отношениях и с теми же правами, что и юридические лица.

Создание или изготовление вещи (п. 1 ст. 218 ГК) для приобрете­ния на нее права собственности требует соблюдения ряда условий. Во-первых, лицо создает или изготавливает вещь для себя. Во-вторых, материалы, из которых создается вещь, принадлежат ее изготовителю, в противном случае будут применяться правила ст. 220 ГК о переработ­ке (спецификации). В-третьих, при создании (изготовлении) должны соблюдаться требования законов и иных нормативных актов.

Момент, когда возникает право собственности на вновь созданную вещь, в законе не определен. Поэтому для определения этого юридически значимого обстоятельства необходимо обращаться к иным областям знаний. В процессе создания (изготовления) вещи должен появиться новый объект материального мира. Критерии новизны определить исчерпывающим образом невозможно. Это может быть новизна химическая или физическая, если речь идет об изменении химической структуры или физического состояния (например, новый сплав металлов). Новизна может определяться особенностями хозяйственного использования, когда физическая природа претерпевает (изготовление из металла детали или механизма) или не претерпевает (распил бревна на дрова) существенного изменения. Новизна может относиться к сфере творчества, когда в результате приложения творческих усилий создается новая картина, скульптура и т.д.

Право собственности на вновь созданное недвижимое имущество возникает с момента его государственной регистрации (ст. 219 ГК). Государственная регистрация представляет собой особую административную процедуру, которая регулируется Федеральным законом от 21 июля 1997г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на движимое имущество и сделок с ним»[6] . Создание объекта недвижимости и государственная регистрация прав на него являются элементами состава, на основании которого возникает право собственности на недвижимость. При отсутствии государственной регистрации нельзя говорить о приобретении права собственности на объект недвижимости.

Самовольная постройка — объект, физически подпадающий под признаки объекта недвижимости (п. 1 ст. 130 ГК), но создание которого является либо правонарушением (когда в действиях лица имеются признаки состава гражданского правонарушения — прежде всего вина), либо объективно-противоправным деянием (если состава пра­вонарушения нет, но налицо нарушение действующего законодатель­ства и подзаконных актов).

Нарушение норм права при строительстве п. 1 ст. 222 ГК связывает с любым из следующих обстоятельств: возведение постройки на зе­мельном участке, не отведенном для этих целей в установленном по­рядке, строительство без получения на это необходимых разрешений; существенное нарушение градостроительных и строительных норм и правил.

Такие действия, как правило, не могут являться юридическими фактами правообразующего характера, а потому не должны порождать положительных правовых последствий. Лицо, которое возвело само­вольную постройку, не приобретает на нее права собственности и обя­зано снести ее самостоятельно либо с привлечением третьих лиц, но за свой счет.

Однако снос самовольной постройки не всегда отвечает публичным интересам или интересам собственника земельного участка, на кото­ром возведена постройка (предполагаемого потерпевшего от самоволь­ного строительства). Поэтому в п. 3 ст. 222 ГК предусмотрен случай, когда самовольная постройка сохраняется и становится объектом пра­ва собственности. Это допускается лишь тогда, когда противоправные действия построившего ее лица нарушают условия получения землеотвода под строительство. При иных нарушениях единственно воз­можное последствие самовольных действий — снос строения.

В ГК РФ специальное регулирование получила переработка материалов. Русское дореволюционное право знало этот институт, и по существу регулирование отношений, связанных с переработкой, совпадает с современным. Если переработка осуществляется собственником материалов, то никаких сомнений в отношении субъекта права собственности на переработанную вещь не возникает. Сомнения возникают тогда, когда труд прилагается к чужому материалу. Здесь законодатель может отдать предпочтение или труду, вернее представителю труда, или собственнику материалов.

С экономической точки зрения, термин «переработка» охватывает любое изменение формы и свойств вещей, в результате которого появляется новый объект материального мира. В гражданском праве содержание термина «переработка» гораздо уже, он применяется лишь к случаям, когда переработчик создает новую вещь из чужих материалов. Создаваемая вещь должна относиться к категории движимых. Именно эти отношения регулируются ст. 220 ГК.

Общее правило, установленное ст. 220 ГК, заключается в том, что собственником созданной вещи становится собственник материалов из которых она изготовлена. Для приобретения права собственности не имеет значения, для кого переработчик изготовлял вещь: для себя для собственника материалов или для третьего лица. Направленность воли переработчика на достижение тех или иных правовых последствий, по общему правилу юридическо­го значения не имеет, его действия носят характер юридического по­ступка, который порождает последствия независимо от намерения создать тот или иной правовой результат.

Правило о приобретении права на вещь собственником материалов не является императивным и может быть изменено договором, заклю­ченным между собственником материалов и переработчиком.

Законом предусмотрены случаи, когда переработчик сам приобретает право собственности на созданную им вещь. Это возможно, если переработчик перерабатывает вещь для себя, стоимость работы существенно превышает стоимость материалов, переработчик действует добросовестно.

Категория «добросовестность», как и категория «существенное превышение стоимости» в ст. 220 ГК не раскрывается. Очевидно, что переработчик должен признаваться добросовестным, если из поведения собственника явствует его согласие на изготовление переработчиком вещи для себя. Если согласие собственника внешне не проявляется, добросовестность будет являться обстоятельством, требующим соответствующего подтверждения.

В соответствии с п. 1 ст. 302 ГК добросовестным признается лицо, которое не знало или не могло знать о неправомерности своих действий, в нашем случае — не знало или не могло знать об использовании материалов собственника в нарушение его права.

В результате переработки, как правило, возникают особые объекты права собственности — отходы, включающие в себя остатки сырья, ма­териалов, полуфабрикатов, а также товары (продукцию), которые утратили потребительские свойства. Отходы обычно относятся к катего­рии вещей, определяемых родовыми признаками, и характеризуются по качеству (свойству) и количеству. Определенные виды отходов представляют большую имущественную ценность — лом и отходы черных, цветных металлов, драгоценных металлов и камней и др. Основы обращения с отходами с целью предотвращения их вредного воздейст­вия на человека и окружающую среду, а также вовлечения таких отходов в хозяйственный оборот урегулированы в Федеральном законе от 24 июня 1998 г. № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления»[7] . В отличие от вещей, созданных в результате переработки, которые мо­гут поступать в собственность, как переработчика, так и собственника материалов, отходы в любом случае с момента возникновения принад­лежат собственнику материалов (п. 1 ст. 2 Закона). Право собственно­сти на отходы может быть в дальнейшем приобретено другим лицом только на основании договора купли-продажи, мены, дарения, иной сделки по отчуждению отходов, за исключением случая, когда отходы представляют собой вещи, от которых собственник отказался (ст.226ГК).

Обращение в собственность общедоступных для сбора вещей (ст. 221 ГК), в том числе путем лова и добычи, является основанием для приобретения права собственности, как правило, на объекты природ­ного происхождения (ягоды, грибы, рыба, дикие животные), хотя пере­чень общедоступных вещей законом не ограничен и носит открытый характер. Большинство общедоступных вещей являются чьей-либо собственностью, поскольку находятся в лесах, водоемах, на иной тер­ритории, имеющей собственника.

Обратимся теперь к такому первоначальному способу, как приобретение права собственности на бесхозяйственное имущество, находку, безнадзорных животных и клад. (Приложение1) Выступая в гражданском обороте как объект права, имущество вместе с тем имеет субъекта, которому оно принадлежит. Возможны, однако, случаи, когда имущество в силу тех или иных юридических фактов оказывается бесхозяйным (бессубъектным).

Основания и способы приобретения права собственности на бесхо­зяйные движимые вещи раскрываются в нескольких статьях ГК. К бесхозяйным ГК относит вещи, от которых собственник отказался (ст. 226), находку (ст. 227 и 228), клад (ст. 233), безнадзорных животных (ст. 230 и 231).

Вещь может считаться бесхозяйной в трех случаях (и. 1 ст. 225 ГК): во-первых, когда она вообще не имеет собственника; во-вторых, когда ее собственник неизвестен; в-третьих, когда собственник отказался от права собственности на вещь.

Общее правило (п. 2 ст. 225 ГК) говорит о том, что если в указанных нормах прямо не предусмотрено иное, право собственности на брошен­ные собственником вещи, находку, клад, безнадзорных животных при­обретается в силу приобретательной давности. Таким образом, приобетательная давность применяется к названным случаям, если, с одной стороны, не были соблюдены установленные в ГК специальные усло­вия приобретения права собственности на брошенные вещи, находку, клад, безнадзорных животных, а с другой стороны, имеет место факт открытого, непрерывного, добросовестного владения этими вещами как собственными в течение пяти лет (ст. 234 ГК).

Следует отметить, что к разряду бесхозяйных вещей не может относиться такое имущество как боевое оружие, государственная часть музейного фонда и тому подобное, то есть имущество, имеющее ограниченную оборотоспособность или закрепленное в федеральной собственности с запретом их отчуждения.[8] Тем не менее, закон не запрещает передачу имущества, имеющего историческую и культурную ценность от одного объекта культуры к другому в ходе реорганизации. В качестве примера можно привести распоряжение Правительства РФ о реорганизации особо ценного объекта культурного наследия народов РФ – Государственного Русского музея путем присоединения к нему в качестве структурного подразделения имущественного комплекса государственного учреждения «Летний сад и Дворец – музей Петра I».[9]

Для обращения в собственность бесхозяйных недвижимых вещей установлены особые правила: если муниципальному органу, на территории которого они находятся, становится известно, что эти вещи яв­ляются бесхозяйными, по его заявлению они должны быть приняты на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию прав на недвижимое имущество. По истечении года с момента постановки на учет орган, управляющий муниципальным имуществом, вправе требо­вать признания права муниципальной собственности на недвижи­мость через суд. Признание имущества муниципальной собственно­стью — право, а не обязанность суда, и в требовании муниципальному органу может быть отказано. Если это происходит, права прежнего соб­ственника недвижимости сохраняются и он может в любой момент возобновить владение, пользование и распоряжение объектом. Когда указанный объект находится в добросовестном владении другого лица, с момента отказа суда признать право муниципальной собственности начинает течь срок приобретения прав на недвижимость в силу приобретательной давности.

Ситуация, при которой у вещи нет собственника или когда собственник неизвестен, не подпадает под действие статьи 225 ГК, считает Г.А.Волков, потому что владение земельным участком будет означать самовольное занятие земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности. По той же причине ст.225 не распространяется на случаи, когда земельный участок был предоставлен в пожизненное наследуемое владение, в постоянное (бессрочное пользование), временное пользование или аренду, но владелец, пользователь или арендатор его бросил. Поэтому, по мнению Волкова речь может идти только о брошенном земельном участке, который ранее был в собственности гражданина или юридического лица, но от которого гражданин или юридическое лицо отказались.

Второй случай возможного приобретения права собственности на земельный участок по давности владения заключается в следующем. Гражданин или юридическое лицо совершили сделку, по которой право собственности на земельный участок должно было перейти к одному из них, однако переход права не зарегистрирован в установленном порядке по независящим от них причинам, например, в результате неправомерного действия (бездействия) другой стороны сделки или третьих лиц. То же самое может происходить при предоставлении гражданину или юридическому лицу земельного участка в собственность из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, если право собственности на земельный участок не зарегистрировано в установленном порядке по той же причине.[10]

Что же касается движимых вещей, брошенных собственником, то они могут быть обращены другими лицами в собственность в порядке, предусмотренном в ст.226 ГК РФ. В их числе лицо, в собственности, владении или пользовании которого земельный участок, водоем или иной объект, где находится брошенная вещь. Если стоимость вещи явно ниже установленного законом минимума (ниже пяти минимальных зарплат), либо относится к тем, которые перечислены в абзаце первом п.2 ст.226 (например, к отходам), то указанное лицо, приступив к использованию вещи либо совершив иные действия по обращению ее в собственность, может стать собственником вещи. При отсутствии других претендентов на эту вещь обращаться в суд для приобретения на нее права собственности не требуется. Другие брошенные вещи (например, вещи, которые не находятся на соответствующем земельном участке, или вещи, стоимость которых превышает установленный законом минимум) поступают в собственность завладевшего ими лица, если по его заявлению они признанны судом бесхозяйными.

Находка, как действие (поступок), само по себе не ведет к возникновению права собственности у лица, нашедшего вещь. Нормы о находке, в первую очередь, защищают интересы собственника потерян­ной вещи и направлены на восстановление владения вещью им самим или иным управомоченным лицом. Только в случае, если собственник не будет установлен или вещь не будет востребована лицом, имеющим на нее законное право, нашедший сможет обратить находку в свою соб­ственность.

Собственник или лицо, управомоченное на получение вещи, могут быть известны нашедшему, в этом случае он обязан сообщить им о на­ходке и возвратить ее самостоятельно. Вещь, найденная в помещении или на транспорте, сдается лицу, представляющему владельца помеще­ния или транспорта. Именно это лицо будет исполнять обязанности и приобретать права лица, нашедшего вещь[11] .

В случаях, когда собственник вещи или лицо, имеющее на нее пра­во, нашедшему неизвестны, он сообщает о находке в органы милиции или местного самоуправления. При этом вещь, но выбору нашедшего, остается на хранении у него самого либо сдается этим органам.

В отношении находки нашедший обязан проявлять обычную сте­пень заботливости, не допускать ее утраты, повреждения или порчи. Если вещь все-таки была повреждена или утрачена, он отвечает за это перед лицом, имеющим право на вещь, только при наличии в его дейст­виях умысла или грубой неосторожности.

Скоропортящиеся вещи или вещи, расходы на хранение которых несоразмерно велики по сравнению с их стоимостью, могут быть реализованы. Обязательное условие реализации — получение письменно­го подтверждения размера выручки. Выручка в полном объеме возвращается лицу, управомоченному на получение вещи.

Если в течение шести месяцев с момента заявления о находке собственник или управомоченное на получение вещи лицо не будут установлены или не заявят о своем праве, нашедший вправе приобрести ее в свою собственность. При отказе нашедшего от этого права вещь поступает в собственность соответствующего муниципального образования.

Надлежащее исполнение обязанностей, связанных с находкой, предполагает возникновение у нашедшего вещь лица определенных прав. Во-первых, в случае возврата вещи управомоченному лицу или в случае перехода вещи в муниципальную собственность нашедшему возмещаются расходы, связанные с ее хранением, сдачей или реализа­цией. Во-вторых, нашедший вправе требовать выплаты вознагражде­ния лицом, управомоченным на получение вещи. Размер вознагражде­ния ограничен и не может превышать 20% стоимости вещи. В тех слу­чаях, когда стоимость вещи не может быть определена или ее рыночная стоимость настолько мала, что вещь имеет ценность лишь для ее вла­дельца, размер вознаграждения определяется но соглашению сторон. Если при оценке стоимости вещи имеются разногласия между сторо­нами, суду следует руководствоваться нормами Федерального закона от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Россий­ской Федерации»[12] и принятыми во исполнение этого Закона стандартами оценки.

Специфической разновидностью вещи являются животные. Безнадзорные домашние животные и пригульный скот в соответствии со ст. 230 ГК возвращаются собственнику задержавшим их лицом. Если собственник неизвестен, это лицо обязано в течение трех дней известить орган милиции или местного самоуправления, которые предпринимают меры по розыску владельца животного.

До момента, когда собственник будет найден, животное остается у задержавшего его лица. На нем в этом случае будут лежать обязанности по содержанию животного. Животное может быть передано на содержание в пользование другого лица. Особенность животных как спе­цифического вида имущества заключается в том, что их владелец в силу прямого указания закона (ст. 137 ГК) обязан обращаться с ними в соответствии с требованиями гуманности, не допуская жестокого обращения. Независимо от того, у кого животное находится, ему должны быть обеспечены надлежащие условия содержания и обращения. При отсутствии у лица условий для содержания, по его просьбе устройство животного осуществляют органы милиции или местного самоуправления. В случае гибели животного по вине лица, задержавшего животное, или лица, которому оно было передано на содержание, виновный несет имущественную ответственность в пределах стоимости животного.

Основания приобретения в собственность безнадзорных животных и пригульного скота схожи с основаниями приобретения права собст­венности на находку. Если в течение шести месяцев с момента поступления заявления органу милиции или местного самоуправления собст­венник животного не объявляется и не заявляет о своих правах, живот­ное поступает в собственность того, кто его содержал. При отказе последнего от этого права животное переходит в собственность муни­ципального образования.

Животное возвращается собственнику при условии, что он заявил о своих правах в течение шести месяцев. От собственника может быть потребовано подтверждение его прав. Стороны — собственник и задер­жавшее животное лицо — не ограничены в средствах и способах доказывания своей позиции и в случае возникновения спора могут исполь­зовать любые доказательства, предусмотренные действующим процес­суальным законодательством. Доказательствами могут являться доку­менты, вещественные доказательства, свидетельские показания, пояснения лица, заявляющего о своем праве (в том числе если они сви­детельствуют о том, что указанное лицо действительно владело дан­ным животным, знакомо с его особенностями, о которых не может знать случайное или постороннее лицо).

Косвенно факт владения жи­вотным может подтвердить реакция самого животного.

Однако не всегда доказать право собственности возможно четко и однозначно. Если животное не было зарегистрировано в специальных учетных документах, у него отсутствуют специальные знаки, напри­мер, клейма, документально зафиксированные индивидуализирую­щие признаки, подтвердить можно лишь факт владения им. В данном с случае перед судом встанет непростой вопрос, который часто возникает при спорах о праве на движимые вещи: насколько владение вещью подтверждает права на нее. Презумпция, по которой владение подтверждает собственность в отсутствие сведений об ином, довольно широко распространена на практике, однако законного основания не имеет. Особая ситуация складывается, когда собственник истребует животное после его перехода в собственность другого лица. Основанием для этого могут быть лишь два обстоятельства. Во-первых, если животное сохраняет привязанность к бывшему собственнику; во-вторых если новый собственник содержит животное ненадлежащим образом, допускает по отношению к нему жестокость, т.е. нарушает требования ст. 137 ГК.

До момента передачи животного собственнику, муниципальному образованию или до момента приобретения на него права собственно­сти лицо, содержащее животное, вправе использовать его, извлекать из пользования имущественную выгоду. Такое использование является законным (ст. 136 ГК), а полученные в результате плоды, продукция, доходы с момента своего возникновения поступают в собственность лица, содержащего животное. При возврате животного стоимость полученной выгоды собственнику не возмещается.

Лица, задержавшие безнадзорных животных, имеют право на вы­плату вознаграждения в соответствии с п. 2 ст. 229 ГК в размере до 20% стоимости животного, а если оно представляет ценность только для его собственника, — размер вознаграждения определяется соглашением сторон. Лица, содержавшие животных, вправе требовать от собственника возмещения расходов на содержание, но лишь в той части, в какой они были необходимы.

Кладом, в соответствии со ст. 233 ГК, признаются деньги или иные ценные предметы, которые зарыты в землю или сокрыты иным образом. «Зарыты» или «сокрыты» не означает, что ценности были со­крыты исключительно в результате волевых действий их прежнего владельца. Важно то, что эти предметы не могут быть обнаружены при простом осмотре земельного участка, здания, сооружения, дна водоема и т.д., а их обнаружение так или иначе носит элемент случайности. Следовательно, даже несмотря на наличие информации об этих ценностях, заранее и с достоверностью неизвестно, есть ли они в данном месте или нет.

Клад и имущество, в котором он найден, должны быть разными вещами и представлять собой самостоятельные объекты гражданских прав, не объединенные каким-либо общим назначением (в том числе, как главная вещь и принадлежность) или намерением лица, спрятавшего драгоценный предмет, объединить судьбу этого предмета и вещи, в которой он спрятан. Так, нельзя признать кладом обнаруже­ние более древнего изображения на иконе, сокрытого позднейшим и отличающимся от него письмом; спрятанное в ювелирном украшении другое украшение — «секрет», ранее не известное и обнаруженное случайно; драгоценная пуговица, оторвавшаяся и попавшая за подкладку одежды[13] .

Существенным условием для признания имущества кладом является то, что собственник указанных денег или ценных предметов либо не может быть установлен вообще, либо утратил право на эти ценности по иному основанию.

Время, когда ценности были сокрыты, юридического значения не имеет. В качестве клада могут выступать как древние, так и современные предметы. Перечень вещей, охватываемых понятием «ценность», в законе не определен. К ценностям без сомнения будут относиться де­нежные средства, валюта и валютные ценности, в том числе драгоценные металлы и камни, предметы искусства, иные культурные ценности, а также предметы, чья рыночная стоимость, во-первых, действительно велика, во-вторых, существенно превышает их стоимость, которая бы определялась исходя из их утилитарного, потребительского назначения (к примеру — автомобиль, имеющий коллекционное значение). Если ценность предмета определяется лишь его потребительским свойством, то при наличии остальных признаков (собственник неизвестен или утратил права на вещь по иному основанию) к отношениям, возникающим в связи с его обнаружением, будут применяться правила о бесхозяйных вещах (ст. 225 ГК).

В ГК не решен вопрос о том, может ли признаваться кладом недви­жимое имущество. Обнаруженные в результате раскопок объекты древней архитектуры, не отделимые от земли без причинения им суще­ственного вреда, могут представлять чрезвычайно большую ценность с точки зрения истории и культуры, рыночной оценки. Отсутствие в ГК указания об ином дает возможность применять нормы о кладе и к обна­руженным недвижимым вещам.

По общему правилу, клад поступает в равных долях в собствен­ность лица, которое фактически обнаружило его, и собственника иму­щества, в котором клад был сокрыт. Распределение долей в кладе может быть изменено по соглашению между этими лицами, причем сто­роны вправе заключить соглашение как после обнаружения клада, так и до этого — если возможность его обнаружения предполагалась зара­нее. Обязательным условием для приобретения права собственности на клад обнаружившим его лицом является то, что действия по поиску клада проводились им с согласия собственника имущества. В против­ном случае право на клад приобретает только собственник имущества (земельного участка, здания, сооружения и т.д.), где ценности были со­крыты.

Если обнаруженный клад содержит вещи, которые относятся к памятникам истории и культуры, они подлежат передаче в государствен­ную собственность (п. 2 ст. 233 ГК). Виды памятников истории и куль­туры были указаны, в частности, в ст. 6 Закона РСФСР от 15 декабря 1978 г. «Об охране и использовании памятников истории и культуры»[14] . В этом случае собственник имущества, в котором были сокрыты цен­ности, и нашедшее их лицо имеют право на вознаграждение в размере 50% стоимости клада. Если соглашением между ними не установлено иное, вознаграждение делится в равных долях, а если раскопки или по­иск проводились без согласия собственника, то оно поступает послед­нему в полном объеме.

Лица, проводившие раскопки или поиски клада в силу своих трудо­вых или служебных обязанностей, исключены из числа субъектов, имеющих право на приобретение клада в собственность или на возна­граждение при передаче клада в собственность государства (п. 3 ст. 233., ГК). Приобретателем права на клад в данном случае, помимо собствен­ника имущества, выступает их работодатель, если поиски и раскопки проводились им с разрешения собственника, либо только собственник, выступающий заказчиком (организатором) соответствующих работ.

Все споры, связанные с оценкой клада, отнесением его к памятникам истории или культуры, распределением стоимости клада и так далее, как споры о праве гражданском, могут рассматриваться на общих основаниях судом.

Таким образом, обобщая вышеизложенное можно сделать следующие выводы:

- собственником вновь изготовленной вещи становится тот, кто изготовил или создал ее для себя с соблюдением закона и иных правовых актов.

- в ходе переработки материалов, преимущественными правами пользуется владелец материалов, однако учитывается характер действий переработки и соотношение стоимости материалов и переработка.

- сбор общедоступных вещей может иметь место, когда он допускается в соответствии с законом, общим разрешением, данным собственником, или местным обычаем.

- самовольное строительство при наличии предусмотренных в законе условий может повлечь возникновение права собственности либо у застройщика, либо у другого лица.

- бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен, либо вещь, от права собственности на которую собственник отказался.

Приобретательная давность

Этот институт появился в современ­ном российском законодательстве сравнительно недавно. Впервые нормы о приобретательной давности были введены в п. 3 ст. 7 Закона РСФСР от 24 декабря 1990 г. «О собственности в РСФСР» Приобре­тательная давность была также закреплена Основами гражданского за­конодательства Союза ССР и республик 1991 г. (п. 3 ст. 50).

В ГК приобретательной давности посвящена ст. 234. В силу приобретательной давности владелец имущества — физическое или юриди­ческое лицо, открыто и непрерывно владеющее им как собственным в течение определенного периода времени, приобретает на него право собственности. Для движимых вещей срок непрерывного и открытого владения, дающий право на приобретение права собственности по дав­ности, составляет пять лет, для недвижимых вещей .

Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. № 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федера­ции» предусмотрел, что приобретательная давность распространяется на все случаи, когда владение имуществом началось до момента вступ­ления в силу части первой ГК, то есть с 1 января 1995 г., но продолжается в момент вступления ее в силу. Таким образом, в соответствии с ГК воз­можность приобрести право собственности на движимое имущество есть у лиц, непрерывно владеющих им после 1 января 1990 г. (пять лет к моменту вступления в силу части первой ГК), а на недвижимое — если владение началось после 1 января 1980 г. (10 лет к моменту вступления в силу части первой ГК).

История возникновения права собственности по приобретательной давности уходит в глубь веков. (Приложение 2) Само понятие «приобретательная давность», как считают специалисты по римскому праву, во времена Древнего Рима имело несколько иное значение, чем в настоящее время. И. Б. Новицкий, объясняя сущность приобретательной давности в римском праве, проводил высказывания Гая о том, что «приобретение права собственности по давности владения введено по соображениям общественного публичного блага, чтобы не создавалось … неуверенности и неопределенности в собственнических отношениях». При этом не наблюдалось противоречия между интересами приобретателя по давности и собственника вещи, поскольку последний имел достаточно времени, «чтобы отыскать и истребовать свои вещи».

На первый взгляд такое понимание значения приобретения права приобретательной давности, созвучно с общепринятой трактовкой данного права, как права возникающего по давности владения какой-либо вещью, не имеющей юридического титула. В этом смысле данное владение является незаконным и может служить источником социальной нестабильности. Однако в действующем законодательстве предусмотрены такие нормы приобретательной давности, которые не были в целом известны римскому праву, хотя институт приобретательной давности постоянно трансформировался.

Во–первых, владение должно быть добросовестным, то есть фактический владелец не знает, и не должен был знать о незаконности владения, то есть об отсутствии титула. Этот владелец не может быть вором, но может утратить, например, документы на вещь, которой владеет. Во – вторых владение должно иметь открытый характер. Открытость владения дает возможность другим лицам оспорить этот факт в установленном порядке. Не случайно в ГК РФ подчеркивается, что течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы по виндикационному иску, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям. В – третьих, другим признаком приобретательной давности является непрерывность владения. Для недвижимости этот срок установлен в пятнадцать лет, а для движимого имущества он равняется пяти годам.

В русском законодательстве давность владения упоминается впервые в Псковской судной грамоте (середина XVI века). Однако явление приобретательной давности, само по себе, имело место ранее, что подтверждается первыми древнерусскими актами о сделках, где приводятся ссылки «на старину владения как основание права собственности».[15] С падением самостоятельности Пскова и торжеством Москвы нормы о приобретательной давности исчезают из законодательства, (исключение составляет статья о земле в Судебнике 1497 года). Лишь в Своде законов 1832 года вновь появилась статья, посвященная давности владения.

Следовательно, можно сделать вывод о том, что на Руси давность владения как основание приобретения права собственности не имело широкого распространения. Так М.Ф. Владимирский – Буданов писал: «Слагается убеждение, что по отношению к крестьянской вотчине обычай не знал погасительной давности для вотчинников или приобретательной для нового владельца. Последний всегда оставался временным держателем ее «до вотчинников».[16] Иными словами крестьянин – собственник, однажды обработав землю, был уверен в ее неотъемлемости и мог предъявлять иски к «захватчику» десять и двадцать лет спустя. Но в то же время автор приводит примеры, когда судьи принимают сторону владельца, указывая, что «те пустые деревни распахали, и дворы строили, и сенные покосы расчистили и подати платили, а прежние жильцы бродили по миру или бегали по иным городам, не хотя платить податей».[17]

В разных источниках русского права давностные сроки указывались по-разному. Так согласно Псковской судной грамоте давность применялась только к недвижимым вещам, в частности, к земельным участкам. Срок устанавливался приблизительно в четыре или пять лет, при этом не менее четырех соседей должны были подтвердить, что «владелец чист… стражет и владеет тою землею или водою», а кроме того, если к такому владельцу никто не предъявлял иска, а если и предъявлял, то «не доискался».[18] Таким образом, условиями владения были: истечение указанного срока, правомерность, использование вещи и забота о ней.

В Судебнике 1497 года давность по спорам о земле по общему правилу составляла три года, если же шел спор о землях великого князя, то давностный срок определялся в шесть лет.

С течением времени нормы русского права о приобретательной давности наполнялись новым содержанием. В Своде законов Российской империи дается точное определение приобретательной давности: «бесспорное, спокойное и непрерывное владение вещью в виде собственности в течение десяти лет обращается в право собственности».[19]

Условия владения «в виде собственности» в юридической практике толковались разносторонне. Как указывает Д.И. Мейер, различались мнения «старой» и «новой» судебной практики. Согласно первой, для установления данного факта не имело значения, осознает ли владелец себя как собственника, а также считают ли третьи лица его таковым. Он просто действует как собственник. Напротив, новое толкование данного положения кладет в основу такой критерий, как «осознание владельца, что он владеет за себя, а не за другого».[20] Далее, обязательным условием являлась способность вещи подлежать праву собственности, или ее оборотоспособность (например, не подлежали действию давности заповедные имения, дворцовое имущество).

Особого порядка признания права собственности по давности владения не существовало. По общему правилу, если все условия по давностному владению имели место, то право собственности приобреталось автоматически, само собою. Что касается недвижимого имущества, собственность на которое требовала «укрепления» владелец должен был обратиться в окружной суд с просьбой о признании за ним права собственности на указанное имущество и выдаче акта о его приобретении.

Вместе с тем нельзя не отметить, что обычаи народов, населявших Российскую империю, не знали правил о приобретательной давности (у казахов, киргизов, мордвин). Следовательно, давность как основание возникновения права собственности не свойственно обычному праву, основанному на традиционном укладе и элементарных представлениях людей о присвоении. Русская община, которая после 1861 года выступает в качестве юридического лица, всегда знала и помнила собственника имущества, обеспечивала наследование после его смерти и не допускала завладения имуществом чужаками.[21] По мнению Н.В. Карловой и Л.Ю.Михеевой, приобретательная давность есть порождение цивилизации, первоначально используемое для прикрытия насильственного захвата, а затем для обеспечения стабильности отношений собственности.[22]

Этот вывод, совпадает с мнением известного русского юриста Г.Ф. Шершеневича, считавшего, что общинный менталитет русского народа являлся одной из главных причин малоразвитости института давности владения в российском законодательстве.[23] В крестьянском быту имелось твердое убеждение, что не срок, а обработка земли – основание возникновения права собственности, вследствие чего сам по себе выход из владения недвижимости еще не ведет к утрате права собственности.[24]

Института приобретательной давности в советском праве не существовало, так как в обществе отсутствовали развитые отношения собственности на средства производства, в первую очередь отрицалось право частной собственности на землю. Граждане советского государства могли обладать так называемой «личной» собственностью, а перечень оснований возникновения права собственности исчерпывался лишь несколькими юридическими фактами.

Возможно, по причине слабой укорененности в отечественном праве приобретательная давность столь легко выпала из ГК РСФСР 1922года. Не упоминается институт приобретательной давности и во всех кодифицированных гражданско-правовых актах советского периода вплоть до 1990года. В результате возникли совершенно неизбежные пробелы в вещных отношениях.

После отказа в виндикационном иске либо на основании добросовестного владения, либо по пропуску срока давности, а также и в случае непредъявления такого требования возникло незаконное владение без каких-либо перспектив перейти к определенному титулу. В такой ситуации, как считает К.И. Скловский, создавалось вечное разъединение собственности владения, и вещь выбывала из оборота.[25] Кроме того, вследствие одновременного упразднения и владельческой защиты, такое незаконное владение не было защищено от любых посягательств; следовательно, вещь не только не могла вернуться в оборот, но и ее спокойное владение вне оборота не было обеспечено.

И все же наука гражданского права в советский период не оставила в стороне вопрос о приобретательной давности в советском праве. Многие ученые обосновывали необходимость восстановления этого института, в частности Б.Б.Черепахин, оспаривая презумпцию права государственной собственности на бесхозяйное имущество, указывал следующее: «В пользу приобретательной давности говорит главным образом стремление к устранению той неясности и неопределенности, которые имеют место тогда, когда владелец вещи не имеет бесспорного права на данную вещь при наличии оснований для закрепления за ним такого права».[26]

Идея восстановления приобретательной давности к моменту разработки в начале 60-х годов XX века нового Гражданского кодекса приобрела широкое признание среди ученых.[27] Однако эта идея не стала достаточно убедительной для советского законодателя, который не счел нужным закрепить нормы о приобретательной давности в гражданском законодательстве. Правила ГК РСФСР 1964года о находке, кладе, бесхозяйном имуществе могли быть сведены к одному – в случаях, когда собственник от имущества отказался или неизвестен, имущество должно перейти в собственность государства.

Однако поддержка юристами необходимости закрепления норм о приобретательной давности позволила в юридической практике обходить проблему незаконного владения. Теоретически произошло приравнивание позиций добросовестного приобретателя к собственнику. Известно, что согласно правилам ГК РСФСР добросовестный приобретатель имущества от несобственника становится его собственником, если нет оснований для удовлетворения виндикационного иска.

При обосновании этой позиции юристы зачастую ссылались на классическую работу Б.Б. Черепахина, опубликованную в 1947 году, которая исходила из нормы ст.183 ГК РСФСР 1922 года.[28] В 1962 году Б.Б. Черепахин, в своем новом труде не обнаружив преемственности ст.183 ГК РСФСР 1922 года с новым ГК РФ, соотносит друг с другом данный кодекс и ст.28 Основ гражданского законодательства об ограничениях виндикации как на основании возникновения собственности у добросовестного приобретателя.[29] С тех пор в юридической литературе мнение о наличии в нашем праве института приобретения собственности добросовестным приобретателем фактически не подвергалось сомнению. Так путем толкования была решена назревшая правовая проблема.

С началом построения рыночной экономики начинают складываться предпосылки для появления в современном отечественном праве института приобретательной давности. Нужда в приобретательной давности стала заметно возрастать с оживлением гражданского оборота. С целью вовлечения бывшего государственного сектора экономики в частную сферу отечественный законодатель предпринимал и предпринимает ряд действий, в числе которых приватизация, создание «арендных» предприятий и др. Тем самым произошла концентрация материальных благ в руках корпоративных и частных лиц. Следующая задача, которую стал решать законодатель – обеспечение нормального оборота имущества, приносящего доход не только его обладателю, но и опосредованно всему обществу в целом.

Именно эта функция права определяет необходимость закрепления такого основания возникновения права собственности как приобретательная давность – вещь должна находиться в постоянном обороте. Как указывает Уго Матеи – «право склонно предоставлять владение индивиду, который фактически не пользуется недвижимым имуществом, а не отсутствующему собственнику последнего».[30]

Таким образом, наиболее важной предпосылкой появление норм о приобретательной давности в современном законодательстве следует признать необходимость максимального вовлечения в оборот способных к тому видов имущества, не допускающего даже кратковременного простоя. Право, как социальная ценность, предназначенная для обслуживания в данном случае товарно–денежного оборота, заботясь о повышении его эффективности, предусмотрело такую форму присвоения.

Закон РСФСР «О собственности в РСФСР» впервые после 1917 года назвал приобретательную давность в качестве основания возникновения права собственности.[31] С принятием Основ гражданского законодательства 1991 года приобретательная давность стала фактом гражданской кодификации в российском праве.

В действующем законодательстве приобретательной давности посвящена ст. 234, которая гласит: «Лицо – гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет, либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность)».

Для возникновения права собственности на вещь по давности необходимо, чтобы владение соответствовало четырем условиям – добросовестности, открытости, непрерывности и отношению к имуществу, как к своему собственному. (Приложение 3) Смысл термина «владеть» заключается в возможности иметь у себя имущество, «содержать его в своем хозяйстве».[32]

Первым требованием, предъявляемым к владению лица, желающего иметь в собственности вещь, является добросовестность. В словаре С.И. Ожегова термин «добросовестный» означает человека, честно выполняющего свои обязательства.[33]

В юридическом смысле добросовестным приобретателем имущества является согласно ГК РФ тот, кто не знает и не может знать о том, что отчуждатель вещи не вправе ею распоряжаться.

Вторым условием является открытость владения. Открыто владеющее лицо – то, которое не скрывает своего обладания имуществом перед третьими лицами, владеет не таясь. При этом владелец не обязан совершать активных действий, демонстрирующих окружающим владение, но в то же время и не должен активно укрывать имущество от посторонних взоров. Например, КС РФ, обсуждая проблему прав, на перемещенные культурные ценности отмечал, что нельзя считать открытым владением хранение картин в закрытых музейных фондах.

Третье условие – непрерывность владения в течение всего необходимого срока. Непрерывность означает, что владелец, претендующий на право собственности не должен сам оставлять имущество, то есть совершать действия «определенно свидетельствующие об устранении от владения и пользования». Непрерывность владения не устраняется заменой владельца его правопреемником и не означает постоянного физического контакта владельца с имуществом. Господство над вещью может быть лишь потенциальным, владельцу нет необходимости осуществлять его ежеминутно.[34] Так владелец может уехать в отпуск, в командировку, оставив вещь в своем доме, однако это не будет являться перерывом во владении.

Четвертое условие, относящееся к владению – это владение имуществом « как своим собственным», то есть владелец должен относиться к присвоенному имуществу не хуже, чем к остальному принадлежащему ему на праве собственности. Владелец обязан заботиться о вещи так, как это сделал бы на его месте любой.

Приобрести право собственности по давности владения может как физическое, так и юридическое лицо, а также РФ, субъект федерации или муниципальное образование.

4. Производные способы приобретения права собственности

Приобретение права собственности по договору

Производные способы приобретения права собственности предполагают правопреемство в отношениях по поводу вещи нового и предшествующего собственника. Правопреемство имеет место в случа­ях перехода права собственности по договору об отчуждении вещи, приобретения права собственности членом кооператива при полной выплате паевого взноса, наследования, реорганизации юридического лица. К договорам об отчуждении вещи относятся договоры купли-продажи, мены, дарения, ренты и др. Помимо заключения договора для перехода права собственности к приобретателю, как правило, не­обходимо дополнительное обстоятельство — передача вещи (п. 1 ст. 223 ГК).

Договором купли–продажи называется договор, по которому одна сторона (продавец) обязуется передать имущество другой стороне (покупателю), которая обязуется уплатить за него определенную денежную сумму.

Сегодня купля–продажа – это самый распространенный договор, с помощью которого происходит приобретение права собственности. Перемещение материальных благ в товарной форме, составляющих основу любого обязательства, в договоре купли - продажи выступает в наиболее в чистом виде, являясь его непосредственным содержанием. Особое значение этого института в современном праве обусловлено большой гибкостью, широтой сферы его применения.

В рамках общего понятия купли – продажи законодатель выделяет ее отдельные разновидности. Перечень разновидности купли –продажи по ГК РФ не является исчерпывающим, поэтому заключение договоров, которые не относятся ни к одному из перечисленных в кодексе особых видов (розничная купля- продажа, поставка, поставка товаров для государственных нужд, контрактация, энергоснабжение, продажа недвижимости, продажа предприятий), также возможно. В качестве примера можно привести широко распространенные в быту договоры купли- продажи различного имущества (например, автомобилей) между гражданами. Такие сделки регулируются общими положениями о купле- продаже и специальным законодательством, если оно существует. В современной юридической практике нередки случаи нарушения основных условий заключения договоров купли- продажи, в результате чего возникают такие проблемы, как, например, приобретение добросовестным приобретателем похищенного имущества. В частности, если добросовестный приобретатель автомобиля приобрел его у гражданина, который в свою очередь приобрел этот автомобиль у учреждения на основании счета – справки, выданной торгующей организацией на территории РФ, действительность данной справки никем не оспорена, тем не менее, автомобиль оказался похищенным у собственника, то у добросовестного приобретателя, как первого, так и всех последующих, это имущество может быть истребовано и возвращено собственнику.[35]

Договор купли – продажи порождает обязательство по возмездному отчуждению имущества за покупную цену в виде денежной суммы, что позволяет отграничивать его от других договоров гражданского права. Так, договор дарения предусматривает безвозмездное отчуждение имущества. В договоре мены в качестве встречного удовлетворения выступают не деньги, а другие товары.

Выделение в ГК РФ особых правил продажи недвижимости, обусловлено рядом обстоятельств.

Во-первых, большинство объектов недвижимости неразрывно связано с теми земельными участками, на которых они расположены.

Во-вторых, поскольку недвижимое имущество по сравнению с другими объектами обладает, как правило, повышенной ценностью, требуются особые меры охраны интересов, как продавцов, так и покупателей.

В-третьих, в связи с целевым назначением и особой социальной значимостью многих объектов недвижимости законодательством устанавливается ряд ограничений по участию их в гражданском обороте.

В-четвертых, недвижимость является индивидуально-определенной и незаменимой вещью, что также накладывает известный отпечаток на правовое регулирование связанных с ней отношений.

В соответствии с ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. Следовательно, передача вещи приобретает особое значение не только в смысле установления момента собственности, но и в смысле самого способа ее перехода, ведь увязывание момента перехода права применительно к процедуре передачи вещи позволяет считать, что сама эта передача и есть переход собственности.

Передача требует следующего:

- правомочия передающего (традента) на перенесение права собственности;

- совпадения воли традента и получателя относительно перехода господства над вещью;

- переноса владения.

Под именем передачи понимается вручение одним лицом другому вещи с намерением перенести право собственности.[36]

Такое значение передачи вещи с формированием системы традиции в праве возникло не сразу, а в ходе исторического развития.

В римском праве манципация (воображаемая продажа) состояла в следующем: в присутствии не менее чем пяти свидетелей и весодержателя приобретатель схватывал рукой приобретаемую вещь и, держа в другой руке медь, произносил формулу покупки: « Утверждаю, что этот раб по праву квиритов принадлежит мне и что он должен считаться купленным за этот металл и посредством этой меди и этих весов».[37]

Хотя манципация в данном случае выступает как абстрактная сделка, создающая реальный эффект независимо от правового основания, существует устойчивое мнение, считающее такое понимание вторичным, а первоначальную манципацию – куплей-продажей за наличные с реальным эффектом.[38] Возражения состоят в том, что если манципация – воображаемая продажа, предполагается и невоображаемая – консенсуальная сделка продажи, юридическое значение должно придаваться именно предшествующему неформальному соглашению. Поэтому манципация сама по себе должна быть продажей, считал Д.В.Дождев.

Однако позже, с выплатой символической цены акт манципации утратил характер продажи и стал актом передачи права на вещь. Получаемое право теперь опиралось не на оплату, а на сам акт манципации (в виде акта передачи). Манципация становится инструментом для исполнения обязательства, установленного предшествующей сделкой или иным юридическим событием (например, решением суда), но стороны в любом случае вынуждены имитировать исполнение договора купли-продажи. Другими словами манципация в классическую эпоху Древнего Рима обладает правовым основанием для самой себя и переносит право собственности независимо от действительности основания. Ее реальный эффект, пишет К.И.Скловский, опирается на древнюю силу ритуала. Тем самым была создана почва для дальнейшего развития, в котором на первое место выходит традиция, которая как бы вытесняет и замещает манципацию.

В конечном счете, манципация была поглощена традицией и уже «по Юстинианову праву передача есть общая и необходимая форма добровольного отчуждения телесных вещей».[39]

Таким образом, установление системы традиции поставило ее выше договора. Система традиции была известна и древнему русскому праву. Символические действия, сопровождавшие передачу вещи, подчеркивали принадлежность этого акта традиции. Например, передача собственности на землю требовало передавать или удерживать кусок земли.[40]

Со временем традиция почти утратила прежние признаки ритуала, которые теперь стали вытесняться записями в поземельные книги, заявления перед судом и т.д. Однако суть ритуала осталась.

Если и можно считать традицию сделкой, то только постольку, поскольку она влечет переход собственности, а не владения, только особое соглашение – договор порождает юридический эффект: «Лишь передача владения как фактическое действие и соглашение о переходе собственности как договор вместе обуславливают наступление правового последствия перехода собственности».[41]

Таким образом, передача вещи «как фактическое действие» без соглашения о собственности не порождает никакого юридического эффекта. Традиция, как считает К.И.Скловский, является сделкой постольку, поскольку она направлена на вещный результат, условия которого определяются за пределами традиции и всегда предполагаются, раз традиция состоялась.

В качестве примера можно привести такой факт из современной жизни. Владелец автомашины, припарковав ее перед складом передает ключи (а значит и саму автомашину) хозяину склада, чтобы он мог при необходимости въезда и выезда отогнать автомобиль и затем снова вернуть его на место стоянки. При этом на хозяина склада не возлагается обязанность охранять автомашину. Понятно, что, несмотря на передачу автомобиля, у хозяина склада никаких прав на эту вещь не возникает.

Следовательно, продажа вещи еще не означает передачи владения, тем более что это связано и с правом передачи в залог. Ведь залог, имея возможность следования, сохраняется и при передаче вещи третьим лицам. Это правило получило прямое подтверждение в постановлении Президиума ВАС РФ, указавшего, что «одним из существенных признаков договора о залоге является возможность реализации предмета залога», которая осуществляется «путем продажи заложенного имущества с публичных торгов»

Если совершена купля-продажа, то, кажется, прямых оснований считать ее ничтожной, как это допустимо, если у продавца нет собственности, не имеется. Однако, не получив владения, покупатель приобретает не собственность, а титул покупателя, обязательное право, которое позволяет ему заявлять требования лишь к продавцу. Покупатель не получивший владения, не становится собственником из договора купли-продажи не только если не получит владения, но и если завладеет вещью иначе, чем получив ее от продавца. Поэтому насильственное или иное получение вещи от третьих лиц помимо воли собственника, даже если эта вещь стала предметом купли-продажи, но не была передана, не может привести к возникновению собственности у покупателя, который становится в таком случае недобросовестным владельцем. Возможность несовпадения в одном лице собственника и владельца объясняется подчинением вещного права в системе традиций, то есть когда передача осуществляется без юридических оснований.[42]

Эти соображения привели к установлению иного порядка перехода собственности на недвижимость. Регистрационный порядок вводил прямую перепись собственников и вытеснил систему традиции, она как бы отступает на задний план, только иногда просвечивая через систему регистрации.

В современной юридической практике, помимо договора об отчуждении имущества, совершается еще два акта: передача объекта и регистрация, причем только с регистрацией закон связывает возникновение права собственности.

Важно подчеркнуть, что если переход права собственности увязывается с моментом регистрации, то передача владения утрачивает непосредственное вещно-правовое значение и сохраняет только обязательное. Например, покупатель вправе требовать передачи владения от продавца – это требование не собственника, а стороны в договоре (обязательстве). При этом форма и способ передачи имеют не столько публичное, сколько частное, вытекающее из условий договора значение. По этому поводу уместно привести высказывание Я. Шаппа: «если продается земельный участок, предоставление права собственности происходит посредством соглашения собственника земельного участка и приобретателя о переходе права собственности и регистрации этого права в поземельной книге».[43]

Таким образом, можно сделать основной вывод: для возникновения права собственности по договору необходимо, чтобы между отчуждателем имущества и его приобретателем был заключен договор, соответствующий требованиям закона.


Приобретение права собственности в порядке наследования. Правопреемство при реорганизации

В Конституции РФ 1993 года провозглашено: «Право наследования гарантируется».[44] Анализируя конституционное содержание понятия гарантии, следует отметить, что предметом гарантии является сами права и свобода человека и гражданина, их равенство, а также защита прав и свобод человека и гражданина.

Другим важным шагом в создании конституционных гарантий права наследования стало постановление КС РФ от 16 января 1996 года.[45] В нем содержались положения о свободе наследования, выявление права на наследование, выявление фигуры гаранта права наследования и провозглашалась абсолютная свобода наследования.

Наследственное право России с принятием V и VI главы ГК РФ начинает свое развитие в совершенно новых условиях, когда создан надежный фундамент по защите прав наследования – Конституция.

В этой связи представляется возможным проследить основные вехи того сложного периода, который предшествовал становлению современных отношений в сфере наследования.

По декрету ВЦИК от 18 апреля 1919 года «Об отмене наследования» вводилась система раздела имущества умерших лиц, между государством и отдельными лицами, близкими к умершему, которая просуществовала до 1926 года, однако и позже, вплоть до прекращения существования СССР, сказывалось ее давление на область наследования.

По декрету 1919 года все имущество умерших переходило к государству, за исключением части, не превышавшей определенной денежной суммы, либо части из обозначенных в этом акте предметов.[46] Эта система раздела определила нормы о наследовании ГК РСФСР 1922 года. Лишь часть из них была изменена после 1926 года, многие остались без изменения.[47]

Показательно в этом отношении, как законы, принятые за минувшие восемьдесят лет, регулировали наследование. Декрет от 18 апреля 1919 года открывался объявлением: «наследование…отменяется». ГК РСФСР начинал соответствующую часть правилом, устанавливающим, что наследование «допускается». Допущено было для граждан участвовать в разделе имущества умерших с государством. Эта позиция сохранялась сорок лет. ГК РСФСР 1964 года позволил себе затенить ее формулировкой: «наследование осуществляется». На этом эволюция завершилась. Также смотрел на наследование и последний акт советского периода «Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик» 1991 года: «наследование…осуществляется».

Новый ГК РФ подходит к наследованию принципиально иначе, устанавливая внутреннюю связь с гражданской правоспособностью физического лица.

ГК РФ на первое место ставит наследование по завещанию. Это не редакционная особенность данной правовой нормы, а выражение принципиальной позиции закона. И это вполне объяснимо.

Развитие цивилизации обнаруживает, что увеличение внимания к правовому регулированию наследования по завещанию является одним из последствий развития личности. Можно констатировать, что чем больше данное общество готово воспринимать человека как личность, которая сама определяет свои поступки, тем больше внимания наследованию по завещанию уделяет право, присущее этому обществу.

Как указывалось выше, проблемы наследственного права неоднократно подвергались рассмотрению в литературе. Однако в основном исследованию подвергалось наследование по закону, так как перечень имущества, находящегося в личной собственности граждан был довольно ограничен. С началом развития рыночных отношений в стране, картина существенным образом изменилась: миллионы граждан стали собственниками приватизированных квартир, садовых участков, поэтому внимание ученных в настоящее время сосредоточено в основном на наследовании по завещанию.[48]

В ГК РФ наследованию по завещанию также уделено первостепенное внимание. В ст.1119 ГК РФ содержатся положения, которые имеют немаловажное юридическое значение. В п.1 предусмотрено, что распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания, а в п.3 говорится, что совершение завещания двумя лицами или более не допускается. Этим российское законодательство кардинальным образом отличается от западного, где предусматривается возможность составления завещания, в которых выражается воля двух или нескольких лиц.

Ст. 1119 посвящена свободе завещания. В силу этой статьи гражданин вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определять доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а также включить в завещание другие распоряжения предусмотренные правилами кодекса.

В новом кодексе появилась новелла о завещании в чрезвычайных обстоятельствах: «Гражданин, который находится в положении, явно угрожающем его жизни, и в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств, лишен возможности совершить завещание… может изложить в простой письменной форме». При этом необходимо соблюдение следующего условия: завещатель в присутствии двух свидетелей должен собственноручно написать и подписать документ, из содержания которого следует, что он представляет собой завещание. Такое завещание утрачивает силу, если завещатель в течение месяца, после того как чрезвычайные обстоятельства отпали, не воспользовался возможностью совершить завещание в обычной форме. В одной из редакций третьей части ГК РФ предусматривалась также возможность в чрезвычайных обстоятельствах выразить свою волю в устной форме. Такого рода ситуации могут возникнуть при различного вида катастрофах.

Появилась новая неизвестная ранее форма завещания – закрытое завещание, при котором не предоставляется возможность ознакомиться с его содержанием другим лицам, включая нотариуса. В отличие от обычного завещания, которое должно быть написано завещателем, либо записано с его слов нотариусом, закрытое завещание должно быть собственноручно написано и подписано завещателем. Закрытое завещание в заклеенном конверте передается завещателем нотариусу в присутствии двух свидетелей.

По-новому урегулирован вопрос о распоряжениях гражданами своими вкладами в банках. Если раньше эти вклады не входили в состав наследства, то теперь, в соответствии с ГК РФ, права на денежные средства, в отношении которых в банке совершено завещательное распоряжение, входят в состав наследства и наследуются на общих основаниях. Тем самым ликвидировано правило, которое, по мнению А.А.Кабатова можно считать юридически некорректным, поскольку оно приводит к ущемлению интересов некоторых категорий граждан.[49]

Принципиально изменен порядок наследования предметов домашней обстановки и обихода. В соответствии со ст.533 ГК РСФСР 1964 года, указанные предметы переходили к наследникам по закону, прожившим совместно с наследодателем до его смерти не менее одного года, независимо от их очереди и наследственной доли. Практически это приводило к тому, что прожившие с наследодателями братья и сестры (наследники второй очереди) отстраняли от наследования предметов домашней обстановки и обихода наследников первой очереди, проживавших отдельно от наследодателя. Теперь эти предметы наследуются в общем порядке.

Если завещано все имущество, то право на обязательную долю удовлетворяется за счет этого имущества. При завещании не всего, а части имущества, это право удовлетворяется прежде всего из оставшейся незавещанной части имущества, даже если это приведет к уменьшению прав других наследников по закону. При недостаточности незавещанной части, право на обязательную долю удовлетворяется из той части имущества, которая завещана. При этом в обязательную долю засчитывается все, что наследник, имеющий право на такую долю, получает из наследства по какому-либо основанию: по завещанию, по закону, либо в силу завещательного отказа.

Вместе с тем, суду предоставлено право при определенных обстоятельствах размер обязательной доли уменьшить или вообще отказать в ее присуждении. Это может, в частности, иметь место в случае, если осуществление права на обязательную долю повлечет за собой невозможность передать наследнику по завещанию имущество, которым он пользовался для проживания (жилой дом, квартира).

Как и раньше принятие наследства может быть осуществлено путем совершения наследником определенных фактических действий. Новым является то, что принятие наследства может быть осуществлено и подачей заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство. Заявление не обязательно должно быть передано нотариусу лично наследником. Оно может быть подано другим лицом, либо послано по почте.

Следующий способ приобретения права собственности — это при­обретение права собственности на имущество юридического лица при его реорганизации и ликвидации.

В случае реорганизации юридического лица право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит к юридическим лицам – правопреемникам реорганизованного юридического лица согласно передаточному акту или разделительному балансу. (абз. 3 п. 2 ст. 218, ст. 58 и 59 ГК). Сложнее обстоит дело при ликвидации юридического лица, т.е. его прекращении без перехода прав и обязанностей к правопреемникам. Судьба имущества зависит от того, как она определена в законодательстве и учредительных документах данного юридического лица, а также от оснований его ликвидации. Имеет также значение, сохраняют ли учредители (участ­ники) юридического лица какие-либо права на его имущество или не сохраняют и если сохраняют, то какие. Согласно п. 7 ст. 63 ГК имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов юридического лица, передается его учредителям (участникам), имеющим на это имущество вещные или обязательственные права, если иное не предусмотрено в законодательстве или учредительных документах данного юридического лица. Если учредители имеют на имущество ликвидированного юридического лица вещные права, то нет оснований говорить о том, что они приобретают на это имущество право собст­венности, оно и без того им принадлежит. Например, при ликвидации государственного или муниципального предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления, имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, продолжает быть государственной или муниципальной собственно­стью, а не становится таковой в результате ликвидации. О приобрете­нии учредителями права собственности может идти речь, когда они имели в отношении ликвидированного юридического лица как ее учредители обязательственные права.

Таким образом, подводя итог, можно отметить следующее: в ГК приняты принципиально новые положения в наследственном праве, которые укрепляют права собственников имущества (наследование по завещанию) гарантируют свободу завещания и расширяют формы наследования; в случае реорганизации юридического лица право собственности на принадлежащее ему имущество переходит к юридическим лицам – правопреемникам реорганизованного юридического лица согласно передаточному акту или разделительному балансу.

5. Задача

При задержании преступной группы Управлением по борьбе с организованной преступностью был изъят легковой автомобиль "Вольво", на котором преступники подъехали к месту совершения преступления. Доверенность на управление автомобилем с правом распоряжения им выдана одному из них. В ходе проверки установлено, что доверенность является подложной, так как выдана от имени лица, которому автомобиль никогда не принадлежал и за которым в ГИБДД зарегистрирован не был. Ни место жительства, ни место пребывания этого лица установить не удалось. К тому же номера двигателя и шасси автомобиля оказались перебитыми.

Постановлением следственных органов автомобиль "Вольво" признан бесхозяйным, после чего передан для реализации в комиссионный магазин, где был приобретен одним из сотрудников УВД. Можно ли отнести изъятый автомобиль к бесхозяйному имуществу, и если можно, то по каким основаниям и к какому виду указанного имущества? Можно ли признать автомобиль бесхозяйным по постановлению следственных органов?

Ответ: Ст. 225 ГК относит к бесхозяйным вещи: а) которые не имеют собственника, б) собственник которых неизвестен, в) от права собственности на которые собственник отказался.

Вещь, собственник которой неизвестен, тоже, как правило, не должна считаться бесхозяйной. Такие вещи на основании закона меняют прежнего собственника на нового (ст. 228, 231, 233, 243 ГК). До этого прежний собственник сохраняет право собственности на эту вещь (ст. 225 ГК) и в праве требовать ее возврата от незаконных владельцев.

Бесхозяйные недвижимые вещи принимаются по заявлению соответствующего органа местного самоуправления на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию прав на недвижимое имущество. По истечении года они по решению суда могут быть по иску органа местного самоуправления признаны муниципальной собственностью. Статья 225 ГК не обязывает орган местного самоуправления предъявлять такой иск. Другие лица могут приобрести право собственности на бесхозяйные вещи только в силу приобретательной давности. Собственник, оставивший это имущество, сохраняет на него право собственности до перехода имущества к другим лицам по указанным выше основаниям и может снова принять имущество в свое владение (ст. 225 ГК).

Заявление о признании движимой вещи, изъятой федеральными органами исполнительной власти в соответствии с их компетенцией, бесхозяйной подается в суд финансовым органом по месту нахождения вещи (ст. 290 ГПК РФ).

Таким образом, признание вещи по постановлению следственных органов является незаконным.

6. Заключение

Подводя итоги проведенному исследованию можно сказать что право собственности может быть приобретено субъектами гражданско-правовых отношений по различным основаниям. Иначе говоря, в основе приобретения этого права могут лежать различные юридические факты, которые составляют его основание. Основания приобретения права собственности принято подразделять на первоначальные и производные. К первоначальным относятся: создание новой вещи; переработка; сбор общедоступных вещей; самовольная постройка; приобретение права собственности на бесхозяйное имущество; приобретательная давность.

К производным относятся: приобретение права собственности по договору; приобретение права собственности в порядке наследования; приобретение права собственности в порядке правоприемства при реорганизации юридического лица.

Учитывая особенности развития рыночной экономики, при которых отношениям собственности придается огромное значение в гражданско-правовых отношениях можно констатировать что:

1) В основу разграничения способов приобретения права собственности должен быть положен критерий правоприемства, что же касается критерия воли, то он не во всех случаях выдерживает практическую проверку.

2) Собственником вновь изготовленной вещи становится тот, кто изготовил или создал ее для себя с соблюдением закона и иных правовых актов.

3) В ходе переработки материалов, преимущественными правами пользуется владелец материалов, однако учитывается характер действий переработки и соотношение стоимости материалов и переработка.

4) Сбор общедоступных вещей может иметь место, когда он допускается в соответствии с законом, общим разрешением, данным собственником, или местным обычаем.

5) Самовольное строительство при наличии предусмотренных в законе условий может повлечь возникновение права собственности либо у застройщика, либо у другого лица.

6) Бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен, либо вещь, от права собственности на которую собственник отказался.

7) В новом ГК РФ восстановлено право собственности по приобретательной давности, конкретизированы основные условия права собственности на вещь по давности владения, определены сроки истечения давностного срока.

8) Для возникновения права собственности по договору необходимо, чтобы между отчуждателем имущества и его приобретателем был заключен договор, соответствующий требованиям закона.

9) В ГК приняты принципиально новые положения в наследственном праве, которые укрепляют права собственников имущества (наследование по завещанию) гарантируют свободу завещания и расширяют формы наследования.

10) В случае реорганизации юридического лица право собственности на принадлежащее ему имущество переходит к юридическим лицам – правопреемникам реорганизованного юридического лица согласно передаточному акту или разделительному балансу.

Однако остается еще немало проблем, требующих дальнейшего совершенствования гражданского законодательства. Так, например, российский законодатель, не отвергая классификацию способов возникновения прав собственности на первоначальные и производные, разработанную еще римским правом, вместе с тем не принял этот классический принцип полностью: с данным делением не связываются какие-либо строгие юридические последствия. Требует дальнейшей правовой разработки такая фундаментальная проблема, как соотношение понятий «способ возникновения права собственности» и «основание возникновения права собственности». Более того, в действующем законе понятие «способ возникновения права собственности» не употребляется вообще. Нельзя не согласиться со справедливым замечанием Л.В. Санниковой, что термины «способ» и «основание» соотносятся друг с другом следующим образом: и способы и основания с точки зрения гражданского права являются юридическими фактами. Правда, при употреблении понятия «способ», акцент делается на моменте действия. Соответственно, строго говоря, к способам относятся не все юридические факты, а лишь группа юридических действий. «Основание» же – это все юридические факты.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1. Основаниями возникновения (приобретения) права собственности являются юридические факты, т.е. обстоятельства реальной жизни, в соответствии с законом влекущие возникновение права собственности на определенное имущество у конкретных лиц.

2. Для приобретения права собственности необходимо существование вещи, которая может быть собственностью данного лица, выражение его воли приобрести в собственность эту вещь и другие предусмотренные законом основания.

3. При первоначальных способах возникновения права собственности установление права собственности на вещь и объем прав и обязанностей собственника определяются законом, а при производных способах большое значение имеет воля прежнего собственника, его права и обязанности в отношении вещи, соглашение сторон и акты органов государственного управления, права и обязанности нового собственника производны от прав и обязанностей прежнего собственника вещи.

7. Список используемой литературы.

1. Конституция Российской Федерации

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. 1.

3. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации

4. Владимирский – Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов- н/Д.:ЮРИСТЪ, 1995.

5. Волков Г.А. Вопросы приобретения права собственности на землю по давности владения.// Вестник Московского университета. Серия 11. Право. №1. 2000.

6. Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М. Высшая школа,1961.

7. Гражданское право. Под ред. Суханова Е.А. М.:БЕК,1998.

8. Гражданское право. Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю. К. т.1. М.:Проспект, 2001.

9. Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Е.А. Васильева. М.:ЮРИСТЪ, 1993.


[1] Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Е.А. Васильева. М., 1993. С. 220.

[2] Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву: гражданское правоот­ношение. М. 1983. С. 632-633.

[3] Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2-х ч. (по изд. 1902 г.). М., 2000. С.381.

[4] Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 1995. С. 239.

[5] Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому нраву. М., 1962.

[6] СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3594.4

[7] СЗ РФ. 1998. № 26. Ст. 3009.

[8] ФЗ «О музейном фонде РФ и музеях РФ» от 26 мая 1996г., №54 – ФЗ; ФЗ «Об оружии» от 13 декабря 1996г., №150 - ФЗ

[9] Русский музей прирастает Летним садом.//РГ. 25 декабря 2002г., №241

[10] Волков Г.А. Вопросы приобретения права собственности на землю по давности владения.// Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2000г., №1.с.23

[11] Санникова Л. В. Вещные права в гражданском кодексе России. М., 1996г., С.29.

[12] СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3813.

[13] Санникова Л. В. Указ. соч., С.31

[14] См. также: Федеральный закон от 25 июня 2002 г.№73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 26. Ст. 2519

[15] Владимирский – Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н-Д., 1995г. С.503

[16] Владимирский – Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н-Д., 1995г. С. 503-504

[17] Владимирский – Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н-Д., 1995г

[18] Отечественное законодательство XI – XIXвеков. / Под ред. Проф.О.И. Чистякова.- М., 1999г. С.40

[19] Мейер Д.И. Русское гражданское право: в двух частях. Часть вторая.-М., 1997г. С. 66

[20] Там же. С. 69-71

[21] Энциклопедический словарь российской жизни и истории. XVIII- начало XXв. - М.: « ОЛМА-ПРЕСС», 2003г. С. 500

[22] Карлова Н.В., Михеева Л.Ю. Приобретательная давность и правила ее приобретения. Практическое пособие. –М. «Палеолит», 2002г. С.12

[23] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права.- М., 1955г. С.187

[24] Владимирский – Буданов М.Ф. Указ. соч. с.503-505

[25] Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. – М., 2000г. С..248

[26] Черепахин Б.Б. Приобретение права собственности по давности владения.// Советское государство и право, 1940г.,№4.с.38

[27] Генкин Д.М. Право собственности в СССР. - М., 1961г. С.215

[28] Черепахин Б.Б. Юридическая природа и обоснование приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя.// Уч. Зап. Свердловского юридического института. Т.2. Свердловск, 1947г.

[29] Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву.- М., 1962г. С.44

[30] Матеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности.- М.,1999г. С.171

[31] Закон РСФСР « О собственности в РСФСР» от 14 июля 1990 года.// Ведомости СН и ВС РСФСР. 1990г., №30. п.3 ст.7

[32] Гражданское право. Учебник. Под ред. Суханова Е.А. В двух томах. Том 1. С. 485

[33] Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка.- М.: «ОНИКС 21 век», «Мир и образование», 2003г. С.165

[34] Мейер Д.И. Русское гражданское право: в двух частях. Часть вторая.- М., 1997г. С.10 -11

[35] Рахмилович В.А. Передача права собственности на похищенное имущество.// Гражданское законодательство. Практика применения в вопросах и ответах (по материалам журнала «Право и экономика» за 2001 – 2002гг.) Под ред. В.А.Вайпана.- М.: Дом «Юстицинформ», 2002г. С.12

[36] Шершеневич Г.К. Указ. соч. С.183

[37] Покровский И.А. История римского права. Петроград, 1918г., С.253

[38] Дождев Д.В. Основание защиты владения в римском праве.- М.,1996г. С.105 - 106

[39] Дернбург Г. Пандекты. Том первый. Часть вторая. Вещное право. СПб, 1905г. С.109-110

[40] Павлов-Сильванский Н.П. Феодализм в России.- М., 1998г. С.486

[41] Шапп Я. Основы гражданского права в Германии.- М., 1996г. С.66

[42] Скловский К.И. Указ. соч. С.220

[43] Шапп Я. Указ соч. С.66.

[44] Конституция РФ. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года.- М.: 2003г. Часть IV. Ст.35

[45] Постановление КС РФ « По делу о проверке конституционности частей первой и второй ст.560 ГК РСФСР, в связи с жалобой гражданина А.Б. Наумова». // Сборник постановлений КС РФ. Гражданское и налоговое право.- М., 2000г. С.5 - 8

[46] Рабинович Н.В. Советское наследственное право. История советского гражданского права.- М., 1949г. С.503 - 523

[47] Рубанов А.А. Конституционная гарантия права наследования и ГК России. // Государство и право. 2002г., №9. С.59

[48] Кабатов В.А. Новое в наследственном праве России. // Государство и право. 2000г., С.92 - 100

[49] Кабатов А.А. Указ. соч.С.95

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий