Европейский союз или ЕС

Введение Европейская интеграция потребовала продолжительного времени, терпения и настойчивости. Создание ЕС шло через постепенное образование промышленного и сельскохозяйственного «общего рынка», экономического и валютного союза. Плавная трансформация потребовалась для выработки согласия между странами – членами с учетом их особых проблем.

Введение

Европейская интеграция потребовала продолжительного времени, терпения и настойчивости. Создание ЕС шло через постепенное образование промышленного и сельскохозяйственного «общего рынка», экономического и валютного союза. Плавная трансформация потребовалась для выработки согласия между странами – членами с учетом их особых проблем. В своей деятельности ЕС опирается одновременно на правительства стран – членов и на собственную крепкую организационную структуру. ЕС является правовым объединением. Институты ЕС наделены правом принимать подзаконные акты – настоящие европейские законы, подлежащие прямому применению во всем Союзе. Разрабатывает законы Совет министров, действующий на основании предложений Европейской комиссии совместно с Европарламентом. Таким образом, постепенно сложилось европейское право, преимущественно торговое, экономическое, социальное и в области регламентации конкуренции и охраны окружающей среды. Социальная дифференциация населения по размеру душевых доходов между самыми богатыми и бедными в Западной Европе менее выражена, чем в США.

Европейский союз является солидарным объединением, проводящим политику сокращением отставания наименее благополучных стран и регионов. Для принятия страны в ЕС не достаточно одного желания или политического решения. Необходим определенный уровень макроэкономических показателей, включая доходы населения. Требуется осуществить меры по реструктуризации хозяйства, реформированию финансовой и налоговой систем, обеспечить свободу прессы и борьбу с коррупцией. Европейский союз не может позволить роскошь принять в свои ряды более бедное государство. Последнее не выдержит рыночной конкуренции и станет еще беднее.

Итак, Европейский союз – это мировой полюс экономической мощи (наряду с США и АТР). Международная организация, создавшая торговый, таможенный, экономический и валютный союз Объединенной Европы. ЕС является интеграционным объединением в области внешней политики, правосудия, внутренних дел и европейской безопасности. Процесс европейской экономической интеграции основывается на трех свободах. Это свобода передвижения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. Европа через общий рынок идет к политическому объединению.

Начало интеграции было положено в 1950г. декларацией, с которой выступил министр иностранных дел Франции Роберт Шуман. В 1951г. Бельгия, Германия, Италия, Люксембург, Нидерланды и Франция подписали в Париже Договор об учреждении Европейского объединения угля и стали, а в 1957г.- Договор об учреждении Европейского экономического сообщества и Европейского объединения по атомной энергии. К 1968г. было завершено создание Таможенного союза, а в последние годы в Сообщество вступают Великобритания, Ирландия, Дания, Греция, Испания и Португалия. В 1992г 12 стран – членов подписали в Маастрихте Договор о Европейском союзе, знаменующий новый этап интеграции в целях введения новой валюты, проведения общей внешней политики и обеспечения безопасности. В 90-е годы было завершено создание единого рынка, что обеспечило свободное передвижение внутри ЕС товаров, услуг, капиталов и граждан. Западноевропейским народам, обладающим многовековой культурой свободного предпринимательства и прав человека, потребовалось полвека, чтобы постепенно шаг за шагом осуществить строительство Общеевропейского дома. Кроме возможного ограничения расширения на восток, меняется формула европейской интеграции от «Европы государств» к «Европе регионов».

Бюджет ЕС формируется за счет собственных ресурсов, в первую очередь – за счет ограничений от сбора НДС в странах - членах. Ежегодный бюджет ЕС 120 млрд. евро (2003г.) в 400 раз превышает бюджет Совета Европы.

Руководящими органами Европейского союза являются Европейский Совет, Совет министров, Европейский парламент, Европейская комиссия и Суд ЕС. Входящий в руководящие органы консультативный Комитет регионов выступает за предоставление ему нормотворческого статуса и легализация в «европейском праве» межрегионального сотрудничества.

Институциональный механизм ЕС

Институциональная система ЕС не похожа не на одну из ранее существовавших. В отличие от обычных международных организаций, в том числе от ЕАСТ, здесь с самого начала был взят курс на сочетание межгосударственных и надгосударственных институтов, но с явным уклоном в сторону последних.

Учредительные договоры предусматривали Парламентскую ассамблею как эмбрион будущего надгосударственного законодательного органа. Переименованный позднее в Европарламент , этот институт сначала формировался из депутатов, делегируемых национальными парламентами (пропорционально удельному весу фракций в каждом из них), а с середины 1979г. он избирается прямым голосованием всеми гражданами Сообщества. Представляя весь политический спектр 370 млн. граждан ЕС, 626 депутатов Европарламента сгруппированы во фракции не по национальной, а по партийной принадлежности. В новом составе избранном в июне 1999 г. народные партии (включая консерваторов) имеют 224 места, социалисты и лейбористы – 180 человек, либералы, демократы и реформаторы – 43 и зеленые – 38 мест. Однако на практике функции этого представительного органа долгое время носили в основном консультативный характер: он выступал время от времени с инициативными проектами и лишь позднее получил право утверждать бюджет ЕС, а с 1986г.- и участвовать в обсуждении проектов, регламентов и директив Совета министров и даже формально утверждать состав Комиссии ЕС.

Роль национальной власти играет Комиссия ЕС (КЕС) . С июля 1987 г. она является совместным органом трех сообществ – ЕОУС, ЕС и Евратома. Независимая от национальных правительств, она обладает широкими полномочиями, которыми можно резюмировать триедино: выдвижение инициатив, контроль за соблюдением государствами – членами учредительных договоров и осуществление текущей политики ЕС. КЕС выступает с законодательными инициативами (проектами регламентов и директив), а после их утверждения претворяет в жизнь. В случае нарушения или невыполнения государствами – членами законодательства ЕС Комиссия имеет право применять санкции, в том числе обращаться в суд ЕС. Она обладает значительной автономией, особенно в области конкурентной политики и в осуществлении сельскохозяйственной, региональной, социальной, транспортной и других направлений совместной политики Сообщества. Кроме того, она управляет различными фондами и программами ЕС.

Нынешняя КЕС состоит из 20 назначаемых правительствами, но независимых от них, выступающих в качестве надгосударственных чиновников высшего ранга – комиссаров (по два от Франции, Германии, Италии, Великобритании и Испании и по одному от каждой из 10 малых стран участниц), ответственных за определенные направления деятельности. КЕС обладает финансовой автономией и потому имеет возможность осуществлять свои функции независимо ни от государств – членов, ни от других органов ЕС. Правда, Европарламент вправе квалифицированным большинством потребовать ее коллективной отставки.

Все эти условия делают КЕС главной движущей силой интеграционного процесса.

Третий беспрецедентный в практике международных организаций надгосударственный орган – Суд ЕС . Как уже сказано, Сообщество базируется на трех учредительных договорах, обязательных для подписавших и ратифицировавших их государств. Это значит, что правовые нормы ЕС имеют примат над национальным правом государств – членов и включаются в национальное законодательство стран - участниц. Их выполнение требует ясной и четкой трактовки, не допускающей разночтений, что и призван обеспечивать Суд ЕС. Примат права Сообщества означает, что во всех сферах, где оно применяется, этот суд является судебным органом высшей инстанции.

Суд ЕС разрешает споры между государствами – членами, между ними и самим Сообществом, между институтами ЕС. Он дает также заключения по международным соглашениям. В соответствии с Маастрихтским договором с 1993 г. Суду ЕС предоставлено право налагать штрафы на государства – члены, если они не выполняют его постановлений. С 1989 г. Суд ЕС рассматривает также дела и в качестве суда первой инстанции по поискам физических и юридических лиц государств – членов. Разумеется, он не рассматривает вопросы, не охваченные договорами ЕС, например, относящиеся к уголовному праву. Не входят и в его компетенцию и правовые вопросы совместной внешней политики, политики безопасности, хотя с 1993 г. эти сферы отнесены к ведению ЕС.

В 1975 г. был создан еще один наднациональный институт ЕС – Палата аудиторов , в которую входят по одному представителю от каждого государства – члена. Она следит за своевременностью и полнотой поступлений в совместный бюджет ЕС и правильным расходованием его бюджетных ресурсов, информируя об это Совет министров ЕС и Европарламент.

Совет министров , который состоит из представителей государств – членов, отстаивающих свои национальные интересы. До сих пор он играет в системе институтов ЕС ключевую роль. Именно совет министров создает законодательные акты: регламенты обязательные для стран – участниц и включаемые в их национальное законодательство, и директивы, тоже обязательные для них, но лишь по содержанию, а не по методам их реализации, выбор которых остается за национальными правительствами. Кроме того, он принимает решения по конкретным вопросам, адресованные как государствам – членам, так и другим субъектам права. Однако Совет министров не обладает правом законодательной инициативы: оно принадлежит КЕС.

На практике совет министров ЕС имеет много ипостасей в зависимости от обсуждения проблем: либо это Совет министров иностранных дел, либо министров экономики, министров финансов и т.п. Его заседания проходят не реже двух – трех раз в месяц. Чаще всего он собирается в смешанном составе. Стиль работы этого института - поиск компромиссов между позициями государств – членов по каждому из вопросов повестки дня.

В 1947 г. родился еще один важный институт межгосударственного характера, не предусмотренный учредительными договорами – Европейский совет . Он состоит из руководителей государств – членов. В его работе участвуют председатель КЕС, а также министры иностранных дел. Его сессии проводятся не менее двух раз в год. Значение этого органа постоянно возрастало, т.к. именно он принимает стратегические решения, определяющие направление развития ЕС. Со временем этот орган приобрел значение высшей инстанции, к которой апеллируют в сложных ситуациях Комиссия ЕС и Совет министров, когда не удается прийти к соглашению обычным путем. Следует подчеркнуть, что межгосударственный по своему существу Евросовет на практике не тормозит продвижение ЕС по пути дальнейшего сплочения, а скорее, напротив, выступает источником важных инициатив, направленных на дальнейшее экономическое и политическое сближение стран – участниц.

В целях, более плавного перехода к федеральному устройству ЕС в последние годы в его институционально – правовую систему вживляется принцип субсидиарности – принятие решений на возможно более низком уровне, если при этом не страдает их практическая эффективность. Амстердамский договор уточнил это положение. Если в предыдущем Маастрихстком речь шла о том, что ЕС в своих действиях не должен выходить за пределы того, что не обходимо для достижения данной конкретной цели, то теперь говорится, что ЕС «должен принимать законы только в пределах необходимости». Иначе говоря, все остальные проблемы должны решаться на более низких уровнях – национальных или даже на уровне административных регионов внутри государств. Подтекст этого принципа состоит в том, что решения должны приниматься на уровне, как можно более близком к гражданам Союза, то есть, чтобы в максимальной степени учитывать их интересы.

На практике это выражается в заметном снижении числа проектов регламентов и директив, направляемых Комиссией в Совет министров ЕС. Если в 1990 г. их было около 60, то уже в 1997 г. – менее 10. Общее же число проектов документов, выносимых на рассмотрение Совета министров. Сократилось с 800 до 500. Многие экономические проблемы решаются на негосударственном уровне, например путем соглашения между профсоюзами и предпринимателями, ч то не вызывает необходимости принимать законодательные акты на уровне ЕС. Так шаг за шагом балансируются национальное и наднациональное начала в системе ЕС.

Тем не менее, этот процесс более трех десятилетий не затрагивал такие особо чувствительные области государственного суверенитета, как внешняя политика, оборона и внутренняя безопасность. Это сферы, считающиеся ключевыми для национальной самостоятельности, вообще были выведены за пределы компетенции ЕС и не охватывались основополагающими себя договорами. Но растущий геоэкономический вес Сообщества и его влияние на международные отношения требовал согласованных действий государств – членов на мировой арене. Поэтому в октябре 1970 г. была учреждена система так называемого Европейского политического сотрудничества (ЕПС) – регулярных консультаций министров иностранных дел. Однако сотрудничество государств – членов в этой области осуществлялось на сугубо межгосударственной основе.

Эволюция институциональной структуры ЕС в направлении федерализации на ЕПС не распространялась. Лишь в 1987 г. после целого ряда безрезультатных инициатив Комиссии ЕС «Единый европейский акт» включил ЕПС в систему основополагающих договоров ЕС. Это, однако, не устранило особенностей процедуры принятия решений по вопросам внешней политики: они по-прежнему должны вырабатываться Советом министров на основе консенсуса и не являются законодательными актами прямого действия.

Что же касается обороны и внутренней безопасности, то здесь не было даже таких упрошенных форм постоянного международного взаимодействия. Оборонительный Западноевропейский союз оставался лишь номинальным органом координаций действий десяти государств – членов ЕС, поскольку эти вопросы решались в рамках НАТО. А проблемы внутренней безопасности вообще оставалось сугубо национальным делом каждого из государств Сообщества. Положение в этой сфере стало меняться лишь в 90-х годах.

Первые три этапа расширения ЕС

Эпицентром интеграционного процесса является первоначальная «шестерка» ЕС, которая еще в начала 50-ых годов объединила свою угольную промышленность и черную металлургию в рамках ЕОУС, а потом вступила на путь полномасштабного сращивания своих экономических, социальных и политических систем. При детальном рассмотрении крупные и малые страны «шестерки" ведут себя по-разному. Чем меньше страна, чем больше степень ее экономической открытости, тем сильнее ее притяжение к центральной зоне интеграционного поля ЕС. Эта закономерность определяет внешнеэкономическое поведение и других стран Европы, как вошедших в Сообщество, так и тех, которые пока остаются вне его.

Помимо экономического взаимосцепления национальных хозяйств «шестерки», важную роль на первом этапе сыграло совпадение геополитических интересов этих стран. Важно и то, что эти шесть стран, несмотря на предвоенные тоталитарные затмения в Италии и Германии, в целом имели очень близкие уровни развития политической культуры, плюралистическое общественное устройство и более или менее схожие институциональные и правовые системы.

В 1961 г. Великобритания постучалась в дверь ЕС, но из-за негативного отношения Франции смогла вступить лишь спустя десятилетие в 1973г., и, разумеется, на более жестких условиях. За ней закономерно потянулись в ЕС Дания, Ирландия и Норвегия, сельскому хозяйству которых утрата британского рынка сбыта причинила бы большой ущерб. Правда, в ходе референдума по этому вопросу норвежцы отвергли вступление в ЕС.

К середине 90-ых годов интегрированность Англии, Дании и Ирландии с ядром ЕС уже почти не отличалась от средней степени интегрированности внутри самого этого ядра.

Второе пополнение ЕС состоялось в 80-ых годах. Оно несколько нарушило общие правила: в Сообщество принимались относительно менее развитые страны, объективно еще не вполне дозревшие до интеграционных кондиций. В Испании, а тем более в Португалии и Греции к началу 80-годов все еще была велика доля сельского хозяйства, обрабатывающая промышленность была предоставлена в основном мелкими и средними предприятиями трудоемких отраслей, средний жизненный уровень населения, а следовательно, и его уровень образования и производственной культуры был заметно ниже, чем в ЕС. Кроме того, во всех трех странах – кандидатах, лишь недавно избавившихся от тоталитарных режимов, демократические институты и приоритеты были еще слабы и неустойчивы.

Но именно это последнее обстоятельство и сыграло решающую роль. Сообществу нужна была политическая стабильность на его южных рубежах. Важно было закрепить и упорядочить в этих странах демократию и исключить возможность новых переворотов, социальная почва для которых там все еще имелась. Тем более, что Советский Союз проявил недвусмысленный интерес к португальской «революции гвоздик» 1975г.

За такой политический выигрыш сообществу пришлось заплатить достаточно крупными регулярными дотациями в пользу трех южноевропейских стран. Впрочем, вступление в ЕС в 1981г. Греции, а с 1986г. – Испании и Португалии принесло Сообществу и некоторые преимущества экономического характера: дешевые субтропические продукты земледелия, а также зерновые менее дорогую рабочую силу для трудоемких отраслей промышленности. Кроме того ЕС приобрело посты в средиземноморском регионе, где оно имеет значительные политические интересы. Самим южноевропейским государствам вступление в ЕС позволило поддержать устои демократии, поскольку существенно возросли издержки, которые народы этих стран понесли бы в случае отката назад, к тоталитаризму. Вступив в Сообщество они получили кредит доверия со стороны ведущих стран Запада в отношении осуществляемых ими экономических реформ. И самое главное – три южных страны Греция, Португалия и Испания получили крупную финансовую помощь. Этим странам была обеспеченна возможность за несколько лет преодолеть свое историческое отставание, для чего в ином случае потребовались бы десятилетия.

Во внешнеторговом плане Греция, Португалия и Испания с самого начала были привязаны к ядру интеграционного поля гораздо сильнее, чем страны первого пополнения. Будучи сравнительно небольшими странами они быстро догнали страны первого пополнения и к настоящему времени интегрированы в экономическую систему сообщества не менее прочно.

Третье пополнение ЕС, так называемое «расширение в северном направлении» - пожалую, наиболее естественное и легкое из всех. По общему уровню своего экономического развития оставшиеся вне Евросоюза страны ЕАСТ нисколько не уступали ее участникам, а по доходам на душу населения даже превосходили. Их правовые и политические системы в целом аналогичны тем, какие доминируют в ЕС. Хозяйственные связи между ЕАСТ и ЕС всегда были очень интенсивны. Кроме того, страны ЕАСТ и ЕС в течение десятилетий активно обменивались прямыми инвестициями, развивали производственное кооперирование, научно – техническое и экологическое сотрудничество. Словом , между ними уже давно протекал процесс интеграции, хотя и без адекватного институционального оформления.

Политико - правовому оформлению этого процесса, т.е. вступлению стран ЕАСТ в Сообщество долго мешал раскол Европы на два враждующих лагеря. Зажатые между НАТО и организацией Варшавского договора все эти малые европейские государства (кроме Норвегии) видели гарантии своего выживания в балансировании на тонком канате нейтралитета. Вступление их в ЕС было несовместимо с этой международной политической нишей. Чтобы не раздражать Москву, Финляндии долгие годы формально пришлось оставаться даже не в ЕАСТ, маскируя свое фактическое участие в ней статусом ассоциированного члена. Тем не менее, еще в 1972 -1973гг. каждая из стран этой группировки заключила двусторонний договор с ЕС о свободной торговле. Это в какой-то мере подключило их к процессу интеграции и в политико-правовом аспекте.

Когда рухнул «реальный социализм» и конфронтация между Востоком и Западом ушла в прошлое, нейтралитет утратил для этих стран прежнее значение, они смогли вести себя более рискованно и, естественно, одна за другой попросились в ЕС. Переговоры о полноправном членстве Австрии, Норвегии, Финляндии и Швеции начались в конце 1993г. , а годом позже, с 1 января 1995г. эти страны вошли в Европейский союз.

Правда, не все. Норвегия в декабре 1994г. в последний момент остановилась у порога ЕС из – за того, что на референдуме противники этого шага получили небольшой перевес. Швейцария подавшая заявку на вступление в Союз еще в мае 1992г., осталась за порогом упомянутого референдума. Правительство этой страны продолжает считать вступление в ЕС своей долгосрочной целью, а до ее достижения отношения с ЕС развиваются на основе двухсторонних соглашений в различных областях сотрудничества. Исландия пока тоже осталась в стороне, поскольку ее не устроили правила вылова морепродуктов в территориальных водах ЕС. Нет сомнения что через несколько лет и эти страны окажутся интегрированными с ЕС не только де-факто, но и де-юре.

Итак, спустя 37 лет после начала функционирования ЕС эта организация вобрала в себя почти всю Западную Европу. Шаг за шагом, территория Евросоюза увеличивалась почти в 2,5 раза, население- в 1,6 раза. Совокупный объем ВВП- более чем в 1,7 раза. К началу 1995г. образовалась тесно взаимосвязанное хозяйственное, политико-правовое и социально-культурное пространство в составе 15 стран, постепенно эволюционирюущее в направлении единого полигосударственного организма. Подспудно идущий, несмотря ни на какие перепетии политической жизни, интеграционный процесс получил, наконец, адекватное институциональное и юридическое завершение. Совокупный валовой продукт этого блока составляет около 20% мирового ВВП, а экспорт – 39% мирового вызова товаров и услуг. Исторической значение этой реалии трудно переоценить.

Но это лишь, так сказать, видимая часть айсберга. Нельзя упускать из виду ту часть европейского интеграционного процесса, которая протекает между Евросоюзом и соседними странами: Исландией, Норвегией и Швейцарией в Западной Европе и примерно таким же числом стран Южного и Восточного Средиземноморья. Все они в той или иной мере вовлечены в этот процесс и постепенно подходят к той его стадии, когда назревает необходимость оформить реально сложившиеся экономические связи юридически – вступить либо непосредственно в ЕС либо ту или иную форму ассоциации с ним.

Продвижение ЕС на Восток

Расширение на Восток – политика ЕС по интеграции в Европейское сообщество стран Центральной – Восточной Европы. После падения Берлинской стены и распада Советского Союза главной стратегической задачей ЕС стала политика продвижения на Восток.

Следуя своему стратегическому курсу расширения на Восток, Европейский союз подписал соглашение об ассоциированном членстве с большинством стран Центральной и Восточной Европы. Для этих целей созданы программы ФАРЕ и ТАСИС и продолжен проект трансмодальных коридоров.

Программа ФАРЕ рассчитана приемущественно на страны Центральной Европы, находящиеся в первом эшелоне возможных кандидатов на вступление в ЕС. Программа предоставляет безвозмездную финансовую поддержку экономических преобразований и укрепления демократических сообществ. Кроме технического содействия она способствует приобретению «накопленного опыта сообщества», завершению рыночных реформ и рекоструктуризации экономики в целях создания необходимых условий для будущего членства в ЕС.

Программ ТАСИС предназначена для содействия развитию рыночной экономики и демократии в странах Содружества Независимых Государств путем безвозмездного предоставления ноу-хау. В 1991г. были утверждены принципы оказания Европейским сообществом поддержки рыночным преобразованиям в советских республиках, а Европейская комиссия назначена органом, отвечающим за управление программой. В 1992г. новые независимые прибалтийские государства присоединились к программе ФАРЕ для стран Центральной и Восточной Европы. В 1993г. в число участников вошла Монголия.

Европейские транспортные коридоры. После падения «железного занавеса» особенно актуальными стали проблемы общеевропейской транспортной интеграции. Этот стратегический курс Европейского союза обусловоен открывшимися перспективами для торговли и экономики, улучшения транспортного сообщения между Западом и Востоком Европы.

Для современной Восточной Европы проект международных транспортных коридоров ЕС предоставлял реальную возможность мирохозяйственной интеграции. Однако упадок экономики и крупномасштабная коррупция в Восточной Европе сделали невозможным в обозримом будущем вступление в ЕС и реализацию проектов международных транспортных коридоров.

В 1991г. в Лондоне был создан Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) для содействия перехода к открытой экономике на основе предпринимательской инициативы в странах Центральной и Восточной Европы. Банк поощряет софинансирование и прямые иностранные капиталовложения из частных и государственных источников, помогает мобилизовать отечественный капитал, а также обеспечивает техническое сотрудничество в соответствующих областях. Банк предоставляет кредиты для осуществления конверсии военно-промышленного комплекса, проектов развития и модернизации сельского хозяйства, добычи и переработки нефти и др. В состав акционеров банка входят Европейское сообщество, Европейский инвестиционный банк, европейские и другие страны. ЕБРР является региональным международным финансовым учреждением, действующим в государственном и частном секторах. ЕБРР открыл кредитные линии по развитию малого и среднего бизнеса в странах ЦВЕ.

По своему геостратегическому значению задача расширения ЕС на Восток сравнима лишь с созданием самого Европейского сообщества в середине двадцатого столетия. Однако остается открытым вопрос восточных границ и скорости объединения. Становится очевидным, что этот процесс будет значительно более медленным, чем казалось после падения «железного занавеса».

На Западе не однозначно оценивают процесс продвижения ЕС на Восток. Великобритания продолжает балансировать между «европиизмом» и «атлантизмом», выступает за более тесное экономическое сотрудничество с США и НАФТА. Имеются предложения по экономической и североатлантической интеграции на городском уроне по аналогии средневекового Ганзейского союза. Германия возлагает надежды на положительный экономический результат от интеграции в силу своего геостратегического положения. Для Франции расширение на Восток, наоборот, не является первостепенной экономической проблемой. Восточная Европа, принадлежащая к православной цивилизации, никогда не будет частью преимущественно западно-христианского ЕС. Россия слишком велика, чтобы стать членом ЕС. Украина с коррумпированной элитой представляет угрозу западным ценностям. В Западной Европе ширится движение против «Евроленда», включая противодействие расширению Европейского союза и наплыву мигрантов (дешевой рабочей силы).

Вывод

После двух мировых войн Европа выбрала путь к экономической и политической интеграции, способствующей миру на континенте. Европейская интеграция является длительным процессом, включая этапы создания таможенного, торгового, валютного союза. Во второй половине 20 века здесь сформировался один из трех мировых полюсов экономического и технологического развития.

Военно-политическая мощь Западной Европы исключительно слаба. Если Европейский союз является одним из экономических центров силы, сопоставимым с США, то в военном отношении Западная Европа значительно уступает своему атлантическому союзнику. Поэтому, чтобы стать мировым политическим игроком в противовес США, Западная Европа должна выбрать между расходами на продвижение на восток и увеличением военных статей бюджета. Однако в подходе к наращиванию военной мощи в Европе нет единства. Например, Англия, наиболее преданная союзница США против усиления военной мощи континентальной Европы.

Для того, чтобы лучше понять историю восхождения Европейского сообщества от торгово-экономического блока к экономическому и валютному союзу и предстоящее его перерастание в политический союз с единой внешней, оборонной и внутренней политикой, важно с самого начала вспомнить структуру его органов власти и управления, тот институциональный каркас, который позволяет этому конгломерату разнокалиберных стран не только вот уже почти пол века держаться вместе и улаживать расхождение своих интересов, но и продвигаться все дальше по пути экономической, правовой и политической интеграции, несмотря не на какие внутренние коллизии и международные бури.

Институциональная система ЕС не похожа ни на одну из ранее существовавших. Предпосылки исторического характера, объективные особенности «шестерки» и сильное влияние «европеистов» позволили заложить в Парижском и двух Римских договорах такой институциональный фундамент, который обеспечивал бы плавильный переход от системы самостоятельных государств к системе федерального типа. В отличие от обычных международных организаций, в том числе от ЕАСТ, здесь с самого начала был взят курс на сочетание межгосударственных и надгосударственных институтов, но с явным уклоном в сторону последних.

Западная Европа дала миру не только классический образец последовательного и неотвратимого углубления процесса интеграции вплоть до завершающей его стадии, но и модель разрастания его вширь, вовлечения в зону активного интегрирования все новых соседних стран по мере их дозревания до нужных экономических и политических кондиции.

Практика ЕС выявила тесную, хотя и весьма противоречивую связь между развитием интеграции вглубь и вширь. Чем дальше углубляется этот процесс, чем больше степень экономической взаимозависимости стран – участниц, тем шире круг тех аспектов внутри- внешнеэкономической политики государств – членов, которая подлежит взаимной увязке в рамках интеграционного объединения. Но тем совершеннее должен быть институционально – правовой механизм согласования национальных интересов стран – партнеров, выработки совместных ( в большинстве своем компромиссных ) решений и воплощения их в жизнь. Поэтому с углублением интеграционного процесса возрастает риск, что с принятием в группировку новых стран – членов находить баланс их интересов станет сложнее, а сам этот баланс окажется более хрупким и неустойчивым. Более того, возрастают опасения, что и сам институционально – правовой механизм нахождения и поддержания этого баланса, налаженный и шаг за шагом подогнанный к существенной ситуации, может не выдержать новой, более тяжелой нагрузки. В таком случае возможна дестабилизация всего формирующегося полигосударственного экономического организма.

В Восточной Европе идеи европейской интеграции и регионализма использовались как форма имитации экономических реформ, позволяющая временно эксплуатировать ожидание народом скорого пришествия богатой жизни. При отсутствии реальных прав местного самоуправления пограничным регионам с исключительно низким экспортным потенциалом и не решенными социально-экономическими проблемами присваивается статус «еврорегионов». Это противоречит Декларации о европейском регионализме, в которой заложены принципы экономической свободы местных общин (самоуправления) и субсидарности.

Современный европейский миропорядок определяется преимущественно геостратегическим партнерством Евросоюза и США, Евросоюза и России. Это взаимосвязанные геополитические полюса характеризуются асимметричностью. Россия остается второй ядерной державой мира, тогда как ЕС находится под ядерным «зонтиком» США, на которые приходится 90% военного потенциала НАТО. В экономическом отношении ЕС значительно опережает Россию, но зависим от поставок энергетического сырья. В геостратегическом сотрудничестве ЕС и России , кроме энергетического партнерства, выделяются трансконтинентальные транспортные коридоры (ЕС – Транссиб, Север – Юг) и финансовая помощь Запада. За период 1991 – 2000гг. ЕС выделил России 2,3 млрд долл. на оказание поддержки социально экономических реформ.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ