регистрация / вход

Политические процессы в современной России

РЕФЕРАТ по теме: Политические процессы в современной России Оглавление Введение 1. Трактовка современного политического развития России в рамках теории модернизации

РЕФЕРАТ

по теме:

Политические процессы в современной России

Оглавление

Введение

1. Трактовка современного политического развития России в рамках теории модернизации

2. Конституционные основы демократических преобразований в России

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Специфика, обусловленная особенностями исторического развития, позволяет говорить об особом генотипе российской политической культуры. Буферное положение России (Руси) между Европой и Азией издавна сделало ее объектом экспансии, как с Запада, так и с Востока, местом пересечения двух социокультурных типов: европейской и азиатской, или, по терминологии К. Кантора, личностно-центрической, ставящей в центр внимания личность, ее свободу, естественные права и т. д., и социоцентрической, ориентирующейся на общество, коллектив, государство. Возникающие на этой основе дуализм, двойственность, противоречивость и конфликтность политической культуры наиболее рельефно находит свое отражение в противоборстве западной модели развития и модели самобытного пути России.

Являясь последовательницей византийской цивилизации, Россия восприняла от нее не только православие, но и культуру, прежде всего имперскую идею, реализация которой привела к превращению страны в многоэтническую, разноязыкую империю. Удержать целостность такой огромной империи можно было только с помощью деспотической власти, сильного централизованного государства. Понимание данного обстоятельства подводило к осознанию необходимости подчинения власти и государству. При этом власть терпели, не принимая сердцем, что отражалось в негативном отношении населения к ее представителям, особенно к чиновникам.

Из Восточно-Римской империи массовым сознанием был воспринят и своеобразный космополизм - надэтничный, наднациональный характер как самой политической власти, так и государственности. Всю политическую историю России можно представить как картину постоянного противоборства либеральных и партриархально-традиционных ценностей: с одной стороны – частная инициатива, жажда самоутверждения индивида в соревновании с равными себе, свобода собственности и трудолюбие, максимальное ограничение роли государства в обществе; с другой - соборность, общинность, коллективизм, при одновременной склонности к авторитаризму, сильному лидеру харизматического типа, сильное государство. Начиная с реформ Петра I и по сегодняшний день политическая история России напоминает «зебру» - либеральная тенденция, не успев закрепиться в результате усилий очередных реформаторов, сменяется возвратом к традиционным массовым ценностям.

Среди традиций, имеющих непосредственное отношение к политике, в современной России, отмечаются такие, как сакрализация власти, муниципальные вольности, общественно-политическая активность населения, связанная с решением местных или общенациональных проблем.

1. Трактовка современного политического развития России в рамках теории модернизации

Термин «модернизация» давно и прочно укоренился в российском политологическом словаре. Для оценки современных политических тенденций развития России необходимо понять смысл этого термина и его применимость к современным политическим условиям в России.

Теория модернизации сложилась в рамках особого – «прогрессистского» – стиля мышления, методология которого базируется на предположении о том, что история движется к вершинам прогресса через преодоление многообразия общественного устройства к единому рационально устроенному будущему. При этом каждое отдельное человеческое сообщество идет по пути, общему для всех, направление и ориентиры которого определяют наиболее развитые страны.

Первоначально с помощью этой теории описывали процессы, которые происходили в Западной Европе в новое и новейшее время, в период перехода от аграрного общества к индустриальному. При этом модернизация представлялась процессом, охватывающим разные стороны жизни общества: от экономики до культуры. Например, Э. Дюркгейм под модернизацией подразумевал переход от механической солидарности к органической, а К. Вебер – от ценностно-рациональной деятельности к целерациональной.

Затем модернизацию стали рассматривать как всемирный процесс вытеснения традиционных локальных типов универсальными формами современности. Под модернизацией стали понимать особую стадию в развитии человечества, которая характеризуется переходом «от традиционной цивилизации к либеральной, от общества, нацеленного на воспроизводство на основе некоторого статичного идеала, к обществу, рассматривающему повышение эффективности форм деятельности, развитие способностей личности к собственному саморазвитию как основу общественной динамики» (А. Ахиезер).

Модернизацию стали связывать с приверженностью западноевропейскому рационализму, идеям индивидуальной свободы и социального равенства, либеральной демократии и социального государства, правового государства и гражданского общества; с ориентацией социальных субъектов на инновационные формы деятельности как основой экономического роста и благосостояния.

В России «теория модернизации» получила воплощение в концепциях «догоняющего развития» и «перехода к современному обществу». Согласно этим концепциям, Россия в силу целого ряда причин внешнего и внутреннего характера «задержалась» в своем историческом развитии по сравнению с передовыми странами Западной Европы. Стремясь ликвидировать «отставание» от западноевропейских стран, российское государство время от времени прибегало к политике модернизации страны «сверху», чем и был обусловлен выбор путей общественного развития страны в XVIII-XX вв. как «развития вдогонку». Однако модернизация «сверху» в виде насильственной «вестернизации» периодически заканчивалась катастрофическими срывами российской государственности.

В современной России в рамках посткоммунистического выбора, по мнению многих политологов, также наблюдалась идеализация западной модели развития и придание ей статуса универсальной, что сопровождалось новой фазой «героической» борьбы «вестернизаторов» за рынок и демократию. Очевидно, этот процесс сейчас продолжается, но в специфически русском контексте.

Глобальный вызов Запада, обусловивший новый виток модернизации в современной России, заставляет ее давать два взаимосвязанных ответа: вестернизироваться, и уходить в свою евразийскую континентальность. Модернизация современной России не предполагает превращения ее в Запад. Во-первых, потому, что западный путь уникален, он осуществляется в определенном регионе, в конкретно-исторических условиях, в специфической социокультурной среде. Во-вторых, потому, что евразийское «тело» (геополитическое положение культура) отталкивает Россию от Европы. Поэтому Россия вынуждена прибегать к частичной модернизации, всегда сохраняющей ее собственную сущность или цивилизационную идентичность.

Однако со времен Петра I и поныне Россия – исторически модернизирующаяся страна и этим при всей цивилизационной специфике обусловлена ее тесная связь с Западной Европой и ориентация на использование европейских институтов. Поэтому для понимания процессов модернизации в современной России некоторые ученые предлагают ввести концепт «второй» Европы[1] .

Географически «вторая» Европа включает в себя Россию, бывшие европейские республики СССР и коммунистические страны, а также «евразийскую» Турцию. Все эти страны пытаются догнать «первую» Европу. Теоретически «вторая Европа» – это «второй эшелон» западноевропейского развития.

Страны «второй Европы» в социально-экономическом, политическом и культурном смысле не являются Западом. Все они представляют собой осколки распавшихся в разное время империи, в той или иной мере сохранившие черты авторитарных или тоталитарных режимов. Во многих из них еще продолжаются процессы становления национального самосознания.

Политическое руководство стран «второй» Европы ориентировано на Запад, а контакты с «Востоком» и друг с другом воспринимает как вынужденные. Во многих из этих стран существуют противоречия между прозападными элитами и социальным большинством, настроенным к Западу индифферентно, а иногда враждебно. Модернизация осуществляется медленно, главным образом за счет мобилизационных усилий, которые зачастую приобретают «негативный» характер. В частности, в современной России многие люди после многих лет «государственного патернализма» (попечительства и контроля) оказались предоставленными сами себе. Такой тип модернизации получил название неорганически-мобилизационного.

Модернизация России отличается от модернизации, например, индустриальных стран Юго-Восточной и Южной Азии, которая носила инновационно-мобилизационный характер. С одной стороны, здесь активно использовались западные технологии и экономические инновации, а с другой – мобилизовывались потенции социокультурных традиций (коллективизм, трудовая этика и т.п.).

В процессе модернизации здесь ставились две цели: 1) войти в мировое сообщество как развитый, конкурентоспособный регион;2) остаться самими собой, т.е. сохранить свою цивилизационную идентичность.

Сможет ли современная Россия как страна «второй» Европы в ближайшей перспективе стать Западом. Многие ученые сходятся во мнении, что нет, даже при использовании «силовых» методов «модернизации». Для этого ей придется изменить свою идентичность и, прежде всего, социокультурную специфику большинства населения, на что потребуется много времени, а за этот срок Запад уйдет вперед.

За последние годы политический режим в России претерпел большие изменения: тоталитаризм – посттоталитаризм – антикоммунизм – основы демократии.

Эти изменения происходили в контексте преобразования всей общественной системы России. Хозяйственный механизм страны, основанный на монополии государственной собственности и плановых (а по сути административно-командных) методах управления, сломан, началось создание саморегулирующейся рыночной экономики, базирующейся на свободной конкуренции. Стали формироваться основы гражданского общества. Региональный хозрасчет сменился экономической самостоятельностью субъектов Федерации, строящих свои взаимоотношения с центром на основе договоров о разграничении полномочий и предметов ведения.

В России отсутствует господствующая идеология, место аморфной гласности заняла вполне ощутимая властями свобода слова. Коммунистическая партия из «руководящей и направляющей силы» общества превратилась в центр «непримиримой оппозиции».

Полностью сменились центральные и региональные политические элиты. Отличительная особенность новых элит – это прагматизм в политике и опора на финансовые олигархии в экономике.

На основании принятой в 1993 г. новой Конституции в России сложилась президентская республика с действующим двухпалатным Федеральным Собранием, состоящим из Совет Федерации и Государственной Думы. Верхняя палата Федерального Собрания – Совет Федерации – автоматически включает в свой состав выбираемых глав администраций и законодательных органов власти регионов. В Государственную Думу баллотируются депутаты по пропорциональной избирательной системе.

В силу этого политический режим современной России может быть охарактеризован как демократический с устойчивыми авторитарно-олигархическими чертами и элементами политического корпоративизма. Вообще авторитарность заложена в традициях российского общества. В современных условиях тоска по «сильной руке» усиливается ходом и направленностью реформ, за которые подавляющему большинству населения приходится платить слишком большую цену. В результате реформ образовался в стране огромный разрыв между богатыми и бедными, что при отсутствии стабилизирующего «среднего класса» ведет к росту авторитарных настроений.

В результате не всегда продуманной политики приватизации значительная часть государственной собственности оказалась в руках малочисленных, но могущественных финансово-промышленных групп, монополизирующих к тому же масс-медиа и распространяющих свое влияние на политику исполнительной и законодательной ветвей власти. Тем самым эти «империи» превращают существующий режим в корпоративно-олигархический.

Усиление авторитарных тенденций в политическом режиме России обусловлены принятой в 1993 г. Конституцией, в которой перераспределение полномочий явно смещено в сторону исполнительной власти, и особенно Президента. Реальных рычагов воздействия на реальную его политику у других ветвей власти практически нет.

Усилению авторитарных тенденций способствуют такие привходящие факторы, как:

- перманентный рост преступности;

- природные катаклизмы;

- этнорегиональные конфликты;

- военные столкновения;

-нестабильность ситуации внутри правящих элит.

Надо отметить, что тенденции к авторитаризму усиливаются, когда перед обществом стоят качественно новые задачи, требующие времени и большого напряжения всех социальных ресурсов; оборотной стороной этого процесса может оказаться аморфность и паралич потестарных функций.

Возможно ли усиление в России демократических тенденций? В перспективе возможно, в случае успеха реформ, их продуманного и массовидного характера. Здоровый государственный консерватизм, помноженный на гражданский консенсус, – это те ценности, приоритет которых для современной России безусловен в плане демократизации ее политического режима.

Кроме этого, гарантией роста демократизации политического режима современной России являются свобода слова и печати, наличие реальной многопартийности и политической оппозиции; выборность органов государственной власти, включая депутатов, глав городов и регионов, Президента; изменяющийся менталитет россиян.

Итак, говоря о политическом режиме современной России, нужно отметить переходность его состояния, когда новое политическое качество полностью еще не состоялось, а старое – не кануло окончательно в Лету. Но идеал политического развития заявлен; это – демократизм и правовое государство.

2. Конституционные основы демократических преобразований в России

Среди проблем становления новой российской государственности можно выделить в первую очередь проблемы государственно-институционального характера.

В современной России создается новый государственный строй, основные параметры которого провозглашены в Конституции Российской Федерации (1993). Согласно Конституции, Россия является демократическим государством с республиканской формой правления. В Конституции закреплены принципы разделения властей и верховенство закона (Россия – правовое государство). Однако на практике Конституция 1993 г. не столько закрепила, сколько провозгласила правовое российское государство. В этом отношении она является в большей степени программным документом, нежели Основным законом, поскольку не фиксирует соответствующих общественных отношений.

Хотя по Конституции Россия – это демократическое государство с республиканской формой правления, но в действительности мы имеем дело с «президентской республикой», в которой глава государства обладает огромными полномочиями по формированию Правительства и выработке основных направлений внутренней и внешней политики. Это приводит к тому, что многие решения главы государства зависят от компетенции окружающих Президента лиц, а Правительство России – малосамостоятельно и постоянно находится под угрозой роспуска.

Кроме того, некоторые аналитики считают, что, как и раньше, Конституция нужна властям, прежде всего, для защиты от своих политических противников.

В XX в. в России сменилось пять Конституций. Для большинства демократических стран это слишком часто, ведь там конституция призвана определять стратегическое развитие страны на десятилетия, а то и на века. Но для России оказалась нужной именно такая непостоянная конституция. Основной закон у нас менялся тогда, когда руководителям государства становился нужен новый инструмент борьбы со своими политическими противниками.

В этом смысле ленинская Конституция 1918 г. была самой откровенной. Эта Конституция отвергала демократию, в частности принцип тайного голосования и разделения власти на ветви как «пережитки буржуазного парламентаризма». В таких условиях редко кто отважился выступать против властей, а кто высказывал свое несогласие с ними, того объявляли «контрой», с которой поступали по законам революционного времени.

Следующая Конституция, уже СССР, принятая в 1924 г., мало чем отличалась от предыдущей, поскольку сохранились задачи превращения страны в мощный плацдарм для мировой революции. В 1936 г. была принята сталинская Конституция, которая должна была решать новые задачи. В условиях тоталитаризма партия превратилась из «ордена меченосцев» в широкий общегосударственный институт, вобравший наиболее активную часть населения. В это время наибольшую угрозу для сталинского режима стала создавать старая «ленинская гвардия», которая не готова была последовательно претворять в жизнь решения «мудрого вождя».

Измененная сталинская Конституция позволила нейтрализовать старую «ленинскую гвардию» путем внедрения в новую советскую Конституцию такого принципа «буржуазного парламентаризма», как прямые и тайные выборы. При открытом голосовании мнение партийцев с дореволюционным стажем, героев гражданской войны значило многое. При тайном голосовании все стал решать подсчет голосов.

Новая советская Конституция – брежневская – была принята в октябре 1977 г. Это было вызвано тем, что партийное руководство всерьез перешло к стратегии «мирного сосуществования двух систем». В этих условиях выяснилось, что политический режим в СССР серьезно разошелся с конституционными принципами. Основу этого режима составляла коммунистическая партия, генеральный секретарь которой был руководителем этого режима, не занимая никаких государственных постов. Для советско-партийной бюрократии этого было достаточно, чтобы считать Л. Брежнева лидером страны. Однако для остального мира коммунистический режим рассматривался как антиконституционный. Поэтому в брежневскую Конституцию была включена знаменитая 6-я статья о руководящей роли коммунистической партии, а Л. Брежнев стал Председателем Верховного Совета СССР, высшего законодательного органа страны

В 1991 г. из Конституции РСФСР была исключена 6-я статья о руководящей роли партии и был введен так называемый президентский блок. Буквально через год Верховный Совет начал законодательную борьбу против этого блока, пытаясь ограничить права президента в России. Для парламента эта борьба закончилась печально – расстрелом «Белого дома», принятием новой российской Конституции, которая похоронила надежду на то, что Россия станет парламентской республикой.

Принятый вариант Конституции Российской Федерации был разработан под сильную президентскую власть, которой ни парламент, ни Конституционный Суд уже не могли ничем угрожать[2] .

Это привело к тому, что оппозиция с самого принятия Конституции повела «атаку» на нее и Президента, понимая, что даже абсолютное большинство в парламенте не гарантирует ей право на власть. Кандидаты от оппозиции, идя на президентские выборы в 1996 г., обещали в случае победы ограничить, а то и упразднить пост президента. Однако многие аналитики считают, что любой следующий президент, даже если им станет яростный сторонник парламентской республики, забудет о своих обещаниях, ибо будет существовать огромный соблазн использовать неограниченную российскую президентскую власть.

Такая конституционная коллизия в условиях сильной политической оппозиции создает в России ситуацию перманентного конфликта между законодательной и исполнительной ветвями власти. Но главная проблема становления новой российской государственности состоит не в наличии этого конфликта, а в том, что разные ветви власти систематически нарушают российское законодательство, в том числе и Конституцию Российской Федерации.

В современной России для формирования правового государства необходимо, во-первых, создать соответствующее правовое пространство, во-вторых, достичь необходимый уровень правовой культуры как населения в целом, так государственных чиновников в частности. Пока в российском менталитете ценности, соответствующие принципам, провозглашенным в Конституции, еще не стали доминирующими. Поэтому одна из проблем становления новой российской государственности заключается также в том, что Конституция провозгласила Россию демократическим государством в условиях слабого демократического электората (около 30% избирателей).

Согласно Конституции, Россия является федеративным государством. Закрепляя федеративное устройство России, Конституция вместе с тем породила его асимметрию, поскольку субъекты Федерации – республики, области, края и округа – на практике находятся не в равном политическом и экономическом отношениях. Кроме того, субъекты Федерации живут по конституциям (республики) и уставам (области), многие из которых не соответствуют Конституции Российской Федерации, нарушая её отдельные положения.

Важная роль в становлении современной российской государственности отводится формированию национально-государственной идеи, задающей «общее дело» и консолидирующей российское общество. Российские демократы, приступая в начале 90-х гг. к реформам, давали обещание путем либеральных реформ сделать жизнь россиян в скором времени процветающей и приближенной к мировым стандартам. Однако результаты реформ оказались в явном противоречии с замыслами («Хотели как лучше получилось как всегда»): 1) стремительно упало производство;2) резко сократился жизненный уровень; 3) девальвировались некоторые традиционные ценности; 4) возник «номенклатурно-криминалистический» капитализм; 5) обострились социально-политические противостояния и национальные конфликты.

В результате современное российское общество выглядит социально разобщенным и прежде всего по базовым ценностям: идеи демократии для многих россиян стали в настоящее время синонимами всего плохого и поэтому не могут служить консолидирующим фактором. Президент России объявлял о «пропаже» национально-государственной идеи, но пока государственная власть в России не может предложить вразумительного «общего дела», консолидирующего российское общество.

Целый ряд проблем в становлении новой российской государственности существует в России во взаимодействии государства и индивида, государства и общества. Во взаимодействии государства и индивида можно выделить два аспекта проблем – правовой и социальный. Конституция провозгласила права человека и гражданина в России, которые на практике зачастую носят декларативный характер. Современное российское государство не обладает пока необходимыми ресурсами для того, чтобы быть непосредственным гарантом конституционных прав человека и гражданина в России.

Большие проблемы возникли во взаимодействии государства и человека в России в социальном плане. Прежняя российская государственность базировалась на принципах патернализма, являющихся оборотной стороной политики полицеизма. В ходе реформ государство в России как отказалось от политики полицеизма, так и «бросило» индивида на произвол судьбы, постоянно сворачивая социальные программы в России, не выплачивая месяцами бюджетникам заработной платы, пенсий – пенсионерам. Несмотря на то, что к 2002 году состояние социальных программ стабилизировалось, прогресс в области социальной защиты наступит еще не скоро. Поэтому одной из важных проблем становления российской государственности выступает формирование в России социального государства, более привычного для патерналистской ментальности россиян.

Другой комплекс проблем возник во взаимоотношении государства и общества. В России еще не существует гражданского общества и перспективы его становления достаточно проблематичны. Это обусловлено тем, что, с одной стороны, государство традиционно стремится сузить сферу «гражданского общества» и охватить своим контролем как можно большее число общественных связей и отношений. С другой стороны, это обусловлено специфическим менталитетом россиян, который блокирует их гражданскую самостоятельность и инициативу.

Важной проблемой становления российской государственности выступают отношения государства к природным ресурсам страны. Попытки реформаторов путем либеральных реформ перевести Россию на путь инновационного развития провалились. Современное российское государство вынуждено ориентироваться на традиционный способ выхода из кризиса – мобилизационный путь развития за счет экстенсивного использования природных ресурсов (газ, нефть, лес, золото).

Целый ряд проблем возник в связи с взаимодействием российского государства и мирового сообщества. Кризис мирового коммунизма, распад СССР как мировой державы привели к серьезным геополитическим изменениям в мире. Биполярный мир превратился в монополярный. Единственной мировой державой остались США, хотя в последнее время наметилась тенденция становления нового геополитического центра в мире объединенной Европы. Россия в настоящее время больше занята внутренними делами. Утратив свои позиции в мире, Россия пока не выработала геополитическую стратегию и поэтому больше действует ситуативно, чем стратегически. Поэтому некоторые аналитики считают, что Россия на международной арене в настоящее время действует скорее обдуманно, чем продуманно, т.е. действует исходя из ситуации, а не из стратегических соображений в соответствии с какой-либо концепцией национально-государственной безопасности.

Одной из важных проблем современной политической ситуации в России является проблема многопартийности. Главной задачей любой политической партии является достижение государственной исполнительной или законодательной власти. В современной России партии имеют влияние только в законодательной ветви власти. Наиболее значительные партии, КПРФ, ЛДПР, НДР и «Яблоко», пройдя через выборы 1995 г., имели фракции в Государственной Думе, в законодательных органах субъектов Федерации. Формирование партии «Единая Россия» и консолидация власти в ее руках заставляют задуматься о кризисе многопартийности в современной России.

При этом сам Президент России не должен быть связан ни с одной политической партией. Правительство также формируется не по партийному, а по профессиональному признаку. Большинство глав администраций субъектов Федерации, мэров крупных городов также не принадлежат ни к одной партии. Выборы в органы исполнительной власти на местах проходят без определяющей роли политических партий; электорат выбирает, ориентируясь, скорее, не на программы, а на личность кандидата. Этому есть свои причины.

Во-первых, в России еще не сложилась устойчивая партийная система. Обилие партий, носящих во многом искусственный характер, обусловлено не отличием программ, а амбициями их лидеров. Такие партии заботит больше не реализация интересов секторального слоя, а «голый интерес власти». Во-вторых, водораздел в партийной борьбе происходит по линии «партия власти – протестирующие группировки» при неизжитости кардинальных идеологических противоречий, способных вылиться в силовое противостояние, устойчивой партийной системы достичь трудно. В-третьих, становлению сильных партий не способствует и позиция верхних эшелонов власти (Президент и Правительство), которым выгодно иметь диалог с разрозненной оппозицией.

Исполнительная власть сознательно проводит в России политику «деполитизации», чтобы не допустить большего влияния политических партий на население. В условиях, когда по Конституции России большинство властных полномочий сосредоточено в руках Президента и исполнительных органов власти, воздействие и влияние политических партий на общенациональную политику сведено к минимуму и осуществляется в основном в рамках парламентских дебатов.

Власть политических партий в России имеет латентный характер, сводясь к деятельности их парламентских фракции. В этом случае воздействие на исполнительную власть осуществляется через процесс законотворчества, посредством лоббирования принятия политических и социально-экономических решений, торга на «рынке власти» с Правительством и Президентом (имеющего зачастую вид «схватки под ковром»). Пытаясь преодолеть партийное влияние, исполнительная власть предпринимает шаги, направленные на изменение Закона о выборах в Государственную Думу.

Однако объяснить слабость политических партий в современной России лишь противодействием со стороны исполнительной вертикали власти нельзя. Сами партии в своей деятельности допускают много просчетов и прямых нарушений действующего законодательства. Многие лидеры, с чьими именами связаны партии в умах электората, просто скомпрометировали себя. Партии зачастую представляют не интересы населения, а свои собственные властные амбиции и поэтому не имеют устойчивых связей с различными социальными слоями общества. Пока партии проявляют завидную активность лишь в преддверии выборных кампаний. Особенно это относится к парламентским партиям, использующим предоставленные им возможности и аппарат (средства связи и коммуникации, финансирование и т.п.) часто не по прямому назначению.

Сильным рычагом потестарного воздействия этих партий на исполнительные органы власти в России является процесс принятия бюджета. Однако здесь узкопартийные пристрастия и интересы, лоббистская деятельность, непрофессионализм и идеологическая зашоренность берут зачастую верх над общенациональными приоритетами. Становится очевидной необходимость повышения ответственности партийных фракций в Государственной Думе за те решения, которые ею принимаются.

Заключение

Политическая модернизация нынешней России представляет собой переход общества от советского конституционного строя к демократическому. Этот переход был подготовлен демократическим движением конца 80-х – начала 90-х гг. и получил институциональное воплощение в принятии Конституции Российской Федерации в 1993 г. Процесс модернизации политической системы России еще не завершен. Однако можно обнаружить характерные черты этого процесса и неоднозначные следствия.

Все конституции открыто или скрыто содержат определенную теологическую цель. Если конституция гарантирует правовую защиту частной собственности, то эта цель состоит в предпочтении частного капитализма. Однако первичная цель конституции – это регламентация политического процесса. В советском конституционализме приоритет был отдан программной цели социализма, но не регламентации политического процесса. В целом советский конституционализм служил демократическим фасадом автократических решении партийно-государственной элиты. Поэтому начавшиеся в России в 90-х гг. рыночные реформы означали и разрушение советской системы. Нынешняя российская конституционная демократия не исключает легального введения иной экономической системы, что, однако, не требует разрушения существующего политического порядка.

Политическая модернизация России означает переход к более сложному типу правления. Легальные процедуры конституционной демократии содержат систему сдержек и противовесов в отношениях между исполнительной, законодательной и судебной властями (двухпалатный парламент, право вето на законопроекты, принятие Думой бюджета, многопартийная система, Конституционный Суд, импичмент). Эти и другие механизмы внешнего и взаимного контроля препятствуют образованию властной монополии. Хотя сегодня в России наблюдается тенденция к аккумуляции все большей власти у президентской администрации и местной бюрократии.

Модернизация политической системы России связана с переходом от формального федерализма к реальному. Стержнем советского федерализма было «государство-партия» с квазицентрализованной командно-административной системой управления. Сегодня федерализм в России с его реальными правами субъектов Федерации – объективная действительность, хотя многие его принципы, зафиксированные в Конституции, остаются на бумаге.

Модернизация политической системы России связана с отказом от однопартийной системы. Нынешний конституционализм основан на принципе конкурентной многопартийности, строгой формализации поведения политических партий, их взаимодействия. Актуальной стала проблема легализации политического лоббирования и усиления контроля за финансовыми пожертвованиями парламентским партиям.

Политическая модернизация России означала отмену цензуры и информационных привилегий (образовательные, контакты с зарубежными странами, эксклюзивная информация, закрытые фонды библиотек), что привело к плюрализации общественного мнения. Однако информатизация общества и концентрация СМИ привели к появлению в России информационных центров власти под олигархическим контролем.

Демократический конституционализм является рамками плюралистического общества, где политический процесс ориентирован на компромиссы между различными силами. Однако в России между политическими партиями редко возникают коалиции. Нерешённость проблемы легализации влияния групповых интересов увеличивает коррупцию бюрократии и противоправные действия групп давления. Противоречия законодательной и исполнительной власти редко перерастают в компромиссные решения, что приводит к политическим кризисам.

Список использованной литературы

1. Бажанов В.А. Посткоммунистическая демократия и ее исторические особенности в России // Полис. 2002. № 2.

2. Бажанов В.А. Парадоксы демократии // Вестник Моск. ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 1997.№ 1.

3. Котелевская И.В. Современный парламент // Государство и право. 1997.№3.

4. Матузов Н.И., Малько А.В. Политико-правовые режимы: актуальные аспекты // Общественные науки и современность. 1997.№ 1.

5. Пантин И. Посткоммунистическая демократия в России: основания и особенности // Вопросы философии. 1996. № 6.

6. Поляков Л.В. Методология исследования российской модернизации // Полис. 1997.№3.

7. Российская историческая традиция и перспективы либеральных реформ. «Круглый стол» ученых // Общественные науки и современность. 2000. № 6.

8. Ростоу Д. Переходы к демократии: попытка динамической модели / / Полис. 1996. №5.

9. Федотова В.Г. Судьба России в зеркале методологии // Вопросы философии. 1996. №5.

10. Янов А. Россия: альтернативы развития // Власть. 1996. № 1.


[1] Федотова В.Г. Судьба России в зеркале методологии // Вопросы философии. 1996. №5.

[2] Котелевская И.В. Современный парламент // Государство и право. 1997.№3.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий