регистрация / вход

Классификация этносов

Введение .3 Раздел 1. Географическая классификация ...4 Раздел 2. Антропологическая классификация, расы и расовые теории ...6

План

Введение……………………………………………………………………………….3

Раздел 1. Географическая классификация…………………………………………...4

Раздел 2. Антропологическая классификация, расы и расовые теории…………...6

Раздел 3. Этнолингвистическая классификация…………………………………...10

Раздел 4. Хозяйственно-культурная классификация………………………………14

Выводы………………………………………………………………………………..17

Список использованной литературы………………………………………………..18

Введение

Классификация (или типологизация) этнических общностей - одна из наиболее важных в методологическом отношении проблем этнографической науки, основным объектом изучения которой именно эти общности являются. Установление соотношения между многочисленными и очень разнообразными, существовавшими в прошлом и существующими ныне этническими общностями, или, проще говоря, народами (в этнографическом смысле этого слова), группировка общностей, сходных по тем или иным признакам, и отделение классификационных групп друг от друга - все это не только упорядочивает и закрепляет уже накопленные научные результаты, но является одним из основных путей дальнейшего познания существа этнических процессов и закономерностей их развития во времени и в пространстве. В ряде случаев при выборе системы классификации приходится учитывать не только ее теоретическое, но и практическое значение.

Общественные явления и процессы отличаются большой сложностью, и не удивительно, что в гуманитарных науках (к числу которых относится и этнография) научная разработка классификационных систем развернулась позже, чем в естественных науках, охватила лишь часть объектов гуманитарных наук и в настоящее время еще не окончена. Решение проблемы классификации этнических общностей усложнялось тем, что оно, кроме этнографии, затрагивало также философию (прежде всего исторический материализм), социологию и ряд других наук, а потому шло довольно медленно.

Существует много критериев, отличающих одни этносы или этни­ческие группы от других. Эти критерии классификации исходят из совокупных антропологических признаков, совместного про­живания на одной или нескольких территориях, типа этнической общности, общих особенностей быта и культуры, общей истори­ческой судьбы, языкового родства и т. п. В зависимости от этого все народы можно разделить по следующим основаниям: геогра­фическому; антропологическому; языковому; хозяйствен­но-культурному.

Раздел 1. Географическая классификация

При географической (или ареальной) классификации учитывается факт геграфического соседства народов, отражающий совместный характер их проживания в пределах како-либо определенной чаще всего обширной территории. При географической классификации народы группируются по крупным регионам, называемым историко-этнографическими, или традиционно-культурными областями, в пределах которых в процессе длительного исторического развития сложилась определенная культурная общность. Общность эта прослеживается, прежде всего, в различных элементах материальной культуры, а также в отдельных явлениях культуры духовной. Географическую классификацию можно рассматривать как своего рода историко-этнографическое районирование.

Географическая классификация используется для выделения ус­ловных географических регионов, в которых расселены раз­личные народы мира. На этом основании существуют понятия «народы Кавказа», «народы Севера», «народы Океании» и т. д. Однако подобное географическое объединение народов возможно лишь в той мере, в какой географический принцип клас­сификации совпадает с этническим. Этот принцип классифика­ции используется широко, поскольку он применен к обширным зонам, в пределах которых наблюдается его относительное совпадение с этническим принципом. Однако географичес­кий принцип классификации не дает исчерпывающей эт­нологической характеристики народа.

Географическая ха­рактеристика не отвечает на вопросы о происхождении наро­дов, процессах их формирования, хозяйственном и культурное облике, об уровне социально-экономического развития, но позволяет пространственно упорядочить и распределить этно­сы по регионам. Она используется при охвате больших терри­торий; в пределах пространственно незначительных террито­рий географическая классификация этносов приводит к проти­воречиям с представлениями о родстве этнических групп. Поэтому географическая классификация носит вспомогатель­ный характер и используется лишь при совпадении с группи­рованием народов по другим критериям, т. е. только в рамках крупных регионов.

Следует отметить, что географическая классификация народов по­ка недостаточно разработана. Единой, принятой во всех странах географической классификации, определяющей число основных историко-культурных регионов мира а также границ этих реги­онов, не существует. Можно говорить лишь о единстве взглядов относительно наиболее общего деления народов: народы Австралии и Океании, народы Азии, народы Америки, народы Африки, народы Европы.

Антропологическая классификация, расы и расовые теории.

Антропологическая классификация основана не на культур­ном, а на биологическом, генетическом родстве между раз­личными этническими общностями. Однако только генетиче­ские взаимосвязи недостаточны для выделения стандартного на­бора объективных критериев, позволяющих классифицировать людей по определенным типам. Поэтому в этнологии для опреде­ления родственных связей между народами чаще всего исходят из расовых различий между этносами, которые составляют осно­ву антропологической классификации.

Биологически человечество относится к одному человеческому ви­ду. Но существует фенотипическое разнообразие людей, т. е. между людьми имеются физические (телесные) различия. К ним относятся различия в цвете кожи, лицевых чертах, строении ске­лета, типу волос и т. д. Особенно заметны телесные, или антропо­логические, различия между территориальными группами лю­дей, удаленными друг от друга и живущими в различной естест­венно-географической обстановке. Подобные различия между физическими типами людей обычно называют расовыми.

Расо­вые различия всегда наследственны, они передаются от родите­лей к детям на протяжении многих поколений. Поэтому для изу­чения этих различий огромное значение имеют данные науки о наследственности — генетики. Сходство многих наследствен­ных физических признаков у разных людей или целых их групп служит веским доказательством общности их происхождения, или генетического родства.

Расовыми признаками являются особенности физического стро­ения людей, передаваемые по наследству и характерные для больших групп людей. Говоря о расах и расовых различиях, сле­дует иметь в виду их географический характер, связь с определен­ной территорией. Действительно, далеко не все телесные наслед­ственные особенности людей могут считаться расовыми, а только те из них, которые имеют известный ареал (область) своего рас­пространения, т. е. встречаются не у всего человечества, а лишь у некоторых народов, расселенных в тех или иных странах. Наслед­ственный характер и наличие географического ареала распростра­нения — вот два необходимых условия для того, чтобы какой-либо конкретный физический признак человека мог считаться расовым.

Расы — это исторически сложившиеся территориальные груп­пы людей, связанные единством происхождения, которое выражается в общих наследственных морфологических и физиологических признаках, варьирующихся в определен­ных пределах.Происхождение термина «раса» точно не установлено. Возможно, что он представляет собой видоизменение арабского слова «рас» (голова, начало, корень). Есть также версия, что термин этот связан с итальянским rassa, что значит «племя». Слово «раса» примерно в том смысле, как оно употребляется теперь, встречается уже у французского ученого Франсуа Бернье, который опубликовал в 1684 г. одну из первых классификаций человеческих рас.Первые в своей основе расовые концепции появляются в кон
це XVIII в. Они были вызваны к жизни колониальной политикой,
сформировались в значительной мере как идеологическое обоснование захвата чужих территорий, подчинения, эксплуатации и ограбления миллионов людей в Африке, Азии, Америке, Австралии и Океании со стороны нескольких европейских держав. Эти концепции представляли собой попытки обосновать различия в расовом и культурном облике народов.

Расисты утверждают, что различные расы и их представители неравноценны по своей одаренности, что существуют «пол­ноценные» и «неполноценные» расы и нации. Этим расисты пытались оправдать проводимую ими расовую и национальную дискриминацию внутри своей страны и агрессивную захватниче­скую грабительскую колониальную политику в отношении дру­гих стран.

Как откровенно реакционная идеология расизм выступает осо­бенно отчетливо в XIX в. Эта идеология использовалась, в част­ности, для оправдания рабства в США. Некоторые американские антропологи (Мортон, Петт, Глиддон) пытались «научно» подкре­пить позиции рабовладельцев, доказывали необходимость и спра­ведливость сохранения рабства, ссылаясь на то, что негры — низ­шая раса, якобы неспособная жить без посторонней опеки.

В Европе также появлялись расистские теории. Особая роль в этом
отношении принадлежит изданной в 1853 г. французом графом Ж.А. Гобино печально знаменитой книги «Опыт о неравенстве человеческих рас». В этой книге автор утверждал, что челове­ческие расы различаются между собой не только по «красоте» и разным физическим признакам, но и по психическим качествам культуры. Низшей расой Гобино считал черную, несколько более развитой — желтую. Высшей и единственной способной к прогрессу Гобино считал белую расу, особо выделяя ее эли­ту — «арийскую расу». Желтая, или монголоидная, раса, по его мнению, существенно уступала белой, а черная раса считалась неспособной к усвоению цивилизации и потому обреченной на вечное отставание в своем развитии.Такая теория, косвенно поддержанная некоторыми крупными био­логами того времени (Э. Геккель, Ф. Гальтон и др.), оказалась очень удобной для оправдания деятельности европейских коло­низаторов в странах Африки и Азии, прежде всего, для оправда­ния расового и этнического угнетения, и уже потому получила широкое распространение в Британии и других метрополиях.

На основе идей биологического неравенства людей написана книга французского социолога Г. Лебона «Психология народов и масс». Не только люди, но и целые расы и народы, не вправе рас­считывать на равенство, ибо оно противоречит человеческой природе, его естеству. Неравенство людей, народов и рас являет­ся объективным способом их существования, считает Лебон. В «расовых теориях» принято, что белая раса генетически и социо­логически превосходит другие расы по «умственным способнос­тям», «самостоятельности», «интеллекту», тонкости теоретико-познавательного и оценочного отношения к миру, умению «логи­чески мыслить». Желтая раса уступает белой расе на один порядок, коричневая — на два, а черная — на три порядка.

В XX в. идеология расизма получила дальнейшее развитие и практическое осуществление. В гитлеровской Германии ра­сизм был официальной идеологией фашизма, его политической практикой. Взяв на вооружение «теорию высшей германской ра­сы» и пытаясь установить мировое господство в ходе развязан­ной им второй мировой войны, фашизм широко прибегал к лик­видации «неполноценных народов». Гитлеровские расисты пре­ступно уничтожали миллионы русских, украинцев, белорусов, поляков, сербов, чехов, евреев, цыган и людей других националь­ностей.

Следует отметить, что указанные расистские «теории» вызвали от­ветную реакцию и обратное движение со стороны бывших коло­ниальных и зависимых народов. В противовес белому расизму их идеологи создали собственные теории о своей расовой исключи­тельности — появились идеи превосходства индейской, аф­риканской, китайской культур и народов над нынешними европейцами. Так, еще в середине XIX в. в Латинской Америке возникло новое общественное течение «индеанизм», ставив­шее своей целью улучшение положения индейцев. Однако от те­зиса «индейцы тоже люди» они постепенно пришли к утвержде­нию о том, что индейская раса — самая лучшая и высшая, т. е. оказались на позиции «индейского расизма». В XX в. сторонники индеанизма уже считали, что только чистокровные индейцы имеют право жить на индейской земле. В Африке в 60-х годах XX в. после освобождения африканских стран от колониальной зависимости бывшим президентом Сенегала Л. Сенгором была создана концепция негритюда, основанная на «черном расизме». Первоначально (в 20 — 30-е гг.XX в.) в ос­нове концепции негритюда, направленной противфранцузской колониальной доктрины ассимиляции, лежали идеи эмансипации черной расы и реабилитации самобытной африканской культуры, протест против колониального рабства и духовной «диктатуры» европейской культуры. Начиная с 60-х годов в обстановке обост­рения борьбы колониальных и зависимых стран за свое нацио­нальное и социальное освобождение негритюд приобретает ха­рактерные черты идеологии и практики «черного расизма». Ос­нованная на анологии этнической и культурно-исторической общности негроидных народов, концепция негритюда проповеду­ет идеи об «историческом противоборстве и фатальной несовме­стимости черного и белого мира».

Этнолингвистическая классификация

Наибольшее распространение в этнологии получила классифика­ция народов по принципу их языковой близости. Ведь, как пра­вило, сходство языков говорит либо о генетическом родстве на­родов, либо об их длительных культурных контактах. Поэтому лингвистическая группировка является одновременно и этниче­ской классификацией. Конечно, один лишь язык не всегда дает возможность сделать необходимые разграничения между наро­дами, и в таких случаях приходится обращаться к другим этниче­ским показателям. Но это не является основанием для отказа от языкового принципа этнической классификации как ведущего. Такая система классификации называется этнолингвистической, поскольку в её основе лежат два критерия — язык и этническая принадлежность. И поскольку этносы и языки часто совпада­ют, языковая классификация составляет одну из основ выде­ления этнических общностей и установления их происхож­дения.

Языковая панорама современного мира характеризуется богатст­вом и сложностью. Общее число языков мира ученые определяют в б тысяч. Налицо, казалось бы, явное несоответствие — число языков расходится с числом народов (5 тысяч). Дело в том, что понятия «этническая общность» и «языковая общность» далеко не идентичны.

Обычно каждый народ говорит на одном языке. Все большее распространение имеет, однако, двуязычие (билингвизм), когда какая-то часть народа или даже целый народ постоян­но пользуется в обиходе двумя языками. Двуязычие — до­вольно частое явление в многонациональных странах, где национальные меньшинства, кроме родного, обычно поль­зуются также языком наиболее многочисленной или гос­подствующей нации. Так, почти полностью двуязычны (немец­кий и французский языки) эльзасцы, живущие на востоке Фран­ции. Двуязычна или даже трехъязычна значительная часть населения таких многонациональных государств, как Бельгия и Швейцария. Значительные группы двуязычного населения обра­зуются в молодых государствах Азии и Африки, где наряду с локальными языками все большее распространение получают официальные государственные языки (в Индии — хинди, в Паки­стане — урду, в Индонезии — бахаса индонесиа, на Филиппи­нах — пилипино, в некоторых странах Африки — английский или французский языки).

Вместе с тем сложилось и такое явление, когда несколько народов говорят на одном и том же языке. Так, по-английски (с небольши­ми местными различиями) говорят англичане, англо-австралий-цы, англо-новозеландцы, англо-африканцы, англо-канадцы, аме­риканцы США многие народы Карибской Америки и другие этно­сы. Испанский язык является родным не.только для испанцев, но и для большей части народов Латинской Америки. На одном и том же языке говорят немцы, австрийцы и германо-швейцарцы.

Иногда некоторые части народа говорят на разных языках. Так, мордовский этнос говорит на двух сильно различающихся между собой языках — мокшанском и эрзянском. Лишь пятая часть ир­ландцев Ирландии говорит на своем родном языке (кельтской группы), остальные — на английском.

Иногда диалектные различия внутри языка настолько велики, что общение между отдельными группами народа без знания обще­принятого литературного языка оказывается невозможным. Примером особенно сильных диалектических различий может служить китайский язык. Не случайно некоторые лингвистысчитают, что так называемые диалекты китайского языка факти­чески представляют собой самостоятельные языки. Существует много диалектов арабского языка. Для группировки народов этнолингвистическая система использует генеалогическую классификацию языков, в кото­рой языки объединяются в семьи по признаку родства, уста­навливаемого при сравнении их словарного фонда и грам­матики. Семьи делятся на группы, а некоторые из последних подразделяются на подгруппы. Языки классифицируются по принципу исторического генетического родства. Установление родства тех или иных языков важны для этнологии как показате­ли близости культур и соответственно народов, говорящих на этих языках. При этом родство языков может означать и родство народов по происхождению, но, как полагают лингвисты, за вре­мя своего существования народ мог неоднократно менять язык, что ограничивает возможности использования лингвистических данных при решении этногенетических задач.

Для этнологии смысл языковой классификации заключается в том, что народы, принадлежащие к одной языковой семье, обычно имеют общие элементы в своей материальной и ду­ховной культуре. При этом этнология в языковой классифика­ции основывается на представлении о взаимопонимании между людьми, принадлежащими к одной этнической группе, а также учитывает осознание людьми своей культурно-языковой близос­ти с другими народами и этническими группами. В принятой эт­нолингвистической классификации народов это характеризуется понятием «группа родственных по языку народов». Например, в индоевропейскую семью входят славянская, германская, роман­ская и ряд других групп. Все народы, говорящие на языке славян­ской группы, осознают свою близость и генетическое родство и даже в бытовом общении понимают друг друга.

Этнологи учитывают и более отдаленное родство между язы­ками и культурами, обозначаемое лингвистами как «языко­вая семья». Ученые-лингвисты выделяют 12 таких языковых се­мей, охватывающих около 96% языков мира. В свою очередь, каждая из языковых семей подразделяется на подсемьи, или вет­ви, состоящие из языков, более близких друг другу, чем языкам других подразделений. Сюда же условно отнесены некоторые группы народов, объединяемые скорее на основании географи­ческих или культурно-исторических признаков, чем по признаку принадлежности к одной языковой семье (термин «семья» упо­требляется лишь в тех случаях, когда определенно установлено генетическое родство языков соответствующих народов). К та­ким народам относятся папуасские и индейские народы. Каждый из них фактически объединяет по несколько семей или даже ско­рее суперсемей. К примеру, три африканские «семьи» (нигеро-кордофанская, нило-сахарская и койсанская) также по существу являются суперсемьями, состоящими из нескольких семей.

Процесс формирования языковых семей был тесно связан с рассе­лением человечества по земному шару. Наиболее близкие языки встречаются обычно у соседних народов, связанных общим про­исхождением или длительной совместной жизнью в пределах од­ного региона. В некоторых случаях языки сходны и у этносов, живущих далеко друг от друга (например, у яванцев и малага­сийцев, венгров и манси, якутов и киргизов). Объясняется это тем, что народы, говорящие на этих языках, либо имеют какие-то общие генетические корни, либо жили в далеком прошлом на смежных территориях.

Язык — один из важнейших признаков этноса, и при этнолингвис­тической классификации выделяются группы народов, либо свя­занные единством происхождения, либо имевшие длительные культурные контакты. По своей форме этнолингвистическая классификация очень близка к генеалогической классификации языков. Этнологи почти без изменений используют выработан­ную лингвистами систему для группировки народов мира.

Хозяйственно-культурная классификация

Давно было замечено, что народы, находящиеся на более или менее одинаковом уровне социально-экономического развития, имеют как сходство, так и различия в культуре. Вместе с тем обращает на себя внимание как значительное сходство в культуре многих народов, говорящих на различных языках, так и, напротив, боль­шое культурное разнообразие среди народов, говорящих на родственных языках. Далеко не всегда это сходство или различие может быть объяснено уровнем социально-экономического раз­вития. Именно в связи с этим были выделены хозяйственно-культурные типы.

Под хозяйственно-культурными типами понимают опреде­ленные комплексы особенностей хозяйства и культуры, ко­торые складываются исторически у различных народов, на­ходящихся на близких уровнях социально-экономического развития и обитающих в сходных естественно-географичес­ких условиях.

Концепция хозяйственно-культурной классификации была разра­ботана российскими этнологами и используется в основном для изучения этногенеза народов, их этнической истории, истории хозяйства, материальной и духовной культуры. Определяющими признаками хозяйственно-культурного типа являются характер, облик и уровень развития хозяйства и хозяйственной деятельно­сти людей. Различия между хозяйственно-культурными ти­пами касаются, в первую очередь, основных занятий боль­шинства населения — промыслов, сельского хозяйства, ре­месел, а также орудий труда, пищи, жилища, средств передвижения, утвари, одежды и других элементов матери­альной культуры. В области духовной культуры различия между хозяйственно-культурными типами проявляются, главным образом, в тех обычаях и обрядах, особенностях изобразительного искусства, верований, культов и фолькло­ра, которые наиболее ярко отражают формы труда и быта при тех или иных ландшафтно-климатических условиях.

Число хозяйственно-культурных типов ограничено и может быть увязано с этапами социально-экономического развития общест­ва. Классификация этносов по хозяйственно-культурным типам касается только традиционных культур и не выходит за пределы Средних веков. Все хозяйственно-культурные типы, сложившиеся до эпохи капитализма, могут быть разделены на три основные группы, которые отличаются друг от друга все бо­лее высокой производительностью труда. К первой группе от­носятся типы с преобладающей экономической ролью охоты, со­бирательства и отчасти рыболовства, ко второй — мотыжного (ручного) земледелия и животноводства; к третьей — плужного (пашенного) земледелия с использование тягловой силы домаш­них животных при сельскохозяйственных работах. При капита­лизме хозяйственно-культурные типы предыдущих эпох посте­пенно разрушаются, видоизменяются и входят (преимущественно в сфере сельского хозяйства) в состав новых зональных экономи­ческих и культурно-бытовых комплексов.

У современных народов, находящихся на различных уровнях обще­ственно-экономического развития, можно встретить хозяйствен­но-культурные типы всех трех групп. Следует, однако, иметь в виду, что эти типы в одних случаях продолжают играть ведущую или, по крайней мере, заметную роль в экономике и быту, в дру­гих же случаях сохраняются только в виде пережитков.

На территории России в определенных зонально-природных усло­виях у некоторых народов сохраняются хозяйственно-культурные типы всех трех групп. К ним относятся: арктические охотни­ки на морского зверя, охотники и оленеводы тундры, охотники и рыболовы лесной зоны, оседлые приморские рыболовы, земле­дельцы лесной зоны (наиболее распространенный хозяйствен­но-культурный тип), земледельцы степи и лесостепи, кочевые скотоводы степей (ныне перешедшие на полуоседлость и осед­лость), горные земледельцы и скотоводы.

Этнические границы обычно не совпадают с границами хо­зяйственно-культурных типов; крупные этносы такие гра­ницы делят на части, мелкие — объединяют. Тем не менее можно заметить, что, например, традиционная культура восточ­ных славян и большинства народов индоевропейской семьи свя­зана преимущественно с земледелием, а у большинства тюркских типов и монголо-язычных народов — со скотоводством. Гораздо чаще совпадают границы хозяйственно-культурных типов с при-родно-ландшафтными областями. Так, по существу, для всех на­родов тундровой зоны (ненцев, нганасан, долган и др.) традици­онно оленеводство (для нганасан — охота на диких оленей); для народов крупных рек таежной зоны (хантов, нанайцев, кетов и др.) — рыболовство и т. д.

Наряду с хозяйственно-культурными типами существует клас­сификация народов по историко-этнографическим (или ис­торико-культурным) областям — частям ойкумены, у населе­ния которых в силу общности социально-экономического разви­тия, длительных связей и взаимного влияния складываются сходные культурно-бытовые или этнографические особенности. Наиболее ярко они проявляются в материальной культуре, но от­ражаются также и в некоторых областях духовной культуры, свя­занных с хозяйством и бытом.

В рамках такого подхода можно выделить историко-этнографичес-кие области разного уровня — историко-этнографические про­винции, области, подобласти и местные историко-этнографичес­кие районы. Например, в России выделяются такие крупные ис­торико-этнографические провинции: Европейская часть, Кавказ, Поволжье и Приуралье, Сибирь, Север, Дальний Восток. В каждую историко-этнографическую провинцию входит несколько облас­тей. В Сибири, например, выделяются такие области, как запад­носибирская, восточно-сибирская, южно-сибирская. Обычно структура историко-этнографических областей используется для выделения групп народов при их описании: «народы Повол­жья», «народы Северного Кавказа», «народы Севера», «народы Сибири».

Выводы

В мире сегодня живут несколько тысяч различных народов, в со­вокупности образующих человечество. Они значительно отли­чаются друг от друга по уровню общественного развития, культуре, расовому облику, наконец, по своей численности. Эта многоликость возникла в результате длительного самостоятельного развития народов, их существования в различных природно-географических, хозяйственных и социальных усло­виях.

Вместе с тем этнические границы никогда не были особенно жест­кими, «непроницаемыми». На протяжении всей своей истории народы постоянно контактировали друг с другом, обменивались своими культурными достижениями, смешивались между собой. Все это вместе с принадлежностью к единому биологическому виду обусловливает наличие у всех людей земли и многих общих черт.Для того, чтобы разобраться в этом многообразии и в то же время выявить черты, которые связывают различные народы друг с другом, необходимо классифицировать их.

Мы рассмотрели основные из уже применяющихся или предложенных систем и принципов классификации этнических общностей. Могут быть, вероятно, предложены и другие системы, естественно связанные с понятием этнической общности или созданные относительно произвольно; существовавшие в прошлом и существующие ныне этнические общности настолько разнообразны, что, по-видимому, даже для абстрактных схем можно подобрать какие-то "типичные" примеры. Теоретическая и практическая ценность каждой из таких классификаций должна проверяться детальным научным анализом.

При этом перед исследователями, желающими применить сложные принципы классификации этнических общностей, "разложить по полочкам" сильно размытые или вообще недостаточно определенные до сих пор этнические понятия и термины, как было показано выше, стоит еще немало трудных задач и "камней преткновения".

Список использованной литературы:

1. Бромлей Ю., Подольный Р. Человечество — это народы. — М.: Мысль, 1990. – С. 150-165.

2. Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. — М.: Наука, 1973. – С. 233-239.

3. Итс Р.Ф. Введение в этнографию. — Л.: Из-во ЛГУ, 1991. – С. 124-145.

4. Народы мира. Историко-этнографический справочник. — М.: Советская энциклопедия, 1988. – С. 156-163.

5. Нации и этносы в современном мире. Словарь-справочник. / Под ред. Росенко М.Н. – СПб.: Изд-во "Петрополис", 1999. С. 133-146.

6. Токарев С.А. История зарубежной этнографии. — М.: Высшая школа, 1978. – С. 134-145.

7. Чебоксаров H.H., Чебоксарова И.А. Народы. Расы. Культуры. — М.: Прогресс, 1985. – С. 26-45.

8. Этнология/ Под ред. Г.Е. Маркова и В.В. Пименова. - М.:, 1994. – С.56-77.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий