Политический портрет Горбачева 2

Введение Спустя 20 лет после начала перестройки всё рельефнее предстаёт крупная историческая роль Михаила Сергеевича Горбачёва в судьбах России, да и всего мира. Очевидна масштабность и неординарность его личности. Деятельность Горбачёва еще в годы пребывания его у власти вызывала ярые политические дискуссии, полярные интерпретации и оценки.

Введение

Спустя 20 лет после начала перестройки всё рельефнее предстаёт крупная историческая роль Михаила Сергеевича Горбачёва в судьбах России, да и всего мира. Очевидна масштабность и неординарность его личности. Деятельность Горбачёва еще в годы пребывания его у власти вызывала ярые политические дискуссии, полярные интерпретации и оценки. Для исторической науки в политической деятельности Горбачёва, помимо всего прочего заключен благодатный материал для осмысления классической проблемы «личность и история».

Михаил Сергеевич был и ещё долго останется в сознании соотечественников трагической фигурой, которую одни будут боготворить, а другие – ненавидеть, одни видеть в нем великого реформатора, а другие – коварного разрушителя.

Историки знают, что крайние оценки личностей, как правило, преобладают в суждениях современников, особенно когда речь идёт о крутых, переломных исторических эпохах, и предвзятость таких оценок со временем проявляется всё больше. Очевидно и то, что масштабные исторические личности не могут быть объективно оценены, если пользоваться только одним из двух арифметических знаков – плюс или минус. Реальная историческая роль Горбачёва, безусловно, принадлежащего к таким личностям, сложна и противоречива, а его цельный политический портрет — это портрет из многих парадоксов, причём в нём найдётся место и для контрастных красок, и для множества полутонов.

О Горбачеве писать трудно по нескольким причинам. Прежде всего, он наш современник. Более того, сегодняшними выступлениями он входит в противоречие с тем, что делал 20 лет назад. Во-вторых, о нем очень много написано как крупных аналитических статей, так и поверхностных публикаций. Трудно припомнить, чтобы при жизни политика появилось такое множество книг о нем. Ничего не скажешь: чем-то Горбачёв серьезно «зацепил» многих за сознание, чем-то оказался очень загадочен и интересен для множества людей планеты. Это был бурный всплеск редкой исторической популярности, нараставшей до 1991 года, по мере того, как коммунистическая система становилась все слабее.

В-третьих, Горбачёв, как и Ленин, «рубежный лидер». Ленин получил то, к чему стремился: власть. Горбачёв получил то, чего совершенно не хотел: крах социалистической системы.

Разумеется, полную оценку роли Горбачёва человечество сможет сделать только где-то за порогом XXI века, когда годы перестройки отодвинутся от сегодняшней суеты в глубину истории. Но уже сейчас можно попытаться сконструировать политический портрет Горбачёва.

Глава 1. Формирование личности Горбачева как государственного деятеля

11 марта 1985 г. мир узнал о смерти генерального секретаря ЦК КПСС К. Черненко. В тот же день состоялся внеочередной пленум ЦК КПСС, избравший новым генеральным секретарем самого молодого члена политбюро 54-летнего М. Горбачёва.

В политбюро образца 1985 г. Горбачёв смотрелся «белой вороной». Он не злоупотреблял спиртным, гладко говорил, обладал присущим только западным политикам «опережающим обаянием», наконец, имел за плечами два высших образования – юридический факультет Московского государственного университета и Ставропольский сельскохозяйственный институт. Гуманитарий и хозяйственник в одном лице! Если принять во внимание, что Горбачёв по возрасту принадлежал к поколению «шестидесятников», то станет понятным, почему советская интеллигенция задолго до 1985 г. стала возлагать на него свои надежды.

В течение полутора лет деятельности Горбачёв умеренно критиковал предшествующий курс КПСС, но доказывал, что его программа укрепляет преемственность с прежним курсом. Даже в 1987 г. он предпочитал говорить не о кризисе, а о «предкризисном состоянии» советской экономики. В разное время Горбачёв давал различное, весьма противоречивое объяснение генезиса своего реформаторского курса. Но по высказываниям Горбачёва можно судить о наличии тогда неких разрозненных реформаторских идей, которые постепенно и противоречиво складывались в некую концепцию и программу. То есть, ясного плана реформ у него не было. Он полагал, что «как жили раньше, так дальше жить нельзя». Идеи «что-то» улучшить, изменить, от чего-то освободиться, приходили к Горбачёву постепенно, хотя и довольно быстро.

Первые начинания Горбачёва (вроде нашумевшей антиалкогольной кампании) представляли собой сочетание административного принуждения с пропагандой. Вместе с тем всё громче звучали обещания удвоить экономический потенциал СССР, повысить производительность труда и обеспечить квартирой каждую советскую семью. Горбачёв даже стал говорить о революционном характере предпринятых им преобразований. В своей книге «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира» Горбачёв объяснял: «Разумеется, советскую власть мы менять не собираемся, от её принципиальных основ отступать не будем. Но изменения необходимы, причём такие, которые укрепляют социализм, делают его политически богаче и динамичнее».

Большинство советских людей поверило в нового генерального секретаря и с энтузиазмом поддержало его. Тому было много причин, и одна из главных заключалась в неординарной личности Горбачёва. В сравнении с предшествующими генсеками он выглядел, поистине, как инопланетянин, — живой, динамичный, способный говорить красиво и зажигательно, подчёркнуто стремящийся к общению с людьми, чувствующий себя как рыба в воде в гуще народа. Необычный политический стиль нового генерального секретаря привлек к нему десятки миллионов людей, в мгновение ока влюбившихся в него. Он обладал и прирождённым умением гипнотизировать сознание масс, а главным среди гипнотических средств была способность обрамлять умеренные идеи и предложения в яркие, кричащие, завораживающие слова: «перестройка», «гласность», «ускорение», «революция», «новое мышление». Популярности Горбачёва способствовало и то, что советские люди заждались перемен: их не было в течение вот уже 20 лет. Кое-какие реформы, правда, были намечены Андроповым, но он пробыл у власти менее полутора лет, к тому же большую часть времени был прикован к постели. Горбачёв сразу же предложил дюжину реформ, а его возраст и энергия внушали веру, что обещания будут воплощены в жизнь. С течением времени общество стало все более осознавать умеренность и ортодоксальность реформ и идей генерального секретаря, но в момент провозглашения они воспринимались чуть ли не как потрясение основ. К тому же некоторые из них по меркам тоталитарного общества, каким, вскоре было признано, и являлся Советский Союз, действительно были радикальны.

Внешняя политика Михаила Гор­бачёва, окончательно ликвидировав­шего «железный занавес», обеспечила ему уважение в мире. В 1990 г. Пре­зидент СССР был удостоен Нобелев­ской премии мира за деятельность, направленную на развитие междуна­родного сотрудничества.

Глава 2. Гласность и перестройка в СССР в 1985 – 1991 гг.

В апреле 1985 г. Горбачёв излагает стратегический замысел весьма обширных реформ. Ключевым словом реформаторской стратегии стало «ускорение», которое тут же было подхвачено СМИ. «Ускорять», по Горбачёву нужно было все и вся: и развитие средств производства, и социальную сферу, и деятельность партийных органов, но главное, научно-технический прогресс. Несколько позднее к стратегическим понятиям были добавлены также «гласность», «перестройка» и «новое мышление».

Гласность означала выявление всех существующих недостатков, препятствующих ускорению, критику и самокритику исполнителей «сверху донизу». Предание огласке и критике фактов, свидетельствующих о противоречиях между официально принятой в СССР идеологией социализма и реальностью (коррупция партчиновников, лихоимство, бездеятельность бюрократов, казнокрадство и т.д.).

Перестройка предполагала внесение структурных и организационных изменений в хозяйственные, социальные, политические механизмы, а также в идеологию с целью достижения всё того же ускорения общественного развития.

Новое политическое мышление предполагало поиск нетрадиционных путей смягчения международной напряженности, что позволило бы сократить разорительные для советской экономики военные расходы. Так пришли к принятию «нулевого варианта» относительно американских и советских ракет среднего радиуса действия в Европе, одобрили концепцию «разумной достаточности» относительно оборонного потенциала СССР.

Все преобразования Михаил Сер­геевич проводил под лозунгом «Боль­ше демократии, больше социализма».

В 1985-1986 гг. руководство СССР во главе с М. Горбачевым использовало традиционную по своей сути модель командно-административных методов «ускорения» социалистического развития, не затрагивавшую основ советского строя. Она не только не дала положительных результатов, но во многом усугубила экономические и социальные проблемы, обнаружив, что мобилизационные командно-административные возможности на экономику исчерпаны.

В 1987 г. Горбачёвым и его окружением стала проводиться новая стратегия реформ, в центре которой оказалась политическая демократизация. Её замысел заключался в отстранении от власти парт консерваторов и замене командно-административного социализма своего рода советской моделью рыночного демократического социализма, которая призвана была раскрепостить экономические и социальные потенции общества.

Начало многообразным политическим реформам дало введение альтернативных выборов депутатов советов всех уровней. Среди экономических реформ на первом плане оказалось введение хозрасчетного, или товарно-рыночного социализма.

Новая стратегия реформаторского курса М. Горбачёва. «Больше демократии!»

На её волне оформились политический плюрализм, многопартийность, начали зарождаться гражданское общество и разделение властей. Стремительная политическая демократизация советского общества, вобравшая в себя и либерально-демократические образцы, характерные для стран запада, может рассматриваться как одна из главных исторических сенсаций XX века.

По существу, уже к началу 90-х гг. стало совершенно очевидно, что экономическая часть реформ Горбачёва оказалась полностью несостоятельной.

Как писал известный западный экономист, А. Кацелинбойген, «принимаемые советской властью экономические меры не просто плохи, а они просто неадекватны кризисному состоянию экономики». Однако думаю, и никто другой на его месте не добился бы иного результата. Нужно было «не ремонтировать» старую машину, а создавать новую. Но это ясно всем только теперь. Горбачёв не был ни пророком, ни мессией. Он был либеральным коммунистическим руководителем, который медленно, мучительно, как и страна, изменялся.

Основы номенклатурного строя расшатывались. Дело принимало оборот, смертельно опасный для тоталитарной системы и корпоративных интересов партноменклатуы. Перестройка, основывавшаяся на идеях демократического социализма, революции «сверху», потерпела крах. Страна разваливалась.

Президент СССР М. Горбачёв был, по существу, поставлен перед выбором: или поддержать силы, ориентирующиеся на силовые методы сохранения старых структур власти, или окончательно стать на сторону демократов. Президент выбрал путь политического наблюдателя и тем самым предрешил свою судьбу.

Далее последовали известные события августа 1991 г. — путч ГКЧП. По сути, путч закончился не просто провалом, а крушением тоталитаризма, распадом СССР.

Крушение СССР подвело черту под горбачёвским периодом современной отечественной истории. Горбачёв желал и стремился к крупным переменам. История теперь это точно знает.

Заключение

В данной работе я попыталась представить портрет одного из наиболее крупных политиков нашего времени М.С. Горбачева.
Прослеживая этапы его становления как политического лидера, мы видим, как из "правоверного" коммуниста, как данность воспринимавшего и политическое устройство страны, и административно-хозяйственную экономику, он проделал сложную эволюцию, придя к убеждению, что нужно коренным образом менять всю страну. От ограниченных задач перестройки, через трагически закончившееся президентство страны, развалившейся прямо на его глазах, М.С. Горбачев, в конечном итоге, перешел на позиции убежденного социал-демократа.

Горбачев подчинял историю своей воле, был ее режиссером до 1988 г., но после этого как лидер преобразовательных процессов в обществе исчерпал себя. Чем объяснить крах Горбачева как творца истории? Представляется, что он потерпел поражение по той же причине, по которой потерпел поражение в начале века в попытке преобразовать монархическую Россию А.Столыпин. Общественные устройства, которые хотели реформировать Столыпин и Горбачев, перестройке не подлежали, поэтому героические попытки этих незаурядных личностей направить историю в новое русло эволюционным путем были обречены на неудачу.

М.С. Горбачев, подобно Столыпину, попытался перевести Россию с порочного, тупикового, на общецивилизационный путь эволюционным способом, но основы этого общества - тотальная общегосударственная собственность, диктатура КПСС, массовая люмпенизация населения - не позволили ему свершить это. В стране началась революционная модернизация, которой, увы, присущи многие типичные - драматические и трагические - следствии революционных общественных ломок.

Он хотел «всё» перестроить, не затрагивая при этом социалистического фундамента с господством государственной собственности, с «авангардной» ролью КПСС в обществе, ведущей ролью рабочего класса, сохранением коммунистических идеалов как цели движения. Нетрудно видеть, что задача эта в принципе невыполнима. Всё «перестроить» и сохранить основы, заложенные Лениным, невозможно, коммунистическая система не реформируема. Утопическая идея о синтезе демократии и коммунизма не реализована нигде. Коммунизм и демократия несовместимы. Этого не мог или не хотел понять (ведь он генсек КПСС!) Горбачёв.

Как бы то ни было, в сознании большинства россиян запечатлелся итог перестройки как "катастройки" (термин придумал А.Зиновьев).

Горбачёв совершил больше ошибок, чем люди, сменившие его у власти в 1991 г. (Б.Ельцин, Е.Гайдар, Г.Попов, А.Собчак), в значительной мере, потому что приступил к модернизации первым.

Дальнейшее развитие нашей экономической и политической жизни может внести существенные коррективы в распределение положительных и негативных оценок деятельности М.Горбачева. Но как бы то ни было, в нашем обществе постепенно складывается мнение, что М.Горбачев был первым, и возможно, последний политиком демократического западного типа в России. Политиком, для которого цель не оправдывает, а определяет средства ее достижения. Эта оценка его политической биографии уже вошли в мировую историю.