регистрация / вход

Политическое поведение и политическая деятельность

Введение В нормальном, цивилизованном обществе политика осуществляется для людей и через людей. Какую бы значительную роль ни играли социальные группы, массовые общественные движения, политические партии, в конечном счёте ее главным субъектом выступает человек, т.к. сами эти группы, движения, партии и другие организации состоят из конкретных, реальных людей и только через взаимодействие их интересов и воли определяются содержание и направленность политического процесса, всей политической жизни общества.

Введение

В нормальном, цивилизованном обществе политика осуществляется для людей и через людей. Какую бы значительную роль ни играли социальные группы, массовые общественные движения, политические партии, в конечном счёте ее главным субъектом выступает человек, т.к. сами эти группы, движения, партии и другие организации состоят из конкретных, реальных людей и только через взаимодействие их интересов и воли определяются содержание и направленность политического процесса, всей политической жизни общества.

Политические отношения формируют сферу, в которой образуется политическое сознание, политические интересы, нормы политической жизни, реализуемые в виде политического поведения (определенного рода действий, мероприятий, акций).

Гражданин, как отдельная личность, участвуя в выборах, в работе различных государственных органов, во всенародном обсуждении законопроектов, либо как депутат, представитель населения в органах государственной власти, является носителем политических отношений, когда она вступает в отношения с государством. Таким образом, политические отношения охватывают и сферу политической деятельности граждан, которая связана с участием граждан в управлении делами общества и государства, в осуществлении государственной власти.


1. Виды политического поведения, специфика массового поведения в политике

1.1 Виды политического поведения

Политическое поведение обосновывается как одна из центральных концепций политической науки. В политике как науке выделяют две стороны, два основных подхода – поведенческий и институциональный.

1.1.1 Поведенческий подход

Поведенческий подход (он же бихевиористский) в политике - одно из направлений прежде всего западной политологии, первоначально появившееся и развивавшееся в контексте политической психологии, но со временем вышедшее за её пределы. Этот подход складывался с середины 1930-х годов 20 века, когда стали появляться первые работы в этой области, в которых нащупывались возможности не столько спекулятивно-исторического, в духе мифологической психологии народов или психоаналитической интерпретации политической истории, сколько конструктивно-прагматического осмысления политики на основе соединения психологического и политического знания. Одним из первых это сделал Ч.Мерриам, продолжил его ученик Г. Лассуэлл.

В содержательном отношении уже с самого начала поведенческий подход поставил в центр внимания не только внешне наблюдаемые аспекты человеческой деятельности (собственно "поведение") в политике, но и внутренние субъективные механизмы такого поведения. Поведенческий подход традиционно основывался на своего рода "идеальной" модели "политического человека" - гражданина, существующего внутри некоторой системы политических отношений. Бесспорным в данных определениях стало понятие того, что такой человек заведомо обладает минимально необходимым для жизни в такой системе набором социально-политических качеств. Это означало, что он является высоко моральным (с точки зрения принятых в данном обществе норм), что руководствуется рациональными мотивами поведения, положительно относится к "естественному" (привычному для данного общества) правопорядку. Такой человек обычно ставит перед собой достаточно четко определенные социально-политические цели, умеет эффективно выбирать средства их достижения, а также способен "правильно" (в соответствии с нормами и ценностями господствующей политической системы) оценивать политические силы и отдельных общественно-политических деятелей - разумеется, с точки зрения их соответствия сформулированным политическим задачам.

Особое место в рамках поведенческого подхода занимали исследования социально-политических установок, сознания, самосознания и стереотипов субъекта политического поведения. Трактовались подобные механизмы, однако, достаточно узко, как производные от внешних условий, в соответствии с базовой схемой психологического бихевиоризма: "стимул => реакция". Кратким был и перечень таких механизмов - по сути дела, в большинстве западных исследований до сих пор все сводится к доминированию "установочного акцента", причем наибольшее внимание уделяется нормативным установкам, определяющим поведение, приемлемое с точки зрения господствующей политической системы, и формирующимся в сознании людей стереотипам.

Стремление к власти как свойство человеческой психики и сознания, становится определяющей формой политической активности человека, началом и конечной целью его политического существования.

В рамках данного направления учеными рассматриваются 3 концепции власти:

• «силовая модель власти»;

• «рыночная модель власти»;

• «игровая модель власти».

Они в полной мере востребованы и практикой современных демократических обществ. Рассмотрим их более подробно.

1) Суть «силовой модели власти»:

• во-первых, методологическая установка на власть как преимущественно господствующую политическую волю, реализуемую исключительно посредством принуждения и силы;

• во-вторых, акцентируется природная и естественная для человеческого поведения доминанта силы и насилия в политико-властных отношениях, истоками которых выступают зачастую низменные, эгоистические, бессознательные, иррациональные мотивы;

• в-третьих, оправданием такой модели власти выступает незыблемость высшего авторитета в политике и его абсолютное доминирование, как средства закрепления достигнутого успеха.

2) Суть «рыночной модели власти»:

• форма рациональной организации человеческих устремлений к власти, которая должна быть освобождена от разрушающих ее «патологических крайностей и извращений»;

• договорной аспект отношений, из которых следуют особые отношения обмена потенциалами власти по образцу товарно-денежных отношений;

• политическая арена становится рынком власти, т.е. сферой, в которой собственность превращается во власть.

Власть обретает потребительную стоимость - она покупается и продается, испытывая на себе действие рыночных законов: спроса и предложения, стремления к выгоде, конкуренции и т.д.

Возможны и используются как "честные", так и "нечестные" правила игры: нарушение законов, пренебрежение моралью, грубое воздействие силой, подкуп должностных лиц, демагогия, шантаж и пр.

На рынке власти заключаются сделки, производится обмен ресурсами и потенциалом власти, идет торговля голосами представительных учреждений (лоббирование), осуществляется раздел сфер влияния, идет жесткая конкуренция за наиболее выгодные условия политического влияния, за точки приложения силы и обладание рычагами государственного контроля и управления политическими процессами.

В итоге такое понятие как политический процесс представляется аналогом рынка, где право голоса становится эквивалентом денег, которые можно обменивать на то, что необходимо избирателю.

По сути дела - это рынок, где различные политические силы и партии получают доступ к распределению сырья на этом "рынке", делают свои ставки, согласовывая свои экономические интересы и цели с возможностями правительства, финансами, бюджетом, налогами.

С другой стороны, рынок – это прежде всего механизм, которым определяется общественная ценность любого товара, в том числе и такого специфического, как власть.

При этом устанавливается правило, согласно которому сильная государственная власть в рыночных условиях не должна злоупотреблять насилием, а должна использовать, преимущественно, разнообразные способы воздействия на граждан путем поиска их доверия и поддержки.

По условиям рынка властные полномочия, государственные должности и т.п. должны быть в свободном обращении, они должны обмениваться и приобретаться, т.е. иметь свою "цену", а следовательно, быть доступными для тех, кто стремится умножить свой капитал, используя соответствующий политический статус, должность и связанные с ними привилегии.

3) Суть «игровой модели власти»:

Она призвана подчеркнуть влияние индивидуальных различий между участниками политического процесса на работу механизмов распределения и перераспределения власти.

На политическом рынке субъекты власти различаются не только по «запасам» власти и интенсивностью волевого импульса к власти, но и по своим стратегиям поведения - способностям достигать целей, выбирать методы и способы достижения успеха, идти на риск и т.д.

Происходит интерпретация политического рынка власти как всеобщего «пространства игры», где успех или проигрыш напрямую зависит от субъективных качеств играющих.

Таким образом, поведенческий (бихевиористкий) подход к исследованию власти, так же как и натуралистическая школа, уходит от изучения объективных оснований природы власти как социального явления, выделяя в особую сферу научного анализа причины, преимущественно коренящиеся в естественной сущности человека.

Значительный вклад в развитие поведенческого подхода был внесён также Лассуэллом Г. После этого, под влиянием первых основополагающих работ, число сторонников поведенческого подхода стало стремительно расти, в течение последующих лет понятие поведенческого подхода стало вбирать в себя подавляющее большинство исследований в западной политической науке вообще. Основной расцвет бихевиорального направления пришелся на 1950—1960 гг. нынешнего столетия, когда оно занимало одно из ведущих позиций в социальных науках. Главной ее проблемой было достижение «достойной жизни». Позднее теория приобрела по преимуществу историческую окраску, и ее целью стал анализ происхождения и развития политических идей прошлого.

Необходимость проверки гипотезы с помощью исследования всех случаев или их репрезентативного количества обусловила использование бихевиоралистами количественных методов анализа, таких как статистические методы, моделирование, опросные методы, метод наблюдения и т.п. Во многом благодаря бихевиоралистам эти методы получили широкое применение в рамках политической науки. Постепенно их применение стало рассматриваться представителями данного научного подхода как одна из основных проблем науки. Появились специальные учебные курсы, пособия и т.п.

Однако бихевиорализм всё-таки был несвободен от некоторых недостатков и спорных моментов. Чаще всего это методологическое направление подвергали критике за следующие типичные особенности, которые выделяет Д.Истон: попытку дистанцироваться от политической реальности и абстрагироваться от «особой ответственности» по практическому применению знаний, которую накладывают занятия профессиональной наукой; концепцию научности процедуры и методов, которая уводила исследователя от изучения самого индивида, мотивов и механизма его выбора («внутреннего» поведения) к исследованию условий, которые влияют на действия («внешнее» поведение людей); «предположение, что одна только бихевиоральная политическая наука свободна от идеологических посылок»; неспособность к изучению ценностных аспектов политических отношений; индифферентное отношение к возникающей фрагментации знания, несмотря на необходимость его использования для решения комплекса социальных проблем. Кроме этого, среди недостатков данного подхода отмечалось отсутствие системного взгляда на политические процессы и игнорирование историко-культурного контекста.

Эти недостатки бихевиорализма, его неспособность дать ответы на многие вопросы политической жизни, предсказать некоторые политические события вызвали кризис этого направления и породили, по меткому замечанию Д. Истона, так называемую «постбихевиоральную революцию», которая ознаменовалась возникновением некоторых новых методологических направлений.

В то же время часть исследователей продолжила работу в бихевиоральной традиции, пытаясь адаптировать основные положения этого методологического подхода к велению времени. В настоящее время «постбихевиоральному бихевиорализму» присущи следующие характерные черты: признание значения не только тех теорий, которые имеют эмпирическое происхождение, но и остальных при сохранении принципа верификации; отказ от принципа полной верификации, признание значимости частичной верификации; отсутствие абсолютизации технических приемов, допущение использования качественных методов анализа и исторического подхода; признание неизбежности и значимости ценностного подхода (возможности оценки изучаемого явления).

На сегодняшний день поведенческий подход к политике в целом представляет собой обширный конгломерат достаточно различающихся между собой исследовательских тенденций, объединяемых лишь общим вниманием к человеческому фактору в политике, который, однако, трактуется в разных вариантах по-разному.

1.1.2 Институциональный подход к политике

Институциональный подход к анализу политических процессов считается одним из самых «старых» методологических подходов. Достаточно продолжительное время (примерно до 30-х гг. ХХ столетия) институциональный подход составлял одну из доминирующих методологических традиций в США и Великобритании. Основное внимание его представители уделяли изучению весьма важного аспекта политического процесса — политических институтов. Вместе с тем, анализу подвергались только институты, носящие формально-правовой характер. Институционалисты изучали формально-правовые аспекты государственного управления, в частности конституционные документы и реализацию их положений на практике.

С течением времени институционализм претерпел значительную эволюцию, общая тенденция которой заключалась в восприятии некоторых принципов других методологических подходов. В рамках современного институционализма иногда выделяют три основных подхода, для каждого из которых характерна в той или иной степени эта тенденция: конституционные исследования, public administration (в российской политической науке чаще всего его переводят как государственное и муниципальное управление) и так называемый новый институционализм.

Конституционные исследования, пережившие в 70-х гг. значительный подъем, в настоящее время представлены, главным образом, в Великобритании. Это направление сохранило сочетание формально-легального и либерально-реформистского подходов.

Основное внимание конституционалисты уделяют изменениям в британской политике, сравнению практики конституционных соглашений и т.п. Несмотря на сохранение традиционного подхода, конституционалисты пытаются избежать былого формализма в исследовании институтов, анализируя «институты в действии», то есть то, как в институтах реализуются цели и намерения людей. Кроме того, исследования современных конституционалистов, в большей степени по сравнению с их предшественниками, опираются на обобщающие теории.

Представители public administration основное внимание уделяют изучению институциональных условий для государственной службы. Помимо изучения формальных моментов, а также истории, структуры, функций и «членства» в государственных структурах управления, эти ученые анализируют также вопросы эффективности государственной службы. С задачами выявления эффективности государственных структур связано и сочетание анализа формальной организации с поведенческими аспектами. Вместе с тем признается, что изучение поведенческих аспектов может дать плодотворные результаты лишь в том случае, когда учитываются институциональные условия.

Новый институционализм в отличие от других направлений подчеркивает более самостоятельную роль политических институтов в политическом процессе. Это направление также значительно отличается от традиционного институционализма тем, что неоинституционализм воспринял ряд принципов других методологических подходов. От «классического» институционализма его отличает, в первую очередь, более широкая трактовка понятия «институт», пристальное внимание к теории развития и использованию количественных методов анализа.

Неоинституционалисты не ограничиваются простым описанием институтов, а пытаются выявить «независимые переменные величины», определяющие политику и административное поведение. В частности, большое внимание уделяется исследованию неформальной структуры политических институтов, а также предпринимаются попытки дополнить анализ поведенческим подходом. Так, например, неоинституционалистов волнует вопрос: влияет ли форма правления (парламентская или президентская) на поведение политических акторов или она представляет собой лишь формальное различие. Некоторые неоинституционалисты концентрируют внимание также на результатах деятельности институтов.

Заслугой неоинституционалистов является то, что благодаря ему, можно вести речь об институтах с более широких компаративистских позиций. Он представляет исследователям возможность выяснить, имеет ли институциональная динамика разных режимов больше сходства между собой, чем это может показаться из отдельных описаний, предпринятых учеными, ориентированными на исследование одной страны или даже региона. Применение одного из вариантов институционального анализа не гарантирует успеха такого сравнения, но вооружает ученого необходимым набором средств для его проведения.

1.1.3 Основные виды политического поведения

Если говорить о политическом поведении вообще, то его можно охарактеризовать как мотивированные действия субъектов, направленные на защиту и реализацию политических интересов и ценностей. По сути – это универсальная характеристика политической жизни, применимая к любым субъектам властных отношений (индивидуальным, групповым, массовым, институализированным и неинституализированным). Кроме того - это форма участия личности, социальной общности людей в осуществлении политической власти, защите своих политических интересов.

Изучая данную тему, специалисты определили различные подходы к такому понятию как политическое поведение. Содержание и характер поведения зависит от типа субъекта, особенностей мотивов его действия, средств достижения целей, состояния социальной (и даже всей окружающей) среды, в которой совершаются действия, а также от типа объекта воздействия. Разнообразие типов политического поведения связывается с различными основаниями.

С точки зрения осмысленности действий выделяются осознанные формы политического поведения, в основе которых лежат ценностные, рациональные и иные аналогичные мотивы, и неосознанные , т.е. такие, при которых мотивирование выведено из-под контроля сознания, а побуждение и регуляция осуществляются низшими рефлекторными уровнями психики. К последним, например, можно отнести аффективные действия, возникающие в толпе в качестве реакции на нестандартные ситуации.

С точки зрения публичного характера действий выделяют открытые (например участие в выборах, манифестациях, митингах) и закрытые формы политического поведения (абсентеизм, политическая пассивность).

По соответствию действий официальным (господствующим) нормам политической системы политическое поведение подразделяют на нормативные (законопослушание, лояльность, конформизм) и девиантные , отклоняющиеся от предписаний, в т.ч. патологические формы политического поведения (паника, истерия, маниакальные политические предубеждения).

С точки зрения преемственности политического развития обычно различают традиционные формы политического поведения, характерные для данного общества, режима, менталитета, и инновационные , вносящие новые черты как в отношения между субъектами, так и с институтами власти.

И наконец, по доминирующему характеру мотиваций политического поведения делят на автономные , когда действия определяют сами субъекты, и мобилизационные , в которых действия вызваны по преимуществу внешними по отношению к ним причинами.

Кроме всего вышесказанного, можно также выделить два основных типа политического поведения: политическое действие и политическое бездействие .

Политическое действие, в свою очередь, можно обозначить как форму активности политического субъекта, направленную на политические отношения, политическую систему общества, ее институты и другие объекты. Направленность этого политического действия может быть конструктивной и деструктивной. Всё зависит от факторов и условий объективного и субъективного характера. Субъективные факторы - это совокупность политических знаний, идей и других компонентов духовного мира, определяющих собственную позицию, способность и возможность выбора субъектом политической линии действия или бездействия. Объективные - это внешнезаданные факторы типа политической организации, к которой принадлежит личность, занимаемая ею должность и т. п.

Политическое действие может быть прямым и опосредованным, индивидуальным и коллективным, осознанным и неосознанным, открытым и закрытым и т. п. Наиболее массовыми политическими действиями являются выборы, референдумы, митинги, манифестации, демонстрации. Индивидуальное политическое действие - это политический акт индивида, имеющий общественно-политическое значение, смысл, или способ выражения суждения, мнения личности о политике и политиках, который выражается практически. Любая форма политического действия различается по степени активности его субъектов, мере воплощения в ней качества политичности.

Политическое бездействие - это способ отмежевания личности от политической жизни, который может проявляться в различных формах: от активного неприятия политики до пассивного безразличия.

1.2 Специфика массового поведения в политике

1.2.1 Виды политических институтов

Анализ общества обычно проводится по таким его важнейшим юридическим и политическим институтам как парламент, муниципалитет, партия, профсоюз, забастовка. Ученые рассматривают их как совершенно очерченные, специфические явления. Такой подход достаточен для общего представления об обществе, но он совершенно недостаточен для практической политики. В действительности каждый общественный институт содержит в себе множество разнородных элементов. В то же время некоторые такие элементы встречаются в совершенно разных институтах. Можно, например, поставить такой вопрос: что есть общего между муниципалитетом и забастовкой?

Забастовка - это, прежде всего, известное объединение трудящихся вокруг некоторых общих целей. Они, так или иначе, договорились действовать, разработали программу требований, программу конкретных мероприятий. Забастовка - это и избранный руководящий орган, забастовочный комитет. В некоторых случаях возникающие забастовочные комитеты цехов объединяются на уровне предприятия, региона, отрасли. Забастовка - это не только прекращение работы, но и разъяснение целей борьбы остальному населению с целью привлечения на свою сторону симпатий союзников. Забастовка - это переговоры с администрацией предприятия, с представителями властей, это, при необходимости, выступление в суде. Наряду с этим забастовка нередко означает охрану предприятия, организацию работы силами бастующих на непрерывных производствах, снабжение населения электричеством, газом, функционирование городских служб - медпомощь, пожарники и т.д., - т.е. непосредственное управление производством.

Наконец, забастовка - это и подведение успешных или неуспешных итогов данного выступления. В какой-то степени можно сказать, что это также и отчет руководителей забастовочного комитета о проделанной работе. Забастовщики обсуждают этот отчет и намечают дальнейшую линию поведения. Выясняется, таким образом, что забастовка не просто прекращение работы, а одна из форм организации, располагающей членством, правилами коллективного обсуждения и принятия решений, голосованием, руководством. Все это может быть временным, но чаще всего эти процедуры принимают устойчивый характер. Во всяком случае, среди прочих элементов забастовка явно характеризуется наличием сильных признаков организации. Конечно, такие признаки складываются не сразу, они проходят достаточно длительный путь. Однако, сложившись, такая специфическая форма организации начинает функционировать самостоятельно, вступая в те или иные отношения с профсоюзами, трудовыми коллективами, партиями, государственными органами и т.п. Для практической политики очень важно находить в различных общественных и политических институтах именно те элементы, которые важны для разработки и осуществления именно этой политики, для защиты интересов населения и общего движения к социальному прогрессу. Организация относится к таким элементам, присутствующим во многих институтах.

Вторым элементом, который важен для политики и который присутствует во многих политических институтах, является представительство. Представительство присутствует в партиях, профсоюзах, движениях, парламенте, местных и региональных советах, в различных формах массовой активности и массовых выступлений. Политическая партия представляет определенное социальное движение и определенное мировоззрение, определенный набор ценностей. Профсоюзы представляют экономические и социальные интересы различных групп населения. Ассоциации предпринимателей представляют интересы бизнеса. Каждая массовая организация представляет определенные интересы тех или иных групп населения.

Но элемент представительства присутствует и в выборных органах государства. Муниципалитет является представителем локальных интересов населения данного района, данного города. Парламент - представитель интересов народа, нации, страны. Конечно, уровень и характер представительства в каждом случае разные. Партия, например, представляет в политической форме специфические интересы определенных социальных слоев. Парламент представляет интересы всего населения, хотя иногда это представительство принимает искаженную форму, отдавая преимущество отдельным слоям. Естественно, что это искажение в конце концов нарушит равновесие общества, поэтому правящие круги так или иначе всегда ищут решений, способствующих сохранению равновесия. Видимо поэтому, в нашей стране, совсем недавно, был сначала внесен на рассмотрение и утвержден Думой законопроект Правительства о повышении транспортного налога, а затем сразу же отменен под давлением политических партий, общественных организаций и ряда органов исполнительной власти.

В то же время парламент и вся парламентская представительная система представляют из себя многофункциональное образование. Это и высшее политическое представительство избирателей, а через них и различных слоев населения - в соответствии с демократизмом избирательной системы. Это и законодательный (а в некоторых случаях - контрольный и даже судебный) орган. В ряде стран парламент является коллегией выборщиков некоторых должностных лиц, в частности президента. Как правило, парламент играет еще одну очень важную роль: он является местом, где ведутся переговоры и заключаются постоянные и временные союзы различных политических и социальных сил, компромиссы между депутатскими фракциями. Характер этих союзов и состав участников различны в разных странах и определяются объективными задачами и условиями.

Наряду с некоторыми другими общественно-политическими институтами парламент играет роль своеобразного клапана, позволяющего как бы "выпускать пар", в некотором смысле снимать напряженность, накапливающуюся в обществе. Такую же роль играют и некоторые другие институты общества: общественные организации и движения, демонстрации, митинги, забастовки, гласность и свобода слова и т.д.

Очевидно, что в интересах политики социального прогресса и укрепления стабильности общества усиливать способность различных организаций, партий, государственных органов в центре и на местах, совершенствовать все свои, порою противоречивые функции, а главное - реально представлять те или иные интересы всех категорий населения. Эта политика должна учитывать возможность быстрых перемен.

В 60 - 70-е годы прошлого века стали возникать многочисленные "зеленые" движения, которые первоначально представляли интересы населения, озабоченного сохранением окружающей среды. Очень быстро они стали представлять и некоторые политические интересы и превратились в ряде стран в политические партии. Особенно сложными оказываются процессы, связанные с представительством национальных, этнических интересов, игнорирование которых ведет к появлению движений, пытающихся решить эти проблемы насилием. Поэтому в области представительства можно наблюдать как позитивные, так и негативные процессы. Практика показала, что объективные потребности, накапливающиеся в обществе, так или иначе находят местное, региональное, государственное выражение. Те политические силы, партии и организации, которые своевременно уловят зарождение таких процессов и учтут их в своей деятельности, сумеют оказаться в русле объективного процесса. Другие же окажутся на его обочине, и их упорство может серьезно дестабилизировать ситуацию. Во всяком случае, для сил социального и технологического прогресса важно поддерживать те элементы общественно-политических институтов, которые способствуют организации всех активных и живых сил данного народа, которые могут в достаточно полной мере представлять их разнообразные и противоречивые интересы, которые в состоянии своевременно снимать возникающие напряженности и, наконец, создают условия для сотрудничества и союзов, способных решить объективные задачи, стоящие перед страной.

1.2.2 Мотивы и стимулы участия в политике

Теперь давайте рассмотрим мотивы и стимулы участия людей в политике. Если взять за основу постулат, что общество состоит из «базиса» (экономика) и «надстройки» (политические, правовые, философские, нравственные, эстетические, религиозные и другие взгляды общества и соответствующие политические, правовые и иные учреждения и отношения), то стимулирование личности должно отражать в своем действии экономическую, социальную и нравственную функции.

Экономическая функция выражается в том, что стимулирование личности должно привести к повышению эффективности «отдачи» от политического поведения.

Нравственная функция определяется тем, что стимулы приведения людей к активной жизненной позиции, созданию высоконравственного климата в обществе. При этом важно обеспечить правильную и обоснованную систему стимулов с учетом традиции и исторического опыта.

Социальная функция обеспечивается формированием социальной структуры общества через различный уровень в первую очередь доходов, который в значительной степени зависит от воздействия стимулов на различных людей.

Стимул часто характеризуется как воздействие на работника извне (со стороны) с целью побуждения его к эффективной деятельности. В стимуле заложен определенный дуализм. Дуализм стимула состоит в том, что с одной стороны, он является инструментом достижения цели, а с другой стороны, с позиций работника, стимул является возможностью получения дополнительных благ (позитивный стимул) или возможность их утраты (негативный стимул). В связи с этим можно выделить позитивное стимулирование (возможность обладания чем-либо, достижения чего-нибудь) и негативное стимулирование (возможность его утраты).

Когда стимулы проходят через психику и сознание людей и преобразуются ими, они становятся внутренними побудительными причинами или мотивами поведения человека. Мотивы — это осознанные стимулы. Стимул и мотив не всегда согласуются между собой, но между ними нет «китайской стены». Это две стороны, две системы воздействия на личность, побуждения его к определенным действиям. Поэтому стимулирующее воздействие на людей направлено преимущественно на активизацию их функционирования, а мотивирующее воздействие - на активизацию профессионально-личностного развития. На практике необходимо применение механизмов сочетания мотивов и стимулов участия в политике.

Чтобы хоть как-то разобраться в становящейся все менее прозрачной и предсказуемой политике, лучше всего рассматривать ее как некий спектакль, в котором заданы роли и есть исполнители. Что люди делают в политике ? Каким все-таки является механизм политического поведения ?

В этом году исполнилось уже 65 лет с начала новой эпохи в исследовании политического поведения. Первая работа Пола Лазарсфельда и его коллег из Колумбийского университета была посвящена исследованию выборов, где основное внимание уделялось поведению избирателей в ходе президентской кампании 1940 г. в Эльмире (штат Нью-Йорк).

Другой вехой на пути становления нового в политологии — поведенческого подхода к политике — стали работы Д.Кэмпбела, П.Конверса, У.Миллера и Д.Стоукса и книга Энтони Даунса об экономической демократии.

К этому времени сложились три подхода, основанных на традициях политической социологии, социальной психологии, и политэкономии, каждый из которых по-своему трактовал поведение индивида, делающего свой выбор в политике на основе рациональности и личной заинтересованности.

Термин «политическое поведение» пришел из психологии бихевиоризма, специализирующейся на изучении так называемого «наблюдаемого поведения», то есть только тех проявлений политики, которые можно регистрировать со стороны, исключая политические взгляды, убеждения и прочие субъективные компоненты действий человека в поле политики. Политические бихевиористы (к примеру, Д.Истон) предложили подход, названный ими ситуационным. Ситуационные факторы включают в себя: 1) физическую, 2) органическую и 3) социальную среду. Эти факторы абсолютно не связаны с тем, что думают по этому поводу сами участники политического процесса и имеют вполне объективный характер. Их можно контролировать и наблюдать извне. Задача исследователя состоит в том, чтобы выявить корреляцию между поступками человека и факторами среды. Так, одним из важных направлений исследования демократии является установление зависимости между объективным фактором (уровнем социально-экономического развития) и утверждением демократического режима. Гипотезу о прямой зависимости этих двух параметров предложил известный американский исследователь С.Липсет.

Другой разновидностью той же трактовки поведения является теория политического обмена (П.Блау), согласно которой разные участники политического процесса вступают в него, соревнуясь друг с другом, как это происходит и в экономике: кто больше вносит средств, времени и сил, тот может рассчитывать на получение от политики большего «вознаграждения». Само политическое поведение рассматривается как результат рациональных решений о том, что индивиду более выгодно. Эта модель применяется и для прогноза результатов выборов, и для анализа принятия решения лидерами. Согласно этой гипотезе человек рассматривается как исключительно «рыночное существо», без внимания остаются его эмоциональные порывы и стихийные поступки, не говоря уже о ценностях и взглядах. Для теоретиков конфликта (Г.Экстайн) характерно представление о политическом поведении как обреченном на конфликт - либо внутри- либо внешнеполитический. Конфликт и согласие рассматриваются как два нормальных состояния человеческого существования. Но в политике, в отличие от выяснения отношений с помощью драки, — конфликт облекается в некоторые условные формы, предполагающие признаваемые обществом способы разрешения конфликтной ситуации (договор об общественном согласии, договор о ненападении, операции по поддержанию мира и т.п.). В целом в политической науке в понятие «политическое поведение» включают и действия отдельных участников, и массовые выступления, активность организованных субъектов власти, и стихийные действия толпы, акции в поддержку системы, и направленные против нее. Более того, голосование «против» или неявка на выборы также трактуются как формы политического поведения.

1.2.3 Участники политического поведения

В последний период в России существенно расширился круг субъектов политической деятельности - теперь, в соответствии с Конституцией РФ, таковыми являются все граждане. Однако исторический процесс и происходящие социально-экономические изменения, как правило, опережают формирование эффективных психологических механизмов для реализации оптимального способа взаимодействия, адекватного поведения людей в новых условиях, что связано с психологическими характеристиками, установками и стереотипами, сформированными в предшествующий период.

Создание демократии как системы действующих институтов и механизмов является одним из путей выхода российского общества на новый уровень развития. В этой связи состав субъектов политической деятельности, их психологические качества и отношения становятся одним из главных детерминирующих факторов всей политической деятельности, как одного из главных инструментов по преобразованию, укреплению и развитию государства и общества. Общество становится более свободным, и главными характеристиками отношений в нем должны стать партнерство, поддержка, согласование интересов, общественное согласие, уважительное и внимательное отношение субъектов политической деятельности друг к другу.

Поэтому можно сделать вывод о том, что в настоящее время проблема взаимоотношения участников политических процессов в стране, а именно граждан РФ и коллективных субъектов, обусловлена, с одной стороны, практической потребностью оптимизации системы субъективных личностных отношений людей в соответствии с новыми социально-экономическими условиями жизни в стране; потребностью в качественном изменении отношений между политическими деятелями и населением, управляющей и управляемой подсистемами, между всеми субъектами политической деятельности с целью повышения эффективности их взаимодействия. С другой стороны, с учетом практической значимости обозначенных проблем, большое значение приобретает разработка эффективных социально-психологических механизмов формирования оптимальных отношений и способов взаимодействия в политической деятельности; условий и способов преобразования системы субъективных личностных отношений людей как сознательных и активных субъектов политической деятельности в соответствии с реалиями современной жизни.

В своей основе политическая деятельность имеет социально-психологический характер. Во-первых, объективная причина ее возникновения - неоднородность общества, наличие различных индивидуальных и личностных интересов у людей. Сочетание этих интересов, групп интересов формируют группы субъектов политической деятельности. Во-вторых, политическая деятельность не может существовать вне общества, так как обусловлена фактом включения людей в реальные социальные группы, она детерминирована социумом и влияет на него. Это означает, что в любой деятельности человека присутствует политический аспект, так как она опосредованно (или непосредственно) включена в систему общественных отношений и в той или иной мере влияет на преобразование, укрепление или развитие государства и общества и направлена на достижение своих интересов и целей. Каждый субъект политической деятельности, с одной стороны, - "продукт" этой политической деятельности, социальных связей и отношений, а с другой стороны - их создатель, активный творец.

Среди субъектов политической деятельности можно провести определенную градацию по степени их включенности в политическую деятельность, по признаку осознанного участия в политической деятельности: а) граждане, которые являются субъектами политической деятельности, но таковыми себя не осознают - это неактивные участники политической деятельности; б) люди, которые, совершая определенные поступки, считают их вкладом в политическую деятельность - такие субъекты политической деятельности являются активными участниками политической деятельности - это политические деятели разного уровня.

Каждый субъект политической деятельности, сознательно совершающий поступки по направлению изменения политической ситуации является политическим деятелям. Под политическим деятелем мы понимаем лицо, проявившее себя в политической жизни, приобретшее известность, авторитет, сторонников, последователей, а часто и соперников и противников. Нередки случаи, когда политический деятель может быть известен как специалист, мастер, знаток, лидер и в иных сферах деятельности. Политические деятели, в свою очередь, могут быть профессиональными и непрофессиональными.

Профессиональными политическими деятелями называют людей, а) имеющих стаж работы в политической деятельности, б) считающих ее своей основной деятельностью, в) получающих денежное вознаграждение за свою деятельность (зарплату), г) находящихся в определенном статусе, который определяет д) степень и возможность влияния на политическую ситуацию.

Непрофессиональные политические деятели отличаются от профессиональных отсутствием денежного вознаграждения за их деятельность - это главное отличие (а не степень профессионализма, как можно было бы предположить). Кроме того, у профессиональных политических деятелей политика (политическая деятельность) - это их профессия, основной вид их деятельности (часто профессиональных политических деятелей называют политиками).

Коллективные субъекты политической деятельности представляют собой микро- и макрогруппы, объединенные по разным признакам и основаниям: а) неструктурированные и б) структурированные.

Сама по себе политическая деятельность имеет социально-психологический характер - во-первых, она не может существовать вне общества, так как обусловлена фактом включения людей в реальные социальные группы, она детерминирована социумом и влияет на него. Во-вторых, объективная причина ее возникновения - неоднородное общество, наличие различных индивидуальных и личностных интересов у людей. Сочетание этих интересов, групп интересов как раз и формируют группы субъектов политической деятельности. Участвуя в политической деятельности субъект выполняет определенную социальную роль, выступает как представитель какой-либо социальной группы (большой или малой), например, как гражданин, член партии и т.п.

Неструктурированные коллективные субъекты политической деятельности - значит, формально не организованные, не имеющие правового свидетельства своего существования, объединенные временно, в силу обстоятельств, на основании общих актуальных потребностей - это социально-психологические общности. С точки зрения западноевропейской социальной психологии, межгрупповые отношения недопустимо сводить к межиндивидуальным, они детерминируются положением группы как коллективного социального субъекта в системе отношений с другими группами. Группа рассматривается не как сумма, а как качественно своеобразное целое. Индивид здесь - носитель системного качества, которое принадлежит всей группе. Группа как психологическая общность определяется через сопоставление с другими группами, её характеристики раскрываются в системе межгрупповых отношений.

Кроме неструктурированных имеют место также организованные, структурированные субъекты, так как их деятельность осуществляется в организованных формах - через совместные действия, подчиненные единой цели и регулирующиеся определенными нормами. Они являются элементами политической организации общества. Политическая организация общества - это совокупность организаций и учреждений, выполняющих определенные функции. В результате их взаимодействия и осуществляется политическая деятельность в данном обществе.

1.2.4 Характеристика массы и её типов

Массовая психология рассматривает отдельного человека как члена племени, народа, касты, сословия или как составную часть человеческой толпы, в известное время и для определенной цели организующейся в массу. Явления, обнаруживающиеся в этих особых условиях - выражение особого, глубже не обоснованного первичного позыва, который в других ситуациях не проявляется. Индивид при определенном условии чувствует, думает и поступает совершенно иначе, чем можно было бы от него ожидать, при включении в человеческую толпу, приобретшую свойство «психологической массы». Но что же такое «масса», чем приобретает она способность так решающе влиять на душевную жизнь отдельного человека и в чем состоит душевное изменение, к которой она человека вынуждает? Лучше, чем описал их Гюстав ЛеБон в своей книге «Психология масс» описать очень сложно. А он так отвечает на все эти вопросы: «... В психологической массе самое странное следующее: какого бы рода ни были составляющие ее индивиды, какими схожими или несхожими ни были бы их образ жизни, занятия, их характеры и степень интеллигентности, но одним только фактом своего превращения в массу они приобретают коллективную душу , в силу которой они совсем иначе чувствуют, думают и поступают, чем каждый из них в отдельности чувствовал , думал и поступал бы. Есть идеи и чувства, которые проявляются или превращаются в действие только у индивидов, соединенных в массы. Психологическая масса есть... новое существо с качествами совсем иными, чем качества отдельных клеток».

«Сознательная умственная жизнь представляет собой лишь довольно незначительную часть бессознательной душевной жизни... Наши сознательные действия исходят из созданного в особенности влиянием наследственности бессознательного субстрата. Субстрат этот создают в себе бесчисленные следы прародителей, следы, из которых созидается расовая душа. За мотивами наших поступков, в которых мы признаемся, несомненно, существуют тайные причины, в которых мы не признаемся, а за ними есть еще более тайные, которых мы даже и не знаем. Большинство наших повседневных поступков есть лишь воздействие скрытых, не замечаемых нами мотивов». В массе стираются индивидуальные достижения отдельных людей и исчезает их своеобразие; расовое бессознательное проступает на первый план, сносится психическая надстройка, столь различно развитая у отдельных людей и обнажается (приводится в действие) бессознательный фундамент, у всех одинаковый.

«У массовых индивидов наличествуют качества, которыми они не обладали, и причины этого в следующих трех основных моментах . Первая из причин состоит в том, что в массе в силу одного только факта своего множества, индивид испытывает чувство неодолимой мощи, позволяющее ему предаться первичным позывам, которые он, будучи одним, вынужден был бы обуздывать. Для обуздания их повода тем меньше, т.к. при анонимности, и тем самым и безответственности масс, совершенно исчезает чувство ответственности, которое всегда индивида сдерживает. Вторая причина - заражаемость - также способствует проявлению у масс специальных признаков и определению их направленности. Заражаемость есть легко констатируемый, но необъяснимый феномен, который следует причислить к феноменам гипнотического рода... В толпе заразительно каждое действие, каждое чувство, и притом в такой сильной степени , что индивид очень легко жертвует своим личным интересом в пользу интереса общего. Это - вполне противоположное его натуре свойство, на которое человек способен лишь в составе составной части массы. Третья, и притом важнейшая причина, обуславливает у объединенных в массу индивидов особые качества, совершенно противоположные качествам индивида изолированного. Я имею в виду внушаемость, причем упомянутая заражаемость является лишь ее последствием... Индивид, находящийся в продолжение некоторого времени в лоне активной массы, впадает вскоре, вследствие излучений, исходящих от нее, или по какой-либо другой неизвестной причине в особое состояние, весьма близкое к «зачарованности», овладевающим загипнотизированным под влиянием гипнотизера... Сознательная личность совершенно утеряна, воля и способность различения отсутствуют, все чувства и мысли ориентированы в направлении, указанном гипнотизером.

Приведем еще одну важную точку зрения для суждения о массовом индивиде: «Кроме того, одним лишь фактом своей принадлежности к организованной массе человек спускается на несколько ступеней ниже по лестнице цивилизации. Будучи единичным, он был, может быть, образованным индивидом, в массе он - варвар, т.е.. существо, обусловленное первичными позывами. Он обладает спонтанностью, порывистостью, дикостью, а также и энтузиазмом и героизмом примитивных существ». Затем ЛеБон особо останавливается на снижении интеллектуальных достижений, происходящем у человека при растворении его в массе.

Масса импульсивна, изменчива и возбудима. Ею почти исключительно руководит бессознательное. Импульсы, которым повинуется масса, могут быть, смотря по обстоятельствам, благородными или жестокими, героическими или трусливыми, но во всех случаях они столь повелительны, что не дают проявляться не только личному инстинкту, но даже инстинкту самосохранения. Ничто у нее не бывает преднамеренным. Если она и страстно желает чего-нибудь, то всегда ненадолго, она неспособна к постоянству воли. Она не выносит отсрочки между желанием и осуществлением желаемого. Она чувствует себя всемогущей, у индивида в массе исчезает понятие невозможного. Масса легковерна и чрезвычайно легко поддается влиянию, неправдоподобного для нее не существует. Она думает образами, порождающими друг друга ассоциативно, не выверяющимися разумом на соответствие с действительностью. Масса, таким образом, не знает ни сомнений, ни неуверенности. Масса немедленно доходит до крайности, высказанное подозрение сразу же превращается у нее в непоколебимую уверенность, зерно антипатии - в дикую ненависть. Совершенно очевидна опасность массе противоречить, и можно себя обезопасить, следуя окружающему тебя примеру, т.е. иной раз даже «по-волчьи воя». Поэтому не столь уж удивительно, если мы наблюдаем человека, в массе совершающего или приветствующего действия, от которых он в своих привычных условиях отвернулся бы. Будучи в основе своей вполне консервативной, масса питает глубокое отвращение ко всем новшествам и прогрессу и безграничное благоговение перед традициями.

Многие ученые спорили по поводу понятий толпы и публики. Среди наиболее ярких оппонентов описанной выше теории толпы Г.Лебона можно считать Габриэля Тарда, который в своей работе «Публика и толпа» дает следующее описание понятию «публика» - «это есть не что иное, как рассеянная толпа, в которой влияние умов друг на друга стало действием на расстоянии, на расстояниях, все возрастающих».

Между толпой и публикой Г.Тард нашел множество различий. Можно принадлежать в одно и то же время, как это обыкновенно и бывает, к нескольким группам публики, но к толпе одновременно можно принадлежать только к одной. Отсюда гораздо большая нетерпимость толпы, потому что там человек захватывается целиком, неотразимо увлечен силой, не имеющей противовеса. И отсюда преимущество, утверждает Тард, связанное с постепенной заменой толпы публикой, сопровождающееся всегда прогрессом в терпимости или даже в скептицизме. Таким образом, Тард с точностью до деталей принимает то описание толп, которое дал Лебон. Но, замечает он, толпы суть ассоциации спонтанные и преходящие, которые не могут бесконечно оставаться в состоянии волнения. Им предназначено либо распадаться бесследно (сборище зевак, митинге, небольшом мятеже), либо эволюционировать, чтобы превратиться в толпы дисциплинированные и стабильные. Довольно просто обнаружить между ними разницу, которая состоит в существовании организации, опирающейся на систему общих верований, использование иерархии, признанной всеми членами организации. Это и есть отличительная черта, которая противопоставляет естественные толпы толпам искусственным, утверждает Тард.

Толпы организованные, ассоциации высшего порядка формируются в силу внутренних обстоятельств, изменяются под действием верований и коллективных желаний, путем цепи подражаний, которые делают людей все более и более похожими друг на друга и на их общую модель, – на вождя. Отсюда появляется преимущество, позволяющее заменить спонтанные массы массами дисциплинированными, и замещение это всегда сопровождается прогрессом общего интеллектуального уровня, замечает Тард. Массы спонтанные, анонимные, аморфные низводят умственные способности людей на самый низший уровень. И напротив, массы, в которых царит определенная дисциплина, обязывают низшего подражать высшему. Эти способности поднимаются до определенного уровня, который может быть выше, чем средний уровень отдельных индивидов. Значит, все члены искусственной толпы подражают руководителю, а, следовательно, его умственное развитие становится их развитием.

"Не без основания высказывалась относительно толпы мысль, - пишет Тард, имея в виду Лебона, - что она в умственном и нравственном отношении стоит в общем ниже среднего уровня своих членов. Социальный состав в данном случае, как всегда, не только не похож на свои элементы, по отношению к которым оно скорее является произведением или комбинацией, чем суммой, но он, по обыкновению, имеет и меньше ценности, чем они. Но это справедливо только по отношению к толпе или к сборищам, которые приближаются к понятию толпы. Напротив, там, где царит больше дух корпорации, чем дух толпы, часто случается, что составное целое, в котором утрачивается гений великого организатора, выше своих отдельных элементов". Тард приводит пример тому: " Я имел сотни случаев заметить, что жандармы, хотя они очень часто бывают умными людьми, все-таки ниже в этом отношении, чем жандармерия".

Таким образом, что различает толпы – это существование или отсутствие организации. Одни толпы, естественные, повинуются механическим законам; другие, искусственные, следуют социальным законам подражания. Первые снижают индивидуальные способности мышления, вторые поднимают их на социальный уровень, который разделяет со всеми и их руководитель. Они воспроизводят в тысячах и миллионах экземпляров черты одного человека: Де Голля, Энштейна, Иисуса Христа, Маркса. С социальной точки зрения, существование этих репродукций, групп вождей, необходимого приводного ремня между уникальной личностью и толпой, наиболее важно и труднодостижимо. В определенном смысле эти группы даже более необходимы, чем сама масса: т.к. если они могут действовать, изобретать без участия массы, то масса не может ничего или почти ничего без них. "Она лишь тесто, они же дрожжи".

Тард говорит, что не бывает толпы без вожака. "Случается также часто, что толпа, приведенная в движение кучкой воспламененных людей, образующих ядро, обгоняет их и всасывает в себя, и, ставши безголовой, не имеет, как может показаться, вожака; но в действительности она не имеет его в том смысле, в каком тесто, поднявшись, не имеет больше дрожжей".

Тард особо обращает наше внимание на такое существенное замечание: "роль эти вожаков тем значительнее и заметнее, чем с большим единодушием, последовательностью и разумом действует толпа, чем более приближается она к нравственной личности".

Кроме Тарда и Лебона имеет место также концепция Сержа Московичи о массе, толпе и публике в работе «Век толп» о том, что "… толпы или публики, любые типы группирований, в целом созданы и ведомы вождем. Как только наблюдается объединение людей, которые одновременно воспринимают идею, воодушевляются и направляются к одной цели, можно утверждать, что некий агитатор или предводитель выступает своего рода ферментом и вожаком их деятельности". Это по сути дела и стало основным ответом на вопрос методов и средств управления толпой и публикой. Ведь в глазах массы он воплощает идею, а по отношению к идее – массу, и в этом обе искры его силы. Значит, вождь осуществляет свою власть, опираясь на верования, поэтому ему необходимо быть человеком веры до безумства. Гипнотическая сила вождя, способность влиять на толпу, составляющие которой – это сияющая убежденность и упрямая отвага.

2. Факторы детерминации политики. Рациональное и иррациональное в политике

Понятие "политическая деятельность" дает возможность в анализе политики сосредоточить внимание на наиболее подвижном, динамичном ее аспекте - разнообразных действиях людей, направленных на реализацию той или иной цели. Важнейшими чертами такой деятельности служат:- сосредоточение усилий именно на общих проблемах, потребностях существования социальной целостности;

- рассмотрение государства, его интересов в качестве основных институтов решения этих проблем;

- использование политической власти как главного средства достижения поставленных целей.

Органическая связь с властью делает политическую деятельность мощным фактором управления, целенаправленной ориентации и упорядоченности действий. Изучение этой стороны политики позволяет выявить зависимость политических событий и процессов от состояния направленности мыслей и действий тех людей, которые в политику вовлечены. Существует сложный комплекс устойчиво действующих, не зависящих от субъекта политики обстоятельств, игнорирование которых обрекает политическую деятельность на неудачу, а учет служит обязательным условием обеспечения ее успеха. В их число входят по крайней мере следующие.

Законы политики. Их специфика заключается в том, что они действуют не помимо людей, а проявляют себя как совокупность условий, потребностей, интересов, требующих усилий в определенном направлении и направляющих таким образом ход политических процессов. Очевидна, например, связь экономической инициативы и политической свободы, демократии и расширения круга людей, участвующих в принятии экономических решений.

Условия. Объективная взаимосвязь обстоятельств и факторов, влияющих на течение политической деятельности. Для истории характерно постепенное расширение круга факторов, служащих объективным основанием политической деятельности, выступающих в качестве ее стимулов.

Потребности. Это комплекс условий, воспринимаемых людьми как абсолютно необходимые для нормального существования. При этом растет не только их объем, но и качественные параметры, степень многообразия потребностей. Например, безопасность сегодня не сводится только к военному ее аспекту, но и включает другие параметры.

Культурная образовательная среда, в которой разворачивается политическая деятельность. Многие ее компоненты практически не зависят от людей, и должны приниматься ими во внимание: это традиции, настроения, укорененные в определенной социальной группе стереотипы мышления и поведения.

В процессе детерминации политической деятельности действуют не абстрактные законы, интересы, обстоятельства и позиции, а их конкретные, обусловленные временем, местом модификации факторы как постоянного и долговременного действия, так и динамично меняющиеся. Их сочетание порождает политическую ситуацию - свойственное данному времени, месту взаимодействие объективных обстоятельств, непосредственно определяющих возможности и задачи политической деятельности, служащих причиной политического события. Стержень политической ситуации - отношения между вовлеченными в политический процесс социальными группами. Но формируются эти отношения широким кругом факторов экономического, социального, политического и культурного порядков. Все элементы политической ситуации оказываются взаимосвязанными и требуют от субъектов политики определенного образа действий.

В системе факторов, входящих в политическую ситуацию, весьма важно выделение решающего звена. Его влияние получило название сверхдетерминации. В качестве элемента сверхдетерминации может выступать определенная экономическая или экологическая проблема, политический процесс, деятельность личности и т. п. Способность правильного отражения политической ситуации дает важные преимущества в политической деятельности тому, кто ею владеет. Противоположностью этого политического качества является то, что можно назвать политической слепотой, когда субъект, осуществляющий политическую деятельность, не воспринимает важных компонентов политической ситуации, абсолютизирует значение других ее компонентов, а ситуации дает извращенное истолкование.

В процесс детерминации политической деятельности включены все элементы политического сознания, они здесь активно взаимодействуют, а их последствия часто сливаются. В процессе взаимодействия они образуют две основные модели субъективной детерминации политической деятельности - рациональную и иррациональную.

Рациональность в политике выражается в способности выбора средств, соответствующих целям, постановке и выборе целей самим субъектом политического действия, в его стремлении владеть более полной, совершенной информацией. Политическая жизнь изобилует и моментами явной иррациональности, выражающейся в доминировании эмоций, несоответствии средств и результатов целям политического действия, его дезорганизации и давлении утопических и даже мистических элементов сознания. Очевидно, что по мере наращивания в политике стихийных, иррациональных начал, она все в меньшей степени соответствует своему назначению, теряет способность быть регулирующим фактором социальных отношений, дезорганизует общество.

Меру соотношения рационального и иррационального моментов в политике, по сути дела, определяет степень информированности участвующих в ней людей о происходящих событиях. Свобода выбора варианта развития реально осуществима только при полной информированности, что делает ее действенным фактором политической деятельности и политического выбора.

3. Соотношение целей и средств политической деятельности, её виды

В процессе перехода от политической теории к политической практике встает проблема соотношения целей и средств. В политике всегда существовали средства жесткие или крайние, нацеленные на быстрое получение результата с затратой максимума сил и ресурсов, требующие значительного напряжения человеческих возможностей, и средства мягкие или умеренные, использование которых дает множество промежуточных результатов, требует большего времени и не порождает столь острых конфликтов, как первый тип средств.

Склонность к использованию крайних средств политической деятельности, неприятие каких-либо промежуточных форм называется политическим экстремизмом, в рамках которого можно выделить несколько разновидностей:

- программный экстремизм, облик которого определяется типом идеологии, принятой цели. Такой экстремизм характерен для расизма, фашизма, требующих для осуществления своих политических целей уничтожения политических противников или радикального ограничения их прав; - ситуационный экстремизм, использование крайних средств политической борьбы здесь навязывается, задается положением, в котором находится субъект, не оставляющим иной возможности, кроме обращения к крайним, наиболее жестким средствам политической борьбы, например, в условиях сопротивления иностранным захватчикам, или разгуле в обществе преступности; - эмоциональный экстремизм возникает как массовая стихийная реакция на то или иное событие, решение, резко меняющее положение, в котором находилась группа людей, требующее немедленного ответного действия, но не дающее времени для его организации.

В рамках экстремистских форм политической деятельности может использоваться достаточно широкий набор средств достижения целей. Но наиболее распространенным оказывается насилие, в политике выражающееся в использовании разнообразных разрушительных по отношению к противнику или политической организации действий. К насилию в политике прибегают прежде всего в силу его способности компенсировать недостаток как объективных условий, так и многих средств достижения политических целей. Политическая деятельность неоднородна, в ее структуре можно выделить несколько четко выраженных состояний. Одно из них - политическое отчуждение, которое выражается в сосредоточении усилий человека на решении проблем личной жизни при их отрыве и противопоставлении жизни общественной, политической. Менее ярко выраженная форма отчуждения - политическая пассивность.

Действие другой тенденции - движение от политического отчуждения к политической активности - начинается со специфического состояния отрицания - такой позиции личности, социальной группы, которая отвергает навязываемый ей политический порядок, политическую систему. Начальная стадия выраженной активной деятельности, когда субъект осуществляет четкий выбор тенденции действия, - это политическая позиция. Зрелая форма политической активности - это политическое движение, т.е. такое целенаправленное действие определенной социальной группы, которое своей целью имеет преобразование политического строя или его сознательную защиту.

Политическое лидерство. Имея огромное значение для определения успеха и направленности политических процессов, этот вид политической деятельности соединяет в себе важнейшие, существенные черты политики: власть, авторитет, влияние, руководство, выражение и представительство интересов. Смысл явления заключается в осуществлении авторитетного руководства в сфере политики. Политическое лидерство - это взаимодействие между людьми, в ходе которого одни люди выражают и знают потребности, интересы своих последователей и обладают престижем и влиянием, а другие - отдают им добровольно часть своих политических, властных полномочий и прав для осуществления их целенаправленного представительства и реализации.

В результате слияния в политическом лидерстве этих двух взаимонаправленных потоков наступает состояние взаимной мобилизации всех участников политического процесса: и руководителей, т. к. они знают, что их действия опираются на поддержку и одобрение массы и уверены в своих силах, и рядовых участников политического процесса или движения, ибо они чувствуют, что их интересы понятны, а цели сформулированы. В силу этого наступает значительная интенсификация политической жизни, основанная на доверии.

Утрата доверия ведет к возникновению явления, противоположного лидерству - противодействия или политического вызова. Это выражается в различных проявлениях скрытой или явной враждебности по отношению как к самому лидеру, так и к тем ценностям, которые он представляет. Сложность проявлений феномена политического лидерства предполагают и многообразие его типов. Варианты типологии лидерства зависят от выбора его основания.

По отношению лидера к выдвинутой им цели или программе можно выделить романтиков, стремящихся к полной и последовательной реализации ее и не останавливающихся перед препятствиями и жертвами, и прагматиков, способных четко соотносить наличные ресурсы и выдвинутые цели, отказываясь, если это требуется, от одной цели и выбирая другую, в данных условиях более реальную.

По отношению к характеру используемых средств выделяют лидеров-радикалов, сторонников решительных, дающих немедленный эффект средств, и лидеров-реформистов, уповающих на постепенные преобразования.

Поскольку лидерство - это вид авторитетного властного руководства, то на его характер влияет и тип осуществляемой лидером власти. По классификации, введенной М.Вебером, власть может быть: - традиционной, опираться в своем осуществлении на механизм традиции и ритуала. Лидер в этом случае является носителем традиции, хранителем и знатоком ритуалов;

- легальной, опираться на законы, правила, нормы. В рамках этого типа властвования лидерство связано со знанием и четким соблюдением норм политического процесса, их активным использованием для достижения поставленных целей;

- харизматическая власть и лидерство - специфический тип руководства, смысл которого - в особой связи между лидером и его последователями, когда он чувствует себя призванным для осуществления определенной цели, а они убеждены в наличии у него особых исключительных качеств, способности преодолеть любые трудности, предвидеть на много лет вперед. Харизма возникает из сложного переплетения рациональных и иррациональных моментов политической деятельности. Она складывается и из личного обаяния, и из исключительных ораторских способностей, из дальновидности и решительности, проявленных в критические моменты истории и др.


Литература

1) Демидов А.И., Федосеев А.А. «Основы политологии», Стр.182-202. М.,1995 г.

2) Пугачев В., Соловьев А. «Введение в политологию», М., 1996, Гл.3,4.

3) Комарова Светлана Львовна. «Оптимизация отношений субъектов политической деятельности». Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Научный руководитель: доктор социологических наук, Профессор С. А. Анисимов, Москва – 2002. Российская Академия Государственной службы при Президенте РФ. На правах рукописи.

4) Д.В. Ольшанский. Основы политической психологии. Библиотека "Полка букиниста", Значимые книги отечественных и зарубежных авторов.

5) Из Политологии: Хрестоматия. / Сост.: проф. М.А.Василик, доц. М.С.Вершинин. – М.: Гардарики, 2000. С.319-331.

6) Дэвид Истон. «Категории системного анализа политики».

7) Шестопал Е.Б. "Политическая психология", часть 3 . «Личность в политике».

8) Гюстав Ле Бон. «Психология народов и масс».

9) «Публика и толпа» Габриэля Тарда.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий