Современные проблемы европейской интеграции

Введение .…3 Европейский Союз и этапы его становления …4 Факторы, способствовавшие западноевропейской интеграции….4

Введение…………………………………………………………………….…3

1. Европейский Союз и этапы его становления……………………………4

1.1 Факторы, способствовавшие западноевропейской интеграции….4

1.2 Этапы европейской интеграции…………………………………..4

2. Современное состояние европейской интеграции……………………....9

2.1 Процессы интеграции в Западной Европе ……………………………...9

2.2 Актуальные проблемы ЕС и пути их решения…………………….….9

2.2.1 Проблема суверинитета……………………………………………....9

2.2.2 Системная проблема ЕС……………………………………………..12

2.3 Основные направления политики ЕС…………………………………14

2.3.1 Экономическая ситуация и политика выхода из кризиса…….…14

2.3.2. Единый внутренний рынок………………………………………..16

2.3.3. Региональная политика и деятельность Структурных фондов…19

2.2.4 Конвергенция и усилия по преодолению кризиса……………….20

3. Перспективы развития, пути решения проблем………………………….

Заключение

Список использованной литературы

Приложение


Введение

Конец 20 –начало 21 века можно справедливо считать началом глобализации. Параллельно глобализации идет процесс интеграции, наиболее ярко он выражен в Западной Европе. Весь остальной мир наблюдает за каждым шагом Евросоюза. Еще большее внимание он привлек к себе после вхождения в него прибалтийских стран и мирового кризиса 2008 года.

Объектом исследования в выбранной мною работе является интеграционный процесс в Европе.

Предметом исследования данной работы будут современные проблемы в ЕС

Цель рассмотреть этапы становления Евросоюза

- современное состояние Европейского Союза

-изучить современные проблемы

-изучить направления нынешней политики

- представить перспективу дальнейшего развития ЕС.


1. История европейская интеграции

1.1. Факторы, способствовавшие западноевропейской интеграции.

Хозяйственные механизмы стран Западной Европы оказались в большей мере и раньше, чем у других стран, подготовленными к тесному взаимодействию друг с другом. Высокая зависимость западноевропейских стран от внешних рынков и международных условий воспроизводства, сходство их экономических структур, их территориальная близость – все это способствовало развитию интеграционных тенденций. Однако существовали и другие факторы интеграции. После Второй Мировой Войны произошло коренное изменение социально-экономической структуры Европы. Создание Совета Экономического Взаимопомощи и отказ стран Восточной Европы от рыночной экономики стали препятствием развитию экономических связей между Восточной и Западной Европой. Компенсацией потерь восточноевропейского рынка могла служить только интенсификация взаимного сотрудничества друг с другом. Далее, одним из интегрирующих факторов было стремление западноевропейских стран укрепить позиции на мировом рынке перед мощным конкурентом – Соединенными Штатами Америки. Наконец, страны Западной Европы пытались компенсировать исчезновение колониальной системы и потерю утраченных колониальных торговых и иных связей усилением взаимозависимости.

Таким образом, совокупность общих для мирового хозяйства и специфических для послевоенной Западной Европы факторов определила особое место стран этого региона в мировой экономике, а степень переплетения их национальных интересов, национальных хозяйств оказалась выше, чем в любом другом регионе мира.

1.2 Этапы западноевропейской интеграции

В развитии западноевропейской интеграции можно выделить ряд этапов, отличающихся друг от друга степенью глубины хозяйственного взаимодействия стран-участниц (переходом от низших форм интеграции к высшим), а также расширительными тенденциями (увеличением числа участников сообществ).

Первый этап (с 1951г. по 1957г.). 18 апреля 1951г. в Париже был подписан Договор об учреждении Европейского объединения угля и стали (ЕОУС). В состав ЕОУС вошли Бельгия, ФРГ, Голландия, Италия, Люксембург, Франция. Исходной точкой объединительных процессов явилось отраслевое (точнее секторальное) сотрудничество, охватывающее базовые отрасли экономики (угледобывающую и сталелитейную промышленность).

У истоков интеграции стояли видные французские политические деятели того времени Робер Шуман и Жан Моннэ. В результате, однако, Парижский договор о создании ЕОУС объединил не только Францию и ФРГ, но 6 стран Европы.

В рамках ЕОУС отменялись импортные и экспортные пошлины, всяческие количественные ограничения, субвенции и другие дискриминационные меры в торговле углем, железной рудой, сталью. В торговле со странами, не входившими в общий рынок угля и стали, были введены единые пошлины на импорт данных товаров. Наднациональный Высший руководящий орган (la НuateAutorite), состоявший из независимых представителей стран Сообщества осуществлял общее регулирование производства угля и стали, процессов модернизации и перестройки этих отраслей экономики. Его решения были обязательны для всех стран-участниц и всех предприятий данного сектора. Но его деятельность координировалась с другими общими органами и прежде всего с Советом Министров, где при принятии решений страны имели право вето. Парижский договор, таким образом, отличали осторожность проходов, постепенность и ступенчатость развития интеграции в целом и ее организационных форм в особенности.

Второй этап (конец 50-х – начало 70-х годов) по праву называется “золотым веком” в истории Сообщества. В марте 1957г. те же шесть стран (“шестерка”), а именно : Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург – подписывают два Римских договора о создании Европейского экономического Сообщества (ЕЭС; его второе официальное название “общий рынок”) и Европейского сообщества по атомной энергии (Евратома). Последний был создан по модели ЕОУС и имел тоже отраслевую направленность, касаясь совместного развития производственной кооперации и НИОКР в области атомной энергетики.

Особо важное значение имел договор о создании Европейского экономического Сообщества, его отличает комплексный многосторонний подход к хозяйственному взаимодействию стран-членов, идея расширения экономической интеграции путем создания общего рынка, в рамках которого происходит “свободное движение товаров, лиц, услуг и капиталов”. Договор о ЕЭС тщательно проработан, это весьма объемный документ, состоявший из 275 статей, разделенных на разделы и главы, включавший несколько приложений.

Непосредственными целями ЕЭС были определены:

· постепенное снятие всех ограничений в торговле между странами-членами;

· установление общего таможенного тарифа в торговле с третьими странами;

· ликвидация ограничений для свободного перемещения капиталов, людей, услуг;

· проведение общей политики в области сельского хозяйства и транспорта;

· унификация налоговых систем;

· установление правил конкуренции “на общем рынке”;

· сближение законодательств стран-участниц;

· разработка принципов согласования экономической политики и др.

Поскольку Римские договоры, приведшие к созданию новых сообществ, предусматривали формирование общей политики по отдельным направлениям и передачу государствами некоторых суверенных прав общим наднациональным органам в этих вопросах, представители Великобритании, будучи несогласны со столь глубоким типом хозяйственного и политического взаимодействия, еще на стадии подготовки договоров отказались от участия в межправительственных переговорах с “шестеркой”. В октябре 1956г. Лондон заявил о том, что Соединенное Королевство предпочитает создание зоны свободной торговли. 4 мая 1960г. была подписана Стокгольмская Декларация, согласно которой “семерка” других европейских стран: Великобритания, Австрия, Дания, Норвегия, Португалия, Швеция и Швейцария образовали Европейскую Ассоциацию свободной торговли (ЕАСТ). Таким образом, практически параллельно в Западной Европе стали развиваться два типа интеграции, отразившие разные интересы и разные представления о моделях сотрудничества двух групп стран.

Третий этап интеграции в ЕЭС (с начала 70-х годов до середины 80-х годов), ознаменовался противоречиями и существенными трудностями в деятельности Сообщества. Интеграционной группировке пришлось преодолеть серьезный кризис. Вялые темпы роста относительно других стран Запада, самый высокий уровень безработицы, “торговые войны” между странами-партнерами породили так называемый синдром “европессимизма”, “евросклероза”. Вместе с тем ЕС удается добиться немалого прогресса в интеграции.

В январе 1973г. происходит первое количественное расширение ЕС в результате присоединения к нему трех государств – Великобритании, Дании и Ирландии.

Сферой наднационального регулирования становится валютная интеграция. С 1978г. создается Европейская валютная система (ЕВС), базирующаяся на трех основных элементах: а)европейской расчетной валютной единице – ЭКЮ (ECU – EuropeanCurrencyUnit); б)система “европейской валютной змеи”, т.е. с одной стороны, механизм, тесно привязывающий валюты стран ЕС друг к другу (отклонения не могли превышать 1,125%), с другой – механизм совместного колебания по отношению к доллару (отклонения не могли превышать 2,25%); в)создании Европейского фонда валютного сотрудничества (ЕФВС) за счет объединения части (20%) национальных золотовалютных резервов стран-участниц. Валютная интеграция, механизм которой впоследствии корректировался, была существенным шагом в продвижении региональной интеграции и ступенькой к нынешнему экономическому и валютному союзу. Она активно внедряется в производственную и научно-техническую сферу.

Продолжается развитие механизмов интеграции. В 1981г. происходит новое расширение ЕС – в него вступила Греция.

Четвертый этап (с середины 80-х до начала 90-х годов). Качественно новый этап (а по существу коренная реформа интеграционной деятельности ЕС) ознаменовался завершением создания единого внутреннего рынка (ЕВР) в рамках ЕС. В 1985г. Комиссия Европейских Сообществ распространила документ под названием “Белая книга”, в которой указывалось, что несмотря на отмену таможенных пошлин вскоре после подписания Римского договора, единство Европейского сообщества оставалось неполным и для граждан, и для экономических структур. Продолжали существовать границы между странами-членами и многочисленные торговые ограничения. Административные формальности; таможенный надзор; различие технических спецификаций и норм в разных странах; протекционизм в некоторых сферах; ограничения, мешающие предприятиям действовать на уровне ЕС так же, как на национальном уровне, - все это тормозило развитие экономики и обходилось в несколько миллиардов ЭКЮ в год. Согласно результатам исследования, проведенного по заданию Комиссии ЕС, группой экспертов под руководством Паоло Чеккини, только на пограничные формальности уходило около 9 миллиардов ЭКЮ, или 1,8% суммы всех торговых операций между странами-членами Сообщества. А в промышленности все эти формальности плюс отсутствие единой системы нормативов и другие торговые ограничения обходились в 40 миллиардов ЭКЮ ежегодно. Все это резко снижало международную конкурентоспособность стран ЕС, осложняло структурную перестройку, не стимулировало должным образом технологических и организационных нововведений.

Главной целью реформирования ЕС было создание Единого внутреннего рынка, целостной евроэкономики, что было зафиксировано в Едином Европейском Акте (ЕЕА) вступившем в силу в 1987 году. ЕВР должен был представлять собой “пространство без внутренних границ, в котором обеспечивается свободное движение товаров, капиталов, услуг и гражданских лиц”, его создание было предусмотрено к 31 декабря 1992г. Предусматривалось полное устранение физических, технических, налоговых и иных барьеров на пространстве ЕС, что практически вело к ликвидации национальных границ, созданию однородного экономического пространства. Данная задача была в основном решена к 1 января 1993 года. Интеграция стала необратима.

На этом этапе в 1986 году состоялась третье расширение ЕС, в Сообщества вступили Испания и Португалия

Пятый (современный) этап формирования целостной хозяйственной системы ЕС – переход к формированию Экономического, валютного и политического союза.

В декабре 1991г. сессия Европейского совета, состоявшаяся в голландском городе Маастрихт, одобрила подготовленный текст Договора о Европейском союзе (Маастрихтский Договор о Европейском союзе), а 7 февраля 1992г. там же состоялась официальная церемония его подписания всеми государствами-членами. (Договор вступил в силу 1 ноября 1993г., дав Сообществу новое название – Европейский Союз).

В соответствии с Договором учреждается единое европейское гражданство, политический союз (общая внешняя политика и политика в области внутренних дел и правосудия), а также формируется экономический и валютный союз.

Маастрихтский Договор расшифровывает и вводит в “коммунитарное (от community) право” понятие Экономического и Валютного союза (ЭВС) и указывает конкретные сроки его создания – 1 января 1999г. С этого дня вводится сначала в безналичный оборот новая валюта – евро, которая в течении трех с половиной лет будет сосуществовать с национальными валютами государств, вошедших в ЭВС, а с 1 июня 2002г. полностью заменит их.

Наряду с углублением интеграции современный этап развития группировки характеризуется грядущим новым существенным расширением его членского состава за счет присоединения ряда стран Центральной и Восточной Европы и Средиземноморья. С расширением ЕС резко усилятся существующие проблемы и противоречия и неизбежно возникнут новые.

Вопрос о соотношении углубления и расширения довольно интенсивно дебатируется.

Наиболее четко разработаны модели «ступенчатой интегра­ции», или «Европы концентрических кругов». В их основе лежит идея о необходимости продолжать усилия по углублению интеграции, даже если часть членов ЕС на данный момент не в состоянии это сделать. Таким образом, в ЕС образуется «ядро» из наиболее развитых стран; вокруг него «круги», состоящие из стран с после­довательно уменьшающейся глубиной интеграции.

Привлекательность данной модели заключается в том, что она выглядит правдоподобной и жизненной.

Модель “дифференцированной интеграции” объединяет преимущества вышеназванных моделей. По мнению ряда известных западных исследователей, альтернатива усилению дезинтеграционных процессов в ЕС заключается в сознательной дифференциации скорости интеграционных процессов по различным странам. Как и “ступенчатая”, “дифференцированная интеграция” преследует цель углубления интеграционных процессов, но без общих договорных рамок и временно´го расписания. Как и модель «концентрических кругов», она исходит из создания “ядра”, но не одного, которое охватывает все сферы интеграции, а многих “ядер“ с разным составом участников.

В 2004 году в состав ЕС вступили 10 новых стран-участниц, таким образом сегодня членами ЕС являются 25 государств.


2 . Современное состояние европейской интеграции.

2.1 Процессы интеграции в Западной Европе

Наиболее развитой формой международной интеграции является Европейский Союз. За исторически короткий срок ЕЭС превратилось в один из главных экономических центров мирового хозяйства. Сегодня на его долю приходится 1/3 мирового товарооборота стран с рыночной экономикой, а совокупный экспорт превосходит экспорт США в 3,6 раза, Японии — в 3,8 раза. ЕЭС также превзошел показатели США по объему промышленного производства и располагает сегодня половиной мировых валютных резервов.

Столь динамичное развитие государств общего рынка обусловлено во многом опасением европейских стран превратиться в своего рода "технологическую периферию" США и Японии в условиях НТР. Поэтому страны Общего рынка объединили свои усилия в области научно-технического сотрудничества и внедрения результатов современных разработок в производство. Так, например, в рамках программы "Эврика" в 80—90 гг. осуществляется сотрудничество в области микропроцессорных разработок (программа "Евроробот"), систем связи (программа "Евроком"), биотехнологий (программа "Евробио"), создания новых материалов (программа "Евромат") и другие.

В 90-е годы интеграционные процессы в Европе получили дальнейшее развитие. С 1 января 1993 г. функционирует Единый внутренний рынок (ЕВР) Европейского Союза на основе отмены оставшихся до этого момента ограничений и барьеров для передвижения товаров, услуг, капиталов и граждан; введения единых стандартов на многие виды продукции. А с 1 ноября 1993 г. вступил в силу Маастрихтский договор 12 стран ЕЭС, в соответствии с которым к концу 90-х гг. Европейский союз должен превратиться в валютный, экономический и политический Союз с едиными: внешней политикой, гражданством и валютой. Маастрихтский договор является одним из крупнейших политических и правовых актов в 40-летней истории европейской интеграции, открывающим ее новый этап.

Успехи ЕЭС являются притягательной силой для интеграции в это объединение других стран. По существующим критериям страны, вступающие в ЕЭС, должны быть, во-первых, европейскими, демократическими и уважать права человека, во-вторых, иметь функционирующую рыночную экономику, а также принять законодательство ЕЭС и, в-третьих, осуществлять единую внешнюю политику Сообщества, в том числе в вопросах безопасности.

2.2 Актуальные проблемы ЕС и пути их решения

2.2.1 Проблема суверенитета

Миф об отказе от части национального суверенитета, как условии и обязательном следствии формального присоединения к интеграционной группировке стран Старого Света, является одним из наиболее устоявшихся в политической и околонаучной дискуссии. Популярность данного заблуждения связана, в первую очередь, с легкостью его использования в качестве клише, универсально действующего по обе стороны границ ЕС. Для сотрудников Европейской комиссии якобы происходящий отказ стран ЕС от суверенитета или его делегирование Брюсселю служит подтверждением нередко отсутствующих переговорных полномочий. Представители стран-членов, в свою очередь, часто ссылаются на мнимую потерю суверенных прав с целью доказать свою непричастность к непопулярным мерам перед европейскими избирателями. Он также может служить оправданием неготовности той или иной европейской столицы помочь «стратегическому партнеру» в особо деликатных вопросах. Для некоторых внешних партнеров Евросоюза пугало якобы всесильной евробюрократии, регулирующей диаметр огурцов и процентное содержание цинка в гвоздях, становится отговоркой от обсуждения сущностных вопросов взаимоотношений.

В реальности, однако, все гораздо более сложно. Как подтверждает анализ современной европейской политики, страны-члены Европейского союза сохраняют суверенные права по всем без исключения важнейшим вопросам политической и экономической жизни. Охрана границ, национальная оборона, внешние энергетические связи, юстиция и внутренние дела, миграционная политика, вопросы образования — все эти сферы остаются ныне, в год 50-летия Римского договора, в исключительной компетенции национальных властей. В сфере экономики такие важнейшие вопросы, как социальная политика и регулирование трудовых отношений (весь социальный блок) также находятся в 100-процентной компетенции национальных властей. Что, собственно, и является главным препятствием для остро необходимых, по мнению многих наблюдателей и политиков, реформ европейского социального государства, из-за отсутствия которых, в свою очередь, провалилась.

Даже в таких максимально «европеизированных» сферах, как внешняя торговля, «Брюссель» шагу не может ступить без согласия стран-членов, которые, хоть и клянутся, что полностью передали права по регулированию внешнеторговых отношений на уровень ЕС, но сохраняют все возможности блокировать невыгодные для них действия евробюрократии. Как отмечает директор Института европейских исследований в Брюсселе Поль Магнетт, из четырех главных компетенций современного государства (защита границ, источник национальной идентичности, определение политического устройства общества и регулирование рынка) только последняя затрагивается наднациональным регулированием из Брюсселя. Но и в этом случае определение правил экономической деятельности оказывается при ближайшем рассмотрении не воплощением некой общеевропейской рациональности, а результатом длительного и мучительного согласования национальных позиций, лобби и политических конъюнктур. При этом только три сферы деятельности наднациональных органов ЕС (сельскохозяйственная политика, выравнивание социально-экономического развития регионов и поддержка исследований) имеют перераспределительную составляющую, которая, впрочем, не превышает 3% валового внутреннего продукта стран-реципиентов.

По сути, народы Западной Европы, инициировавшие в 1957 г. интеграционный проект, никогда не рассматривали серьезно вопрос об отказе от части своего государственного суверенитета. Именно поэтому базовая теория европейской интеграции оперирует исключительно понятием объединения и сотрудничества суверенитетов, направленного не на замену одного другим, а на умножение сил и возможностей каждого из участников. Участие в интеграционном проекте также дает возможность влияния на трансграничные экономические и финансовые процессы.

Помимо получения прямых материальных выгод, практическая деятельность национальных бюрократий в рамках такого сотрудничества стимулирует процесс политического взросления и совершенствования национальных инструментов внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности. Сложные и запутанные для внешнего наблюдателя механизмы согласования интересов внутри ЕС развивают у всех участников виртуозное мастерство в деле защиты своих интересов. По степени напряженности дебатов и закрученности интриг Европейский союз оставляет далеко позади национальные политические системы и все прочие международные организации в мире. При этом каждый из участников следует не только и не столько сложившейся общеевропейской практике продвижения интересов, но и национальной специфике ведения дел.

Современная система согласования интересов стран-членов и основанный на ней механизм принятия решений были закреплены в Договоре о Европейском союзе, подписанном главами государств и правительств ЕС-12 в феврале 1992 г. в голландском Маастрихте. Этот акт стал итогом процесса ускорения европейского сотрудничества, который был инициирован в начале 1980-х гг. представителями бизнеса стран ЕС и фактически возглавлен Европейской комиссией Жака Делора. Несмотря на провозглашение создания Европейского союза, общей внешней политики и политики безопасности, политики в сфере юстиции и внутренних дел и т.п., Маастрихтский договор привнес во внутреннее устройство ЕС важнейший новый элемент — правило субсидиарности, позволяющее достаточно безболезненно решать вопрос о защите суверенных прав стран-членов применительно к каждому конкретному случаю.

Однако и в областях своих исключительных компетенций — правила конкурентной политики, денежная политика, внешняя торговля и сохранение биологических ресурсов моря — общеевропейская администрация в Брюсселе также не вольна самостоятельно принимать законодательные акты, обязательные для исполнения всеми странами-членами ЕС. Все решения в данных областях принимаются, пусть даже квалифицированным большинством, а не единогласно, Советом (министров) ЕС, т.е. опять-таки представителями стран-членов после длительной процедуры согласования своих позиций. И если 80% законов, регулирующих экономическую деятельность в странах ЕС, имеют на себе штамп «сделано в Брюсселе», то это означает по существу лишь то, что решение по ним было принято правительствами стран Евросоюза за общеевропейским столом переговоров. Именно поэтому при ближайшем рассмотрении устрашающая рядового наблюдателя бюрократическая машина ЕС становится, во многом, ширмой и инструментом осуществления национальных стратегий развития.

Такая минималистская архитектура интеграционного строения, расположение «комнат» и нормы взаимоотношений «жильцов» были спроектированы задолго до 1991 года. При этом изначальный импульс, которым воспользовались политики стран «шестерки», был сугубо федералистским. 50 лет назад многие разделяли точку зрения Альтеро Спинелли, одного из наиболее уважаемых людей среди основателей европейской интеграции, считавшего, что Вторая мировая война стала свидетельством потери национальными европейскими государствами права на суверенитет.

Однако, несмотря на очевидную правоту тезиса о доказанной в 1939-45 гг. неспособности государств гарантировать экономическую и политическую безопасность граждан, идея о построении в Старом Свете нового супергосударства не встретила отклика у населения и политических элит. Даже ослабленные до предела войной и получающие прямую финансовую помощь в рамках «плана Маршалла», политические элиты будущих стран Сообщества не были готовы отказаться от монополии на управление своими странами.

В отличие от романтиков-федералистов, Жан Моннэ, ставший подлинным отцом интеграционного проекта, прекрасно понимал бесперспективность попыток лишить европейские государства даже незначительной части суверенных прав. И поэтому он создал уникальную систему, позволяющую европейским странам сохранить все без исключения полномочия в своих руках, предложив при этом такой механизм, который давал им возможность извлекать дополнительные выгоды. Многочисленные преимущества, которые получили государства Европы от последовательного упорядочения координации своих экономических политик и делегирования Брюсселю наиболее неприятных с точки зрения популярности у избирателей задач, должны были играть роль своего рода анестезии, под воздействием которой потеря возможности национальных правительств проводить разрушительную для себя и соседей политику происходила бы безболезненно.

2.2.2 Системные проблемы ЕС

На современном этапе механизм сдерживания национальных элит от деструктивной в масштабах всей группировки политики перестал срабатывать. Некоторые действия стран-членов на внешнеэкономическом поле, особенно в сфере энергетики, воспринимаются другими государствами ЕС как почти откровенно враждебные. После беспрецедентного расширения ЕС в мае 2004 г. общие институты Европейского союза и существующий там механизм согласования национальных интересов стран-участниц, столкнулись с проблемой потери эффективности из-за многократно возросшего количества участников игры.

Расширение, однако, стало не единственной причиной кризиса. Не менее важным его основанием оказался резкий взлет требований к интеграционному образованию со стороны его участников, произошедший в середине 1990-х годов. Успешная реализация проекта «Общий рынок», начатого 20 лет назад, сделала экономику Европы одной из наиболее процветающих в мире. По данным 2005 г., самого провального по темпам роста в Европе, на страны Евросоюза-15 приходилось до 50% всех прямых иностранных инвестиций в мире. Из 20 крупнейших нефинансовых компаний мира 13 были в 2003 г. европейскими, а ВВП на душу населения вырос за период 2000-05 гг. на 20%, что только на 1% ниже, чем в США.

Достигнув таким образом всех возможных при существующей институциональной модели сотрудничества результатов, страны-члены ЕС начали требовать от интеграционной группировки большего, чем она физически способна им дать. В марте 2000 г. лидеры стран ЕС-15 приняли т.наз. «Лиссабонскую стратегию». В этом документе они провозгласили целью 2010 г. становление Европы (т.е. себя самих) в качестве наиболее конкурентоспособной экономики мира и достижение полной занятости. Обойденным, однако, остался вопрос о том, достаточно ли созданной в середине 1950-х гг. формы сотрудничества для успеха перед лицом все более суровых вызовов глобального соревнования. Особенно с учетом того, что за каждым «кустом» неспособности стран ЕС конкурировать с США, Китаем или другими растущими игроками скрывается «волк» европейского, а затем и наиболее опасного — национального — протекционизма.

В сфере международных отношений отдельные государства ЕС уже не могли удовлетвориться твердыми гарантиями статуса держав среднего уровня, вес которых в мире обеспечен в значительной степени их «общеевропейским административным ресурсом». В начале нового столетия от единой Европы потребовали стать сверхдержавой, способной на равных конкурировать с США, одновременно обеспечивая отдельным странам-членам статус «морских владычиц». При этом европейские лидеры не приняли во внимание тот факт, что прежде чем превратиться в сверхдержаву глобального порядка, Европа должна вначале стать державой в традиционном смысле этого слова, единым государством — с общей армией, полицией и правительством.

Именно поэтому одним из серьезных толчков к сползанию Евросоюза в нынешнее сумбурное состояние стал провал попыток ведущей европейской державы мобилизовать партнеров по ЕС на борьбу против планов США в отношении Ирака зимой 2002-03 гг. Отчаявшись найти применение любовно выстроенному под себя механизму общей (европейской) внешней политики и политики безопасности, Париж был вынужден броситься в объятия России — внешней по отношению к ЕС силы, нанеся тем самым ощутимый удар по и без того неважным отношениям с большинством стран-новичков и по собственной уверенности в функциональном значении единой Европы.

Не менее заметным стал системный сбой Европейского союза как инструмента в руках элит стран-членов в случае с Польшей и странами Балтии. Их национальный интерес, ради продвижения коего, помимо дотаций из общеевропейского бюджета, они и вступали в ЕС, состоит во многом в противостоянии России. Не случайно президент Эстонии Томас Ильвес в одном из своих эссе недвусмысленно указывает на то, что причиной непонимания между Западом и Востоком Европейского союза является вовсе не трансатлантический раскол. Дело, по мнению эстонского политика, в отказе большинства стран ЕС-15 включить жесткость по отношению к России в общеевропейскую повестку дня. Что подрывает смысл участия ряда «новичков» во внешнеполитическом измерении интеграционного проекта. В свою очередь, уступка европейских «грандов» по российскому вопросу, как намекает Ильвес, немедленно перевесила бы для поляков и стран Прибалтики великое чувство благодарности США за поддержку в годы советской оккупации.

2.2 Основные направления политики ЕС

2.2.1 Экономическая ситуация и политика выхода из кризиса

Согласно данным Евростата, опубликованным в начале марта, в четвертом квартале 2009 года, суммарный ВВП еврозоны и ЕС-27 вырос на 0,1% по сравнению с третьим кварталом, который, в свою очередь, увеличился по сравнению с предыдущим. Рост в течение двух кварталов дает основание объявить о завершении периода спада экономики в ЕС, что и было сделано на экспертном уровне еще до публикации этих данных. Следует, однако, отметить, что в десяти странах ЕС объем ВВП сократился и в четвертом квартале. К тому же, последний квартал 2009 г. ознаменовался дальнейшим сокращением инвестиций: в ЕС-27 – на 1,3%, в еврозоне – на 0,8%. Очень тяжелая ситуация сохраняется в сфере занятости: уровень безработицы в еврозоне вырос в феврале 2010 г. до 10%, в ЕС-27 – до 9,6%. Это наивысшие показатели с 2000 г. Все это свидетельствует о слабости и неустойчивости начавшегося роста экономики. Об этом же говорит и опубликованный в конце февраля экономический прогноз на 2010 г. Рост ВВП, равно в еврозоне и в ЕС-27, ожидается в размере 0,7%. Причины медленного выздоровления экономики, подверженной «сильным ветрам», Еврокомиссия усматривает в крайне неопределенной ситуации на финансовых рынках, слабых инвестициях, малообещающих показателях динамики промышленного производства и розничной торговли. Разнонаправленной ожидается и динамика ВВП в 2010 г.: в большинстве стран прогнозируется рост в пределах 0,1-1,9%, однако в четырех странах еврозоны (Греция, Ирландия, Испания, Словения) – снижение от -0,2% до -1,4%, в пяти странах ЦВЕ (Болгария, Венгрия, Латвия, Литва, Эстония) – от -0,1% до -4,0% (http://epp.eurostat.ec.europa.eu).

Наиболее острой проблемой ЕС в настоящее время остается угроза дефолта в Греции. В 2009 г. дефицит бюджета увеличился до 12,7%, а государственный долг – до 103%. Только этой критической ситуаций можно объяснить на редкость резкое интервью главы Евростата Вальтера Радермахера, который назвал главными причинами кризиса в Греции слабость управленческих структур, затянувшиеся реформы, коррупцию и, не в последнюю очередь, многолетнюю фальсификацию статистических показателей. Угроза банкротства Греции уже привела к падению курса евро; в финансовых и экспертных кругах ряда стран открыто заговорили о том, что надо спасать не Грецию, пребывание которой в еврозоне бесперспективно, а европейскую валюту. Однако в «верхах» ЕС посчитали этот вариант слишком радикальным. По требованию ЕК, в январе 2010 г. правительство Греции представило план стабилизации государственных финансов на 2010-2013 гг., а состоявшийся 15-16 февраля Совет Экофин одобрил включенный в этот план график снижения бюджетного дефицита до 8,7% в 2010 г. и до 3% в 2012 г. Было также дано предварительное согласие на финансовую помощь, но при условии проведения глубоких структурных реформ и рестриктивной политики в области заработной платы в госсекторе, пенсий, здравоохранения и т.д. По неофициальным сведениям, речь шла о 20-25 млрд.евро.Консолидированную программу помощи Греции и условий ее предоставления должен был одобрить Европейский совет. Но в ходе ее подготовки в Германии началась широкая кампания против оказания финансовой помощи Греции за счет немецких налогоплательщиков, повлиявшая на позицию правительства. 17 марта, выступая перед депутатами Бундестага, Ангела Меркель заявила, что Евросоюзу надо принять норму, которая в качестве крайней меры предусматривала бы возможность исключения из еврозоны той страны, которая вновь и вновь не выполняет взятые ею обязательства. Не только греческое правительство, но и некоторые члены еврозоны, прежде всего, Франция, довольно резко отреагировали на предложение германского канцлера. Дискуссия возникла также по поводу того, надо ли привлекать к участию в финансовой помощи Греции МВФ, или это бремя полностью возьмет на себя ЕС.[]Долгожданный согласованный документ был принят Евросоветом 25 марта. План спасения Греции направлен на восстановление доверия на рынке и снижение ставок по греческим государственным долгосрочным ценным бумагам. Государства-участники еврозоны с пониманием отнеслись к жестким мерам, предпринятым Грецией с целью снизить дефицит бюджета в 2010 г. на 4%. Что касается финансовой помощи, если она окажется необходимой, в ней примет значительное участие МВФ, но основную долю такой помощи возьмут на себя страны еврозоны. Размер кредитов, предоставленных каждой страной, будут пропорциональны размеру ее вклада в капитал ЕЦБ. Цель кредитов состоит в том, чтобы создать стимул к возвращению Греции на финансовый рынок как можно быстрее. В начале апреля были определены размеры финансовой помощи Греции: одну треть (10 млрд.евро) выделит в виде долгосрочного кредита МВФ, две трети (20 млрд.) – страны ЕС. Кредиты будут предоставлены под 5%, что значительно ниже ставок, под которые Греция могла бы заимствовать деньги на финансовом рынке. Участники еврозоны подтвердили свою готовность предпринять решительные и скоординированные меры, чтобы сохранить финансовую стабильность. В долгосрочном плане, они подчеркнули необходимость усиления координации экономической политики в рамках еврозоны. Предложения по поводу того, какие меры необходимо предпринять для усиления контроля над экономическими и финансовыми рисками, должна разработать рабочая группа, состоящая из представителей государств-членов, ЕК и ЕЦБ. Ключевой проблемой стабильности евро и ЭВС является устранение неравновесия, которое выявилось в период кризиса между единой денежно-кредитной политикой и ограниченностью полномочий в проведении согласованной экономической политики в рамках еврозоны. Поиски путей решения этой задачи будут в центре внимания институтов ЕС и его участников.

2.2.2. Единый внутренний рынок

Страницы официального сайта Еврокомиссии, посвященные единому рынку, наполнены документами по тематике вывода экономики ЕС из кризиса и стратегии его развития на ближайшие десять лет. Материалы повествуют о принятых и грядущих мерах поддержки бизнеса, борьбы за занятость, обретение финансовой стабильности и др.

Остановимся на содержании двух документов, один из которых носит синтетический отчетный характер, другой очерчивает стратегию ЕС на период до 2020 г.

Этапный доклад о прогрессе в реализации датирован декабрем 2009 г. и обнародован на сайте в феврале 2010 г. Прежде всего, в нем ЕК констатирует сохраняющуюся неопределенность состояния европейской экономики. С одной стороны, она указывает на явное улучшение состояния финансового рынка и внешней торговли. В частности, отмечается, что в сентябре 2009 г. экспорт вырос на 17%. С другой стороны, ЕК приводит свидетельства продолжающегося спада: сокращение совокупного ВВП государств-членов в 2009 г. составило 4%1 (а положительный тренд второй половины 2009 г. был очень слабым); сохраняется низкий спрос на внутреннем рынке; уровень безработицы поднялся в 2009 г. до отметки 9,1% и к концу 2010 г., как прогнозируется в докладе, достигнет 10,3%.

Существенно пострадали от кризиса государственные финансы. Средний дефицит бюджета в ЕС (2,3% от ВВП в 2008 г.), как ожидается, возрастет до 7% ВВП в 2009 г. и до 7,5% в 2010 г. Обострение дефицита объясняется во многом снижением налоговых поступлений, но главным образом мерами по стимулированию экономики.Объемы стимулирующих мер, принятых или запланированных в бюджетах г осударств-членов на 2009 и 2010 гг., достигли 2,7% ВВП. Совокупный госдолг государств-членов вырос почти на 20 процентных пунктов по сравнению с 2008 г. и к 2010 г. составил около 80% ВВП.

Для повышения покупательной способности населения в Австрии, Бельгии, Болгарии, Греции и Италии были увеличены пособия по безработице, в Швеции и Финляндии были смягчены условия для получения доступа к пособиям по безработице; Болгария, Испания, Латвия увеличили минимальный размер заработной платы; в качестве антикризисных мер в Австрии, Бельгии, Кипре, Германии, Франции, Люксембурге, Мальте и Польше введены налоговые льготы и пособия для малоимущих групп населения; поддержки пенсионеров с низкими доходами учреждены в Бельгии, Болгарии, Греции, Франции, Румынии, Швеции; помощь для покрытия части расходов на отопление/электро-энергию оказывалась в Бельгии, Греции, Венгрии, Италии. Наконец, Испания, Франция, Италия, Польша и Португалия приняли меры поддержки лиц с низким доходом, взявших ипотечные кредиты.

С целью улучшения ситуации на рынке труда государственные службы занятости Австрии, Франции и Нидерландов in установили более тесные контакты с соответствующими частными; Австрия, Германия, Литва, Нидерланды, Словакия усилили программы содействия трудовой мобильности; Мальта и Нидерланды предприняли меры, призванные содействовать поддержанию уровня занятости женщин; Финляндия, Франция, Великобритания внедрили новые программы, нацеленные на повышение доли учащихся среди молодежи, а Австрия и Германия – на повышение уровня образования и профессиональной подготовки. Меры с целью поддержания занятости в конкретных секторах экономики были предприняты в Бельгии, Испании, Швеции; Чехия поддержала низкоквалифицированных и низкооплачиваемы работников.

Национальные меры поддержки бизнеса были адресованы секторам, наиболее пострадавшим от кризиса (например, автомобильная промышленность, туризм, строительство). С начала кризиса все государства-члены своими дополнительными гарантиями улучшили доступ компаний, особенно малых и средних, к финансам; большинство государств-членов поддержало экспортное кредитование (среди них Бельгия, Болгария, Чехия, Германия, Дания, Эстония, Греция, Финляндия, Латвия, Португалия, Словакия); некоторые страны снизили ставки налогообложения юридических лиц (Чехия, Швеция, Словения, Португалия). Временные схемы стимулирования спроса в пострадавших от кризиса отраслях были увязаны с требованиями экологической политики в Чехии, Франции, Португалии, Люксембурге, Испании, Италии. Германия и Австрия учредили льготы при покупке автомобилей, отвечающих высоким экологическим стандартам. Инициативы в поддержку сферы туризма приняты в Австрии, Кипре, Мальте, Греции, строительной отрасли – в Финляндии, Греции, Румынии.

Еще один документ, заслуживающий внимания экспертов в области европейской интеграции, –«Европа 2020. Стратегия умного устойчивого и инклюзивного роста» Эта стратегия приходит на смену уходящей в историю Лиссабонской стратегии ЕС, рассчитанной на период с 2000 по 2010 гг.

В предисловии, подписанном Ж.М.Баррозу, обрисована основная цель в сфере экономического развития на период до 2020 г.: с опорой на сильные стороны, такие как талантливая рабочая сила, технологии, промышленная мощь, единый рынок, единая валюта, социально ориентированная рыночная экономика, демократические институты, традиция экономической солидарности, внимательное отношение к окружающей среде и культурному многообразию, уважение равенства между мужчинами и женщинами, наконец, опыт коллективных действий. Евросоюз должен показать свою способность генерировать устойчивый рост. Далее в основной части документа очерчен набор задач в пяти сферах, а именно: занятость, научные исследования и инновации, изменение климата и энергетика, образование, борьба с бедностью. Часть задач перенесена в новую Стратегию из Лиссабонской стратегии, поскольку кризис и другие факторы не дали ЕС возможности решить их к 2010 г. Например, уже знакомы такие задачи и лозунги, как: 75% трудоспособного населения в возрасте от 20 до 64 лет должны быть заняты; 3% совокупного ВВП ЕС должны инвестироваться в сферу НИОКР; на 30% должны быть сокращены вредные хозяйственные выбросы в окружающую среду, доля возобновляемых источников в конечном потреблении энергии должна быть доведена до 20%; молодым людям должна быть предоставлена возможность получать высшее образование; число европейцев, живущих ниже национального уровня бедности (а это, напомним, 60% от среднего дохода в каждом государстве-члене), должно быть уменьшено на 25%. Перечисленные в Стратегии задачи, актуальные как длястарых, так и для новых государств-членов, предполагается решать с опорой на имеющиеся в распоряжении ЕС инструменты – общий бюджет, механизмы управления единым рынком и валютным союзом, действия на национальном и международном уровнях.

Многие важные констатации содержатся также в основной части Стратегии. Например, отмечается, что уровень занятости в ЕС – в среднем 69% экономически активного населения – по-прежнему ниже, чем в других частях мира. Прежде всего хромают показатели занятости женщин (в странах ЕС занято только 63% трудоспособных женщин, мужчин же 76%), затем – показатели занятости в предпенсионном возрасте (в ЕС лишь 46% ЭАН в возрастной категории от 55 до64 лет имеют работу против 62% в США и Японии). Ускоряется процесс старения населения. Государства ЕС тратят на НИОКР менее 2% ВВП, тогда как США – 2,6%, а Япония – 3,4% ВВП. Только каждый третий житель ЕС в возрастной категории от 25 до 34 лет имеет высшее образование, в то время как в США этот показатель равен 40%, в Японии – 50%. 8% занятых имеют доходы ниже черты бедности.

Ответом на эти проблемы, как определено в Стратегии, должна стать программа строительства Европейского исследовательского пространства, ориентированного на решение следующих задач: укрепление энергетической безопасности, улучшение работы транспортной системы, повышение эффективности использования ресурсов, охрана здоровья и окружающей среды, улучшение рамочных условий для инноваций и патентной активности. Государства-члены должны стремиться укреплять сотрудничество между университетами, исследовательскими и бизнес-структурами, нацеливать учебные программы на творчество, инновации и предпринимательство, оказывать содействие мобильности студентов (в том числе с опорой на действующие уровне ЕС программы в сфере мобильности Эрасмус, Эрасмус Мундус, Темпус и Мари Кюри), поощрять стремление молодежи продолжать обучение, оказывать справочные услуги в целях облегчения поиска работы.

Как прогнозируется, повышение доли возобновляемых источников в энергопотреблении до 20% обернется экономией в 60 млрд.евро и укреплением энергетической безопасности ЕС, а дальнейшее продвижение по пути интеграции энергетических рынков государств-членов позволит повысить совокупный ВВП на 0,6-0,8% и создать дополнительно более 600 тыс. новых рабочих мест. Если же в дополнение к этому будет реализована задача повышения энергоэффективности и создания экологически чистых производств, то можно рассчитывать на прибавку в 1 млн. новых рабочих мест. Соответственно, охрана окружающей среды и энергоэффективность становятся приоритетами Структурных фондов и других финансовых инструментов ЕС.

Особая роль в Стратегии отводится новой промышленной политике ЕС, в рамках которой будет осуществляться дальнейшая модернизация систем государственных закупок, господдержки и других правил конкуренции, упрощение и интернационализация деятельности МСП, обеспечение эффективного доступа к единому рынку, развитие европейской стандартизации, становление инструментов для решения глобальных задач и проектов, таких как «Галилео» и ГМЕС (Глобальная система мониторинга окружающей среды).

Разработка всего комплекса действий в рамках данной Стратегии возлагается на Комиссию, которая будет опираться на консультативную помощь Европарламента. В марте 2010 г. Совет должен утвердить общие подходы, основные цели и задачи Стратегии, а в июне – подробные положения о действиях, которые будут осуществляться, в том числе, на национальном уровне.

2.2.3. Региональная политика и деятельность Структурных фондов

Экспертной группы под руководством Фабрицио Барка, главы министерства экономики и финансов Италии подготовила доклад по заказу ЕК с целью выработки генеральной линии очередной реформы региональной политики, которая произойдет в 2013 г. с окончанием нынешнего программного периода в деятельности Структурных фондов. Проделанная экспертной группой под руководством Барка работа оказалась весьма полезной. Впервые отчетный документ в сфере региональной политики ЕС отошел от привычного анализа динамики конвергенции/дивергенции региональных и страновых показателей социально-экономичес-кого развития, а сосредоточился на ориентирах сегодняшнего дня: были проанализированы инновационная активность в регионах, возможности применения принципа обусловленности в работе Структурных фондов, демографическая и экологическая повестка дня, глобальные вызовы развитию регионов ЕС. ЕК и министры регионального развития государств-членов оценили новаторство подхода и практически сразу же в апреле 2009 г. предложили следующую формулировку в качестве основной цели будущей региональной политики ЕС: противодействие угрозам, вызванным глобализацией, дефицитом собственных энергоресурсов, неблагоприятной демографической ситуацией и климатическими изменениями. Результаты последующих дискуссий на самых разных уровнях во многом перекликались с выводами и предложениями группы Барка. Таким образом, процесс пересмотра приоритетов региональной политики ЕС можно считать завершенным; предложенный акцент на демографии, экологии, инновациях и энергетике в региональной политике на период 2014-2020 гг. прошел проверку временем и сегодня уже ни у кого не вызывает сомнений.

Период с 2000 по 2006 не был простым. Вступление в 2004 г. десяти новых стран существенно обострило проблему социально-экономических диспропорций в ЕС. Региональную политику пришлось реформировать в соответствии с этим вызовом, причем так, чтобы не задеть интересы основных получателей помощи в странах-старожилах. В 2000-2006 гг. на проведение региональной политики была мобилизована треть общего бюджета ЕС (почти по 50 млрд.евро в год), что позволило в целом сохранить в силе прежние критерии и объемы помощи старожилам и обеспечить сопоставимые нормы финансирования для новичков. Из 8,5 тыс. км автодорог, которые были построены в этот период в ЕС, 24% были профинансированы (на долевой основе) Европейским фондом регионального развития. С участием этого Фонда в Италии и Испании, к примеру, построен каждый четвертый километр железнодорожного полотна, предназначенного для движения высокоскоростных поездов; в целом же по ЕС 13% высокоскоростных железных дорог получили поддержку ЕФРР. Средства Фонда участвовали в модернизации 31 аэропорта и 45 морпортов, 83% денег Фонда были адресованы малым и средним предприятиям и помогли созданию 638 тыс. новых рабочих мест. В целом же каждое пятое новое рабочее место в ЕС создавалось при участии трех фондов: ЕФРР, Социального фонда и Фонда сплочения; 25 млрд. евро было израсходовано на охрану окружающей среды.

В 2000-2006 гг. во многих странах-новичках наблюдались высокие темпы экономического роста, достаточные, для того чтобы за 25-30 лет преодолеть их отсталость. Однако кризис внес коррективы в этот расчет. Более того, как было отмечено в нескольких интервью, кризис подтвердил необходимость радикальной переоценки целей региональной политики, наделения ее горизонтальными целями (такими как, охрана окружающей среды, обеспечение высокого уровня занятости и равенства возможностей, развитие инноваций, содействие малым и средним предприятиям и др.), обозначенным в новой Стратегии ЕС, рассчитанной на период до 2020 г. (см. подробнее о данной Стратегии в разделе «Актуальный комментарий»). Достижение же этих целей должно обеспечить регионам ЕС устойчивый рост на ближайшее десятилетие.[11]

2.2.4 Конвергенция и усилия по преодолению кризиса

Начало работы руководящих органов ЕС в 2010 г. было отмечено деловитостью и концентрацией внимания на проблемах преодоления глобального экономического кризиса. Последним политическим отзвуком отмеченной в 2009 г. череды восточноевропейских юбилейных событий стало награждение польского премьер-министра Дональда Туска премией Карла Великого (Charlemagne 2010 award), за содействие делу европейского прогресса. Жозе Мануэль Баррозу в своем обращении от 16 января 2010 г. особо подчеркнул главную роль, которую польский премьер сыграл в интеграции Польши в ЕС.

Кроме того, в канун второй годовщины признания суверенитета Косово, Румыния и Словакия, отказавшиеся, в числе пяти стран ЕС, следовать всеобщему европейскому порыву, получили просьбу от представителей австрийских парламентариев последовать примеру большинства и не препятствовать процессу.

Гораздо большее внимание привлек анализ экономической ситуации в странах «новой Европы». Согласно данным европейской статистики, в минувшем году Литва, Латвия и Эстония стали лидерами в падении объема розничных продаж (-30,2%, -27,8% и -21,2%). В то же время Польша по этому показателю продемонстрировала самый высокий рост в ЕС (+4,6%). Вообще, Польша оказалась в 2009 г. единственной страной в Евросоюзе, в которой был зафиксирован рост ВВП – на 1,7%. Прибалтийская тройка опередила всех и по уровню безработицы. В Латвии он достиг 22,8 % (поднявшись за год на 11,5 %), в Эстонии 15,2% (повышение почти на 9%), в Литве – 14,6% (с 6,5%). В то же время в осенью 2009 г. в Литве наметился рост ВВП, составивший 6,1%. Тот же показатель в благополучной по большинству показателей Словакии составил 1,6%. В ноябре был зафиксирован рост промышленного производства в Латвии (+8.7) и Эстонии (+2,9), что в целом позволяет говорить о начале выхода прибалтийского региона из глубокой рецессии. Если говорить о годовых показателях, то здесь лидирует Польша, завершившая 2009 г. с ростом промышленного производства в 7,3%, Румыния в 4,4%. В то же время в Эстонии спад за год составил 13,7%, а в Болгарии – 12,1%. Однако в Польше и Румынии одновременно наблюдался достаточно высокий рост инфляции, соответственно, на 3,8% и 4,7%. Самый высокий показатель в Венгрии – 5,4%. На этом фоне, инфляция в Эстонии составила всего 1,9%, а в Латвии – 1,4%.

В конце января Еврокомиссия опубликовала доклад, в котором с удовлетворением отметила позитивный результат мер, предпринятых правительствами Венгрии, Литвы и Латвии с целью сокращения дефицита бюджета. В феврале похвального слова удостоилась Польша. Однако, как и Румынии, ей были предложены дополнительные меры, чтобы снизить дефицит бюджета в 2012 г. до 3% ВВП. Румынии, где за прошлый год была отмечена рецессия в 7% ВВП, а бюджетный дефицит достиг 7,8%, Комиссия рекомендовала снизить этот показатель до 5,9% в 2010 г. Венгрия, где бюджетный дефицит удалось снизить до 3,9%, решила отказаться от использования последнего миллиарда евро из предложенного ей осенью 2008 г. пакета помощи в 20 млрд.

В конце февраля Европейский инвестиционный банк предложил беспрецедентный по объему пакет антикризисной кредитной помощи странам ЕС в 29 млрд.евро. Польша удостоилась второй (после Испании) по размерам суммы в 4,6 млрд.евро. Эстония стала лидером в ЕС по размеру помощи на душу населения. Литва и Словения стали третьей и четвертой странами по душевой помощи со стороны ЕС.

В марте ЕК проанализировала программы стабилизации или конвергенции 14 государств-членов. Было отмечено, что Эстония и Болгария имеют перспективы удержать бюджетный дефицит на пороге 3% ВВП. Отмечалось также, что наиболее пострадавшие новые члены ЕС будут вынуждены замедлить процесс конвергенции, что растянет его на долгие годы. Положительно были оценены перспективы конвергенции Словении и Польши. Вместе с тем, отмечая успехи Польши, ЕК делает акцент на необходимости решения проблемы дефицита бюджета и снижения внутреннего долга. Внимание Словении также заостряется на проблеме внутреннего долга. В докладе отмечено, что, несмотря на признаки оздоровления, Чехии предстоит усовершенствовать структурный баланс до 2012 г. Это позволит снизить дефицит бюджета до 3% к 2013 г. Венгрии предстоят корректировки планов снижения бюджетного дефицита; государственный долг, который в 2010 г. вырастет до 80% ВВП, в 2012 г. предстоит снизить до 73%. Кроме того, Венгрии еще предстоит серьезная административная реформа и структурные реформы для пострадавших компаний. Латвии предписано совершенствование структуры управления и достижение прозрачности бюджета; кроме того, Комиссия настаивает на реформе системы социальных выплат и принятии мер, стимулирующих экономический рост. В случае Литвы Комиссия выражает откровенное беспокойство практически по всем экономическим показателям. Румынии среди прочих мер предложено реформировать пенсионную систему. Одновременно ЕК высказала претензии к Румынии и Болгарии по поводу недостаточных усилий в борьбе с коррупцией.

В анализе инновационного потенциала ни одна из новых стран-членов не вошла в группу лидеров. Тем не менее, Эстония и Словения вследствие постоянного стремления к инновациям попали в одну группу с такими странами, как Австрия, Франции, Бельгия и Нидерланды, которые «успешно вписываются в темпы инновации». Чехия, Словакия, Венгрия и Польша были признаны «умеренными инноваторами», наряду с Испанией и Италией. Литва, Румыния, Латвия и Болгария вошли в группу «отстающих, но успевающих за темпами инновации».

В конце марта Всемирный банк, проанализировав ситуацию в области обеспечения энергоресурсами, выразил опасение, что в ближайшие пять лет в странах Восточной Европы и постсоветского пространства может возникнуть энергетический кризис. По мнению экспертов банка, кризис станет неизбежным, если в ближайшие 20 лет в этот сектор не будет произведено инвестирование в объеме не менее 3 млрд.долларов. Причем половина из этих средств должна пойти на добычу нефти, угля и газа, а вторая – на обеспечение выработки электроэнергии. По прогнозам, потребности региона в энергоресурсах к 2030 г. возрастут на 30%, а в электричестве – на 90%.

В начале февраля девять стран-новичков призвали ЕС соблюдать принцип солидарности в области сельскохозяйственной политики, особенно в том, что касается ее финансового обеспечения. В обращении предлагается отказаться от принципа «историзма» в распределении субсидий в пользу принципа «солидарности», что, по их мнению, послужит целям интеграции внутреннего рынка ЕС.

В начале года ЕК продолжала работать и над мерами по оказанию помощи банковскому сектору стран Восточной Европы. Болгария оказалась единственной восточноевропейской страной, получившей поддержку на развитие молочной отрасли (1,6 млн.евро). Была также одобрена помощь сельскохозяйственному сектору Венгрии в размере 15 тыс.евро на фермерское хозяйство. Общий объем помощи составил 18,2 млн.евро. По той же схеме оказана помощь литовским фермерам. Кроме того, Комиссия одобрила выделение компенсаций литовским рабочим, занятым в легкой и мебельной отраслях промышленности.

Что касается непосредственно программ конвергенции, то ЕК в начале года высказала озабоченность тем обстоятельством, что в Болгарии, Польше, Латвии, Словении и Словакии до сих пор не вступили в действие директивы по обслуживанию внутреннего рынка. В ряде стран (Чехия, Эстония, Венгрия, Румыния) эти меры не согласованы в законодательном порядке. Однако следует отметить, что схожая ситуация имеет место в Дании, Великобритании, Швеции, Нидерландах и еще ряде стран ЕС.

На повестку дня Европейского суда был вынесен вопрос о препятствиях функционированию польских компаний в Германии. Жалобу Польши поддержала ЕК, признав это актом дискриминации. Кроме того, Польша обратила внимание на неисчерпанные возможности по квотам на занятие мест служащих в Еврокомиссии.

Среди особых приоритетов ЕК с начала года оказалась программа развития Дунайского региона. В феврале начались консультации по Дунайской стратегии, непосредственно затрагивающей интересы государств «новой Европы». 16 февраля в Вене на встрече министров иностранных дел стран, расположенных в этом регионе, были приняты Декларация и План управления Дунайским бассейном. Этот план должен вступить в действие до 2015 г. Его главной задачей является улучшение экологии Дуная и его притоков, а также региона в целом. Планом также предусматривается совершенствование судоходства, социально-экономического развития региона и управления им. Одновременно было одобрено выделение 95 млрд.евро на осуществление данной программы. В совещании приняли участие представители 14 стран: Австрии, Боснии и Герцеговины, Болгарии, Хорватии, Чехии, Германии, Венгрии, Черногории, Молдавии, Румынии, Сербии, Словакии, Словении и Украины.

На последующей встрече в Будапеште были обозначены четыре приоритетные сферы сотрудничества в рамках Дунайского проекта: 1) экономическое развитие (внутренний рынок, торговля, инновации, исследования и развитие); 2) устойчивое развитие (сельское хозяйство, городская и сельская инфраструктура); 3) развитие человеческого потенциала (культура, образование, идентичность); 4) институциональное развитие (еврорегионы и муниципалитеты).

В программе расширения ЕС в начале года особых сдвигов замечено не было. Хорватии было рекомендовано приложить все усилия для завершения процесса ее интеграции в Евросоюз до конца 2010 г.

Заслуживает внимания инициатива Греции «Повестка 2014», в которой она предлагает интенсифицировать процесс интеграции шести балканских государств – Сербии, Боснии и Герцеговины, Албании, Македонии, Черногории и Косово, который должен завершиться их вступлением в ЕС в 2014 г. Эта инициатива исходит от правительства социалистов во главе с Георге Папандреу. Однако восторга в ЕС эта инициатива не вызвала. Кроме того, заместитель премьера Сербии Боджияр Желич заявил, что его страна не признает Косово ни прямо, ни косвенно, хотя и допустил оговорку о возможности «исторического компромисса». Несмотря на очевидную усталость Евросоюза от процесса расширения, в феврале европарламентарии призвали открыть зеленый свет для принятия в ЕС Македонии.

2 марта Еврокомиссия приняла решение о выделении 5,7 млрд.евро на поддержку программ политических и экономических реформ и регионального сотрудничества в 17 государствах, находящихся в сфере Европейской политики соседства и партнерства. Программа рассчитана на период 2011-2013 гг. Украина, наряду с Египтом и Марокко, вошла в число приоритетных реципиентов помощи в рамках инструмента Европейской политики соседства и партнерства. Ей будет выделено 470 млн.евро. В рамках программы Россия также получит 45 млн.евро. Другими получателями помощи из нашего региона станут Армения (157 млн.), Азербайджан (123 млн.), Грузия (189 млн.), Молдавия (273 млн.). Кроме того, ведутся переговоры о возможности предоставления помощи Белоруссии.


3. Перспектива развития Европейского

История европейской интеграции неразрывно связана с процессом расширения Сообщества. Так, в 1973 к странам-основателям Европейских сообществ присоединились Дания, Ирландия и Великобритания, в 1981 - Греция, в 1986 - Испания и Португалия, в 1995 - Австрия, Финляндия и Швеция. Первоначально этот процесс касался только неприсоединившихся капиталистических стран Западной Европы (в том числе Швейцарии, Норвегии и Исландии, которые до сих пор отказываются от членства в Сообществе). Однако после кардинальных изменений, происшедших в странах Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) и СССР, повестка расширения стала актуальной и для этой части континента.

1.1 Реформирование ЕС.

Расширение полномочий Европейского Союза в 2000-х, прием новых членов из ЦВЕ, изменение политического веса Европы в мире потребовали в свою очередь реформы внутренней структуры ЕС и более четкого разграничения его компетенции с государствами-членами. Традиционно вопрос ревизии Договоров происходил в рамках механизма Межправительственных конференций, что имело место в период выработки Маастрихтского, Амстердамского и Ниццского договоров. Однако данная форма подготовки предусматривала большее участие для правительств государств-членов и в меньшей мере учитывала позиции представителей Европейской комиссии, депутатов Европейского парламента, депутатов национальных парламентов, а также представителей других институтов ЕС и многочисленных европейских неправительственных организаций (НПО). Для исправления ситуации и выработки новых предложений к основополагающим договорам о ЕС была предусмотрена трехступенчатая схема подготовки:

1. «всенародное обсуждение», получившее название «Диалоги о будущем Европы» в течение 2001-2002;

2. заседания Европейского конвента (2002-2003);

3. созыв очередной Межправительственной конференции стран-членов ЕС (2003-2004).

Европейский конвент начал свою работу в начале 2002. Его председателем был избран бывший президент Франции Валери Жискар д Эстен. В эту структуру вошли представители европейских институтов, правительств, национальных парламентов нынешних и будущих государств-членов - всего 105 человек. Его работа продолжится до середины 2003. Предложения будут переданы на рассмотрение Межправительственной конференции и учтены Европейским советом при принятии поправок или приеме нового варианта Договора.

В день расширения председатель Еврокомиссии Романо Проди заявил, что расширение стало первым и последним "большим взрывом" для Европейского союза. Однако г-н Проди при этом заявил, что такие страны, как Украина, Россия, Молдавия, Грузия или Белоруссия, не должны ожидать, что смогут когда-нибудь вступить в ЕС. Таким образом, он повторил тезис еврокомиссара Фрица Болкенстайна о "пределах Европы": географическое расширение ЕС должно быть ограничено, чтобы позволить Евросоюзу интегрироваться "вглубь", осуществляя внутренние реформы. "Если с Россией все понятно (она слишком большая, простирается до Тихого океана и имеет свою собственную повестку дня), то для Украины, например, такие перспективы довольно печальны, потому что перечеркивают все ее попытки ориентироваться на Европу", - говорит аналитик исследовательского центра World Markets Research Council Дарио Тебурн. Политически это может стать ударом для Киева, особенно если учесть, что негативные экономические последствия расширения ЕС на Украине скажутся значительно сильнее, чем на России. Несмотря на то что действие соглашения между ЕС и Россией распространяется на страны - новые члены союза, о чем Москва и Брюссель договорились лишь в конце апреля, Россия понесет некоторые убытки (из-за антидемпинговых пошлин на российские алюминий, сталь, удобрения), объем которых исчисляется десятками миллионов долларов в год. Украине расширение ЕС будет стоить 0,5% роста ВВП в год - так как соседние рынки (особенно очень важный торговый партнер - Польша) вводят заградительные пошлины на многие виды украинского экспорта. "Особенно сложно Украине будет понять, если ее оставят за рамками европейской интеграции (даже если речь будет идти о 2020 годе), в то время как членство в ЕС будет предложено Турции", - полагает Тебурн.

В конце 2009 года ЕС обещает начать переговоры с Турцией, которая ждет ответа на свою заявку с 1987 года. Вопрос потенциального членства Турции в «христианском клубе» расколол политические круги Евросоюза. Ведь к 2020 году население Турции составит 82 млн человек и превысит население Германии. В том случае, если Турция вступит в ЕС, по системе распределения голосов она получит максимальное количество, эквивалентное голосам 15 самых маленьких по населению членов союза. Учитывая диспропорцию в уровнях доходов, такие перспективы вызывают в Европе понятные опасения. И хотя Романо Проди заявил, что Турции дорога в Евросоюз по-прежнему открыта, большинство опрошенных «Экспертом» аналитиков полагают, что в обозримой перспективе полное членство в ЕС этой стране не светит. Хотя переговоры о вступлении могут начаться довольно скоро (чтобы ускорить объединение двух частей Кипра), они могут растянуться на десятилетия и привести к подписанию соглашений лишь о свободной торговле.

Схемы с частичной интеграцией (с открытием лишь товарных рынков) ЕС в будущем может предложить и другим соседним странам -- тем же Украине или России. «Соглашение о свободной торговле -- куда более конкретный механизм возможных взаимоотношений ЕС и России в будущем, чем аморфное Общеевропейское экономическое пространство, которое Брюссель предлагает Москве сегодня», -- полагает Дарио Тебурн.

Нужно сказать, что ситуация в ЕС сложилась совсем не простая - Странам Восточной Европы, чтобы преодолеть экономическое отставание от Западной Европы, потребуется от 40 до 60 лет. Утрата же политической самостоятельности новых членов ЕС может негативно отразиться на их экономической политике.

В марте 2000 г. на сессии Европейского совета в столице Португалии была принята Лиссабонская стратегия, которая должна была за 10 лет превратить Евросоюз в «самую динамично развивающуюся и конкурентоспособную экономику в мире». Такая экономика должна была основываться на знаниях и строиться на принципах устойчивого развития.

В качестве главных ориентиров называлось увеличение расходов на НИОКР до 3% ВВП и повышение ежегодных темпов прироста ВВП до 3%. Однако уже к концу 2003 г. стало ясно, что стратегия не выполняется, и шансы на ее спасение равны нулю. Тогда весной 2005 г. сессия Европейского совета в Брюсселе утвердила новый вариант программы. Она стала называться Лиссабонская стратегия экономического роста и занятости, а из текста были изъяты слова о том, что ЕС станет самой конкурентоспособной экономикой в мире. Вместо этого главными целями стали: экономический рост и увеличение числа рабочих мест. Прежние количественные ориентиры – рост расходов на НИОКР, рост ВВП и занятости – сохранились. Одновременно был усовершенствован механизм реализации стратегии и лучше прописаны полномочия национальных правительств и органов ЕС.

Но и вторая попытка оказалась неудачной. Начавшийся осенью 2008 г. мировой экономический кризис привел к тому, что в 2009 г. ВВП Евросоюза упал почти на 4%, а безработица выросла на треть. Еще в 2008 г. органы ЕС выработали план антикризисных мероприятий, а ЕЦБ приступил к экстренной закачке ликвидности в банковский сектор зоны евро. Во второй половине 2009 г. ситуация несколько стабилизировалась, и в четвертом квартале даже появились некоторые признаки оживления. Правда, пока никто из экспертов не берется оценить степень их устойчивости. Но всем понятно, что острая фаза кризиса осталась позади.

Именно это обстоятельство подтолкнуло Европейскую комиссию к разработке нового документа о стратегии экономического развития ЕС – на сей раз посткризисной. Проект третьей версии Лиссабонской стратегии был опубликован 3 марта 2010 г. под заголовком «Европа 2020. Стратегияумного, устойчивогоивсеобъемлющегороста» (Europe 2020. A strategy for smart, sustainable and inclusive growth).

Документ состоит из шести небольших глав и приложений. Его несомненными преимуществами являются исключительная четкость и доступность изложения. Текст написан простым и выразительным языком и построен так, что разобраться в нем может даже школьник. Три главные цели стратегии указаны в ее названии. Под «умным ростом» понимается развитие экономики, основанной на знаниях и инновациях. «Устойчивым ростом» называется «более конкурентоспособная» экономка, основанная на эффективном использовании ресурсов. «Инклюзивный рост» подразумевает содействие высокому уровню занятости, социальному и территориальному сплочению. Планируется, что к 2020 г. Евросоюз достигнет следующих головных целей (headlinegoals):

· занятым будет 75% населения в возрасте 20-64 лет;

· 3% ВВП ЕС будет инвестироваться в НИОКР;

· выбросы парниковых газов сократятся на 20% по сравнению с уровнем 1999 г., энергоэффективность ВВП вырастет на 20%, и до 20% будет доведена доля возобновляемых источников в энергобалансе;

· доля детей, прекращающих обучение до получения среднего образования, будет составлять менее 10%, и не менее 40% молодых людей будут иметь высшее образование;

· численность малоимущих не превысит 20 млн. человек.

Для реализации поставленных целей Комиссия выдвигает семь так называемых флагманских инициатив (flagshipinitiatives): 1) инновационный союз; 2) молодежь в движении; 3) цифровая повестка для Европы; 4) Европа эффективного использования ресурсов; 5) промышленная политика для эпохи глобализации; 6) повестка дня для новых навыков и рабочих мест; 7) европейская платформа борьбы с бедностью. Первые три инициативы относятся к цели «умный рост», следующие две – к цели «устойчивый рост», две последние – к цели «инклюзивный рост». Каждая инициатива имеет собственный, причем весьма внятный и конкретный, перечень действий. Несомненным достоинством документа является и то, что в нем детально расписаны компетенции институтов ЕС – Европейского совета, Совета, Комиссии, а также государств-членов, местных властей, заинтересованных лиц и гражданского общества, в процессе выполнения стратегии.


Заключение

Подводя итог можно заключить, что реальный вызов, с которым столкнулись сейчас европейские государства — это снижение эффективности созданных ими общеевропейских институтов и их неспособность решать задачи «акционеров». Именно поэтому, как справедливо отмечает член бюро «Союза европейских федералистов» Р.Леминг, именно нереформированность общих институтов ЕС является основным препятствием для осуществления политики конкретных действий на благо граждан, которую предлагает сейчас Еврокомиссия.

Европейский интеграционный процесс, политической и правовой «упаковкой» которого стал после 1992 г. Европейский союз, вышел на важнейший рубеж своего развития. Системный кризис, ставший политической реальностью после провала Конституционного договора на референдумах во Франции и Нидерландах, стал, в первую очередь, кризисом механизма согласования и защиты интересов суверенных стран-членов. Это, в свою очередь, породило у государств ощущение снижения прибыльности всего мероприятия и потери его смысла. Соответственно пройти этот период интеграционный проект сможет, только реформировав общие институты и механизмы принятия решений.

Поэтому главный вопрос, на который будет необходимо найти ответ в ходе приспособления интеграционного проекта к новым реалиям — это реформа институтов ЕС и приспособление механизма принятия решений, включающего процедуру согласования интересов, к значительно большему количеству заинтересованных участников, не нарушая при этом базовый принцип наднационального сотрудничества суверенных государств.