регистрация / вход

Индира Ганди - женщина, мать, политик

Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ЧИТИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«ЧИТИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ЧитГУ)

Институт переподготовки и повышения квалификации

Кафедра политологии и управления

РЕФЕРАТ

Тема: «Индира Ганди: женщина, мать, политик».

по дисциплине:

«ПОЛИТОЛОГИЯ»

Выполнила ст. гр.

МНС-10-1

Фамилия И.О.

Дрогожилова О. В.

Проверил:

Фамилия И.О

Лимберов Н. В.

Чита 2010


Содержание.

1. Введение……………………………………………………………….. 3

2. Рождение «Дорогой взору»…………………………………………....4

3. Детство и юношество…………………………………………………. 5

4. Индира и Фероз……………………………………………………….. 7

5. Индира – мать, жена…………………………………………………... 9

6. Политическая деятельность Индиры Ганди…………………………11

7. Последнее испытание…………………………………………………17

8. Заключение…………………………………………………………… 19

9. Список используемой литературы………………………………….. 20

1. Введение.

«Истинный путь жизни – это путь Истины, Ненасилия и Любви».

Ганди Индира.

Астрологи, столь чтимые в Индии, утверждают, что она родилась под двойным небесным знаком – «нежности» и «жизненной силы». О первом качестве Индиры Ганди при ее жизни почти не упоминалось, зато о втором складывались легенды. Огромная энергия, неженская воля и способность увлекать людские массы сделали ее лидером, изменившим лицо страны.

Женщину, сумевшую поставить отсталую британскую колонию в один ряд с ведущими мировыми державами, стать признанным лидером Движения неприсоединения и упорно идти к намеченной цели, невзирая на боль личных утрат и отчуждение самых близких друзей, можно было бы назвать «железной леди».

Только сама Индира могла бы ответить на вопрос, довольна ли она судьбой, как будто уготованной ей всем ходом сложной истории Индии. Скорее всего, ответ был бы утвердительным. По крайней мере, так считают биографы и мемуаристы, которые еще при жизни Индиры неизменно подчеркивали два важных фактора. Она родилась 19 ноября 1917 года, в те самые дни, что «потрясли мир», и ее отцом был Джавахарлал Неру, ближайший сподвижник Махатмы Ганди, лидер национально-освободительной борьбы индийского народа, что во многом определило жизненный путь женщины, которую современники окрестили «дочерью Индии».

2. Рождение «Дорогой взору».

19 ноября 1917 года в древнеиндийском городе Аллахабаде, священном и для мусульман, и для индусов, в семье известных во всей Индии адвокатов родилась девочка. Дом, где она появилась на свет, соответствовал всем значимым для индуизма моментам: он был выстроен на ровном, а главное — священном месте, где, по легенде, Рама — герой древнеиндийской эпической поэмы «Рамаяна» — встретил своего единокровного брата Бхарата. Для роженицы выбрали комнату с северной стороны, которую индусы считают счастливой. Да и само название дома «Ананд бхаван» — «Обитель радости» — должно было предопределить новорожденной доброе будущее.

«Эта девочка будет лучше тысячи сыновей», — прогремел над головами собравшихся голос ее деда — Мотилала Неру. А дальше зазвучала дробь барабанов, закурились благовония, зажегся огонь, в который все приглашенные бросали на счастье новой жизни рисовые зерна. Мотилал был безмерно счастлив: его прекрасный, щедрый дом — изобилующая чаша — полон гостей, он — известнейшая личность. Его образованность, интеллект и широта взглядов снискали уважение людей разной религиозной и кастовой принадлежности. Двери «Обители радости» открыты для всех. Сюда приходят писатели, поэты, историки, политики. За одним столом сидят мусульмане, индусы, европейцы. Полемизируют, строят планы, говорят о будущем Индии. Для хозяина дома эта тема актуальна давно — в 1885 году, когда организовался Индийский национальный конгресс, Мотилал был одним из его отцов-основателей...

Но сегодня не до политики. Земное, чудесное событие перевесило все. Дитя назовут Индирой в честь прабабушки, матери Мотилала, удивительной, стойкой женщины, которую жизнь проверяла на прочность не единожды. А ее сокращенное имя будет Инду. Рано оставшись без мужа и средств к существованию, она невероятными усилиями сохранила древний элитарный статус рода Неру.

«Дорогая взору», Приадаршини, — это будет второе имя девочки, с рождением которой дед связывал столько надежд. И самая большая — чтобы сын, ставший отцом, не погряз в политике, поостыл от того радикализма, которым пропитался за годы учебы.

3. Детство и юношество.

Инду исполнилось три года, когда в декабре 1920-го Национальный конгресс инициирует движение несотрудничества с британскими властями. Поводом к нему стали страшные события в Амритсаре 1919 года, когда английские войска открыли огонь по безоружным демонстрантам, вышедшим на площадь протестовать против закона Роулетта. Этот закон давал право вице-королю и губернатору арестовывать и расправляться без суда с борцами за независимость Индии. Махатма Ганди призывает сжигать импортный текстиль и возвратиться к ручной крестьянской прялке чаркхи, отказываться от работы в государственных учреждениях и от учебы в государственных учебных заведениях, бойкотировать колониальное судопроизводство, пока Индии не будет предоставлено самоуправление. Домочадцы «Обители радости» под руководством энергичного Мотилала несли к огромному костру всю иностранную роскошь из многочисленных комнат и шкафов. Чудесные наряды, шифоны, вельветы, обувь, смокинги, статуэтки — все, что привнесла цивилизованная Великобритания в этот «отсталый» индийский мир. Костер полыхал как фейерверк, который надолго запечатлелся в детской памяти.

С ранних лет она принимала посильное участие в борьбе индийского народа против английских колонизаторов. «Моя общественная жизнь началась в трехлетнем возрасте, – с улыбкой вспоминала она позже. – Моя память не сохранила детских игр или просто общения с другими детьми. Моим любимым занятием было… произносить громовые речи перед слугами, стоя на высоком стуле».

В английскую школу Приадаршини ходила с большим нежеланием. Она уже успела пропитаться духом независимости, которому был так подвержен ее отец, и во многом дед, несмотря на то, что Мотилал, будучи консерватором, часто спорил с сыном и пытался усмирить его пыл. Успела побывать на судебных заседаниях, где Мотилала обвиняли в антиправительственной деятельности, и услышать разговоры отца и деда с Махатмой Ганди, с которым они впервые познакомились за год до ее рождения на сессии Индийского национального конгресса. Тогда Великая душа не сильно завладела их умами, напротив, Махатма показался деятельным Неру аполитичным старцем. Не сразу прониклись они и методами его политической борьбы, заключающимися в ненасильственном несотрудничестве с колониальными властями, в гражданском неповиновении их законам и осознанном лишении сатьяграхов («упорных в истине» единомышленников Ганди) личных благ и привилегий. По мысли Ганди, свободным можно стать, всего лишь разрушив рабскую психологию подчинения злу. В таком достижении человеком внутренней свободы он видел путь к освобождению всей нации.

Отец понимал Индиру, ее нежелание учиться в английской школе. И он был одним из немногих индийцев, признававших пользу женского образования. Джавахарлал нанимал дочери домашних учителей. Та училась и читала. Сначала Редьярда Киплинга и Жюля Верна, а потом Виктора Гюго и Герберта Уэллса. С последним ее в дальнейшем будут связывать самые теплые, дружеские чувства. Да и сам Джавахарлал старался образовывать дочь, посвящал ее в историю Индии и всемирную историю, толковал Веды. От отца она узнала о легендарной Хаббе Хатун, кашмирской правительнице XVI века, которая возродила забытую традицию украшения женщин — татуаж лица и рук, написала множество песен, которые и спасли ее. Многим позже, будучи премьер-министром, в интервью газете ФРГ «Франкфуртер Альгемайне» 14 ноября 1983 года Индира назовет Хаббу Хатун своей любимой исторической героиней, а на вопрос о том, какими природными талантами хотела бы обладать госпожа премьер-министр, она ответит: «Красивым голосом». Похоже, дух романтики, согревающий ее душу с юности, так и не покинул стойкого и прагматичного политика.

В 1931 году ушел из жизни Мотилал Неру, один из лидеров Индийского национального конгресса и партии свараджистов, дед Индиры, которого она очень любила.

В 1934 году по совету отца Индира сдала экзамены в Народный университет в Шантиникетане, который открыл друг семьи — Рабиндранат Тагор. Первая встреча с седовласым поэтом привязала Индиру к нему навсегда. Ей казалось, что с ней говорит сам Бог искусств, в котором «мысль бесстрашна и чело гордо поднято.

Вскоре врачи поставили Камале, матери Индиры страшный диагноз — последняя стадия туберкулеза, Индира вынуждена была, прервать учебу и отвезти мать в альпийский санаторий. Горный воздух и лечение лучших врачей не помогли — в 1936 году Камала скончалась. Вскоре за ней последовала и бабушка Сваруп Рани, жена Мотилала, такая же неутомимая, как и он.

4. Индира и Фероз.

В своем горе Индира не смогла вернуться в родной дом, где все напоминало о страшных потерях. Она поступила учиться в Оксфорд, а во время летних каникул в 1937 году уехала в Париж, куда прибыл, чтобы повидаться с ней, давний друг семьи Фероз Ганди (однофамилец Махатмы Ганди). По одной из версий, он познакомился с семьей Неру, когда помог привезти домой пострадавшую во время манифестации бабушку Индиры, Сваруп Рани. Выходец из семьи огнепоклонников-парсов, он был хорошо образован, вежлив, предупредителен. Индире нравились его мысли, суждения, умение вести разговор. Здесь, в безмятежном Париже, они рассуждали о том, как несправедливо устроен мир, как может существовать фашизм и как могла его породить нация Гёте и Шиллера. Здесь Фероз предложил Индире руку и сердце. Но Индира на время отклонила это предложение — пока она побудет рядом с отцом, которому сейчас очень нелегко: и в своем одиночестве, и в бесконечной политической борьбе. А тем временем началась Вторая мировая война. Джавахарлал Неру включился во внешнюю политику, и к вопросу о замужестве дочери вернулись после того, как ей исполнилось двадцать пять. Но и на этот раз все было непросто: женщина из высшей брахманской касты не могла выйти замуж за человека низшей касты, да еще и за иноверца. Как только объявили о помолвке, в Индии поднялся шквал протеста и осуждения. Ситуацию исправил Махатма, который высказался в защиту Индиры и Фероза, заявив, что единственным «преступлением» молодого человека, с точки зрения осуждающих этот союз, является лишь то, что он происходит из семьи парсов. Газеты мигом подхватили слова великого гуманиста и апостола ненасилия, в результате свадьба состоялась. Индира и Фероз сочетались браком 26 марта 1942 года. Свадьба — скромная, гостей человек двадцать. Фероз в простой белой курте, на голове гандистская шапочка, Индира в бледно-розовом сари из кхади, нитки для которой напрял в тюрьме ее отец. Молодожены обошли семь раз вокруг священного огня и поклялись друг другу в верности. Мать Камалы, которая всегда считалась бескомпромиссной блюстительницей традиций, когда Индира сообщила ей, что собирается замуж за иноверца Фероза, благословила внучку. Слова бабушки потрясли Индиру: «Счастье, что ты родилась в такие времена, когда можешь поступать как пожелаешь!» Джавахарлал так же был не в восторге от выбора Индиры, но браку дочери не препятствовал.

Медовый месяц они провели в Кашмире, куда когда-то уехали после свадьбы ее родители.

Индира всегда хорошо относилась к Ферозу, теперь же он олицетворял собой все, что ей было так дорого: Индию, Аллахабад, дух Ананд Бхавана, впрочем, уже давно переставшего служить родовым гнездом клана Неру. После смерти Мотилала дом перешел в собственность Национального конгресса и теперь носил название Сварадж Бхаван - Обитель независимости.

5. Индира – мать, жена.

Выходя замуж, Индира попросила у своего возлюбленного подарить ей детей и взаимопонимание. В 1944 году у четы Ганди родился первенец Раджив. Через два года за ним последовал Санджай. Что же касается взаимопонимания, то, наверное, Ферозу было нелегко рядом с такой сильной и впоследствии бесконечно популярной женщиной. Ее желание заняться большой политикой пугало и озадачивало его...

Известие о рождении первого внука Неру получил в тюрьме, а увидел его впервые на пересылке – Индира с Ферозом сумели пробраться на железнодорожную станцию и подняли младенца повыше, к свету фонаря, чтобы дед разглядел его.

Индира долго выбирала имя первенцу и остановилась на синонимах имен родителей: малыша назвали Раджив Ратна - «раджив», как и «камал», значит «лотос», а «ратна» — это драгоценность, как и «джавахар». Имя матери Индира поставила на первое место. Потом на свет появился второй сын, и его как-то сразу назвали Санджей - «победа», тем более что и родился он в 1946 году, накануне провозглашения независимости Индии. Материнством Индира была упоена, она сама растила сыновей, не доверяя их ни нянькам, ни прислуге... Любимой цитатой Индиры в те времена была тагоровская строка: ребенок появляется на свет как послание Бога о том, что Он еще не разуверился в человеке. Вспоминая те годы в Лакнау, она напишет в «Моей истине»: «Политическая борьба сделала мое детство аномальным, я постоянно чувствовала себя одинокой и незащищенной. Именно поэтому я так хотела посвятить все мое время детям. Потребность ребенка в материнской любви и заботе так же остра и фундаментальна, как потребность растения в солнечных лучах и воде. Вот почему моей главной проблемой сделалось примирение моих общественных обязанностей с ответственностью перед домом и детьми.

Фероз оказался прекрасным отцом, но совсем не на тот лад, что Мотилал или Джавахарлал. Он был для сыновей не строгим наставником, а скорей товарищем и непременным участником их игр и затей. Фероз мастерил им игрушки, старался обучить детей всему, что сам умел. Раджив и Санджей относились к отцу просто с обожанием, и у Индиры были все основания считать, что семейная жизнь удалась.

Индира хотела защитить свой семейный очаг от бурь политики, но если носишь фамилию Неру, очень трудно уйти с политической сцены. В 1947 году отец, избранный премьер-министром независимой Индии, привлек Индиру к работе в правительстве. Муж не смог вынести многословных речей клана Неру, строгостей протокола, обязывающих его сидеть на официальных обедах в самом дальнем углу – на краю стола, тогда как его жене отводились самые почетные места. К тому же ему мешало приклеенное к нему прессой унизительное прозвище «зять народа». Индира же постоянно страдала от бесчисленных мужниных измен и его яростных выпадов на заседаниях парламента против приближенных премьер-министра.

В 1959 году Фероз перенес тяжелый сердечный приступ, и Индира панически испугалась за него. Поглощенная заботами об отце и собственной политической работой, она думать не могла, что беда подстережет ее с этой стороны. Болезнь Фероза заставила Индиру новыми глазами посмотреть на свою семейную жизнь. Когда он поправился, они уехали с детьми на месяц в Кашмир, откуда возвратились счастливой семьей. Кто знает, как сложилась бы дальше их жизнь, но уже в сентябре 1960 года Фероз снова попал в больницу. Индира примчалась из Кералы, куда ездила по делам Национального конгресса, президентом которого была к тому времени избрана. Она до утра просидела у постели Фероза. На рассвете он умер.

Детские годы Раджива и Санджея разительно отличаются от детства Индиры — они растут в Тин Мурти, в резиденции премьер-министра, они «государственные внуки».

После окончания школы Раджив поступает в Кембридж — Неру хотел, чтобы хоть один из внуков учился в его alma mater. Если кто-то интересуется, не родственник ли он того самого, прославленного Ганди, Раджив честно отвечает: нет, просто однофамилец, не уточняя при этом, что он из семьи Неру и его дед - премьер-министр Индии. В Кембридже он знакомится со студенткой из Италии Соней Маино, которая потом станет Соней Ганди.

Санджей отказывается от университетского образования и идет стажироваться на завод Роллс-Ройса — желает узнать, как делаются автомобили.

Политикой не интересуется ни один, ни другой - единственное, чем похожи братья. Они очень разные. Сдержанность и фамильная замкнутость Раджива контрастирует с импульсивностью и амбициозностью Санджея. Между ними существует и классическое стремление младшего перещеголять старшего, подражая ему. Решение Раджива стать летчиком поначалу несколько обескуражило Индиру, однако она не пыталась разубедить сына; потом летать начал и Санджей — кто знает, действительно ли потому, что пережить не мог, что старший поднялся в небо.

Братья женились на женщинах, столь же непохожих друг на друга, как они сами. Индира заочно отнеслась к Соне не слишком одобрительно, написала сыну, что предпочла бы видеть в доме индийскую невестку, так, может быть, Раджив повременит, проверит свои чувства? Но при знакомстве Соня сразу покорила ее сердце, а войдя в дом, сделалась в нем самым близким Индире человеком.

Санджей женился в 1974 году на Манеке Ананд, дочери отставного армейского офицера-сикха. Манеке было восемнадцать, она пробовала писать стихи и рассказы для детей. В отличие от Сони пыталась завести свои порядки.

6. Политическая деятельность Индиры Ганди.

Серьезные перемены в судьбе Индии произошли в 1947-м, когда Ганди исполнилось тридцать, а ее второму сыну не было еще и года. Ослабевшая Англия постепенно выпускала из рук свою главную колонию. Черчилль с негодованием тогда высказывался, что кому нужна эта победа (имея в виду победу во Второй мировой войне), если мы теряем Индию. За год до этого, летом 1946-го, в стране прошли выборы. После них верховная власть вице-короля все еще сохранялась, но его заместителем стал Джавахарлал Неру, который 15 августа 1947 года поднял над делийским Красным фортом флаг независимости. Новую страну ждали серьезные трудности — бедность, нехватка квалифицированных кадров и, главное, трагический раскол на индусскую Индию и мусульманский Пакистан, за который так радела Мусульманская лига во главе с Мохаммедом Али Джинной. Во многих районах началась междоусобная резня, кровь текла рекой, по дорогам скитались миллионы беженцев. В этом хаосе погиб и великий сторонник ненасилия Махатма Ганди. Его, пытавшегося остановить погромы, застрелил член индуистской шовинистской организации. Мусульманский Кашмир захотел присоединиться к Пакистану, но его оккупировали индийские войска, что закончилось войной между двумя странами.

В этих событиях Индира не участвовала — она только училась политике, да и дети отнимали много сил. Но со временем начала сопровождать отца во всех поездках, став его секретарем. Неру, до конца оставшийся идеалистом, не раз поражался ее практичности и политическому чутью. Его соратники были настроены более критично: один из них называл Индиру в начале ее карьеры не иначе как «гунги гудья» («глупая кукла»). Но критики приутихли, когда в 1959 году она стала председателем правящей партии. На этом посту Ганди прошла хорошую школу, виртуозно научившись сталкивать своих соперников между собой и выставлять их перед публикой в невыгодном свете.

В мае 1964 года умер Неру. Многие ждали, что Индира тут же предъявит претензии на власть, но она поступила умнее. С ее подачи премьером стал самый слабый из возможных претендентов — 60-летний Лал Бахадур Шастри, прозванный за свою комплекцию «воробушком». В его правление Пакистан, решив воспользоваться моментом, начал наступление на Кашмир. К столице штата Сринагару, где находилась Индира, подступали пакистанские танки. Ей предложили срочно эвакуироваться — она осталась: «Нет. Это — индийская земля...»

Индиру, единственную женщину в правительстве, в народе прозвали «мужчиной среди трусливых баб». Когда в январе 1966-го Шастри скоропостижно скончался, она стала главным кандидатом на его место. Бонзы ИНК пытались развернуть ситуацию, но проиграли.

Придя в 1966 году к власти, Индира перечислила пять главных проблем Индии, с которыми собиралась вести борьбу. Удалось ли ей справиться с ними? Проблема бедности, против которой был направлен главный удар. За годы правления Индиры доля индийцев, живущих за чертой бедности, сократилась с 60 до 40%, средняя продолжительность жизни выросла с 32 до 55 лет. Однако из-за быстрого роста населения количество бедняков и безработных продолжало расти, а условия их жизни оставались ужасными. Не смогла Индира победить и другую острую проблему — религиозно-общинную рознь. При ней произошло более 200 столкновений индусов и мусульман, в которых погибли 25 тысяч человек. Но сама Ганди всегда демонстрировала благожелательность к мусульманам, добиваясь их равноправного участия в жизни страны. Борясь с сепаратизмом, Индира сумела умиротворить повстанцев в штатах Нагаленд и Мизорам, но столкнулась с новыми конфликтами в Пенджабе и Ассаме. Не удалось ей решить и кашмирскую проблему.

Свое правление Ганди начала с широкомасштабной кампании под лозунгом «Гариби хатао» — «Долой бедность!», с так называемой «зеленой революции»: стала закупать за границей новые высокоурожайные сорта зерновых, выводить на поля технику, орошать пустыни. Налаживать собственное производство, выпускать станки, турбины, стройматериалы. Западные банки готовы были дать стране кредиты, но под большие проценты, и Индиру выручил дружественный Советский Союз. Звучащий со времен Неру лозунг «Хинди руси бхай-бхай» («Индийцы и русские — друзья») обновился в своем содержании. В 1971 году — новое испытание. Бенгальцы, жители восточной части Пакистана, выступили за создание своего государства Бангладеш. Пакистанские военные подавили восстание в крови, в Индию ринулись миллионы беженцев. Индира без колебаний приказала своей армии перейти границы. Война на два фронта очень скоро закончилась разгромом пакистанцев. Пытаясь спасти их, США направили к берегам Индии свой 7-й флот, но в ответ туда же двинулись советские корабли. Пакистан капитулировал, его войска покинули Бангладеш. Это был звездный час Ганди, на пути в парламент ее встречали ликующие толпы.

Период экономических преобразований ИНК под руководством И. Ганди можно разделить на несколько этапов. Первый этап 1967-1975 гг. характеризуется стремлением Ганди реализовать программу оживления промышленности на основе разработанных пятилетних планов, традиционно продолжив экономическую политику своего отца. По мнению многих экономистов, реализация пятилетних планов была новым словом в осуществлении экономических реформ. Планами также предусматривались существенный рост сельскохозяйственной продукции, повышение производительности малых и средних фермерских хозяйств, развитие трудоемких малых производств в городах. Главное внимание при этом уделялось проблеме ликвидации бедности — важнейшей задаче, которую определила для себя Индира. Все это должно было сопровождаться улучшением образования, здравоохранения и продовольственного снабжения. Программа г-жи Ганди нашла широкий отклик у основной массы индийского народа. На практике осуществление программы развития экономики и ликвидации бедности столкнулось с огромными трудностями и проблемами, в том числе и с повторяющейся засухой с 1972 по 1975 годы.

Для многих в Индии и за рубежом было неожиданным объявление правительства о национализации 14 коммерческих банков, страховых, частных и иностранных банков, установлении максимума цен на определенные товары, на городскую недвижимость, ускорении завершения аграрной реформы. Неру в целях развития госсектора не прибегал к широкой национализации предприятий, госсектор развивался на основе инвестиционной политики «курса Неру». Индира Ганди начала свою деятельность с национализации, приступила к существенному ограничению деятельности крупных кампаний, к осуществлению финансового контроля над корпорациями и другим мерам госкапитализма. Как ни парадоксально, но эти меры способствовали укреплению отдельных отраслей экономики и благотворно сказались на росте ее темпов. Овладев кредитно-финансовой системой, г-жа Ганди начала активное наступление на позиции иностранного капитала в стране, что, по мнению Индиры, не решился сделать ее отец. В Индии приступили к национализации двух иностранных кампаний, что, конечно, серьезно осложнило отношения с западными странами.

Разворачивая социальные программы, Индира Ганди приступила к борьбе с княжескими привилегиями и проведению нового этапа земельной реформы. Индийская элита с негодованием встретила ликвидацию пенсий князьям и их охраны. Князей охраняла государственная полиция, хотя они имели собственные отряды наемников. Ликвидацию сословных привилегий считали незаконной члены Верховного суда Индии. Парламенту пришлось дважды принимать решения по вопросу отмены пенсий и охраны княжеских особ. Новый виток аграрной реформы был встречен крупными земельными собственниками с особым ожесточением, как и стремление Ганди к бесплатной передаче земли малоземельным крестьянам.

Эти меры и деятельность Ганди способствовали крупной победе ИНК на выборах 1871 года. В результате идеологического обновления и популизма, явившихся закономерным продолжением курса Неру, И. Ганди получила реальную возможность продолжения начатых преобразований. 1971 год был для Индиры наиболее успешным. Она находилась в пике своей популярности. Этому способствовали и внешнеполитические успехи Индии. Крушение режима военной диктатуры в Пакистане и его капитуляция, военная победа Индии над Пакистаном способствовали значительному росту влияния ИНК и росту авторитета Индиры Ганди. Победоносная, награжденная орденом Бхарат Ратна — высшая награда индийского государства, Индира Ганди была на вершине своей славы.

Премьер постаралась использовать свою популярность для усиления своей власти. Она использовала уход старого поколения конгрессменов для консолидации вокруг себя представителей молодых политиков. В центральном кабинете Индира стала содействовать преданным и не сильно влиятельным министрам, создавая послушную для себя министерскую структуру. После раскола ИНК наиболее важные посты занимали ставленники Индиры Ганди. Ей удалось после установления полного командования партийным руководством установить контроль над финансовыми операциями партии. С этого времени первоначальная неуверенность в политических действиях исчезла, а стиль работы Индиры стал деспотичным, персонализированным и автократичным. Индира расширяла функции исполнительной власти и постепенно сосредоточила в своих руках несколько министерских постов, что дало ей возможность принятия единоличных решений.

Победить бедность оказалось значительно труднее. В 1973 году из-за войны на Ближнем Востоке многократно подорожала нефть, которую Индии приходилось покупать за границей. Вслед за этим взлетели цены, промышленность буксовала, миллионы людей лишились работы. Оппозиция воспользовалась ситуацией, чтобы потребовать отставки премьера. В ход пошли не только парламентские методы, но и забастовки, уличные беспорядки и даже террор — был застрелен министр транспорта Мишра. Соратники советовали Индире пойти на уступки, но она сделала иначе — 25 июня 1975 года по всей стране было объявлено чрезвычайное положение. Отключив в столице электричество, чтобы не дать противникам опомниться, верные премьеру силовики начали аресты оппозиционеров.

«Чрезвычайное положение» по-индийски обернулось массовыми беззакониями — людей хватали без вины. Прессе приказали молчать, недовольные редакторы газет были уволены. Хозяином в новой обстановке чувствовал себя младший сын премьера Санджай — уже видевший себя преемником матери. Ее кампанию по борьбе с бедностью он превратил в борьбу с бедняками. Решив, что переполненные трущобы уродуют облик Дели, он снес их бульдозерами, а людей выгнал на улицу. Следующим шагом стала борьба за снижение рождаемости, которую Санджай повел так же жестоко. Он создал «летучие бригады», которые совершали набеги на города и села, насильно стерилизуя их жителей. Друзья убеждали Индиру, что поступки сына компрометируют ее, но она будто ничего не слышала, уходила в себя. Обнаружилась даже некоторая зависимость Ганди от своего сына. Сердце матери и ее слепая любовь к сыну не смогли отвести многие экстремистские решения Санджая, и она не хотела видеть его жестоких диктаторских замашек. Желая улучшить демографическую ситуацию в государстве, он решился на крайние меры. Но проведенная им насильственная стерилизация тысяч индийских женщин надолго оставила самые страшные воспоминания в стране...

Мать не остановила сына – эта слепая родительская любовь и послужила причиной падения Ганди в 1977 году. Оппозиция объединилась в партию «Бхаратия джаната парти», выдвинув лозунг «Индира хатао» — «Долой Индиру!» Поражение премьера было оглушительным: даже собственная партия исключила ее из своих рядов. Тогда настал ее черед познать позор тюрьмы и лишения. Пройдя через отчуждение и пустоту, три года спустя она нашла в себе силы, чтобы попросить у народа прощения, и – вновь набрала голоса избирателей. Индира еще раз оказалась стоически несгибаемой: она создала из своих сторонников новую партию ИНК (И) — «И» в скобках означало «Индира» и одновременно «Индия». В гостеприимно распахнутые ворота ее дома потянулись паломники со всей страны — одни с жалобами, другие с советами, как обустроить страну. Она принимала и выслушивала всех, попутно критикуя правительство оппозиции, которое действительно оказалось беспомощным и сплошь коррумпированным. К тому же разношерстные враги Ганди быстро перессорились друг с другом. Их попытка посадить премьер-министра в тюрьму, обвинив ее помимо прочего в краже кур и яиц, позорно провалилась и только прибавила Ганди популярности.

Весной 1980 года были проведены досрочные выборы, на которых ее партия вернулась к власти. Надо сказать, что Индира умела создавать свой образ, говоря современным языком— имидж. На выборы к зданию парламента она подъехала в скромном автомобиле индийского производства, на ней было сари из домотканой пряжи — символ верности гандизму, на плечах — кашмирская шаль, как знак принадлежности к древнему роду, к шали был приколот бутон пурпурной розы — символ отца.

Через полгода после ее победы на выборах погиб Санджай — его легкий самолет задел крылом заводскую трубу. На его похоронах Индира не проронила ни слова, ни на что не реагировала, не слышала обращенных к ней вопросов. Но уже через час после церемонии вызвала к себе министра внутренних дел и осведомилась: «Ну, что у нас происходит в Ассаме?» — «Я был поражен, — вспоминал он позже. — Казалось, у нее ледяное сердце». Но Ганди за годы в политике просто привыкла никому не доверять и глубоко прятать истинные чувства. Как и у других «железных женщин», вроде Маргарет Тэтчер или Эвиты Перон, у нее были союзники, но не было друзей. На следующий год после гибели младшего сына ее старший Раджив Ганди оставил профессию летчика и был избран членом парламента, а затем назначен генеральным секретарем Конгресса (и).

Возвращение Индиры к власти положило начало новому этапу в истории страны и в политике реформ «семейства красной розы». Этап 1980-1984 гг. стал для Индиры борьбой за экономическое развитие страны, поскольку без решения экономических задач невозможно говорить о насущных проблемах единства страны, спокойствии и мире. Утвердиться во власти стало одной из основных задач Индиры. Но это была уже другая Ганди. Горечь поражений в борьбе с оппозиционерами подорвала веру в те идеалы, за которые она боролась. Были сделаны выводы и оппозиционными партиями, не сумевшими удержаться во власти на протяжении трех лет. Произошла перегруппировка сил и уточнение политических лозунгов. В 1980 году на базе Джана сангх была образована Бхаратия Джаната парти. Создание новой партии свидетельствовало об обновлении, разрыве с прошлым и освобождении организации от идей крайнего коммунализма. Хотя партия на выборах 1980 года получила всего семь процентов голосов избирателей, но в последующем она превратилась в главного политического соперника ИНК. Политическая линия конфронтации конгрессистского и традиционалистского направлений была продолжена. История стала главным политическим судьей этого соперничества.

В новый период деятельности Ганди экономическое состояние Индии ухудшилось. Это было связано с падением конъюнктуры и повышением цен на энергетические ресурсы, и сильной засухой 1979 года. Для выхода из создавшегося положения правительство Ганди обратилось за помощью к Международному валютному фонду. Согласованная с международными финансовыми организациями программа начала реализовываться лишь с ноября 1981 года, но она не принесла желаемого результата, а только привела к увеличению и без того высокого внешнего долга.

В то же время Индира осознала, что чрезмерное вмешательство государства в экономику наносит серьезный вред экономическому развитию, поэтому она пошла на некоторое ослабление государственного контроля. Это был уже серьезный шаг к началу изменения экономической политики Индии. В поисках выбора новой стратегии, пытаясь найти собственное лицо в экономической политике, Индира после выборов 1980года начинает постепенно «праветь», подготавливая основу для либерализации в экономической сфере. Политическая борьба и чрезвычайное положение не прошли бесследно. Уставшая Индира Ганди делала попытки найти оптимальные варианты осуществления своей новой линии. Это был самый беспокойный период жизни Индиры Ганди. В то же время многие политические аналитики утверждают, что на этом этапе ее деятельности она все-таки была меньше всего склонна к компромиссам, чем прежде, во времена 70-х годов.

7. Последнее испытание.

Финальный конфликт, стоивший Индире Ганди жизни, разгорелся в штате Пенджаб, населенном воинственными бородачами-сикхами. Издавна составляя элиту индийской армии и госслужбы, они требовали создания собственного государства Халистан. Конституция Индии не предусматривала право штатов на «самоопределение», поэтому правительством этот вопрос был решен отрицательно. По команде своего лидера Джарнала Сингха Бхиндранвале сикхские террористы начали нападать на живущих в штате индусов, добиваясь этнического «очищения». Потом они оккупировали громадный Золотой храм в Амритсаре, превратив его в свою базу. Это переполнило чашу терпения: в июне 1984 года Ганди приказала войскам занять храм. Операцию «Голубая звезда» провели неудачно, назначив ее на день сикхского праздника, когда в храме было множество мирных паломников. В кровавой бойне погибло более тысячи человек, отчасти был разрушен и храм, который обстреливали из танковых орудий. Бхиндранвале был убит, но другие лидеры террористов спаслись и не скрывали планов отомстить премьер-министру.

...Утром 31 октября 1984 года Индира планировала встретиться с британской съемочной группой, которую возглавлял знаменитый английский драматург и актер Питер Устинов.

Индира Ганди не сомневалась, что ее жизнь в опасности. Премьер-министру не раз предлагали убрать из личной охраны всех сикхов, но эта мера предосторожности, по-видимому, показалась главе правительства излишней.

Уже полгода она, выходя к публике, надевала под платье бронежилет, но в этот раз пренебрегла им, чтобы не выглядеть перед камерой полной. Дорога к приемной, где ждали гости, шла через открытый двор и была усыпана белой щебенкой. По краям дежурили два телохранителя-сикха в синих тюрбанах. Беант Сингх служил в охране премьер-министра около десяти лет и сопровождал Индиру Ганди в нескольких поездках за границу. Религиозный фанатизм оказался сильнее личной преданности: Беант Сингх согласился выполнить задание заговорщиков. Он нашел соучастника в лице Сатванта Сингха, молодого полицейского, недавно зачисленного в службу безопасности премьер-министра.

Беант Сингх и Сатвант Сингх стояли на одном из постов, расположенных вдоль дорожки, ведущей из резиденции премьерминистра к ее офису. Именно туда и направлялась в сопровождении охраны Индира Ганди. Подойдя к охранникам-сикхам, она приветливо улыбнулась. Выхватив пистолет, Беант Сингх трижды выстрелил в премьер-министра. Одновременно Сатвант Сингх прошил тело Индиры Ганди автоматной очередью. Убийцы были тут же схвачены открывшей ответную стрельбу охраной. Беант Сингх закричал: "Я сделал, что хотел. Теперь вы делайте, что хотите". Ему не удалось увернуться от пуль - одна оказалась смертельной. Второй убийца был ранен, но выжил. В то время как Индира Ганди умирала от пуль собственных телохранителей, Питер Устимов и его съемочная группа ожидали встречи с премьер-министром. А раненую Индиру срочно повезли в Индийский институт медицины, куда прибыли лучшие врачи. Надежды ни у кого из них не было — восемь пуль поразили жизненно важные органы. В половине четвертого Ганди, не приходя в сознание, скончалась.

Так трагически оборвалась жизнь той, что в течение двух десятилетий управляла 700-миллионным народом и стала самой могущественной женщиной в современной истории Индии.

8. Заключение.

Проблема сепаратизма решалась не только в Пенджабе, но и в других штатах. Поэтому усилилось политическое противоборство в стране, в связи с обострением отношений между правительством Конгресса в центре и правительствами в значительной части штатов, которые возглавлялись оппозиционными партиями. Политическая напряженность и применение силы для сохранения единства Индии сильно подействовали на Индиру Ганди. Она не смогла решить острых проблем индийского государства. Возникали новые задачи, требующие неукоснительного и быстрого решения. И. Ганди так и не смогла создать в Индии прочной демократической системы. Она не смогла или не сумела выработать стратегическую линию, которая бы устраивала большинство политических партий и их лидеров, в целях экономического роста страны, согласия и мира, именно этого она хотела больше всего. Пытаясь вывести страну из бедности и лабиринта противоречий, Индира Ганди делала все от нее зависящее, чтобы решить проблему отсталости страны. Именно поэтому она всегда останется в памяти как великая дочь индийского народа

Правительство так и не узнало, кто отдал приказ убить Индиру Ганди. Многие до сих пор уверены в том, что это дело рук двух фанатиков-одиночек.

В историю своей страны Индира Ганди вошла не только как первая женщина, возглавлявшая в течение нескольких лет правительство Индии. Умный и энергичный политик, она много сделала для укрепления международного авторитета государства, ставшего одним из лидеров Движения неприсоединения к военным блокам. Волею судьбы вся ее жизнь тесно сплелась с жизнью ее страны, и не на пустом месте появился знаменитый лозунг: «Индия - это Индира, Индира — это Индия».

И сегодня имя Индиры Ганди с уважением произносится на ее родине и во всем мире.

Как принято в Индии, тело премьер-министра сожгли на костре, зажженном ее сыном, а прах развеяли над Гангом. Пост матери в правительстве занял Раджив. Тот самый Раджив Ганди, который погибнет в разгар избирательной кампании в мае 1991 года от руки девушки-камикадзе, преподнесшей ему цветочную гирлянду…

Список используемой литературы.

1. Ганди И. Статьи, речи, интервью. М., 1975 – 268 с.

2. Ганди И. Мир, сотрудничество, неприсоединение. Избранные статьи, речи, интервью о внешней политике Индии и советско-индийских отношениях. 1982- 1984. М., 315 с.

3. Ганди М. К. История моих опытов с истиной. - М., 1982. - 341с.

4. Горев А. Махатма Ганди. 2-е изд. - М.: «Международные отношения», 1989. - 374 с.

5. Ульяновский Р.А. Три лидера великого индийского народа. Политиздат, М., 1986 – 229 с.

6. Ганди М. К.. Моя вера в ненасилие. // Вопросы философии. - № 3. - 1992 г., с. 38-49.

7. Ларионов В. Индия: политическая победа традиции // Национальная газета. - № 6-7(18-19). - 1998 г.

8. Эхо планеты. №16. Апрель, 1999.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий