регистрация / вход

Политическая культура 4

Белорусский Государственный Технологический Университет Контрольная работа по Политологии Вопросы: 1. Понятие, структура и функции политической культуры 2. Типы политической культуры

Белорусский Государственный Технологический Университет

Контрольная работа

по Политологии

Вопросы:

1 . Понятие, структура и функции политической культуры

2. Типы политической культуры

1. Понятие, структура и функции политической культуры

Многое из того, что в настоящее вре­мя относится к политической куль­туре, содержалось еще в Священном Писании, анализировалось и описывалось мыслителями древности Конфуцием, Платоном, Аристотелем. Однако сам термин появился много позже – в XVIII в. в трудах немецкого философа-просветителя И. Гердера. Теория же, описывающая эту группу политических явле­ний, сформировалась только в конце 50-х – начале 60-х гг. XX столе­тия в русле западной политологической традиции.

Американский теоретик Г. Алмонд, исследуя политическую сис­тему, выделил два уровня ее анализа: институциональный, характе­ризовавший институты и их функции, нормы и механизмы форми­рования государственной политики, и ориентационный, выражаю­щий особые формы ориентации населения на политические объекты. Эти ориентации содержали в себе «познавательные» (представая как знания о строении политической системы, ее основных институтах, механизмах организации власти), «эмоциональные» (выражающие чув­ства людей к тем, кто обеспечивал функционирование властных ин­ститутов и олицетворял власть в глазах населения), а также «оценоч­ные» (выступающие как суждения, опирающиеся на ценностные критерии и стандарты рценки политических явлений) аспекты. В со­вокупности эти ориентации и характеризуют, по мнению Алмонда, такое специфическое явление, как политическая культура.

Анализ этих сторон отношения человека к политической систе­ме сосредоточивая внимание на разделяемых людьми ценностях, локальных мифологиях, символах, ментальных стереотипах и прочих аналогичных явлениях, давал возможность понять, почему, напри­мер, одинаковые по форме институты государственной власти в раз­ных странах действуют порой совершенно по-разному. Таким обра­зом, идея политической культуры позволяла глубже исследовать мо­тивацию политического поведения граждан и институтов, выявить причины множества конфликтов, которые невозможно было объяс­нить, опираясь на традиционные для политики причины: борьбу за власть, перераспределение ресурсов и т.д.

Впоследствии американцы С. Верба, Л. Пай, В. Розенбаум, англи­чане Р. Роуз и Д. Каванах, немецкий теоретик К. фон Бойме, францу­зы М. Дюверже и Р. Ж. Шварценберг, голландец И. Инглхарт и другие ученые существенно дополнили и развили учение о политической культуре. Причем, несмотря на то, что практически всеми учеными политическая культура связывалась с наличием ценностной мотива­ции, верований, присущих национальному характеру идеалов и убеж­дений, вовлекающих человека в политическую жизнь, тем не менее для многих из них данное понятие стало символом обобщенной ха­рактеристики всего субъективного контекста политики. Как, в част­ности, писал С. Верба, «политическая культура – это то, что задает форму проявления связи между событиями в политике и поведением индивидов как реакции на эти события; дело в том, что, хотя поли­тическое поведение индивидуумов и групп... является ответом на дей­ствия официальных лиц из правительства, войны, избирательные кам­пании и тому подобное, оно еще в большей степени определяется тем (символическим) значением, которое придается каждому из этих событий людьми, их наблюдающими. Можно сказать, что это не бо­лее чем проявление того, как люди воспринимают политику и как они интерпретируют то, что видят».* Неудивительно, что в русле такого подхода политическая культура расценивается некоторыми теоретиками как не более чем «новый термин для старой идеи».**

И все же понятие политической культуры постепенно завоевало свое место в науке, все больше и больше проявляя свой специфичес­кий характер в отражении политических явлений. В настоящее время в политологии сложилось три основных подхода в трактовке полити­ческой культуры. Одна группа ученых отождествляет ее со всем субъек­тивным содержанием политики, подразумевая под ней всю совокупность духовных явлений (Г. Алмонд, С. Верба, Д. Дивайн, Ю. Краснов и др.). Другая группа ученых видит в политической культуре прояв­ление нормативных требований (С. Вайт) или совокупность типич­ных образцов поведения человека в политике (Дж. Плейно). В данном случае она предстает как некая матрица поведения человека (М. Даг­лас), ориентирующая его на наиболее распространенные в обществе нормы и правила игры и, таким образом, как бы подтягивающая его действия к сложившимся стандартам и формам взаимодействия с властью.

Третья группа ученых понимает политическую культуру как спо­соб, стиль политической деятельности человека, предполагающий воплощение его ценностных ориентации в практическом поведении (И. Шапиро, П. Шаран, В. Розенбаум). Такое понимание раскрывает практические формы взаимодействия человека с государством как выражение им своих наиболее глубинных представлений о власти, политических целей и приоритетов, предпочтительных и индивиду­ально освоенных норм и правил практической деятельности. Харак­теризуя неразрывную связь практических действий человека в сфере власти с поиском своих политических идеалов и ценностей, полити­ческая культура интерпретируется как некая постоянно воспроизво­димая на практике духовная программа, модель поведения людей, отражающая самые устойчивые индивидуальные черты поведения и мышления, не подверженные мгновенным изменениям под влияни­ем конъюнктуры или эмоциональных переживаний.

В этом смысле стиль политической деятельности человека рас­крывает политическую культуру как совокупность наиболее устойчи­вых форм, «духовных кодов» его политического поведения, свиде­тельствующих о степени свободного усвоения им общепризнанных норм и традиций государственной жизни, сочетании в его повсед­невной активности творческих и стандартных для конкретного обще­ства приемов реализации прав и свобод и т.д. В этом смысле полити­ческая культура представляет собой форму освоенного человеком опыта прошлого, того позитивного наследия, которое оставлено ему предшествующими поколениями. И поскольку в мышлении и пове­дении человека всегда сохраняется определенный разрыв между ос­военными и неосвоенными им нормами и традициями политической игры, сложившимися в обществе традициями и обычаями гражданс­кой активности, то у него сохраняется и мощный источник пере­оценки и уточнения своих ориентиров и принципов, а следователь­но, и развития своей политической культуры.

В настоящее время понятие политической культуры все больше обогащается смыслами, производными от «культуры» как особого явления, противопоставляемого природе и выражающего целостность жизненных проявлений общества. В силу этого и политическая куль­тура все больше рассматривается как политическое измерение куль­турной среды в конкретном обществе, как характеристика поведения конкретного народа, особенностей его цивилизационного развития. В этом смысле политическая культура выражает движение присущих народу традиций в сфере государственной власти, их воплощение и развитие в современном контексте, влияние на условия формирова­ния политики будущего. Выражая этот «генетический код» народа, его дух в символах и атрибутах государственности (флаге, гербе, гим­не), политическая культура по-своему интегрирует общество, обес­печивает в привычных для людей формах стабильность отношений элитарных и не элитарных слоев общества.

Так понятые политические культуры различных обществ взаимо­связаны не по типу «низшая-высшая», а как самостоятельные ду­ховные системы, отторгающие или поглощающие (ассимиляция) одна другую либо взаимопроникающие и усваивающие язык и ценности друг друга (аккомодация). Поэтому невозможно признавать наличие высоких или низких политических культур; считать, что одна культу­ра может быть ступенькой или целью развития другой; что культуры в обществе может быть больше или меньше. Политическая культу­ра – это органически присущая обществу характеристика его каче­ственной целостности, проявляющаяся в сфере публичной власти.

Рационально обобщая описанные подходы, политическую куль­туру можно определить как совокупность типичных для конкретной страны (группы стран) форм и образцов поведения людей в публичной сфере, воплощающих их ценностные представления о смысле и целях развития мира политики и закрепляющих устоявшиеся в социуме нор­мы и традиции взаимоотношения государства и общества.

Однако, несмотря на свою нейтральность (невозможность при­менять критерии одной культуры для оценки другой), политико-куль­турные явления все же обладают некой ценностной определеннос­тью. Иными словами, если субъект руководствуется идеями, прене­брегающими ценностью человеческой жизни, чувствами неприязни и ненависти, ориентируется на насилие и физическое уничтожение другого, то распадается сама ткань политической культуры. В этом случае в сфере власти культурные ориентиры и способы политичес­кого участия уступают место иным способам политических взаимо­отношений. Поэтому фашистские, расистские, шовинистические дви­жения, геноцид и терроризм, охлократические формы протеста и тоталитарный диктат властей не способны поддерживать и расши­рять культурное пространство в политической жизни.

Таким образом, констатируя невозможность построения всех форм участия граждан в политике на образцах культуры, а также призна­вая разную степень обусловленности институтов власти принятыми в обществе ценностями, следует признать, что политическая культура способна сужать или же расширять зону своего реального существо­вания. Вследствие этого она не может быть признана универсальным политическим явлением, пронизывающим все фазы и этапы полити­ческого процесса. Развиваясь по собственным законам, она способна оказывать влияние на формы организации политической власти, строение ее институтов, характер межгосударственных отношений.

В то же время политическая культура вмещает в себя чрезвычайно широкий круг гуманистически ориентированных ценностей (и обус­ловленных ими форм поведения), которые отличают разнообразие жизни конкретных обществ, слоев населения, их обычаев и тради­ций. Применительно к отдельному обществу это означает и то, что его политическая культура содержит разнообразные субкультуры, т.е. локальные, относительно самостоятельные группы ценностей, норм, стереотипов и приемов политического общения и поведения, под­держиваемых отдельными группами населения.

Структура политической культуры

Политическая культура – явление полиструктурное, многоуровневое. Много­образные связи политической культуры с различными социальными и политическими процессами предопределя­ют ее сложное строение и организацию. Разнообразные внутренние струк­туры политической культуры отражают технологию формирования поли­тического поведения субъектов, этапы становления политической культу­ры конкретной страны, наличие разнообразных субъектов (элит, электората, жителей отдельных стран и регионов), но главное – различный характер и удельный вес различных ценностей.

Так, к примеру, В. Розенбаум считает, что ориентации людей относительно политической системы есть «базовые компоненты по­литической культуры». В частности, он предлагает дифференциро­вать ориентации на следующие блоки:

- ориентации относительно институтов государственного уп­равления; в этот блок входят ориентации относительно режима (го­сударственных институтов, норм, символов, официальных лиц) и относительно «входов» и «выходов» политической системы, выража­ющих оценку различных требований к государственной власти, ее решений, эффективности их реализации;

- ориентации относительно «других» в политической системе, включающие политическую идентификацию (осознание принадлеж­ности к нациям, государствам, жителям определенных районов и др.), политическую веру (означающую убежденность человека в позитив­ных или негативных последствиях действий взаимодействующих с ним людей) и выработку субъективных предпочтений относительно «пра­вил игры» и господствующего правопорядка;

- ориентации относительно собственной политической деятель­ности, включающие оценку своей политической компетентности (при участии в политической жизни, использовании при этом определен­ных ресурсов), веру в свою способность оказывать реальное воздей­ствие на институты власти.

Политические ориентиры и ценности могут структурировать по­литическую культуру и с учетом их различного значения и роли для формирования политической деятельности человека. В этом смысле могут выделяться мировоззренческие, гражданские и собственно по­литические ценности.

Так, ценностная ориентация человека на мировоззренческом уровне встраивает представления о политике в его индивидуальную картину мира, индивидуальное восприятие жизни. Это заставляет его соотносить свои нравственно-этические представления (о добре, смысле жизни) с особенностями политической сферы, формировать представления о роли политики в достижении им своих главных жизненных целей. В рамках гражданских ориентиров человек осознает свои возможности как учас­тника публичных отношений, в которых действуют особые органы и институты (органы государственного управления, суд и др.), чья дея­тельность влияет на наличие и реализацию его прав и свобод. С точки зрения собственно политических представлений человек вырабатывает свое отношение к практическим формам деятельности конкретного правительства, партий, официальных лиц и т.д.

На каждом из этих уровней у человека могут складываться до­вольно противоречивые представления. Причем отношение к конк­ретным политическим событиям изменяется, как правило, значи­тельно быстрее, нежели мировоззренческие принципы, в силу чего восприятие новых целей и ценностей, переосмысление истории и т.д. осуществляются крайне неравномерно. Все это придает процессам формирования и развития политической культуры дополнительную сложность и противоречивость. А степень соответствия уровней цен­ностной ориентации непосредственно определяет характер целост­ности и внутренней неравновесности политической культуры.

Типичным способом структуризации политической культуры явля­ется различение ценностных ориентиров и способов политического по­ведения в зависимости от принадлежности людей к социальным, наци­ональным, демографическим, территориальным, конфессиональным, ролевым (элита и электорат) и другим общественным группам. Тем са­мым политическая культура предстает как совокупность субкультурных образований, характеризующих наличие у их носителей существенных (и несущественных) различий в отношении к власти и государству, правящим партиям, в способах политического участия и т.д.

Такой подход позволяет увидеть, что в конкретных странах и го­сударствах наибольшим политическим влиянием могут обладать, на­пример, религиозные (в Северной Ирландии и Ливане), этнические (в Азербайджане) или элитарные (в переходных обществах) субкуль­туры. В этом смысле наиболее важными элементами субкультурной дифференциации политической культуры являются личностные осо­бенности лидеров и элиты, характеризующие их способности к вы­ражению интересов рядовых граждан и эффективному управлению и росту легитимации власти.

Функции политической культуры

Воплощая целостно-смысловую де­терминацию активности человека в сфере власти, политическая культу­ра характеризует его способность понимать специфику своих властно значимых интересов, действовать при достижении целей не только в соответствии с правилами политической игры, но и творчески пере­страивая приемы и способы деятельности при изменении потребно­стей и внешних обстоятельств. Сочетая ценностную мотивацию с чув­ственными и рациональными побуждениями человеческих действий, политическая культура не просто содержит в себе элементы, позво­ляющие человеку одновременно выглядеть «логичным», «нелогич­ным» и «внелогичным» (В. Парето), но и проявляется в самых разно­образных формах. В частности, она может существовать в виде духов­ных побуждений и ориентации человека, в опредмеченных формах его практической деятельности, а также в институциализированном виде, т.е. будучи закрепленной в строении органов политического и государственного управления, их функциях. Поскольку не все ценно­сти одновременно воплощаются практически и уж тем более инсти­туционально, постольку между названными формами проявления по­литической культуры всегда имеются определенные противоречия.

Политической культуре свойственны определенные функции в по­литической жизни. К важнейшим можно отнести следующие функции:

- идентификации, раскрывающей постоянную потребность че­ловека в понимании своей групповой принадлежности и определении приемлемых для себя способов участия в выражении и отстаивании интересов данной общности;

- ориентации, характеризующей стремление человека к смы­словому отображению политических явлений, пониманию собст­венных возможностей при реализации прав и свобод в конкретной политической системе;

- предписания (программирования), выражающей приоритетность определенных ориентации, норм и представлений, задающих и обус­ловливающих определенную направленность и границы конструиро­вания поведения человека;

- адаптации, выражающей потребность человека в приспособле­нии к изменяющейся политической среде, условиям осуществления его прав и властных полномочий;

- социализации, характеризующей приобретение человеком опре­деленных навыков и свойств, позволяющих ему реализовывать в той или иной системе власти свои гражданские права, политические фун­кции и интересы;

- интеграции (дезинтеграции), обеспечивающей различным груп­пам возможность сосуществования в рамках определенной полити­ческой системы, сохранения целостности государства и его взаимо­отношений с обществом в целом;

- коммуникации, обеспечивающей взаимодействие всех субъектов и институтов власти на базе использования общепринятых терми­нов, символов, стереотипов и других средств информации и языка общения.

В процессе реализации своих функций политическая культура спо­собна оказывать тройственное влияние на политические процессы и институты. Во-первых, под ее воздействием могут воспроизводиться традиционные для общества формы политической жизни. Причем в силу устойчивости ценностных ориентации в сознании человека та­кая возможность сохраняется даже в случае изменения внешних об­стоятельств и характера правящего режима. Поэтому и в периоды про­водимых государством реформ целые слои населения могут поддер­живать прежние политические порядки, противодействуя новым целям и ценностям. Такая способность политической культуры хорошо объяс­няет то, что большинство революций нередко заканчивается либо определенным возвратом к прежним порядкам (означающим невоз­можность населения внутренне освоить новые для себя цели и цен­ности), либо террором (только и способным принудить людей к реа­лизации новых для них принципов политического развития).

Во-вторых, политическая культура способна порождать новые, нетрадиционные для общества формы социальной и политической жизни, а в-третьих, комбинировать элементы прежнего и перспек­тивного политического устройства.

В различных исторических условиях, а чаще всего при неста­бильных политических процессах некоторые функции политической культуры могут затухать и даже прекращать свое действие. В частно­сти, может весьма значительно снижаться коммуникативная способ­ность политических норм и традиций государственной жизни, в ре­зультате чего неизбежно обостряется полемика между различными общественными группами, и особенно теми из них, которые придер­живаются противоположных позиций относительно правительствен­ного курса. Вместе с тем в переходных процессах нередко возрастает способность политической культуры к дезинтеграции систем правле­ния, основанных на непривычных для населения целях и ценностях.

2. Типы политической культуры

На протяжении развития разнообраз­ных государств и народов выработа­но множество типов политической культуры, выражающих преобладание в стиле политического по­ведения граждан определенных ценностей и стандартов, форм взаи­моотношений с властями, а также иных элементов, сложившихся под доминирующим воздействием географических, духовных, эко­номических и прочих факторов.

В основании типологии политических культур могут лежать дос­таточно приземленные факторы, отражающие, к примеру, специфику разнообразных политических систем (X. Экстайн), стран и регионов (Г. Алмонд, С. Верба), типов ориентации граждан в политической игре (в частности, моралистских, индивидуальных или традицион­ных – Д. Элазар), открытость (дискурсивность) или закрытость по­литических ценностей к инокультурным контактам (Р. Шварценберг), внутреннюю целостность культурных компонентов (Д. Каванах), иде­ологические различия (Е. Вятр) и др.

Особую известность в науке получила классификация политичес­кой культуры, предложенная Г. Алмондом и С. Вербой в книге «Граж­данская культура» (Нью-Йорк, 1963). Анализируя и сопоставляя ос­новные компоненты и формы функционирования политических сис­тем Англии, Италии, ФРГ, США и Мексики, они выделили три «чистых» типа политической культуры: парохиальный (приходской, «местечковый», патриархальный), для которого характерно отсутствие интереса граждан к политической жизни, знаний о политической системе и значимых для людей ожиданий от ее деятельности; подданнический с сильной ориентацией на политические институты и невысоким уровнем индивидуальной активности граждан; партиципаторный (от англ. participation – участие), свидетельствующий о заинтересованности граждан в политическом участии и о проявле­нии ими такой активности. Авторы подчеркивали, что на практике данные типы политической культуры взаимодействуют между собой, образуя смешанные формы с преобладанием тех или иных компо­нентов. Причем самой массовой и одновременно оптимальной, с точки зрения обеспечения стабильности политического режима, является синтетическая культура «гражданственности», в которой преоблада­ют подданнические установки и соответствующие формы участия людей в политике.

Учитывая различную степень освоения гражданами различных цен­ностей, норм, стандартов, характерных для разных стран, в науке выделяют консенсуальный и поляризованный типы политической куль­туры. В политической культуре консенсуального типа отмечается на­личие весьма высокой сплоченности населения на базе относительно ведущих ценностей, целей, которые стоят перед государством и об­ществом. Поэтому здесь, как правило, высока и лояльность граждан к правящим кругам и целям режима.

В поляризованной политической культуре сложившиеся в обще­стве субкультуры отличаются резким несовпадением базовых ценно­стей и ориентиров политической деятельности населения (разрывом горизонтальных субкультур), элиты и электората (разрывом вертикальных субкультур). В странах с фрагментированной политической культурой у населения чаще всего отсутствует прочное согласие от­носительно целей общественного развития, основных методов ре­формирования страны, моделей будущего.

Степень и глубина взаимонепонимания обычно не совпадают, поэтому в рамках этого типа политической культуры выделяются и своеобразные подтипы. Например, можно говорить о фрагментированных (сегментированных) политических культурах, в рамках кото­рых, в отличие от отношений внутри поляризованной политической культуры, существует определенный общественный консенсус по поводу самых основных – национальных – ценностей. В то же время, как подчеркивает В. Розенбаум (и как уже отмечалось ранее), здесь местная лояльность нередко превалирует над национальной, слаба действенность правовых, легитимных процедур, распространено ос­трое недоверие социальных групп друг к другу, и поэтому приходя­щие к власти правительства нестабильны и недолговечны.

Наличие сегментированных политических культур весьма типич­но для переходных обществ или тех, в которых идет процесс форми­рования титульной нации. В этих условиях велика доля апатичных и отчужденных от власти слоев населения, ведутся острые политичес­кие дискуссии относительно целей и способов общественных преоб­разований.

Учитывая особую роль государства и других политических инсти­тутов в воспроизводстве образцов политического мышления и пове­дения, в науке различают также официальную, поддерживаемую ин­ститутами государства, и реальную политическую культуру, вопло­щающую ценности и соответствующие им формы практического поведения большинства или значительной части населения. Так, в ряде стран Восточной Европы, где идеи социализма в значительной мере внедрялись под давлением государства, при первых же демокра­тических преобразованиях («бархатных революциях») они уступили место официальных показателей приверженности этих стран марк­сизму-ленинизму реальным ориентирам и ценностям граждан.

В то же время типы политической культуры могут определяться и на более общих основаниях, способных обнажить самые универсаль­ные черты разнообразных стилей политического поведения граждан в тех или иных странах. Например, можно говорить о рыночной поли­тической культуре, в которой политика понимается людьми как разновидность бизнеса и рассматривается в качестве акта свободного обмена деятельностью граждан, и этатистской, которая характеризу­ется главенствующей ролью государственных институтов в организа­ции политической жизни и определении условий политического участия индивида (Э. Баталов).

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий