регистрация / вход

Диктатура Суллы

Луций Корнелий Сулла родился в 138 году до н. э. в обедневшей семье римского патриция, принадлежавшей к знатному аристократическому роду Корнелиев, появившемся в консульских фастах в V веке до н. э. и давшему Риму больше консулов, чем любой другой аристократический род. Впрочем, ветвь Суллы появилась несколько позже.

Диктатура Суллы

Луций Корнелий Сулла родился в 138 году до н. э. в обедневшей семье римского патриция, принадлежавшей к знатному аристократическому роду Корнелиев, появившемся в консульских фастах в V веке до н. э. и давшему Риму больше консулов, чем любой другой аристократический род. Впрочем, ветвь Суллы появилась несколько позже. Первым его предком, упомянутом в фастах, был диктатор 333 года до н.э. Публий Корнелий Руфин, его сын, тоже Публий, был консулом 290 и 277 годов. Впрочем, Публий Корнелий Руфин Младший был осужден по закону против роскоши и два следующих поколения рода( уже носящего – прозвище Сулла) не занимали должности выше претуры, а о карьере Суллы-отца вообще ничего не известно. Саллюстий совершенно откровенно говорит об угасании этого рода, который еще и обеднел Плутарх утверждает, что «Сулла был родом из патрициев, которых можно назвать евпатридами; передают, что один из его предков, Руфин, был консулом. Сам Сулла был воспитан в отцовской семье без особого достатка. Когда он подрос, он жил у чужих и дешево платил за квартиру. Что касается его наружности, то общее представление о ней дают его изваянные изображения. Но взгляд его голубых глаз, странно пронизывающий и суровый, казался еще более жутким от цвета его лица, испещренного краснотой в виде рассеянных пятен на белой коже. Говорят, что и само имя Суллы произошло, как прозвище, от цвета лица. Проявлением его распущенности явилась его невоздержанность в делах любви и ненасытная жажда наслаждений, от которой он не освободился даже в старости»[1] .

Будучи назначен квестором при Марии в его первое консульство, Сулла отплыл вместе с ним в Африку воевать с Югуртой. На месте военных действий он заслужил почетную известность и , в частности ловко использовав подвернувшийся случай, сумел добиться дружбы нумидийского царя Бокха. Югуртинская война длилась шесть лет (111-105 гг до н. э.). Эта война показала, как пала боеспособность римской армии. Югурта наносил римлянам жестокие поражения, действуя не только вооруженными силами, но и силой золота, которое он щедро раздавал римским командирам и сенаторам. Солдаты не имели ни малейшего желания воевать за интересы аристократов, которые сгоняли их и их семьи с земли. После того как Марий проводит военную реформу, его армия проходит блестящее испытание. Полной победой, пленением и казнью Югурты окончилась война в Нумидии. Сулла стал героем войны, так как именно он побудил мавриканского царя выдать своего зятя – нумидийского полководца Югурту. Триумф за это достался Марию, но слава успеха врагами Мария приписывалась Сулле, и Марий втайне страдал от этого. Для Суллы же, тщеславного от природы, влияние среди сограждан и почести, вкушенные после мрака и безвестности прежней жизни, были новинкой, и он сам дошел до крайности в своем честолюбии. Так, он заказал себе кольцо с резным изображением своего подвига и постоянно носил его. Резьба представляла Бокха, передающим и Суллу – принимающим Югурту. Такие поступки задевали Мария за живое, но он считал Суллу слишком ничтожными, чтобы завидовать ему, и пользовался им в своих походах.

В 104-102 годах Луций Корнелий Сулла участвовал в войне с германскими племенами – тевтонов и кимвров, появившимися еще в 113 году на северо-востоке Италии.После поражения римской армии в битве с германцами при Арауозине ее новым главнокомандующим сенат назначил Гая Мария. В 102 году в битве при Аквах Секстиевых он разбил сперва войско тевтонов, а на следующий год при Верцеллах – кимвров. Война против тевтонов и кимвров добавила Сулле воинской славы. Он стал популярным военачальником среди римских легионеров.

Саллюстий дает ему такую характеристику: «Сулла принадлежит к знатному патрицианскому роду, к его ветви, уже почти угасшей ввиду бездеятельности предков. В знании греческой и латинской литературы он не уступал ученейшим людям, отличался огромной выдержкой, был жаден до наслаждений, но еще более до славы. На досуге он любил предаваться роскоши, но плотские радости все же никогда не отвлекали его от дела; правда в семейной жизни он мог бы вести себя более достойно. Он был красноречив, хитер, легко вступал в дружеские связи, в делах умел необычайно тонко притворяться. Был щедр на многое, а более всего – на деньги. И хотя до победы в гражданской войне он был счастливейшим из всех, все-таки его удача никогда не была большей, чем его настойчивость, и многие спрашивали себя, более ли он храбр или более счастлив».

Во второе консульство Мария Сулла состоял при нем в качестве легата, в третье – в качестве военного трибуна и не раз был виновником его успехов. С тех пор Сулла стал чувствовать на себе нерасположение Мария, который не давал ему больше случаев отличиться и тормозил его движение вперед.

Он считал, что добытой им военной славы вполне достаточно для политической деятельности, Сулла выступил перед народом в качестве кандидата на должность городского претора, но потерпел неудачу. И только лишь через год, в 93году до н.э. Сулла добился преторы, снискав народную благосклонность отчасти угождениями, отчасти и подкупом. Плутарх утверждал, что некий халдеец , взглянув Сулле в лицо, тщательно проследив движения его души и тела и , применив к характеру Суллы правила своего искусства, сказал, что этот человек неизбежно достигнет высшей власти, и даже удивительно, каким образом он терпит, что он еще до сих пор не первый среди равных.

В 92 году до н.э. он стал пропретором Киликии и сумел провести удачную дипломатическую акцию против Митридата, посадив на престол римского ставленника Армобарзана. В 90 -89 годах Сулла стал легатом в южной армии римлян, действовавших против Самния.

После ранения командующего , консула Л. Юлия Цезаря, он стал фактически командующим этой армии и оставался им в течение 89года. Именно Сулла разгромил Самнитов, представлявших одну из главных сил повстанцев . Центры восстания Эзерния и Бовиан, остатки разбитых самнитов и луканов ушли в горы. К началу 88 года армия осадила последний оплот инсургентов, город Нолу.

В 90-х годах до н.э. на восточной границе Древнего Рима в Малой Азии усиливается Понтийское царство, Его правитель Митридат VI Евпатор открыто бросает вызов могущественному Риму. В 90 году Рим вступил в конфликт с Митридатом, а в 88 году армии понтийского царя нанесли внезапный удар, захватили Малую Азию и Грецию. С помощью Митридата в Афинах произошел государственный переворот, и власть захватил тиран Аристион(88), стремившийся, опираясь на помощь Митридата добиться былой независимости для Афин. Им начал терять свои восточные владения. Римский сенат решает послать в Грецию войска под командованием Луция Корнелия Суллы, который был выборным консулом 88 года.

В это время на политической арене вновь появляется Гай Марий, который желает возглавить восточный поход. Он начинает бороться за должность главного полководца Рима с помощью близкого друга, погибшего реформатора Друза- народного трибуна Сульпиция Руфа, который вносит на рассмотрение сената ряд законопроектов , которые должны были нанести удар по сенатской олигархии: провести чистку сената, изгнав из него всех сенаторов, имеющих долги свыше 10 тыс. сестерций; распределить италиков по всем 35 трибам. Опираясь на ветеранов легионов Мария и часть римской аристократии, Сульпиций добивается принятия предложенных им законов. Законы ослабили влияние сената, укрепили ряды популяров. Сульпиций предложил еще один важный закон, по которому сенатский военачальник Сулла отстранялся от командования армией и заменялся Марием. Но отстранить от командованием армией Суллу оказалось невозможным. Легионеры поддержали Суллу, который не подчинился решению народного собрания. Сулла перевел конфликт в новую стадию. Он направился в Нолу, где стояла армия, которую он хотел вести против Митридата, и повернул ее против Рима. Он с боем овладел «вечным городом»[2] .

Впервые в римской истории армия выступила против существующего правительства и свергла его, Впервые в римской истории город Рим был взят римскими же войсками. Сулла созвал народное собрание, отменил законы Сульпиция, объявил Сульпиция, Мария и 10 лидеров их партии вне закона. Сульпийий был убит, многие бежали. Гай Марий был схвачен, осужден на смерть, но бежал из тюрьмы и после скитаний скрывался в Африке. Для упрочнения власти олигархии, от имени которой выступал Сулла, он реформировал государственное устройство: укрепил ряды сената, включив туда 300 новых членов из своих сторонников, резко ограничил права народного собрания и народных трибунов. Был принят закон, по которому все предложенные трибунами законопроекты должны предварительно обсуждаться в сенате . Тем самым деятельность народных трибунов ставилась под контроль сената. Сулла изменил порядок голосования в народном собрании, вернув его к старой системе, обеспечивающей преобладание зажиточной части граждан. Стремясь приобрести поддержку малоимущих граждан, Сулла ограничил ссудный процент и предложил вывести несколько колоний. Законопроекты Суллы были приняты и стали законами без всякого сопротивления. Цель переворота Суллы заключалась в ликвидации законов Сульпиция, что и было сделано. Тем не менее значение этого переворота оказалось огромным. Впервые амия использовалась в борьбе за власть не как политическое орудие, а в своем прямом военном качестве. Конфликт перешел на новый уровень. Положение Суллы после переворота было довольно сложным. Несмотря на то что его армия контролировала ситуацию, оппозиция оставалась достаточно сильной. Партия Мария и Сульпиция не была разгромлена, к ней присоединились многие недовольные методами Суллы. Первые симптомы проявились в массовом протесте и требованиях вернуть изгнанников. Консул Помпей Руф был послан в армию Гн. Помпея Страбона, однако, когда он прибыл в армию, взбунтовавшиеся солдаты его убили. Наконец, на 87 году консулами были избраны оптимат Гней Октавий и противник Суллы Л. Корнелий Цинна.

Почти сразу же после отъезда Суллы на восток во главе шести легионов Цинна выдвинул требование о равномерном распределении италиков по всем 35 трибам и возвращении изгнанников. Этому противился Октавий, и столкновение в комициях перешло в побоище, которое по масштабам превзошло все предыдущие. Погибло около 10000 человек. Цинна был лишен власти и изгнан. Новым консулом стал Корнелий Мерула. Повторяя действия Суллы, Цинна бежал в Капую к армии, заменившей ушедшее на восток войско Суллы, и повел ее на Рим. Сенат поддержал Октавия, однако некоторые сенаторы бежали к Цинне. Мятежного консула поддержали новые граждане, ему удалось договориться с самнитами и заключить союз с прибывшим из Африки Марием. Узнав о происходящих событиях, Марий, собрав сопровождавших его в Африку беглецов, вернулся в Италию. Он привел отряд из 6 тыс. человек к Цинне. Повсюду он говорил о своих победах и заслугах. Гораздо важнее было то, что он обещал свободу рабам, которые примкнут к нему.

Отовсюду в лагерь популяров стали сбегаться рабы, батраки, крестьяне. Войско их росло. Они осадили Рим, лишив его подвоза хлеба и отрезав от Галлии, куда Октавий послал за помощью. Сенату ничего не оставалось, как сдаться, и Цинна и Марий в сопровождении отборных солдат вступили в город. Оба, без всякого народного собрания, объявили себя консулами на 86 год. Победа марианцев сопровождалась резней политических противников. Жертвами стали Октавий, Мерула, Кв.Кату, Поддержавшие оптиматов, Красс и Антоний и др. Особенно свирепствовал Марий, набравший специальный отряд из рабов, который он называл «бардиеями». Репрессии достигли такого размаха, что Цинна и Серторий в конечном счете окружили рабов войсками и всех перебили . Законы Суллу были отменены, италики распределены по 35 трибам, ѕ долгов отменены. В полном объеме была восстановлена власть народных трибунов, вернулись к прежнему порядку голосования в народном собрании. Были возобновлены раздачи хлеба городскому плебсу; для малоземельных нарезались участки в районе Капуи, где устраивалась колония. Между тем Сулла успешно воевал в Греции во время Первой Митридатовой войны. В середине 87 года до н.э. Сулла с 30-тысячной армией высадился в Эпире и начал наступление на Афины. Высланные против него отряды были разбиты в Беотии, и Сулла приступи к осаде Афин. Афины вместе с находившимися там войсками Митридата стойко сопротивлялись несколько месяцев , но, ослабленные голодом и болезнями жителей, были взяты штурмом; вскоре пал и Пирей. Оба города были беспощадно разграблены. На помощь остаткам своих войск Митридат посылает В Грецию новую большую армию( около 100тыс. пехотинцев и 10тыс. всадников). Однако в битве при Херонее в Беотии небольшая, но дисциплинированная и хорошо обученная армия Суллы наголову разбила огромную, но слабоорганизованную понтийскую армию( 86 год до н.э. ) .

Военно-политическая обстановка в Греции стала резко изменяться в пользу римлян. На их сторону стали вновь переходить греческие города. Авторитет Суллы рос, что вызывало недовольство правившей в это время в Риме группировки Цинны; она решила отстранить Суллу от командования восточной армией и послала ему на смену консула Флакка с двумя легионами. Однако Сулла не подчинился решению римского правительства. Флакк не располагал достаточной силой, чтобы заставить Суллу отказаться от командования, и потому предпочел не вступать в конфликт с Суллой , а переправил свои легионы в Малую Азию и стал воевать с Митридатом. Таким образом, против Митридата в 86-85 годах до н.э. стали действовать две римские армии и его положение стало резко ухудшаться.

Митридат организовал новую большую армию , по численности намного превосходившую легионы Суллы. Для ее снаряжения он был вынужден отменить прежние решения о налоговых льготах, усилить налоговый гнет прибегнуть к реквизициям и конфискациям у своих союзников, в частности у многих греческих городов. Жители Малой Азии , которые ранее приветствовали Митридата как освободителя от римского господства, поняли , что господство Митридата ничуть не лучше. К тому же у малоазийских рабовладельцев и олигархов вызывало недовольство демагогическая политика Митридата: широкая раздача гражданских прав, предоставление земли неимущим, освобождение рабов, покровительство пиратам и др. Многие города Малой Азии пересмотрели политику поддержки Митридата и вновь обратили свои взоры к Риму как оплоту спокойствия и социального порядка.

Решающая битва новой понтийской армии и легионов Суллы произошла опять в Беотии при городе Орхомене( 85 год до н.э. ) . Она отличалась особой жестокостью, римские войска были смяты. Лишь личное вмешательство самого Суллы( он вырвал знамя у бежавшего легионера и повел римлян в атаку ) смогло приостановить начавшееся бегство , переломить ход сражения и выиграть его. Вторая римская армия, действующая в Малой Азии, захватила крупный город и одну из баз Митридата Пергам. К тому же в 85 году до н.э. Сулла смог организовать свой флот, который оттеснил флот Митридата и стал господствовать на Эгейском море. Митридат оказался в критическом положении, его резервы были исчерпаны и он запросил мира. Заключение мира было необходимо и Сулле. Он хотел быстрее разделаться с восточными делами, чтобы со своей армией направиться в Италию, где власть захватили его политические противники, объявившие его вне закона. Поэтому, потребовав от Митридата очистить все захваченные им территории в Малой Азии, выдать пленных и перебежчиков, предоставить римлянам 80 кораблей и 3000талантов контрибуции, Сулла заключил так называемый Дарданский мир ( 85 год до н.э. ) и стал готовиться к переправе своей восточной армии в Италию. Кроме того, на всю провинцию была наложена огромна контрибуция в 20000 талантов. Римские солдаты были расквартированы у местных жителей , которые обязаны были кормить и одевать их и сверх того выплачивать ежедневно 4 денария солдату и 50 центуриону.

Успехи Суллы и умелая агитация стяжали ему симпатию солдат. Еще до окончания войны на его сторону перешло множество солдат из армии марианцев, а после заключения мира к нему примкнули и остальные из них. Флакк еще раньше был убит солдатами , Фимбрия покончил с собой.

Трезвый и расчетливый политик, Сулла понимал, что находиться в тяжелом положении. Ведь он был объявлен вне закона и подлежал казни. Ряды его сторонников в Италии были расстроены и ослаблены. За время отсутствия Суллы демократический порядок в Италии окреп, ему оказывали поддержку многие группы населения: новые граждане, городской плебс, всадники, должники; из них можно быо набрать сильную армию. Сулла тоже располагал 40-тысячной армией. За его спиной стояли богатые восточные провинции, только что отвоеванные и Митридата. Но сердце государства - Италия и западные провинции управлялись противниками Суллы.

Весной 83 года до н.э. Сулла высадился в Брунудузии. После четырехлетнего отсутствия он вновь вступил на землю Италии, которая стала ареной одной из кровопролитных гражданских войн римской истории.

Правительство популяров собрало две сильные армии. Консулы 83 года до н.э. повели их в Кампанию, где стали ожидать наступления войск Суллы. Это было ошибкой. Сулла воспользовался бездействием противников и, беспрепятственно овладев всей Апулией, создал себе хороший плацдарм для наступательных действий. Сулла начал энергичную вербовку новых сил. Армия Суллы росла. В его лагерь привели отряды опытный Метел Пий, молодые Лициний Красс и Гней Помпей.

Свою увеличившуюся армию Сулла перевел в Кампанию. Здесь в битве с армией консула Норбана он одержал победу, а войска другого консула на его сторону, соблазненные высоким жалованьем и щедрыми обещаниями Суллы. Кампания перешла в руки Суллы. Зимой 83/82г. до н.э. военные действия прекратились. Противники лихорадочно готовились к новым решающим схваткам. Сулла разделили свою армию на две части. Одна прошла в Пицен и Этрурию, другая под командованием Суллы направилась на Рим. Основные силы демократов были сосредоточены недалеко от Рима. Здесь, близ городка Сигния, произошла кровавая битва между армией Суллы и его противниками. Армия популяров состояла из новобранцев, и , хотя была превосходящей по численности, не могла противостоять опытным бойцам Суллы и была разбита. Путь на Рим был открыт.

Заняв Рим, лишенный войск популяров, Сулла устремился за противником, который сосредоточил новую армию в городе Пренесте частью своих войск, Сулла отправился в Этрурию, где разгромил сильную армию консула 82 года до н.э. Карбона.

Двухлетняя борьба приближалась к развязке. Войска противников Суллы были рассеяны и блокированы в крепостях. Основная часть неприятельских войск была сосредоточена вокруг Пренесте и медленно агонизировала. Но в октябре 82 года до н.э. на помощь осажденным в Пренесте прорвалась 70-тысячная армия самнитов, которая, объединившись с осажденными, пошла на Рим. Сулле пришлось спешно стягивать на защиту Рима свои войска.

1 ноября 82 года до н.э. под стенами Рима у Коллинских ворот в смертельной схватке сразились две римские армии. Сражение было необычайно упорным, оно длилось день, ночь и следующий день. Пленных почти не было, дрались насмерть. Эта битва стоила жизни 50000 солдат. В конце концов победили сулланцы.[3]

Разгромив своих противников, Сулла стал хозяином положения. Он обратился с письмом к сенату, в котором подсказал, что для устройства государства нужно наделить его - Суллу - неограниченными полномочиями. Сенат не мог ослушаться. Сулла был назначен диктатором на неограниченное время, как было сказано в его титуле, «для издания законов и устройства государства» с неограниченными полномочиями.

Войдя в Рим, Луций Корнелия Сулла поступил точно так же , как это сделал в подобном случае его противник Гай Марий.

Диктатура Луция Корнелия Суллы была первым шагом к установлению в Древнем Риме императорской власти. Она началась с массового уничтожения его политических противников. В ходе гражданской войны в ряде итальянских городов, таких как Пренесте, Эзерния, Норба и ряда других, сулланцы уничтожили все мужское население. По всей Италии действовали карательные отряды легионеров, разыскивавших и уничтожавших явных и тайных врагов диктатора. Некоторые итальянские города за поддержку Гая Мария лишились своих земельных владений. У других были срыты крепостные стены, и теперь они в случае возобновления гражданской войны становились беззащитными. Особенно жестоко был наказа город Сомний, воины которого до последнего бились с легионами сулланцев.

Было сломлено сопротивление марианцев в Сицилии, Северной Африке и Испании. Особенно в этом отличился полководец Гней Помпей, которого Сулла удостоил прозвища Великий.

Положив начало резне, Сулла не прекращал уже ее и наполнил горд убийствами без счета и конца. Многие пали вследствие личной вражды, без всякого столкновения с самим Суллой : угождая своим приверженцам, он выдавал людей им не расправу.

После этого он составил проскрипционный список в восемьдесят человек. Последовал взрыв всеобщего негодования, а через день Сулла объявил новый список в двести двадцать человек, затем третий – не меньше.

Он обратился с речью к народу и сказал, что в списки он внес только тех , кого припомнил, а если кто-нибудь, ускользнул от его внимания, то он составит еще другие такие же списки. И он помещал в списки всякого, кто принял и укрыл в своем доме кого-либо из жертв, карал смертью человеколюбие и не щадя ни брата, ни сына, ни родителей, а всякому убившему опального он назначал в награду два таланта, платя за убийство, хотя бы раб убил своего господина или сын отца. Но самой вопиющей несправедливостью являлось то, что он лишал гражданской чести сыновей и внуков опальных и подвергал конфискации их имущество. Проскрипции свирепствовали не только в Риме, но и по всем городам Италии. От убийств не защищали ни храмы богов, ни очаг гостеприимства, ни отчий дом; мужья гибли в объятьях супруг, сыновья - в объятьях матерей. При этом павшие жертвой гнева были лишь каплей в море среди тех, кого казнили ради их богатства. Палачи имели повод говорить, что такого-то сгубил его огромный дом, этого- сад, иного- теплые купанья. Так, Квинт Аврелий, человек, далекий от политики, читал как-то , выйдя на Форум, имена внесенных в списки в полной уверенности, что бедствие затрагивает его лишь в меру его сочувствия чужому горю. И вдруг он там находит собственное имя. « Ах, я несчастный, - воскликнул он, - меня преследует мое албанское имение ». И как только он немного отошел, его убил кто-то, погнавшийся следом.[4]

Опытный в вопросах государственной внутренней политики, Сулла с первых лет своей диктатуры начал заботиться о том, чтобы иметь как можно больше своих приверженцев. Свыше 120тысяч ветеранов сулланской армии, сражавшихся под его командованием против понтийского царя и в гражданской войне, получили большие земельные участки в Италии и стали владельцами поместий, в которых использовался труд рабов. С этой целью диктатор проводил массовые конфискации земель. Достигались сразу три цели: Сулла расплачивался со своими солдатами, наказывал врагов и создавал опорные пункты своей власти по всей Италии. Если некогда аграрный вопрос использовался как орудие демократии, то в руках Суллы он стал орудием олигархии и личной власти могущественного диктатора.

Триумф Суллы был отпразднован с крайней пышностью. Роскошна и редкостна была добыча, отнятая у царя , но лучшим украшением триумфа, картиной действительно прекрасной, были римские изгнанники. Самые родовитые и богатейшие из граждан с венками на головах следовали за Суллой и называли его спасителем и отцом в благодарность за то, что он возвратил их на родину и вместе с ними их жен и детей. По окончании торжества Сулла произнес в народном собрании речь, в которой дал обзор своих деяний. Успехи, которыми он был обязан счастью, он перечислял не менее усердно, чем свои личные заслуги, и в заключении потребовал, чтобы за все это ему присвоили наименование «Счастливца».

Как диктатор Сулла возобновил и даже расширил все свои старые меры против демократии. Раздачи хлеба были отменены. Власть народных трибунов свелась к фикции. Они могли действовать в законодательном и судебном порядке только с предварительного одобрения сената. Бывшим народным трибунам запрещалось занимать курульные должности. Это постановление лишало народный трибунат всякой привлекательности для лиц, желавших делать политическую карьеру.

Сулла установил строгий порядок прохождения магистрату: нельзя было стать консулом, не пройдя предварительно претуры, а на последнюю нельзя было баллотироваться до прохождения квестуры. Что касается эдильства, то оно включалось в эту лестницу магистратур, так как предполагалось, что всякий политический деятель непременно пройдет через должность эдила, открывавшую широкие возможности завоевать себе популярность. Было восстановлено старое правило, что для вторичного избрания в консулы требуется 10-летний промежуток.

Сулла увеличил количество преторов до8, квесторов- до 20, что вызывалось растущей потребностью государства в административном аппарате. Бывшие квесторы механически становились членами сената. Так как при этом сенаторы были объявлены несменяемыми, тем самым отпала одна из важнейших функций цензоров – пополнение сената. Хозяйственные обязанности цензоров передавались консулами, и таким образом цензура фактически упразднялась.

Конституционные реформы Суллы формально преследовали цель восстановить господство аристократии. Естественно поэтому, что сенат был им поставлен во главе государства. Все старые права и прерогативы сената восстанавливались. В частности, судебный закон Гая Гракха был отмене и суды снова переданы сенаторам. Постоянные комиссии уголовных судов были значительно улучшены и число их увеличено. Однако в духе реформы Друза количество сенаторов было пополнено путем выбора по трибам 300 новых членов из всаднического сословия. Фактически избранными оказались младшие сыновья сенаторов, сулланские офицеры и «новые люди», вынырнувшие на поверхность политической жизни во время последнего переворота. Таким путем было положено начало формирования новой знати, которая должна была служить опорой сулланского порядка. Под флагом реставрации сенатской республики Сулла укрепил свою личную диктатуру.

Среди мероприятий Суллы нужно особенно отметить административное устройство Италии. Это была одна из наиболее прочных и прогрессивных реформ. Здесь Сулла юридически оформил то положение вещей, которое создалось в результате Союзнической войны. Сулла сдержал свое обещание, данное в послании сенату: новые граждане из италиков сохранили все свои права вплоть до равномерного распределения по всем 35 трибам. Теперь , при ослаблении демократии, это ничем не угрожало новому порядку. В связи с этим Сулла точно определил границы Италии в собственном смысле слова. Северной границей ее должна была служить маленькая р.Рубикон, впадавшая в Адриатическое море к северу от Аримина. Часть современной Италии, лежавшая между Рубиконом и Альпами, образовала провинцию Цизальпинская Галлия. Она была разбита на крупные городские территории, к которым в транспаданской части были приписаны галльские племена. Собственно Италия была разделена на небольшие муниципальные территории с правом самоуправления. Многие италийские города, на землях которых Сулла расселил своих ветеранов, были переименованы в гражданские колонии. Сулла реформировал также в известной мере налоговую систему в провинциях, частично уничтожив откупа в Азии, что должно было ослабить всадников.

Укрепив власть римского сената и своих сторонников в нем, Луций Корнелий Сулла решил провести свободные выборы и в 79 году до н.э. добровольно сложил с себя диктаторские полномочия. Некоторые исследователи полагают, что Сулла снял диктатуру не в 79 году, как обычно считали, а в 80 году, пробыв на посту положенные 6 месяцев. После этого он стал консулом, а в 79 году снял с себя и эту консульскую власть. Скорее всего, Сулла взял диктатуру на неопределенный срок, что явилось принципиальным новшеством, и отказался от нее в 79 году. Таким образом, он был первым из римских правителей, который поставил себя над остальными, создав особую власть. При этом он до последних дней сохранял огромное влияние на политическую жизнь Рима. Отказ Суллы от диктаторской власти был неожиданным для его современников и непонятен античным и более поздним историкам.

Моммзен считает его исполнителем воли нобилитета, ушедшим сразу после того, как только был восстановлен старый порядок.[5] Противоположное мнение было высказано Ж.Каркопино, который считает, что диктатор стремился к единоличной власти, но был вынужден уйти из-за оппозиции в своем окружении. Однако в целом его гипотеза противоречит фактам. Уход был явно добровольным, а его причиной, видимо, следует считать целый комплекс факторов. Главным, пожалуй, было то , что ни общество, ни лидеры, в том числе и сам Сулла, не созрели для постоянной единоличной власти и с самого начала считали диктатуру только временной. От Суллы ожидали реставрации старой республики, именно так рассматривал свою деятельность и он сам. В довершении ко всему диктатор был смертельно болен. Сулла долгое время не знал, что у него во внутренностях язвы, а между тем все его тело подвергалось гниению и стало покрывать несметным количеством вшей.

Он не только предвидел свой конец, но, некоторым образом, даже писал о нем. Двадцать вторую книгу своих «Воспоминаний» он прекратил писать лишь за два дня до смерти, а там он повествует, что по словам халдеев, ему предстоит, после прекрасной жизни, умереть, достигнув вершины благополучия.

Утром в день похорон небо было окутано облаками. Ждали ливня и потому начали вынос едва в девятом часу. Когда развели костер, внезапно поднялся сильный ветер, раздул пламя, и тело сгорело дотла. Но лишь только костер начал угасать, как на остатки замирающего пламени пролился сильный дождь и продолжался затем до самой ночи. Таким образом счастливая судьба Суллы, казалось, до гроба была ему верна.

Гробница Суллы находится на Марсовом поле. Надпись на ней ,по преданию, составлена им самим: «Здесь лежит человек, который беле, чем кто-либо из других смертных, сделал столько добра друзьям и зла врагам».


[1] Плутарх «Избранные жизнеописания. Сулла», Минск,1995год

[2] Р.Эрнест и Тревор Н.Дюпюи «Всемирная история войн.Книга первая» , Москва, 1997год

[3] История Древнего Рима/ Под ред. В. И. Кузищина. М., 1981год

[4] Плутарх «Избранные жизнеописания.Сулла» стр.325, Минск , 1995год

[5] Моммзен Т. История Рима, СПб,1993год

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий