регистрация /  вход

Политическая наука в 20 веке общие характеристики и основные этапы становления (стр. 1 из 4)

Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. 2001. № 1. С. 5–18.

Бойцова О.Ю.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ НАУКА В ХХ в.:
ОБЩИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И
ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ

Возникновение, формирование, эволюция и институциона­лизация политической науки — тема дискуссионная, и в наши дни споры по этим вопросам еще очень далеки от завершения: предметом разногласий служит даже само название дисциплины, не говоря уже о проблемном поле, взаимоотношении суботраслей, критериях классификации исторически сложившихся форм политического познания и принципов интегрирования множества частных политических дисциплин (по разным оценкам, их насчитывается от двадцати до сорока) в единую систему политической науки. Во многом это обусловлено тем, что политическая наука — дисциплина молодая, и процессы активного роста политических знаний и их структурирования все еще продолжаются.

Очевидно, что история современной политической мысли должна охватывать все регионы земного шара, и не может быть сведена к рассмотрению подходов и идей, получивших развитие только лишь в западном мире. Однако наиболее изученной представляется именно западная (точнее, западноевропейская и североамериканская) традиция политических исследований. Но здесь также немало пробелов: несмотря на все чаще появляющиеся публикации на данную тему, исследователи отмечают, что «в настоящее время стала остро ощущаться потребность в обобщающем научном исследовании,… в котором была бы дана комплексная характеристика и анализ современной западной политической науки как особого способа раскрытия, проблематизации и концептуализации мира политического»[1] .

Не претендуя на полноту охвата проблемы, все же кажется оправданным попытаться представить общие контуры процесса организационного, методологического и теоретического становления политической науки в ХХ в. С сожалением нужно признать, что настоящая статья ограничивается лишь западной ветвью политического знания, оставляя за пределами рассмотрения историю политической мысли в других регионах мира.

В настоящее время в отечественной и зарубежной литературе существует несколько различных версий о времени возникновения и основных этапах развития политической науки[2] . Но не вызывает сомнений, что вплоть до второй половины девятнадцатого столе­тия нельзя говорить о дис­циплинарной оформленности в сфере познания политики. Окончательное же утверждение политической науки ее в качестве самостоятельной научной и образовательной дисциплины со своими исследовательскими принципами и организационными структурами, несомненно, нужно датировать ХХ веком.

Становление организационной структуры
политической науки в Европе и США

В конце XIX – начале XX в. между социальными науками, вступившими на путь активного самоутверждения, «разворачивается своеобразное соперничество в связи с рас­пределением мест в статусной иерархии»[3] , и на этом фоне происходит теоретическое и методологическое размежевание политической науки с философией, историей, социологией, юриспруденцией, экономикой, психологией и другими отраслями знания, в рамках которых ранее исследовалась сфера политики. К началу ХХ в. в политической мысли окончательно сформировалось и упрочилось стремление к исследовательской автономии. Хотя вплоть до первых десятилетий столетия политическая наука считалась «новой», а легитимность ее существования как самостоятельной дисциплины, статус и сфера компетенции еще на долгое время остались предметом споров, все же можно сказать, что в этот период процесс выделения политологии из общей системы гуманитарного знания был в самом разгаре.

С начала двадцатого столетия ускоряется и процесс организационного оформления новой дисциплины. Напомним, что первые организации, специализирующиеся на изучении политики, — факультеты политических исследований при университетах и самостоятельные политологические научные центры — возникли еще в XIX в.Например, во Франции «Свободная школа политических наук» была основана в 1871 г.[4] , «Лондонская школа экономики и политики» — в 1895, американская «Школа политической науки» при Колумбийском колледже, впоследствии преобразованном в университет, — в 1880 г.

Вплоть до первой мировой войны интеллектуальное лидерство в политическом познании, бесспорно, принадлежало Европе, и американские ученые считали необходимым либо получать образование, либо, по крайней мере, повышать квалификацию в европейских университетах, прежде всего, в немецких. Что же касается организационного становления политической науки, уже в это время приоритет был за Соединенными Штатами: именно здесь в 1903 г. была основана первая в отрасли общенациональная организационная структура (Американская ассоциация политической науки), начали регулярно издаваться многочисленные профессиональные журналы[5] , была разработана и внедрена система подготовки научных кадров.

С начала двадцатого столетия и вплоть до 60-х гг. процесс обретения политологией статуса автономной отрасли знания преимущественно протекал на американской почве. В межвоенное время (1920–1940 гг.) это объяснялось тем, что в Европе не могло быть и речи о независимом политическом анализе, здесь возобладал принцип подчиненности политических исследований задачам идеологического и политико-пропагандистского характера. Установление на континенте фашистских режимов привело к тому, что многие западноевропейские ученые (П.Лазарсфельд, К.Мангейм, Х.Моргентау, Л.Страусс, З.Фрейд, Г.Маркузе) вынуждены были переселиться за океан. Они придали новый импульс американской политической науке, внесли значительный вклад и в становление системы гуманитарного образования, и непосредственно в исследования в области социологии, психологии и политической науки (в то время профессора, эмигрировавшие из Европы, преподавали на факультетах социальных наук практически во всех американских высших учебных заведениях). Это во многом обусловило как интеллектуальное доминирование американской политологии в первой половине столетия, так и повышение престижа политической науки в целом.

Кроме того, в США политические исследования уже в 20–30-е гг. стали пользоваться широкой поддержкой со стороны государства и частного бизнеса. На развитие этой отрасли науки были направлены мощные денежные потоки, причем в первую очередь финансировались программы анализа общественного мнения, в частности, механизма формирования предпочтений избирателей. Это стимулировало резкий рост организаций, специализирующихся на изучении политики: за два десятилетия между мировыми войнами здесь было создано около 30 подобных центров[6] .

Во время второй мировой войны, когда в Европе политические исследования были полностью прерваны, в США, напротив, их интенсивность резко возросла. Заказчиками выступали различные военные ведомства, а также разведывательное управление при Федеральной комиссии по средствам массовой информации, привлекавшие к работе ведущих специалистов — таких, как Г.Лассуэлл, Э.Шилз, П.Лазарсфельд и др. Тематика исследований охватывала довольно широкий круг проблем — например, причины возникновения фашизма и нацизма, отношение населения к врагам и союзникам в войне, пути обеспечения высокого уровня производительности труда в сельском хозяйстве и промышленности в условиях сокращения численности рабочей силы, условия наиболее выгодного размещения облигаций военного займа и т.д.

Повышенный спрос на специалистов в области социальных наук послужил причиной бурного развития академических институтов, и в послевоенное время факультеты политической науки в университетах США быстро разрастались, превращаясь в международные центры подготовки политологов. Первым таким центром стала летняя школа, организованная в 1947 г. при Мичиганском университете, в которой прошли обучение многие специалисты из европейских стран. Этот университет (и в первую очередь, особенно работавший при нем «Институт социальных исследований») в послевоенныедесятилетия сыграл основную роль в распространении политической науки в подавляющем большинстве академических центров Соединенных Штатов и многих зарубежных стран. В 1949 г. по образцу Американской была создана Международная ассоциация политических наук.

В первые послевоенные десятилетия началось целенаправленное перенесение принципов и стандартов американской политической науки на европейскую почву. При поддержке благотворительных фондов США велось формирование кадрового состава восстановленных после войны европейских университетов — американские ученые становились членами научных учреждений в Европе, а европейцы получали образование в Соединенных Штатах.

Однако такого рода односторонняя зависимость продолжалась недолго. К 60-м годам были полностью восстановлены старые университеты, возникло много новых учебных и исследовательских центров. Начиная с этого времени количество европейских политологов постоянно росло (к 1985 г. официально было зарегистрировано 2,5 тыс. европейских ученых, занимающихся политической наукой[7] ) и их вклад в развитие политической науки стал неуклонно повышаться.

После второй мировой войны в США активизировался процесс создания самостоятельных организаций, поддерживающих политологические исследовательские программы в материальном и организационном отношении. Среди них ведущую роль играли Американский национальный комитет электоральных исследований («NES», или «American National Election Studies») и Исследовательская комиссия по общественным наукам («Social Science Research Council»), которые предоставляли аспирантам и начинающим исследователям стипендии, а также поддерживала ряд исследовательских программ.

В 1961 г. на основе объединения нескольких университетов сформировался «Межуниверситетский консорциум политических и социальных исследований» («ICPSR», или «Interuniversity Consortium for Political and Social Research»), при котором был собран богатейший архив количественных данных, собранных политологами в рамках различных программ. Архив этот сыграл немаловажную роль в становлении научного сообщества политологов, выступая в качестве хранилища информации и формируя исследовательские стандарты в отрасли.