регистрация / вход

Адольф Ландри

родился в 1874 году в Аяччо, столице Корсики, где за сто с лишним лет до него родился Наполеон. Образование получил в Сорбонне. Студент педагогического факультета, специализирующийся по философии, профессор истории и экономических учений, Ландри увлекается социалистическими учениями. Он был делегатом парламента от Корсики (1910), несколько раз - министром Третьей республики, после войны - сенатором.

родился в 1874 году в Аяччо, столице Корсики, где за сто с лишним лет до него родился Наполеон. Образование получил в Сорбонне. Студент педагогического факультета, специализирующийся по философии, профессор истории и экономических учений, Ландри увлекается социалистическими учениями. Он был делегатом парламента от Корсики (1910), несколько раз - министром Третьей республики, после войны - сенатором. Интерес Ландри к проблемам демографии был одновременно интересом ученого и государственного деятеля.

Он был сторонником проведения государственной пронаталистской политики. Еще в 1932 году во Франции был принят закон Ландри, распространявший семейные пособия, которые раньше выплачивались многодетным семьям, на всех наемных работников промышленности и торговли, имеющих двух и более детей. Позднее Ландри был основным автором первого французского Семейного кодекса, принятого в 1939 году.

Именно эту сторону деятельности А. Ландри имел в виду Альфред Сови, считавший себя его учеником, когда писал: "Адольф Ландри утверждал, что существует коллективная воля, воля более высокого порядка, чем индивидуальная, и что опасность, даже недостаточно ощутимая, должна вызывать определенную инстинктивную реакцию... Подобная реакция часто обнаруживается при помощи людей, сознающих свою высокую ответственность и преданных общему делу. Так, во всяком случае, было во Франции. И кто может иметь большее право на такое признание, чем сам А. Ландри, посвятивший большую часть своей жизни тому, чтобы способствовать этому рывку нации вверх…?"

Ландри был не только политиком, но и ученым, экономистом и демографом. Его первые статьи по проблемам народонаселения были посвящены исследованию теоретических воззрений на проблему населения, независимости его роста от социально-экономических условий.

В 1934 году Ландри, объединив и дополнив предшествующие работы, опубликовал книгу "Демографическая революция" («La révolution démographique»). Это произведение Ландри стало знаковым в демографической науке, в нем получила развитие концепция, впервые сформулированная Ландри еще в 1909 году.

Хотя само выражение "демографическая революция" встречалось уже в 20-е годы (напр., у советского демографа Арсения Хоменко или в книге на французском языке поляка Леона Рабиновича), именно книга Ландри ввела его в широкий научный оборот и привлекла внимание ко всемирному процессу смены "демографических режимов" - переходу от "примитивного" через "переходный" к "современному" демографическому режиму. Именно эта концептуализация выделяла книгу Ландри на фоне многих описательных демографических сочинений того времени. "Все процессы, начавшиеся во Франции в XVIII в., а затем распространившиеся мало помалу на весь мир и далеко еще не закончившиеся, вскрыты там и обобщены в мощном синтезе", - писал А.Сови.

В дальнейшем, Ландри продолжал заниматься демографическими исследованиями и результаты многолетних наблюдений опубликовал в фундаментальном труде «Traité de démographie". Но в историю демографической науки он вошел прежде всего как автор идеи "демографической революции", или, как сейчас чаще говорят, демографического перехода, идеи, которая впоследствии получила огромное развитие и до сих пор остается одной из ведущих концептуальных идей демографического знания.

Сразу после войны Адольф Ландри был председателем Высшего консультативного Комитета по населению и семье, затем президентом Международного союза по изучению народонаселения. В 1952 году он был самым старшим по возрасту членом Сената.

Умер Адольф Ландри в Париже в 1956 году.

В 1982 году его книга о демографической революции была переиздана.

Теория демографической революции связывается в мировой и нашей демографической литературе с именем французского демографа Адольфа Ландри (1874—1951). До сих пор и сторонники, и противники этой теории рассматривают её как основу наиболее широкого, обобщающего объяснения демографических процессов.

«демографическую революцию в самой сжатой форме можно охарактеризовать как переворот во всей истории человечества, изменивший количественно-качественный характер его воспроизводства, что наиболее ярко проявляется в изменениях уровней рождаемости и смертности, возрастной структуры населения. По мере развития демографической революции повышается социальная обусловленность демографических процессов. Проявление демографической революции и ход её развития могут быть различными в разных странах в силу особенностей их истории; особенно важно понимать различие в условиях развития демографической революции в прошлой истории ныне экономически развитых стран и в настоящей действительности развивающихся стран. Тем не менее, общий ход ее развития в принципе настолько одинаков во всём мире, что можно выделить всего несколько типов».

Название «демографическая революция» было вынесено в заголовок сборника трудов А. Ландри, изданного в Париже в 1934 г. В книге имеются главы с названиями «Демографическая революция» и «Депопуляция и упадок», и в неё также включены четыре более ранних статьи А. Ландри, опубликованные в 1909—1933 гг. в журнале «Scientia».

Однако не Ландри был первым, кто обозначил таким наименованием переход к новому типу воспроизводства населения. За пять лет до него, в 1929 г., этот процесс назвал «демографической революцией» Леон Рабинович, который дал ему и свои объяснения, а в 1930 г. о «революционных изменениях» в демографическом развитии говорил У. С. Томпсон.

Примерно в то же время английский врач Норман Хаймс писал о «революции в естественном движении населения» (vital revolution) и рассматривал ее как результат промышленной революции.

Мы не преследуем цели вызвать спор о приоритете идеи; с позиций истории теорий населения этот приоритет не так уж важен. В истории науки известно немало случаев, подобных этому, когда первенство получает открытие, опубликованное позже другого, и при этом не являющееся плагиатом. Гораздо важнее содержание теории и методический подход авторов к ней, и в этом мы обнаруживаем уже существенное различие между ними. Мы рассмотрим здесь различия, главным образом, между Ландри и Рабиновичем.

Адольф Ландри принадлежал к широкому кругу французских демографов, социологов и экономистов. В те годы мощная пронаталистская пропаганда, активизировавшаяся в результате снижения рождаемости и опасений о «судьбе народа, который приближается к своему упадку», привела к развитию пронаталистской демографической политики, в организации которой активное участие принял и Ландри (еще перед первой мировой войной он был руководителем, а позднее — заместителем председателя «Народного альянса против депопуляции», а в 20-х и 30-х гг. он содействовал этой политике на различных министерских постах).

Идея о демографических типах репродуктивного поведения впервые появляется в статье Ландри «Три основные теории населения» (1909 г.). Затем в несколько ином виде он сформулировал понятие о трех режимах воспроизводства населения в статье «Идея прогресса» (1924 г.).

Первый режим (тип) воспроизводства населения, названный Ландри «примитивным», характеризуется им как такой, при котором ни брачность, ни рождаемость не регулируется, уровень жизни большинства населения находится на минимуме средств существования, а смертность является главным регулятором численности населения.

Второй режим характеризуется ограничением рождаемости за счет откладывания браков и безбрачия под непосредственным влиянием экономических факторов.

Третий режим, названный Ландри «современным», основной чертой которого является сознательно ограничиваемая рождаемость, характерен для большинства экономически развитых стран.

Однако соотнесение наименований типов производства населения с историческими эпохами у Ландри нельзя понимать буквально. Так, в качестве примера второго типа он приводит Англию и Францию XVIII века, а в качестве современного, третьего типа — древнюю Грецию и Рим, так как именно там началось сознательное ограничение рождаемости. Напротив, первый, «примитивный» режим еще может существовать где-нибудь в отсталых странах сейчас. Переход к новому типу репродуктивного поведения не считался тогда Ландри исторически обусловленным, поскольку он допускал аналогию снижения рождаемости во Франции со снижением рождаемости в античных государствах. Он рассматривает как одинаковые (в древности и теперь) факторы цивилизации, отрицательно воздействующие на рождаемость (упадок нравов, бесплодие высших общественных классов, утрата доверия к идеям), которые применяется им к современным условиям на высшем уровне развития науки, техники, медицины и промышленности.

Книга Ландри призывала к активной пронаталистской политике. Он считал, что снижение рождаемости не ограничится только Францией, но распространится во всем мире и может привести к регрессу и даже гибели цивилизации. Так как он видел главные причины снижения рождаемости в изменениях психологии, то в этой области, по его мнению, и надо было начинать «бой с депопуляцией»: воскрешать патриотизм, уважение ж многодетным семьям, материально поощрять брачность и рождаемость. Ландри не отрицал значимость экономических факторов, но считал, что их действие проявляется не впрямую, а косвенно, в сложных, неявных формах. Он писал даже о кризисе капитализма, но считал его результатом плохого управления экономикой ж плохой международной политики.

Только в книге, изданной в 1934 г., Ландри впервые употребил термин «демографическая революция», причём он по-прежнему считал, что современная демографическая революция подобна той, которая происходила в Римской империи. Несколько иначе, чем в прошлых публикациях, он описал три типа (режима) воспроизводства населения, которые определил теперь как «схемы, никогда точно не отражающие действительности».

Ландри считал возможные последствия демографической революции «ужасными» и призывал к борьбе против депопуляции, чтобы Франция и другие экономически развитые страны не оказались в положении древней Греции и Рима.

Подводя итог, следует еще раз подчеркнуть, что под «демографической революцией» Ландри понимал лишь массовое распространение во Франции сознательного ограничения рождаемости в семьях, которое он не связывал с сущностью капиталистических производственных отношений, и в котором он не видел принципиальных качественных отличий от подобных тенденций в далеком прошлом.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий