регистрация / вход

Изучение новейшей истории Норвегии

До конца второй мировой войны изучение самоновейшего в то время отрезка истории Норвегии сосредоточивалось на периоде первой мировой войны и предвоенного десятилетия. В остальном преобладали историко-публицистические сочинения с небольшим научным аппаратом и ярко выраженной политической тенденцией.

До конца второй мировой войны изучение самоновейшего в то время отрезка истории Норвегии сосредоточивалось на периоде первой мировой войны и предвоенного десятилетия. В остальном преобладали историко-публицистические сочинения с небольшим научным аппаратом и ярко выраженной политической тенденцией – шла ли речь об истории норвежского рабочего движения, о норвежских правах на арктические земли (Шпицберген, Восточная Гренландия и пр.), экономических кризисах межвоенного времени или текущей внешней политике Норвегии137. Накал политических страстей, диапазон идейного размежевания были в тогдашней Норвегии с ее острыми хозяйственными трудностями, частыми правительственными кризисами, сравнительно (с другими скандинавскими странами) радикальным рабочим движением весьма велики. Сильнее, чем в других северных странах, было и влияние марксизма на левую интеллигенцию: группа "К свету" ("Mot dag") и одноименный журнал 1921-1936 гг. Показатель этого влияния – редкая в тогдашней Западной Европе левосоциалистическая "Рабочая энциклопедия" с большим числом марксистских статей на исторические темы и с опорой на БСЭ138. Первым опытом осмысления новейшей истории Норвегии и ее рабочего движения с коммунистических позиций явились брошюра У. Шефло "Красная нить норвежской истории" и особенно очерк "От Лассаля к Ленину" Арвида Хансена139.

С конца 30-х годов начались отход левой интеллигенции от марксизма и общее поправение норвежской общественно-политической мысли. Германская оккупация осложнила этот процесс. Подцензурная историческая литература, выходившая в Норвегии, избегала актуальных сюжетов. Кратковременный "подъем" испытала профашистская и фашистская публицистика, фальсифицировавшая события новейшей истории (сам "фюрер" В. Квислинг, Ф. Халворсен). Эмигрантская публицистика в Англии, Швеции, США сплотилась на антифашистских буржуазно-демократических позициях, освещая с этих позиций события норвежской и всемирной истории (X. Кут, А. Урдинг, Я. Ворм-Мюллер, Ф. Поске, К. Фрам – псевдоним натурализовавшегося в Норвегии немецкого левого социал-демократа В. Брандта140). Голос норвежских коммунистов находил путь к народу через-многочисленные подпольные газеты и листовки.

Исследование новейшей истории Норвегии началось фактически с работы Следственной комиссии 1945 г., выяснявшей поведение и меру ответственности политических, военных и гражданских властей страны в трагическом 1940 г., а также деятельность норвежского правительства в изгнании. Широкий круг военно-дипломатических вопросов, связанных с предысторией и историей второй мировой войны, с судьбами страны в годы войны, и составлял главную тематику новейшей истории Норвегии в послевоенной норвежской историографии примерно до конца 50-х годов141.

Двухтомное "Заключение Следственной комиссии 1945 года" с девятью приложениями (в трех томах) явилось первым вкладом официозных историков в изучение внешней и военной политики Норвегии накануне и в годы второй мировой войны142. К "Заключению" вплотную примыкает и трехтомная официозная "Норвегия в войне", написанная ответственными участниками событий и вышедшая под редакцией крупного историка Сверре Стеена (см. о нем выше), одного из семи членов названной комиссии143. Наибольшие споры, естественно, вызвала оценка правительственной политики до германского нападения 9 апреля 1940 г., а также переговоры коллаборационистского президиума стортинга с оккупационными властями в июне – сентябре 1940 г. о создании "государственного совета", т. е. коллаборационистского правительства в Норвегии. Были осуждены военно-техническая неподготовленность страны по вине гражданских властей, правительства, внешнеполитические просчеты последнего накануне вторжения (притупление бдительности). Более сурово – не как ошибочные, а как антиконституционные – были осуждены действия президиума стортинга летом 1940 г. При всей резкости суждений Следственной комиссии норвежский парламент, как известно, в конечном счете единогласно воздержался от привлечения политиков 1940 г. к суду.

Параллельно им, в противовес "Заключению" Следственной комиссии, увидел свет целый ряд мемуарных и историко-публицистических книг о войне и ответственности за поражение 1940 г. В одних действия довоенных политиков брались под защиту, часто ими самими: наиболее известны книги бывшего министра иностранных дел, выдающегося историка X. Кута144. В других, напротив, заключения Следственной комиссии отвергались как чересчур мягкие, апологетические по отношению к коллаборационистским органам власти в оккупированной Норвегии 1940 г. – Административному совету и Верховному суду145. Насыщенные драматическими событиями военные годы вскоре стали предметом новых документальных публикаций146. Среди них были и небольшие издания норвежской компартии. Вместе с историко-публицистическими произведениями коммунистов и левых социалистов эти издания давали классовую оценку недавнего прошлого, критиковали не только умеренно коллаборационистские круги и буржуазное руководство Внутреннего фронта, но и лондонское эмигрантское правительство, в частности, за сдерживание боевых форм антифашистского Сопротивления147.

Новую злободневность теме второй мировой войны, точнее, причинам катастрофы 9 апреля придали политические споры вокруг вступления Норвегии в НАТО. Его сторонники, естественно, аргументировали необходимость этого шага нежизнеспособностью, обреченностью довоенного нейтралитета при всей его строгости со стороны Норвегии148. Напротив, противники участия в НАТО, пацифисты буржуазного или социал-демократического толка, выискивали и разоблачали отклонения самого норвежского правительства от провозглашенного им нейтралитета в 1940 г., видя (как выяснилось после новых исследований, ошибочно) в проанглийских симпатиях правительства и в действиях западных держав главные причины катастрофы149.

Развернувшаяся с конца 40-х годов "холодная война" способствовала новому политическому поправению норвежских историков. Буржуазные и социал-демократические авторы книг и статей по новейшей истории Норвегии теперь, как в 1939-1940 гг., практически не отличались друг от друга в своих общих – антикоммунистических и антисоветских – установках. Марксистское направление в исторической литературе 40-50-х годов сошло на нет. Давние связи норвежских историков с коллегами и научными учреждениями англосаксонских стран, усилившиеся в годы второй мировой войны и эмиграции, теперь приобрели в значительной мере тот же пронатовский характер.

Подобные правые тенденции в той или иной степени проявились в уже названных ранее официозных и юбилейных обобщающих трудах с разделами по новейшей истории Норвегии: 9-м томе "Истории нашего народа", четырехтомной истории норвежских профсоюзов, книгах Э. Бюлля-младшего и А. Сакариассена по истории рабочего класса и рабочего движения150, трехтомных воспоминаниях бывшего норвежского министра иностранных дел Т. Ли о военных годах и др., не говоря уже о памфлетах Хокона Ли, Е. Саннеса и т. д. В собственно новейшей истории еще преобладала военная тематика. Стали, например, издаваться многотомное военно-историческое описание норвежской кампании 1940 г., история действий норвежского военно-морского флота в годы войны (автор – Э. А. Стеен), был выпущен сборник кратких биографий всех погибших в борьбе за свободу страны – в четырех томах151.

В 50-х годах выдвинулись ведущие норвежские специалисты но истории военного периода, прежде всего профессор университета в Осло Магне Скодвин. Он сосредоточил внимание на немецко-фашистской стратегии и оккупационной политике в Норвегии и после нескольких содержательных статей выпустил книгу (докторскую диссертацию) о становлении фашистского оккупационного режима в Норвегии с апреля по сентябрь 1940 г.152 Последующее развитие оккупационных порядков, гражданские формы борьбы общественных организаций страны против попыток ее фашизации исследовал другой авторитетный послевоенный историк и политолог, профессор Томас Вюллер, одно время директор Института государствоведения при университете Осло153. Широкую известность получили основанные на свежих, преимущественно немецких, источниках (включая записи бесед с участниками событий) книги юриста Сверре Хартмана по разным вопросам предыстории и истории оккупации. От официозного направления, например от Скодвина, Хартман отличался методическими слабостями, сенсационностью своих находок и вместе с тем более критическим подходом к норвежским руководителям предвоенных и военных лет (последнее, впрочем, больше проявилось в его работах 60-х годов – см. ниже154).

В 50-е годы вышли также в свет капитальные исследования Н. Эрвика о роли и месте Норвегии в торговом противоборстве Англии и Германии периода "странной войны" (хотя еще и без привлечения английских архивов), а также вскоре умершего С. Хельстадли – об организации и действиях военных сил норвежского Внутреннего фронта155.

Завершение послевоенного восстановления страны, зримые успехи ее экономики, примечательные особенности государственно-монополистического регулирования (составление первых в своем роде "национальных счетов", среднесрочное программирование экономической политики правительства) вызвали к жизни уже в 50-х годах ряд работ по самоновейшей экономике Норвегии, отчасти официозного характера, например П. Бьерве156. Продолжала выходить партийно-публицистическая литература за и против участия в НАТО.

Что касается истории довоенной (межвоенной) Норвегии, то она вплоть до конца 50-х годов освещалась преимущественно в рамках обзорно-обобщающих трудов с широким хронологическим охватом и имела буржуазно-апологетический или просто официозный характер. Таковы, помимо уже упомянутых, юбилейные издания в связи с долгим царствованием (1905-1957), а затем кончиной популярного монарха Хокона VII, по истории норвежских банковских учреждений, железных дорог, телеграфа, китобойного промысла, рыботорговли (вяленой треской!), отдельных городов, фирм, организаций, Академии наук и т. п.157 В празднично-юбилейных многотомных изданиях не было недостатка и в 60-х годах, особенно по случаю 150-летия образования Норвежского государства и принятия Эйдсволлской конституции (1814-1964)158. При всем их буржуазно-демократическом пафосе они были порождением консервативного направления в национальной историографии.

С конца 50-х годов в развитии норвежской историографии начали сказываться перемены общественно-политического порядка: полевение интеллигенции и особенно молодежи, рост антинатовской и антиядерной оппозиции в правящей НРП и ее молодежной организации; в начале 60-х годов образовалась Социалистическая народная партия (СНП) – на базе левого крыла НРП; возникли новые, левосоциалистические журналы и прогрессивное издательство "Паке" (с одноименным журналом). Возродился интерес к марксистской литературе. Все это заметно усилило тягу к изучению раннего, межвоенного этапа новейшей истории Норвегии. Собственно, лишь с конца 50-х годов указанный этап стал предметом научного исследования, и М. Скодвин еще и в 1964 г. утверждал, что межвоенное время составляет "целину с точки зрения профессионально-исторической"159.

В центре внимания исследователей оказались прежде всего вопросы истории рабочего движения. Коммунистическая печать использовала 40-летие социалистической революции в России для популяризации темы "Октябрь и Норвегия"160. Провозвестником нового радикально-политического интереса к межвоенным десятилетиям явилась полумемуарная книга левого социал-демократа Т. Бюлля о названной выше интеллигентской группе "К свету" (одно время входившей в компартию и Коминтерн) – фактически ее реабилитация (1955)161. На рубеже 50-60-х годов увидела свет серия монографий и статей по межвоенному периоду – преимущественно кандидатских диссертаций. Отметим основанную на архивном материале статью Э. Бюлля-младшего о важном политическом соглашении НРП и Крестьянской партии 1935 г., расчистившем норвежским социал-демократам путь к власти162; книгу И. А. Росета о первом опыте социал-демократического правительства в Норвегии – трехнедельном кабинете Хорнсрюда 1928 г., в которой автор широко использовал устные сообщения главных участников событий (протоколы ЦК и парламентской фракции НРП межвоенного периода пропали в годы войны)163. Росет (р. 1918) – ученик медиевиста Ю. Скрейнера – был традиционной фигурой; любопытнее К. Лангфельдт (р. 1925), одно время член компартии, специалист широкого профиля, выпустивший в соавторстве в Женеве реформистскую историю I Интернационала. Нас в данной связи интересует его дважды вышедшая и в известной мере рубежная книга "Московские тезисы в норвежской политике", иначе говоря, история обсуждения и формального одобрения 21-го условия приема в Коминтерн большинством Норвежской рабочей партии в 1920-1921 гг.164 В другой своей книге, посвященной рабочим советам в Норвегии и выпущенной левосоциалистическим издательством "Паке", Лангфельдт открыто связывал свое изложение с актуальными политическими задачами. Движение советов в Норвегии 1917-1918 гг., возникшее под влиянием Великой Октябрьской социалистической революции в России, автор противопоставлял, в частности, правому реформизму современной НРП165. С марксистско-ленинских позиций проблематика не только революционного подъема 1917-1918 гг., но и всего межвоенного периода была рассмотрена в первом томе (второй не вышел) "Истории Коммунистической партии Норвегии", написанном Юстом Липпе166.

В конце 60-х годов в норвежской историографии по новейшей истории появилось еще одно примечательное имя – X. Ф. Даль (р. 1939). В прошлом активист левосоциалистической организации норвежских студентов, сотрудник печатных органов СНП "Ориентеринг" и "Контраст", он обратился едва ли не первым среди профессиональных историков к широкому критическому переосмыслению 30-х годов, идеологии и политики правящей партии НРП с левосоциалистических позиций167.

В 60-х годах ослабла монополия пронатовской официозной концепции в освещении внешней политики межвоенных лет. Важнейшим продуктом этого правого направления было двухтомное военно-историческое исследование правого социал-демократа Н. Эрвика по истории норвежской политики безопасности в 1920-1939 гг.168 Обстоятельное исследование Эрвика служило, однако, антинародному делу дальнейшей милитаризации и подчинения страны империалистическим целям НАТО.

В более благоприятном климате разрядки и улучшения советско-норвежских отношений настала пора и для объективного рассмотрения такого важного аспекта довоенной внешней политики страны, как ее отношения с СССР, которые тот же Эрвик практически игнорировал. К первому визиту главы Советского правительства в Норвегию был приурочен исследовательский труд активиста общества "Норвегия – СССР" Э. Даниельсена, охвативший весь межвоенный период169. Имея ограниченный доступ к архивам, автор, конечно, далеко не исчерпал важную тему.

Во второй половине 60-х годов в серии "Исследования по современной истории Норвегии" стали одна за другой выходить монографии и сборники статей как уже признанных, так и молодых ученых по разным вопросам второй мировой войны. В основе их лежали часто дипломные сочинения и кандидатские диссертации, защищенные при университете Осло, преимущественно под руководством профессора Скодвина, ведущего авторитета в этой области. В целом авторы, уточняя отдельные существенные вопросы норвежской внешней политики, стратегии великих держав, развития Сопротивления, в 60-х годах еще не покидали русла официозной буржуазно-демократической концепции гражданского мира и национального единства под эгидой якобы "беспартийного" Внутреннего фронта в годы оккупации170.

60-е годы были наиболее благоприятными в новейшей истории Норвегии – порой, когда благосостояние страны в целом и основной части ее населения выросло сильнее, чем когда-либо прежде. Традиционная репутация Норвегии как едва ли не идеальной буржуазной демократии, избегающей "крайностей" капитализма и коммунизма, да к тому же еще и прочно идущей в натовской упряжке, привлекла растущее внимание к изучению послевоенного развития страны в плане поначалу социологическом и политологическом.

В числе первых исторических трудов была монография уже известного Т. К. Вюллера "Политика освобождения" – о предыстории первого послевоенного правительства Норвегии, а именно коалиционного кабинета Герхардсена. Вюллер пытался объяснить неудачу лидера Внутреннего фронта П. Берга в качестве претендента на пост премьера летом 1945 г. То была типично буржуазная работа, исходившая из постулата об общенародной поддержке Внутреннего фронта, что и было отмечено радикальной критикой (Т. Сулхейм171). В ином, радикально-критическом, ключе было написано исследование одной из первых внешнеполитических проблем послевоенной Норвегии – проблемы признания и непризнания франкистской Испании: автор Э. Бенум весьма реалистически показал расстановку внутри-норвежских сил по этому вопросу и конечное торжество правящих центров над общественностью – "национального эгоизма" над "антифашистским идеализмом172.

Впрочем, исторические работы по послевоенной тематике и притом радикально-критического направления в 60-х годах еще были сравнительно редки. Скодвин в 1964 г. писал: "Время после второй мировой войны еще не стало предметом исторического исследования, не считая немногих разрозненных просек"173. Больше их стало в конце десятилетия. К их числу следует отнести важную и в своем роде новаторскую книгу видного норвежского коммуниста (юриста по образованию) Ханса Клевена о классовой структуре норвежского общества, в большей своей части посвященную именно послевоенной Норвегии174. Академическая социология, подводя итоги разительному подъему страны за послевоенные десятилетия, выступила с коллективным двухтомником "Норвежское общество" – первой систематической попыткой охарактеризовать важнейшие стороны этого общества и жизни населения175. Появились в 60-х годах и публицистического плана, разные по направлению книги, остро и метко раскрывавшие те или иные стороны классового господства буржуазии и в целом аппарата власти в Норвегии. Можно назвать в этой связи работы Г. А. Ринга "Кто будет владеть Норвегией?" и особенно народного социалиста О. Хеллевика "Стортинг – социальная элита?"176

В ряде буржуазных норвежских или норвежско-американских социологических трудов 60-х годов исследовались причины и условия "гармонического" функционирования норвежской демократии: равновесие власти большого "четырехугольника" – парламента и правительства, политических партий и общественных организаций экономического профиля. Таковы книги П. Ставанга, X. Валена и Д. Каца177, а также многочисленные статьи С. Рокткана о соотношении "количественной демократии выборов и корпоративно построенной демократии переговоров", т. е. о соотношении сил между государственными или коммунальными властями в пределах той или иной территории и иными "группами давления", в первую очередь монополиями национальными и международными178.

Поляризация общественных сил по вопросам внешней политики, возросшая в первой половине 60-х годов оппозиция участию в НАТО, массовые организованные .кампании против вступления в ЕЭС, ядерного вооружения и ядерных испытаний, войны в Индокитае и других империалистических акций вызвали к жизни политически "ангажированную" публицистику и гуманитарную научно-популярную литературу по вопросам "атлантической" внешней политики Норвегии. Наступательный, критически разоблачительный характер носили книги К. Энхольм, X. Лёвоса, X. Стокланна, Л. Порсхольта, брошюры X. Ландмарка и X. Клевена по вопросам интеграции в "Общем рынке", Ю. Омлид по истории вовлечения страны в НАТО179. Официозные авторы-натовцы вынуждены были "обороняться" и оправдывать избранный: курс (книги и брошюры обоих министров иностранных дел X. М. Ланге и К. Фрюденлунда, Э. Лёкена, Ю. Е Холста, А. О. Брунтланна и др.)180.

Современная – 70-х годов – норвежская историческая мысль работала и развивалась в условиях дальнейшего обострения всех: противоречий государственно-монополистического капитализма. Левая публицистика разных оттенков снова и снова ставила вопрос об общем кризисе капитализма, угрожающем отныне самой природной среде, окружающей человека, обличала изъяны и даже несостоятельность "государства благоденствия". Возросшие финансовые возможности новой нефтедобывающей державы подвели-более прочную базу и под начинания историков. Норвежские историки включились в осуществление нескольких, частью общесеверных коллективных трудов – так называемых проектов, в том числе и по новейшей истории. В 70-х годах усилился интерес к микросоциальной истории – изучению отдельных мелких, групп и районов в их прошлом и настоящем, а также ранее игнорировавшихся слоев населения, например подростков, женщин, нетрудоспособных, окраинных жителей, к изучению всеобщей истории, истории развивающихся стран и норвежских связей с ними. Историки сильнее прежнего потянулись к сотрудничеству с другими дисциплинами: социологией, этнографией, вычислительной математикой, больше озабочены практической "отдачей" своих изысканий, прямой помощью учебно-воспитательной работе в школе181. Марксистское и левосоциалистическое направления в норвежской историографии – в их разных оттенках – закрепили свои позиции, заставив и буржуазную науку перенять новую проблематику. Например, известный историк-медиевист А. Холмсен (см. выше) в газетном интервью к своему 70-летию заявил в 1976 г.: "Я интересуюсь массами, народом... Вот перед нами подлинные движущие силы истории"182.

Коротко остановимся прежде всего на трудах общего порядка с разделами и проблемами по новейшей истории, а также охватывающих всю ее. Судя по 13-му тому ранее упомянутой коллективной "Истории Норвегии", а также по предисловию к этому изданию, перед нами очередное обобщение в социал-реформистском духе183. Еще с половины 60-х годов заметно усилился интерес норвежских (как и вообще северных) исследователей к вопросам философии и методологии истории184, а также ее периодизации; появился целый ряд книг норвежских авторов по методологии истории (О. Даль, С. Лангхольм), по истории экономической и по методологии ее изучения (К. Лунден, Ф. Сейерстед)185, в том числе с марксистских и близких к марксизму позиций (Р. Т. Энестведт, X. Бернтсен, Ё. Эльстер)186. Вышел в свет трехтомный марксистский труд X. Клевена "Господствующий класс"187. Автор рассматривает структуру власти в антагонистических обществах, в особенности при капитализме, в частности при монополистическом и государственно-монополистическом капитализме, в главных капиталистических странах и в самой Норвегии.

Обобщающие труды по новейшей истории Норвегии по-прежнему остро партийны, "ангажированы", привязаны к задачам и проблемам сегодняшнего дня. Так, "бунт" молодежи и волна левого радикализма вызвали к жизни книгу видного буржуазного юриста-международника профессора Ф. Кастберга "Право и революция в Норвегии", где прослеживаются революционные и контрреволюционные выступления в стране в XIX-XX вв.188 Престарелый корифей норвежского "эстеблишмента" скептически оценивает при этом перспективы путчистских замыслов норвежских леваков. Устойчивая антинатовская оппозиция в стране, нейтралистские настроения, тяга к укреплению национального суверенитета (ярко проявившаяся в исходе плебисцита 1972 г.) заставляют поборников НАТО "освежать" аргументацию, снова и снова доказывать нежизнеспособность политики нейтралитета и неприсоединения, ее историческую обреченность, несовместимость с крупными глобальными конфликтами современности189. Показательны в этом смысле переиздание на английском языке старой книги Н. Эрвика "Упадок нейтралитета" и его многочисленные статьи, например "Самостоятельность Норвегии от Эйдсволла до НАТО"190.

К референдуму 1972 г. был приурочен очерк С. С. Нильсона по истории норвежских референдумов 1905-1926 гг.191 Возрастающее народнохозяйственное и стратегическое значение норвежских владений в Арктике вызвало к жизни ряд книг норвежских международников по этой проблеме (О. Г. Скагестада, В. Эстренга и др.)192, включая сюда и связанные с нею советско-норвежские взаимоотношения. Книги эти, зовущие норвежцев к "бдительности" и "жесткости", выполняют явный натовский заказ.

60-е и начало 70-х годов стали, как оказалось, зенитом влияния норвежской Партии центра – бывшей Крестьянской, чей представитель П. Бортен возглавлял в 1965-1971 гг. буржуазное коалиционное правительство. Естественно появление очерков (деятеля Партии центра Б. В. Габриельсена) по истории этой партии после 1920 г.193 В уже названном ранее очерке по истории норвежского рабочего движения Э. Лоренца главное место уделено, естественно, новейшему времени. Автор – народный социалист – перемежает принципиальную (хотя порой и явно левацкую) критику правых социал-демократов с праворевизионистскими нападками на коммунистов. Важные первоисточники по истории социалистического и коммунистического движения в Норвегии воспроизводит также упомянутая выше антология того же Лоренца "Норвежский социализм"194. В значительной мере антологией является и юбилейное издание компартии к своему 50-летию, включающее ряд выступлений, воспоминаний, интервью деятелей компартиив195.

В области изучения межвоенного периода главным событием: явилось осуществление межскандинавского проекта "Кризисы и кризисная политика на Севере в межвоенное время". Норвежские участники проекта – историки как буржуазного, так и левосоциалистического, "неомарксистского" толка – критически оценили антикризисную политику правящей НРП в 30-х годах и степень ее влияния на выход страны из кризис196.

В 70-е годы увидели свет и два синтеза межвоенного развития: "История Норвегии в 1905-1940 гг." нынешнего председателя Социалистической левой партии (СЛП) Бёрге Фюрре (р. 1937) и "Норвегия между войнами. Общество в кризисе и конфликте 1918-1940 гг." плодовитого X. Ф. Даля. Обе книги выдержали по два издания197. Упор в них сделан на связи социально-экономических процессов с политическими (Фюрре), на классовой борьбе и социальных конфликтах как основном содержании исторического процесса 20-30-х годов. В частности, "исторический поворот" НРП в первой половине 30-х годов оценивался как поворот вправо, как отказ от классовой борьбы, как погоня за голосами средних слоев. То обстоятельство, что левосоциалистический труд Фюрре увенчал собой трехтомник по новой истории Норвегии, начатый в 1958 г. типично буржуазно-либеральной книгой А. Бергсгора, само по себе свидетельствует о радикализации норвежской историографии за последнее 20-летие. Напротив, очерк престарелого С. Стеена "На свою ответственность" – история страны в первое 20-летие независимости, до 1925 г., идеализирует "доброе старое время" и весьма традиционен198.

Тематика работ по довоенной истории стала теперь значительно шире. На смену обзорным работам с большим временным охватом пришли первые исследования по социально-экономической истории, истории экономической политики и мысли, крупных хозяйственных, в частности крестьянских и профсоюзных, организаций, отчасти еще не изданные и в целом критические как по отношению к либеральным политикам 20-х годов, так и к социал-демократическим 30-х годов199. Подстегиваемое бурными событиями на левом крыле норвежской политической жизни рубежа 60-70-х годов, продолжалось, как правило с левосоциалистических позиций, изучение истории рабочего движения.

Так, П. Меурсет, ответственный сотрудник антинатовской "Ориентеринг", один из основателей левосоциалистической СНП и издатель сочинений Маркса, частично преодолевая антикоммунизм своих предшественников, разобрал спор 1921-1923 гг. между интернационалистами (коминтерновцами) и центристами в НРП. "Развитие на левом фланге норвежской политики, – писал он в предисловии, – придало новую актуальность тому, что происходило в норвежском и международном рабочем движении в межвоенное время"200. Революционные выступления норвежского пролетариата – на крайнем севере страны в ходе всеобщей стачки 1921 г. и на крайнем юге во время мирового экономического кризиса 30-х годов – исследованы А. Кристенсеном и соответственно П. У. Юхансеном. Книги выпущены – знамение времени! – социал-демократическим издательством "Тиден"201.

Спорная фигура П. Фюрюботна (1890-1974), одного из лидеров КПН в 20-40-х годах, после войны по разным причинам оставалась в тени. Т. Титлестад, сын близкого соратника Фюрюботна, впервые получив доступ к его архиву, в многотомной биографии осветил ранее неизвестные аспекты истории коммунистического движения в Норвегии 30-х – начала 40-х годов. Слабой стороной этой бившей на сенсацию биографии Фюрюботна является идеализация последнего с праворевизионистских позиций202.

Полезным делом явилось издание сборника статей с биографическим очерком другого деятеля норвежской компартии 20-х годов, Улафа Шефло (1883-1943)203. Участию норвежских добровольцев в интербригадах посвящена книга И. Устведта204.

Норвежская историография пополнилась новыми ценными исследованиями по истории буржуазных партий 20-30-х годов: правого Отечественного фронта во главе с Ф. Нансеном и К. Микельсеном; Христианской народной партии – первой конфессиональной политической партии в Северной Европе; норвежских либералов-венстре и их отношения к политическому соглашению НРП и Крестьянской партии 1935 г.205 Не ослабевал интерес к истории норвежского фашизма 30-40-х годов. Молодые исследователи левого толка показали связь фашистов с другими правыми группировками, сочувствие широких буржуазных кругов фашизму, проникновение его идеологии в среду норвежской буржуазии206.

Труды по истории довоенной внешней политики сосредоточивались вокруг Арктики – как в плане норвежско-датского конфликта из-за Восточной Гренландии, так и в плане советско-норвежских отношений в Заполярье (см. выше)207. Что касается проблематики второй мировой войны, то в 70-е годы были созданы для ее изучения новые возможности благодаря раскрытию в первую очередь британских архивов, а также и некоторых норвежских фондов. Целый ряд общественных факторов – сплочение левых сил, ослабление долголетней политической изоляции коммунистов – существенно поколебал господствующие представления и концепции об участии страны в войне.

Наиболее показательна в этом смысле коллективная монография под редакцией уже знакомого нам X. Ф. Даля "Война в Норвегии"208. Книга сознательно направлена против буржуазной картины войны (например, в очерке К. А. Р. Кристенсена209), на раскрытие классовых противоречий в оккупированной Норвегии и развенчание ходячих мифов: о всеобщем сплочении против захватчика сразу после 9 апреля, о стортинге как оплоте борьбы за правое дело, о национальном единстве всех норвежцев в годы оккупации, о Внутреннем фронте как боевой и грозной для врага организации, о благополучном в целом положении норвежцев в годы войны. В книге показаны широкое и взаимовыгодное сотрудничество крупной промышленной буржуазии с оккупантами, со-ответственно пассивная, враждебная антифашистскому саботажу и диверсиям линия руководства норвежского Внутреннего фронта как органа в первую очередь имущих классов страны, сравнительно широкое распространение квислинговского влияния, наконец, авангардная роль коммунистов в вооруженной борьбе с врагом на оккупированной территории.

Эти тезисы были развиты и подкреплены документально в ряде монографий, исследовательских статей и прочих изданий. Прежде всего отметим подробный очерк событий "невероятных суток" 9 апреля 1940 г. журналиста Б. Бьёрнсена210. "Белая книга о 1940 г.", выпущенная группой авторов по решению ЦК компартии, убедительно показала тесное сотрудничество норвежской буржуазии с оккупантами весной-летом 1940 г.211 Т. Вален в книге "Они наживались на войне" разоблачил норвежских промышленников военных лет212. Помогают понять особенности норвежского Сопротивления книга вышеназванного Т. Титлестада о Фюрюботне и его роли в организации вооруженной, партизанской борьбы с врагом213, воспоминания Т. Сулхейма, основанные на его дневниках военных лет214, статья О. К. Грймнеса о малой роли саботажа и диверсий в норвежском Сопротивлении по сравнению с датским215.

Новые исследования – особенно недавняя книга Гримнеса – восстановили сложный путь образования руководящих органов Внутреннего фронта. Эти анонимные органы состояли преимущественно из буржуазных деятелей, оставшихся в стране и выдвинувшихся уже в первые месяцы оккупации благодаря своей умеренно коллаборационистской линии. Фактически им удалось возглавить Сопротивление в общенациональном масштабе – за вычетом самостоятельно действовавших коммунистов – лишь с 1943 и даже 1944 г.216 Новые исследования действий "Милорга" – военной организации Внутреннего фронта – в отдельных районах страны убедительно показали, что главным видом действий все же была разведка217.

Восстановлению подлинной картины обстоятельств и событий 1940 г. способствовала многолетняя оживленная дискуссия между профессором Магне Скодвином и государственным стипендиатом Сверре Хартманом по следующим вопросам: было ли нападение гитлеровцев 9 апреля действительно неожиданным для норвежской стороны; как оценивали проблемы безопасности и обороны страны ведущие норвежские офицеры перед 9 апреля; условия капитуляции норвежской армии 7 июня 1940 г.; позиция высшего норвежского офицерства после 7 июня218.

Что касается периода "странной войны" до 9 апреля, то многолетняя полемика по этой проблематике была в 1976 г. подытожена на международном симпозиуме в Осло, организованном норвежскими историками. Симпозиум вновь убедительно показал германский захват Дании и Норвегии как агрессию в полном смысле слова, с ничтожной долей превентивности, а скандинавские планы западных держав – как выражение их (особенно Франции) стратегической и политической слепоты, слабости и взаимных разногласий. М. Скодвии настаивал на невозможности для Норвегии в условиях того времени сохранить нейтралитет – обе воюющие стороны к апрелю 1940 г. "не могли себе позволить верить в него"219.

Исследования 70-х годов посвящены также внешней политике норвежского эмигрантского правительства в Лондоне, о которой раньше приходилось судить лишь по воспоминаниям его членов и сжатому официальному отчету Ю. Нюгорсволла. У. Ристе выпустил свое двухтомное исследование об участии Норвегии в антигитлеровской коалиции, особо выделив ее сотрудничество с Великобританией220. В отдельной статье Ристе на обильных архивных материалах показал готовность правительств Рузвельта и Черчилля после нападения Германии на СССР предоставить Советскому Союзу незамерзающие порты в Северной Норвегии и вместе с тем отсутствие у советской стороны территориальных претензий такого рода к Норвегии221.

Книга Н. М. Удгора – ученика Н. Эрвика, построенная на несколько иных, более узких материалах, чем книга Ристе, охватила, однако, весь период войны. Несмотря на свою крайнюю "атлантическую" ориентацию, Удгор показал отсутствие у СССР стремления включить Норвегию в свою "сферу влияния", получить от нее незамерзающую гавань и пр.222 Исследование по истории освобождения Финмарка в 1944-1945 гг., проведенное подполковником X. Сандвиком, основательнее и подробнее, чем в предшествующей литературе (норвежской и советской), показало, как успешно и дружески сотрудничали между собой советская и норвежская администрации на освобожденной части самой северной норвежской провинции223.

Однако главным достижением норвежской историографии по новейшей истории является начатое в 70-х годах систематическое изучение отдельных проблем послевоенной истории Норвегии. Центр этих исследований – Исторический институт университета в Осло. В течение первой половины 70-х годов было выпущено четыре сборника преимущественно дипломных работ и кандидатских диссертаций по широкому кругу вопросов правительственной политики 1945-1969 гг. – внутренней и внешней, с упором на первое послевоенное десятилетие и на экономическую политику224. Фактически ведется коллективная работа – "проект" – по этой тематике. С учебной целью выпущен также двухтомный сборник документов по послевоенной истории страны – внутренней и внешней225. Многие начинающие историки – участники вышеозначенного "проекта" по послевоенной истории освещают ее с левосоциалистических позиций, критикуют правительство НРП. Таковы, например, статьи по истории принятия антикоммунистических чрезвычайных законов 1950 г., об отношении НРП к обобществлению средств производства, о происхождении "холодной войны" (Норвегия и "доктрина Трумэна").

Более систематичный и цельный характер носит коллективное обобщение политической истории Норвегии в двадцатилетнее правление НРП – 1945-1965 гг. Книга озаглавлена "Рост и благосостояние", она подготовлена и проконсультирована преимущественно уже известными авторами, близкими к НРП226. Книга включает обширные статьи по экономической и промышленной политике Норвегии, о ее роли и месте в "западном сотрудничестве", отношениях с развивающимися странами. Отдельные статьи посвящены "левым силам в норвежской политике" и сплочению буржуазных партий. Итоговая статья в оптимистическом духе обобщает главные тенденции послевоенного общественно-политического развития страны, размежевываясь при этом с истолкованием, тех же проблем как у буржуазных (Е. А. Сейп), так и у левосоциалистических авторов (Э. Лоренц). Перед нами квалифицированный образец современной правосоциалистической историографии по новейшей истории.

Острые проблемы современного государственно-монополистического капитализма в Норвегии: ее место в капиталистической Европе, взаимоотношения государства и многонациональных концернов, слабости норвежского "общества благоденствия", разрушение природной среды капитализмом – все это находит отражение в обильной научно-политической публицистике 70-х годов – как официозной, так и оппозиционной, преимущественно левосоциалистической. Выделим в этой связи новые издания "Пакса": книги А. Сейерстада, Д. Тангена, О. Брокса, X. Сэтры, сборники "Миф об обществе благоденствия" и особенно "НРП – от народного движения к опоре государства", не говоря уже о литературе за и особенно против вступления в ЕЭС227.

Ряд новых исследовательских и учебно-популярных книг посвящен политическим процессам, учреждениям, организациям. Среди последних заслуживают внимания неоднократно переизданная "Политическая азбука" правореформистского толка, с предисловием Э. Герхардсена, а также университетское пособие Л. Мьелхейма, специалиста по послевоенной истории норвежских политических партий228.

Впервые подверглись монографическому исследованию крупные события истории страны после 1945 г. Такова посвященная расколу НРП в 1961 г. диссертация Квама, написанная под руководством профессора Е. А. Сейпа229. Обращает на себя внимание солидная – для столь животрепещущего сюжета – база архивных и устных источников: автор работал в фондах обеих партий, имел доступ к частным архивам братьев Герхардсен и не только их. Квам явно сожалеет о происшедшем расколе и осуждает крайне правое крыло в руководстве НРП 50-х годов (X. Ли, К. Нурдаля, X. М. Ланге), ответственное за раскол. Многолетней политической борьбе вокруг строительства крупнейшего государственного промышленного предприятия послевоенной Норвегии "Норшк Ериверк" посвящено основательное исследование Т. Грёнли "Железо и политика"230.

Другие книги о недавних политических кризисах рубежа 60-70-х годов написаны журналистами – очевидцами и участниками событий: это бывший председатель СНП Ф. Густавсен, это А. Финстад, описавший предысторию буржуазного коалиционного правительства231, X. Сёребё и П. Васботн, изложившие, каждый по-своему, историю отставки его премьера Бортена и распада коалиции232.

Послевоенная внешняя политика, внутриполитическая борьба и общественное мнение по вопросам внешней политики и военных дел стали предметом ряда исследований. Прежде всего это книга молодого политолога Т. Корицинского, активиста СНП и антиатомной кампании 60-х годов233. В своем анализе внешнеполитических взглядов норвежских избирателей за послевоенную четверть века он показал зависимость партий от их руководства, недопредставленность внутрипартийных оппозиционных течений в стортинге и вопреки ходячим мнениям доказал радикализм избирателей по вопросам участия в НАТО, помощи развивающимся странам по сравнению с парламентариями.

После разоблачительных очерков 60-х годов по истории вовлечения Норвегии в НАТО и контрочерков самих организаторов этого акта были исследованы, на большей или меньшей архивной базе, крупные вопросы норвежской внешней политики второй половины 40-х годов. Раньше других вышло официозное историко-дипломатическое исследование профессора Скодвина, написанное по поручению МИД Норвегии. В книге "Север или НАТО?" автор проследил переход руководителей норвежского МИД (в том числе умершего в 1970 г. X. М. Ланге) от ориентации на скандинавский оборонительный союз к "атлантической" альтернативе с октября 1947 до февраля 1949 г.234 Скодвин, в частности, показал, что решение норвежского правительства вступить в НАТО меньше всего вытекало из состояния советско-норвежских отношений.

Важным дополнением к работе Скодвина явилось исследование его ученика К. Э. Эриксена о внутрипартийной борьбе в НРП по вопросу о внешнеполитическом курсе страны с начала 1948 до начала 1949 г.235 Автор показал, что разногласия по вопросу внешнеполитической ориентации Норвегии после ее освобождения носили, в частности, внутрипартийный характер, ж средоточием этих разногласий была сама правящая НРП. В отличие от книги Скодвина Эриксен опирался не на правительственные архивы, а на партийный архив НРП.

К официозному направлению принадлежит и Удгор. В уже названной ранее книге он подробно осветил так называемый период "наведения мостов" – норвежскую послевоенную внешнюю политику, показав лишь начальный – до февраля 1948 г. – этап ее переориентации на союз с империалистическими западными державам236. Сюда же примыкает по тематике и обширная статья X. Фаро о предыстории присоединения Норвегии к плану Маршалла. Статья показывает сильные колебания норвежского правительства перед принятием этого решения237.

В противовес этим официозным и пронатовским трудам, ;а также мемуарам бывших правительственных деятелей Э. Герхардсена и Й. Люнга238 в 70-е годы выходили историко-публицистические очерки прогрессивных авторов, прежде всего К. Энхольм и Н. П. Гледича, показавших масштабы вовлечения страны в военную организацию НАТО, ослабление так называемых базовых и атомных оговорок (см. гл. XIV) норвежского правительства239. Устойчивость "атлантической" внешнеполитической концепции правящих кругов – норвежской "элиты" – убедительно показал сотрудник Института проблем мира в Осло X. Вейм240.

Таким образом, исследовательская работа по новейшей истории Норвегии началась, собственно, лишь после второй мировой войны. До конца 50-х годов в центре внимания историков находились вопросы, связанные с самой войной. С 60-х годов равноправное место заняли сюжеты довоенной (межвоенной) истории страны, а с 70-х также – и послевоенный период. Труды по новейшей истории Норвегии, как и следовало ожидать, проникнуты духом той или иной партийности, так что ориентация авторов выясняется, как правило, из содержания их трудов. До конца второй мировой войны решительно преобладало буржуазно-либеральное направление, в первое послевоенное 20-летие это направление постепенно уступало место официозному – правореформистскому (социал-демократическому). К середине 60-х годов и по настоящее время среди специалистов по новейшей истории Норвегии видное место заняли левосоциалистические авторы. Они умело пользуются марксистскими понятиями и не без успеха применяют методологию исторического материализма к изучению недавнего прошлого своей страны 241. Однако неомарксисты имеют превратные представления об основных противоречиях современной эпохи, о достижениях и нерешенных проблемах реального социализма, восприимчивы к антисоветской пропаганде.

Норвежские коммунисты продолжают принципиальную дискуссию с левыми социалистами, в том числе и вокруг оценок тех или иных событий и процессов современной истории. Помимо вышеназванных фундаментальных трудов по историческому материализму, марксистско-ленинскому учению о государстве, по истории самой компартии, историк новейшего времени почерпнет много интересного и полезного в материалах газеты "Фрихетен" и журнала "Верден ок ви" (включившего в себя ранее выходивший журнал "Вор вей"), особенно в статьях и выступлениях руководителей КПН, в ее программных документах242. Небольшая часть этих материалов доступна на русском языке, в первую очередь на страницах журнала "Проблемы мира и социализма"243. Со времени своего XV съезда (1975 г.) партия усилила издание пособий по вопросам стратегии и теории коммунистического движения, способствующих также и лучшему пониманию) новейшей истории Норвегии244.

Список литературы

136. По недостатку места оставляем вне рассмотрения исследования и обзорные труды по новейшей истории Норвегии, как и по истории этой страны вообще, принадлежащие зарубежным ненорвежским ученым.

137. По истории страны в целом см.: Christensen О. A. R. Det hendte igår. Oslo, 1933; Det norske folks historie gjennom tidene. Oslo, 1935-1938. Bd. 10, 11 (автор томов – либеральный экономист и историк В. Кейлхау); Johnsen О. A. Norwegische Wirtschaftsgeschichte. Jena, 1939; по отдельным вопросам и темам см.: Det norske Arbeiderpartis historie / Ed. H. Koht Oslo, 1937-1939. Bd. 1, 2; Smedal G. Erhvervelse av statshøihet over polarområder. Oslo, 1930; Skeje J. Grønlandssaken. Oslo, 1931; Hambro E. Norge og Folkeforbundet. Oslo, 1938.

138. Arbeidernes lexikon. Oslo, 1932-1936. Bd. 1-6 (издавалось той же группой "К свету"). См. запись беседы с одним из ведущих представителей группы "К свету", А. Ордингом (Урдингом), посетившим СССР в 1931 г. (Борьба классов, 1931, № 6/7, с. 157-158).

139. Scheflo О. Den røde tråd i Norges historie. Oslo, 1925; Hansen A. Fra Lassalle til Lenin. Oslo, 1929.

140. См.: Кут Х. Новые исторические работы в Норвегии. – Вопросы истории, 1947, № 11.

141. См., например: Humaniora norvegica. Oslo, 1950-1960. Vis 1-4.

142. Innstilling fra Undersøkelseskommisjonen av 1945. Oslo, 1946-1947. D. 1, 2; Bilag. Oslo, 1947. Bd. 1-3. Об этой комиссии см.: Похлебкин В. В. О развитии и современном состоянии исторической науки в Норвегии. – Вопросы истории, 1956, № 9, с. 208-209; Кап, А. С. Обзор исследований и мемуаров о внешней политике Норвегии в годы второй мировой войны. – В кн.: Материалы научной конференции, посвященной 20-й годовщине победы над фашистской Германией: В 3-х кн. М., 1966, кн. 1, с. 410-411, 420.

143. Norgeskrig 1940-1945. Oslo, 1947-1950. Bd. 1-3. Об этом издании см. также: Носков А. М. Норвежская историческая литература о движении Сопротивления в 1940-1945 гг. – В кн.: Критика новейшей буржуазной историографии: Сборник статей. Л., 1967, с. 365-366.

144. Koht Н. Norsk utanrikspolitikk fram til 9. April 1940. Oslo, 1947; Idem. Fra skanse til skanse. Oslo, 1947.

145. См., например: Bonnevie Th. Høyesterett og riksrådsforhandlingene. Oslo, 1947.

146. Norges forhold til Sverige under krigen. Oslo, 1947-1950. Bd. 1-3; Regjeringen og Hjemmefronten under krigen. Oslo, 1948; Norske aktstykker til okkupasjonens forhistorie. Oslo, 1950; Altmark-saken 1940. Oslo, 1953.

147. Vårt partis politikk under krigen. Oslo, 1945; Vårt partis politikk etter krigen. Oslo, 1945; Krog H. 6te kolonne – ? Oslo, 1946.

148. Ording A. Norsk utenrikspolitikk. Oslo, 1949; Ørvik N. The Decline of Neutrality 1914-1941. Oslo, 1953.

149. См., например, предисловиеЮ. Шарфенбергаквышеупомянутомусборнику: Norske aktstykker til okkupasjonens forhistorie; Maseng E. 1905 og 1940. Oslo, 1953; Normann H. Vollgraven. Oslo, 1955.

150. Vårt folks historie. Oslo, 1961. Bd. 9 (автортома– К. А. Р. Кристенсен); Skar A. Fagorganisasjonen under okkupasjonen. Oslo, 1949; Ball E. Arbeiderklassen i norsk historie. Oslo, 1948; Idem. Norsk fagbevegelse. Oslo, 1955; Zachariassen A. Frå Marcus Thrane til Martin Tranmael. Oslo, 1962, 1977.

151. Krigen i Norge 1940. Oslo, 1952-1963. Bd. 1-11; Steen E. A. Norges sjøkrig 1940-1945. Oslo, 1954-1969. Bd. 1-6; Våre falne 1939-1945. Oslo, 1949-1951. Bd. 1-4.

152. Skodvin M. Striden om okkupasjonsstyret i Norge fram til 25. september. Oslo, 1956. См. также дискуссию автора с С. Стееном и С. Хартманом (HT, 1957, N 1, 2).

153. Wyller Т. С. Fra okkupasjonsårenes maktkamp. Oslo, 1953; Idem. Nyodning og motstand. Oslo, 1958.

154. Hartmann S. Spillet om Norge. Oslo, 1958. Сокр. рус. пер. вкн.: Всетяхшпионажа. М., 1965, с. 151-351.

155. Ørvik N. Norge i brennpunktet. Oslo, 1953. Bd. 1; Kjeldstadli S. Hjemmestyrkene. Oslo, 1959. Критические замечания об этих и вышеназванных книгах см.: Самотейкин Е. М. Растоптанный нейтралитет. М., 1971 с. 229 и след.; Носков А. М. Норвегия во второй мировой войне 1940-1945. М., 1973, с7 ислед.

156. Bjerve P. J. Planning in Norway 1947-1956. Amsterdam, 1959; марксистский анализ см. в кв.: Холм X. Заработная плата, жизненный уровень и классовые различия в Норвегии. М., 1959; см. также более позднюю работу видного норвежского экономиста-практика: Aukrust О. Norges økonomietter krigen. Oslo, 1965 (Samfunnsøkonomiske studier, N 12).

157. См. о них норвежские разделы реферативного журнала "Excerpta historiesnordica" (Vls 1-4. Copenhagen, 1955-1965).

158. Dotte er Norge 1814-1964 Oslo, 1964. Bd. 1-3; Det norske Storting gjennom 150 år. Oslo, 1964. Bd. 1-4.

159. См.: Detteer Norge, Bd. 3, s. 485.

160. См. на русском языке статью председателя КПН: Лёвлиен Э. Рабочий класс Норвегии и Октябрьская революция. – Международная жизнь, 1957, № 10.

161. Bull Т. Mot dag og Erling Falk. Oslo, 1955.

162. Bull E. Kriseforliket mellom Bondepartiet og DNAP i 1935. – HT, 1959, N 2. См. Оней: Вопросыистории, 1960, N 9, с. 198.

163. Roset I. A. Det norske Arbeiderparti og Hornsruds regjeringsdanneise i 1928. Oslo, 1962. БлизкаподухуикнигаветеранаправогокрылаНРП: Fostervoll K. Norges sosial-demokratiske Arbeiderparti 1921-1927. Oslo, 1969.

164. Langfeldt K. Moskvatesene i norsk politikk. Oslo, 1961.

165. Langfeldt K. Det direkte demokrati. Rådsrepublikk eller parlamentarisme? Oslo, 1966.

166. Norges Kommunistiske partis historie. Oslo, 1963. Bd. 1.

167. Dahl H. F. Fra klassekamp til nasjonal samling. Oslo, 1969.

168. Ørvik N. Sikkerhetspolitikken 1920-1939. Oslo, 1960-1961. Bd. 1, 2.

169. Danielsen E. Norges utenrikspolitikk overfor Sovjetunionen. 1917-1940. Oslo, 1964.

170. Norge og den 2. verdenskrig. Studier i norsk samtidshistorie. См. еепервыйвыпуск: Norge og den annen verdenskrig. Mellom nøytrale og allierte. Oslo, 1968. Принципиальностехжепозиций, новболеекритическомдухеосвещалвоенныйпериодуженазванныйвышеС. Хартмап(Hartmann S. Nytt lys over kritiske faser i Norges historie under annen verdenskrig. Oslo, 1965).

171. Wyller Т. C. Frigjøringspolitikk. Oslo, 1963; ср.: Solheim T. Politisk og personleg maktkamp i frigjerings året. – Fossegrimen, 1964, H. 1.

172. Benum E. Maktsentra og opposisjon. Spaniasaken i Norge i 1946 of 1947. Oslo, 1969.

173. См.: Dette er Norge, Bd. 3, s. 485.

174. Kleven H. Klassestrukturen i det norske samfunnet. Oslo, 1965.

175. Det norske samfunn. Oslo, 1969-1975. Bd. 1, 2.

176. Ring G. A. Hvem skal eie Norge? – Oslo, 1969; Bratland P. Hvem har magt i Norge? Oslo, 1965; Ingebritsen A. De som styrer Norge. Oslo, 1968; Hellevik O. Stortinget – en sosial elite? Oslo, 1969.

177. Stavang P. Parlamentarisme og magtbalanse. 1945-1961. Oslo, 1964; Valen R., Katz D. Political Parties in Norway. A Community Study. Oslo, 1967.

178. Сущность многократно изложенной в разных коллективных (в значительной мере американских) трудах концепции Роккана см.: Rokkan S. "Votes Count, Resources Decide". Refleksjoner over territorialitet vs. funksjonalitet i norsk og europeisk politikk. – In: Makt og motiv. Oslo, 1975.

179. Enholm K. Norge en NATO-base. Oslo, 1967; Løvaas H., Stokland H. 20 lange år. En studie i opportunisme. Oslo, 1965; Porsholt L. Truer Sovjet Vesten? Oslo, 1967; Landmark K. Ikke gi det bort. Fellesmarkedet og Norges selvstendighet. Oslo, 1967; Kleven H. I. Er Norge til salgs? Oslo, 1961; Amlid J. Ut av kurs. Oslo, 1966. Особо следует назвать книгу о так называемом пасхальном бунте 1958 г. – выступлении социал-демократической оппозиции, главным образом внепарламентской, – против ядерного вооружения бундесвера: Hoffmann F. Påskeopprøret 1958. Oslo, 1966.

180. Lange H. М. Norges vei til NATO. Oslo, 1966; Frydenlund К. Norsk uterrikspolitikk i etterkrigstidene internasjonale samarbeid. Oslo, 1966; Løchen E. Norway in European and Atlantic Cooperation. Oslo, 1964; Idem. Norge og Kollesmarkedet. Oslo, 1967; Holst J. J. Norsk sikkerhetspolitikk i strategisk perspektiv. Oslo, 1967. Bd. 1, 2; Brundtland A. O. Sikkerhetspolitisk omprøving? Oslo, 1968.

181. См. статьиЭ. Бюлля, У. Ристевсвязисостолетнимюбилеемнорвежскогоисторическогожурнала(НТ, 1970, N 3, 4); см. также: Langholm S. On the Scope of Micro-History. – Scandinavian Journal of History, 1976, vol. 1-2.

182. Цит. по: Solheim Т. I solnedgangstiden. Oslo, 1976, s. 9.

183. Norges historie. Oslo, 1976. Bd. 1, s. 5-6; Bd. 13. Klassekamp og fellesskap 1920-1945.

184. См. межскандинавскуюсерию: Studier i historisk metode. Århus, 1966 etc.

185. Dahl L. Grunntrekk i historieforskningens metodlaere. Oslo, 1976; Langholm S. Historisk rekonstrukjon og begrunnelse. Oslo, 1973; Lunden K. Økonomi of samfunn. Oslo, 1972; Sejersted F. Historisk introduksjon til økonomien. Oslo, 1972.

186. Enestvedi R. T. Dialektikk og samfunnsvitenskap. Oslo, 1973; Berntsen H. Den historiske materialismen og dens historiske betingelser. Oslo, 1976; Elster J. Nytt perspektiv pa økonomisk historie. Problemer og metoder. Oslo, 1971.

187. Kleven H. Den herskende klasse. Oslo, 1976-1977. Bd. 1-3.

188. Castberg F. Rett og revolusjon i Norge. Oslo, 1974.

189. Norsk sikkerhelspolitikk. Oslo, 1974; Transatlantisk krise: Europa og Amerika i 1970-årene. Oslo, 1974; Frydenlund K. NATO og Norge etter 25 år. Oslo, 1975; Norwegian Foreign Policy Studies. Oslo, 1975.

190. Ørvik N. The Decline of Neutrality 1914-1941. London, 1971; Idem. Norsk selvstendighet fra Eidsvold til NATO. – Norsk militaert tidsskrift, 1971, N 2. Впоследствии автор вышел из НРП, эмигрировал в Канаду и критикует правящую на его родине партию справа: Ørvik N. Kampen om Arbeiderpartiet. Oslo, 1977.

191. Nilson S. S. Politisk avstand ved norske folkeavstemninger. Oslo, 1972.

192. Skagestad O. G. Norsk polarpolitikk. Hovedtrekk og utviklingslinjer, 1905-1974. Oslo, 1975; Østreng W. Det politiske Svalbard. Oslo, 1975.

193. Gabrielsen В. V. Menn og politikk. Senterpartiet 1920-1970. Oslo, 1970.

194. Lorenz E. Arbeiderbevegelsens historie. En innføring. Oslo, 1972-1974 D. 1, 2; Norsk sosialisme. En dokumentasjon. Oslo, 1970.

195. 50 år i kamp. NKP 1923-1173. Oslo, 1973.

196. Kriser og krispolitik i Norden- under mellankrigstiden. Uppsala, 1974; Hanisch T. The Economic Crisis in Norway in the 1930s: A Tentative Analysis of Its Causes. – Scandinavian Economic History Review, 1978, vol. XXVI, N 2.

197. Furre B. Norsk historie 1905-1940. Oslo, 1972; Dahl H. F. Norge mellom krigene. Det norske samfunn i krise og konflikt 1918-1940. Oslo, 1973.

198. Steen S. På egen hand. Norge etter 1905. Oslo, 1976.

199. Furre B. Mjølk, bønder og tingmenn. Studiar i organisasjon og politikk kring; omsetninga av visse landbruksvarer 1929-1930. Oslo, 1971; Sejersted F. Ideal, teori og virkelighet. Oslo, 1973; Seim J. Hvordan Hovedavtalen av 1985 ble til. Staten, organisasjone og arbeidsfreden 1930-1935. Oslo, 1972: Dahl H. F. Hallo-hallo: Kringkastingen i Norge 1920-1940. Oslo, 1975.

200. Maurseth Р. Fra Moskva-teser til Kristiania forslag. Oslo, 1972.

201. Kristensen A. Da ver densrevolusj onen banket på i Hammerfest. Oslo, 1976; Johansen Р. O. Menstadskonflikten 1931. Oslo, 1977.

202. Titlestad T. Peder Furubotn 1890-1938. Oslo, 1975; Idem. Stalin midt imot. Peder Furubotn 1938-1941. Oslo, 1977 etc.

203. Olav Scheflo som politiker og menneske. Oslo, 1974.

204. Ustvedt Y. Arbeidere under våpen. Norske frivillige i den spanske borgerkrig. Oslo, 1975.

205. Norland A. Hårde tider. Fedrelandslaget i norsk politikk. Oslo, 1973; Lomeland A. K. Kristelig folkeparti bliver til. Oslo, 1971; Bjørgum J. Venstre og kriseforliket. Oslo, 1970.

206. Brevig H. О. Nasjonal Samling – fra parti til sekt 1933-1937. Oslo, 1970; Fra idé til dom. Noen trekk fra utviklingen av Nasjonal samling. Bergen, 1976; Højdal O. Quislings stilling ved den norske legasjon i Moskva juni 1927 – desember 1929. – HT, 1974 N 2; Sovgaard N. A. Fire forfattere og norsk fascisme. Oslo, 1973 etc.

207. Blom I. Kampen om Eirik Raudes land. Pressgruppepolitikk i Grønlands-spørsmålet 1921-1931. Bergen, 1972; Sjelust S. Nordområdet: et sikkerhotspolitisk problem? – In: Etterkrigshistorie. Oslo, 1972, Bd. 3.

208. Krigen i Norge / Red. H. F. Dahl. Oslo, 1974.

209. Christensen С. A. R. Dåd. Med livet som innsats i krigstidens Norge. Oslo, 1965; Idem. Norge under okkupasjonen. Oslo, 1965.

210. Bjørnsen В. Det otrolige døgnet. Oslo, 1977.

211. Hvitboka om 1940. Norges Kommunistiske Parti. Oslo, 1975.

212. Valen T. De tjente på Krigen. Hjemmefronten og kapitalen. Oslo, 1974. См. также: Новаяиновейшаяистория, 1975, № 5, с. 224

213. Titlestad Т. I kamp, i krig. Peder Furubotn 1942-1945. Oslo, 1977.

214. Solheim Т. I somedgangstiden. Oslo, 1976.

215. См. статьюО. К. Гримнесавсборнике: Norge og den annen verdenskrig. Motstandskamp, strategi og marinepolitikk. Oslo, 1972.

216. Kluge R. Norge og den annen verdenskrig. Hjemmefrontledelsen tar form. Kretsen dannes sommeren 1941. Oslo, 1970. Реабилитации руководства Внутреннего фронта служат воспоминания бывшего генерального секретаря фронта Туре Ельсвика: Gjelsvik Т. Hjemmefronten. Den sivile motstand under okkupasjonen 1940-1945. Oslo, 1977; Grimnes О. K. Hjemmefrontens ledelse. Oslo, 1977.

217. Berg R., Lindhjem P. Militaer motstand i Rogaland og Vestfold. Oslo, 1972. О том же говорят и новые документальные очерки из истории Сопротивления и, к сожалению, весьма успешной борьбы гестапо с ним – П. Ханссона, Р. Ульстейна, А. Эксендаля. Ср. также очерк о действиях партизан на Крайнем Севере по заданию советского командования: Eriksen Н. K. Partisaner i Finnmark. Oslo, 1969.

218. Hartmann S. Søkelys på 1940. Var Sovjet farligare enn fienden? Oslo, 1971.

219. Skodvin M. Norwegian Neutrality and the Question of Credibility. – Scandinavian Journal of History, 1977, vol. 2, N 1/2, p. 145. Весь журнал состоит из материалов симпозиума. См.: Новая и новейшая история, 1977, № 3, с. 205-207.

220. Riste О. "London-regjeringa", Norge i krigsalliansen 1940-1945. Oslo, 1973, 1979. Bd. 1, 2.

221. Riste О. Free Ports in North Norway: a Contribution to the Study of Franklin Delano Roosevelt's Wartime Policy towards the USSR. – Journal of Contemporary History, 1970, vol. 5, N 4.

222. Udgaard N. M. Great Power Politics and Norwegian Foreign Policy. A Study of Norway's Foreign Relations. November 1940 – February 1948. Oslo, 1973. См. рец.: Новаяиновейшаяистория, 1974, № 1.

223. Sandvik Н. Frigjøringen av Finnmark, 1944-1945. Oslo, 1975.

224. Etterkrigshistorie. Oslo, 1970-1974. Bd. 1-4.

225. Kilder til modem historie. Oslo, 1970-1972. Bd. 1, 2.

226. Vekst og velstand. Norsk politisk historie 1945-1965. Regjering og opposisjon under Arbeiderpartistyre / Red. T. Bergh, H. Ø. Pharo. Oslo, 1977.

227. Economic Planning in Norway. Methods and Models. Oslo, 1971; Jerman G., Nyquist F. R. Det nye Norge. En introduksjon til Norges industri ved begynnelsen av 1970-årene. Oslo, 1970; Seierstad A. Norge og den internasjonale storkapitalen. Oslo, 1970; Idem. Norge og oljen. Oslo, 1973; Tangen D. Makt og eiendom. Oslo, 1975; Brox О. Hva skjer i Nord-Norge? Oslo, 1972; Saetra H. Populismen i norsk sosialisme. Oslo, 1971; Myten om velferdsstaten. Søkelys på norsk sosialpolitikk. Oslo, 1970, 1973; DNA – fra folkebevegelse til statstøtte. Oslo, 1973; EF – Norges vei? Forhandlingresultatct satt i perspektiv. Oslo, 1972; Folkebevegelsen mot norsk medlemskap i Felles-markodet. Folkebevegelsens melding. Oslo, 1972.

228. Johnsrud O., Sandberg T. Politisk ABC. Oslo, 1969, 1972, 1978; Mjeldkeim L. Politiske prosessar og institusjonar. 2-еutg. Bergen, 1974.

229. Kvam R. DNA mot splittelse. Da venstrefløyen ble ekskludert og SF stiftet. Oslo, 1973.

230. Grønlie T. Jern og politikk 1945-1955. Oslo, 1973.

231. Gustavsen F. Rett på sak. Oslo, 1968; Idem. Kortene på bordet. Oslo, 1979; Finstad A. G. Fra dragkamp til samspill. Oslo, 1970.

232. Sørebø H. Slik sprakk koalisjonen. Oslo, 1971; Vassbotn P. Lekkasje og forlis. Om regjeringen Bortens fall. Oslo, 1971.

233. Koritzinsky T. Velgere, partier og utenrikspolitikk. Analyse av norske holdninger 1945-1970. Oslo, 1970.

234. Skodvin M. Norden eller NATO? Utenriksdepartementet og alliansespørsmålet 1947-1949. Oslo, 1971.

235. Eriksen K. E. DNA og NATO. En redegjørelse for debatten og vedtakene i Dot norske Arbeiderparti 1948-1949. Oslo, 1972.

236. Udgaard N. М. Great Power Politics and Norwegian Foreign Policy.

237. Pharo H. Ø. Bridgebuilding and Reconstruction. Norway Faces the Marshall Plan. – Scandinavian Journal of History, 1976, vol. 1, N 1/2.

238. Gerhardsen E. Samarbeid og strid. Erindringer 1945-1955. Oslo, 1971; Idem. I medgang og motgang. Erindringer 1955-1965. Oslo, 1972; Lyng J. Vaktskifte. Erindringer 1953-1965, Oslo, 1973; Idem. Mellom øst og vest. Erindringer 1965-1968. Oslo, 1976.

239. Enholm K. Aldri mer Hiroshima? Spillet om norsk atompolitikk. Oslo, 1970; Idem. NATO-basen Norge. Vårt bidrag til atomopprustning og kald krig 1949-1972. Oslo, 1973; Gleditsch N. P. Krigsstaten Norge. Oslo, 1970.

240. Hveem H. International Relations and World Images. A Study of Norwegian Foreign Policy Elites. Oslo, 1972.

241. Marx idag. Om Marx' aktualitet Oslo, 1973.

242. Prinsipp-program for Norges Kommunistiske parti. Oslo, 1974.

243. См., например: Коммунистическое движение: Проблемы теории и практики. Прага, 1978.

244. См. серии: "Temahefte fra NKPs studieutvalg", "Elan-Bøkene", "Sosialistiske studier for revolusjonaer praksis".

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий