регистрация / вход

Российско-иранские отношения на уровне Уральского федерального округа: реальность, потенциал, перспективы

В статье акцентируется внимание на необходимости укрепления связей между Ираном и Россией не только на уровне официальной дипломатии, но также на уровне иранских провинций и Уральского федерального округа.

Российско-иранские отношения на уровне Уральского федерального округа: реальность, потенциал, перспективы

Б. Г. Фаткулин

В статье акцентируется внимание на необходимости укрепления связей между Ираном и Россией не только на уровне официальной дипломатии, но также на уровне иранских провинций и Уральского федерального округа. Отношения Ирана и России могут укрепляться в том числе на уровне народной дипломатии и в сфере образования. Эта идея может стать реальностью в рамках Университета ШОС, где изучение языка фарси и иранской истории и культуры могут осуществляться в?интересах УрФО.

Последние годы внесли изменения в отношения между Россией и Ираном, поскольку границы России отодвинулись далеко на север и доступ к бывшим южным рубежам СССР возможен теперь через центральноазиатские государства. Образовались так называемые буферные зоны и зоны присутствия и влияния других держав.

География российско-иранского взаимодействия также изменилась. Иран уже не имеет сухопутных границ с Россией, хотя общее для Ирана и России Каспийское море по-прежнему создает условия для прямого морского сообщения между двумя странами.

Изменилась и география ирано-китайского взаимодействия. Кратчайший путь из Ирана в Китай лежит теперь не через Россию, а через Казахстан. Китай уже не нуждается в России для прокладывания транспортных маршрутов в?Иран, а согласовывает их с руководством Казахстана, Туркмении и других среднеазиатских республик. Железнодорожная ветка Теджен — Серахс, спроектированная еще во времена СССР, связывает в единое целое железнодорожные системы Китая, Казахстана и Туркмении, при этом географическое положение Казахстана предоставляет КНР возможность использовать прикаспийские месторождения нефти и газа [1].

Иран и Россия едины в выражении своей озабоченности по поводу монополярности современного мира, гегемонии США и перспектив развития военного альянса НАТО.

Вместе с тем и Россия, и Иран вне рамок сотрудничества не могут реализовать континентальные геоэкономические проекты, за которыми — очевидное будущее центральноевразийской интеграции.

Интеграция между странами ШОС призвана увеличить объем внутреннего рынка и рост внутренних перевозок. Важнейшим условием экономического роста новых районов (центров перспективной разработки природных ресурсов и?т.?п.) станет обеспечение их транспортной доступности и включения в общетранспортное сотрудничество. Данный фактор позволит стимулировать быстрый экономический рост на высокотехнологичной и инновационной основе в сопряженных с?международными/региональными транспортными коридорами районах.

Международный транспортный коридор «Север — Юг» обладает экономической и политической универсальностью, поскольку время транспортировки сокращается почти вдвое, сам коридор проходит по территориям, удаленным от районов военных конфликтов, обладает широким охватом площадей, на которых проживает около 1, 3 млрд человек, или 1, 5 % населения мира.

Транспортное сотрудничество между двумя странами осуществляется в соответствии с Меморандумом о намерениях развития долгосрочного торгово-экономического, промышленного и научно-технического сотрудничества между Правительством РФ и Правительством ИРИ от 13 декабря 2007?г. Перевозки автомобильным транспортом осуществляются на основе Соглашения между РФ и ИРИ о международном автомобильном сообщении от 17 августа 1992?г.

В настоящее время основным по объему перевозимых грузов является транскаспийский маршрут. Если обратиться к докризисному 2007?г., то в его общей структуре объем перевозок экспортных грузов России в сообщении с Ираном составил 5, 5 млн т. Основа этого грузопотока — черные металлы, минеральные удобрения, кокс, нефтяные, лесные и хлебные грузы, строительные материалы.

Тактика России в отношении Ирана как наблюдателя ШОС, по нашему мнению, должна заключаться в следующем:

— воздерживаться от шагов, которые могут привести к дестабилизации обстановки в республике, поддерживать преемственность курса Ирана на традиционализм, так как приход к власти диссидентов-либералов может привести к повторению Ираном «перестроечных ошибок» СССР, чреватых сменой геополитического курса Ирана и потрясениями для иранской нации;

— не поддерживать попытки любых государств к военному вмешательству в дела Ирана;

— проявлять хладнокровие в отношении ядерной программы Ирана, опираться на факты, не поддаваясь пропагандистской шумихе [1]. Cотрудничество России и Ирана в сфере атомной энергетики является исключительно мирным и осуществляется в соответствии с обязательствами стран по Договору о нераспространении ядерного оружия;

— создавать и поддерживать положительный образ Ирана в глазах российского общества, поддерживать исследования в области прикладной иранистики.

Запасы нефти ИРИ составляют около 138 млрд барр., или почти 12?% мировых запасов, в то время как РФ — 75 млрд барр., или почти 8 %. По объему запасов природного газа (27 трлн куб. м., или почти 17 % от мировых запасов) Иран уступает только России (48 трлн куб. м., или почти 30 % мировых запасов).

Иран и Россия заинтересованы в реализации совместных энергетических проектов, формировании трубопроводных маршрутов. Так, например, для заполнения трубопроводных сетей в Турцию и Восточную Европу Россия закупает газ у Туркмении и Казахстана. Но ведь и Иран также может быть подключен к этим системам, особенно в ситуации периодического ценового давления и санкций со стороны США.

Иран — единственная страна-наблюдатель ШОС, имеющая выход к Персидскому заливу и Индийскому океану; через его территорию пролегает наиболее удобный маршрут к арабским странам. За счет партнерских отношений с?Ираном Россия сможет укрепить свои позиции в сфере транспортировки каспийской нефти.

Не случайно США и страны Европы, заинтересованные в подрыве устойчивого положения России в регионе в сфере транспортировки нефти, поддержали проект строительства нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан, который был введен в эксплуатацию в июле 2006?г., несмотря на политическую нестабильность в регионе и cущественную затратность.

Ядерная программа занимает центральное место в отношениях двух стран начиная с 2000?г., когда Россия вышла из секретного российско-американского соглашения по Ирану (Меморандум Гора — Черномырдина), заключенного в?1995?г., согласно которому РФ была обязана существенно ограничить свое содействие и помощь Ирану в овладении ядерными технологиями. Ядерные технологии необходимы Ирану не только для обеспечения своего суверенитета и статуса крупнейшей региональной державы, но и для формирования идеи, способной сплотить все слои иранского общества, объединить их для достижения общей цели.

Россия завершает строительство ядерного реактора в Бушере, активно развивает военно-техническое сотрудничество с Ираном и политически поддерживает Иран, настаивая на том, что он реализует исключительно мирную ядерную программу.

Особенности восприятия идей ШОС на уровне федеральных округов РФ в?некоторой степени проявились в ходе Шанхайского саммита, прошедшего в?Екатеринбурге летом 2009?г. Ограниченность саммита во времени привела к?тому, что иранские представители не смогли познакомиться с городом и округом, который принимал их в качестве гостей.

На наш взгляд, реальное сотрудничество двух стран в рамках какой-либо международной организации более эффективно, если оно одобряется общественным мнением страны и поддерживается ее элитой. В данном случае под словом «элита» мы подразумеваем все виды элит: предпринимательскую, медийную, научную, образовательную и т. д.

В созданных за последние двадцать лет в Иране научно-исследовательских центрах по изучению России ведется серьезная работа по восприятию России не через переводные западные источники; наблюдается стремление представить образ России на основании ее культурных, социальных и политических реалий.

Анализ публикаций иранских ученых, работающих в иранских институтах IPIS (Институт политических и международных исследований) и IRAS (Центр по изучению Ирана и Евразии) показывает, что Урал практически не исследуется иранцами, так как в настоящее время фокус их работы нацелен на центральноазиатские республики, Закавказье и Кавказ.

Публичная дипломатия на уровне ШОС — это обмен идеями, информацией, достижениями в области искусства и образа жизни, системой ценностей, традициями и убеждениями. Публичная дипломатия включает знакомство с?идеологическими позициями партнеров, распространение их языка и литературы, понимание высших ценностей и целей их культур, представление своего положительного образа, устранение отрицательных стереотипов, создание условий для привлечения туристов и высококвалифицированных специалистов, трансляцию спутниковых каналов, производство и распространение информационного продукта на языках народов стран — членов и наблюдателей ШОС, предотвращение распространения ложной информации друг о друге.

В целом политика РФ в отношении государств — наблюдателей ШОС носит противоречивый характер: с одной стороны, декларируются общие цели и приоритеты, с другой — отсутствует деятельность по формированию в обществе положительного или хотя бы непредвзятого отношения к этим странам.

Общественное мнение Уральского региона невозможно подготовить к восприятию стран ШОС как партнеров без проведения соответствующей работы. Уральский федеральный округ, обладающий значимым для России промышленным и культурным потенциалом, способный сказать свое слово в отношениях со странами-наблюдателями, имеет право на свою долю в общероссийском сегменте публичной дипломатии и заслуживает более серьезного внимания со стороны Ирана.

Опыт саммита ШОС в Екатеринбурге показал, что публичную дипломатию на уровне федеральных округов целесообразно развивать, используя кадры на местах. Нехватку кадров для работы с Ираном на уровне федеральных округов и субъектов Федерации могло бы решить специализированное учебное заведение, а именно Университет ШОС. При его создании необходимо уделить внимание подготовке кадров для работы и со странами-наблюдателями, в том числе с Ираном. Само местонахождение университета ШОС в Екатеринбурге создаст предпосылки для того, чтобы подготовленные им кадры работали на уровне УрФО и страны-наблюдатели нашли понимание на уральской земле.

Список литературы

1.Ambrosio Th. Catching the “Shanghai spirit”: How the Shanghai cooperation organization promotes authoritarian norms in Central Asia // Europe-Asia studies. Glasgow, 2006. Vol. 60, №?8. P. 1321–1344.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Политология"