регистрация / вход

Машину власти должны конструировать специалисты

Выражаясь научным языком, вопрос заключается в том, как найти приемлемое решение проблемы, если каждое из возможных альтернативных решений – иерархия или анархия – имеет и положительные и отрицательные стороны.

Добролюбов А.И.

Так какой же должна быть государственная структура власти, если абсолютная иерархическая структура, несмотря на положительные стороны, неприемлема для цивилизованной страны, а анархическая “система” и того хуже?

Выражаясь научным языком, вопрос заключается в том, как найти приемлемое решение проблемы, если каждое из возможных альтернативных решений – иерархия или анархия – имеет и положительные и отрицательные стороны. На первый взгляд это неразрешимая проблема совмещения несовместимого. Но настоящая наука на этот вопрос отвечает: приемлемое решение существует. Поиск путей совмещения несовместимого, положительного и отрицательного, компромиссных решений – это и есть основной метод науки, метод всякого [c.25] созидания и творчества, будь то инженерное дело, стихосложение, физика или философия.

Поиск способов совмещения противоречивых свойств и качеств вещей и явлений – это типичная задача, возникающая ежедневно и ежечасно перед учеными, инженерами, конструкторами, работающими над созданием каких-либо материальных объектов – сооружений, машин, систем. Путь решения подобных задач известен специалистам – он заключается в постоянном отборе и использовании лучших качеств и свойств явлений, деталей и фрагментов, из которых строится, например, сложная система, и в таком же постоянном отборе и устранении или компенсации худших, неприемлемых для данной системы свойств. Обычно это длительный многошаговый процесс взвешивания всех “за” и “против”, поиск компромиссов, примирений положительного и отрицательного, использования прошлого опыта и опыта других. Другого пути здесь просто не существует. (В порядке отступления можно напомнить, что эволюция жизни на Земле шла именно этим путем отбора лучшего и подавления худшего.) Инженеры знают, что идти другим путем (например, подчиниться ради единства взглядов мнению одного лица, увлечься одной точкой зрения, закрыть глаза на какой-либо большой или малый дефект системы и т.п.) – значит быть жестоко наказанным: созданная система не будет работать или будет работать плохо, может привести к большим бедам или даже к катастрофе.

Если государственное устройство считать материальной системой, доступной научному анализу, то эта система также должна строиться и эксплуатироваться подобными способами н средствами науки, то есть тем же объективным взвешиванием всех “за” и “против” и т. д., хотя такой подход может многим показаться половинчатым, расплывчатым и недейственным. Мы часто предпочитаем категорические однозначные ответы на вопрос о том, что хорошо, что плохо, и тем самым впадаем в крайности. Толстой говорил, что мудрость состоит в умении отличить не столько добро от зла, сколько большее добро от меньшего, большее зло от меньшего.

Поскольку государственные системы – это системы из людей (субъектов), объективный анализ и строительство таких систем на основе рекомендаций науки чрезвычайно трудны. Объективный анализ, реконструкция [c.26] или перестройка государственной “человекосодержащей” системы очень трудны не потому, что их технически сложно осуществить, а потому, что верхние этажи сложившейся государственной иерархической пирамиды и ее вершина (шпиль) не желают этого. С позиции людей, находящихся на верхних этажах пирамиды, существующая система хороша и справедлива, а с позиций шпиля пирамиды (хозяина, диктатора, императора, лидера и т.д.) он, хозяин, является благодетелем своих подданных, о чем они сами ежедневно ему напоминают, поэтому, с его точки зрения, о реконструкции или перестройке пирамиды власти не может быть и речи.

В этом основная трудность научного или хотя бы просто рационального, разумного построения государственной системы власти. Трудность не в том, что мы не знаем, как строить рациональную приемлемую структуру государственной власти, а в том, как поручить ее строить не политикам, уже стоящим у власти, а специалистам – юристам, экономистам, социологам, инженерам, которые должны хладнокровно и беспристрастно обдумать каждый фрагмент создаваемой системы и систему в целом, оценить ее требуемые качества и свойства, проанализировать ее эффективность, устойчивость, защищенность от посягательств диктаторов любого ранга, сравнить создаваемую систему с мировым опытом, может быть, предложить вначале несколько экспериментальных образцов структуры и т. п., словом, сделать все то, что сегодня делается при создании серьезных технических систем.

Следует доверить проектирование этой системы специалистам, которые должны проектировать и строить ее не для себя (как лиса в басне Крылова строила курятник), а для безымянных будущих обитателей этого сооружения власти с учетом их известных человеческих качеств). (С учетом, например, того, что эти обитатели смертны, а потому смерть каждого, даже самого высокопоставленного не должна приводить к катастрофе: с учетом того, что могут быть разные взаимоотношения между людьми, могут возникнуть различные непредвиденные ситуации и т.д.). Главное – не отдать построение сооружения государственной власти в руки лиц, желающих построить это сооружение для себя, не допустить многократно повторявшейся роковой ошибки при переустройстве государственных систем: вначале [c.27] разрушать, а затем думать, что делать дальше. Ибо что будет дальше известно: самопроизвольный рост иерархической пирамиды власти, возглавляемой одним человеком.

Поэтому преобразование современной государственной машины должно осуществляться специалистами, а не мастерами насилия, разрушения и борьбы. Мастерам насилия как потенциальным диктаторам нужно противопоставить эффективную систему защитных мер. Выражаясь инженерным языком, эта система защитных мер – непростое сооружение, подобное, например, системе защиты плотин от паводковых вод или зданий от сейсмических толчков. Защитные меры против диктатуры должны быть эффективными, тщательно продуманными, они должны обеспечивать противодействие любым попыткам насильственного захвата власти, заговорам и диверсиям всех видов, включая, например, деятельность групп типа “красные бригады” или “тигры освобождения”, не жалеющих своей жизни ради поставленных целей (представьте себе, что такой “тигр” совершил переворот и взобрался на шпиль пирамиды государственной власти!), противодействие различным более цивилизованным экстремистам, страстно желающим взорвать существующую структуру власти и обещающим после этого построить рай земной для народа. Необходимо понять, что структура демократического механизма власти, как правило, более сложна и хрупка по сравнению с простыми “фараоновскими пирамидами” абсолютной диктаторской власти и в силу этого демократический механизм власти нуждается в весьма надежной защите от нарушений его работы и “опрокидывания”.

“Страсти правят человеком”. В этой крылатой фразе заключена, по-видимому, объективная истина, которую также нельзя игнорировать. Мир человеческих страстей нельзя погасить, это дело безнадежное. Задача состоит в том, чтобы не допустить выход этих страстей на государственный уровень. Государство – это машина, как автомобиль, самолет или корабль, и к управлению ею нельзя допускать человеческие страсти, как нельзя допускать к управлению машинами нетрезвых или психически неуравновешенных людей. Но и поведение вполне нормального и сравнительно уравновешенного человека также может быть непредсказуемым. [c.28]

Власть диктаторов опасна именно тем, что непредсказуемость их поведения навязывается целой нации или стране. [c.29]

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий