Разделение властей по вертикали. Российский федерализм

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирская Академия Государственной Службы Кафедра политических наук и технологий

Федеральное государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Сибирская Академия Государственной Службы

Кафедра политических наук и технологий

Реферат по политологии на тему:

«Разделение властей по вертикали. Российский федерализм»

выполнил: Колбин А.М.

студент гр. 09112

проверил: доцент, к.ф.н.

Белов А..А.

Новосибирск 2010

Оглавление

Введение. 3

Принципы российского федерализма. 6

Предмет разграничения полномочий в бюджетной сфере. 7

Способы разграничения полномочий. 9

Разделение властей по вертикали. 11

Предметы совместного ведения. 14

Единство государственной власти в Российской Федерации. 16

Заключение. 18

Список литературы.. 20


Введение

Исследование проблем российского федерализма вообще и, особенно, изучение одного из его принципов, характеризующих критериев и в то же время актуальной проблемы – разграничения предметов ведения и полномочий между различными уровнями публичной власти – обусловлено рядом обстоятельств. Прежде всего, оно продиктовано тем, что государство, как наиболее сложный общественный институт, всегда находится в центре внимания научной и политической мысли. Множество теорий, концепций и доктрин отражали и отражают его возникновение, функционирование и развитие. Причем, в основе представлений о государстве часто лежат не только общие, но и этнические, национально-мировоззренческие взгляды, присущие народам и нациям, его населяющим. Однако, в действительности, далеко не каждая теория оказывается жизнеспособной – нередко государственные процессы развиваются вне или даже вопреки их влиянию. Тем не менее, только научные изыскания могут дать ответ на вопросы: каким может и должно быть федеративное государство в новом столетии, какие изменения в нем происходят и почему?

До недавнего времени, при характеристике сути Российской Федерации в отечественной литературе, акцент, чаще всего, делался на отражении сложности ее политико - территориальной структуры, в то время как другой, не менее важный атрибут — разделение государственной власти по вертикали и организация взаимодействия этих уровней — оставался в тени.

Сегодня остро ощущается необходимость углубленного и специального ее исследования. Оптимальное соотношение компетенции федеральных, региональных и местных органов власти является одной из ключевых проблем, основой и условием нормального функционирования любой федерации и ее институциональных механизмов. Поэтому в современных условиях развития российского федерализма возрастает актуальность рассмотрения проблем конституционно-правовых принципов и механизмов разграничения предметов ведения и полномочий между уровнями и субъектами власти.

Как известно, предметы ведения между Российской Федерацией и ее, субъектами разграничиваются в статьях 71-73 Конституции РФ.

Предметы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов установлены в ч. 1 ст.72 Конституции РФ. Однако, они не дают исчерпывающего представления о том, что в этих сферах правомочна делать Федерация, а что - субъекты. Вместе с тем, четкое разграничение полномочий по предметам ведения является своеобразным показателем эффективности государства. Низкая же эффективность институтов исполнительной власти сдерживает проявление инициативы хозяйствующих субъектов и граждан в социально-экономической сфере и становится препятствием для успешных преобразований. Следовательно, устойчивый высокий рост экономики страны и благосостояния ее граждан невозможен без кардинального повышения эффективности деятельности государственных институтов.

После избрания В.В. Путина Президентом РФ им предприняты существенные шаги «по упорядочению дел в Федерации и укреплению российской государственности». Президент последовательно ведет линию на качественное обновление технологии управления как по горизонтали, так и по вертикали функционирования власти. При этом одной из основных и базовых категорий, механизмы реализации которых подвергаются в настоящее время трансформации, является категория предметов совместного ведения Российской Федерации и ее су6ъектов.

Именно поэтому на данном этапе развития государственности стала особенно актуальной задача полной реализации тех положений конституции РФ, которые имеют отношение к проблеме разграничения предметов ведения между Федерацией и ее су6ъектами.

Причем, главная цель законодателя состоит в их разграничении таким образом, чтобы решение публичной властью стоящих перед ней задач осуществлялось на том уровне власти, который способен сделать это наиболее качественно и рационально, прежде всего, с точки зрении реализации конституционных прав граждан и доступности социальных услуг населению.

При этом принципиальным является четкое определение ответственности каждого уровня власти и конкретных органов за осуществление полномочий, связанных с реализацией прав граждан. Недопустима ситуация, когда право есть, а кому корреспондирует обязанность по обеспечению реализации этого права – неясно. Поэтому должны 6ыть закреплены не только сами полномочия, но и порядок, объемы их осуществления, обязанности по их финансовому и иному ресурсному наполнению, а также санкции за неосуществление или ненадлежащее осуществление полномочий.

Таким образом, разграничение предметов ведения и полномочий между федеральным, региональным и муниципальным уровнями власти является историческим этапом в государственном строительстве федеративной России, призванным предложить адекватное решение постоянно возникающих проблем управления государством и современным обществом.

Р оссийский федерализм. Принципы

Принятие Конституции Российской Федерации в 1993 г. Стало началом нового этапа построения федерализма как формы реальной демократизации власти.

Конституция 1993 г. Закрыла дискуссию о природе Российской Федерации, четко определив ее конституционно-правовой статус, провозгласила равноправие субъектов Федерации.

Конституция Российской Федерации, обозначив определенную «асимметричность входящих в ее состав субъектов республики, края, области, автономные области, автономные округа, города федерального значения, заложила базовые принципы и основные рамки построения подлинной федерации (ст. 4 и 5):

- суверенитет Российской Федерации на всей ее территории;

- государственная целостность страны;

- единство системы государственной власти;

- верховенство на всей территории страны федеральной конституции и федеральных законов по предметам исполнительного ведения Российской Федерации и полномочий совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации;

- разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ;

- равноправие и самоопределение народов в Российской Федерации;

- юридическое равноправие субъектов федерации, независимо от их наименования (все субъекты равны в правах, все субъекты равны между собой в отношениях с федеральными органами государственной власти; никому из субъектов федерации федеральная Конституция и федеральный центр не дают преимуществ).

Предмет распределения полномочий в бюджетной сфере

В федеративном государстве полномочия разграничиваются между федеративным центром и нижестоящими органами власти.

Предметом разграничения полномочий в бюджетной сфере являются те общественные функции, реализация которых оказывает непосредственное влияние на формирование и расходование бюджетных средств. К таким функциям относится деятельность законодательной (представительной) власти по нормативному правовому регулированию расходов и доходных источников органов власти и полномочия исполнительной власти по финансированию и осуществлению расходов и сбору налоговых средств и других бюджетных доходов. Именно эти полномочия позволяют Органам государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, органам местного самоуправления определять направления расходования бюджетных средств, величину и структуру бюджетных расходов, формировать необходимый объем бюджета и финансировать реализацию тех или иных функций органов власти.

Регулирование деятельности органов государственной власти Российской Федерации, ее субъектов и органов местного самоуправления имеет своим непосредственным следствием расходование бюджетных средств. Причем эти средства расходуются как собственно на содержание органов власти, так и на испол­нение вмененных им функций (образование, здравоохранение, социальная политика и т.п.).

Модель идеального федерализма предполагает, что на каждый уровень власти возлагается реализация только тех нормативно-правовых актов, которые принимаются тем же уровнем власти. В этом случае разграничение полномочий между уровнями власти касается функций органов власти в целом. Например, возложение национальной обороны на федеральную власть предполагает, что и законодательное регулирование, и исполнение этой функции закрепляется за федеральным уровнем.

Закрепление за каждым уровнем власти нормотворческой и исполнительной деятельности по одним и тем же функциям возлагает на них и всю ответственность за финансовое обеспечение реализации этих функций. В этом случае наиболее адекватной системой разграничения полномочий по формированию бюджетных средств будет та, при которой каждый уровень власти сам устанавливает и собирает налоги в свой бюджет.

В свете этого первоочередной задачей разграничения полномочий в бюджетной сфере является четкое закрепление за каждым уровнем власти тех функций (требующих расходов бюджетных средств), все расходные (законодательные и исполнительные) полномочия по которым можно возложить на один и тот же уровень власти. Увеличение количества таких функций приведет к более эффективному расходованию бюджетных средств. Зеркальным отражением этой задачи является четкое закрепление за каждым уровнем власти собственных налогов и всех налоговых полномочий по ним. Привязка собственных полномочий по осуществлению функций (или расходных полномочий) к собственным доходным полномочиям позволит повысить Ответственность органов власти всех уровней за проводимую бюджетную политику.

Советское наследие жесткой централизации в управлении государственными функциями наложило серьезные ограничения на модель федерализма, реализуемого в Российской Федерации. Нежелание центральной власти поступиться своими полномочиями, и, одновременно, неготовность региональной власти и местного самоуправления взять на себя всю полноту ответственности за регулирование и реализацию функций общественного сектора привело к сохранению значительной централизации государственных функций в Российской Федерации. Однако в силу обширности территории и разнообразия условий центральная власть не в состоянии взять на себя исполнение всех государственных полномочий. В первую очередь это касается полномочий по исполнению, поскольку собственно законотворчество обходится органам власти значительно дешевле, чем реальное исполнение требований законодательства.

Расщепление между уровнями власти трех вышеперечисленных видов полномочий (полномочий по нормативному правовому регулированию, обеспечению финансовыми средствами и осуществлению расходов) приводит также к конфликтам между уровнями власти. Результаты опроса региональных и местных органов власти ряда регионов Российской Федерации, проведенного Центром фискальной политики показали, что основой таких конфликтов являются следующие причины:

1. Действующее законодательство не содержит четкого нормативно-правового разграничения ответственности между уровнями власти за исполнение и финансирование федеральных мандатов;

2. Объем возлагаемых на нижестоящие органы необеспеченных мандатов не соответствует уровню бюджетной обеспеченности большинства субъектов Российской Федерации;

3. Федеральные органы власти не исполняют в полном объеме своих обязательств по тем мандатам, финансирование которых возлагается законодательством на саму Российскую Федерацию

4. Не существует однозначной методики оценки стоимости мандатов, в результате федеральные органы склонны завышать, а региональные — занижать такую оценку.

Из сказанного выше следует, что второй задачей разграничения полномочий в бюджетной сфере является выделение функций, в отношении которых требуется упорядочить разграничение между уровнями власти трех видов полномочий: по нормативному правовому регулированию, обеспечению финансовыми средствами и осуществлению расходов.

Формы распределения полномочий

В отечественной юридической и политической науках подробно описаны отдельные способы «перераспределения» компетенции в процессе ее осуществления. В иностранной литературе данная проблема наиболее обстоятельно исследована французскими учеными Б. Гурнeeм, Р. Драго, М. Лессажем, И. Бребаком.

Этими известными в России учеными выделено несколько форм распределения функций и полномочий.

Полная централизация означает, что государство осуществляет все функции управления через систему центральных органов и их служб на местах. Все сколько-нибудь важные решения принимаются центральными органами: местные государственные органы являются лишь исполнителями приказов и инструкций, идущих из центра.

Деконцентрация предполагает, как и в предшествующем случае, что осуществление всех функций возлагается на административные ячейки, которые составляют иерархическую систему с правительственными органами «наверху». Однако вопрос о полномочиях стоит иначе: не все решения принимаются центром; некоторые из них отнесены к компетенции местных агентов центральных органов.

Децентрализация означает, что осуществление определенных функций управления возлагается на агентов, подчиненных не правительству а избираемым частью населения коллегиям. Эти коллегии могут представлять либо жителей данного района, либо какую-то категорию населения.

Исходя из содержания Конституции Российской Федерации, можно вести речь о двух способах разграничения полномочий. Первый способ - издание федеральных законов, нормативных актов по реализации каждого из предметов ведения, указанных в СТ. 71 и 72 Конституции Российской Федерации. Второй способ разграничения предметов ведения и полномочий осуществляется соответствующими договорами, которые в силу этого становятся источниками права.

Разделение властей «по вертикали» предполагает, что на каждом уровне власти имеются свои ключевые органы и определенные финансовые средства, достаточные для осуществления стоящих перед ними задач. Полномочия Центра и субъектов Федерации, независимо от их природы, устанавливаются двумя спосо6ами: с одной стороны, с помощью механизма наделения ими, с другой - признанием остаточных полномочий.

Поскольку задачи, стоящие перед органами власти, постоянно обновляются, зафиксировать раз и навсегда полномочия разных уровней власти в исчерпывающем перечне невозможно. Из-за систематического обновления государственных задач всегда остаются вопросы, не отнесенные к чьему-либо ведению.

Обладая большей частью регулятивных и контрольных полномочий, Российская Федерация должна законодательно децентрализовать исполнительно-распорядительные полномочия по предметам совместного ведения. Они должны быть возложены, в основном, на органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Исключением является деятельность правоохранительных органов (органов внутренних дел, юстиции и так далее), чья система должна быть Федеральной. За федеральными органами исполнительной власти сохраняются такие исполнительно-распорядительные полномочия, которые требуют принятия решений на федеральном уровне. Они должны устанавливаться в федеральном законе.

Разделение властей по вертикали

Приведем перечень основных понятий, используемых для целей федерального закона:

Предмет ведения Российской Федерации - сфера общественных отношений, регулирование которой отнесено Конституцией РФ исключительно к компетенции Российской Федерации.

Предмет ведения субъекта российской Федерации - сфера общественных отношений, регулирование которой отнесено Конституцией РФ к компетенции субъектов российской Федерации.

Предмет совместного ведения Российской Федерации и субъекта Российской Федерации - сфера общественных отношений, регулирование которой отнесено Конституцией РФ и к компетенции Российской Федерации, и к компетенции субъектов российской Федерации.

В научной литературе предметы ведения не сводятся к сфере общественных отношений, подлежащей правовому регулированию, и понимаются несколько шире. Так, Ю.А. Тихомиров считает необходимыми отказаться от узкого понимания того, чем «наполнены» предметы ведения. По его мнению, «это широкий круг государственных дел, не сводимых к принятию законов и заключению договоров. Управленческие, контрольные, материально-финансовые, организационные, информационные, консультативно-методические, идеологические действия, естественно, расширяют границы этого «государственного поля»[1] Аналогичное, более широкое понимание предметов ведения встречается и в других работах.

В Конституции Российской Федерации под предметом ведения понимается сфера общественных отношений, подлежащая правовому регулированию. В статье 71 Конституции РФ закреплены сферы общественных отношений, которые подлежат исключительному федеральному законодательному регулированию. В статье 72 Конституции РФ содержится перечень общественных отношений, которые регулируются федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними законами и иными нормативными правовыми актами субъектов РФ (часть вторая статьи 76 Конституции). Статьи 73 и 76 Конституции РФ определяют, что общественные отношения, не отнесенные к ведению Федерации, а также не урегулированные ей в сфере совместного ведения, являются предметом правового регулирования субъектов РФ. Таким образом, Конституция РФ осуществляет вертикальное разделение предметов правового регулирования (статьи 71, 72, 73, 76), обозначает возможный объем полномочий лишь в области правового регулирования и не закрепляет никаких прав и обязанностей в исполнительной и судебной деятельности.

Таким образом, российская конституционная модель разделения государственной власти устанавливает разграничение лишь законодательной (нормотворческой) компетенции между Федерацией и ее субъектами, в ходе реализации которой осуществляется последующее разграничение исполнительной и судебной, а таксе конкретизация законодательной компетенции.

Это положение представляется исключительно важным для разработки теоретических основ разделения государственной власти и позволяет несколько по-иному взглянуть на проблемы федеративной компетенции. Конституция РФ разграничивает только правовое поле между центром и регионами. Разделение других частей общего государственного поля (исполнительной и судебной) производится в результате работы на правовом поле федерального и регионального законодателей в пределах закрепленных предметов ведения. В этой связи по тем или иным вопросам, отнесенным к исключительной законодательной компетенции Федерации, федеральный законодатель вправе установить определенный объем исполнительной и судебной компетенции субъектов РФ. Российская Конституция позволяет подобные действия, и эти правовые возможности реализуются в конституционной практике (параграф второй главы третьей). Так, вопросы судоустройства находятся в ведении Российской Фе­дерации. Однако Конституция, как отмечалось, говорит только о законодательном ведении, о компетенции федерального законодателя по регулированию общественных отношений в данной сфере. Федеральным Конституционным законом от 31 декабря 1996 года № l-ФК3 «О судебной системе Российской Федерации» наряду с федеральными выделены суды субъектов Российской Федерации (пункт 4 статьи 4). Тем самым, принимая Федеральный Конституционный закон по предмету своего исключительного законодательного ведения, Российская Федерация установила дополнительные полномочия ее субъектов в сфере законодательной, судебной и исполнительной власти.

Противоположный пример: кадры судебных органов находятся в совместном ведении, еще раз подчеркну, в совместном законодательном ведении. Как отмечалось, Российская Федерация, реализуя свои законодательные возможности, полностью урегулировала общественные отношения в области кадровой политики федеральных судов и не оставила там для своих субъектов никаких нормотворческих, а следовательно и исполнительно-распорядительных возможностей.

Предметы совместного ведения между органами государственной власти

Часть 3 статьи 11 Конституции Российской Федерации устанавливает, что «разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется настоящей Конституцией, Федеративным и иными договорами».

Конституционное разграничение компетенции федерального Центра и субъектов Федерации осуществлено в главе третьей Конституции «Федеративное устройство» - статьями 71 и 72, где установлены соответственно перечни предметов исключительного ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а статья 73 определяет, что по всем остальным предметам ведения субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти.

Как известно, субъекты Российской Федерации вправе принимать свои законы по предметам совместного ведения в опережающем порядке в случае отсутствия федерального закона. Это прямо было установлено Конституционным Судом РФ В решении от 30 апреля 1996 года. После издания соответствующего федерального закона нормативные правовые акты субъектов по предметам совместного ведения должны приводиться в соответствие с ним.

Необходимо более четко регламентировать процедуру принятия федеральных законов по предметам совместного ведения. Для принятия такого федерального закона нужно:

- либо получить предварительное согласие более половины субъектов Федерации;

- либо законодательно ввести правило, согласно которому федеральный закон по предметам совместного ведения вступает в силу, если по истечении определенного срока его одобрят более половины субъектов Федерации.

Также целесообразно ввести процедуру, предусматривающую обязательное рассмотрение Федеральным Собранием позиции Государственного совета Российской Федерации по соответствующему проекту закона.

Основным Законом РФ предусматривается взаимодействие органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации по предметам исключительного ведения. Вопросы, прямо не отнесенные к исключительному ведению Российской Федерации (ст. 71 Конституции РФ) и к компетенции Федерации по предметам совместного ведения (ст. 72 Конституции РФ), относятся к исключительному ведению субъектов Федерации (ст. 73 Конституции РФ).

Недопустимо издание регионами законов по предметам исключительного ведения Российской Федерации. Точно так же и федеральный Центр не вправе в одностороннем порядке издавать законы либо вмешиваться каким-либо иным способом в сферу исключительного ведения субъектов Федерации.

Однако в рамках процедур ст. 78 Конституции РФ федеральные органы исполнительной власти могут передавать органам исполнительной власти субъектов Федерации право осуществления части своих исключительных полномочий. При этом само полномочие остается в исключительной «собственности» федерального Центра: передается только право его осуществления на конкретный срок и под конкретные условия .

Единство государственной власти в России

Соотношение единства и разделения государственной власти в Российской Федерации имеет не просто научно-практическое значение для разработки проблемы. Этот вопрос относится к числу методологических, от адекватности решения которого зависит сама направленность научного поиска. Очевидна и политическая составляющая, что, впрочем, характерно для всех вопросов федеративного устройства Российского государства. Преувеличение роли разделения государственной власти между Федерацией и ее субъектами абсолютизирует значение частей в их взаимоотношениях с федеративной системой, обосновывает раздробленность и разорванность государственной власти в стране, стимулирует дезинтеграционные процессы, нарушающие единство и целостность федеративного государства. Преуменьшение или игнорирование роли разделения власти детерминирует обратные тенденции к самодовлеющему верховенству целого над составляющими его частями, неоправданному и беспредельному ограничению их самостоятельности, утрате федеративных начал в государственном устройстве.

Принципы государственной целостности и единства системы государственной власти одновременно и наряду с принципом разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ закреплены в качестве важнейших в федеративном устройстве Российского государства Основами конституционного строя (часть третья статьи 5 Конституции РФ).

Единство государственной власти, чаще в соотношении с принципом ее разделения на законодательную, исполни­тельную и судебную, рассматривалось многими учеными (Л.Ф. Болтенкова, И.И.Бушуев, Л.М. Карапетян, М.Н. Марченко, В.Е.Чиркин и др.). В их работах .обосновывается вывод о том, что разделение государственной власти, как по горизонтали, так и по вертикали не противоречит единству государственной власти и не исключает его.

С позиций системного подхода государственное единство Российской Федерации исследуется И.В. Левакиным в фундаментальной монографии, специально посвященной этой важнейшей в теории федерализма проблеме. «Государственность - есть система, развивающаяся от дезинтеграции к единению либо балансирующая между единением и дезинтеграцией, - отмечает он. - Возникновение единства имеет место лишь в том случае, если существуют его компоненты, систематизация которых приводит к единению».

Обратимся еще к опыту Германии, правовая система которой довольно близка российской. «Распределение компетенции между союзом (федерацией) и землями – не самоцель или произвол, - считает немецкий ученый Й. Изензее. Не является оно и раздроблением государственной власти, предназначенным для того, чтобы ослабить власть, т.е. чем-то вроде утрированного понимания разделения властей. Смысл распределения компетенции состоит не в разъединении государственной власти, а в ее разумном разделении, структурировании и сбалансированности. Оно не исключает общегосударственного единства, а дифференцирует его, формируя относительно самостоятельные общности, которые остаются взаимосвязанными в пределах целостного единства».

Как справедливо отмечает В.Е. Чиркин, «идея единства государственной власти в современных условиях отнюдь не отвергает принципа разделения властей. Главное заключается в правильном прочтении этих постулатов и их применении».

Заключение

Мировой опыт показывает, что прочными и стабильными бывают те федерации, в которых центральная власть оставляет за собой небольшой круг стратегических функций. Передача полномочий субъектам федерации не ослабляет, а напротив, укрепляет государство, ибо снимает с федерального правительства множество мелких задач и сосредоточивает его внимание на ключевых проблемах страны.

Но на современном этапе остаются нерешенными следующие проблемы российского федерализма:

- равные в правах субъекты федерации далеко не равны в экономическом отношении, а значит, - остается актуальной проблема обеспечения равных социальных стандартов и уровня жизни населения в различных регионах;

- незавершенность и противоречивость процессов разграничения полномочий по предметам совместного ведения;

- несовершенство действующей модели бюджетного федерализма;

- территориальная неравномерность, различия в темпах и качестве развития федерального и регионального законодательства, что создает конфликтогенный потенциал в едином правовом поле государства;

Важными направлениями деятельности по совершенствованию разграничения и последующего оптимального осуществления полномочий являются:

- более четкое закрепление в Федеральном законе модели взаимоотношений Российской Федерации и субъектов Российской Федерации по предметам совместного ведения;

- следование этой модели в отраслевом законодательстве;

- сокращение совмещения регулятивных, исполнительно-распорядительных и контрольных функций в одном органе.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации

2. Малов С.В. Разграничение предметов ведения и полномочий между Федерацией, региональным и муниципальным уровнями власти как фактор укрепления федерализма. / Малов С.В. Автореферат.

3. Разграничение расходных полномочий между уровнями власти в Российской Федерации. - М.: Academia, 2002, 69 с.

4. Столяров М.В. Компетенция власти: Разграничение предметов ведения и полномочий между Федерацией и ее субъектами в условиях реформирования: Учебное пособие. / Столяров М.В.- М.: Изд-во РАГС, 2005, 326 с.

5. Черепанов В.А. Конституционно-правовые основы разделения государственной власти между Российской Федерацией и ее субъектами. / Черепанов В.А.– М.: МЗ-ПРЕСС, 2003, 437 с.


[1] Черепанов В.А. Конституционно-правовые основы разделения государственной власти между Российской Федерацией и ее субъектами. / Черепанов В.А.– М.: МЗ-ПРЕСС, 2003, С 57.