регистрация / вход

Роль государственно-частного партнерства в повышении эффективности экономической политики региона

В отношениях власти и бизнеса в управленческой практике в современной России используется государственно-частное партнерство, представляющее собой форму взаимодействия государства и частных компаний для решения социально-экономических задач и достижения целей обеих сторон.

Роль государственно-частного партнерства в повышении эффективности экономической политики региона

Лобызенкова Вера Александровна,канд. социол. наук, ст. преподаватель кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Волгоградского филиала Московского государственного университета технологий и управления им. К. Г. Разумовского, р. п. Светлый Яр Волгоградской обл

Коваленко Надежда Викторовна,канд. полит. наук, доцент кафедры философии и социологии Волгоградского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, г. Волгоград

В отношениях власти и бизнеса в управленческой практике в современной России используется государственно-частное партнерство, представляющее собой форму взаимодействия государства и частных компаний для решения социально-экономических задач и достижения целей обеих сторон. Основной недостаток такого вида партнерства - неучастие в нем общественных организаций (НКО) и населения, которое отстранено от решения проблем, непосредственно его касающихся. В новых условиях инновационного развития страны необходимо включение структур гражданского общества в решение социальных и экономических проблем территории, переход к новой модели подъема экономики, строящейся на взаимодействии власти, бизнеса и третьего сектора - публично-частного партнерства.

Рыночные преобразования в России изменили социальноэкономическую политику государства. В новом постсоветском пространстве формируется особая прослойка общества - собственники, предприниматели, коммерсанты, диапазон ценностных принципов профессиональной деятельности которых отличается широтой и противоречивостью

. Характеристика взаимоотношений новых рыночных игроков складывается на основе социально-экономических механизмов.

Отметим, что важность изучения механизмов взаимодействия государственной власти с различными бизнес- структурами в современной России очевидна и актуальна. Такой вывод можно сделать, опираясь на опыт многих зарубежных стран и практическую деятельность крупных отечественных частных компаний, которые методом проб и ошибок пришли к осознанию выгод партнерства с государством в социальной сфере и экономике.

Особую актуальность тема государственно-частного партнерства (ГЧП) приобрела в условиях мирового финансового кризиса, в связи с которым многие отрасли российской экономики почувствовали потребность в государственной поддержке. Сам термин «государственно-частное партнерство» является дословным переводом английского термина «public-private partnership» (PPP) и давно применяется в зарубежных государствах (Франции, Великобритании, США, Канаде, Австрии, Бельгии, Дании, Австралии, Израиле, Ирландии, Финляндии, Испании, Португалии, Греции, Южной Корее, Сингапуре, Чехии). Во Франции такой опыт сотрудничества государства и бизнеса впервые был реализован еще в 1552 году при постройке канала по концессионному принципу. В России формирование института государственно-частного партнерства относят к 2004 году [2].

Термин «государственно-частное партнерство» используется в различных нормативных актах федерального уровня, и прежде всего в Концепции долгосрочного социальноэкономического развития Российской Федерации на период до 2020 года [3]. Однако единого системного понятия на законодательном уровне пока не установлено.

Государственно-частное партнерство в мировой практике понимается, как правило, в двух смыслах. Во-первых, это система отношений государства и бизнеса в договорной форме, которая широко используется в качестве инструмента международного, регионального, муниципального, экономического и социального развития. Во-вторых, это конкретные проекты, реализуемые различными государственными органами и бизнесом совместно или только частными компаниями на объектах государственной и муниципальной собственности [4].

Отечественный опыт реализации государственно-частного партнерства преимущественно связан с возрастанием роли государства. Процессы огосударствления ряда крупных корпораций привели к стремлению поставить все под контроль, использовать, по выражению С. Перегудова, добровольнопринудительное социальное спонсорство [Там же].

Став главным собственником, именно государство определяло правила поведения и основные направления активности компаний, что, естественно, вызывало противодействие бизнес-сообщества. Однако со временем приоритеты поменялись, и нынешний российский крупный бизнес выбирает не «указания», а оформление сотрудничества в виде соглашений и четкое разведение сфер ответственности.

В начале текущего десятилетия многие специалисты обращали внимание на качественный сдвиг, произошедший в отношениях между корпоративным бизнесом и российским государством, которое, осознав выгоды и потенциальные возможности привлечения бизнеса в инвестиционную деятельность и предоставление социальных услуг, изменило свое отношение к социальной активности бизнеса.

Вхождение крупного корпоративного бизнеса в социально-экономическую сферу есть объективный процесс, который в различных формах имеет место во всех странах с рыночной экономикой. Главным условием такого сотрудничества выступает стимулирующая и организующая функция государства, реализуемая главным образом в форме государственно-частного партнерства. Именно такое взаимодействие ныне рассматривается среди экспертов и в самом бизнесе как наиболее перспективный вектор развития отношений государства и бизнеса в экономической и социальной сфере.

В конце 2010 года научно-просветительский фонд «Экспертный институт» совместно с НП «Центр развития государственно-частного партнерства» и Национальным агентством финансовых исследований при поддержке сотрудников ГУ-ВШЭ, Института экономики РАН и Финансового университета при Правительстве РФ провел исследование «Барьеры развития механизма ГЧП в России». В исследовании приняли участие 25 экспертов как со стороны государства, так и бизнеса [5].

По итогам исследования, среди опрошенных 25 экспертов нет единого определения ГЧП. Спектр мнений варьирует от широкого определения, включающего в себя любое взаимодействие бизнеса и государства, до узкого, в котором речь идет лишь о тех проектах, где взаимодействие имеет долгосрочный характер и основано на софинансиро- вании. Приведем основные определения ГЧП, данные экспертами.

«ГЧП - партнерство государства и частного бизнеса в любом виде. Оно включает в себя самые различные формы: от государственного заказа до приватизации. Концессия, аренда и вклады в уставный капитал государственных или частных компаний и приобретение долей государством в этих частных компаниях - промежуточные формы партнерства. В это понятие не входит то, что государство делает самостоятельно без участия частного бизнеса».

«Экономическое партнерство как таковое характеризуется четырьмя родовыми признаками: 1) совместное финансирование; 2) разделение рисков; 3) оформление партнерства специальным договором либо формирование общего капитала; 4) ограниченность срока (как правило, или в большинстве случаев)».

«Субъекты ГЧП: государство в лице федерального и регионального уровней власти и муниципальные органы власти, с одной стороны, и частные лица (физические и юридические), с другой. Таким образом, в понимании ГЧП добавляется еще один родовой признак - предмет партнерства (государственная и муниципальная собственность, а также услуги, оказываемые государством, муниципальными органами власти и бюджетными организациями). Тем самым, основываясь на родовых признаках, можно дать следующее определение ГЧП: государственно-частное партнерство представляет собой юридически закрепленную (как правило, на определенный срок), предполагающую совместное финансирование (совместное инвестирование) и разделение рисков систему отношений между, с одной стороны, государством и (или) муниципалитетами и, с другой стороны, гражданами и юридическими лицами, возникающую при реализации проектов, предметом которых выступают объекты государственной и муниципальной собственности, а также услуги, оказываемые государственными и муниципальными органами, организациями, учреждениями и предприятиями» [Там же. С. 13].

По итогам исследования, среди опрошенных 25 экспертов нет единого мнения о том, какие формы взаимодействия власти и бизнеса можно отнести к ГЧП. Под ГЧП в широком понимании можно выделить партнерское взаимодействие власти и бизнеса в сфере культуры и политики. В узком смысле к основным признакам государственночастного партнерства можно отнести следующие:

государство и частный бизнес являются сторонами ГЧП;

закрепление партнерства на официальной, юридической основе;

публичность, общественная направленность ГЧП;

объединение ресурсов для реализации проектов на основе ГЧП;

распределение финансовых рисков и затрат между сторонами, а также достигнутые результаты распределяются в заранее определенных долях.

Отметим, что государственно-частное партнерство строится на принципе, который предполагает, что не государство подключается к проектам бизнеса, а наоборот, государство приглашает бизнес принять участие в реализации социально значимых проектов [6].

В отличие от большинства зарубежных государств, в России государственно-частное партнерство все еще находится на стадии становления и развития соответствующих инструментов, хотя результаты такого партнерства уже можно наблюдать.

Наиболее распространенные формы отношений на уровне регионов - заключение соглашений между руководством крупных корпораций и главами администраций тех регионов и городов, где ведется производственная и иная деятельность корпораций - участников соглашений [7].

В законе Волгоградской области, принятом депутатами регионального парламента в первом чтении, под государственно-частным партнерством понимается взаимовыгодное сотрудничество региона и субъектов частного предпринимательства, осуществляемое в соответствии с соглашениями и предполагающее разделение ответственности и рисков между сторонами [8].

Основной вопрос в том, как должно быть организовано государственно-частное партнерство, чтобы бизнес и государство во взаимодействии смогли проявить свои лучшие стороны.

В настоящее время самым ярким примером государственно-частного партнерства на территории региона можно выделить инвестиционный проект ОАО «МХК «ЕвроХим» по освоению Гремячинского месторождения калийных солей и строительству на его базе горно-обогатительного комплекса по производству калийных удобрений. Осуществление проекта позволило решить целый ряд вопросов регионального значения: строительство жилья, создание новых рабочих мест, пополнение доходной части бюджета. С целью комплексного развития производственной и непроизводственной инфраструктуры проекта региональной властью утверждена долгосрочная областная целевая программа «Развитие Котельниковской промышленной зоны 2010-2013». Администрация Волгоградской области осуществляет финансирование разработки проектной документации по строительству новых социальных и инженерно-транспортных объектов, соответствующие расходы заложены в бюджет области.

Необходимо сказать, что существуют различные формы партнерства, которые варьируются в зависимости от степени вовлеченности бизнеса на разных этапах создания. Выделим общие для государственно-частного партнерства в России проблемы. Во-первых, отсутствие системного видения ГЧП как инструмента стратегического развития (в нашей программе в области постарались учесть это). В результате не формируется госзаказ, который мог бы минимизировать риски внедрения новых идей.

Во-вторых, административные барьеры и отсутствие налоговых стимулов, особенно для низкодоходных проектов в социальной сфере.

В-третьих, низкий уровень доверия между сторонами партнерских отношений, что порождает у одной стороны различные формы давления, а у другой - уход от ответственности.

Основным недостатком большинства соглашений между органами власти и компаниями является то, что от участия в них (а также от их разработки) отстранены население и общественные организации, даже те, которых подобные соглашения непосредственно касаются. Такая практика не вызывает удивления - она вполне соответствует общей модели отношений бизнеса, власти и общества в России: бизнес взаимодействует с государственными органами по своим каналам, а общество и его организации - по своим. Проигравшими при таком разделении являются все три участника, но более всего - гражданское общество, которое оттесняется более сильными участниками на обочину публичной политики.

Включение в отношения партнерства власти и бизнеса органов местного самоуправления (учитывая их статус в РФ) и НКО позволяет поднять статус таких отношений - их логичнее будет называть публично-частным партнерством. Сотрудничество местной власти, бизнеса и структур, представляющих общественные интересы, приобретает не только социально-экономическое, но и политическое измерение. Участники подобных соглашений отходят от узко корпоративных интересов, начинают работать во имя общей цели - повышения благосостояния населения, видимых изменений в экономике, социальной сфере, жизни людей.

Однако пока нельзя считать складывающуюся в России модель взаимодействия как публично-частное партнерство, хотя изменения происходят. Они проявляются, например, в более равновесных отношениях местных и региональных властей с корпоративными участниками совместных проектов, в институционализации механизмов взаимодействия, в постепенном подключении к этим проектам организаций гражданского общества. За такими проектами - будущее.

Список литературы

Кузеванова А. Л. Российская бизнес-деятельность на современном этапе: диапазон ценностных принципов (социологический анализ) // Научные проблемы гуманитарных исследований. 2010. Вып. 8. С. 231-237.

Айрапетян М. С. Зарубежный опыт государственно-частного партнерства // Аналитическая записка Правового управления Аппарата Государственной Думы РФ [Электронный ресурс]. URL: http://www.g-k-h.ru/directory/articles/736090/-2013 (дата обращения: 07.06.2013).

Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года // Собрание законодательства РФ. 2008. № 47. Ст. 5489.

Перегудов С. П., Семененко И. С. Корпоративное гражданство. Концепции, мировая практика и российские реалии. М., 2008. С. 209-255.

Барьеры развития механизма ГЧП в России. М.: НПФ «Экспертный институт», 2010. 32 с. [Электронный ресурс]. URL: www.exin.ru/ppp-Results_24_11_2010_Fin_1.pdf (дата обращения: 07.06.2013).

Коваленко Н. В. Общественные объединения и органы власти: взаимодействие в сфере реализации государственной семейной политики // Российские регионы в условиях трансформации современного общества: материалы всерос. научн. конф. (Волгоград, 14-15 сентября 2006 г.). Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2006. С. 120-125.

Лобызенкова В. А. Предпринимательские структуры Волгоградской области: тенденции развития и управления / Волгоградский филиал ФГОБОУ ВПО РАНХиГС. Волгоград: Изд-во Волгоградского филиала ФГОБОУ ВПО РАНХ и ГС, 2012. 196 с.

Об участии Волгоградской области в государственно-частном партнерстве: Закон Волгоградской области от 29.11.2011 года № 2257-ОД [Электронный ресурс]. URL: economics.volganet.ru/.../No2257-0...10.2012_.docx (дата обращения: 07.06.2013).

Лобызенкова В. А. Сущность и понятие государственно-частного партнерства // Корпоративная социальная ответственность как инструмент стратегического управления организацией: Всероссийская науч.-практич. конф., 19-20 октября 2012 г.: материалы. Волгоград: Изд-во Волгоградского филиала ФГБОУ ВПО РАНХиГС, 2012. С. 249-259.

Курченков В. В. Инновационная активность хозяйствующих субъектов региона: проблемы измерения // Бизнес. Образование. Право. Вестник Волгоградского института бизнеса. 2012. № 4 (21). С. 41-47.

Морозова Н. И. Инновационно-инвестиционная политика как ключевой элемент экономического роста и повышения качества жизни населения России // Бизнес. Образование. Право. Вестник Волгоградского института бизнеса. 2013. № 1 (22). С. 186-191.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Политология"