Личные неимущественные права авторов Франции

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Личные неимущественные права авторов произведений науки, литературы и искусства Франции Курсовая работа по курсу

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Личные неимущественные права авторов произведений науки, литературы и искусства Франции

Курсовая работа по курсу

«гражданское и торговое право зарубежных стран»

студента 3 курса

отделения международного права,

4 группа

Лапоть А.Л.

Научный руководитель:

Уржин К.К.

Кандидат юридических наук,

Доцент

Минск 2001

ПЛАН

Введение 1

Глава 1 Общие положения 2

Глава 2 Право на выпуск в свет 8

Глава 3 Право на уважение имени 12

Глава 4 Право на уважение произведения 14

Глава 5 Право автора на изъятие произведения или на выкуп 20

Заключение 25

Список литературы 26

ВВЕДЕНИЕ

Особую актуальность в настоящее время приобретает проблема эффективности правовой охраны произведений науки, литературы и искусства как высшего проявления бытия и духа человека. Это связано, в первую очередь, с невероятным по своей быстроте и масштабам развитием технических средств и технологий, позволивших максимально быстро осуществлять копирование и распространение произведений, являющихся традиционными объектами авторского права. Более того, технический прогресс привел к появлению новых объектов авторского права, таких как программы для ЭВМ, базы данных и др. Значение авторского права в жизни общества также велико в силу того, что оно обеспечивает права авторов произведений, то есть защищает их творческую, интеллектуальную деятельность, как высшее проявление чувств разума чело века, а это, в свою очередь, способствует созданию новых оригинальных произведений науки, литературы и искусства, увеличению в обществе прослойки людей, з анимающихся творческим трудом и, следовательно, способствует развитию социально-экономического и научно-технического прогресса в обществе. Так, например, по мнению В.А.Дозорцева, "достижения мысли не только определяют интеллектуальный потенциал общества, но и оказывают решающее влияние на материальное производство, которое всегда осуществлялось на базе интеллектуальных достижений, являлось их выражением и проявлением" [1]

Важная роль, которую играет авторское право в современном мире, настоятельно требует подробного изучения его норм. Одним из актуальнейших методов такого исследования является метод изучения иностранного законодательства. Данный метод позволяет определить общее, сущностное содержание, присущее нормам отечественного авторского права, лучше познать само авторское право Республики Беларусь, его сильные и слабые стороны и, соответственно, наметить пути дальнейшего совершенствования российского законодательства в данной сфере правового регулирования. В качестве объекта данного исследования нами выбраны, авторское право Франции. Выбор авторского права Франции в качестве объекта исследования объясняется, с одной стороны, схожестью правовых систем Республики Беларусь и Франции и, с другой стороны, тщательностью и всесторонностью правового регулирования авторских отношений.

Глава 1

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Авторское право обычно определяют как право, "нормы которого регулируют отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства"[2] .

Субъективные авторские права. Вопрос о правах, которые могут принадлежать тому или иному субъекту, имеет крайне важное значение для любых институтов или отраслей права, в том числе, и для авторского права. Закон Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» подразделил субъективные авторские права на имущественные права, имеющие экономическое содержание, и личные неимущественные (моральные) права, не имеющие такого содержания. Следует заметить, что такого рода классификация субъективных авторских прав достаточно условна, так как любое из авторских правомочий в той или иной мере имеет как экономическое, так и личностное содержание, ибо эти две категории в определенной степени соприкасаются, и их не всегда легко различить, например, в случае такого фундаментального морал ьного права, как право на обнародование или первую публикацию» [3] . Однако данная концепция авторских прав является общепризнанной в странах континентальной правовой системы. Не составляет в этом исключения и Французский закон 1957 года «О литературной и художественной собственности»[4] , который в ст.L.111-1 указывает, что авторское право включает как атрибуты морального порядка, так и атрибуты экономического порядка. Соответственно этому закон выделяет моральные (личные неимущественные) и имущественные права. В качестве такового выступает наличие или отсутствие экономического содержания у той или иной категории авторских прав.

Закон, в свою очередь, содержит следующий перечень моральных прав автора: право на уважение имени автора, право на уважение его авторства, право на уважение его произведения, право на выпуск произведения в свет, право на пересмотр и отмену решения о передаче прав на использование произведения и право автора на объединение его статей и выступлений в сборники. При этом следует заметить, что французский законодатель, в отличие от белорусского, не раскрывает содержания вышеуказанных прав. Их содержание раскрывается доктриной авторского права Франции. Одним из важнейших прав, нашедших свое отражение в Кодексе, является право автора на уважение его авторства. Данному праву соответственно корреспондируют такие права автора как право на уважение его имени и его произведения. Содержание указанных прав: права автора на имя, права на авторство, права на защиту репутации автора. Однако французский законодатель не разделяет собственно осуществление указанных прав и их защиту (признание), обозначая данные элементы единым термином «уважение». Именно данным обстоятельством объясняется своеобразный подход французского законодателя к конституированию наиболее существенных признаков, присущих данным правам. Признавая неотчуждаемость и неотъемлемость данных прав от личности автора, Закон, тем не менее, предусматривает возможность перехода такого рода прав после смерти автора к его наследникам по закону или по завещанию. Следовательно, в данном случае к наследникам автора переходят принадлежавшие ему при жизни права на уважение, а фактически на признание и защиту его имени, авторства и произведения. Таким образом, законодатель под термином «уважение» подразумевает, прежде всего, защиту прав и, следовательно, к наследникам автора переходят не сами права на авторство, на имя и др., а лишь права на их защиту.

Закон в ст. L.121-2 признают исключительный характер прав автора на прижизненное обнародование созданного им произведения. Французский законодатель допускает переход данных прав к наследникам автора и подробнейшим образом регламентирует переход права на обнародование по наследству. В соответствии со ст. L 121-2 Кодекса право на выпуск в свет (право на обнародование) после смерти автора осуществляется наследниками по завещанию в течение их жизни. В случае же отсутствия такого завещания, либо смерти наследников по завещанию, либо при наличии в завещании иной воли автора это право осуществляется наследниками по закону, в порядке определенном Законом. Данная регламентация введена в Закон для предотвращения злоупотреблений наследников своими правами и неисполнения ими ради собственной выгоды последней воли автора. Кроме того, Закон предусматривает, что в случае явных злоупотреблений наследников в осуществлении или неосуществлении ими права на обнародование, а также в случае конфликта между ними, суд высшей инстанции может принять соответствующие меры.

В статье 1 французского закона 1957 года « О литературной и художественной собственности» авторское право определяется как «исключительное право нематериальной собственности, которое может быть противопоставлено любому лицу».

Во французском законодательстве известны два основных случая запрещения уступки авторского права. Один связан с личностным характером данного права, обозначаемого понятием «droit moral», другой — с желанием законодателя избежать злоупотребления отчуждением свободы творчества в будущем. Такова цель ст. 33 закона от 11 марта 1957 г., запрещающей полную уступку еще не созданных произведений.

Закон от 11 марта 1957 г. устанавливает в первую очередь, что некоторые права, предоставляемые авторам, носят настолько ярко выраженный личностный характер, что трудно себе представить, чтобы автор мог уступить пользование ими третьему лицу путем заключения договора. Такое положение характерно для личных неимущественных прав. Оно предназначается для защиты личности автора в том виде, в котором она находит свое выражение в его произведении, и закон вполне обоснованно запрещает его уступку по договору. Таким образом, в соответствии с абзацем 1 ст. 6 «автор пользуется правом на уважение своего имени, авторства произведения», а в абзаце 3 ст. 6 закона очень четко закреплено, что это право «неотчуждаемо». Однако положения, которые регламентируют другие правомочия в области морального авторского права, в частности ст. 19, посвященная праву на выпуск в свет произведения, и ст. 32— праву автора на изъятие произведения, формально не закрепляют этого положения. Но содержание ст. 6 распространяется на все правомочия в области личных неимущественных прав, а не только на правомочия, зафиксированные в ней самой. Личностный характер личных неимущественных прав предписывает действительно опираться на такое решение вопроса.

Моральное право не может быть уступлено в полном смысле слова, то есть нельзя позволить цессионарию пользоваться им вместо автора. Но можно поставить совершенно законный вопрос, не следует ли, по крайней мере в некоторых случаях, признать действительными соглашения, по которым автор ограничился бы отказом от некоторых правомочий в области личных неимущественных прав и взял бы, например, на себя обязательство не противиться тому, чтобы тем или иным правомочием воспользовался его контрагент, или, более того, согласился бы просто уполномочить какое-либо лицо на осуществление его прав.

Если в некотором смысле запрещение соглашений в области личных неимущественных прав будет толковаться довольно узко, то можно вполне представить себе такое развитие судебной практики, при котором моральное право стало бы рассматриваться с большей гибкостью, тем более что сам законодатель, как будет показано ниже, сделал из него значительные изъятия в области кинематографии, теле- и радиовещания и аудиовизуальной продукции.

Природа личных неимущественных прав. Это право имеет вне-имущественный характер и характеризуется рядом признаков:

Признаки личных неимущественных прав . Моральное право автора закрепляется в ст. 6 закона, в которой указывается, что его обладатель пользуется правом на уважение сво его имени (право на авторское имя), авторства произведения, и оно определяется как право, связанное с личностью автора, и является бессрочным, неотчуждаемым и не подверженным сроку давности.

Бессрочный характер личных неимущественных прав авторов. Бессрочный характер личных неимущественных прав вытекает из сути самого произведения, которое определяется как «вечное». Этот характер подтверждается ст. 19 закона, перечисляющей правообладателей на выпуск произведения в свет после смерти, уточняя, что это право может осуществляться даже после истечения срока действия исключительного права на использование произведения, определенного в ст. 21 закона от 11 марта 1957 г. Смерть автора не дает оснований для прекращения личных неимущественных прав автора. В отношении права на обнародование и права на опубликование делается исключение – 50-летний срок охраны с момента первого правомерного опубликования или доведения до всеобщего сведения другим путем.

Неотчуждаемый характер личных неимущественных прав авторов. На основании ст. 6 закона можно сделать вывод о неотчуждаемости морального авторского права. Субъекту данных прав предоставляются исключительные правомочия на осуществление своих прав, с одновременным запрещением всем прочим лицам делать это без согласия субъекта. В то же время в ней содержится ряд исключений, которые способны серьезно поколебать его. Эти исключения связаны либо с характером произведения, либо с условиями договора.

Например, применительно к аудиовизуальным и кинематографическим произведениям ст. 15 закона предусматривает, что если один из авторов отказывается от завершения своей части произведения, то он не может воспрепятствовать использованию уже выполненной работы для завершения произведения. Это исключение, согласно ст. 18 закона, касается также произведений, передаваемых в эфир, и аудиовизуальных произведений.

С другой стороны, в силу ст. 16 – и лишь в этой конкретной области — фильм считается завершенным, если имеется первая стандартная копия, и начиная с этого момента соавторы не могут больше препятствовать использованию произведения, ссылаясь на моральное право.

В свою очередь, соглашения могут парализовать действие некоторых элементов личных неимущественных прав: в качестве примера можно привести экранизацию литературного произведения; в этом случае оно обязательно подвергается изменениям, и автор не имеет права препятствовать этому.

Отсутствие срока давности для личных неимущественных прав авторов . Этот признак означает, что автор (или его на следники ) может осуществлять данное право без каких-либ о ограничений сроков, он сливается с его бессрочным ха рактером. В частности, моральное право совершенно не свя зано со сроком использования произведения, установ ленным в ст. 21 закона. Напротив, в случае нарушен ия одного из элементов этого права автор правомочен предъявить иск в течение 30-летнего периода; в данном случае применим именно этот срок исковой да вн ости.

Нев озможность обращения взыскания на моральное пра во. Невозможность обращения взыскания на моральное право является естественным следствием его неотчуж дае мого характера. Действительно, если на произве дение искусства может быть наложен арест как на имущество или на вознаграждение от его использования , то кредитор, требующий наложения ареста, не вправе претендовать на элементы личных неимущественных прав, позв оляющие ему заменить собой автора, например на прав о выпуска в свет.

Глава 2

ПРАВО НА ВЫПУСК В СВЕТ

Право на выпуск в свет является одним из правомоч ий личных неимущественных прав авторов, поскольку это право относится к его личным правам. Лишь тот, кто создает произ ведение, имеет право выпустить его в свет. Но данное право связано с имущественными правами, поско льку опубликовать произведение — значит сделать его д оступным путем воспроизведения и публичного пред ставления.

С самого начала важно определить место и значение права на выпуск в свет (права на обнародование) среди правомочий, признанных законом за автором. Действительно, согласно ст. 19 закона от 11 марта 1957 г., «только автор имеет право выпустить в свет свое произведение». Способ и условия выпуска в свет аудио визуальных произведений определяется с учетом положений статьи 36 закона 1985 года.

Редакция ст. 19 закона 1957 года, касающейся права на выпуск в свет, была изменена законом от 3 июля 1985 г. Так , существует презумпция уступки продюсеру прав на использование кинематографического произведения. Эта презумпция распространяется на все аудиовизуальные произведения, согласно абз. 1 ст. 36 закона.

Авторство . Следует сделать вывод, что лицо, не обладающее правом авторства, не может осуществлять абсолютное и неограниченное право на выпуск в свет. По логике вещей, это право может существовать лишь в тех случаях, когда произведение создано до принятия решения о выпуске в свет, то есть автор задумывает и создает произведение, а затем совершенно самостоятельно решает вопрос о его выпуске в свет.

Однако эта позиция абсолютно неприемлема в случае, если третье лицо предварительно определяет способ выпуска в свет, а затем побуждает автора к созданию творческого произведения. Это относится, например, к продюсеру кинофильма, владельцу газеты или другого периодического издания.

Законодатель значительно ограничил применение ст. 19 тремя случаями:

— в отношении кинематографических произведений, права на которые ст. 19 путем отсылки к ст. 17 закрепляет за продюсером;

— в отношении произведений, опубликованных в газетах и других периодических изданиях (ст. 36);

— в отношении коллективных произведений, поскольку в силу закона физическое и юридическое лицо, которое издает или выпускает в свет данное произведение, наделяется авторством.

Но эти три формальных исключения не исчерпывают всех случаев, когда автор лишается права на выпуск в свет в силу того, что право принимать решение об этом принадлежит третьему лицу. Бывает, что автор создает произведение, предназначенное для выпуска в свет определенным способом, выбранным третьим лицом, если автор находится в зависимости от лица, которое осуществляет этот выпуск в свет.

Право на выпуск в свет: его обладатель. Необходимо признать, что категоричность ст. 19 может поставить автора в несколько затруднительное положение: согласно ст. 19, «только автор имеет право на выпуск в свет своего произведения», в особенности когда ст. 1 закона уточняет, что «существование или заключение договора найма работ или услуг не вл ечет никаких изъятий из прав, установленных в первом абзаце», то есть прав на бестелесную собственность.

Таким образом, если способ использования какого-либо произведения подразумевает, что право на выпуск в свет может принадлежать лишь лицу, использующему чужое произведение, то тогда следует признать, что создатель творческого произведения не выступает в качестве автора, поскольку авторство в данном случае, если нет доказательства обратного, принадлежит лицу, которое публикует произведение.

И далее, в принципе лишь физическое лицо способно на интеллектуальное творчество, и если авторское право, несмотря на его определение как права на нематериальную собственность, связано с охраной личности, то даже сам закон предусматривает четко выраженное изъятие из этого принципа: изначально юридическое лицо может выступать в качестве автора так называемого коллективного произведения. Впрочем, продюсер фильма, которым может быть юридическое лицо (чаще всего так оно и есть), не обладая изначально правом выступать в качестве автора, находится в особом положении и пользуется надежной охраной.

Однако возникают некоторые трудности в применении к юридическому лицу тех положений, связанных с правомочиями личных неимущественных прав, в частности в отношении срока и назначения лиц, уполномоченных их осуществлять, которые касаются авторов, являющихся физическими лицами. В силу ст. 6 закона от 11 марта 1957 г. «право на уважение имени (право авторства) может в случае смерти автора передаваться его наследникам». Известно также, что срок охраны и осуществления права на выпуск в свет также зависит от времени смерти автора. Если авторство признано за издателем, являющимся юридическим лицом, то это влечет за собой предоставление правомочий личных неимущественных прав, отличных от права на использование произведения в узком смысле слова. В конечном итоге уточнение объема и условий осуществления права на выпуск в свет, принадлежащего юридическому лицу, должно быть определено судебной практикой.

Согласно ст. 7 закона, произведение считается созданным независимо от способа его выпуска в свет, исходя из факта самого воплощения замысла автора даже в незавершенном виде. В таком случае можно согласиться с тем, что имущественные права существуют до выпуска произведения в свет.

С другой стороны, согласно ст. 29 закона, «бестелесная собственность автора (на свое произведение) не зависит от права собственности на материальный объект». Иными словами, отчуждение произведения не дает лицу, приобретающему его, никаких правомочий в области личных неимущественных прав на приобретенное произведение. Действительно, моральное право на произведение осуществляется и после передачи его материального воплощения новому владельцу. Таким образом, владелец произведения не сможет препятствовать осуществлению автором своего права на воспроизведение, за исключением, естественно, тех случаев, когда для этого имеются законные основания.

Право на выпуск в свет после смерти . После смерти автора право на выпуск в свет его произведений принадлежит исполнителю или исполнителям завещания, назначенным автором; в случае отсутствия таких исполнителей или после их смерти правом на выпуск в свет после смерти автора по льзуются в следующем порядке, если иное не установлено автором: родственники по нисходя щей линии; переживший супруг, если нет вступившего в силу судебного решения относительно раздельного проживания супругов и если он не вступил в новый брак; другие наследники по закону, помимо указанных родственников по нисходящей линии, которые получают наследство целиком или его часть; универсальные легатарии или одаряемые всей совокупностью будущего имущества.

Право на выпуск в свет может осуществляться даже после истечения срока действия исключительного права на использование, определенного в ст. 21 закона (ст. 19).

Явное злоупотребление при осуществлении права на выпуск в свет представителями скончавшегося автора . Согласно ст. 20 закона от 11 марта 1957 г., предусматривается, что в случае явного злоупотребления при осуществлении или неосуществлении права на выпуск в свет со стороны представителей умершего автора суд большой инстанции может предписать принятие соответствующих мер.

Что касается использования прилагательного «явное», сопровождающего слово «злоупотребление» в указанной ст. 20, то юридическая практика отнюдь не считает его синонимами такие эпитеты, как «очевидный», «ярко выраженный», «несомненный». На деле понятие «явный характер» образуется единственным фактом, вследствие которого жалоба на злоупотребление не дает повода для серьезного сомнения; таким образом, любой здравомыслящий и искренний человек не может не считать его оправданным.

Законодатель, видимо, считал, что хранители произведений сообразуют свои действия с явными или скрытыми намерениями автора в момент принятия решения относительно выпуска в свет произведения; побудительные причины решения представителя автора не принимаются во внимание. Действительно, элемент ы личных неимущественных прав, в том числе право на выпуск в свет, в том виде, в каком они проявляются после смерти автора, являются лишь способом выполнения долга по отношению к покойному и его произведению. Контроль, установленный ст. 20, имеет целью исключить нарушения, которые приведут к подмене воли покойного, проявлению личных мнений и вкусов тех, кто должен быть лишь исполнителем этой воли.

Глава 3

ПРАВО НА УВАЖЕНИЕ ИМЕНИ

Право автора на уважение своего имени закреплено в ст. 6 закона от 11 марта 1957 г. На самом деле речь идет о праве на авторство, которое должно гарантировать автору, что произведение будет опубликовано под его именем.

Уважение имени автора является для него правом, но при этом он не обязан раскрывать свое авторство на произведение. Автор может предпочесть, чтобы его произведение было опубликовано без обозначения имени или под псевдонимом; причины тому могут быть разные, но с ними следует считаться и поэтому не искать объяснений.

Напротив, издатель обязан указать имя и фамилию автора, если он того требует. Если автор выбирает псевдоним, то издатель обязан уважать его выбор. Раскрывая вопреки воле автора его подлинную фамилию при опубликовании под псевдонимом одного из произведений автора, издатель совершает виновное действие и посягает на моральное право заинтересованного лица. Издательский договор не может продолжать действовать после подобного нарушения, так как утеряно доверие, которое присуще самому характеру этого договора.

Подпись. Автор имеет право подписать или не подписать произведение. Иногда он предпочитает не подписывать его по самым различным причинам. Опубликование произведения без обозначения имени автора или под псевдонимом допускается законом (ст. 11). Что касается срока действия этого права в данном случае (ст. 22), то предусматривается, что автор анонимного произведения имеет право раскрыть свое имя, и оно будет пользоваться защитой в течение 50 лет после смерти автора.

Здесь следует напомнить, что, хотя моральное право неотчуждаемо, это правило не является императивным. Оно не является абсолютным и беспредельным, и его осуществление подвергается судебному контролю, применяющему положение о злоупотреблении правом. Дейст вие этого права ограничивается в случае переработки произведения. Следует также напомнить, что законодатель иногда подчиняет осуществление данного права условиям, защищающим интересы третьих лиц (например, это касается права автора на изъятие произведения в соответствии со ст. 32), либо ограничивает его, например, в отношении кинематографических и аудиовизуальных произведений (ст. 15 и 18).

В целом можно утверждать, что в доктрине допускается законность отказа от подписи, так же как и его отмены. Это решение строго соответствует неотчуждаемости. Автор не может отчуждать свое право, то есть окончательно отказаться от него, но он не обязан его осуществлять, так как закон не предписывает ему этого. Таким образом, он может, не отчуждая права, отказаться от его осуществления на некоторое время, которое он самостоятельно определяет. Впрочем, даже если не согласиться с возможностью отмены в любой момент отказа, все равно по сути это не становится подлинным отказом, а лишь ограничением некоторых способов использования произведения, что не противоречит неотчуждаемости.

Как бы то ни было, автор, не пожелавший поставить свою подпись или сознательно разрешивший публикацию без подписи, не может после свершившегося факта заявлять о причинении ему ущерба и требовать возмещения убытков, таким образом отказываясь с обратной силой от добровольно совершенной сделки, при этом в строгом соответствии с законом. Но автор, разрешающий публиковать произведение без своей подписи, не может требовать по этому случаю возмещения ущерба.

Автор, который добровольно воздерживается от требования обозначить авторство на произведение, может сделать это в любое время, но его решение будет действительно лишь на будущее, согласно положениям абз аце 3 ст. 11 закона, касающимся произведений, публикуемых под псевдонимом и анонимно. Однако после смерти автора его наследники не могут требовать от его имени указания авторства на произведение, не нарушая явной или подразумеваемой воли покойного, суть которой можно установить различными способами.

В случае прекращения действия анонимности или псевдонима раскрытие имени имеет свои последствия для использования произведения. По этому поводу в § 2 ст. 22 закона говорится, что «если автор или авторы произведений, опубликованных без обозначения имени или под псевдонимом, раскрывают свою личность, то срок действия права на использование будет определяться в соответствии с категорией рассматриваемого произведения и течение срока охраны произведения начинает исчисляться в соответствии с условиями, предусмотренными ст. 21». Срока законной охраны начинает исчисляться с момента публикации произведения, и положение § 2 означает лишь то, что в данном случае следует прибегнуть к предусмотренному общими нормами сроку охраны произведения на протяжении жизни автора и 50 лет после его смерти для его наследников. Если речь идет о коллективном произведении, то исчисление периода охраны будет осуществляться лишь по отношению к автору или соавторам, которые раскрыли свою личность.

Наконец, законодатель рассмотрел также совершенно особый случай, когда псевдоним, принятый автором, не оставляет никакого сомнения относительно его подлинной личности. В этом случае при исчислении срока охраны применимы лишь общие нормы. Все происходит аналогично тому, как если бы автор опубликовал свое произведение под собственным именем.

Глава 4

ПРАВО НА УВАЖЕНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Статья 6 закона от 11 марта 1957 г. закрепляет право автора на уважение произведения.

A. Право на уважение произведения в отношениях между автором и собственником произведения

Можно ли моральное право автора, а именно право на уважение, противопоставить праву третьего лица — приобретателя материального носителя произведения?

Действительно, может возникнуть конфликт между моральным правом автора и правом собственности третьего лица в том виде, в котором оно установлено в общих нормах права. В принципе право собственности позволяет его обладателю даже разрушить свое имущество или полностью потерять к нему интерес. Но если это имущество явл яется произведением искусства, может ли моральное право автора помешать владельцу материального носителя произведения действовать таким образом? Итак, речь идет о том, может ли право на уважение произведения ограничить право собственности третьего лица на материальный носитель произведения.

Можно воспользоваться положением ст. 29 закона дл я подтверждения того, что право на уважение произведения противостоит праву третьего лица — приобретателя произведения. В самом деле положение, гарантирующее автору доступ к отчужденному произведению, будет иметь следствием обязанность третьего лица обеспечить целостность произведения, в противном случае он нарушит закон. Но в целом этот подход был отклонен; отмечалось, что положение, о котором идет речь, отредактировано таким образом, что ограничивает право собственности третьего лица — приобретателя, но не в качестве правила, а как исключение. Эти ограничения проявляются в соответствии со ст. 29 лишь тогда, когда третье лицо — приобретатель — вело себя таким образом, что совершило «явное злоупотребление» в пользовании своим правом собственности.

Впрочем, даже у судебной практики нет определенного мнения по этому вопросу, так как в некоторых решениях право на уважение противопоставляется праву третьего лица — приобретателя, в то время как в других случаях это противопоставление отсутствует.

Например, в деле Русселя [5] судьи противопоставили моральному праву фактические соображения (угрозу, которую представляло для безопасности гу ляющих присутствие произведения в городском саду; и его оттуда убрали, предварительно не посоветовавшись с автором).

Кассационный суд решил, что действие личных неимущественных прав авторов не должно наносить ущерб праву собственности третьего лица — приобретателя. В этом деле художник заявил претензию художественной галерее о том, что его картины были распроданы по низкой цене. Но Кассационный суд решил, что моральное право не может быть использовано для защиты доли художника, так как она связана в основном с имущественным правом. Суд добавил также, что ст. 6 закона от 11 марта 1957 г., закрепляя право на уважение произведения, «защищает лишь права на бестелесную собственность» автора. Таким образом, последнее утверждение наводит на мысль, что право на уважение произведения не дает возможности автору предъявлять претензию в случае нарушения целостности материального носителя произведения.

Приоритет личных неимущественных прав перед правом собственности третьего лица — приобретателя в определенной степени проявился в деле Дюбюффэ [6] . Согласно данному судебному решению, автор может совершенно свободно сослаться на моральное право, которым он обладает в отношении даже незаконченного произведения с тем, чтобы препятствовать уничтожению его владельцем. После этого решения значение личных неимущественных прав авторов существенно возросло по сравнению с правом третьего лица — приобретателя произведения, но из этого нельзя сделать вывод о явном приоритете первого над вторым. Действительно, в этом решении толкование условий договора оказало значительное влияние на характер принятого решения; оно было столь велико, что выявилась необходимость усиления принципа преиму щества личных неимущественных прав над правом третьего лица — приобретателя произведения.

Так как закон не урегулировал данную проблему, а судебная практика пока проявляет нерешительность, теоретики со своей стороны попытались найти решение конфликта между моральным правом автора и правом собственности третьего лица — приобретателя на произведение.

А. Франсон считает, что общая идея, из которой следует исходить, заключается в следующем: «конфликт не всегда может быть улажен одним и тем же способом. Действительно, следует принять во внимание многие факторы, которые по обстоятельствам дела могли бы влиять на его решение в пользу либо автора, либо собственника произведения»[7] .

Этот автор считает, что следует принять во внимание три фактора:

Во-первых, анализ побудительных причин, по которым третье лицо (приобретатель) уничтожает произведение или предает его забвению. Если установлено, что он поступил таким образом с намерением помешать автору в осуществлении его права, то это является злоупотреблением и, следовательно, автор может протестовать. Напрашивается даже вопрос, не следовало ли сделать еще один шаг, потребовав от третьего лица — приобретателя произведения законного обоснования своего поступка до того, как произведение будет уничтожено.

Во-вторых, следует принять во внимание сам характер данного произведения, а точнее, имеет ли оно утилитарное значение. Если окажется, что произведение имеет утилитарное значение, то необходимо исходить из того, что его автор должен быть готов к тому, что третье лицо — приобретатель может уничтожить произведение после того, как оно сыграло свою роль. Но автор также правомочен проявить больше требовательности в целях сохранения произведения, если оно относится к области чистого искусства.

В-третьих, необходимо учитывать, предназначалось ли данное произведение для установки в общественном месте или на территории, принадлежащей частному лицу. В первом случае можно совершенно справедливо полагать, что автор рассчитывал именно на публичное сообщение своего произведения и собственник нанес бы ущерб моральному праву художника, не дав публике возможности созерцать его. Во втором случае, если предназначением произведения было установление его в месте, принадлежащем частному лицу, то это не могло бы, по сути, подорвать репутацию автора, но оправдало бы возможное уничтожение произведения третьим лицом — приобретателем.

B. Право на уважение произведения в отношениях между автором и пользователем имущественных прав автора

По поводу воспроизведения в абзаце 2 ст. 56 говорится, что «издатель... не вправе без письменного разрешения автора вносить какие-либо изменения в произведение»; а ст. 47 относительно права на исполнение гласит, что «театральный антрепренер должен осуществлять публичное представление или исполнение произведений при таких технических условиях, которые способны обеспечить соблюдение интеллектуальных и моральных прав автора».

Но в каких пределах действует право на уважение произведения в случае его воспроизведения или исполнения? Если они осуществляются без искажения сути произведения, означает ли это, что нет посягательства на право на уважение? С этим можно согласиться, если рассматривать право на уважение единственно как право на целостность произведения и использовать его в узком и в некотором роде материалистическом плане.

Однако эта концепция права на уважение не может быть применена в случае, если моральное право в целом и право на уважение в частности рассматриваются как защита личности автора в том виде, в каком она реализована через его произведение. В таком случае, нарушение права на неприкосновенность не подразумевает обязательное материальное повреждение. Пользователь произведения может благополучно сохранить произведение в неприкосновенности, исказив, однако, его дух и совершив таким образом посягательство на личность автора[8] .

В первом случае, нисколько не затронув целостности произведения, пользователь вносит в него дополнения без разрешения автора. Следовательно, автор может протестовать, воспользовавшись своим правом на уважение произведения. Именно так было решено дело Чарли Чаплина. Кинорежиссер получил поддержку своего иска о нарушении личных неимущественных прав, выразившегося во внесении в его фильм «Сорванец» без его разрешения ряда дополнений, а именно музыкального сопровождения. Парижский суд объявил, что эта музыка «определенным образом воздействует на чувства зрителя и способна глубоко изменить его впечатления», поэтому следовало бы удовлетворить требования автора фильма относительно добавления музыки к его произведению.

Такая ситуация возникает, когда произведение используется иначе, чем это было задумано автором. Видимо, так следует понимать ст. 6 bis Бернской конвенции, пересмотренную в Брюсселе, в которой говорится, что «независимо от имущественных прав автора и даже после уступки этих прав он имеет право на протяжении всей своей жизни противодействовать всякому извращению, искажению или иному изменению этого произведения, а также любому другому посягательству на произведение, способному нанести ущерб чести или репутации автора».

Слова «любое другое посягательство», прибавленные к ст. 6 bis на Брюссельской конференции по пересмотру конвенции, наглядно показывают, что просто отступление от духа произведения, независимо от того, было ли сделано какое-либо сокращение или дополнение к нему, в этом случае может рассматриваться как нарушение права на уважение, поскольку оно является посягательством на честь и репутацию автора.

Условия отказа от права на уважение произведения. Вопрос об отказе от личных неимущественных прав в целом и от права на уважение в частности весьма спорный. Одни считают, что моральное право в качестве личностного права неотчуждаемо (см. ст. 6 закона 1957 г.), по мнению других, вполне возможен отказ от него: это решение могло бы дать определенную свободу действий, в частности, авторам переработок. В любом случае речь не идет о том, чтобы дать цессионарию права на публичное представление произведения общее разрешение вносить в произведение любые изменения, которые он сочтет желательными, рискуя исказить его и причинить ущерб репутации автора. Лишь при отличном знании дела и при наличии письменного согласия, лишенного всякой двусмысленности, автор или его правопреемники могут одобрить подобные действия своего контрагента.

Дело Дюбюффэ. Управление государственного предприятия Рено и художник Жан Дюбюффэ заключили в 1973 году договор, согласно которому Дюбюффэ обязывался представить предприятию Рено макет, план и рисунки монументального ансамбля, который должен был быть установлен на территории управления предприятия в Булони. Управление закрепило за собой право по своему выбору назначить предприятия-исполнители. Макет был действительно создан, затем принят управлением, но во время возведения монумента было принято решение приостановить работы и даже высказано намерение разрушить то, что уже было построено. На основе права на уважение произведения Дюбюффэ выразил протест и возбудил дело против управления, требуя, чтобы строительство монумента было доведено до конца. Судьи, рассматривавшие дело по существу, отказали в иске по двум причинам: во-первых, Дюбюффэ мог отстаивать свое моральное право лишь на макет, а не на возведенную конструкцию, и, во-вторых, контракт, который он заключил с управлением, давал последнему право вообще не возводить монумент и, тем более, приостановить строительство. Кассационный суд отменил решение суда, рассматривавшего дело по существу[9] . Он нашел, что «автор оригинального макета, по которому было возведено монументальное сооружение, является обладателем личных неимущественных прав на последнее в той степени, в какой его оригинальность зависит от макета и воплощает концепцию автора». В конечном счете, по мнению Кассационного суда, оригинальность макета автоматически отражается в возведенной конструкции, построенной на его основе, и оправдывает охрану последней. Он также отверг мнение судей, рассматривавших дело по существу, которые счи тали, что Жан Дюбюффэ мог требовать соблюдения личных неимущественных прав на конструкцию лишь при условии приведения доказательств того, что он создал оригинальное произведение именно на этом этапе, а не только во время работы над макетом.

Суд, принявший дело на новое рассмотрение[10] , присоединился к мнению Кассационного суда: «Если на основании общих норм права Управление Рено могло бы подтвердить, что полномочия, которые, по его мнению, предоставл ены ему контрактом, предполагают возведение монументального сооружения, где обязательно предусматривалась бы возможность прервать строительство, а также разрушить то, что было уже построено, то совсем иначе обстоят дела в области художественного творчества, когда императивные нормы закона от 11 марта 1957 г. влияют на нормы, действующие в традиционной области договорного права. В данном случае, с тех пор как Управление одобрило и предприняло возведение монументального произведения по замыслу, принадлежащему Дюбюффэ и одобренному Управлением, судьба работ уже зависит не только от его воли. Действительно, Дюбюффэ справедливо ссылается на моральное право, которым он обладает в отношении своего, даже незаконченного произведения, позволяющее ему препятствовать разрушению того, что было создано».

В конечном итоге это важное решение закрепляет приоритет личных неимущественных прав над правом собственности, в частности права на уважение даже незаконченного произведения. Ссылка на данное судебное решение также была сделана при рассмотрении дела относительно колонн Пале-Рояля.

Дело Бернара Бюффэ. Художник Бернар Бюффэ украсил рефрижератор и подарил его благотворительному учреждению с тем, чтобы он был продан с публичных торгов в пользу этого учреждения. Декоративным элементом были шесть панно под общим названием «Натюрморт с фруктами». Поставив свою подпись лишь под одним панно, художник хотел таким образом подтвердить единство этого декоративного произведения. Однако лицо, которое приобрело рефрижератор, демонтировало шесть панно и стало продавать их раздельно. Художник добился наложения ареста на первое проданное панно и потребовал от суда большой инстанции вынести решение о возврате остальных, но его заявление не было принято судьями. Суд лишь запретил их собственнику выставлять в общественном месте панно искаженного произведения, но разрешил продавать их после того, как будет достигнуто мировое соглашение.

Парижский суд[11] постановил: «Если ничто не мешало приобретателю извлекать прибыль из приобретенного произведения, то делать это следовало, перепродавая произведение в целом. Выставляя это произведение в условиях, упомянутых выше, он злоупотребил своим правом собственника».

Наконец, Кассационный суд[12] отклонил кассационную жалобу, заявив, что «моральное право, принадлежащее автору художественного произведения, дает ему полномочия следить после выпуска в свет за тем, чтобы оно не было искажено или извращено, как в данном случае, поскольку апелляционный суд категорически заявил, что данное произведение искусства, приобретенное как таковое, представляло собой единство избранных сюжетов и манеры исполнения» и что, снимая панно с рефрижератора, покупатель его «извратил».

Таким образом. Кассационный суд подтвердил право на уважение произведения.

Глава 5

ПРАВО АВТОРА НА ИЗЪЯТИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ИЛИ НА ВЫКУП

В ст. 31 Закона регламентируется право автора на отзыв его обнародованного произведения. Согласно Закону данное право заключается в том, что автор имеет право отказаться от ранее принятого решения об обнародовании произведения, возместив пользователю причиненные таким решением убытки, включая упущенную выгоду. Кроме того, автор имеет право изъять за свой счет из обращения ранее изготовленные экземпляры произведения. Предусматривается право автора на пересмотр или отмену решения, именно об уступке прав на использование произведения. Кроме того, Закон вводит дополнительную гарантию прав пользователя, утверждая, что если автор все же решил выпустить произведение в свет после реализации им указанного права, то приоритет в использовании произведения будет принадлежать первоначально выбранному правопреемнику на первоначально выбранных условиях.

Среди элементов личных неимущественных прав авторов присутствует право на изъятие произведения или на выкуп, которое выделяется своим исключительным характером. Действительно, разрешая автору изъять произведение или вносить в него изменения, закон ставит под сомнение права его контрагента. Несомненно, осуществление этого права строго регламентировано, однако это не мешает тому, что применение закона позволяет автору посягать на право собственности приобретателя произведения.

Право автора изъять свое произведение практикуется редко, но возможность его осуществления подразумевается при заключении любого соглашения между автором и приобретателем произведения. Речь идет об

элементе личных неимущественных прав, от которого автор не может отказаться заранее.

Согласно ст. 32 закона 1957 года, несмотря на уступку права на использование, автор даже после выпуска в свет своего произведения имеет право на его изъятие или право на выкуп по отношению к цессионарию.

Однако автор может воспользоваться этим правом только при условии предварительного возмещения цессионарию убытков, причиненных осуществлением этого права.

«Если автор, который воспользовался правом на изъятие произведения или на выкуп, все же решает выпустить его в свет, то право приоритета в использовании его произведения будет принадлежать первоначально выбранному цессионарию и на первоначально определенных условиях».

Может вызвать удивление, что в ст. 32 законодатель пользуется двойным термином, включающим понятия «право на изъятие произведения» и «право на выкуп». В науке этот вопрос остается дискуссионным. Однако можно присоединиться к мнению А. Дебуа [13] о том, что право автора на изъятие произведения касается расторжения договора до публикации, в то время как право выкупа относится к периоду после публикации произведения.

Так как ст. 32 имеет в виду лишь «уступку своего права на использование», возникает вопрос о том, возможно ли, чтобы сам материальный предмет (в котором воплощено произведение) был исключен из области действия этого права? Это означало бы согласие на подлинную экспроприацию. Но закон 1957 года предусматривает ограничение права собственности лишь в интересах пользования авторскими правами, а отнюдь не для того, чтобы утвердить экспроприацию. По мнению Р. Плэзана, такое решение весьма спорно ввиду того, что законодатель стремился утвердить, а не ограничить моральное право. Судебная практика придерживается совсем другого мнения на этот предмет. Согласно решению Парижского суда[14] , автор теряет право на изъятие произведения в момент передачи законченного материального объекта. Единственное правомочие, которое он сохраняет в дан ном случае,— это противиться воспроизведению своего произведения, если, конечно, сдавая законченную работу, он одновременно не уступил право на воспроизведение.

Можно в качестве примера представить спор по поводу личных неимущественных прав художника и права собственности приобретателя картины, который основывался на ст. 2279 Гражданского кодекса, предоставляющей охрану добросовестному владельцу против виндикационного иска подлинного собственника. Кроме того, художник упрекал торговца картинами в том, что он приобрел неподписанный и незаконченный холст. Орлеанский суд постановил передать дело на новое рассмотрение, решив, что презумпция собственности, предусмотренная ст. 2279, была неприменима в связи с тем, что владелец не принял во внимание довольно сомнительное происхождение картины.

В данном споре не было сделано ссылки на право автора изъять произведение, но вместе с тем суд принял постановление, хорошо раскрывающее современные тенденции судебной практики в данной области. Согласно постановлению Орлеанского суда, «произведение искусства может попасть в торговую сеть лишь в тот день, когда его автор совершенно свободно в соответствии с его личным усмотрением передал его в публичное пользование, то есть осуществил право на выпуск произведения в свет, являющееся основным элементом личных неимущественных прав. Так как речь идет о незаконченном произведении, то автор может отстаивать свои права, даже если оно находится в руках добросовестного владельца».

Если, предположим, художник ссылается на право автора изъять свое произведение, то ст. 2279 Гражданского кодекса не является юридическим препятствием к его осуществлению, в частности когда речь идет о незаконченном произведении, которое автор хотел бы усовершенствовать, сохранить в секрете или уничтожить.

Право автора на изъятие своего произведения; произведения, созданные по заказу . Известно, что договор заказа включает обязательство художника передать своему контрагенту картину, являющуюся предметом заказа. С другой стороны, возможно, представить ситуацию, когда он отказывается выполнить работу или передать ее. Может ли он в данном случае избежать ответственности по договорному обязательству, ссылаясь на свое право изъять произведение согласно ст. 32 закона?

Очевидно, такое решение было целью ст. 32, поскольку предполагается, что клиент художника не заключил договор об уступке права на воспроизведение.

Судебная практика, существовавшая до принятия закона 1957 года, решала данный спор, противопоставляя художника-портретиста и его клиента, связанных договором заказа [15] . Кассационный суд постановил, что художник мог по своему усмотрению отказаться выполнить, закончить или передать готовый портрет. В постановлении говорится, что «соглашение, в соответствии с которым художник обязуется выполнить портрет за заранее определенную плату, оформляется особым контрактом, на основании которого собственность на картину окончательно переходит к той стороне, которая ее заказала, только тогда, когда художник передал картину в ее распоряжение и она была принята этой стороной».

Есть основание полагать, что аналогичное решение может быть вынесено применительно к договору заказа. В обоснование этого решения выдвинуты два аргумента: во-первых, если ст. 32 разрешает автору прекратить использование или воспроизведение произведения, уже предоставленного в распоряжение его контрагента, то тогда он тем более имеет право не передавать работу совсем.

Во-вторых, если отклонить ссылку на ст. 32, отказ передать заказанное произведение может быть оправдан на основании ст. 19, согласно которой «лишь автор имеет право на выпуск своего произведения в свет». В действительности никто не может обязать автора опубликовать свое произведение. После того как художник отказался передать заказанное произведение, его контрагенту не остается ничего другого, как потребовать расторжения контракта в соответствии сост. 1184 Гражданского кодекса и возмещения ущерба, которое в данном случае не будет предварительным, поскольку ст. 32 здесь не применяется.

Срок действия права на изъятие произведения. В этой связи возникает единственный вопрос о том, в какой момент прекращается возможность возврата, то есть с како го момента автору больше не разрешается пользоваться своим правом на изъятие произведения.

Можно подумать, что этот временной режим наступает тогда, когда художник выставляет свою картину. Но в указанном деле Уистлера судебная практика высказала другое мнение, установив, что сам факт показа картины в салоне на Марсовом поле отнюдь не означает, что автор проявил желание отказаться от нее. Аналогичное судебное решение было вынесено 50 лет спустя по делу P уо [16] , в котором анализировалась ситуация, когда художник выставил картину в мастерской, принадлежавшей торговцу картинами. Суд постановил, что, поскольку художник имел свободный доступ к картине для внесения исправлений, его намерение отказаться от нее не было окончательным; дело обстояло бы иначе, если бы картины хранились в помещении, принадлежавшем торговцу, куда художник не имел доступа.

В итоге можно сделать вывод, что окончательная сдача картины означает невозможность возврата, то есть в этот момент право автора на изъятие своего произведения исчезает.

В судебной практике был случай, позволяющий напомнить, что право автора на изъятие своего произведения не осуществляется им только по личному усмотрению[17] . Автор имеет полную свободу действий, когда произведение кажется ему недостойным его кисти, но после передачи произведения он теряет право на изъятие. Осуществление этого права должно обеспечить уважение того, что автор уже уступил произведение третьим лицам. Впрочем, в случае непроявления уважения закон предусматривает возмещение убытков. Надо также подчеркнуть, что, если продукт художественного творчества воплотился в материальный предмет, собственником которого стало третье лицо, то автор не может ничего предпринять в отношении этого предмета под предлогом, что творческий труд, который он в него вложил, не соответствует больше его пониманию искусства. Неделимость материального предмета и художественного творчества, благодаря которому он существует, остается в данном случае абсолютной.

Согласно судебной практике, речь идет о «фактической передаче» [18] , которая создает презумпцию пере дачи собственности. Так как речь идет о простой презумпции, то художник при наличии доказательств всегда сможет утверждать, что у него не было намерения отказаться от картины. Если это доказательство принимается судьями, то его право на изъятие произведения подтверждается. Напротив, если фактическая передача не имела места, в этом случае покупатель должен оспаривать презумпцию отсутствия передачи права собственности.

Последствия осуществления права на изъятие произведения из обращения. Решение автора осуществить право на изъятие произведения из обращения должно быть сообщено заинтересованному лицу и содержать предложение о возмещении ущерба, а также извещение об обязательности выплаты денежного вознаграждения. Эти условия являются необходимой предпосылкой для надлежащего осуществления права автора на изъятие своего произведения из обращения.

Что касается права автора на изъятие своего произведения из обращения или на выкуп, предоставляемого в соответствии со ст. 32 на личное усмотрение автора, то лишь судья по соображениям морали может добиться пересмотра решения о выпуске в свет произведения. Вследствие этого возникает обязательство предварительно выплатить цессионарию сумму, пропорциональную возможному ущербу, причиненному заинтересованному лицу изменением решения. Но что произойдет с произведением после изъятия его автором из обращения? По мнению Планьоля (D., 1898, 2, 565), картину следует уничтожить. Поддержать подобное требование чрезвычайно трудно, особенно с учетом того, что художник возместил убытки приобретателю и что, исходя из этого, он выполнил единственное обязательство, которое его еще связывало с контрагентом. При таком прекращении действия договора возникает вопрос, на каком основании приобретатель, получивший вежливый отказ, может потребовать уничтожения картины. Впрочем, закон предусматривает, что автор может еще раз изменить мнение и решить выпустить произведение в свет при соблюдении определенных условий. Но как это сделать, если произведение уничтожено?

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Главной особенностью исследованных личных неимущественных прав авторов произведений науки, литературы и искусства является их не детализированная регламентация, по сравнению с имущественными правами. Данное состояние находит свое отражение и в теории авторского права. Он связан с усилившемся вовлечением творческих произведений и прав на них в товарно-денежные отношения, что явилось результатом, во-первых, роста интеллектуального потенциала общества, стиранием граней между физическим и умственным трудом, а, во-вторых, результатом появления новых технических средств, максимально упростивших и ускоривших распространение произведений в обществе. Соответственно, можно ожидать, что " материализация", экономизация личных неимущественных (моральных) прав автора будут все более усиливаться по мере ускорения роста творческого потенциала общества и развития техники и технологий.

Французский законодатель, осуществляя правовое регулирование авторских отношений, оставляет больше свободы для усмотрения правоприменителя, чем белорусский законодатель. Это выражается, прежде всего, в предельно широкой по своему содержанию конструкции субъективных авторских прав, а также в отказе французского законодателя от определения субъектов авторского права. В то же время Закон содержит детальную регламентацию отдельных элементов авторских правоотношений, например, права на обнародование произведения. Однако такой подход французского законодателя объясняется не его стремлением к максимально жесткой, соответствующей доктрине конструкции данных прав, а стремлением наиболее эффективно использовать опыт многолетней судебной практики, выявившей те сферы авторских отношений, которые требовали всеобъемлющего их урегулирования.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Права на результаты интеллектуальной деятельности: Авторское право. Патентное право. Другие исключительные права: Сб. нормат. актов/ Сост. и авт. вступит, статьи В. А. Дозорцев.-М.,1994

Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах". - М.: Издательство "Спарк", Фонд ' Правовая культура", 1996

Сергеев А.П. Авторское право России. - СПб.: Изд-во Санкт-Петербург, ун-та, 1994.

Дюма Р. Литературная и художественная собственность: Авторское право Франции (пер. с франц.). - М .:Межд унар. отношения, 1993

Гордон Н. В. Советское авторское право. М.,Госюриздат, 1955

Серебровский В. И. Вопросы советского авторского права. М., 1956

Дозорцев В. А. Авторские дела в суде. Научно-проктический комментарий М., 1985

Савельева И. В. Правовое регулирование отношений в области художественного творчества М., 1986

Вилле Веинке Авторское право. Регламентация, основы, будущее (пер. с Дат.) М., Юридическая литература, 1979

Дилленц Вальтер Автрское право: прошлое и настоящее. Что дальше? М., Юридическая литература, 1988

Азбука авторского права: Перевод с английского. UNESCO, 1982

L'ABC du drott d'auteur. - Paris.: UNESCO. 1985

Сборник судебной практики Франции, Авторское право, М., - 1993 вып.2,3,4

L'ABC du drott d'auteur. - Paris.: UNESCO. 1985

Trib. adm. Grenoble, 18 fevr. 1976

Trib. civ. Seine, 10 juill. 1996


[1] Права на результаты интеллектуальной деятельности: Авторское право. Патентное право. Другие исключительные права: Сб. нормат. актов/ Сост. и авт. вступит, статьи В. А. Дозорцев.-М.,1994.-С.11.

[2] Сергеев А.П. Авторское право России. - СПб.: Изд-во Санкт-Петербург, ун-та,1994.- С.3.

[3] L'ABC du drott d'auteur. - Paris.: UNESCO. 1985.- С. 26

[4] Азбука авторского права. - UNESCO. 1985.- С. 11

[5] , RIDA, 1977, LXXXXI, С. 116

[6] Сборник судебной практики Франции, Авторское право, М., - 1993 вып.2 -Civ. I, janv. 1980, D„ 1980, 83 et sur renvoi, Versailles, aud., sol., 8 juill. 1981, RIDA, oct. 1981, С. 201

[7] Сборник судебной практики Франции, Авторское право, М., - 1993 вып.2, RIDA, 1977, LXXXXI, с. 116 - Франсон

[8] Сборник судебной практики Франции, Авторское право, М., - 1993 вып.2,3,4 С. 125

[9] Сборник судебной практики Франции, Авторское право, М., - 1993 вып.3 - Civ. 1, 8 janv. 1980, D., 1980,С. 83, note Edelman.

[10] Сборник судебной практики Франции, Авторское право, М., - 1993 вып.2 Versailles, aud., sol., 8 juill. 1981, RIDA, oct. 1981, 110, С. 201

[11] Там же 30 mai 1962, D., 1962, 570, note Desbois С. 34

[12] Там же Civ. 1, 6 juill. 1965, RIDA, 1965, XLVIII, С. 221

[13] Rep. Dalloz, Prop. Utt. et artistique, С. 374

[14] Сборник судебной практики Франции, Авторское право, М., - 1994 вып.2,319 avril 1961, JCP, 1961, II, 12183

[15] Дело Уистлера против Идена. Cass. civ., 14 mars 1900, D„ 1, С. 497

[16] Сборник судебной практики Франции, Авторское право, М., - 1993 вып.4 D., 1947, 98, note Н. Desbois С. 23

[17] Сборник судебной практики Франции, Авторское право, М., - 1993 вып.2 Paris, 19 avril 1961 С.45

[18] Trib. civ. Seine, 10 juill. 1996, D„ 1947, 98, note Н. Desbois С. 56