регистрация / вход

Личные неимущественные права в гражданском праве

МОСКОВСКИЙ ОТКРЫТЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МАРИЙСКИЙ ФИЛИАЛ юридический факультет КУРСОВАЯ РАБОТА по гражданскому праву тема: Личные неимущественные права в гражданском праве

МОСКОВСКИЙ ОТКРЫТЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МАРИЙСКИЙ ФИЛИАЛ юридический факультет

КУРСОВАЯ РАБОТА

по гражданскому праву

тема: Личные неимущественные права в гражданском праве


Дата сдачи курсовой работы:

02.02.00

Дата защиты:

Оценка:


Выполнила: студентка II курса заочного отделения юридического факультета Акимова Татьяна

Научный руководитель:

доктор юридических наук профессор В.И. Романов


Йошкар-Ола 2000


План:

1. Понятие и содержание личных неимущественных прав, их виды.

2. Право на защиту чести, достоинства и деловой репутации.

3. Способы восстановления чести, достоинства и деловой репутации в гражданском праве. Компенсация морального вреда.

4. Охрана личной жизни граждан в гражданском праве.

Практическое задание:

Провести сравнение признаков, характеризующих гражданско-правовую охрану чести и достоинства граждан и организаций с нормами статей 129 и 130 Уголовного кодекса РФ (схематично).


Введение

В разные эпохи в такие понятия, как свобода, равенство, неприкосновенность личности, вкладывалось различное содержание, однако сами эти идеи всегда были и остаются притягательными для любого человека. Социальная ценность личных прав состоит, главным образом, в том, что они сами по себе, а также гарантии их реального осуществления определяют положение человека в обществе, а следовательно, и уровень развития самого общества. Таким образом, в меру свободы личности в обществе необходимо прямо проецировать на меру справедливости и свободы самого общества. Целостная правовая регламентация государством личных прав обусловлена не только соображениями гуманитарного характера, но и экономическими причинами. Переход к экономике рыночного типа и связанная с ним свобода предпринимательской деятельности создают основу экономической свободы личности. Экономическая же свобода неизбежно порождает объективную потребность в свободе личной, духовной.

Личные неимущественные права в объективном смысле представляет собой комплексный правовой институт, включающий нормы различных отраслей права. Основа правового регулирования этих прав составляет нормы конституционного права, которые закрепляют в целом системы личных прав граждан, а также устанавливают правовые гарантии их реального осуществления. Согласно гл. 2 Конституции РФ в России признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Основные права и свободы человека не отчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. В соответствии со ст. 19 Конституции РФ государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

В данной работе основное внимание уделено вопросам, касающимся чести, достоинства, деловой репутации, рассматривается проблема их защиты, затрагивается тема компенсации морального вреда. Эти вопросы в последнее время часто занимают страницы журналов и газет. Вот основные из них:

может ли моральный вред причинен юридическому лицу;

выделение и узаконение юридических признаков неприкосновенности

достоинства;

соотношение норм ст. 152 ГК со ст. 29 Конституции, гарантирующей право

каждого на свободу мнения либо убеждения, недопустимости принуждения к

выражению своих мыслей или отказу от них и др.

В ходе изложения нашей темы обсуждаются вышеприведенные пункты и показывается, по какому пути идет практика разрешения таких споров, что ожидается в законотворческой деятельности.


Нематериальные блага и связанные с ними личные неимущественные права

Действующий ГК подразделил личные неимущественные отношения на регулируемые и защищаемые гражданским законодательством. Личные неимущественные отношения, связанные с имущественными, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, регулируются гражданским законодательством (п. 1 ст. 2. ГК). Неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ (п. 2 ст. 2 ГК).

Нематериальные блага рассматриваются ГК в качестве разновидности объектов, по поводу которых могут возникать гражданские правоотношения. Статья 150 ГКдает примерный перечень юридически защищаемых нематериальных благ, подразделяя их на:

- нематериальные блага, приобретаемые гражданами и юридическими лицами в силу рождения (создания),

- нематериальные блага, приобретаемые ими в силу закона.

То, что ГК дает лишь примерный перечень материальных благ, пользующихся гражданско-правовой защитой, позволяет сделать вывод о том, что объектом гражданско-правовых отношений может оказаться и неназванное ГК нематериальное благо. К нематериальным благам, приобретаемым гражданами и юридическими лицами в силу рождения, ГК относит жизнь, здоровье, достоинство личности, личную неприкосновенность, честь и доброе имя, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну; к нематериальным благам, приобретаемым в силу закона, - право свободного передвижения, право выбора места пребывания и жительства, право на имя, иные личные неимущественные права. В качестве иных нематериальных прав, принадлежащих личности, могут оказаться право на жизнь, здоровье и пр. Личное неимущественное право, корреспондирующее нематериальному благу или существующее отдельно от него, оказывается как бы благом второго уровня, а сами жизнь, здоровье и пр. являются благом, предшествующим праву на него, и в этом смысле могут признаваться благом первого уровня.

По действующему ГК понятие «нематериальное благо» является собирательным, относящимся как к самому «благу», так и к личным неимущественным правом.

Наличием двух слагаемых нематериального блага можно объяснить то, что в ст. 2 ГК, посвященной характеристике отношений, регулируемых гражданским законодательством, говорится, с одной стороны, о регулировании (п. 1 ст. 2 ГК), а с другой, о защите нематериальных благ (п. 2 ст. 2 ГК), что не следует понимать как противопоставление регулирования защите и, наоборот, ибо осуществление защиты предполагает регулирование, а регулирование может оказаться бессмысленным при отсутствии защиты.

Блага первого уровня неразрывно связаны самим существованием личности. Они объективно существуют независимо от их правовой регламентации и только в случае


посягательств на эти блага нуждаются в правовой защите. Право граждан на защиту чести, достоинства, деловой репутации является их конституционным правом, а деловая репутация юридических лиц - одним из условий их успешной деятельности (см.: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций» в редакции постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. № 11 и от 25 апреля 1995 г. № 6). Благо второго уровня:

право на имя, право авторства и иные личные неимущественные права - являются субъективными правами, образующими содержание конкретного правоотношения и тем самым уже урегулированными нормами права. В случае же нарушения этих прав они пользуются правовой защитой.

По своему характеру личные неимущественные права являются правами абсолютными, т.к. управомоченному лицу противостоит неопределенный круг лиц, обязанных воздерживаться от каких бы то ни было нарушений личных неимущественных прав граждан. В литературе справедливо отмечается, что суть гражданско-правовой охраны личной жизни состоит в обеспечении свободы гражданина определять поведение в индивидуальной жизнедеятельности по своему усмотрению, исключающему вмешательство в его личную жизнь со стороны других лиц, кроме случаев, прямо предусмотренных законом.

Для обоих слагаемых «нематериальных благ» характерными оказываются, по крайней мере, два неразрывно связанных между собой признака. Это:

• отсутствие материального (имущественного) содержания;

• неразрывная связь с личностью носителя, предопределяющая неотчуждаемость и непередаваемость этого блага.

Неотчуждаемость нематериальных благ не исключает того, что их осуществление и защита может быть поручена третьим лицам, например, иски о защите чести и достоинства несовершеннолетних могут предъявить их законные представители.

Нетоварность, отсутствие экономического содержания нематериального блага, его неразрывная связь с личностью носителя, являются необходимыми, но не исключительными признаками. Будучи неотделимым от личности носителя данного нематериального блага, наличие этого блага индивидуализирует, делает неповторимой саму личность носителя. Нематериальные блага характеризуют общественные состояния их обладателя и являются его неотъемлемым, хотя и подверженным изменениям, качеством в течение всего периода его существования. Нематериальные блага существуют без ограничения срока действия.

Надлежит, впрочем, отметить, что оба эти признака в известной мере носят условный характер. Ущемление нематериальных благ может иметь для их носителя весьма ощутимые последствия экономического характера. Так, подрыв деловой репутации юридического лица или индивидуального предпринимателя может вызвать отток клиентуры, ужесточение условий предоставления кредита и т.д. С другой стороны, сложившаяся деловая репутация служит гарантом того, что лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью, останется наплаву и тогда, когда его дела временно пошатнулись. Что же касается другого признака нематериальных благ, а именно неотторжимости от их носителя, то и его значение не следует преувеличивать. Многие из них изначально предназначены к тому, чтобы


циркулировать в гражданском обороте и приносить прибыль. Это относится, в частности, к такому нематериальному благу, как интеллектуальная собственность.

Специфично основание возникновения личных неимущественных прав на нематериальные блага: не в силу юридического факта, а непосредственно на основании указания закона.

Содержание личного неимущественного права не включает, по общему праву, совершение положительных гражданско-правовых действий, хотя управомоченный субъект по своему усмотрению использует принадлежащее ему личные нематериальные блага. Обязанные лица должны воздерживаться от нарушений соответствующего блага, например, от вторжения в личную жизнь гражданина, от неправомерного использования наименования юридического лица (имени гражданина). Вместе с тем, не допускается использование принадлежащего гражданину (юридическому лицу) право исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотреблением правом в иных формах (ч. 1 п. 2 ст. 10 ГК).

Особенность осуществления личных неимущественных прав состоит в том, что законом определяются не пределы реализации нематериальных благ управомоченным лицом, а устанавливаются границы вторжения посторонних лиц в личную сферу и, если эти пределы нарушаются, допускаются применение принудительных мер к их восстановлению. При установлении границ поведения управомоченных и обязанных лиц существенное значение приобретают нормы морали.

Личные нематериальные блага представляют самостоятельную ценность для их носителя и существуют независимо от степени и характера их правового регулирования. В последние годы под влиянием многих факторов экономического, политического, международно-правого характера расширена правовая регламентация личных неимущественных отношений и расширен перечень нематериальных благ, подлежащих защите гражданско-правовыми способами. Однако для того, чтобы получить такую охрану, личные неимущественные права должны отвечать определенным критериям.

Первым таким критерием является индивидуально-личностная направленность этих прав.

В качестве второго критерия выступает возможность их восстановления или устранения нарушения данных прав на будущее время.

Индивидуально-личная направленность рассматриваемых прав позволяет определить их основу в гражданской правоспособности. Согласно ст. 18 ГК граждане могут иметь как перечисленные в ней непосредственно, так и иные имущественные и личные имущественные права.

Возможность восстановления личных неимущественных прав или устранения их нарушения на будущее время прямо связана с компенсационно-восстановительной функцией гражданско-правовых средств защиты как одной из важнейших характеристик метода гражданско-правового регулирования. Указанным обстоятельством во многом определяются общие пределы регулирования личных неимущественных прав нормами гражданского права. Ведь если гражданское право не в состоянии защитить те или иные личные неимущественные права, то и их регулирование в его рамках теряет всякий смысл. В этом случае такого рода отношения должны регулироваться с помощью других отраслей права.


Исходя из предложенных критериев, определяющих предметную принадлежность личных неимущественных прав гражданскому праву, представляется возможной следующая их классификация:

1) личные неимущественные права, направленные на индивидуализацию личности управомоченного лица: право на имя, право на защиту чести и достоинства, а также тесно связанные с ним право на опровержение и право на ответ, предусмотренные п.2 и 3 ст.152 ГК и ст. 43-46 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации»;

2) личные неимущественные права, направленные на обеспечение личной неприкосновенности граждан, включающее право на телесную неприкосновенность и охрану жизни и здоровья, на неприкосновенность личного облика, а также личного изображения;

3) личные неимущественные права, направленные на обеспечение неприкосновенности и тайны личной жизни граждан и тайны личной жизни граждан: права на неприкосновенность жилища, личной документации, права на тайну личной жизни, в том числе: адвокатскую, медицинскую тайну, тайну совершения нотариальных и следственных действий, вкладов в банки и иные кредитные организации, личного общения, сведений, полученных средствами массовой информации.

Осуществление и защита личных неимущественных прав

Субъект личного неимущественного права осуществляет его на основе тех же принципов, что и обладатель иных прав абсолютного характера. Управомоченное лицо в пределах, установленных законом, по своему усмотрению использует личные блага. Обязанные же лица, круг которых заранее не определен, должны воздерживаться от нарушения соответствующего личного неимущественного права (например, от вторжения в личную жизнь гражданина).

Пределы осуществления личных неимущественных прав определяются законом. Общие пределы устанавливаются ст.9 и 10 ГК. В то же время закон при определении границ осуществления конкретных личных неимущественных прав часто не регламентирует сами пределы возможного повеления управомоченного лица, а устанавливает границы вмешательства посторонних лиц в личную сферу. Так, не допускается использование средств массовой информации для вмешательства в личную жизнь граждан, посягательства на их честь и достоинство.

В тех случаях, когда закон регулирует рамки возможного поведения управомоченного лица, они определяются в отдельных случаях также и нормами морали. Например, неприкосновенность личного облика гражданина будет защищаться от любых вмешательств со стороны третьих лиц, кроме случаев, когда его внешний облик нарушает требования законодательства или противоречит моральным нормам, действующим в обществе.

На требования, вытекающие из нарушения личных неимущественных прав, кроме случаев, предусмотренных законом, не распространяется исковая давность (ст. 208 ГК).


Право на честь, достоинство и деловую репутацию - это право на самооценку и социально значимую оценку моральных, деловых и иных черт и свойств гражданина или юридического лица (организации), от которых зависит их положение в обществе. Существует объективная и субъективная оценка этих качеств, и каждая из них имеет право на существование, если она зиждется на фактах, соответствующих действительности.

Под достоинством понимается самооценка личности, осознание ею своих личных качеств, способностей, мировоззрения, выполненного долга и своего общественного значения. Самооценка должна основываться на социально значимых критериях оценки моральных и иных качеств личности. Достоинство определяет субъективную оценку личности.

Честь - объективная оценка личности, определяющая отношение общества к гражданину или юридическому лицу, это социальная оценка моральных и иных качеств личности.

Репутация - сложившееся о лице мнение, основанное на оценке общественно значимых его качеств. Деловая репутация - оценка профессиональных качеств.

Действующий ГК устанавливает особый гражданско-правовой способ защиты чести, достоинства и деловой репутации , проводя при этом различия в основаниях и способах защиты нарушенных прав гражданина, с одной стороны, и юридического лица, с другой.

Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности (п.1 ст. 152 ГК). Из содержания ст. 152 ГК следует, что имеется в виду опровержение по суду таких сведений, которые:

1) порочат честь и достоинство гражданина,

2) распространены ответчиком

3) не соответствуют действительности.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций» от 18 августа 1992 г. № 11 разъяснено, что понимается под каждым из перечисленных условий.

Порочащими являются такие не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственную и общественную деятельность, репутацию и т.п.), которые умаляют его честь и достоинство.

Действующее законодательство не знает широко распространенного во многих зарубежных странах понятие диффамации, которое распространяется на разглашение не только ложных, но и действительных сведений, позорящих честь и достоинство гражданина или юридического лица. Широко распространена точка зрения о том, что диффамация принципиально несовместима с российским законодательством.1 Следует, однако, признать, что нередко гласности придаются достоверные сведения, которые не влияют на общественную оценку лица, но вызывают глубокие душевные страдания (например, разглашение сведений о

' См.:ЕрошенкоА.А. Гражданско-правовая защита чести и достоинства личности//СГП. 1980. № 10. С. 135.


заболевании гражданина СПИДом, о скомпрометировавших себя родственниках и т.п.). Целесообразным представляется поэтому установление прямого запрета на разглашение подобных сведений.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидеопрограммам, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в судебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в иной, в том числе устной, форме нескольким лицам или хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений только тому лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением. Это положение нельзя считать бесспорным.1 Действительно, сообщения порочащих измышлений лишь потерпевшему не является распространением в смысле, вытекающем из ст. 152 ГК. Однако для потерпевшего сознание того, что ложная информация о нем является достоянием хотя бы одного лица, может вызывать серьезные переживания. Поэтому следует признать целесообразным высказанное в юридической литературе предложение о наделении заинтересованного лица правом предъявлять предупредительный иск с просьбой запретить распространение этих сведений.

Ст. 152 ГК устанавливает специальный порядок опровержение порочащих сведений, которые были распространены в средствах массовой информации:

опровержение должно последовать в тех же средствах массовой информации. В порядке ст. 152 ГК не рассматриваются требования об опровержении сведений, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других официальных документах, для обжалования которых установлен законом иной порядок.

При рассмотрении в суде дела о защите чести и достоинства истец доказывает лишь сам факт распространения порочащих его сведений лицом, к которому предъявлен иск. Обязанность доказывания соответствия действительности распространенных сведений возлагается на ответчика. Фактами, соответствующему действительности, гражданин порочит себя сам и в этом случае защищаться ему не от кого.

Специальный порядок установлен и для опровержения сведений, содержащихся в документе, исходящем от организаций: такой документ подлежит замене. Так, например, некий Маясов2 обратился с иском к рыбхозу «Павловский» акционерного общества «Рязань-рыбпром» об изменении даты и формулировки причин увольнения, взыскания оплаты за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, ссылаясь на следующие обстоятельства.

Работая в рыбхозе в качестве технического руководителя по трудовому договору, заключенному на неопределенный срок, 10 мая 1995 г. он подал заявление об увольнении с работы по собственному желанию и после истечения двухнедельного срока предупреждения с 25 мая 1995 г. прекратил работу, трудовую книжку администрация рыбхоза отказалась выдать ему в руки, а направила ее по почте, поэтому Маясов получил ее лишь 1 марта 1996 г. с записью о его увольнении с 30

' Гражданское право: В 2 т. Том I: Учебник / Отв.ред. проф. Е.А.Суханов.-М.: Изд.БЕК, 1998.-С.736. 2 Бюллетень Верховного Суда РФ. № 10, 1997. C.I.


июня 1995 г. по п. 8 ст. 33 КЗоТ РФ (за совершение по месту работы хищения государственного имущества).

В связи с выдержкой выдачи трудовой книжки он не смог представить ее по новому месту работы - АОЗТ «НИНОН», и по этой причине с ним расторгли трудовой контракт, заключенный 5 июня 1995 г. Из-за неправомерных действий администрации испытал глубокие нравственные страдания и расценил причиненный ему моральный вред в 50 млн. рублей.

Рязанским районным судом Рязанской области иск удовлетворен, на администрации рыбхоза возложена обязанность внести изменения в трудовую книжку об увольнении истца с 25 мая 1995 г. по ст. 31 КЗоТ РФ (по собственному желанию), а также взыскана компенсация морального вреда в сумме 15 млн. рублей.

Президиум Рязанского областного суда это решение отменил и дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене постановления президиума с оставлением в силе решения районного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 20 мая 1997 г. протест удовлетворила, указав следующее,

После истечения двухнедельного срока предупреждения об увольнении Маясов был вправе прекратить работу (что он и сделал), а администрация обязана выдать ему трудовую книжку и произвести с ним расчет. Тем более, как правильно сослался суд в решении, вина его в совершении по месту работы хищения государственного имущества не установлена ни приговором, ни постановлением компетентного органа о наложении административного взыскания или о применении меры общественного воздействия.

Таким образом, решение районного суда по иску Маясова об изменении даты и формулировке причин увольнения и компенсации морального вреда законно и было неправильно отменено судом надзорной инстанции.

Согласно п. 3 ст. 152 ГК гражданин, в отношении которого средствами массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации. Представляется, что гражданин имеет право на реплику как в тех случаях, когда опубликованные сведения сами по себе его не порочат, так и в тех, когда они содержат порочащие гражданина сведения.

Ответчиками по искам об опровержении сведений, порочащих честь и достоинство, являются лица, распространившие эти сведения. Если иск содержит требование об опровержении сведений, распространенных в средствах массовой информации, в качестве ответчиков привлекается автор и редакция соответствующего средства массовой информации. При опубликовании или ином распространении таких сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) ответчиком по делу является редакция соответствующего средства массовой информации. В случае, если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика должен быть привлечен учредитель данного средства массовой информации.

По искам об опровержении порочащих сведений, изложенных в служебных характеристиках, ответчиками являются лица, их подписавшие, и предприятие, учреждения, организация, от имени которых выдана характеристика.


Если действия лица, распространившего порочащие другое лицо сведение, содержат признаки преступления, потерпевший вправе обратиться в суд заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности, а также предъявить иск о защите чести и достоинства в порядке гражданского судопроизводства.

Если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно, лицо, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности (п. 6 ст.152ГК).

При предъявлении иска о защите чести и достоинства закон не предусматривает обязательного предварительного обращения с таким требованием к ответчику, в том числе и случае, когда иск предъявлен к средству массовой информации, распространившему сведения, которые, по мнению истца, необоснованно порочат его честь, достоинства или деловую репутацию.

Если иск предъявлен в связи с отказом средств массовой информации в публикации опровержения или ответа опороченного лица, то это требование может быть рассмотрено судом при условии, что редакция средства массовой информации в такой публикации отказала либо не произвела ее в установленном законном порядке.

При невыполнении решения суда суд вправе наложить на нарушителя штраф, взыскиваемый в размере и порядке, предусмотренных процессуальным законодательством.1 Уплата штрафа не освобождает от обязанности выполнить предусмотренное решением суда действие. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических или нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основаниям возмещения вреда, и с учетом требований разумности и справедливости.

Пункт 2 ст. 150 ГК предусматривает возможность использования при защите нематериальных благ любого способа, названного в ст. 12 ГК, а также иных способов, установленных Кодексом и другими законами, если только существо нарушенного нематериального блага и характер последствий этого нарушения допускают такую защиту.

Ввиду того, что рассматриваемые права возникают по поводу личных неимущественных благ, они защищаются в основном способами, не имеющими целью восстановление нарушенной имущественной сферы потерпевшего лица. Согласно ст. 12 ГК такими способами являются:

• признание этих прав;

• восстановление положения, существовавшего до нарушения права;

• пресечение действий, нарушающих право или создающих условия его нарушения;

• признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

• прекращение или изменение правоотношений;

' См. Федеральный Закон «О внесении изменений в гражданский процессуальный кодекс РСФСР» от 5 апреля 1995 г. // СЗ РФ. 1995 г. №18. Ст. 1596.


• неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону,

• а также иные способы.

Характерной особенностью перечисленных способов защиты личных неимущественных прав является то, что они применяются к правонарушителю независимо от его вины.

Вместе с тем, если нарушением личных неимущественных прав гражданину нанесен имущественный ущерб, то применяются нормы гражданского права, регулирующие ответственность за причинение вреда (гл. 59 ГК).

В соответствии с п. 5 ст. 152 ГК гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещение убытков и морального вреда, причиненных их распространением, о чем уже упоминалось выше.

Категория морального вреда появилась в нашем законодательстве сравнительно недавно. В течение длительного времени считалось, что моральный вред в социалистическом обществе возмещению вообще не подлежит. Постепенно, однако, и в общественном сознании, и в подходе законодателя к решению этого вопроса произошел перелом. Вначале в специальных нормативных актах, рассчитаны на отдельные случае, а затем в актах общего кодификационного характера категория морального вреда была узаконена.

Так, некий Шорохов1 обратился в суд с иском к редакции газеты «Трибуна» и старшему помощнику прокурора г. Сыктывкара Ч. О компенсации морального вреда, причиненного ему публикации статьи «Грязь на белых халатах» в газете за 27 марта 1993 г., в сумме 20 млн. руб.

Истец сослался на то, что изложенные в статье автором Ч. сведения не соответствуют действительности и порочат его честь и достоинство, в связи с чем ему причинен моральный вред.

Представитель редакции газеты «Трибуна» иск не признала.

Решением Сыктывкарского городского народного суда от 29 сентября 1994 г. (уставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским судам Верховного Суда Республики Коми) в пользу Шорохова в возмещении причиненного морального вреда взыскано с редакции газеты «Трибуна» 5 млн. руб. с Ч. -1 млн. руб.

Президиум Верховного Суда Республики Коми и судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ протест заместителя Генерального прокурора РФ об отмене судебных постановлений оставили без удовлетворения.

Президиум Верховного Суда РФ 10 июля 1996 г. протест оставил без удовлетворения по следующим основаниям.

Сыктывкарский городской народный суд решением 'от 11 ноября 1993 г. удовлетворил иск Шорохова к Ч. и редакции газеты «Трибуна» о защите чести и достоинства, признав несоответствующими действительности изложенные в названной публикации сведения о том, что перерегистрация малого предприятия (МП) «Сана» в ОА «Сана» была произведена с целью избавления Шорохова от других учредителей, а коммерческая операция МП «Сана» с объединением «Овен» преследовала цель перепродажи по повышенной цене марли Сыктывдинской

' Бюллетень Верховного Суда РФ. № 1,1997, с. 19.


районной больницы, главным врачом которой являлся Шорохов. Редакция газеты была обязана опубликовать опровержение.

С утверждениями в протесте о том, что Ч., выступая в газете с данной публикацией, действовала как работник прокуратуры и в соответствии с п. 3 ст. 40 Закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации» (действовавшего на время возникновения спорных правоотношений) не может нести ответственность за опубликованные сведения, полученные в результате служебной деятельности, нельзя согласиться.

Согласно п. 3 ст. 40 названного Закона, отмена или изменение решения, принятого прокурором, сами по себе не влекут его ответственности, если они не явились результатом преднамеренного нарушения закона либо недобросовестности.

Названная норма к возникшим правоотношениям не применима. В данном случае вопрос об ответственности не связан с отменой или изменением принятого Ч. решения, а вытекает из факта публикации в газете сведений, хотя и полученных в результате служебной деятельности, но несоответствующих действительности и порочащих честь и достоинство гражданина.

В таком случае ответственность по статье 7 ГК РСФСР наступает независимо от того, каким образом эти сведения получены и в связи с чем они распространены.

Поскольку сведения были облечены в форме литературной статьи, автор статьи Ч. наряду с редакцией газеты обоснованно, с учетом разъяснения, данного п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций» (в ред. постановления Пленум Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г.), привлечена по делу в качестве ответчика.

Ссылка в протесте на ст. ст. 1069, 1070 части 2 Гражданского кодекса РФ в обоснование вывода о том, что ни Ч., ни органы прокуратуры Республики Коми не могут быть признаны надлежащими ответчиками, необоснованна.

Согласно ч. 2 ст. 1070 части 2 Гражданского кодекса РФ, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных п. 1 этой статьи, возмещается по основаниям и в порядке, установленном ст. 1069 Кодекса.

Статья 1069 ГК РФ, предусматривая возмещение государственными органами вреда, причиненного в результате незаконных действий, возлагает эту ответственность на казну РФ (казну субъекта РФ или казну муниципального образования).

Однако публикацию Ч. своей статьи в средстве массовой информации нельзя признать вытекающей из характера деятельности органов государственной власти, в котором она работала. Поэтому судебной инстанции, не усматривая оснований для возложения в данном случае ответственности за моральный вред на прокуратуру г. Сыктывкара, правомерно возложили эту ответственность на автора публикации и редакцию соответствующего средства массовой информации.

Но, пожалуй, наиболее сложным является вопрос, кому именно моральный вред может быть причинен: только гражданину или также юридическому лицу. Из определения морального вреда, данного в ст. 151 ГК, и условий его возмещения может быть сделан вывод, что моральный вред может быть причинен только физическому лицу. Повторим еще раз: юридическому лицу физические и


нравственные страдания вроде бы причинены быть не могут. Однако в ст. 152 ГК, предусматривающий защиту чести, достоинства и деловой репутации гражданина, соответственно, применяется и к защите деловой репутации юридического лица. А в числе этих правил предусмотрены не только возмещение убытков, но и компенсация морального вреда. Опираясь на эти положения, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 1994 г. № 10, специально посвященным вопросам компенсации морального вреда, разъяснил, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридических лиц (см. п. 5 постановления). Иными словами, Пленум склоняется к тому, что моральный вред может быть причинен и юридическому лицу в тех случаях, когда распространены сведения, порочащие деловую репутацию юридического лица, и этот моральный вред подлежит возмещению. Однако в последнее время чаша весов склоняется в пользу того, что моральный вред юридическому лицу, исходя из самой категории морального вреда как причинение физических и нравственных страданий, причинен быть не может. В тех случаях, когда деловой репутации юридического лица нанесен урон распространения каких-либо порочащих сведений, юридическое лицо может требовать возмещения причиненных ему убытков, в том числе и в виде упущенной выгоды. Но размер этих убытков, разумеется, должен быть доказан. А это значительно сложнее, поскольку размер причиненного морального вреда подлежит столь же точной дозировке, как размер убытков1 .

Сторонники компенсации морального вреда юридическому лицу подчеркивают внешнее подобие умаления деловой репутации гражданина и юридического лица, хотя и отмечают при этом неспособность организации испытывать нравственные и физические страдания.

Вместе с тем несомненно, что объективные последствия нарушения деловой репутации могут негативно отразиться на коммерческой или иной деятельности организации. В то же время такие последствия вряд ли будут связаны с умалением только имущественной сферы юридического лица, ибо итогом могут быть отрицательные последствия для функционирования организации, не связанные с имущественными убытками. Например, следствием пропагандисткой кампании против учебного заведения (в виде негативной информации о преподавательском составе, материальной базе или отсутствия лицензий) может быть снижение его престижа в обществе, ведущее к действительному уменьшение талантливых абитуриентов и, соответственно, снижению перспектив развития. А дискредитация правительства или органов правопорядка может создать атмосферу недоверия к ним со стороны общества, что затруднит их деятельность и дестабилизирует ситуацию в стране. Соответственно имело бы смысл ввести денежную компенсацию указанного вреда. Что имело бы, с одной стороны, компенсационную роль (улучшив в первом случае пошатнувшееся положение учебного заведения), а с другой стороны, превентивную -для предотвращения подобных правонарушений.

' В постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 вопрос о том, может ли быть причинен моральный вред юридическому лицу и, если может, подлежит ли он компенсации, оставлен открытым.


Таким образом, имеет смысл дополнить институт защиты деловой репутации юридического лица: «Юридическое лицо, относительно которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и денежной компенсации нематериального вреда, причиненных их распространением».

Подводя итог, можно отметить следующее. В соответствии с действующим законодательством юридическое лицо лишь в случае распространения сведений, порочащих его деловую репутацию, может претендовать на защиту в виде опровержения таких сведений и возмещения убытков, причиненных их распространением (ст. 152 ГК РФ). Думается, однако, что этого явно недостаточно для полноценной защиты такого нематериального блага, как деловая репутация, поскольку при этом не будет обеспечиваться полнота возмещения всех видов вреда. Иначе говоря, юридическое лицо должно иметь право требовать возмещение не только текущих убытков (например, вследствие снижения объема продаж в настоящий момент), но и возможных денежных потерь в будущем (например, при необходимости изменения скомпрометированного названия и проведения новой рекламной кампании). Что же касается компенсации морального вреда юридическому лицу, то вводить подобную терминологию представляется недопустимым.

Как можно заметить, у юридического лица по сравнению с гражданином меньше гражданско-правовых способов защиты своей деловой репутации. Так, если неправомерно распространенная информация соответствует действительности, например, составляет коммерческую тайну, то в этом случае гражданско-правовая защита предусмотрена лишь для пострадавшего физического лица (ст. 151 ГК РФ). Таким образом возникает проблема расширения возможностей защиты нематериальных благ организаций. В данном случае установлений для юридического лица права на денежную компенсацию за причиненный нематериальный вред было бы вполне оправданным. Однако вряд ли имеет смысл решать эту проблему посредством расширения сферы деятельности института компенсации морального вреда. Представляется необходимым закрепить защиту неимущественных прав граждан, так и юридических лиц в ст. 8 ГК РФ, предусмотрев и способы их защиты, характерные для каждого вида лиц.

Может встать вопрос о том, как соотносятся нормы ст. 152 ГК со ст. 29 Конституции РФ, которая гарантирует право каждого на свободу мнения и убеждения?

Свобода мысли - это свобода мнений, убеждений, представлений об окружающем мире. Свобода слова - свобода их выражения. Свобода мысли безгранична, свобода слова не может быть абсолютной. Ограничения свободы слова установлены ч. 1 ст. 23, ч. 2 ст. 29 Конституции РФ и нормами других нормативных актов, в частности ст. 152 ГК РФ.

Мнение как убеждение, представление относительно явлений действительности, ставшее достоинством гласности, может содержать информацию, достоверность которой не может быть подвергнута проверке, когда оно зависит от политических, идеологических, научных и иных пристрастий, круга интересов, индивидуальных взглядов лица на явления в той или иной сфере. Так, литературное произведение может быть охарактеризовано как малоинтересное, неглубокое и т.д. Таково оно с позиций рецензента, однако возможны и другие мнения, носящие иной субъективно-оценочный характер.


Такое чаще встречается в сфере творческой жизни. Истории известны многочисленные примеры, как менялось общественное мнение относительно оценки произведений науки, литературы, искусства, когда признание таланты приходит после смерти автора. В то же время достоверность других мнений, характеризующих то или иное произведение, вполне может быть проверена.

Мнение, объективно не соответствующее действительности, может быть предметом опровержения, основание взыскания с лица, его распространившего, материальных убытков и морального вреда по нормам гражданского права.

Существует общая формула определения Конституционного Суда РФ от 27.09.95:

в каждом конкретном гражданском деле необходимо добиваться, чтобы требование защиты чести и доброго имени не противоречили свободе слова в демократическом обществе.

Диалектическое единство норм ст. 17,21,23,24, 28, 29 Конституции РФ показывает публикация постановлений и определений Президиума и Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, обзоры и обобщения по вопросам судебной практики. Примером может служить публикация из определения Судебной коллегии по гражданским делам (Бюллетень Верховного Суда РФ 6'97): «Ст.29 Конституции гарантирует право каждого права на свободу мнения либо убеждения. Вместе с тем эта свобода не дает права на распространение порочащих и несоответствующих действительности сведений, в том числе о личной жизни гражданина. Кроме того, в силу ч.1 ст.24 Конституции РФ распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается.»

Гражданско-правовая охрана

Целью гражданско-правовой охраны личных неимущественных прав граждан является предоставление их субъекту возможности иметь определенную автономию от государства, общества, а также различного рода социальных групп. Такая автономия может иметь двоякое выражение и обеспечиваться предоставлением гражданину индивидуальной свободы и неприкосновенности, а также охраной тайны личной жизни.

Индивидуальная свобода гражданина обеспечивается предоставлением ему ряда личных неимущественных прав, призванных охранять от постороннего вмешательства различные стороны проявления его личности (за исключением случаев, прямо предусмотренных законом). Например, права, направленные на индивидуализацию личности управомоченного лица (право на имя, право на защиту чести и достоинства), и права, направленные на обеспечение личной неприкосновенности (право на телесную неприкосновенность, право на охрану жизни и здоровья, право на неприкосновенность личного облика, право на неприкосновенность личного изображения).

Неприкосновенность и тайна личной жизни гражданина обеспечиваются предоставлением ему таких личных неимущественных прав, которые позволяют охранять от постороннего вмешательства его поведение в индивидуальной жизнедеятельности (кроме случаев, когда такое вмешательство допускается законом).


Право на имя - одно из важнейших личных неимущественных прав гражданина, направленных на индивидуализацию его личности. В настоящее время оно регулировано ст. 19 ГК.

Вообще, право на имя является весьма сложной юридической категорией, требующей регулирования нормами различных отраслей права. Так, порядок присвоения и изменения имени устанавливается нормами административного и семейного права. Гражданин вправе обжаловать неправильное указание его имени в избирательных списках, актах гражданского состояния. Право на имя - один из существенных элементов субъективного авторского права. Поэтому в п. 2 и 3 ст. 19 ГК устанавливается, что гражданин вправе переменить свое имя в порядке, установленном законом. Имя, полученное гражданином при рождении, а также перемена имени подлежат регистрации в порядке, установленном для регистрации актов гражданского состояния. В порядке и случаях, предусмотренных законом, гражданин может использовать псевдоним (вымышленное имя).

Возможны случаи, когда право на имя охраняется одновременно с другими неимущественными правами, которые регулируются гражданским правом. Если, например, право на имя нарушается в связи с нарушением чести и достоинства гражданина, то его защита осуществляется посредством защиты чести и достоинства. В связи с этим в п. 5 ст. 19 ГК подчеркивается, сто при искажении либо использовании имени гражданина способами или в форме, которые затрагивают его честь, достоинство или деловую репутацию, применяются правила, предусмотренные ст. 152 ГК.

Вместе с тем право на имя имеет важный аспект, не позволяющий свести его только к указанным ранее случаям. Дело в том, что, будучи правом строго личного характера, право на имя нуждается в гражданско-правовом регулировании как с точки зрения правил его использования самим обладателем в гражданском обороте (поскольку это важно для его стабильности и определенности), так и с точки зрения охраны от использования его третьими лицами без законных оснований.

Гражданин согласно п. 1 ст. 19 ГК приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая. При этом перемена гражданином имени не является основанием для прекращения или изменения его прав и обязанностей, приобретенных под прежним именем. Вместе с тем гражданин, переменивший имя, вправе требовать внесения за свой счет соответствующих изменений в документы, оформленные на его прежнее имя. Гражданин обязан принимать необходимые меры для уведомления своих должников и кредиторов о перемене своего имени и несет риск последствий, вызванных отсутствием у этих лиц сведений о перемене его имени.

Закон (п. 4 ст. 19 ГК) прямо запрещает приобретение прав и обязанностей под именем другого лица. В настоящее время имена известных личностей все более активно начинают использоваться для рекламных и иных коммерческих целей, т.е., в сущности, становятся объектом своеобразных лицензионных соглашений. В связи с этим очевидно, что использование имени человека без его согласия в целях извлечения имущественной или иной выгоды противоправно.

Иногда необходима охрана имени человека и в тех случаях, когда третьи лица не получают от этого никакой выгоды. В настоящего время такого рода ограничения, например, установлены ст. 41 Закона о средствах массовой информации, согласно


которой редакция средства массовой информации и журналист не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случаев, когда того требует суд.

Таким образом, в гражданском праве право на имя как личное неимущественное право гражданина, не связанное с имущественными правами, представляет собой возможность гражданина приобретать и осуществлять права и обязанности под своим именем, а также требовать, чтобы его имя использовалось третьими лицами только с его согласия, если в результате использования ими извлекает или может быть извлечена имущественная выгода. В случаях, когда выгода не извлекается, имя гражданина может быть использовано без его согласия лишь в пределах, установленных законом. Защита этого важнейшего личного права осуществляется согласно п. 5 ст. 19 ГК с помощью норм о возмещении вреда. Вред, причиненный гражданину в результате неправомерно использования его имени, подлежит возмещению в соответствии с гл. 59 ГК.

Право на неприкосновенность внешнего облика представляет собой личное неимущественное право гражданина, но в отличие от предыдущего направлено не на индивидуализацию его личности, а на обеспечение личной неприкосновенности человека.

Действующее гражданское законодательство не дает определения права на неприкосновенность внешнего облика. В литературе также отсутствует его единое понимание. В одних случаях под неприкосновенностью внешнего облика понимается защита от незаконного воспроизведения его с последующим распространением материальных носителей изобразительной информации, в других - охрана от незаконного определения государственными органами и общественными организациями требований к внешнему облику гражданина. Последняя точка зрения более предпочтительна, поскольку достаточно широко очерчивает границы этого права на изображение в качестве самостоятельного личного неимущественного права гражданина.

Требования к внешнему облику могут определяться законодательством, регулирующим трудовые отношения с отдельными категориями работников. Как правило, это ведомственные нормативные акты, в которых устанавливаются требования к форме одежды, внешнему виду и т.п. в определенных сферах деятельности (например, торговля и общественное питание, сфера предоставления гигиенических услуг, хлебопекарная и мясо-молочная промышленность и т.д.).

в отдельных случаях, когда внешний облик человека оскорбляет общественную нравственность и свидетельствует наряду с его действиями о явном неуважении к обществу, возможно привлечение такого субъекта к административной и даже уголовной ответственности (ст. 213 УК РФ).

Следовательно, право на неприкосновенность внешнего облика в гражданском праве представляет собой возможность управомоченного лица требовать устранения любых обстоятельств (в том числе незаконных решений государственных органов и общественных организаций, а также граждан), наносящих ущерб неприкосновенности его внешнего облика, если законодательством не предусмотрены специальные требования к внешнему облику гражданина либо его внешний облик противоречит требованиям закона и нормам морали.

Право на изображение - одно из немногих личных неимущественных прав граждан, которые были закреплены дореформенным кодифицированным гражданским


законодательством (ст. 514 ГК РСФСР 1964 г.). Как и предыдущее, данное право направлено на обеспечение личной неприкосновенности человека. В настоящее время суть рассматриваемого права согласно трактовке ГК РСФСР сводится к тому, что опубликование, воспроизведение и распространение произведения изобразительного искусства, в котором изображено какое-либо лицо, допускается лишь с согласия изображенного, а после его смерти - с согласия его детей пережившего супруга, за исключением случаев, когда это делается в государственных или общественных интересах либо лицо позировало автору за плату.

Тот факт, что данное право содержится в разд. IV ГК РСФСР «Авторское право», можно объяснить только отсутствием единого целостного регулирования личных неимущественных прав граждан и чисто внешней связью с распространением произведения изобразительного искусства. На самом деле такое право не имеет почти ничего общего с авторским правом1 . В нынешней редакции ст. 514 ГК РСФСР не раскрывается право на неприкосновенность изображения в полном объеме. По существу, оно - частный случай распространения произведений творчества. Право на изображение в современном понимании должно означать, что распространение любого произведения, в котором изображено какое-либо лицо, может осуществляться только с его согласия, а после его смерти - с согласия его ближайших родственников.

Важен также вопрос о том, когда согласия изображенного лица на изображение не требуется. Это, ч частности, допускается, если распространение осуществляется в государственных или общественных интересах. Указанный случай требует уточнения, поскольку данная в ст. 514 ГК РСФСР формулировка слишком широка и неконкретна. В связи с этим в конкретных случаях по этому основанию право на изображение может серьезно нарушаться.

Право на телесную неприкосновенность, охрану жизни и здоровья - фундаментальное личное неимущественное право человека, направленное на обеспечение личной неприкосновенности. В гражданском законе и юридической литературе глубоко разработан вопрос о гражданско-правовой защите этого права с помощью обязательств, возникающих из причинения вреда. Защиту указанного права в определенных случаях может обеспечивать также и институт договорной ответственности.

Гражданско-правовая охрана телесной неприкосновенности, жизни и здоровья не может быть сведена только к возмещению причиненного вреда. В настоящее время назрела необходимость в представлении гражданам права требовать устранения любых обстоятельств, нарушающих здоровье и безопасные условия их жизни. Это право тесно связано с правом на здоровую окружающую среду1 , являющимся предметом изучения представителями природоохранительного (экологического) права и представляющим собой одно из важнейших прав граждан-потребителей.

Формулировка этого права как абсолютного и обеспечение его защиты гражданско-правовыми способами должны сыграть положительную роль в создании человеку достойных условий существования. Кроме того, это не препятствует гражданам требовать возмещения причиненного жизни и здоровью вреда.

' Несмотря на то, что в связи с принятием РФ от 19 июля 1993 г. «Об авторском праве и смежных права» разд. IV ГК РСФСР 1964 г. не применяется на территории России, ст. 514 ГК РСФСР продолжает действовать, поскольку регулирует не авторские отношения, а особое личное неимущественное право гражданина - право на неприкосновенность личного изображения. ' См.: Малеина М.Н. Право на здоровую окружающую среду // Роль права, юридической науки и юридического образования в перестройке. М„ 1989. С. 64-66.


Право на неприкосновенность жилища - личное неимущественное право гражданина, призванное обеспечить охрану одного из важнейших элементов его личной жизни. Юридические границы данного элемента личной жизни определяются имеющимся на законных основаниях у гражданина жилищем2 . Данным обстоятельством определяется тесная связь права на неприкосновенность жилища с правом на жилище. Однако при внешней схожести это разные права, требующие различных средств регулирования.

Право на неприкосновенность жилища не нашло пока отражения в гражданском законе, что не умаляет его значения. Как и другие личные неимущественные права, оно носит абсолютный характер и выражается в возможности управомоченного лица определять условия доступа в принадлежащее ему на законном основании жилище, требовать устранения любых обстоятельств, нарушающих неприкосновенность его жилища. Вместе с тем если гражданину в результате нарушения указанного права причинен имущественный ущерб, он вправе требовать его возмещения.

Законом могут предусматриваться случаи, когда на получение доступа в жилище гражданина не требуется его согласия. Так, уголовно-процессуальным законодательством определяется порядок доступа в жилище граждан в связи с обыском, административным законодательством регулируются случаи такого доступа в жилище при возникновении аварийных ситуаций (пожар, аварии электро-, тепло- и газовых сетей и т.п.). Однако представители соответствующих органов и организаций обязаны строго и тщательно соблюдать требования, предъявляемые законодательством к основаниям, условиям и порядку получения доступа в жилище гражданина без его согласия. Нарушение названных требований должно служить основанием для применения к нарушителям соответствующих мер защиты.

Право на неприкосновенность личной документации - одно из немногих личных неимущественных прав граждан, обеспечивающих неприкосновенность их личной жизни, которое нашло отражение в гражданском законе в дореформенный период (ст. 491 ГК Казахстана, ст. 5401 ГК Узбекистана), однако в гражданском законодательстве России оно так и не было сформулировано.

Это право определяется как возможность управомоченного лица предоставлять по своему усмотрению право на опубликование, воспроизведение или распространение сведений, содержащихся в его личной документации (письмах, документации, записках и т.д.). По характеру право на неприкосновенность личной документации является абсолютным, поэтому неопределенный круг обязанных лиц должен воздерживаться от действий, нарушающих рассматриваемое право. После смерти гражданина, которому принадлежала документация, данное право переходит к его ближайшим родственникам (детям, родителям, пережившему супругу).

Как и в случае с правом на изображение, отнесение личной документации к разделу «Авторское право» в ГК Казахстана и Узбекистана объяснялось отсутствием в гражданском законе целостного регулирования личных неимущественных прав граждан, а также некоторыми элементами внешнего сходства и терминологии. На самом деле авторское право начинает действовать, когда личная документация публикуется или распространяется иным способом с согласия гражданина. Но в этом случае не возникает и вопроса о нарушении права на неприкосновенность личной документации.

2 См.: Красавчикова Л.О. Личная жизнь граждан под охраной закона. С. 61.


Никакая автономия личности от государства, общества или какой то социальной группы невозможна, если гражданину не гарантируется тайна ряда сторон его личной жизни. Закон призван закрепить наиболее важные гарантии тайны личной жизни и определить границы проникновения в нее со стороны иных лиц.

Законодательство трактует тайну как определенного рода сведения, разглашение (передача, утечка), которых может нанести ущерб интереса ее обладателя. Тайну личной жизни можно определить как сведения (информацию) о различных сторонах индивидуальной жизнедеятельности человека, разглашения (передача, утечка), которых может нанести ущерб гражданина.

Тайна личной жизни охватывает различные стороны индивидуальной жизнедеятельности человека (интимные стороны, привычки и наклонности, здоровье, физические и физиологические особенности, средства личного общения, совершаемые человеком юридически значимые действия, финансовые дела и т.п.). В связи с этим право на тайну личной жизни включает: тайну личной информации, усыновления, корреспонденции и телефонно-телеграфных сообщений, следственных, нотариальных действий и иных действий юрисдикционных органов, медицинскую, банковскую и адвокатскую тайну.

При всем многообразии проявлений личной жизни граждан применительно к охране тайны личной жизни все их объединяет то, что речь идет об информации конфиденциального характера, доступ посторонних лиц к которой возможен только либо с согласия гражданина, либо в силу прямого указания закона без его согласия, но со строгим и тщательным соблюдением оснований, условий и порядка ее получение и использования.

К сожалению, право на тайну личной жизни не отражено в действующем гражданском законе. С теоретической же точки зрения право на тайну личной жизни представляет собой абсолютное право, в силу которого управомоченное лицо вправе требовать сохранения в тайне информации, полученной с его согласия либо в силу закона без его согласия, а также прекращения ее распространения. Предъявление управомоченным лицом требований в защиту этого права не препятствует возможности требовать возмещения ущерба, возникшего в результате нарушения права на тайну личной жизни.

Весьма важной проблемой является определение границ доступа иных лиц (государственных органов, общественных организаций, должностных лиц, граждан) к информации о личной жизни. Вместе с тем, каковы бы ни были эти границы, любые нарушения закона, предусматривающего основания, условия и порядок доступа к информации о личной жизни граждан, должны быть поводом для предъявления ими требований в защиту своих прав.

При разглашении тайны личной жизни, доступ к которой был получен в силу закона без согласия гражданина, а также когда информация была получена с согласия гражданина, но с нарушением профессиональной тайны (например, адвокатской), закон должен предусматривать особые меры защиты.


Практическое задание

Нормы уголовного права направлены на борьбу с общественно опасными посягательствами на важнейшие личные права граждан, такие как право на жизнь, здоровье и телесную неприкосновенность, право на честь, достоинство и деловую репутацию (гл. 16-20 УК РФ) и т.д. Нормы административного, семейного, экологического и других отраслей права определяют компетенцию государственных органов по регулированию личных прав, устанавливают границы вмешательства в личную сферу, что во многом позволяет определить пределы осуществления личных прав.

Уголовным законодательством предусмотрена ответственность за клевету и оскорбление граждан.

Статья 129. Клевета

Клевета, то есть распространение заведомо ложных действий, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, -

наказывается штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от 120 до 180 часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Клевета, содержащая в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, -

наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.

Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особого тяжкого преступления, -

наказывается ограничением свободы на срок от трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Статья 130. Оскорбление

Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, -

наказывается штрафом в размере до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок до ста двадцати часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев.

Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, -


наказывается штрафом в размере до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Таким образом,


Уголовно-правовая защита

Клевета и оскорбления – это деяния, совершаемые умышленно, без чего нет уголовной ответственности.

Дела о привлечении к уголовной ответственности возбуждаются в порядке частного обвинения.

Возбуждение дела возможно лишь в отношении граждан, которые согласно закону могут нести уголовную ответственность.

Защита только в отношении граждан.


Гражданско-правовая защита

Возможность гражданско-правовой защиты чести и достоинства не зависит от вины лица, распространившего порочащие сведения.

Дела возбуждаются путем подачи искового заявления

Возможно осуществление защиты чести, достоинства и деловой репутации от организаций, а также недееспособных лиц.

Защита в отношении как граждан, так и организаций.


Цель защиты лица.


прежде всего наказание


Цель защиты

нарушенного

интереса.


восстановление неимущественного



Как видно, тема личных неимущественных прав не теряет и не может терять своей актуальности в силу специфичности, особенностей личных неимущественных прав, неразрывной связи с личностью человека. Объекты таких прав включены в Конституцию РФ. Любопытно, что в новом ГК личным неимущественным отношениям и


принадлежащим гражданам нематериальным благам отведена самостоятельная глава.

Поддержание на должном уровне деловой репутации как гражданина, так и организации приобретает особое значение в условиях рыночной экономики, когда мнение о человеке в обществе определяет не только его эмоциональное самоощущение, но и реальное экономическое благополучие.

Хотя неприкосновенность достоинства человека не возведена в ранг основополагающего конституционного принципа, последний как бы признается и уже находит конкретизацию в некоторых нормах права. Достоинству человека был посвящен Межрегиональный научно-практический семинар, прошедший в ноябре 1998 в г. Барнауле «Достоинство человека: от философско-правовой идеи к конституционному принципу современного государства».


Литература

1. Компенсация за моральный вред, причиненный публикацией статьи, содержащей сведения, полученные в результате служебной деятельности, но не соответствующей действительности и порочащие честь и достоинство гражданина правомерно возложена на автора публикации и редактора СМИ // Бюллетень ВС РФ Г97. - С. 19.

2. Если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования истца не подлежат удовлетворению // Бюллетень ВС РФ 2'97. -С.8.

3. Закон «О свободе граждан РФ на свободу передвижения, выбор места жительства в пределах РФ»

4. Защита деловой репутации юридического лица // Российская юстиция 7'99. -С.24.

5. О свободе мнения и защите чести // Российская юстиция 9'98. - С.19.УГ

6. В.Вдовенков, В.Широков. Компенсация морального вреда // Российская юстиция 7'96.

7. Л.Грось. Еще раз о свободе мнения и защите чести // Российская юстиция 9'98.

8. К. Голубев, С.Нарижный. Защита деловой репутации // Российская юстиция 7'99. 9. А. Эрделевский. Право на имя и его защита // Законность Ю'99. - С. 15.

10. Гражданский кодекс РФ - СПб.: Издательский Торговый Дом «Герда», 1999, 448с.

11. Уголовный кодекс РФ. - М.: Издательская группа ИНФРАПМ - НОРМА, 1996. -192с.

12. Конституция РФ: комментарий Конституционного Суда РФ, официальный текст, принятие и вступление в силу поправок к Конституции РФ. - М., Юрайт,1998.-144с.

13. Гражданское право. Учебник. Часть I. Изд. 3, переработанное и дополненное. Под. ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. - М.: ПРОСПЕКТ, 1998. -632с.

14. Гражданское право. В 2-х т. Том I.: Учебник / Отв.ред. проф. Е.А.Суханов. -2-е изд., перераб. и доп. - М.: Издательство БЕК, 1998. - 816 с.


ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий