регистрация / вход

Основы конституционного строя

РОССИЙСКИЙ НОВЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Основы конституционного строя (тема работы) ИТОГОВАЯ ВЫПУСКНАЯ РАБОТА студентки юридического факультета

РОССИЙСКИЙ НОВЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Основы конституционного строя

(тема работы)

ИТОГОВАЯ ВЫПУСКНАЯ РАБОТА

студентки юридического факультета ________________________________

Нефедовой Инны Николаевны _____________________________________

Руководитель профессор, доктор юридических наук

Давыдов Геннадий Павлович _______

г. Тамбов

2000

стр.
I. Введение.
II. Основы конституционного строя.
II.1. Гуманистические основы конституционного строя.
II.2. Основные характеристики Российского государства
II.3. Основы организации государственной власти и местного самоуправления
II.4. Экономические и политические основы конституционного строя
III. Заключение
IV. Законодательные акты
V. Список литературы

I . ВВЕДЕНИЕ

Конституционное право - это совокупность правовых норм, охраняющих основные права и свободы человека и учреждающих в этих целях определенную систему государственной власти.

Одним из важнейших постулатов современной цивилизации гласит: государство существует для человека, чтобы охранять его свободу и содействовать благополучию. Но как обеспечить баланс свободы и власти? Ведь если свобода оказывается вне прочной государственности, она легко может выродиться в анархию и вседозволенность, а если государственность строится на отказе от свободы, человек попадает в оковы тоталитарного гнета. Нахождение баланса власти и свободы составляет главнейший и деликатнейший смысл конституцион­ного права.

Но поскольку эта отрасль права регулирует столь важную и сложную сферу общественной жизни, они неизбежно приобретает ведущий характер в системе права. Собственно, с конституционного права начинается формирование (не обя­зательно исторически, но логически последовательно) всей системы националь­ного права всех отраслей, и в этом его системообразующая роль. Ни одна от­расль национального права той или иной страны не может развиваться, если она не находит опоры в конституционных принципах или нормах конституционного законодательства, а тем более противоречить им.

Конституционное право теснее всех других отраслей связано с политикой и политической системы. Властные отношения соприкасаются не только с индивидуальными проявлениями свободы человека, но и коллективными действиями людей через политические партии и общественные объединения которые путем выборов участвуют в формировании органов государственной власти, а затем в функционировании этих органов. Отсюда острый интерес к развитию конститу­ционного права со стороны самых различных политических сил, острая борьба мнений вокруг философски-политических основ этой отрасли права, ее институтом и норм. Это особенно свойственно нынешнему положению в России, когда происходит трудный, подчас мучительный переход от тоталитаризма к свобод­ному гражданскому обществу.

В результате длительного исторического процесса ци­вилизованное сообщество осознало, что организация власти требует разумно­го распределения ее по вертикали и горизонтали, создания многих сложных ор­ганов народовластия, эффективной, хотя и подчиненной закону, исполнительной власти, независимого суда, местного самоуправления, четких принципов взаи­модействия между ними. Ничего более ценного, чем это взаимодействие много­численных звеньев государственной власти, человечество не придумало, твердо отвергнув существовавшую на определенном историческом этапе в ряде стран абсолютную и тоталитарную власть. В то же время общество повсеместно столкнулось с тяжелой проблемой, свойственной даже демократической систе­ме власти, - ее бюрократизацией и злоупотреблениями должностных лиц. Эти и многие другие сложные проблемы организации государственной власти постоян­но находятся в центре внимания конституционного права, которое определяет своеобразные «правила игры» в политике и государстве и подчиняет власть на­родному волеизъявлению.

В тоталитарном обществе роль конституционного права ограничивается фор­мальным, застывшим существованием, она ничтожна, ибо вся реальная власть находится в одних руках и осуществляется диктаторским приемами. Но в демократическом государстве это право непрерывно развивается, испытывая влия­ние политической динамики и влияя на эту динамику. Это особенно характерно для современной России, в которой происходит переход общества от тоталита­ризма к демократии. Конституционное право здесь, будучи само объектом ре­форм, создает необходимые условия для гражданского мира и согласия, сдер­живая борьбу за власть различных политических, в том числе и экстремистских, и реставраторских сил в рамках цивилизованных правил поведения. Роль этой отрасли права постоянно возрастает также потому, что в российском обществе еще не сложились общепризнанные стереотипы политической культуры и по­литической этики, недостаточно развиты механизмы формирования обществен­ного мнения.

Конституционное право - юридическая основа демократии. Демократия - широкое понятие, включающее экономические, социаль­ный и политический аспекты. Конституционное право призвано закреплять осно­вы народовластия во всех этих аспектах, поскольку современная демократия это не стихийное, а упорядоченное состояние общества, полноправие, основан­ное на добровольном согласии людей на определенное ограничение своей сво­боды во имя ее сохранения.

В демократическом государстве конституционно право создает специальные га­рантии против опасности сползания к тоталитаризму; определенные нормы и ин­ституты, регулирующие, например, правовое положение средств массовой ин­формации, прямо направлены против использования СМИ в антидемократиче­ских целях.

Предмет конституционного права охватывает две основные сферы общественных отношений:

а) охраны прав и свобод человека (отношение между человеком и государством):

б) устройства государства и государственной власти (властеотношения).

а) Отношение между человеком и государством регулируется не только конституционным правом, но и другими отраслями нрава (административным, тру­довым и др.). Но конституционное право содержит нормы основополагающего характера, из которых складывается правовой статус человека, его основные нрава и свободы. В науке широко распространенно понимание права как меры свободы, и как раз конституционное право в наибольшей степени отвечает это­му пониманию.

Регулирование отношений, связанных с признанием свободы человека как ес­тественного состояния, сложное дело. Оно предполагает закрепление не толь­ко прав, но и обязанностей человека - по отношению к другим людям и к государству. Свобода не может быть абсолютной, она требует ограничений, чтобы предупредить злоупотребление ею. Конституционное право к тому же не толь­ко провозглашает права, но и создает их правовые гарантии, оно учреждает такое государство, которое, не превращаясь в «ночного сторожа» свободы, бе­рет на себя обязанность создать условия для благополучия людей. В сущности, этому подчинено все устройство государственной власти.

Право регулирует только небольшую часть общественных отношений, в то время как большая их часть является предметом саморегуляции на основе мо­рали и общественной самоорганизации.

Через права свободного человека складывается определенный общественный порядок: формы собственности, организация экономики, политическая систе­ма, социальные отношения и т. д.

В вопросе о регулировании конституционным нравом «основ общественного строя» зарубежная правовая мысль весьма неоднородна. В страны, где действу­ют старые конституционные акты (США, Великобритания и др.), на подобного рода «основы» нет и намека, а потому, вероятно, и в науке, следующей по пути либерализма, почти не встречаются рассуждения по этому поводу. Обществен­ный строй здесь если и определяется, то категориями свободы, демократии, справедливости, нрав человека и соответствующим функциям государства.

Но в странах, где конституции принимались после второй мировой войны и под сильным нажимом левых сил (Франция, Италия, Португалия и др.), в текстах основных законов появились разделы об «социально-этических отношениях» т. д. Они, однако, никак не поколебали институт естественных нрав и сво­бод человека и сводятся к определению экономических и социальных функций государства (содействовать образованию, охране здоровья, создавать условия для благосостояния людей и т. д.). Это, следовательно, все та же сфера взаимоотношений человека и установление пределов обязанностей государства.

Модель нового российского конституционного права в рассматриваемом во­просе занимает как бы промежуточное положение. Из Конституции 1993 г. изъят (в отличие от предыдущей Конституции) раздел об основах общественного строя, но в тоже время во многих статьях устанавливаются экономические и социальные функции государства, подчиненные главной цели: охране и содей­ствию реализации прав и свобод человека. Это объясняется тем, что Конститу­ция создавалась под сильным влиянием идей социального либерализма и соци­ал-демократии. Таким образом, из самой структуры и содержания Конституции государства исходят определенные указания экономического и социального характера. Но эти указания не создают какой-то идеологически определенный общественный строй и не пытаются определять пределы вмешательства государства в общественную жизнь и его обязанности по отношению к людям.

В нынешней, переходный период гражданское общество в России еще не ут­вердилось, и у населения нет навыков свободы, инициативы и самоорганизации, поэтому по инерции сохраняются большая регулирующая роль государ­ства в обществе. Но со временем, если реформы будут успешно продолжать и общество трансформирует в подлинно гражданское, роль государства будет ко­ренным образом меняться в сторону ее снижения, правовое регулирование в ря­де сфер общественной жизни уступит место саморегулированию и инициати­ве свободных людей.

б) Устройство государственной власти предполагает не только учреждение органов государственной власти и управления, но и регламентацию широкого круга (угнетении между ними. Органы государственной власти и управления, несмотря на различие их задач и разделение полномочий, должны составлять единую целостную систему и находиться в таких отношениях с людьми и их интересами, которые содействовали 6111 раскрытию роли государства в обществе.

Эта системообразующая функция конституционного права требует от него четкого закрепления объема полномочий, задач и статуса органов законодательной, исполнительной и судебной власти, а также органов местного самоуправ­ления, порядка их образования, компетенции, форм деятельности и т. д.


II. Основы конституционного строя

1. Гуманистические основы конституционного строя.

Принятие конституции само по себе означает установление обязанности государства следовать конституционным порядкам - иначе существование основного закона лишается смысла. Однако в понятии «конституционного строя» включа­ет нечто большее, чем формальное соблюдение конституции. Это понятие толь­ко к такому государству, в котором конституция надежно охраняет права и сво­боды человека и гражданина, а все право соответствует этой конституции, но главное - государство действует в соответствии с конституцией и во всем подчиняется праву. Конституционный строй, таким образом, не сводится к факту существования конституции, а становится реальностью только при двух услови­ях: если конституция соблюдается и если она демократическая.

Порядок, при котором соблюдается права и свободы человека и гражданина, а государство действует в соответствии с конституцией, называется конституционным строем. Это понятие вбирает в себя не только юридическое содержание. Оно обусловлено, помимо права, уровнем правосознания, развитием политиче­ской культуры и этики. Право и мораль должны обеспечивать неотвратимость наказания в отношении любого гражданина или должностного лица, посягнув­шего на конституционные порядки.

Установление конституционного строя начинается с определения принципов организации государства в его соотношении с личностью и гражданским обществом. Эти принципы как раз и составляют содержание гл. 1 Конституции Российской Федерации «Основы конституционного строя». Общество свободных людей (гражданское общество) как бы указывает государству на его обязан­ность служить человеку и предъявляет определенные требования в отношении организации и пределов государственной власти.

Значение гл. 1 Конституции исключительно велико. По существу, именно здесь формулируется гуманистическая направленность конституционного строя, содержатся гарантии от этатизма, т. е. установления тотального государственно­го контроля за общественной жизнью. Принципы организации государства закрепляются здесь в самой общей форме, они как бы создают фундамент конституционного строя, а конкретно раскрываются в последних главах Конституции, и поэтому некоторые положения как бы гарантированы дважды (федерализм, право собственности, разделение властей и др.).

Очень важное указание содержится в ч. 2 ст. 16, где говорится, что никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации. Это свидетельствует о том, что они пользуются наивысшей юридической силой.

Из содержания норм, входящей в главу «Основы конституционного строя», прежде всего, следует обязанность государства охранять общественные устои, вытекающие из свободы людей. Таким образом, не государство регламентирует общественную жизнь, становясь над ней, а общество предъявляет требования к государству. В этой главе также закрепляется форма правления и общие гаран­тии против узурпации власти. Из суммы подобного рода норм-принципов обыч­но складывается ответ на вопрос, является ли то или иное государство консти­туционным или нет.

Конституция Российской Федерации не только объявляет положения гл. 1 основами конституционного строя, но и закрепляет невозможность их изменения иначе, как в усложненном порядке, установленном настоящей Конституцией. Согласно ст. 135. основы конституционного строя не могут быть пересмотре­ны Федеральным Собранием. Это может сделать только Конституционное Соб­рание, созываемое на основе федерального конституционного закона, и толь­ко в случае, если предложение о пересмотре будет поддержано 3/5 голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы. Та­кое намеренное усложнение порядка пересмотра гл. 1 служит одной цели: сде­лать основы конституционного строя как можно более стабильными.

Нормы-принципы, включенные в главы «Основы конституционного строя», составляют определенную систему. Они могут быть разделены на четыре основ­ные группы:

- гуманистические основы конституционного строя;

- основные характеристики Российского государства;

- экономические и политические основы конституционного строя;

- основы организации государственной власти.

Именно потому, что эти нормы-принципы закрепляют только основы конституционного строя, многие из них затем раскрываются и даже как бы дублируются в различных главах Конституции.

Следует отметить, что конституционное право зарубежных стран, признавая важность категории «конституционное государство», обычно не пользуется термином «основы конституционного строя». Такой специальной главы нет в конституции США. ФРГ, Японии. В конституциях некоторых стран встречаются краткие главы: «Основные принципы» (Италия), «Общие положения» (Швейца­рия). «О суверенитете» (Франция). Но, независимо от того, содержатся или не содержатся в основном законе специальные главы об основах конституционно­го строя и как они названы, нормы-принципы, относящиеся к понятию основ конституционного строя, присутствуют в разных главах конституции, в специ­альных законов или признаются судебной практикой во всех цивилизованных странах. Конституция Российской Федерации включает отдельную главу об осно­вах конституционного строя, скорее всего, с целью укрепления правовых гаран­тий против сползания к этатизму и подавления свободы народа, что особенно важно для страны, в которой осуществляется переход от тоталитарного государ­ства к демократическому.

Под гуманистическими основами конституционного строя следует понимать такие его основополагающие принципы, которые закрепляют ведущую роль граждан в государственном строительстве. Человек, гражданин, народ - таковы главные действующие лица, которыми и во имя которых создается конституци­онный строй.

Суверенитет народа

Эта категория относится к числу обязательных исходных принципов любой демократической конституции, хотя, казалось бы, в наше время в цивилизованном мире ее уже никто не оспаривает. Исторически она возникла в ходе рево­люционной борьбу народов против феодального абсолютизма (XVII - XVIII вв.) и противопоставлялась претензиям монархов на неограниченную власть как на мандат, якобы полученный свыше. Таким образом, понятие суверенитета (означающего верховную власть, независимость), разработанное еще XVI в. Ж. Боденом (Франция) для обоснования безраздельности государственной власти, бы­ло использовано в новом значении: для утверждения демократической концеп­ции государства и народовластия. Конституционный принцип суверенитета наро­да и сегодня напоминает всем властителям о том, от кого они получили власть, а, следовательно, во имя кого эту власть обязаны употреблять.

Демократи­ческое правовое государство исключает дискриминацию по национальному при­знаку и обеспечивает гражданам всех национальностей право на реализацию своих национальных культурных интересов. Политические формы для этого - автономия, федерация и конфедерация. И только безответственные националисты, и специалисты, в сущности, добивающиеся национальных привилегий и тем самым отвергающие равенство, могут в наше время выдвигать требования рас­кола существующих и создания новых государств на основе «права наций на са­моопределение». Это особенно опасно в такой стране с этнически смешанным населением, как Россия, национальный сепаратизм здесь напрямую ведет к меж­национальной розни и гражданской войне.

Конституция РФ дает достаточные основания для разрешения противоречия «двух суверенитетов», в ст. 3 говорится: «Носителем суверенитета и единствен­ным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Народ, следовательно, понимается как единый и неделимый субъект - источник права. Любая нация реализует свои национальные интересы в рамках этого понятия, она, безусловно, полновластна и защищена от любой формы дискриминации, а тем более угнетения со стороны кого бы то ни было. Однако это не означает, что любая нация вправе создать свое государство, суверенитет по смыслу ст.3 Конституции принадлежит не отдельным частям населения, а рос­сийскому народу в целом, а, следовательно, любые сепаратические решения окажутся в противоречии с Конституцией.

В конституционной теории развитых стран понятия «нация» и «народ» фактически отождествляются. В некоторых конституциях о суверенитете народа или нации вообще не упоминается (США), в других закрепляется суверенитет народа (Италия), в третьих есть упоминание о «национальном суверенитете» (Франция), но трактовка этого термина сливается с понятием «суверенитет народа». При любых формулировках или их отсутствии считается необходимым признать первоисточник власти, из чего никак не вытекает какой-либо легитимизации се­паратизма или, наоборот, национальной дискриминации.

Суверенитет народа неразрывно связан с правами и свободами человека и гражданина. В этом его гуманистическая сущность. Верховную власть народа нельзя себе представить иначе, как власть, осуществляемую отдельными людьми - здесь коренится и определенная возможность манипулирования интересами и во­лей народа со стороны ложных пророков и потенциальных тиранов. Народ осоз­нает себя носителем суверенитета только в отдельные периоды общественного развития - лучше, когда это происходит в конституционно обусловленных фор­мах (референдум, выборы), хуже, когда возникают взрывы возмущения против насилия или массовое сопротивление несправедливой власти, чреватое кровопролитием и гражданской войной.

Суверенитет народа, или народный суверенитет, это первоисточник власти. Воля народа, выраженная в юридически релевантных формах, является подлин­ным и единственным базисом государства, от нее исходит мандат на устройство и любые изменения формы государственной власти. В силу естественного пра­ва, заложенного в понятие народного суверенитета, народ вправе оказать сопро­тивление любой попытке насильственного свержения конституционного строя. Чтобы поставить преграду попыткам узурпации власти ущемления воли народа, Конституция фиксирует четкий принцип: «Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоения властных полномочий пре­следуется по федеральному закону» (ч. 4 ст. 3). Здесь также заложена гарантия против возврата к тоталитаризму, установлению единоличной диктатуры. Народ недвусмысленно заявляет о своей приверженности конституционным порядкам и неприятии любой власти, основанной на внеконституционном фундаменте си­лы. Право на восстание против тирании, на гражданское неповиновение, на при­менение силы против насилия - составные элементы народного суверенитета.

Угроза суверенитету народа носит скрытый характер. В наше время трудно представить какую-либо политическую силу, которая бы открыто отрицала его, тем более это верно для политических движений, основанных на идеях либера­лизма, неоконсерватизма, социал-демократии, которые органически слиты со свободой народа и его полновластием. Однако по-другому обстоит дело с идеологиями левого и правого радикализма, которые, на словах признают и возносят народный суверенитет, а на практике стремятся подменить его вождизмом и од­нопартийной диктатурой. Следовательно, суверенитет народа нуждается в защите, и эта защита обеспечивает всем конституционным строем государства.

Право на сопротивление - это «палка о двух концах», а потому оно упоминается в конституциях довольно редко. Но такие случаи все же есть: в Основном За­коне ФРГ прямо записано, что граждане «имеют право на сопротивление каждо­му, кто попытается устранить этот строй, если другие средства невозможны». Аналогичное право записано в конституционных документах США, Франции и ряда других стран, оно признается как важный элемент естественного права. И в этом свое качестве, безусловно, должно рассматриваться как свойство суверени­тета российского народа, хотя Конституция РФ об этом праве не упоминает.

Осуществление власти народа происходит в двух формах: 1) непосредственно, 2) через органы местного самоуправления.

Высшим непосредственным выражением власти народа являются референ­дум и свободные выборы. Право на участие в осуществлении власти в этих фор­мах принадлежит только лицам, являющимся гражданами Российской Федерации (ст. 32 Конституции). Прямое волеизъявление граждан, как это вытекает из ч. 2 ст. 130 Конституции, возможно и в других формах, хотя они в Конституции не раскрываются. Такими формами являются собрания избирателей, собрания гра­ждан какой-то территориальной единицы (села, района), петиции, индивидуаль­ные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления.

Референдум - это осуществляемое путем тайного голосования утверждение (или не утверждение) гражданами проекта какого-либо документа или решения, согласие (или несогласие) с теми или иными действиями парламента, главы го­сударства или правительства. Наряду с общегосударственными референдумами, возможны референдумы на уровне субъектов Федерации и местного самоуправления. Порядок проведения референдумов в Российской Федерации установлен Федеральным конституционным законом «О референдуме Российской Федера­ции» от К) октября 1995 г. Нынешняя Конституция и Федеральный конституци­онный закон не дают оснований предполагать частое использование референду­мов в государственной жизни на федеральном уровне.

Другая форма непосредственного волеизъявления народа - свободные выборы. Выборы - это участие граждан в формировании органов государственной власти и местного самоуправления путем тайного голосования. Они имеют смысл толь­ко тогда, когда являются свободными, предоставляют гражданам возможность выбрать одного из нескольких кандидатов, а их результаты не фальсифициру­ются. Периодические выборы - важная основа конституционного строя и выс­шей легитимности власти.

Совокупность правовых норм, регулирующих порядок проведения выборов, об­разует избирательное право, являющиеся составной частью (институтом) конституционного права. В Конституции РФ отсутствует самостоятельная глава об избирательном нраве, в ней закреплены только нормы о выборах Президента, да и то самые основные. Порядок выборов в Государственную Думу определен Федеральным законом (1995 г.). Порядок выборов в органы государственной власти субъектов Российской Федерации определяется их конституциями, уставами, а также законами в соответствии с Федеральным законом. Порядок выборов в ме­стное самоуправление устанавливается выборными органами местного самоуп­равления в соответствии с Федеральным законом и законами субъектов РФ.

Демократизм избирательного права исключает возможность дискриминации, т. е. отстранения от выборов каких-либо граждан или групп, кроме указанных в конституции. Конституционный уровень в данном случае необходим, посколь­ку роль идет об ограничении одного из основных прав граждан. Необходимые гарантии гражданам представляются Федеральным законом «Об основных гаран­тиях избирательных нрав граждан российской Федерации» от 6 декабря 1994 г.

Формой опосредованного осуществления власти народа являются органы государственной власти и органы местного самоуправления. Эти органы прямо или косвенно формируются с участием граждан, т.е. на основе выборности или подчиненности выборным органам. Возможность для граждан России выражать свою волю в процессе, как формирования этих органов государства, так и их ра­боты закрепляется несколькими конституционными нормами. Конституция устанавливает право граждан участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей. Право граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуп­равления, право обжаловать действия органов власти в суде, равный доступ к го­сударственной службе и ряд других норм служат конкретными гарантиями суве­ренитета народа в рассматриваемой области.

Остаются, правда, непростые проблемы осуществления контроля над деятельностью исполнительных органов и обеспечения независимых судов. Введение для этого бюрократического «народного контроля» или прямой выборности су­дов, как это делали тоталитарные государства, не может дать желаемых результатов. Государственный механизм, поэтому должен предусматривать определенные меры по контролю над исполнительной властью - в условиях парламентской формы правления это прямой парламентский контроль над правительством, в президентской и полупрезидентской республиках контроль обеспечивается главой государства с допущением в определенной мере кон­троля со стороны парламента. Специфика судебной системы позволяет обеспечивать независимость и правильность работы судов через кассационное и надзор­ное обжалование приговоров и решений, а также через ответственность за ис­полнение приговоров и решений, возлагаемую на исполнительную власть.

Совершенно ясно, что народ, состоящий из многочисленных групп и слоев, не может непосредственно управлять государством с его весьма разветвленным аппаратом, что требует профессионализма. В государственный аппарат входят армия, правоохранительные органы, специализированные учреждения во многих областях. Контроль за деятельностью этих органов и учреждений не может быть всенародным, но может и должен быть демократическим, носить гласный хара­ктер, хотя и с допущением разумной и законом обусловленной секретности. Важ­ную роль призваны играть средства массовой информации. Государственный ап­парат должен комплектовать демократическим путем на основе равных возмож­ностей для всех граждан. Строгое соблюдение демократических принципов в формировании и деятельности государственного аппарата - важная сторона на­родовластия.

Таким образом, предусмотренная Конституцией реализация суверенитета народа через органы государственной власти и органы местного самоуправления осуществляется как прямо, так и косвенно. Она носит многоплановый характер и гарантируется закрепленными в Конституции правами граждан, а также соответствующими полномочиями выборных органов государства.

2. Основные характеристики Российского государства.

В понятие основ конституционного строя входят закрепленные конституцией характеристики государства. Статья 1 Конституции России устанавливает, что Российская Федерация есть демократическое, федеративное, правовое государство с республиканской формой правления. Статья 7 характеризует государст­во также как социальное, а ст. 14- как светское.

Демократическое государство

Таким называется государство, устройство и деятельность которого соответ­ствует воле народа, общепризнанных правам и свободам человека и гражданина. Демократическое государство - важнейший элемент демократии гражданского общества, основанного на свободе людей. Источником власти и легитимации всех органов этого государства является суверенитет народа.

Недостаточно только провозгласить, государство демократическим (это дела­ют и тоталитарные государства), главное - обеспечить его устройства и дея­тельность соответствующим правовыми институтами, реальными гарантиями де­мократизма. Понятие демократического государства неразрывно связано с поня­тием конституционного и правового государства.

Государство может соответствовать характеристике демократического толь­ко в условиях сформировавшегося гражданского общества. В функции демократи­ческого государства входит обеспечение общих интересов народа, но при безус­ловном соблюдении и защите прав и свобод человека и гражданина. Такое госу­дарство является антиподом тоталитарного государства.

Важнейшие признаки демократического государства:

а) реальная представительная демократия;

б) обеспечение прав и свобод человека и гражданина.

а) Представительная демократия - осуществление народом власти через вы­борные учреждения, которые представляют граждан и наделены исключитель­ным правом принимать законы. Представительные органы (парламенты, выбор­ные органы местного самоуправления) наделяются правом решения наиболее важных вопросов жизни народа (объявление войны, принятие бюджета, введе­ние чрезвычайного и военного положения, разрешение территориальных споров и др.). Конституции в различных странах наделяют представительные органы полномочиями законодательной власти и принятия бюджета Эффективность деятельности представительных органов в огромной, если не в решающей, степени зависит от сотрудничества с исполнительной властью. Другое не менее важное условие - независимость представительного учреждения в пределах своих полномочий, невмешательство исполнительной власти в прерогативы представительных уч­реждений.

В Российской Федерации представительная демократия обеспечивает выбор­ность Государственной Думы и конституционно обусловленным формированием Совета Федерации, а также законодательных учреждений субъектов Федерации и органов местного самоуправления. На каждом уровне представительные учре­ждения обладают определенными полномочиями, которое исключает возмож­ность вмешательства со стороны кого бы то ни было. И в то же время эта сис­тема носит целостный характер, характеризует одно суверенное государство -Российскую Федерацию. Единство системы государственной власти закреплено в ч. 3 ст.5 Конституции РФ.

б) Обеспечение прав и свобод человека и гражданина - другой важнейший признак демократического государства. Именно здесь проявляется тесная связь формально демократических институтов и политическим режимом. Только в ус­ловиях демократического режима права и свободы становятся реальными, устанавливается законность и исключается произвол силовых структур государст­ва. Никакие возвышенные цели и демократические декларации не свободны при­дать государству подлинно демократический характер, если не обеспечивает общепризнанные права и свободы человека и гражданина. Конституция Россий­ской Федерации закрепила все известные мировой политике права и свободы, однако для реализации многих из них еще необходимо создать условия.

Демократическое государство не отрицает принуждения, а предполагает его организацию в определенных формах. Правозащитные органы не только вправе, но и обязаны применять силу в определенных случаях, однако при этом всегда действуя только закон­ными средствами и на основании закона. Демократическое государство не может допустить «разрыхления» государственности, т.е. невыполнения законов и дру­гих правовых актов, игнорирования действий органов государственной власти. Это государство подчинено закону и требует законопослушания от всех своих граждан.

Федеративное государство

Государственное устройство России основывается на принципе федерализма. Это означает, что государство состоит из нескольких равноправных субъектов, некоторые из которых (республики) называются в Конституции Российской Фе­дерации государствами. Однако субъекты Федерации, в том числе и республики, не являются независимыми государствами - в таком случае их союз был не фе­дерацией, а конфедерацией, а сами они считались бы субъектами международ­ного права.

Понятию «федерации» противостоит понятие «унитарное государство», т. е. такое государство, которое управляется централизованно, а его территориаль­ные единицы не имеют никакой государственности, а включают только местное самоуправление. Эта форма государственного устройства тоже имеется в Российской Федерации - унитарными (но своему внутреннему устройству) явля­ются республики - субъекты федерации. Принятие Конституции РФ в 1993 г. проходило в сложных условиях, явившихся отголосками периода тоталитариз­ма. Демократические силы желали укрепления подлинно федеративных отно­шений, преодоления фактического унитаризма РСФСР. Несмотря на проведен­ную в 1990-1991 гг. определенную демократизацию государственного устройства Российской Федерации, многие проблемы решены не были. Естественное стремление к ликвидации бюрократической централизации и к подлинному фе­дерализму порой порождало экстремистское требование полной самостоятельно­сти и даже выхода из Российской Федерации. Равноправие субъектов Федерации стало главным условием перестройки федеративных отношений на демократической основе.

Конституция закрепила Федерацию, состоящую из 89 равноправных субъек­тов, из которых 21 -республики, 1 - автономная область, 10- автономные окру­га и 57 - края. области и города (Москва и Санкт Петербург). При этом края, об­ласти и города не являются национальными по названию и своему характеру, а остальное субъекты олицетворяют ту или другую меру национальной государст­венности.

В новых решениях есть значительное позитивное содержание. Во-первых, Конституция приглушила (или приостановила) развитие деструктивного нацио­нализма в ряде регионов, предоставив правовую основу для удовлетворения на­циональных амбиций определенным кругам вместе с жизненно важными преимуществами пребывания в составе Российской Федерации. Во-вторых, коренное политическое и экономическое реформирование страны властно требует предоставить, регио­нам больше самостоятельности, ибо управлять новыми экономическими и поли­тическими процессами в масштабах столь огромной территории из столицы ста­ло невозможным.

Основы конституционного строя в области государственного устройства, сформулированные в ст. 6 Конституции, следующие:

а) Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов фе­дерального значения, автономной области, автономных округов - равноправных субъектов Федерации ;

б) республики имеют свою конституцию и законодательство, а другие субъекты - устав и законодательство ;

в) федеративное устройство основано на государственной целостности , единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Федерации и ее субъектов. равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации;

г) во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты Федерации между собой равноправны.

Правовое государство

Так характеризуется государство, которое во всей своей деятельности подчиняется праву и главной своей целью считает обеспечение прав и свобод челове­ка. Для создания правового государства недостаточно одного его провозглаше­ния, оно должно фактически сложиться как система гарантий от беспредельно­го административного вмешательства в саморегулирующееся гражданское об­щество, от попыток кого бы то ни было прибегнуть к неконституционным ме­тодам осуществления власти. Правовое государство - это высокий уровень ав­торитета государственности, реальный режим господства права, обеспечиваю­щий все права человека и гражданина в экономической и духовной сферах.

Первые представления о государстве, основанном на господстве закона, сло­жились еще в Древней Греции. Сократ, Платон, Аристотель, Полибий разви­вали эти представления. Например, Аристотель указывал, что там, где отсутствует власть закона, нет места и какой-либо форме государственного строя. В средние века Н. Макиавелли и Ж. Боден обосновали задачу государства, которая состоит в охране прав и свобод граждан. В эпоху начавшихся демократиче­ских революций (ХVII- ХVIIIвв.) эти идеи легли в основу новой государственности (их развивали в Голландии - Г. Греции и Б. Спиноза, в Англии - Т. Гоббс и Д. Локк, во Франции - П. Гольбах, Ш. Монтескье и Д. Дидро, в США - Т. Джефферсон и Т. Пейн). Но только в XIX в. в трудах немецких философов Э. Канта, Г. Гегеля, а также юристов Р. фон Моля, К.Т. Велькера и других сформирова­лась целостная теория правового государства, которая стала претворятся в жизнь. В России эту теорию развивали Б. Н. Чичерин, Б. А. Кистяковский, П. И. Новгородцев, Н. М. Коркунов, С. А. Муровцев. С. А. Котляревский, Г.Ф. Шершеневич и др., но переход к правовому государству, по сути, обозначился толь­ко после 1905г.

Вот, например, как определял правовое государство Б. А. Кистяковский: «Ос­новной принцип правового или конституционного государства состоит в том, что государственная власть в нем ограничена. В правовом государстве власти положены определенные пределы, которое она не должна и не может престу­пить. Ограничения власти в правовом государстве создается признанием за че­ловеком неотъемлемых, не нарушаемых, неприкосновенных и не отчуждаемых прав».

Понятие правового государства многомерно, оно включает все то, что вкла­дывается в понятие конституционного демократического государства. И в то же время можно выделить его основные признаки (тем более что в Конституции Российской Федерации это понятие не раскрывается).

а) Высший приоритет прав и свобод человека и гражданина , опирающих­ся на прочное закрепление в конституции и законах и соответствующих естест­венному праву. Правовое государство признает нерушимость этих прав и свобод, а также свою обязанность соблюдать и охранять их. «Все, что не запрещено, то дозволено» - важнейший принцип правового государства. Такой подход к правам и свободам буквально пронизывает Конституцию РФ и многие законы. В законодательстве и на практике еще встре­чаются нормы и действия должностных лиц, которые нарушает основные права и свободы, это часто объясняется уровнем юридической техники и отсутствием правовой культуры. Но и сами граждане не приобрели еще навыков защиты сво­их прав. В правовом государстве нельзя избежать правонарушений, но должны сложиться общеизвестные и обще используемые гарантии и механизмы исправ­ления любых ошибок и нарушений, неукоснительного и приоритетного соблю­дения нрав человека и гражданина.

б) Независимость суда как главного механизма гарантии прав и свобод. Долж­на быть обеспечена независимость суда от любых властных и общественных структур, ибо только независимый суд в состоянии эффективно защищать че­ловека и гражданина от произвола исполнительной власти с ее силовыми стру­ктурами.

Принцип независимости суда прямо закреплен в ст. 120 Конституции России, он также обеспечивается рядом других статей, в которых говорится о несменя­емости и неприкосновенности судей, устанавливаются демократические принци­пы судопроизводства. В ряде статей гл. 2 Конституции указывается на исклю­чительное право суда ограничивать права и свободы (например, никто не мо­жет быть лишен своего имущества иначе, как по решению суда - ст. 35; арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению - ст. 22 и др.).

Несомненно, в предстоящей судебной реформе должны быть существенно уг­лублены и детализированы конституционной гарантии независимого суда, одна­ко решение этого вопроса пока затягивается.

в) Верховенство конституции по отношению ко всем нормативным актам. Никакой закон или другой акт не вправе исправить и дополнять конституцию, тем более противоречить ей. Вместе с естественным правом конституция обра­зует фундамент всей правовой системы, она призвана создавать порядок, при ко­тором бы закон и право создавать такой порядок, при котором бы закон и пра­во не расходились

В Конституции России закрепляется принцип верховенства Конституции. Ус­танавливается (ст. 15), что Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, а законы и иные правовые акты не должны ей противо­речить. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конститу­цию Российской Федерации и законы. Любой выход этих лиц за пределы своей компетенции есть нарушение принципа правового государства, изменяющие баланс власти и свободы, а значит, создающее угрозы нравам и свободам человека и гражданина или являющееся недозволенным вмешательст­вом в жизнь гражданского общества.

В Конституции установлено, что законы подлежат официальному опубликова­нию, неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие нрава, свободны и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего све­дения. Порядок опубликования и выступления в силу федеральных законов уста­новлен Указом Президента РФ от5 апреля 1994 г.

г) Приоритет международного права. Это признак правового государства как бы даст пропуск в цивилизованный мир. Государство, обладающее суверенным нравом принимать свои законы, соглашаться с тем, что эти законы не должны противоречить праву мирового сообщества. Тем самым через верность нормам международного нрава происходит своеобразная унификация национальных правовых систем на самом высоком уровне, гарантий прав и свобод человека и гражданина, демократии и социального прогресса. Этим объясняется включение данного принципа в конституции США, ФРГ, Франции и многих других государ­ствах.

В Конституции РФ (ч. 4 ст. 15) принцип приоритета международного права как бы разбит на две части. Во-первых, безусловно, признается, что общепри­знанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. А во-вторых, в случаи расхождения правил закона и правил международного догово­ра России приоритет отдается правилам международного договора. Как отмеча­лось, заключение Российской Федерации договоров с другими государствами регулируется Федеральным законом «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г.

Указанные признаки правового государства являются только основными. В практической жизни правовое государство включает еще очень много аспектов.

Социальное государство

Так называется государство, которое берет на себя обязанность заботится о социальной справедливости, благополучии своих граждан, их социальной защи­щенности. Это государство не стремится к уравниловке за счет отказа от сво­боды, как это увязывает свободу и социальную защиту социально слабых сло­ев (безработных, нетрудоспособных, инвалидов и др.), поскольку между этими целями существует определенное противоречие.

Социальное призвано создавать людям прожиточным ми­нимум и содействовать увеличению числа мелких и средних собственников, ох­ранять наемный труд, забоится об образовании, культуре, семье и здравоохра­нении, постоянно улучшать социальное обеспечение и др.

Выяснилось, что помимо собственно социальной политики социальную ориен­тацию должна приобрести вся экономическая политика правительства и при этом не перечеркивать конкуренцию и экономическую свободу, поощрять индивидуальную инициативу, сохранять и даже усиливать стимул к росту личного благосостояния. Это государство должно бороться не против богатства, а про­тив нищеты, оно отрицает чрезмерный этатизм в распределении благ, поощ­ряя социальную функцию частной собственности.

В Конституции Российской Федерации социальное – это государство, политика ко­торого направлена на создание условий, обеспечивающий достойную жизнь (ст.7).

ч. 2 ст.7 Обязанности государства:

- охрана труда и здоровья людей;

- установление гарантированного минимального размера оплаты труда;

- обеспечение государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан;

- развитие системы социальных служб;

- установление государственных пенсий, пособий;

- иные гарантии социальной защиты.

Такой перечень социальных обязанностей и государства явно отстает от об непризнанных в конституционной теории и практике развитых стран. Однако введенный в Конституцию термин «социальная защита», хотя не обязательно связанный только с государственными мерами, предполагает возможность рас­ширения этих обязанностей в будущем законодательстве.

Светское государство

Такая характеристика означает, что государство и религиозное объединения отделены друг от друга, т.е. взаимно не вмешиваются в дела друг друга. Давая такую характеристику Российскому государству. Конституция (ст. 14) раскрыва­ет ее в следующих положениях:

- никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной;

- религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. В противовес светскому государству, установившемуся в большинстве разви­тых стран (США. Франции и др.), существует государства, в которых одна из религий признается государственной (английская церковь в Великобритании, иудаизм в Израиле, лютеранская церковь в Скандинавских странах, мусульман­ство в исламских государствах Ближнего и Среднего Востока). Даже в тех странах, где закреплено равенство религиозных конфессий (ФРГ, Япония, Ита­лия), все же одна из религий обладает некоторыми привилегиями. Такое поло­жение сложилось в этих странах исторически, оно отражает глубокое убежде­ние народа в благотворном воздействии религии на политику и общественную мораль. Впрочем, во всех указанных странах, кроме исламских, гарантирует­ся свобода вероисповедания, и наряду с государственной существуют другие конфессии.

В России основными конфессиями являются православие и ислам, но есть и другие вероисповедания (католицизм, буддизм, баптизм, иудаизм и др.). Они со­всем недавно обрели необходимые права для своей деятельности, поскольку тоталитарное государство (считавшее себя тоже светским, а на деле бывшее гру­бо атеистическим) осуществляло гонение на веру, преследование религиозных служителей. Ныне общепризнанно, что церковь играет незаменимую роль в ду­ховном возрождении России и праве свободно проводит свою деятельность не только по отправлению культов, но и по пропаганде вероучения. Религиозные деятели заняли видное место во многих общественных движениях. Русская пра­вославная церковь приняла решение не участвовать в государственной и поли­тической жизни, и с ее стороны нет никаких претензий на статус государствен­ной. Мусульмане также в основном не претендуют на такой статус своей рели­гии, хотя в ряде рес­публик (Чечня и др.) существуют определенные круги, высказывающиеся за преобразование своих республик в исламские государства.

Следует отметить, что содержащаяся в ст. 14 Конституции РФ характеристи­ка светского государства не упоминает об отделении государственной школы от религии. Между тем такая норма (ст. 9 « Светский характер государственного образования») содержится в действующем Законе РСФСР о свободе вероиспо­веданию от 25 октября 1990 г. Следовательно, Конституция допускает изменение Закона в данном отношении. Пока же Закон разрешает преподавание вероучений только в негосударственных учебных заведениях, частным образом на дому или при религиозном объединении, а также факультативно по желанию граждан во всех учебных заведениях.

Светский характер государства означает, что официальные лица государства, хотя и вправе исповедовать любую религию, не должны предоставлять каких-либо привилегий той или иной конфессии, допускать ее влияния на принятие го­сударственных решений. В связи с этим в Федеральном законе об основах государственной службы Российской Федерации, принято 31 июля 1995 г.. установ­лено, что государственные служащие не имеют права использовать свое слу­жебное положение в интересах религиозных объединений для пропаганды отно­шениям к ним (и. 12 ст. 11). Подобные ограничения вполне объяснимы для стра­ны с религиозным плюрализмом, какой является Россия, а также многонацио­нальным составом государственного аппарата, что требует от государства со­блюдения строгого нейтралитета по отношению к конфессиями.

Республиканская форма правления

Данным положением, содержащимся в ст. 1, Российская Конституция делает четкий выбор из двух форм правления, известных современному государству: республики и монархии. Российская федерация провозглашена республикой, что означает выборность главы государства. Между тем мировой конституцией теории и практике известны три ви­да республики: парламентская, президентская и полупрезидентская.

В парламентской республике глава государства (президент) избирается парламентом, главой правительства становится лидер партии, победившей на выбо­рах. Парламент, осуществляет контроль над правительством. В случае вынесе­ния парламентом вотума недоверия правительство автоматически подает в от­ставку (или премьер-министр ставит вопрос о роспуске парламента и назначение новых выборов). Министры назначаются из членов парламента и сохраняются в нем свое место. Примеры: Италия. ФРГ.

В президентской республике глава государства (президент) избирается насе­лением (гражданами) и сам формирует правительство, которое подотчетно только ему. Парламент не вправе выносить вотум недоверия. Президент не име­ет права роспуска парламента. Министры не могут быть одновременно членами парламента. Примеры: США. Мексика.

В полупрезидентской республики глава государства (президент) избирается населением (гражданами) и сам формирует правительство, которое ему подотчетно. Парламент вправе выражать недоверие (порицание) правительству, но вопрос об отставке решается президентом. Президент имеет право роспуска парламента. Министры не являются членами парламента. Правительство обла­дает правами для оказания давления на парламент, но и парламент сохраняет элементы контроля над правительством. Примеры: Франция, Польша.

3. Основы организации государственной власти и местного самоуправления.

Прочность конституционного строя в существенно степени зависит от демо­кратизма и рациональности организации государственной власти. Государствен­ная власть отличается правомочием на принуждение граждан к соблюдению пра­вопорядка, отсюда ее фактическая способность как содействовать реализации прав и свобод человека и гражданина, так и нарушать их при ненадлежащем ис­пользовании своих правомочий. Поэтому гражданам небезразлично, как устрое­на государственная власть, на каких конституционных основах покоится огром­ная и опасная свобода государственная машина.

Конституция Российской Федерации относит к уровню основ конституционно­го строя такие принципы. свойства и качества государственной власти, как су­веренитет государства, разделение властей, органы государственной власти. В определенном отношении с органами государственной власти выступает местное самоуправление.

Суверенитет Российской Федерации

Государство как официальный представитель народа в состоянии выражать волю своих граждан, обеспечивать их нрава и интересы в полном объеме толь­ко тогда, когда оно является суверенным. Под суверенитетом государства по­нимается верховенство и независимость государственной власти внутри своей страны и по отношению к другим государствам.

Верховенство государственной власти - это, прежде всего ее неограничен­ность ничем, кроме конституции, естественного права и законов. Оно также вы­ражается в том, что на территории государства нет другой, конкурирующей вла­сти, издающей параллельные законы и регулирующей нрава и свобод граждан, т. е. исключается двоевластие и признается единственная легитимность и вы­сшая юридическая сила законов, издаваемых высшими органами государствен­ной власти.

Независимость государственной власти означает, что она сама и только са­ма вправе принимать нормативные акты и обеспечивать конституционный пра­вопорядок. Никакие политические и иные силы не могут вмешиваться в ис­ключительное право каждого государственного органа действовать в преде­лах своей конституционной компетенции. Эта самостоятельность государст­венной власти обеспечивается отсутствием зависимости (политической, финан­совой и др.) государственных органов от кого бы то ни было внутри и вне пре­делов государства.

Суверенитет государства - неотъемлемое свойство каждого государства, обя­зательное условие его международной правосубъективности. По этой причине экономического пространства с участием всех народов, изменений националь­ного состава населения в сторону смешения этносов любая часть территории России не может рассматриваться как собственность одной нации.

Конституционная цель сохранения целостности Российского государства сог­ласуется с общепризнанными международными нормами о праве народа на са­моопределение. Из принятия ООН 24 октября 1970 г. Декларации принципов ме­ждународного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных На­ций, следует, что осуществление права народа на самоопределение «не должно толковаться как санкционирующее или поощряющиеся любые действия, ко­торые вели бы к расчленению или политического единства суверенных и неза­висимых государств, действующих с соблюдением принципа равноправия и са­моопределения народов».

Важный аспект суверенитета - неприкосновенность территории. Это положе­ние конституции обращено вовне государства, оно призвано подчеркнуть не­приемлемость чьих бы то ни было притязаний на территорию России и реши­мость защищать ее в случае нападения или демографической экспансии. Понятие территории Российской Федерации содержится в ст. 67 Конститу­ции и включает территорию субъектов Федерации, внутренние воды и терри­ториальное море, воздушное пространство над ними. Суверенитет России также распространяется на континентальный шельф и на исключительную экономи­ческую зону, однако права и юрисдикция здесь определяются законом и между­народным правом.

Для понимания отношения Российской Федерации к своим границам важное значение имеет Указ Президента РФ от 9 октября 1996 г., утвердивший Основы пограничной политики РФ. «Пограничная политика страны, - отмечается в Ос­новах, - направлена на обеспечение суверенитета, неприкосновенности и целост­ности территории, защиту национальных интересов Российской Федерации в ее пограничном пространстве». В Основах содержатся принципы пограничной по­литики страны: взаимное уважение суверенитета, территориальной целостности государства и нерушимости границ; приоритет национальных интересов россий­ской Федерации в пограничном пространстве: уважение нрав и свобод челове­ка и гражданина. В Основном отмечается, что Российская Феде­рация не имеет территориальных претензий к другим государствам и что Госу­дарственная граница Российской Федерации, совпадающая с границей бывшего СССР, является нерушимой. Отвергаются любые территориальные притязания к России со стороны соседних государств.

Ст. 79 гласит, что Россий­ская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и пе­редавать им часть своих полномочий в соответствии с международными догово­рами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации.

Разделение властей

Идея разделения законодательной, исполнительной и судебной властей сопро­вождает поиск человечеством идеального государства на протяжении многих веков. В зачаточном состоянии она присутствовала уже во взглядах древнегре­ческих философов (Аристотель, Полибий). Однако утверждение разделения властей как составной части учения о демократическом государстве связано с революциями XVII – XVIII вв., когда Д. Локк (Великобритания) и Ш. Монтескье (Франция) сформулировали этот принцип как важную гарантию против концен­трации и злоупотребления властью, свойственных феодальным монархиям. Пер­вые же конституции - США 1787 г., Франции 1789 г. - закрепили, хотя и в раз­ных вариантах, разделение властей, видя в нем важный элемент равновесия трех основных ветвей государственной власти для осуществления главной функ­ции государства: охраны свободы и нрав человека. Декларация прав человека и гражданина 1789 г. (она является частью нынешней французской Конституции) включает бессмертные строки: «Всякое общество, в котором не обеспечено пользование нравами и не проведено разделение властей, не имеет конститу­ции» (ст. 16).

На протяжении XIX - XX вв. разделение властей завоевывало все более ши­рокие позиции, превратившись со временем в общепризнанный принцип циви­лизации и демократии.

В президентской республике разделение властей проводится наиболее после­довательно. В США этот принцип был существенно дополнен системой «сдержек и противовесов», которые позволили не только разделить три власти, но и конструктивно уравновесить их.

Существенные особенности свойственны системе разделения властей в госу­дарствах с Парламентской формой правления: парламентских республиках и парламентарных монархиях. Здесь, как и в любом, конституционно-правовом государстве, обеспечивается относительная самостоятельность и независимость законодательной, исполнительной и судебной власти, но баланс между ними под­держивается при помощи специфических средств. Так, баланс законодательной и исполнительной власти обеспечивается, в частности, тем, что парламент может выразить недоверие правительству, а глава государства может распустить пар­ламент.

В Российской Федерации принцип разделения властей впервые закреплен к Декларации о государственном суверенитете РСФСР, а позже был введен в Кон­ституцию РСФСР, но, как было сказано выше, нарушения этого принципа из­бежать не удалось, что породило глубокий конституционный кризис. Поэтому Конституция 1993 г. фиксирует этот принцип как одну из основ конституционно­го строя. В ст. К) говорится, что «государственная власть в Российской Федера­ции осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти само­стоятельны».

Важной особенностью Российской Конституции (хотя эта особенность прису­ща и ряду других стран) является то, что Президент как бы не входит ни в одну из трех властей. Он глава государства и обязан обеспечить согласование функ­ционирование и взаимодействие органов государственной власти.

Конкретное содержание принципа разделения властей состоит в следующем:

- законы должны обладать высшей юридической силой и принимать только за­конодательным (представительным) органом;

- исполнительная власть должна заниматься в основном исполнением законов и только ограниченным нормотворчеством, быть подотчетной главе государст­ва и лишь в некотором отношении парламенту:

- между законодательным и исполнительным органом должен быть обеспечен баланс полномочий, исключающий перенесение центра властных решений, а тем более всей полноты власти на одного из них;

- судебные органы независимы и в пределах своей компетенции действует са­мостоятельно;

- ни одна из трех властей не должна вмешиваться в прерогативы другой вла­сти, а тем более сливаться с другой властью;

- споры о компетенции должны решаться только конституционным путем и через правовую процедуру, т. е. Конституционным Судом;

- конституционная система должна предусматривать правовые способы сдер­живания каждой власти двумя другими, т. е. содержать взаимные противовесы для всех властей.

Хотя такое содержание принципа разделения властей в российской Консти­туции прямо не закреплено, оно, безусловно, присуще ей в силу логики закре­пленных в ней правил взаимоотношения трех властей. Эти правила пока уста­новлены только на федеральном уровне, но нет сомнения, что они будут про­дублированы и на уровне, но нет сомнения, что они будут продублированы и на уровне субъектов Федерации.

Органы государственной власти

Закрепление системы федеральных органов, осуществляющие государствен­ную власть в Российской Федерации, является основной частью понятия основ конституционного строя. Перечень таких органов является исчерпывающим, т. е. не допускается создание каких-либо других органов власти без изменения гл. 1 Конституции. Это особенно важно дли федеративного государства с большим числом субъектов и полномочий между органами государственной власти Феде­рации и ее субъектов.

Согласно Конституции федеральную государственную власть в Российской Федерации осуществляют:

- Президент Российской Федерации;

- Федеральное собрание (Совет Федерации и Государственная Дума);

- Правительство Российской Федерации;

- суды Российской Федерации.

Сопоставление ст. 10 и 11 Конституции (в первой из них государственная власть определена в трех формах, а во второй - в четырех) заставляет сделать вывод о том, что президентская власть обладает определенными чертами госу­дарственной власти, отличными от трех других. Статья 11 не раскрывает роль и полномочия главы государства - это сделано в гл. 4. Но указание на Президен­та как на составную часть государственного строя, которая не подлежит изме­нению без изменения всей Конституции Российской Федерации, дает определен­ный ответ тем политическим силам, которые выступают за отмену президент­ства в России.

Государственная власть в субъектах Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти. В ст.77 говорится, что система органов го­сударственной власти субъектов Федерации устанавливается ими самостоятель­но. Эта сторона дела уже усвоена субъектами Федерации, в результате чего воз­никли самые разнообразные системы государственной власти - в одних респуб­ликах есть президенты, а в других нет, серьезно различаются полномочия и вза­имоотношения законодательной и исполнительной властей. Относительно едино­образные системы могут возникать при реализации в полном объеме ч. 1 ст.77, в которой требуется соответствие систем органов государственной власти субъектов Федерации двум положениям:

- основам конституционного строя Российской Федерации;

- общим принципам организации представительных и исполнительных органов государственной власти, установленных федеральным законом.

В федеративном государстве принцип единства государственной власти пред­полагает четкое распределение компетенции (предметов ведения и полномочий) между федерацией и ее субъектами. Все федеративные государства придают этому принципу первостепенное значение. В ходе обсуждения проекта Консти­туции России данный вопрос приобрел особую остроту, поскольку к этому време­ни между Российской Федерацией и ее субъектами уже существовал Федератив­ный договор в виде трех отдельных Договоров, Определивший разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Рос­сийской Федерации и органами государственной власти ее субъектов.

В Конституции РФ к основам конституционного строя отнесено не только признание необходимости такого разграничения, но и указания оснований для него: настоящая Конституция, а также Федеративный и иные договоры по это­му вопросу. Конституция отвела вопросу о предметах ведения значительное ме­сто (ст. 71-73), установив предметы ведения Российской Федерации и предметы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, а также определив полноту государственной власти субъектов Федерации. Этим вопрос полностью исчерпывается, поскольку по своей юридической силе Конституция выше Фе­деративного договора.

Местное самоуправление

Конституция РФ рассматривает местное самоуправление как одну из форм осуществления народом своей власти (ст. 3), признает и гарантирует его (ст. 12). Включение этих статей в число основ конституционного строя - свидетельство принципиального изменения отношения государства к местным органам власти, несомненный признак правового государства.

Признавая и гарантируя местное самоуправление, Конституция устанавлива­ет, что оно в пределах своих полномочий самостоятельно. Установление «преде­лов полномочий» едва ли не самое сложное и деликатное дело, здесь возможна чрезмерная пестрота и разнообразие, поскольку установление общих принципов местного самоуправления согласно Конституции (п. «н» ст. 72) входит в совме­стное ведение Федерации и ее субъектов. Однако несомненно, что органы мест­ного самоуправления вправе самостоятельно утверждать и исполнять местный бюджет, управлять муниципальной собственностью и решать ряд вопросов по развитию систем обслуживания населения.

Наиболее сложная и трудная для усвоения часть ст. 12 Конституции гласит:

«Органы местного самоуправления не входит в систему органов государствен­ной власти». Местное самоуправление есть власть, вытекает из ст. 3 Конституции, но власть здесь понимается как власть народа, а не государства. Эта власть отличается от государственной тем, то она не может применять принуждения - для этого не предусмотрено право­вых форм.

Ясно, что органы местного самоуправления не могут обойтись без издания нормативных актов - без этого их деятельность неминуемо выльется в произ­вол. Но если ни издают правовые нормы, как это предусмотрено Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Рос­сийской Федерации» от 28 августа 1995 г. (ст. 19), то, следовательно, эти органы вправе применять принуждение. Чем же тогда они отличаются от органов госу­дарственной власти? Как видим, предложение Конституцией решение вопроса о правовой природе местного самоуправления порождает много вопрос.

Представляется, что местное самоуправление, хотя оно не входит в систему органов государственной власти, по своей природе все же является частью го­сударственной власти. Местное самоуправление действует к соответствии с конституциями и законами, а, следовательно, оно производно от государства. Статьей 12 Конституция как бы позволяет гражданскому обществу на местном уровне решать свои проблемы без вмешательства органов государственной вла­сти, а только через собственные органы, но тоже наделенные властными пол­номочиями (нормотворческими и исполнительными, но не судебными). Это не суверенная власть, и она не может выходить за свои пределы - в противном слу­чае правомерно вмешательство органов государственной власти. Каждый гра­жданин участвует в создании органов местного самоуправления, но этот же гра­жданин является субъектом всего российской конституционного нрава, он уча­ствует в общенародном волеизъявлении (выборах) при создании органов госу­дарственной власти Федерации и се субъектов.

В соответствии с такой природой местного самоуправления следует понимать муниципальное право как совокупность правовых норм, регулирующих орга­низацию и деятельность органов местного самоуправления. В своей основной части это - институт конституционного права, поскольку его основным источ­ником являются Конституция РФ, конституции (уставы) субъектов Федерации, законы Российской Федерации и ее субъектов. Указы Президента России и др. Но в то же время источниками выступают акты самих органов местного самоуправления, вследствие чего муниципальное право предстает как комплекс­ная отрасль. Эта отрасль имеет свою систему, принципы, гарантии и формы ответственности.

4. Экономические и политические основы конституционного строя.

Как уже отмечалось, гражданское общество не является сферой конституци­онного права, оно утверждается самими людьми и строится на принципах свобо­ды и саморегуляции. Однако деятельность людей требует от государства опре­деленных гарантий, и, прежде всего - в экономической и политической облас­тях. Государство закрепляет эти гарантии и устанавливает определенный поря­док их обеспечения, опирающийся на незыблемые права и свободы человека и гражданина.

Государство не может учреждать политическую сис­тему, ибо она в своей основе создается свободной инициативой граждан. В то­же время свободу и здесь требуется регулировать и охранять, и вмешательст­во государства в политические отношения ограничено этими целями.

Современное развитое общество в отличие от Х1Хв. перестало быть односторонне капитали­стическим? в него встроены многие структуры, заимствованные из доктрины социализма, вследствие чего это общество справедливо стали считать смешан­ным. Экономический и социальный прогресс в этом обществе достигается при не­пременном соблюдении нрав и свобод человека и гражданина.

Сказанное объясняет, почему Конституция России относит закрепление опре­деленных экономических и политических принципов к основам конституционно­го строя и отвергает понятие «общественного строя». Это те принципы, кото­рые охраняются и гарантируются новым государством во имя прочности суще­ствования свободного гражданского общества.

Принципы рыночной экономики

В Конституции Российской Федерации нет термина «рыночная экономика», но содержащиеся в ней нормы не оставляют сомнений в том, что государство ох­раняет основные принципы именно рыночной экономики. Тем самым кардиналь­но меняется соотношение государства и экономики: из организации, которая непосредственно управляла народным хозяйством, государство превращается только в регулятора экономических отношений. Но это уже принципиально дру­гая роль, она исключает административно-командные функции государственно­го аппарата и признает свободу экономической деятельности людей и их объе­динений. Государство теперь не вправе устанавливать плановые задания, дик­товать цены, сохранять монополию внешней торговли, заведовать сбытом и снабжением, руководить сельским хозяйством и т. д.

Экономическая роль государства обрисована в Конституции России весьма ла­конична и, в сущности, только косвенно. Но в большинстве конституций мира нет даже такого объема экономических обязанностей государства, чем подчер­киваются самостоятельность экономики и ее саморегуляции. В то же время складывается впечатление, что Российская Конституция более озабочена не за­креплением принципов рыночной экономики, а утверждением их действенно­сти на всей территории сложного федеративного государства с его амбициозны­ми субъектами и укоренившимся местничеством. Но в любом случае даже ла­коничные формулировки ст.8, возведенные в ранг основ конституционного строя, не оставляют сомнения в том, что на базе данной Конституции возврат в административно-командной экономике невозможен.

Впрочем, те основы конституционного строя, которые сформулированы в ст. 8, не свидетельствуют о полном отстранении государства от управления экономической и установлении стопроцентно либеральной экономики.

Конституционные гарантии, определяющие принципы рыночной экономики, состоят в следующем:

- единство экономического пространства;

- свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств:

- поддержка конкуренции.

Единство экономического пространства не относится к числу ясных право­вых понятий, очевидно только, что оно выражает стремление народа видеть территорию России как своеобразный общий рынок с едиными правилами. В п. «ж» ст.71 Конституция выражает эту мысль достаточно определенно, когда го­ворит о том, что в ведении Российской Федерации находится «установление пра­вовых основ единого рынка», другие пункты этой статьи говорят о праве Феде­рации регулировать финансы, валюту, кредиты, таможню, основы ценовой по­литики и др.

Близким по содержанию является положение ч. 1 ст. 74 о «свободном пере­мещении товаров, услуг и финансовых средств», означающее, что их движение не должно наталкиваться на таможенные барьеры, ограничиваться введением каких-либо пропусков или разрешений на ввоз и вывоз, других препятствий. По существу, речь идет о свободной торговле и банковской деятельности, без че­го немыслима экономическая интеграция. Указ Президента от 23 декабря 1991 г. устанавливает правовые гарантии единства экономического пространства. Со­гласно этому Указу любые акты органов власти и решения должностных лиц, ограничивающие движения товаров, работ и услуг на внутреннем рынке страны, признаются недействительными.

Поддержка государством конкуренции - лучший способ содействия рыночной экономике. Конкуренция - самый надежный механизм координации индивиду­альных действий без принуждения и вмешательства со стороны властей, она тем эффективнее, чем меньше этого вмешательства и разного рода монопо­лизма, особенно государственного.

Поддержка конкуренции осуществляется всей экономической политикой го­сударства. Это, прежде всего ликвидация государственного монополизма, разгосударствление, приватизация и акционирование предприятий, специальные антимонопольные меры, стимулирование инвестиционной активности. Такой политикой обеспечиваются улучшение качества и разнообразие товаров, предотвращение дороговизны, а, следовательно, повышение жизненного уровня населения и качества жизни. Конкуренция делает то, что никогда не в состоя­нии сделать централизованное планирование и командные методы управле­ния. Конституционный строй, обязывающий государство поддерживать ее, - наилучший союзник экономического и социального прогресса.

Свобода экономической деятельности - другой основополагающий принцип рыночной экономики. Свобода экономической деятельности означает, что люди могут беспрепятственно создавать и преоб­разовывать предприятия, распоряжаться продуктами своей деятельности с це­лью извлечения прибыли. Они вправе свободно вести торговлю, открывать банки и биржи, создавать хозяйственные объединения. Граждане в праве требовать от государства защиты от непомерного налогооб­ложения, коррупции государственных чиновников, рэкета и организованной преступности. Чем реальнее и прочнее гарантии в этой области, тем выше темны экономического развития и жизненный уровень народа.

В то же время свобода экономической деятельности требует от государст­ва особенного внимания, ибо злоупотребление ею чревато социальным взры­вом. Государство должно не просто гарантировать эту свободу, но и регули­ровать ее использование, придавая экономике социальную ориентацию. Сво­бода предпринимателя, например, не должна порождать произвол в создании ус­ловий труда для работников, нарушать права потребителей и социальную спра­ведливость в обществе. Таким образом, провозглашение свободы экономиче­ской деятельности не только не исключает, но предполагает детальное и сис­темное государственное регулирование экономических отношений.

Собственность

Отношение к вопросу о собственности в решающей степени определяет ре­альный статус свободы личности, экономическую и политическую систему лю­бого общества. В тоталитарном государстве господствует государственная и ко­оперативная форма собственности, что ставит человека в зависимости от бюро­кратии, принуждает к работе в коллективе, обрекает на безынициативность и слепое подчинение официальным структурам. Современное же гражданское об­щество позволяет человеку владеть всем, что он способен произвести или при­обрести в соответствии с законом. Это общество вовсе не отторгает государст­венные и коллективные формы собственности, оно только следит за тем, чтобы они не стали принудительными, а человек не был лишен права на индивидуаль­ную инициативу. Правовое государство обязано признавать право каждого че­ловека на частую собственность, поскольку это право составляет фундамент личной свободы и опору общественной морали.

Российская Конституция значительно усиливает правовой статус част­ной собственности, излагая ее признанием и защиту в главе об основах консти­туционного строя. При этом речь не идет об исключительном или тем более привилегированном положении частной собственности, а только о ее равном положении с другими формами собственности.

Конституция РФ подходит к частной собственности как бы с абсолютной меркой. В отличие от многих стран, она не упоминает о возможности национа­лизации в интересах общего блага, о необходимости при этом соответствующей компенсации, о социальной функции частной собственности, что открывает путь к ограничению нрав собственников. Но российский подход к частной соб­ственности не чужд этих сторон социального либерализма, основание для при­знания которых служат другие основополагающие положения Конституции РФ (например, о социальном государстве).

Основу конституционного строя в Российской Федерации составляют два ос­новных положения, сформулированных в ч. 2 ст. 8 Конституции:

1) признаются: частная собственность; государственная собственность; иные формы собственности;

2) все формы собственности защищаются равным образом.

Частная собственность это не то же самое, что личная собственность, она яв­ляется гораздо более широким понятием. Это понятие включает не только предметы, направленные на удовлетворение личных потребностей людей (дом, автомобиль, драгоценности пр.), но также промышленные, финансовые и тор­говые предприятия, преследующие цель извлечения прибыли. Их собственники (физические и юридические лица) обязаны соблюдать законы, уплачивать нало­ги, но вправе распоряжаться ими по своему усмотрению (закрыть, слить, реор­ганизовать, продать) с соблюдение действующего законодательства. Государст­во не вправе вмешиваться в управление такими предприятиями.

Государственная собственность распространяется на имущество, различные предприятия или их часть, если эти предприятия были созданы на средства, при­надлежащие государству. Субъектами этого права могут выступать как Россий­ская Федерация, так и ее субъекты. В государственной собственности находятся заводы, торговые предприятия, железные дороги, судоходные компания и др. Го­сударство устанавливает систему управления этими предприятиями.

Муниципальная собственность включает имущество городских и сельских по­селений, а также других муниципальных образований. Следует помнить, что на территории муниципальных образований находятся и объекты других форм соб­ственности (государственной, частной и иных). В муниципальной собственности обычно находятся небольшие промышленные и торговые предприятия, жилые дома, которыми управляют органы местного самоуправления.

Упомянутые в Конституции «иные формы собственности» включаю'!' собст­венность общественных объединений - профсоюзов, политических партий, раз­личных общественных организаций. Это могут быть значительные объекты. Профсоюзы, например, владеют гостиницами, административными зданиями, автобазами, учебными заведениями, санаториями, домами отдыха и профилакториями. Под «иными формами собственности» подразумевается так же та­кие разновидности коллективной собственности, как общая, совместная, общая долевая. Они отличаются от других по субъекту, но по существу выступают как все та же частная собственность юридических лиц.

В положении о формах собственности наиболее примечательной является формула об их равной защите. Правовое государство отвергает любые привилегии или ограничения для какой-либо одной формы собственности. При­нятый 30 ноября 1994 г. Гражданский кодекс Российской Федерации установил единые принципы защиты права собственности независимо от формы собствен­ности.

Земля и другие природные ресурсы

Конституция Российской Федерации коренным образом изменила статус зе­мли и других природных ресурсов. В тоталитарный период земля, ее недра, воды, леса, рассматривались как обезличенное общенародное достояние, находились в исключительной собственности государства. Это препятствовало их рацио­нальному исполнению и неоправданно ограничивало права граждан. С началом реформ стало ясно, что необходимо изменить конституционный статус природ­ных ресурсов с учетом потребностей народов и отдельных граждан, осознанием этой объективной необходимости происходило в острой борьбе с консерватив­ными силами, стремившимися сохранить бюрократический контроль над ресур­сами и монопольное господство колхозной системы землепользования. Конституция закрепляет отношение к природным ресурсам не как к «общена­родному достоянию», а как к «основе жизни и деятельности народов, прожи­вающих на соответствующей территории». Население любой территории вправе получать часть дохода от использования ресурсов (нефти, газа, драгоценных металлов, алмазов), кто бы ни осуществлял их добычу и использование - госу­дарство муниципальные органы, отдельные лица или их объединения.

В конституционной формуле об использовании земли и других природных ре­сурсов органически входит и их охрана. Это положение направлено против хищнического разбазаривания природных ресурсов во вред гражданам, обще­ству и окружающей среде. Использование природных ресурсов допускается только с соблюдением экологического законодательства, устанавливающего нормы охраны окружающей среды (почвы, лесов, водоемов). Конституционный строй, таким образом, органически увязывается с бережным, рачительным от­ношением к природе и ее богатствам, к правам и интересам будущих поколений.

Подлинной новацией для конституционного права России является ч. 2 ст.9, устанавливающая, что «земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности». Здесь в отношении природных ресурсов применен общий подход к праву собственности, сформулированный ранее в ст.8, т. с. равное признание и охрана всех форм соб­ственности. Но наиболее важным и принципиальным является прямое и безого­ворочное закрепление нрава частной собственности на землю. Этим на данной стадии завершается длительная и изнурительная борьба демократических сил России за один из основных принципов свободы, рыночной экономики и право­вого государства.

Новая Конституция пробуждает интерес граждан к владению и пользованию землей. Но для этого собственник должен иметь право передавать свой участок по наследству, продавать его, сдавать в аренду, закладывать и т. д. в тоже вре­мя государство обязано обеспечить баланс интересов собственника и общест­ва с тем, чтобы земля, и прежде всего земли сельскохозяйственного назначе­ния, использовалась для блага как индивида, так и всего общества. Государст­во регулирует получение земельного участка для хозяйственного использова­ния, обеспечивает гражданам устойчивость их прав.

Право государства регулировать земельные отношения и ограничивать сво­боду частной собственности на землю и другие природные богатства не подле­жит сомнению. Это право не оспаривается ни в одной стране мира. Конституци­онное закрепление его в Российской Федерации еще не привело к повсемест­ному развитию частного землепользования, сопротивление фермерству подчас принимает грубые формы (расправы, поджоги, изгнание с земли и пр.). Будуще­му земельному законодательству предстоит решить много вопросов, прежде чем закрепленные Конституцией основы конституционного строя обретут проч­ные правовые гарантии.

Идеологические и политические многообразие

Гражданское общество предполагает широкий идеологический и политический плюрализм, вытекающий из свободы человека выражать свои взгляды и уча­ствовать в политической деятельности. Люди от природы неодинаковы, раз­личны и их интересы, условия жизни. Никто не в состоянии свести многообра­зие человеческих мнений в какой-то одной цели, выработать универсальное средство всеобщего осчастливливания. Гражданское общество и правовое го­сударство не придумывают это многообразие, они принимают его как есте­ственное состояние, не пытаясь насильственно изменить.

В большинстве конституции мира признается идеологический и политиче­ский плюрализм через закрепление соответствующих прав и свобод человека и гражданина. Но Конституция России возводит принцип идеологического мно­гообразия в ранг основ конституционного строя. Помимо прочего, это сделано и из-за опасности возврата к тоталитарному прошлому, тем более что силы, за­интересованные в подобной реставрации, в стране легально существуют. Об­щество поэтому наделяет государство нравом и обязанностью гарантировать незыблемость политической свободы и соответствующих прав человека.

Под идеологией обычно понимают систему философских, политических, рели­гиозных взглядов на закономерности общественного развития и пути совер­шенствования общественного устройства. Известны такие разновидности идеологии, как либеральная, христианско-демократическая, коммунистическая, фашистская, исламская, и др.

Идеологическое многообразие (плюрализм) компенсирует несовершенство человеческого ума, его неспособность отразить в одной теории все многообра­зие мира. Еще Платон говорил, что не может быть одной философской систе­мы, охватывающей все многообразие мира, а если это так, то нужно предоста­вить возможность творить другим, т. с. проявлять терпимость к иным взгля­дам, признать необходимость свободы мысли. С тех нор мир невероятно услож­нился, что привело к бурному развитию наук об общественном устройстве. Ка­ждая теория или доктрина стремится дать идеальные принципы, но только все они в своей совокупности обеспечивают самопознание человеческого общест­ва. Напротив, попытки создать монопольную универсальную теорию, объясня­ющую всю сложную социальную, экономическую, духовную и т. д. основу жиз­ни, а тем более попытки переустройства мира на основе такой теории, неиз­менно порождали насилие над людьми, тиранические режимы, беспристраст­ные войны и репрессии.

Признание идеологического многообразия означает право каждого челове­ка, политической партии и общественной организации свободно разрабатывать. исследовать и пропагандировать идеи, теории, концепции об экономическом, социальном, политическом устройстве человеческого общества, предлагать пра­ктические рекомендации властям и обществу, публично защищать свои взгляды и воззрения и т. д. Препятствовать всему этому, отдавая предпочтение одним перед другими, правовое государство не имеет права.

Российское общество в настоящем - общество без официальной идеологии, хотя совсем недавно оно было тотально заидеологизированным. Отсюда расте­рянность многих, кто привык жить при жесткой идеологической дисциплине, следовать идеологическим установкам свыше». Общество не нуждается в гос­подстве какой-то одной идеологии, ибо ее утверждение может произойти толь­ко в результате навязывания, т. е. насилия над свободным разумом. И если об­ществу все-таки требуется какая-то внутренняя философская основа, то ею может выступать только признание свободы человека и порождаемого этой сво­боды идеологического плюрализма.

Принцип идеологического многообразия способен помочь преодолеть застой в литературе, философии, искусстве, науках, обеспечить развитие культуры и духовности. Естественно, что свободой мысли и слова злоупотребляют, в ре­зультате чего появляются безнравственные, античеловеческие, расистские кон­цепции. Государство ограничивает пропаганду таких идей, когда дело доходит до прямых призывов или действий, подрывающих общественные устои (ст. 29 Конституции). Но государство не должно вмешиваться в идеологическую полемику, разрешать теоретические споры. В свободе научной мысли заключается важная гарантия существования гражданского общества, и в этом - главная причина на признания Конституцией принципа идеологического многообразия в качестве основы конституционного строя (ч.1 ст. 13).

Особую опасность представляет установление одной идеологии в качестве го­сударственной или обязательной, что как раз запрещает в ч. 2 ст. 13 Конститу­ции. В этой одна из главных гарантий против сползания государства к тоталита­ризму.

Запрещение устанавливать какую-либо одну идеологию в качестве государст­венной или обязательной всецело относится к государственным органам, правя­щим политическим партиям и высшим должностным лицам. Это означает, что ни конституция, ни законодательный или иной правовой акт не должен прямо или косвенно утверждать и закреплять какую-либо идеологию. Никакая идеология не рассматривается как господствующая и не должна в таком качестве моно­польно внедряться в создание людей в государственных средствах массовой ин­формации. Она не может быть критерием отбора граждан для службы в госу­дарственном аппарате и в армии.

Идеологическая нейтральность государственных структур не исключает воз­можность прихода к власти путем свободных выборов тех или иных политиче­ских сил со своей идеологией. В этом случаи должностные лица законодатель­ной власти неизбежно начинают говорить «идеологическим языком» и проводить соответствующую политику, ибо отделить деятельность от их приверженности к той или иной идеологии, программным установкам их партий очень трудно. Од­нако это, ни при каких условиях, включая чрезвычайные, не должно вести к ис­ключению из жизни других идеологий, к перестройке школьных и вузовских программ, к подчинению идеологическим установкам государственных средств массовой информации. Недопустимы чистки государственного аппарата, армии и правоохранительных органов по идеологическим критериям. Не может быть и ре­чи об уголовной ответственности за пропаганду цивилизованных взглядов, тео­рий, идей и концепций.

В то же время негосударственные учебные заведения (например, религиоз­ные) и средства массовой информации сохраняют право пропагандировать толь­ко свою идеологию. Такая деятельность прямо отражает гарантированную Конституцией РФ свободу слова граждан и их объединений.

Продолжением идеологического многообразия, многопартийность, которые также закрепляются в Конституции РФ (ч. 3 ст. 13). В демократическом государ­стве признается, что политические партии выражают интересы основных соци­альных групп населения.

Порядок создания политической партий, финансирования государством их де­ятельности в избирательных компаниях устанавливается законом. Такое законо­дательство существует практически во всех развитых странах, чем признается важная роль партий для общества и государства. В то же время государственные органы не вправе вмешиваться во внутреннюю жизнь политических партий, на их деятельность распространяется принцип свободы общественных объединений, также закрепляемый в конституционном порядке (ст. 30 Конституции РФ).

В демократических странах встречаются различные партийные системы -двухпартийные, многопартийные. По смыслу Конституции, право­мерна только такая партийная система, которая включает как минимум две по­литические партии. Государство не может, конечно, регулировать количество партий, но оно обязано, полагать на естественную саморегуляцию и их деятель­ность. Государство (прежде всего судебные органы) также обязаны предотвращать действия высших должностных лиц, если они пытаются свести деятель­ность партий к формальному существованию, лишив их реальных возможно­стей влиять на формирование органов власти.

Общественные объединения

В это понятие включается как политические партии, так и разного рода об­щественные организации - профсоюзы, молодежные организации и др. Число таких организаций в развитом обществе всего велико. Общественные объеди­нения - это проявление самодеятельности народа, его участия в общественной жизни. Они, следовательно, выступают как составная часть демократии и фор­ма жизни гражданского общества. Конституция РФ гарантирует право граждан создать общественные объединения и свободу их деятельности (ст.30)

Общественные объединения нуждаются в определенных, установленных зако­ном правах, и прежде всего - свободно осуществлять свои уставные задачи. Для этого они учреждают свою прессу, создают предприятия и другие хозяйствен­ные единицы, беспрепятственно собирают членские взносы. Они самостоятель­но расходуют средства из собственного бюджета, обладают жилищным фондом и г. д. Государственные органы не финансируют деятельность общественных объединений и не вправе вмешиваться в их внутреннюю деятельность. В то же время эти объединения участвуют в работе многих органов государственной вла­сти и государственных совещаниях. Например, их представители участвовали в работе Конституционного совещания, созванного Президентом для разработки проекта Конституции, Представители многих общественных объединений входят в состав Политической консультативного совета при Президенте Российской Федерации, имеющего широкие консультативные функции. Общественные объ­единения тесно сотрудничают с комитетами Государственной Думы и Совета Фе­дерации.

Помимо этого «высшего уровня» сотрудничества, осуществляется привлече­ние общественных объединений к работе ряда министерств и ведомств. Так, профсоюзы входят в состав Трехсторонней комиссии по социально-трудовым во­просам, участвуют в работе Министерства труда и социального развития. Пен­сионного фонда Российской Федерации, Фонда социального страхования Россий­ской Федерации и др. Таким путем демократическое государство стремится противостоять бюрократизации государственного аппарата, обеспечивает глас­ность сто работы и устойчивую связь с общественностью.

Однако государству небезразличны цели и задачи общественных объединений, поскольку некоторые объединения могут действовать в антигосударственных целях. Такие объединения ставятся вне закона, прямо запрещаются или пресле­дуются. К их числу относятся, например, террористические организации, фа­шистские объединения и т. п. Однако ограничения права на их создание или де­ятельность возможно только в силу конституционных или законодательных норм, а также по суду. В Российской Федерации для проверки законности целей и действий общественных объединений введена процедура их регистрации, осу­ществляемая Министерством юстиции, но отказ в регистрации дает право на об­жалование в суд.

Согласно Конституции (ч.5 ст. 13) запрещению подлежат общественные объ­единения, цели и действия которых направлены на:

- насильственное изменение основ конституционного строя;

- нарушение целостности Российской Федерации;

- подрыв безопасности государства;

- создание вооруженных формирований;

- разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни. Эти пять оснований сформулированы в предельно сжатой форме, а потому требуют значительной детализации в специальных законах или судебных реше­ниях. Это особенно важно для того, чтобы избежать чиновничьего субъективизма в оценке целей и действий объединений. Очевидно, что государство стремит­ся обезопасить себя и общество от организованного экстремизма, сепаратизма, терроризма, способных дестабилизировать обстановку, подорвать конституцион­ную законность и создавать опасность государственного переворота. Государст­во не может терпеть на своей территории каких-либо вооруженных формирова­ний, кроме тех, которые подчинены правительству. Оно обязано гарантировать спокойную жизнь всех социальных, расовых, национальных, религиозных групп. Одновременно эти гарантии направлены против разжигания межклассовых столкновений, межэтнических и межнациональных конфликтов, а в конечном счете и гражданской войны. Гражданское общество не может чувствовать себя уверенно, если государство не противостоит пропаганде расизма, антисемитиз­ма, национализма, классового превосходство и национальной исключительно­сти. Эти явления в общественной жизни, а тем более вызванные сознательной де­ятельностью объединений, противоречат коренным принципам правового госу­дарства - равенству граждан, без какой бы то ни было дискриминации, личной безопасности и полноправию каждого человека.


III . ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Гуманизм - своеобразный суперпринцип всего конституционного строя. Его закрепление ст. 2 Конституции России свидетельствует о решительном отказе от тоталитарного подхода к проблеме «человек - государство», при котором госу­дарство берется за решение основных вопросов жизнеобеспечения, а человек превращается в винтик большой государственной машины по всеобщему «осчастливливанию». Этот подход нивелирован людей, прикрывал пути к раскрытию всего потенциала человеческой личности. Государство не только не считало се­бя обязанным охранять права и свободы человека, но ущемлено и отвергало их во имя навязываемых идеологических целей. Главной целью жизни провозглаша­лось служение государству и общественным интересам, что на деле оборачива­лось установление диктатуры.

Новая российская государственность радикально меняет отношения личности и государства. Не человек создан для государства, а государство для человека - таков теперь главный принцип их отношений. В этом акцент делается не на коллективном пользовании правами, как это было свойственно тоталитарному государству, а на индивидуальном выборе образа действий. Безусловно, коллек­тивизм необходим для достижения определенных целей, но. понимаемый с чрез­мерным универсализмом, он в состоянии подавить инициативу и способности от­дельного человека, и привести к царству серости и посредственности. А индиви­дуализм, напротив, раскрывает потенциал общества, и задача права содейство­вать проявлению энергии каждого человека.

Приоритет человека перед государством позволяет осознавать место человека в гражданском обществе. Это место не определяется государством, оно неотъе­млемо принадлежит человеку и реализует в меру его способностей и инициати­вы. Гражданское общество тем и отличается от общества тоталитарного типа, что оно развивается на основе саморегулирование, т.е. не нуждается в тотали­тарной регламентации со стороны государства. Государство регулирует поведе­ние человека только в определенной мере, так, чтобы не затронуть его свободу и обеспечить общественные интересы. Такое понимание соотношения человека, общества и государства подчеркивает гуманистическую сущность конституционного строя.

Выражение «высшая ценность» это не юридическая, а нравственная катего­рия. Но когда она попадает в конституционный текст, то превращается в катего­рию правовую, т.е. в обязательное правило для всех членов общества - как об­леченных, так и не облеченных властью. В ст. 18, провозглашается, что права человека и гражданина «определяют смысл, содержания и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправле­ния и обеспечиваются правосудием». Отсюда следует, что все ветви власти, все звенья государственного механизма служат главной цели: обеспечению прав и свобод человека и гражданина. Во всех случаях их столкновения и принципом целесообразности при решении того или иного вопроса приоритет должен отда­ваться правам и свободам.

Основные обязанности государства в этой сфере сводятся к признанию, со­блюдению и защите прав и свобод человека и гражданина.

Признание означает закрепление в Конституции и законах всего объема нрав и свобод, предусмотренных общепризнанными нормами международного права, а также неотъемлемых прав и свобод, вытекающих из естественного права.

Соблюдение требует от государственных органов не только воздерживаться от любых действий, нарушающих или ущемленных права и свободы, но и создавать условия для их реализации людьми.

Защита предусматривает действия судебных и административных органов по восстановлению нарушенного права или недопущению такого нарушения, а также создание соответствующих правовых гарантий.

Признание человека, его прав и свобод высшей ценностью не означает, что государство во всех случаях не вправе ограничивать действия людей. Это необ­ходимо для того, чтобы осуществление прав и свобод одними не ущемляло прав и свобод других, не наносило ущерба обществу. Отделить такую ограничитель­ную, а по существу правозащитную, деятельность государственных органов от соблюдения прав и свобод человека часто бывает очень трудно, но без такой четкой границы деятельность государства грозит выродиться в произвол. Госу­дарство, кроме того, должно следить за законопослушанием своих граждан, требует от них уважения к правопорядку. Конституционная обязанность при­знавать человека, его права и свободы высшей ценностью реализуется через сложный и разветвленный механизм власти; по существу, в этом механизме уча­ствуют все государственные органы и вся правовая система страны.

Гуманизм конституционного строя отчетливо проявляется в подходе к инсти­туту гражданства. Под гражданством понимают правовую связь лица с конкрет­ным государством, которая ведет к установлению взаимных прав и обязанно­стей, и прежде всего обязанности государства защищать права и свободы дан­ного лица в полном объеме. Разница между правами человека и правами граж­данина, может быть, не столь велика, но только гражданство предоставляет пра­ва в сфере осуществления государственной власти (например, право избирать и быть избранным в органы государственной власти). Преимущество гражданства также в обязанности государства защищать своих граждан за пределами стра­ны. Следовательно, правовой статус, который предоставляет гражданством, на­полнен гарантиями, реализация которых во многом зависит от должностных лиц государства. Это превращает институт гражданства в важную часть проблемы « человек - государство» и ставит его основные положения в разряд основ кон­ституционного строя.

В тоталитарный период человек рассматривался как принадлежность государ­ства, от которой государство было вправе по своему усмотрению избавиться. В соответствии с таким подходом власти произвольно высылали из страны и ли­шали гражданства многих граждан, в том числе выдающихся деятелей культуры за выступления в защиту демократии. Гражданство искусственно увязывалось с ложно трактуемым патриотизмом, вследствие чего зачастую становились не­возможными воссоединение семей, изменение гражданства, выезд за границу.

Ныне положение радикально изменилось. Конституция (ч. 3 ст. 6) установила, что гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданст­ва или права изменить его. Разумеется, в определенных случаях нельзя обойтись без прекращения гражданства, но основания для этого должны быть ясно ука­заны в федеральном законе (ныне действует Закон о гражданстве Российской Федерации, принятый 28 ноября 1991 г.), ни при каких обстоятельствах гражда­нина вопреки его желанию и без законных оснований. Такие основания необхо­димы и для приобретения гражданства - государственные органы не должны иметь право безосновательно отказывать людям, в их желании принять россий­ское гражданство.

К основам конституционного строя относится также закрепленный в ст. 6 принцип равного гражданства независимо от оснований его приобретения. Это оз­начает, что для полноты прав и свобод не имеет значения стаж пребывания в гражданстве и различие между гражданством по рождению и гражданством при­обретенным. Каждый гражданин России обладает не ее территории всеми пра­вами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные ее Конституцией.


IV . Законодательные акты.

1. Конституция РФ 1993 г.

2. Декларация о государственном суверенитете РСФСР от 12.06.90 г. // Собрание законодательных актов РФ 1990 г. ст. 2310

3. Указ Президента РФ «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента РФ, Правительства РФ и нормативно-правовых актов федеральных органов исполнительной власти» от 23 мая 1996 г. // Российская газета 1996 г. № 18

4. Федеральный Закон «Об основах государственной службы» от 31 мая 1995 г. п. 12 ст. 11 // Собрание законодательных актов РФ 1995 г. № 14 ст. 1123

5. Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий» от 25.10.90 г. ст. 9 // Собрание законодательных актов 1991 г. № 12 ст. 112

6. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31 октября 1995 г. // Собрание законодательных актов РФ 1995 г. № 17 ст. 142

7. Федеральный Конституционный Закон РФ «О Конституционном Суде РФ» от 21 июля 1994 г. // Российская газета № 12

8. Федеральный Закон РФ «О гражданстве Российской Федерации» от 28.11.91 г. // Российская газета 1992 г. № 2

9. Федеральный Конституционный закон РФ «О референдуме РФ» от 10.1095 г. //Российская газета 1996 г. № 5

10. Федеральный Закон РФ «Об основных понятиях избирательных прав граждан РФ» от 06.12.1994 г. // Собрание законодательных актов РФ 1995 г. № 13 ст. 1216

11. Федеральный Закон РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» от 28.08.95 г. ст. 19 // Собрание законодательных актов РФ 1995 г. № 18 ст. 2514

12. Федеральный Закон РФ «О международных договорах РФ» от 15.07.1995 г. // Собрание законодательных актов РФ 1995 г. ст. 1018


Список используемой литературы

1. Баглой М. В. Конституционное право Российской Федерации // М. 1998 г.

2. Кондрашев А. А. Конституционно правовые способы федерального принуждения. Проблемы в теории и реализации в Конституции РФ // Государство и право 2000г. № 2 с. 10-13

3. Научные основы советского правотворчества // Под редакцией Халориной Р. О. М. 1981 г. с. 300

4. Лукьянов Е. Как готовить закон //Народный депутат 1990 № 12

5. Муромцев Г. И. Юридическая техника // Известия вузовского правоведения 2000 г. № 2 с. 10-13

6. Кленина С. В. Новое в системе законодательства РФ // Государство и право 1994 г. № 12 с. 27

7. Пиголкин А. С. Подготовка проектов нормативных актов (организация и методика) // М. Юридическая литература 1968 г. с. 167

8. Тилле А. А. Время, пространство, закон // М. 1998 г.

9. Дубов И. А. Законодательная инициатива: проблемы и пути совершенствования // Государство и право 1993 г. № 10

10. Соколов Н. Я. Профессиональное сознание юристов // М. 1998 г.

11. Остроумов Г. С. Правовое сознание действительности // М. 1970

12. Ткаченко Ю. Г. Методологические основы теории правоотношений // М. 1999 г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий