Форма государства

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РФ ПО ВЫСШЕМУ ОБРАЗОВАНИЮ КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра теории государства и права КУРСОВАЯ РАБОТА ТЕМА : ФОРМА ГОСУДАРСТВА.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РФ

ПО ВЫСШЕМУ ОБРАЗОВАНИЮ

КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра теории государства и права

КУРСОВАЯ РАБОТА

ТЕМА : ФОРМА ГОСУДАРСТВА.

Студентки I курса ЮЗ-15

Ефимовой Яны Владимировны

Преподаватель:

к.ю.н., доцент

Шафиров Владимир Моисеевич

КРАСНОЯРСК, 1999 г.

ПЛАН:

1. Понятие формы государства

2. Форма правления.

3. Форма государственного устройства.

4. Политический режим.

1. ПОНЯТИЕ ФОРМЫ ГОСУДАРСТВА.

Понятие формы государства является одним из важнейших содержательных характеристик государствоведения. Несомненно также и его методологическое значение: еще Кант рассматривал форму в качестве принципа упорядочения, синтезирования материи государственности.

Научные разработки и политико-правовая практика недавнего прошлого свидетельствуют об известной недооценке данной категории. Понятно, что строгость и четкость формы государства, вытекающие из государственно-правовой природы , могли существенно ограничить субъективизм и произвол в проведении провозглашенного политического курса. Работы многочисленных авторов советского периода подчеркивают значение «содержания» государства, особенно его «классовую» сторону. При этом не всегда обращается внимание на то, что содержание «формировано», что форма и есть способ существования и выражения содержания, что именно форма, а не что-либо другое, содержательна.

С «легкой руки» представителей истмата весь позитив, все прогрессивное относилось к содержанию. Однако история многих стран учит, что во времена жестоких социально-политических кризисов, чреватых национальными катастрофами, лишь форма государства, его внутренняя организация, если в ней оставались живые силы, спасала от гибели. Все, что есть устойчивого, стабильного в государстве, в большей мере относится к его форме. Проявления понятия «форма» применительно к государству многолики: от униформы представителя власти, государственного служащего до внутренней организации государства, его структуры. От пренебрежения формальной стороной юридической сферы в значительной степени берет свое начало государственно-правовой нигилизм – тяжелый социальный недуг нашего времени.

Между тем именно формальное начало выделило из нерасчлененного единства социальных норм древности право, именно форме обязано своим появлением государство. Исследование формы государства было магистральным направлением теории с самых азов. На протяжении многих сотен лет, по традиции, идущей еще от античности, государственно-правовая наука держала в центре своего внимания два вопроса: 1) какие формы государства знает история и современность и 2) какая из известных государственных форм наилучшим образом подходит для данного народа в данное время.

Древние греки не случайно подчеркивали значение формы. Платон, например, отводил форме определяющую, активную роль. Сама идея государства неотделима от его формы, на что указывает этимология – форма, эйдос, идея, морфэ. Заметим, что форма у Аристотеля пользуется приоритетом перед содержанием, материей не только в юриспруденции, но и в космологии (признание трансцендентного ума) и в антропологии (признание «отделимости» и бессмертия высшей духовной способности – души). Форма дает бытие вещи – считали римские юристы.

В настоящее время под формой государства понимают организацию государственной власти и ее устройство. Подобно другим «парным» философским категориям, форма государства характеризуется неразрывной связью с его содержанием. Последняя позволяет установить принадлежность государственной власти, ее субъекта, ответить на вопрос, кто ее осуществляет. Изучение же формы государства проливает свет на то, как организована связь в государстве, какими органами представлена, каков порядок образования этих органов, сколь длителен период их полномочий, наконец, какими методами при этом происходит осуществление государственной власти и т.д.

Ясно, что проблема формы государства приобретает не только теоретическое, но и первостепенное практически-политическое значение. От того, как организована и как реализуется государственная власть, определяющим образом зависят эффективность государственного руководства, действенность управления, престиж и стабильность правительства, состояние законности и правопорядка в стране. Вот почему проблема формы государства имеет весьма существенный политический аспект.

Форма государства, т.е. устройство государственной власти, ее организация, в содержательном отношении выступает разными своими сторонами. Во-первых, это определенный порядок образования и организации высших органов государственной власти и управления. Во-вторых, это способ территориального устройства государства, определенный порядок взаимоотношений центральной, региональной и местной властей. В-третьих, это приемы и методы осуществления государственной (политической ) власти. Таким образом, форма государства синтезируется из трех основных элементов, а именно: формы (государственного) правления, формы (государственного) устройства, формы (государственного, политического) режима.

Указанное понимание формы государства сложилось не сразу. Долгое время ее считали состоящей их формы правления и формы государственного устройства, к которым впоследствии добавлялись политический режим, политическая динамика. В ходе дискуссии в научной литературе высказывались различные мнения, отдававшие приоритет тем или иным отдельным аспектам синтетического понятия «форма государства». Так или иначе, на сегодня наиболее распространенной является концепция организации государственной власти, заключающейся в единстве трех элементов – правления, государственного устройства и политического режима.[1]

2. ФОРМА ПРАВЛЕНИЯ.

Под формой правления подразумевают организацию верховной государственной власти, в особенности высших и центральных ее органов, структуру, компетенцию, порядок образования этих органов, длительность их полномочий, взаимоотношения с населением, степень участия последнего в их формировании. Форма правления является ведущим элементом в форме государства, трактуемой в широком смысле слова.

Характер формы правления в конечном счете зависит от типа общества. В обществах, не связанных экономическими узами обмена и вынужденных объединяться посредством централизованной государственной власти, естественной формой правления представляется монархия. Там, где форма правления не сопряжена с иерархической системой феодальной собственности на землю и ее верховным собственником в лице самого монарха, она принимает вид деспотии (например, государства восточных деспотий, основанных на азиатском способе производства). Для обществ, основанных на обменных отношениях между свободными, политически равными субъектами-собственниками, характерна республиканская форма правления.

Форма правления обусловливается также конкретной расстановкой социально-политических сил и результатами борьбы между ними (действие этого фактора особенно ярко проявляется в революционные периоды, доказательством чего являются, в частности, падение монархических режимов в результате Великой французской революции 1789 г. или Февральской революции 1917 г. в России); историческими особенностями отдельных стран (вне исторического контекста невозможно, например, объяснить существование в современной Великобритании парламентской монархии); особенностями культуры народа, аккумулирующей исторический и политический опыт, обычаи и навыки жизни в условиях того или иного государства (например, трудности, которые встречает на своем пути становление демократической формы правления в России во многом могут быть объяснены спецификой ее общей и политической культуры); влиянием в стране политических процессов, в том числе военных (смена форм правления в ряде восточно-европейских стран в результате Второй мировой войны имела своей предпосылкой присутствие в этом регионе Красной армии).

Политический режим, будучи сам обусловлен теми же социальными факторами, влияет на форму правления более опосредствованно, определяя те ее меняющиеся черты, которые связаны с исторически конкретными политическими ситуациями в государстве.

Теория государства, фиксируя в его истории реально возникавшие формы правления, выработала несколько их классификаций. Наиболее распространенная из них – это деление форм государства по числу правящих лиц. Если власть принадлежит одному – монархия, если многим – аристократия, если всем – демократия, или республика. Существование такой классификации отмечено еще Геродотом в его повествовании о споре между Отаном, Мегабизом и Дарием о том, какую форму правления следует установить в Персии после убийства Лже-Смердиса.[2] Однако и критика этого деления имеет достаточно давнюю историю, восходя к Платону и Аристотелю. Первый их них различал формы правления в зависимости от преобладания в государстве трех добродетелей: мудрости, мужества и умеренности, второй – в зависимости от соотношения правильных и искаженных видов правления, объясняя правильными те, в которых личный интерес правителей, кто бы они ни были, подчинен общему интересу государства, и, наоборот, искаженными – те, в которых преобладает личный интерес.

Предлагались и другие классификации. Монтескье, например, обращал внимание на различные принципы – силы, которые, по его мнению, движут государственную жизнь. Он полагал, что добродетель воплощается в демократии (республике), умеренность – в аристократии, честь – в монархии, страх в деспотии.

Как бы то ни было, зафиксированное Геродотом деление форм правления дошло до наших дней. Фишеровский словарь права называет его классическим. Правда, среднее звено геродотовой триады – аристократическая форма – было утрачено в ходе развития государственности, а стало быть и в отражающей это развитие теории. В результате сегодня идет речь о различении монархии и республики, хотя отдельные элементы аристократической формы правления существуют и до сих пор (например, палата лордов в английском парламенте).

Принесло ли Новое время что-то свое в историю развития мировой государственности? Поскольку особенности устройства верховной власти тоталитарного государства не охватываются ни понятием ни понятием монархии, ни понятием республики, эти признаки дают основание для выделения третьего вида формы правления – формы правления тоталитарного государства.[3]

Монархия как форма правления отличается следующими признаками:

1) существованием единоличного носителя верховной власти, - монарха (фараона, короля, царя, императора, великого князя, шаха, эмира и т.п.), который, как правило, пользуется этой властью пожизненно;

2) наследственным порядком преемственности верховной власти, регулируемым законом о престолонаследии или обычаем;

3) тем, что монарх представляет государство по собственному праву, которое не производно от власти народа (чаще всего подчеркивается божественное происхождение монарха, благодаря чему царь становится помазанником Божьим, иногда получает корону из рук Папы Римского и т.п.);

4) отсутствием юридической ответственности монарха как главы государства.

Образуя качество монархии, то есть то, что отличает ее от всех других форм правления, эти признаки в своей идеальной совокупности встречаются достаточно редко. В Византии, например, где из ста девяти царствовавших императоров семьдесят четыре были убиты, во всех семидесяти четырех случаях престол переходил к цареубийце не по наследству, а по праву захвата. И при коронации императора Цхимисхия патриарх Полуевкт провозгласил даже новый догмат: таинство помазания на царство смывает все грехи, в том числе и грех цареубийства. Римские легионеры назначали и смещали императоров. Как свидетельствуют историки, арагонские феодалы возводили королей по формуле: «Мы, которые стоим столько же, сколько и Вы, и которые можем больше, чем можете Вы, мы назначаем Вас нашим королем и сеньором при том условии, что Вы будете соблюдать наши привилегии. А если нет, - нет».[4] Реальная история оказывается весьма далекой от идеальных моделей теоретиков.

История государственности была по преимуществу историей монархий, и входе ее эта форма правления существенно видоизменялась. Вот почему первым основанием классификации монархий является их разделение по тем историческим эпохам, в которых они существовали и существуют. В историческом разрезе монархии подразделяются на восточно-деспотические, основанные на азиатском способе производства; античные (рабовладельческие), в число которых входят рабовладельческие государства, выросшие на основе классической древности (например, монархия рабовладельческого Рима); феодальные, к которым относятся раннефеодальные, отличавшиеся большой степенью децентрализованности, сословно-представительные, в которых власть монарха была ограничена тем или иным сословно-территориальным представительством, в которых власть полностью принадлежит одному лицу и складываются такие государственные институты, как наемная армия, чиновничество, королевская казна с системой податей и т.д.; буржуазные, в которых власть короля ограничивается конституцией и парламентом и которые подразделяются на дуалистические, когда монарх сохраняет всю полноту исполнительной власти (в частности, назначает министров, ответственных перед ним), и парламентарные, когда монарх как глава исполнительной власти ограничен в правах и, в частности, назначаемые им министры зависят от вотума доверия парламента (например, Великобритания, Швеция).

Республика как форма правления отличается следующими признаками:

1) выборностью органов государственной власти на определенный срок и их коллегиальным характером;

2) наличием выборного на определенный срок главы государства;

3) производным характером государственной власти, которая пользуется властными полномочиями не по собственному праву, а по поручению суверенного народа;

4) юридической ответственностью главы государства.

По историческим периодам своего существования республики классифицируются на античные (государства-полисы – Афины, Рим и т.д.); средневековые (феодальные), к числу которых относятся торгово-промышленные республики в Италии (Венеция, Флоренция), Нидерландах, в России (Новгородская, Псковская); буржуазные, когда республиканская форма правления достигает своего расцвета, становясь способом политической организации гражданского общества.

Республиканская форма правления появляется там, где речь идет о политическом объединении свободных граждан, являющихся самостоятельными субъектами хозяйственной и общественной жизни.

Форма правления тоталитарного государства обычно является извращенной формой республики и отличается следующими признаками:

1) наличием правящей партии, составляющей ядро политической системы и играющей руководящую роль в управлении всеми государственными и общественными делами страны;

2) совпадением вождя партии и главы государства в одном лице, стремящимся к пожизненному сохранению своих политических постов (в некоторых странах с тоталитарной формой правления даже намечалась было тенденция к наследственной передаче власти, например, в КНДР и СРР);

3) наделение главы государства диктаторскими полномочиями;

4) формальным характером партийных и государственных выборов;

5) повышенной ролью партийной и государственной бюрократии, решающей все конкретные дела общественной и государственной жизни;

6) отсутствием юридической ответственности главы государства и партии.

Тоталитаризм предполагает функционирование соответствующего политического режима.

С конца 80-х годов тоталитарная форма правления во многих странах заменяется демократической, т.е. республиканской. На этом основании у многих политиков и государствоведов появилась склонность недооценивать ее возможности, объявляя нежизнеспособной. Эти заключения противоречат жизненному опыту. Не случайно З. Бжезинский в написанной им совместно с С. Хантоном книге «Политическая власть: США и СССР» в 1964 г. утверждал, что у этих великих, но очень разных держав есть одно общее: обе они принадлежат к числу успешно действующих режимов. Известный политолог Й. Шумпетер, превознося западную демократию и критикуя ненавидимый им социализм, с горечью полагал, что будущее все-таки принадлежит социализму.[5]

Обобщение исторического опыта функционирования тоталитарных государств свидетельствует, что они оказываются достаточно эффективными тогда, когда страна развивается экстенсивно. В этом случае тоталитарно устроенная власть в состоянии обеспечивать постоянное привлечение все новых и новых человеческих, сырьевых и иных ресурсов для решения экономических и политических проблем преимущественно внеэкономическими, т.е. политическими средствами. Тоталитарно устроенное правление успешно достигает поставленных перед ним целей, если действует по принципу «результат любой ценой!». Когда же общество вынуждено развиваться интенсивно, этот тип правления оказывается малоэффективным, более того, он превращается в препятствие на пути прогресса страны. Органически присущая ему централизация управления, при которой команды принимаются лишь на самом «верху» исключает квалифицированные планирование и решения, поскольку центр в принципе не может обладать сколько-нибудь полной информацией об имеющихся на местах возможностях конкретных подходов к достижению конкретных целей. Слишком много таких мест, и все они разнообразны! При отмеченном органическом пороке руководства страной из единого центра действие таких, вообще говоря, существенных факторов, как централизованное распределение материальных благ, исключающее личную заинтересованность исполнителя, боязнь ответственности, скованность идеологическими догмами и т.д., отступали на второй план.[6]

3. ФОРМА ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА.

Внутренне деление государства, правовое положение его частей, их взаимоотношения друг с другом и с центральными органами власти охватываются понятием «территориальное устройство государства». Территориальное устройство – историческое следствие той предпосылки государства, которая сформировалась в результате замещения кровнородственных связей соседскими и эволюционировала в принцип разделения людей не по их происхождению, а по проживанию на определенной территории. Естественно, что по тому же принципу должны были строиться и государственные органы, людьми управляющие.

Рассматривая формы территориального устройства, теория государства и права сталкивается с таким их многообразием, которое позволяет по-разному оценивать эти формы, и поэтому вынуждена прибегать к их классификации по объективным признакам.

В современной теории государственное устройство разделяется на унитарное (простое) и сложное.

Унитарное государственное устройство предполагает существование слитного государства, подразделяющегося лишь на административно-территориальные единицы и потому не включающее в себя никаких государственных образований. В нем господствуют единые конституционные принципы, существует только одна система центральных органов власти, как правило функционирует одна валютная система, одна армия и т.п. (Франция, Швеция, Финляндия, Эстония, Турция и т.д.).

В зависимости от степени централизации унитарные государства делятся на централизованные и децентрализованные. В бюрократически централизованных государствах во главе местных органов государственной власти стоят назначенные центром чиновники, которым подчиняются местные органы самоуправления. Демократическая форма централизации допускает большую степень самостоятельности выборных местных органов государственной власти в решении их региональных вопросов.

Децентрализованным теория называет государство, в котором центральные органы государственной власти имеют весьма ограниченные права вмешательства в решения местных проблем и где местные органы, избираемые населением обладают значительным объемом автономии.

Сложное государственное устройство предполагает существование государства, включающего в себя другие государственные образования.

Рассматривая отдельные территориальные устройства, теория государства ничего не конструирует, а лишь фиксирует в истории и современной действительности отдельные их виды (классы). В результате выделились такие классы сложных государств, как протекторат и уния.

Под протекторатом понимается международный договор, по которому одно государство обязывается оказывать покровительство другому, более слабому государству, осуществлять его представительство во внешних делах, обеспечивать вооруженную защиту, а иногда оказывать экономическую и культурную помощь.

Протекторат относят к числу разновидностей государственного устройства лишь по традиции[7] , ибо после заключения международного договора о покровительстве нового («третьего») государства не появляется, а следовательно, не возникает вопроса и о его территориальной организации.

Под унией понимается союз, соединение, объединение государств. Среди уний различаются конфедерации, федерации, объединения монархических государств в форме реальной и персональной (личной) унии, фузии, инкорпорации и империи.

Конфедерация – постоянный союз государств, который образуется для достижения конкретных целей (защита общих интересов). Такими интересами могут быть защита территорий или, напротив, завоевание, освобождение от зависимости со стороны «третьего» государства и т.п.

Вступив в конфедеративный союз, государство полностью сохраняет свой суверенитет и продолжает выступать самостоятельным субъектом во всех внешних и внутренних делах. При таких условиях органы конфедерации не имеют императивной власти по отношению к входящим в союз членам и принимаемые ими решения становятся обязательными для вступивших в союз государств только после подтверждения этих решений собственными органами власти. Как правило конфедерация не имеет единой армии, законодательных органов, единого гражданства, единой системы налогов, бюджета, денежной единицы.

Конфедерации следует отличать от коалиций, являющихся по существу оборонительными или наступательными союзами. В отличие от них конфедерация является относительно постоянным образованием, имеющим государственно-правовой характер и конфедеральные органы управления и распространяющим власть не только на внешние дела.

Примерами конфедераций могут служить США в 1776-1864 гг., Германский союз с 1815 по 1867 гг., Швейцарский союз с 1815 года, Австро-Венгрия до 1918 г. и др.

Федерация – союзное государство, объединяющее несколько государств или государственных образований (земли, кантоны, штаты, автономные республики и т.д.), каждое из которых имеет свои органы государственной власти (законодательные, исполнительные и судебные). В отличие от конфедерации она обладает своим собственным суверенитетом, федеративными органами государственной власти, федеративной конституцией, армией, системой федеративных налогов. При этом нельзя забывать, что федерация – именно союзное государство, и ее суверенитет производен, вторичен по отношению к суверенитету входящих в нее государственных единиц.

Ряд государствоведов полагает, что входящие в состав федерации государства не суверенны. Им предоставлен лишь некоторый эквивалент суверенитета, заключающийся в более или менее широком участии в осуществлении государственной власти федерацией. В частности, по мнению Георга Еллинека, «правопорядок союзного государства основан на конституции, которая является его собственным законом и может быть изменена только законом союзного государства, но отнюдь не волей – хотя бы и всех – отдельных государств, проявленной в иных, кроме установленных конституцией, формах. В пределах господства союзного государства отдельные государства теряют свой государственный характер. В этих пределах их деятельность либо совершенно прекращается и заменяется собственным управлением союзного государства, либо они получают характер самоуправляющихся корпораций наподобие коммунальных союзов, поскольку осуществляют управление через посредство своих органов, согласно законам и под контролем союзного государства».[8] В пользу этой точки зрения свидетельствует и то, что в федерации территория и население отдельных государств часто объединены в неразрывное целое: территория отдельных государств есть территория федерального государства, народы отдельных государств – его единый народ.

Однако государственная власть федерации в конечно счете исходит от власти вошедших в нее государств. Это может проявляться в разных формах. Иногда правительства входящих в федерацию государств образуют высшую власть союзного государства. Иногда из среды единого народа как субъекта федерации выбираются органы федеративной власти, например, президент. Но и в этом втором случае государствам предоставлены права участия в осуществлении союзной государственной власти. Например, во всех республиканских союзных государствах одна из палат парламента функционирует как представительный орган членов федерации. Более того, в некоторых из них равенство субъектов федерации выражается в предоставлении каждому государству-члену равного числа депутатских мест, зачастую отдельные государства, входящие в федерацию, имеют решающий голос при изменении конституции.

Сказанное свидетельствует о большом эмпирическом разнообразии федеративных устройств, часть из которых, исторически меняясь, отражает тенденцию к превращению ряда федераций в унитарные государства. Как показывает опыт СССР 1989-1991 гг., возможна и иная тенденция к преобразованию федерации в конфедерацию и даже к ее полному разрыву. В принципе можно утверждать, что федерация – объединение государств, суверенных постольку, поскольку их суверенитет не ограничен суверенитетом федеративного государства.

4. ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЕЖИМ.

Появившись в научном обороте в 60-е гг. текущего века, категория «политический режим», по мнению некоторых ученых, в силу синтетического характера должна была рассматриваться в качестве синонима формы государства. По мнению других, политический режим должен быть вообще исключен из состава формы государства, поскольку функционирование государства характеризует не политический, а государственный режим. Дискуссии того периода дали начало широкому и узкому подходам в понимании политического (государственного) режима.

Широкий подход относит политический режим к явлениям политической жизни и политической системе общества в целом. Узкий – делает его достоянием лишь государственной жизни и государства, поскольку он конкретизирует другие элементы формы государства: форму правления и форму государственного устройства, а также формы и методы осуществления государством своих функций. Политический режим предполагает и необходимо требует широкого и узкого подходов, ибо это соответствует современному пониманию политических процессов, проходящих в обществе в двух основных сферах – государственной и общественно-политической, а также характеру политической системы, включающей в себя государство и негосударственные, общественно-политические организации. Все составные части политической системы: политические партии, общественные организации, трудовые коллективы (а также и «внесистемные» объекты: церковь, массовые движения и т.п.) – испытывают значительное влияние государства, его сущности, характера функций, форм и методов деятельности и т.д. Вместе с тем существует и обратная связь, поскольку и государство в значительной мере воспринимает воздействие общественно-политической «среды обитания». Это влияние распространяется на форму государства, в частности на политический режим.

Таким образом, для характеристики формы государства имеет важное значение политический режим как в узком слова (совокупность приемов и способов государственного руководства), так и в широком своем понимании (уровень гарантированности демократических прав и политических свобод личности, степень соответствия официальных конституционных и правовых форм политическим реалиям, характер отношения властных структур к правовым основам государственной и общественной жизни).[9]

Какие виды политических режимов существуют? Их очень много, поскольку на ту или иную разновидность политического режима оказывает влияние множество факторов: сущность и форма государства, характер законодательства, фактические полномочия государственных органов и юридические формы их деятельности, соотношение общественно-политических сил, уровень и стандарты жизни и состояние экономики, формы классовой борьбы или классового сотрудничества. Существенное влияние на вид политического режима оказывают исторические традиции страны, а в более широком смысле – своего рода общественно-политическая «атмосфера», складывающаяся подчас вопреки пожеланиям господствующего в государстве слоя или вразрез с директивными прогнозами. На вид политического режима может оказать воздействие и международная обстановка. На разных исторических этапах формируются различные политические режимы, они неодинаковы в конкретных государствах одного и того же времени.

Так, периоду рабовладения присущи деспотические, теократически-монархические, аристократические, олигархические режимы, режим рабовладельческой демократии. Во времена феодализма характерными были режимы абсолютистский, режим своеобразной «феодальной демократии», клерикально-феодальный, милитаристско-полицейский или режим «просвещенного абсолютизма». При капитализме существуют либеральный, буржуазно-демократический или конституционный, бонапартистский, военно-полицейский, фашистский, а также «фашизмоподобный», например корпоративный или расистско-националистический, а также диктаторски-монополистический и марионеточный, в некоторых исламских странах клерикально-фундаменталистский.

Опыт социализма свидетельствует о возможности появления народно-демократических, общенародных политических режимов, но одновременно и авторитарных, тоталитарных режимов, режима рабоче-крестьянской диктатуры.

Известная преемственность и наличие некоторых неизменных в принципе содержательных характеристик позволяют свести все многообразие политических режимов к двум большим разновидностям – демократическому и антидемократическому политическому режиму.

Демократия, т.е. народовластие, составляет сердцевину любых демократических политических режимов. Термином «демократия» обозначается форма государства в том случае, если законодательная власть в нем представлена коллегиальным органом, выбранным народом, если осуществляются закрепленные законодательством широкие социально-экономические и политические права граждан независимо от их пола, расы, национальности, имущественного состояния, образовательного уровня и вероисповедания. Демократический политический режим может предусматривать прямое участие населения в решении государственных вопросов (прямая или непосредственная демократия) или участие в принятии политических решений с помощью выборных представительных органов (парламентская или представительная демократия). Демократический политический режим означает гарантированность провозглашенных прав и свобод, прочную законность и правопорядок, существование различных форм собственности и плюрализм мнений. Демократический политический режим невозможен без многопартийности, без достаточно высокого социально-экономического уровня жизни широких масс населения, без эффективного контроля над преступностью, особенно ее наиболее опасными организованными формами. Практика демократического развития государственности различных исторических эпох дает самые различные примеры демократических режимов.

Различаются разнообразием и антидемократические политические режимы, однако их содержательная сторона во многом едина, она противоположно вышеперечисленным чертам режима демократии, а именно: господство одной политической партии или движения, одной, «официальной» идеологии, одной формы собственности, сведение к минимуму или ликвидация каких бы то ни было политических прав и свобод, резкое расслоение населения по сословным, кастовым конфессиональным и другим признакам, низкий экономический уровень основных слоев народа, акцент на карательные меры и принуждение, агрессивность во внешней политике.

Между различными элементами формы государства существует известное соответствие. Так, монархическая форма правления феодального государства периода абсолютизма «тяготеет» к унитарной, централизованной форме государственного устройства и автократическому политическому режиму. Республиканские формы правления хорошо «вписываются» в условия либерально-демократического политического режима, а при наличии двух- и многонационального состава населения могут «задавать» федеративное государственное устройство.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Геродот. История в девяти книгах. Л., 1982.

2. Денисов А.И. Теория государства и права. М., 1948.

3. Общая теория права и государства: Учебник /Под ред. В.В. Лазарева. – М.: Юрист, 1994.

4. Солоневич И. Народная монархия. М., 1991.

5. Спиридонов Л.И. Теория государства и права. Учебник. М., 1995.

6. Теория государства и права: Часть 1. Теория государства. – М.: Юрист, 1995.

7. Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. М., 1995.


[1] Общая теория права и государства: Учебник /Под ред. В.В. Лазарева. – М.: Юрист, 1994. С. 255-257.

[2] Геродот. История в девяти книгах. Л., 1982. С. 164-166.

[3] Теория государства и права: Часть 1. Теория государства. – М.: Юрист, 1995. С. 106-107.

[4] Солоневич И. Народная монархия. М., 1991. С. 77.

[5] Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. М., 1995. С. 81-87.

[6] Спиридонов Л.И. Теория государства и права. Учебник. М., 1995. С. 54-59.

[7] Денисов А.И. Теория государства и права. М., 1948.

[8] Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб, 1908. С. 570.

[9] Общая теория права и государства: Учебник /Под ред. В.В. Лазарева. – М.: Юрист, 1994. С. 266-267.