регистрация / вход

Субъект преступления

Понятие субъекта преступления. Возраст как признак субъекта преступления. Вменяемость и невменяемость. Ответственность за преступления, совершенные в состоянии опьянения. Специальный субъект (исполнитель) преступления.

Понятие субъекта преступления

Одним из элементов состава преступления выступает субъект преступного деяния. Лица, совершившие преступление, являются субъектами.

Не могут быть субъектами преступления животные, даже если их поведение причиняет имущественный, социальный или иной вред. Иначе этот вопрос решался в уголовном праве древнего мира и средних веков. Истории известны случаи преследования животных, плативших жизнью за свою ярость. Современное законодательство ряда зарубежных стран также предусматривает возможность применения уголовных санкций к животным. Так, в 1990 г. в штате Техас был вынесен смертный приговор собаке по кличке Маркус за неоднократные нападения на людей. В российском законодательстве животные не признаются субъектами преступления. Они могут рассматриваться лишь в качестве орудий, если их используют в преступных целях.

Исходя из классического принципа уголовного права — принципа личной виновной ответственности, понести ее может только физическое лицо. Названный принцип был провозглашен в XVIII в. в ходе Великой Французской революции. В более поздние времена в странах, например, англоамериканского права, была введена ответственность юридических лиц. В 1973 г. Европейский комитет по проблемам преступности Совета Европы рекомендовал законодателям встать на путь признания юридических лиц субъектами уголовной ответственности за экологические преступления. Данный вопрос широко обсуждался на страницах российской печати, и не только в отношении экологических, но и экономических, хозяйственных преступлений. Возможность уголовной ответственности юридических лиц была предусмотрена в некоторых проектах УК. Но законодатель, на наш взгляд, абсолютно логично придерживается принципа их уголовной безответственности.

Для привлечения лица к уголовной ответственности его правовой статус значения не имеет. Это может быть гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин или подданный, лицо без гражданства.

Не любое физическое лицо может быть субъектом преступления. Уголовная ответственность связывается со способностью человека понимать фактическую сторону и общественную значимость совершаемых действий и руководить своими поступками. Подобной способностью могут обладать лишь вменяемые лица, достигшие определенного (установленного в УК) возраста.

Перечисленные признаки (физическое лицо, вменяемость и достижение возраста уголовной ответственности) являются обязательными юридическими признаками субъекта любого преступления. В ряде составов преступлений закон, помимо названных, предусматривает и иные признаки субъекта (пол, возраст, должность, профессию и т. д.). Эти признаки в док-тринальной литературе именуются факультативными, а лицо, обладающее такими признаками, — специальным субъектом.

Субъект преступления не следует путать с личностью преступника. Второе понятие значительно шире, многограннее. В понятие субъекта включаются лишь признаки, указанные в статьях уголовного закона. Личность преступника включает в себя все многообразие свойств человека (характер, склонности, темперамент, уровень образования и т. п.). Изучением личности преступника занимается такая дисциплина, как криминология. Но и в сфере уголовного права отдельные свойства, качества личности имеют существенное значение. Так, личность виновного учитывается при: избрании судом вида и размера назначаемого наказания; решении вопроса об освобождении от уголовного наказания или ответственности; применении условного осуждения; назначении наказания ниже, чем предусмотрено в санкции статьи. Эти данные могут быть непосредственно не связаны с преступлением, но характеризуют личность и его социально-психологические качества с отрицательной или положительной стороны, свидетельствуют о большей или меньшей степени общественной опасности. Некоторые из этих данных указаны законодателем в качестве обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание (беременность, наличие малолетних детей, неоднократное совершение преступлений и т. д.).

Возраст как признак субъекта преступления

Возраст — это четкие координаты жизни, количество прожитого времени (С. И. Ожегов). Различают следующие критерии возраста: хронологический (паспортный), биологический (функциональный), социальный (гражданский), психологический (психический). Российский законодатель, устанавливая возраст, с которого возможно привлечение к уголовной ответственности, руководствовался психологическим критерием.

Необходимость установления возраста уголовной ответственности связана со способностью лица понимать характер и социальную значимость своих действий, соотносить свои желания и побуждения с требованиями общественного запрета, с нормами поведения, установленными в обществе, и со способностью правильно воспринимать уголовное наказание.

Способность познавать явления окружающего мира, обнаруживать их внутреннюю связь, оценивать, делать выбор между различными побуждениями возникает у человека не с момента рождения, а значительно позднее, по мере биологического и социального его развития, когда у него появляется определенный уровень правового сознания. Следовательно, и уголовная ответственность может наступать лишь по достижении лицом этого возраста.

Доктрина и уголовное законодательство не всегда так однозначно и четко решали вопрос о возрасте уголовной ответственности. Ни Русская Правда, ни законы Петра I не упоминали о минимальном возрасте ответственности за преступление. Лишь начиная с XVIII в. данный вопрос стал решаться законодательным путем. Предельный срок безусловной невменяемости по возрасту постоянно менялся. Если обратиться к истории советского государства, то мы увидим, что этот возраст был: в 1918 году — 17 лет, в 1920 — 14 лет, в 1929 — 16 лет, в 1935 — 12 лет, в 1941 — 14 лет.

По действующему законодательству уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения

преступления 16-летнего возраста. За наиболее тяжкие преступления, общественная опасность, вредоносность которых становится очевидна для всех граждан значительно ранее (убийство, умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, похищение человека, изнасилование, насильственные действия сексуального характера, кража, грабеж, разбой, вымогательство, неправомерное завладение транспортным средством, умышленное уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах, терроризм, захват заложников, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, хулиганство при отягчающих обстоятельствах, вандализм, хищение и вымогательство оружия, наркотических и психотропных веществ, приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения) уголовная ответственность наступает с 14 лет. За совершение отдельных преступлений устанавливается уголовная ответственность с 18 лет (например, воинские преступления, некоторые преступления против правосудия, вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность и т. п.) или с еще большего возрастного предела (например, за вынесение неправосудного приговора ответственность может наступить лишь с 25 лет).

Установление в законе строго формализованной минимальной возрастной границы требует точного определения возраста лица, совершившего преступление (число, месяц, год рождения). Этот вопрос решается на основании соответствующих документов (свидетельство о рождении, паспорт и т. п.). Возраст определяется не началом дня рождения, а его окончанием, т. е. лицо считается достигшим определенного в законе возраста на следующий день после дня рождения. При отсутствии документов, удостоверяющих дату рождения, возраст устанавливает судебно-медицинская экспертиза. В этом случае днем рождения субъекта надлежит считать последний день того года, который назван экспертами, а при определении минимального и максимального количества лет суду следует исходить из предполагаемого ими минимального возраста лица.

Жизненные условия и обстоятельства, в которых происходит развитие подростков и их формирование, весьма разнообразны — от самых благоприятных до таких, в которых ребенку приходится фактически выживать (социально запущенные семьи, в которых родители злоупотребляют спиртными напитками, наркотиками и абсолютно не занимаются воспитанием детей, либо далеко не элитные дома ребенка, детские дома и т. п.). Не учитывать все перечисленные факторы при решении вопроса, достиг ли ребенок возраста, с которым закон связывает возможность уголовной ответственности, недопустимо. Подобная обстановка, в которой формировалось и развивалось мировосприятие несовершеннолетнего, может привести к тому, что он будет психически существенно отставать от своих сверстников. Если несовершеннолетний вследствие такого отставания не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководить им, он не подлежит уголовной ответственности. Установить подобное суд сможет с помощью психолого-психиатрической экспертизы.

Основания уголовной ответственности едины для всех совершивших преступление лиц, достигших установленного законом возраста. Но при этом нельзя не учитывать, что у несовершеннолетних понятия о добре и зле, допустимом и запрещенном все-таки крайне шатки, характер их находится в зачаточном состоянии: достаточно весьма незначительных побуждений, чтобы увлечь подростка на преступный путь. Эта и другие особенности несовершеннолетних не могут не отразиться на характере применяемых к ним мер взыскания и наказания. Более подробно эти особенности рассмотрены в разделе V учебника "Уголовная ответственность несовершеннолетних".

В законе не ограничен максимальный возраст уголовной ответственности. Поэтому лица, совершившие преступление в преклонном возрасте, рассматриваются в качестве субъектов преступления. Но в отношении этих лиц в УК существуют определенные рамки применения отдельных видов наказаний. Так, смертная казнь и пожизненное заключение не применяются к мужчинам, достигшим к моменту вынесения приговора 65 лет, а обязательные работы и ограничение свободы не применяются к женщинам старше 50 и мужчинам — 60 лет. Кроме того, их возраст может быть учтен судом в качестве смягчающего обстоятельства при избрании вида и размера наказания.

Вменяемость и невменяемость

Физическое лицо только тогда может быть признано виновным в совершении преступления, когда оно совмещает определенную сумму биологических условий, обладает способностью к вменению. Вменяемость лица в большинстве случаев презюмируется и специально не устанавливается. В то же время порой обстоятельства общественно опасного деяния, поведение субъекта до, во время или после преступления дают основания усомниться в его психической полноценности. В таких ситуациях необходимо установить его вменяемость во время совершения общественно опасного посягательства. Установление факта вменяемости или невменяемости относится к компетенции суда. Для констатации этих состояний суд использует данные судебно-психиатри-ческой экспертизы.

Поскольку уголовное право исходит из положения, что всякое физическое лицо является правоспособным и дееспособным (в том числе и способным нести уголовную ответственность), пока не будет доказано противоположное, то основное внимание законодательство сосредоточивает на отрицательной стороне вопроса, на определении и признаках невменяемости. Понятие вменяемости дается только в доктрине.

Под вменяемостью следует понимать психическое состояние лица, заключающееся в его способности по уровню социально-психологического развития, социализации, возрасту и состоянию психического здоровья отдавать отчет в своих действиях, бездействии и руководить ими во время совершения преступления и, как следствие этого, в способности нести уголовную ответственность и наказание.

Вменяемость характеризуется двумя критериями: юри-дическим (психологическим) и медицинским (биологическим). Юридический критерий означает способность лица понимать фактические обстоятельства совершаемого деяния (осознавать внешнюю сторону совершаемого действия или бездействия и причинную связь между ним и последующим результатом) и его социальную значимость, т. е. общественно опасный характер содеянного, а также способность лица руководить своими поступками. Медицинский критерий вменяемости определяет состояние психики субъекта во время совершения преступления: отсутствие определенных психических заболеваний и недостатков умственного развития, определенный уровень социализации личности (образование, жизненный или профессиональный опыт и т. п.). Лишь наличие этих двух критериев позволяет констатировать вменяемость субъекта.

Как уже было отмечено выше, доктрина и законодательство основной упор сделали на определении невменяемости как состояния, исключающего возможность привлечения к уголовной ответственности. История права демонстрирует нам различные подходы к решению вопроса об определении невменяемости. Первоначально наиболее практичным казалось дать в законе перечень конкретных условий, устраняющих вменяемость. К ним относили малолетство, помешательство, глухонемоту, одряхление, лунатизм и др. Но при таком подходе легко могли быть опущены отдельные ненормальные психические состояния, устраняющие вменяемость. Поэтому следующим шагом в законодательстве было установление для различных состояний невменяемости обобщенных формул, способных охватить разнообразные случаи невменяемости, стремление указать в статье закона условия невменяемости и те основания, благодаря которым эти состояния устраняют ответственность.

Такой подход сохранился и в современном законодательстве. Согласно ст. 21 УК лицо признается невменяемым, если во время совершения общественно опасного деяния оно не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководить им вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

Как и вменяемость, невменяемость характеризуется двумя критериями. Медицинский критерий определяет ее источник, причины, в качестве которых выступают психические расстройства болезненного характера, имевшие место во время совершения деяния, перечисленные в ст. 21 УК (о содержании каждой из четырех групп см. раздел VI настоящего учебника "Принудительные меры медицинского характера").

Но само по себе наличие этих заболеваний еще не свидетельствует о том, что лицо невменяемо. Нельзя забывать, что многие известные люди страдали такими психическими расстройствами. Так, Юлий Цезарь, Наполеон и Петр I были эпилептиками. Длинный список великих мира сего, страдавших умопомешательством, приводится в книге Ломброзо "Гениальность и помешательство" (Челлини, Гете, Гобс, Гуно, Ампер, Батюшков, Мюссе, Шуман, Огюст Конт, Тассо, Свифт и др.).

Для установления невменяемости необходимо констатировать наличие юридического критерия, включающего интеллектуальный и волевой моменты.

Интеллектуальный момент заключается в том, что лицо во время совершения общественно опасного деяния не могло отдавать отчет в своих действиях, т. е. не осознавало либо фактическую сторону совершаемого, либо его общественно опасный характер. Интеллектуальный момент невменяемости чаще всего имеет место при расстройствах сознания (например, при сумеречном состоянии мышления, при маниакально-депрессивных психозах), эмоций.

Волевой момент юридического критерия означает неспособность лица руководить своими действиями, управлять поведением, контролировать поступки, даже если оно осознает их фактическую сторону и общественную опасность. Волевой момент имеет место при двигательно-волевых расстройствах (клептомания, пиромания, некрофилия, эксгибиционизм и т. п.).

Юридический критерий невменяемости предполагает наличие одного из названных признаков, но для признания лица невменяемым необходимо сочетание и медицинского, и юридического критериев. Такого сочетания не было у известных сексуальных маньяков и убийц Чикатило и Михасевича. Несмотря на то, что экспертами было установлено определенное отклонение их психики, и тот, и другой полностью понимали не только общественную опасность своих деяний, но и их противоправность и могли руководить своими действиями. Свидетельством этого являются эпизоды, когда преступники прерывали начатое преступление на стадии приготовления или покушения, если им грозило задержание или разоблачение.

Невменяемость лица определяется по отношению к конкретному деянию. Поэтому никто не может быть признан невменяемым вообще, безотносительно к содеянному. Точно так же не имеет силы ранее признанная невменяемость применительно к вновь совершенному деянию. Необходима повторная процедура решения этого вопроса.

Лица, признанные невменяемыми на момент совершения преступления, не подлежат уголовной ответственности, но суд может применить к ним в случаях, когда психическое расстройство связано с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц, принудительные меры медицинского характера. Подробнее о порядке их назначения — в разделе VI "Принудительные меры медицинского характера".

Подобные меры могут быть применены и к лицам, которые после совершения преступления заболели психическим расстройством, при котором назначить или исполнить наказание невозможно. Но в этом случае субъект не освобождается от уголовной ответственности и по его излечении к нему должны быть применены меры уголовного наказания, если не истекли соответствующие сроки давности. При этом время принудительного лечения в психиатрическом стационаре засчитывается в срок лишения свободы из расчета день за

Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости

Между полноценным психическим здоровьем и состоянием невменяемости отсутствует резкая грань. В этой связи возникает вопрос об ответственности лиц, совершивших общественно опасное деяние в промежуточном между нормой и патологией состоянии. Это состояние одни авторы именуют уменьшенной, другие — ограниченной, третьи — пограничной вменяемостью.

Впервые термин "уменьшенная вменяемость" стал употребляться в XIX в. в уголовных законах германских государств. Российскому уголовному законодательству это понятие было неизвестно. Не появился этот термин и в новом Уголовном кодексе, хотя ст. 22 УК описывает институт, который обычно в доктринальной литературе именуется уменьшенной вменяемостью.

По данному вопросу в правовой литературе высказывались различные мнения. Некоторые авторы в принципе отвергают концепцию уменьшенной вменяемости, считая, что преступление может быть совершено в состоянии либо вменяемости, либо невменяемости; среднего состояния быть не может. Ряд юристов и психиатров говорили о пограничной вменяемости как промежуточном состоянии. Сторонники третьей позиции утверждают, что уменьшенная вменяемость существует, но не как промежуточная категория, а как составная часть вменяемости. Эту точку зрения разделил и российский законодатель, установивший, что если лицо во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководить им, оно подлежит уголовной ответственности, т. е. признается вменяемым. Психическими расстройствами, порождающими такое состояние, являются все расстройства психической деятельности, не исключающие вменяемости, но влекущие личностные изменения, которые могут привести к отклоняющемуся поведению'. К числу таких расстройств указанные авторы и зарубежное законодательство относят нередко выраженные шизофренические дефекты, алкоголизм, психопатии, остаточные явления черепно-мозговых травм, органические заболевания центральной нервной системы, олигофрению в легкой степени дебильности, наркоманию и т. п.

Возникает вопрос: как, в какой степени уменьшенная вменяемость должна влиять на решение вопроса об уголовной ответственности и наказании?

Многие представители социологической и антропологической школ полагали, что лица с психическими аномалиями представляют повышенную общественную опасность, и предлагали в ряде случаев применять к ним даже превентивные меры.

Большинство авторов считает, что уменьшенная вменяемость должна учитываться судом как смягчающее обстоятельство при избрании вида и размера наказания. Законодатель не включил подобные психические расстройства в перечень обстоятельств, смягчающих наказание, но суд, учитывая все обстоятельства дела, может признать эти аномалии смягчающим обстоятельством. Нам представляется, что такие расстройства психики следует учитывать лишь в случаях, когда они играли существенную роль в процессе совершения преступления. Например, лицо, страдающее психопатией возбудимого круга, совершает кражу. В этом случае смягчение наказания не имеет достаточных оснований, ибо какое отношение имеет вспыльчивость и возбудимость к незаконному завладению чужим имуществом? Трудно отнести к смягчающим обстоятельствам и психические расстройства, характеризующиеся повышенной агрессивностью и стремлением к немедленному удовлетворению возникших потребностей. С другой стороны, психические отклонения, характеризующиеся затрудненным восприятием действительности, замедленной реакцией, с большим основанием могут служить смягчающим обстоятельством.

К лицам, совершившим преступления и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, суд, наряду с уголовным наказанием, может применить принудительные меры медицинского характера в виде принудительного амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра (ст. 99 УК).

Ответственность за преступления, совершенные в состоянии опьянения

Данные статистики свидетельствуют о том, что более половины преступлений совершается лицами, находившимися в состоянии опьянения. И это явление имеет тенденцию к росту. Наиболее распространенным является алкогольное опьянение. Но все чаще и чаще преступления, особенно насильственные против личности и собственности, совершаются в состоянии наркотического или токсического опьянения.

Согласно ст. 23 УК лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, подлежит уголовной ответственности на общих основаниях. В этой норме речь идет о простом физиологическом опьянении независимо от его степени. В отличие от ранее действовавшего законодательства УК РФ не считает его обстоятельством, отягчающим ответственность. Более того, на наш взгляд, опьянение в зависимости от причины его возникновения может быть отнесено к числу смягчающих обстоятельств. По условиям возникновения можно выделить следующие виды опьянения:

1) опьянение добровольное, когда лицо, заведомо зная свойства одурманивающего вещества (алкоголь, наркотики, токсические средства), без принуждения принимает его;

2) опьянение вынужденное, или неосмотрительное, когда субъекта заставили употребить такие вещества против или помимо его воли с помощью насилия или угроз, либо ввели эти вещества в его организм обманным путем, либо он употребил их ошибочно или не зная об их свойствах. Этот вид опьянения с большим основаниям можно отнести к смягчающим обстоятельствам, так как оно, во-первых, возникло против или помимо воли и сознания лица, а во-вторых, как и любое опьянение, оно обычно затрудняет способность распознавать зависимость и причинную связь явлений, снижает возможность контролировать свое поведение и руководить своими поступками.

Иначе должен решаться вопрос об уголовной ответственности за деяния, совершенные в состоянии патологического опьянения. Патологическое опьянение — это редко встречающееся кратковременное расстройство психической деятельности, при котором лицо утрачивает способность отдавать отчет в своих действиях или руководить ими. Оно возникает в результате ряда предрасполагающих факторов (психическая слабость, физическое и психическое истощение и т. п.) и употребления алкоголя чаще всего в небольших количествах. Патологическое опьянение является разновидностью временного психического расстройства, исключающего вменяемость и уголовную ответственность.

На почве систематического употребления одурманивающих веществ могут возникнуть и развиться самостоятельные психические заболевания (белая горячка, алкогольный галлюциноз, алкогольный параноид, наркотическая абстинен-ция и т. п.), также исключающие вменяемость субъекта.

Если лицо, совершившее преступление, будет признано хроническим алкоголиком и наркоманом, нуждающимся в лечении, то по решению суда к нему, наряду с уголовным наказанием, могут быть применены принудительные меры медицинского характера.

Специальный субъект (исполнитель) преступления

Значительное количество преступлений, предусмотренных в Особенной части УК, может быть совершено только лицом, наделенным, кроме трех обязательных, и дополнительными признаками. Такой субъект именуется в монографической литературе специальным. Например, преступления против военной службы могут быть совершены лишь военнослужащим или гражданином во время прохождения военных сборов.

Необходимо отметить, что в таких преступлениях признаками, указанными в диспозиции статьи, должен быть наделен только исполнитель преступного деяния. Роль других соучастников (пособников, подстрекателей, организаторов) могут исполнять общие субъекты, т. е. физически вменяемые лица, достигшие возраста уголовной ответственности. Поэтому более точно именовать подобные составы преступлений составами со специальным исполнителем, а не со специальным субъектом.

Признаки, характеризующие специального исполнителя, поскольку они предусмотрены не во всех составах преступлений, называются факультативными. И, как любые факультативные признаки, они имеют троякое юридическое значение.

Во-первых, если они предусмотрены в диспозиции основного состава преступления, они являются обязательными признаками данного преступления. Без них нет и состава этого преступления. Так, государственную измену (ст. 275 УК) может совершить только гражданин РФ, а преступления против государственной власти, интересов государственной службы или службы в органах местного самоуправления — только должностные лица или лица, занимающие государственные должности, перечисленные в примечании к ст. 285 УК.

Во-вторых, признаки, характеризующие исполнителя преступления, могут быть предусмотрены в частях или пунктах статьи Особенной части. В этом случае они влияют на квалификацию содеянного. Так, контрабанда, совершенная должностным лицом, квалифицируется по ч. 3 ст. 188 УК.

В-третьих, если дополнительные признаки субъекта не предусмотрены в статьях Особенной части, они могут быть учтены судом при избрании вида и размера наказания в качестве смягчающих (несовершеннолетие, наличие беременности или малолетних детей и т. д.) или отягчающих (неоднократность и рецидив преступлений) обстоятельств.

Дополнительные признаки исполнителя преступления характеризуют различные стороны его деятельности, свойства личности, взаимоотношения с потерпевшим. Мы предлагаем выделять следующие группы признаков.

1. Характеризующие правовое положение лица (гражданство — ст. 275, 276 УК, военнослужащие — гл. 33 УК, участники судебного процесса и осужденные — ст. 307, 308^ 310, 311 УК).

2. Характеризующие должность или профессию лица (глава 30 УК, а также ст. 301, 305, 128 УК).

3. Демографические признаки (пол — ст. 131 УК, возраст — ст. 150 УК) и признаки, характеризующие состояние здоровья (ст. 121, 122 УК).

4. Характеризующие взаимоотношение субъекта с потерпевшим (ст. 156, 157, 133 УК).

5. Характеризующие прошлую антиобщественную деятельность субъекта (судимость — ч. 2 ст. 186, п. "а" ч. 2

ст. 191 УК, неоднократность — ч. 3 ст. 188, п. "б" ч. 2 ст. 229 УК).

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий