регистрация / вход

Освобождение от уголовного наказания

Понятие и значение освобождения от уголовного наказания. Виды освобождения от уголовного наказания. Безусловные виды освобождения от уголовного наказания. Условные виды освобождения от уголовного наказания.

§ 1. Понятие и значение освобождения от уголовного наказания

Никто не подвергает сомнению тезис о том, что лицо, привлеченное к уголовной ответственности за совершенное им преступление, подлежит осуждению и ему в необходимых, предусмотренных законом случаях должно быть назначено наказание. Однако самому древнему уголовному законодательству был известен, а уголовные кодексы всех современных государств предусматривают ряд обстоятельств, устраняющих наказание. При этом подобное решение вопроса отнюдь не означает, что совершенное деяние утратило признаки, присущие преступлению, а лицо, его совершившее, перестало быть опасным для окружающих. Очевидно, что это противоречит формальной логике, исходя из которой не может быть безнаказанным деяние, содержащее в себе признаки преступления. Такой подход исключает любую относительность суждений. Однако с позиции логики неформальной, которой и придерживается законодатель, с позиции здравого смысла и социальной целесообразности сам по себе факт совершения преступления и привлечения виновного к уголовной ответственности еще не означает неизбежного (фатального) назначения уголовного наказания, а тем более его отбытия. В ряде случаев применение к осужденному даже самого незначительного по тяжести уголовного наказания оказывается из-за наличия каких-либо фактических или уголовно-правовых обстоятельств невозможным либо нецелесообразным. Наличие различных форм реализации уголовной ответственности позволило отечественному законодателю предусмотреть систему таких обстоятельств, коренящихся или в физической невозможности, или юридической бесцельности уголовного наказания, которые обусловливают необходимость института освобождения от уголовного наказания.

По своему уголовно-правовому значению эти обстоятельства приравниваются к отбытию наказания, выступают его своеобразным социально-правовым эквивалентом, а потому и устраняют необходимость применять уголовное наказание.

Освобождение — это, естественно, процесс, имеющий определенную протяженность в пространстве и во времени. Но было бы ошибочным на этом основании заключать, что институт освобождения от уголовного наказания есть институт процессуальный. Думается, что для такого суждения законодатель повода не давал. Вряд ли обоснованно к такому выводу приходить, отталкиваясь от термина "освобождение".

Прежде всего термин "освобождение" используется законодателем не для обозначения самого процесса, а для указания на уголовно-правовой результат, социально-нравственный финал, для расстановки всех точек над "[" в каждом подобном случае.

Кроме того, в идее об освобождении от наказания лежит глубокая мысль о бесцельности и (или) невозможности его применить.

Далее. Перечень обстоятельств, устраняющих наказуемость деяния, предусмотрен уголовным законодательством, и суд не может освободить осужденного от уголовного наказания по обстоятельствам, в уголовном законе не обозначенным.

Как известно, в отдельных (и весьма многочисленных) случаях освобождению от уголовного наказания может предшествовать освобождение от уголовной ответственности. В подобных ситуациях первое естественно и органично предполагает второе. Обосновывается этот вывод двумя, на наш взгляд, важными и бесспорными обстоятельствами. Во-первых, тем, что уголовное наказание является лишь одной из многих (хотя и существенных) форм реализации уголовной ответственности и в силу этого последняя может выполнить свою основную социально-правовую функцию и без назначения виновному наказания. Во-вторых, если лицо, совершившее преступление, по каким-либо основаниям не было привлечено к уголовной ответственности либо было освобождено от нее, то назначить ему наказание немыслимо и недопустимо, ибо наказание может быть только результатом предшествующего привлечения к уголовной ответственности.

Однако было бы глубоким заблуждением считать указанные институты освобождения неразрывно совпадающими по своей сути, а тем более тождественными. Оба эти института обладают своей неповторимостью, уникальной индивидуальностью, что создает единственно правильные предпосылки для признания их относительно самостоятельными (автономными) уголовно-правовыми реалиями. Подобный вывод подкрепляется тем, что освобождение от уголовного наказания не влечет автоматического (одновременного) освобождения осужденного от уголовной ответственности. Кроме того, при освобождении от уголовной ответственности уголовно-правовые регулятивные отношения прекращают свое действие, тогда как при освобождении от уголовного наказания (функционально и содержательно охватывающем освобождение и от его отбытия) они нередко сохраняются (например, до погашения или снятия судимости). При разграничении данных институтов уголовного права на сегодня еще нельзя не учитывать и их различную уголовно-процессуальную форму: освобождение от уголовного наказания, в отличие от уголовной ответственности, осуществляется только судом. Думается, было бы логичным и вопрос освобождения от уголовной ответственности передать в исключительную компетенцию судебных органов.

Ныне действующее отечественное уголовное право фиксирует достаточно развитую систему обстоятельств, погашающих наказуемость преступного деяния, в силу чего становится возможным освобождение от уголовного наказания, под которым следует понимать выраженный в акте суда и обоснованный им в соответствии с законом отказ от возложения на лицо, привлеченное к уголовной ответственности, обязанности (под условием либо безусловно) понести полностью либо частично уголовное наказание за совершенное преступление.

При общей социально-правовой направленности виды освобождения от уголовного наказания имеют различную законодательную трактовку и требуют для своей реализации различных оснований и условий.

§ 2. Виды освобождения от уголовного наказания

Единства мнений относительно классификации (типологии) оснований освобождения от уголовного наказания среди специалистов нет. Каждая из классификационных позиций по-своему интересна и, возможно, даже привлекательна. Предлагается, например, делить все виды: по стадиям, на которых суд принимает решение об освобождении; по наличию или отсутствию условий освобождения; по основаниям и содержанию освобождения; по процедуре и т. д. Думается, теоретическое и практическое значение имеет только такая классификация, которая позволяет, прежде всего правопри-менителю, использовать этот институт для придания уго-ловно-правовому регулятивному механизму большей социальной эффективности.

С этих позиций теоретически целесообразным и практически значимым нам представляется деление всех известных действующему отечественному уголовному законодательству видов освобождения от уголовного наказания на безусловные и условные, в рамках которых должна быть предусмотрена более дробная классификация. Подобная градация предопределяет не только содержание того или иного вида освобождения, особый порядок самой процедуры освобождения, но и разницу уголовно-правовых последствий.

Исходя из этого, рассмотрим три основные группы.

Первую группу составляют следующие виды безусловного освобождения: военнослужащего в связи с его заболеванием; в связи с зачетом времени содержания под стражей; в связи с заменой неотбытой части наказания более мягким видом наказания; по истечении срока давности обвинительного приговора суда; по отбытии срока наказания.

При этих видах освобождения от уголовного наказания перед лицом не ставится никаких условий, что, в свою очередь, исключает возврат на "нулевой" вариант, т. е. вменение ему в обязанность отбыть (доотбыть) наказание, от которого он освобожден, даже в случае его откровенно отрицательного (но не преступного) поведения в последующий период.

Вторая группа включает виды освобождения условного характера, куда входят: условное осуждение; условно-досрочное освобождение; освобождение по болезни; отсрочка отбытия наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей.

Здесь перед освобождаемым официально ставятся условия, которые он обязан соблюдать в период так называемого испытательного срока. В случае же несоблюдения этих условий осужденный обязан полностью или частично отбыть оставшуюся (неотбытую) часть наказания.

В содержание третьей группы входят "сквозные" (универсальные, общие) виды, которые при наличии соответствующих обстоятельств могут быть как безусловными, так и условными. К ним традиционно относятся амнистия и помилование, содержание и специфика которых раскрываются в соответствующей главе настоящего издания.

Институт освобождения от уголовного наказания позволяет воздействовать на осужденных менее интенсивными и суровыми мерами, нежели уголовное наказание, что, в свою очередь, создает дополнительный уголовно-правовой и социально-нравственный стимул для реализации принципа разумной экономии уголовной репрессии. Однако, применяя указанный институт, судебные органы должны иметь в виду рост агрессивной преступности, на фоне которой освобождение от уголовного наказания должно носить не только законный, но и исключительный характер. Данное положение должен помнить и законодатель, предоставляя правоприме-нителю возможность этими институтами пользоваться.

§ 3. Безусловные виды освобождения от уголовного наказания

Освобождение от отбывания уголовного наказания военнослужащего в связи с его болезнью. "Военнослужащие, отбывающие арест либо содержание в дисциплинарной воинской части, освобождаются от дальнейшего отбывания наказания в случае заболевания, делающего их негодными к военной службе" (ч. 3 ст. 81 УК). Осужденный, совершивший преступление и отбывающий по приговору суда такой вид наказания, как арест либо содержание в дисциплинарной воинской части, остается военнослужащим, и на него в силу этого распространяются обязанности несения военной службы в особых режимных условиях, со всеми вытекающими последствиями. Особенностью заболевания, о котором идет речь, является то, что оно лишает военнослужащего способности ("делает его негодным") выполнять военную службу в условиях отбывания именно этих, указанных в законе видов наказания. В этой связи суд обязан решить вопрос о его освобождении от дальнейшего отбытия ареста либо содержания в дисциплинарной воинской части.

Далее, уголовный закон позволяет суду принять одно из двух следующих решений: полностью освободить осужденного от оставшейся части наказания или заменить эту часть более мягким видом наказания. Обусловлено это тем, что указанное в законе заболевание, делая осужденного непригодным к военной службе, не исключает возможности отбытия им наказания.

На выбор того или иного решения суда могут повлиять следующие обстоятельства: степень непригодности осужденного к военной службе; причины возникновения этого заболевания; его поведение в период отбытия наказания; тяжесть (характер и степень общественной опасности) совершенного преступления. Однако решающим среди указанных обстоятельств все же являются характер заболевания военнослужащего и вывод суда о его непригодности в этой связи к военной службе.

В случае, если возникшее заболевание не исключает возможности отбывать наказания, не связанные с одновременным несением военной службы, суд, на основании заключения военно-врачебной комиссии о непригодности военнослужащего к военной службе и учитывая названные нами обстоятельства, может заменить ему оставшийся срок на более мягкий вид наказания.

Если заболевание делает военнослужащего негодным к военной службе и одновременно препятствует отбыванию не только ареста либо содержания в дисциплинарной воинской части, но и других, более мягких видов, суд обязан, на основании заключения военно-врачебной комиссии, полностью освободить его от отбывания оставшейся части срока, назначенного приговором.

Освобождение от уголовного наказания в связи с зачетом времени содержания под стражей. Институт зачета в наказание физических и моральных страданий, которые в силу решения официального правоприменителя преступник понес до вынесения обвинительного приговора суда, известен уже давно. Если не вдаваться в дискуссию, можно заметить, что содержание под стражей есть разновидность лишения свободы, а по своим карательным элементам нередко превосходит его.

Действующий Уголовный кодекс (ч. 5 ст. 72 УК) предусматривает особый вид освобождения от отбывания лишь трех видов уголовного наказания: штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. При назначении в качестве основного вида одного из указанных наказаний суд, учитывая срок содержания под стражей, может полностью освободить осужденного от этого наказания. Данное положение не применяется, если названные виды наказаний назначаются судом в качестве дополнительных.

Если суд сочтет, что срок содержания под стражей не может компенсировать назначаемое наказание в полном объеме, то он по рекомендации законодателя может это наказание "смягчить". Законодатель не расшифровывает данный термин, да и не может этого сделать, ибо размер штрафа или срок "лишения права..." можно лишь сократить (уменьшить), но только не "смягчить".

Мало оптимизма вселяет этот вид освобождения и в целом. Скорее всего он носит "извинительный" характер и преследует лишь одну цель — исправить (сгладить) ошибку правоприменителя. В чем мы видим суть этой ошибки? Содержание под стражей как мера пресечения свидетельствует о том, что совершенное виновным преступление относится к разряду, заслуживающему достаточно сурового наказания, и именно этим в основном руководствуется правопримени-тель, заключая под стражу очередного злодея. Логично, что и при осуждении суд должен назначить подобное по тяжести наказание. Содержание под стражей — суровая мера пресечения, не зря законодатель предусматривает эквивалент одному дню содержания под стражей — один день лишения свободы. Иными словами, несочетаемость содержания под стражей со штрафом, а равно с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью делает такой "эквивалент" алогичным, а потому, на наш взгляд, несовместимым.

Замена неотбытой части наказания более мягким видом. Вступление приговора суда в законную силу является признанием его обоснованности и праведности, а потому он никем не может быть изменен. Однако верен и другой постулат, что обстановка и условия процесса отбывания осужденным назначенного ему приговором суда наказания неизбежно и по различным каналам воздействует на его сознание, волю и психику, что в своей совокупности фокусируется в его поведении в местах лишения свободы. Указанное влияние может вызывать у него не только негативные, но и позитивные побуждения. Институт замены и призван выполнять роль такого стимулирующего фактора, открывающего возможность, не подвергая сомнению обоснованность вынесенного приговора суда, заменить определенную неотбытую часть назначенного судом наказания более мягким (по сравнению с ним). При этом лицо может быть полностью или частично освобождено и от дополнительного вида наказания (ст. 80 УК).

Для применения этой нормы требуется, чтобы осужденный зарекомендовал себя с положительной стороны, поскольку именно это имеет в виду закон, отмечая, что суд может произвести замену "с учетом поведения". Справедливости ради следует сказать, что столь неопределенные формулировки в уголовном законе опасны, а потому и недопустимы. Ясно одно, что в отличие от условно-досрочного освобождения замена лишения свободы более мягким видом наказания может производиться и тогда, когда осужденный еще не исправился полностью, однако есть все основания считать, что он твердо встал на этот путь. При отбытии иного (помимо лишения свободы) наказания данный институт не применяется.

Институт замены может быть применим при условии, что осужденный фактически отбыл не менее одной трети срока наказания, назначенного ему судом.

Социально-нравственный смысл данного института заключается в том, чтобы улучшить условия отбывания осужденным наказания, и потому ухудшение его положения путем замены недопустимо. В этой связи срок более мягкого вида наказания не может превышать неотбытую часть лишения свободы, как и не может он превышать максимального срока, установленного уголовным законом для данного вида наказания.

Замена носит безусловный характер, т. е. даже при отрицательном поведении осужденного возврат на исходный (нулевой) рубеж невозможен. Более того, в случае совершения нового преступления таким лицом, к наказанию, назначенному по последнему приговору, может быть полностью или частично присоединено только замененное, т. е. более мягкое наказание.

Освобождение от отбывания уголовного наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда. Здесь главным фактором, погашающим наказуемость преступного деяния, является время, которое, искуп-ляя вред, причиненный преступником обществу, превращает наказание, некогда вынесенное судом и не исполненное, не только в ненужное явление, но иногда и в положительно вредное (Н. С. Таганцев).

Под давностью исполнения обвинительного приговора (давностью наказания) понимается истечение указанных в уголовном законе сроков, после чего исполнение назначенного судом наказания (исполнение приговора) исключается.

По действующему УК сроки давности исчисляются не от факта к факту, а от дня ко дню, начальным из которых является день вступления приговора суда в законную силу. Начало исполнения наказания (исполнения приговора), как правило, совпадает с днем вступления обвинительного приговора суда в законную силу. Исключение имеет место, например, при отсрочке наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей. В приведенном случае наказание хотя и не исполняется, однако давностный срок исполнения приговора суда начинает течь со дня его вступления в законную силу. Нечто подобное имеет место и при условном осуждении.

Время вступления в законную силу обвинительного приговора зависит от провозгласившей его судебной инстанции:

если приговор вынесен Верховным Судом Российской Федерации, то, поскольку он обжалованию не подлежит, постольку вступает в законную силу по его провозглашении; в

остальных случаях он вступает в силу по истечении срока, предусмотренного законом на кассационное обжалование и опротестование, т. е. через 7 суток со дня провозглашения;

если же приговор был обжалован или опротестован — по рассмотрении жалобы или протеста кассационной инстанцией (при условии, что он оставлен в силе). Срок обжалования приговора суда истекает в 24 часа последних (седьмых) суток (день провозглашения приговора не принимается в расчет).

Приговор может быть не приведен в исполнение по различным причинам: не был направлен органу, исполняющему наказание; не был реализован в связи с болезнью осужденного, препятствующей отбыванию наказания; в связи с потерей судебных документов по вине судебного исполнителя и т. д.

Продолжительность сроков, по истечении которых лицо освобождается от наказания, прежде всего зависит от степени тяжести преступления:

а) два года — при осуждении за преступление небольшой тяжести;

б) шесть лет — при осуждении за преступление средней тяжести;

в) десять лет — при осуждении за тяжкое преступление;

г) пятнадцать лет — при осуждении за особо тяжкое преступление.

Давностные сроки своим истечением устраняют наказуемость сами по себе, независимо от каких-либо иных обстоятельств, произошедших в течение этого времени. Вместе с тем течение сроков давности исполнения обвинительного приговора суда приостанавливается, если осужденный уклоняется от наказания. Уклонением являются всякие действия осужденного, совершенные с целью воспрепятствовать государственным органам исполнить в отношении него обвинительный приговор (побег из-под ареста, из-под стражи, из места лишения свободы и т. д.). Приостановление давности означает, что время, которое прошло со дня уклонения от наказания до дня, когда осужденный был задержан или явился с повинной, не засчитывается в срок давности. Течение срока в подобных случаях возобновляется со дня задержания уклоняющегося лица или со дня его явки с повинной. Сроки давности, истекшие ко дню уклонения осужденного от наказания, подлежат зачету.

В отличие от прежнего, действующее уголовное законодательство не предусматривает прерывания сроков давности исполнения обвинительного приговора. Возможно, что такое решение подчинено какой-либо скрытой от внешнего восприятия разумной идее законодателя. Однако признание течения давности вовсе не зависящим, в частности, от дальнейших преступных деяний осужденного вряд ли представляется правильным, так как по установленному в настоящее время правилу осужденный, находясь "в бегах", может совершать любой тяжести преступления без страха, что этим самым он прервет течение сроков давности исполнения обвинительного приговора за предыдущее преступление. Думается, что социально-нравственное назначение давности (общепредупредительная задача наказания), а главное, наличие рецидива позволяют заключить, что лицо, совершившее в период давностного срока новое (причем любое) преступление, представляет повышенную опасность, которая даже больше, чем у лица, уклоняющегося от отбытия наказания, предусмотренного обвинительным приговором.

Если осужденный приговорен к смертной казни или пожизненному лишению свободы, то вопрос о применении (или неприменении) сроков давности решается судом. Если суд не сочтет необходимым применить сроки давности, эти виды наказаний заменяются лишением свободы на определенный срок.

Закон не указывает параметры этого срока, однако, исходя из анализа института лишения свободы, можно предположить следующие допустимые варианты решения указанного вопроса: а) при замене смертной казни или пожизненного лишения свободы, назначенных за впервые совершенное преступление, срок лишения свободы может быть определен в пределах от 15 до 20 лет; б) при замене смертной казни или пожизненного лишения свободы, назначенных по совокупности преступлений, — в пределах от 20 до 25 лет; в) при замене смертной казни или пожизненного лишения свободы, назначенных по совокупности приговоров, — от 25 до 30 лет.

Сроки давности исполнения обвинительного приговора суда, предусмотренные действующим уголовным законодательством, не применяются к лицам, осужденным за преступления против мира и безопасности человечества: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны (ст. 353 УК), применение запрещенных средств и методов войны (ст. 356 УК), геноцид (ст. 357 УК), экоцид (ст. 358 УК).

Освобождение от уголовного наказания по отбытии срока, назначенного приговором суда, — самый распространенный вид освобождения. Ему предшествует (должна предшествовать) длительная подготовка. Мы разделяем мнение, согласно которому такая подготовка должна длиться весь период отбывания осужденным наказания, начиная с первого его дня (А. С. Мгислин). Содержание, формы, виды и количество подготовительных мероприятий в различных учреждениях (органах) зависят от возможностей конкретной исправительной системы, где осужденным отбывается наказание.

Интенсивность и целенаправленность подготовительных мероприятий существенно возрастает в период, предшествующий освобождению осужденного. Этот период обозначен законом тремя месяцами, хотя по свидетельству практики этого срока для серьезной и плодотворной подготовки к освобождению осужденного явно недостает.

К освобождению осужденного должны также готовиться и иные органы федерального и прежде всего муниципального уровня. Например, орган внутренних дел обязан в двадцатидневный срок со дня поступления запроса выяснить возможность регистрации освобождающегося по месту жительства, о чем своевременно извещает учреждение (орган), где находится осужденный. При положительном решении вопроса о месте жительства в центр занятости направляется информация, необходимая для трудоустройства освобождаемого лица; при отрицательном — с его согласия принимаются меры по устройству в другом месте.

О времени освобождения несовершеннолетних, больных, а также беременных женщин в обязательном порядке уведомляются их родственники. Если они не прибыли, освобождаемые лица в возрасте до шестнадцати лет, больные, нуждающиеся в постороннем уходе, направляются к месту жительства в сопровождении работника учреждения (органа), а в необходимых случаях и врача.

Лица престарелого возраста и инвалиды, не имеющие родственников и не способные обеспечить себя либо нуждающиеся в уходе, с их согласия могут помещаться в дома престарелых (интернаты) и дома инвалидов.

Если осужденный приговорен к дополнительной мере наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, это отмечается в выдаваемой трудовой книжке наряду с записью о трудовом стаже. Кроме того, освобождаемому выдается справка, в которой указывается, в течение какого времени за двенадцать месяцев, предшествующих освобождению, он имел оплачиваемую работу, а также специальность и разряд. В справке фиксируются сведения о среднем заработке за последние два месяца работы, что необходимо для определения пособия по безработице.

В справке об освобождении указывается его основание, срок отбытия наказания, дополнительное наказание, если осужденный от него не освобожден. В ней также отмечается задолженность по исполнительным листам, место, куда следует освобожденный, сумма пособия, если она была ему выдана. Если лицо освобождено со снятием судимости (при амнистии или помиловании), об этом также указывается в справке.

§ 4. Условные виды освобождения от уголовного наказания

Условное осуждение. Идея об условном осуждении, в результате которого приговор, вступивший в законную силу, не мог быть немедленно приведен в исполнение или не исполнялся совсем, была известна еще раннему законодательству многих государств, среди которых Россия — не исключение. Суть условности неисполнения приговора суда первоначально заключалась либо в предоставлении осужденным доказательств своего примерного поведения в будущем, либо непосредственно в таковом поведении в течение определенного законом срока.

К факторам, обусловливающим необходимость и целесообразность введения в уголовное законодательство института условного осуждения, относятся довольно богатая судебная практика назначения кратких сроков лишения свободы и социально-нравственные характеристики личности осужденного. Последнее обстоятельство, бесспорно, заслуживает предпочтения. Что же касается предполагаемой (законодателем и правоприменителем) эффективности кратких сроков лишения свободы, то эта идея не столь уж бесспорна и безобидна.

Как известно, уголовное наказание (в том числе и лишение свободы) должно применяться в целях: восстановления социальной справедливости, нарушенной преступлением, исправления осужденного и предупреждения новых преступлений. Краткосрочное лишение свободы, которое широко применялось в отечественной практике, неизбежно порождало не только положительные результаты, но и несло в себе большой отрицательный социально-личностный заряд, суть которого можно свести к следующему. Преступление, заслуживающее лишения свободы, есть неоспоримое доказательство того, что при его совершении причиняется значительный физический, имущественный или моральный вред социально значимым интересам людей. Назначение же краткого срока лишения свободы в каждом конкретном случае свидетельствует об обратном. При таком подходе, вольно или невольно, осознанно или подсознательно, но неизбежно принципу дифференциации уголовной ответственности и наказания противопоставляется принцип индивидуализации уголовного наказания, что в своей основе не способствует восстановлению социальной справедливости, нарушенной преступлением.

Кроме того, определяя краткий срок, суд тем самым нередко заведомо "благословлял" осужденного на своеобразные "краткосрочные курсы" повышения криминального мастерства и ускоренное освоение им психологии представителей преступного мира. Наконец, может ли краткосрочное лишение свободы способствовать предупреждению новых преступлений? Вряд ли. В кратком сроке лишения свободы страх карательного воздействия исчезает, так и не успев родиться. Не будет преувеличением мнение о том, что нередко краткий срок лишения свободы — это своего рода скрытая форма непреднамеренной безответственности за содеянное в прошлом, ничего другого не порождающей, кроме уверенности у осужденного в безнаказанности на будущее. Достаточно высокий уровень рецидива среди "краткосрочников" тому доказательство. И наконец, неоправданно широкое применение кратких сроков лишения свободы как бы затушевывает, сглаживает, "обезоруживает" обоснованную суровость, необходимую для этого вида уголовного наказания, что вряд ли способствует повышению его правовой эффективности и упреждающему социальному эффекту в решении более серьезных задач. Поистине, меч, который употребляют для колки дров, отказывается служить во время битвы (Крон).

Возможно, что малоэффективная, но так широко применяемая практика краткосрочного лишения свободы в какой-то степени выступила своеобразным прологом введения в уголовное законодательство условного осуждения.

Вместе с тем становлению института условного осуждения в немалой степени способствовало и то, что в местах лишения свободы во все времена и у всех народов находится достаточно солидное число тех осужденных, для которых тюремный ад — не только излишнее психологическое потрясение, но и противное цели его исправления место. Для их фактического, а не предполагаемого исправления слишком много бывает даже самого процесса осуждения.

Несмотря на достаточно живую дискуссию о правовой природе условного осуждения, заметим, что в последнее время все больше и больше возобладает точка зрения, согласно которой оно относится к разновидности освобождения от наказания и выступает специфической формой реализации уголовной ответственности.

В соответствии с действующим отечественным законодательством условное осуждение применяется факультативно по усмотрению суда. При этом учитываются характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе смягчающие и отягчающие вину обстоятельства. Иными словами, суть условного осуждения заключается в неприведении в исполнение приговора (в полной или соответствующей его части) под условием, что осужденный в течение установленного судом испытательного срока своим поведением докажет, что исправился.

Условное осуждение как раз и может быть применено при выводе суда о возможности исправления осужденного без отбытия наказания; только при этом суд может постановить: признать назначенное наказание условным. Естественно, что к такому решению суд приходит только с учетом всех фактических и уголовно-правовых характеристик совершенного деяния, смягчающих и отягчающих вину обстоятельств и социально-правовых особенностей личности виновного.

Имея это в виду, следует заключить, что данный институт адресован в первую очередь лицам, совершившим преступления небольшой тяжести, и, очевидно, при наличии некоторых извинительных обстоятельств — средней тяжести.

Что касается личности, то суд должен учитывать те ее особенности, которые в той или иной мере повлияли на содержание субъективных элементов преступного деяния и одновременно имели уголовно-правовое значение. Поскольку уголовное наказание преследует одну из целей, а именно — исправление осужденного, постольку обоснованным должно быть и то, что суд обязан учитывать и поведенческие характеристики подсудимого, которые хотя напрямую и не способствовали совершению преступления, но опосредованно либо разжигали криминальную страсть своего властелина, либо, наоборот, гасили в нем преступный порыв (отношение его в быту, привязанность к спиртным напиткам, наркотикам или их осознанное отторжение, заслуги перед обществом или наличие криминального "послужного" списка и т. д.).

Помимо указанного, суд должен учитывать смягчающие и отягчающие вину подсудимого обстоятельства, если они играли определенную роль в преступном событии.

Очевидно, что только совокупная оценка всех факторов позволит суду с достаточной уголовно-правовой полнотой и нравственной обоснованностью применить институт условного осуждения.

Исходя из того, что этот институт носит исключительный характер, он не должен применяться (хотя закон и не запрещает) к лицам, совершившим тяжкие или особо тяжкие преступления, имеющим судимость, а тем более к лицам, в отношении которых он уже использовался. Применение условного осуждения в перечисленных (или им подобных) случаях с любыми доводами (оговорками) будет лишь подрывать социальный авторитет этого института уголовного права и снижать его и без того низкую эффективность.

По действующему законодательству условное осуждение применимо лишь в случаях, если осужденному назначается уголовное наказание в виде: исправительных работ, ограничения по военной службе, ограничения свободы, содержания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы. Все иные основные виды наказания отбываются (исполняются) только реально, т. е. безусловно.

При условном осуждении могут быть назначены дополнительные виды наказания, кроме конфискации имущества, применение которой свидетельствует о совершении осужденным тяжкого или особо тяжкого преступления, что, в свою очередь, практически исключает возможность условного осуждения.

Действующий уголовный закон не регламентирует вопрос о сроке наказания, признаваемого условным, однако, согласно житейско-правовой логике (а практика применения института условного осуждения ее подтверждает), он не должен превышать испытательного срока, определяемого судом, а тем более предусмотренного уголовным законом. "Запредельные" сроки размывают содержательно-функциональные границы условного осуждения, превращая его в легализованную форму сокрытия осужденного от реального наказания.

Условный характер назначенного осужденному наказания сохраняется в период всего испытательного срока, который, согласно действующему уголовному закону, суд может определить в двух временных параметрах: а) в случае назначения лишения свободы на срок до одного года или более мягкого вида наказания испытательный срок может быть не менее шести месяцев и не более трех лет; б) в случае назначения лишения свободы на срок свыше одного года — не менее шести месяцев и не более пяти лет. Сочетание срока назначенного судом наказания и испытательного срока должно быть разумно оптимальным, однако, думается, что испытательный срок может быть либо равен сроку назначенного наказания, либо быть больше него, ибо последний как бы фиксирует глубину социальной запущенности осужденного, а испытательный срок должен проверить, как сам осужденный реанимирует свои положительные качества. При таком подходе значимость испытательного срока должна превалировать над сроком условного наказания.

Этот вывод подтверждается тем, что если условно осужденный станет уклоняться от исполнения возложенных на него судом обязанностей (сменит место жительства, работы, учебы, прекратит процедуру лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании и т. д.) или нарушит общественный порядок, за что на него будет наложено административное взыскание, суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, может продлить испытательный срок, но не более чем на один год (ч. 2 ст. 74 УК).

Условность назначенного судом наказания заключается и в том, что суд может обязать такого осужденного не менять постоянного места жительства, работы и (или) учебы без уведомления (значит, при уведомлении можно) специализированного государственного органа, контролирующего исправление осужденного; не посещать определенные места (например, рестораны, казино, бары, торговые рынки, вокзалы и т. п.); пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания; материально поддерживать семью (свою, а еще важнее — семью потерпевшего). Поскольку этот перечень закон оставляет открытым, суд может возложить на условно осужденного исполнение и других обязанностей; важно, чтобы они, каждая в отдельности и все в совокупности, способствовали его исправлению и одновременно не превратились в дополнительные меры карательного характера.

Факультативный характер условий испытания подтверждается еще и тем, что в течение испытательного срока суд по представлению контролирующего органа может полностью или частично отменить (желательно по истечении не менее половины назначенного судом испытательного срока) либо дополнить ранее установленные обязанности.

Контроль за поведением условно осужденного осуществляется уполномоченным органом, входящим в структуру подразделений Министерства внутренних дел России, а в отношении военнослужащих — командованием воинских частей и учреждений.

Может так случиться, что условно осужденный своим примерным поведением во всех сферах его бытия еще до истечения испытательного срока докажет свое исправление. В таких случаях закон допускает досрочную отмену условного осуждения с обязательным и одновременным снятием судимости. Досрочная отмена возможна по истечении не менее половины испытательного срока и при наличии представления контролирующего органа.

Если же условно осужденный систематически (более трех раз) или злостно не исполняет возложенных на него обязанностей, суд по представлению того же органа может отменить условное осуждение, определив реальное исполнение наказания, назначенного приговором суда.

Если человек в течение испытательного срока совершает преступление по неосторожности либо умышленное преступление небольшой тяжести, вопрос об отмене (или о сохранении) условного осуждения решается судом с учетом его поведения в период срока испытания, предшествующего этому преступлению.

В том случае, если условно осужденный в течение испытательного срока совершит умышленное преступление средней тяжести, тяжкое или особо тяжкое, суд в обязательном порядке отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по совокупности приговоров. Подобным же образом необходимо поступать и в предыдущем случае, если суд не сочтет возможным сохранить условное осуждение.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания. Провозглашение приговора, в котором определены вид и размер наказания, имея, бесспорно, важное социально-правовое и нравственно-психологическое значение для всех участников судебного процесса, есть всего лишь робкая и наивная прелюдия, предваряющая собой сложную, противоречивую и мучительную картину жизни осужденного, отбывающего это наказание. Суд, общаясь с подсудимым, всесторонне изучая зачастую многие тома уголовного дела, повествующие о преступном событии, профессионально оценивает общественное значение посягательства и выразившиеся в нем преступные свойства личности виновного, воплощает все это в тот заряд кары, который, по его предположению, с одной стороны, является уголовно-правовым эквивалентом социального вреда, причиненного потерпевшему этим преступлением, а с другой — будет достаточен для оздоровительной реформации сознания, воли и поведения осужденного.

Робким это судейское предположение (если даже не убеждение) является потому, что в отдельных, однако весьма немалочисленных случаях наказание (а в особенности его размер) назначается "на ощупь" или с традиционной повязкой на глазах, в результате чего выбор меры наказания нередко определяется шаблонной рутиной, а не тщательным изучением дела и человека (Н. С. Таганцев). Наивным оно нам представляется потому, что перед глазами судьи проходит одна тысячная доля многогранной жизни подсудимого, а это само по себе исключает глубину любого заключения. И дело далеко не в отсутствии профессионализма судьи, а в кратковременности наблюдения за подсудимым. Закон же требует, назначая наказание, учитывать характер и степень общественной опасности преступления и личности виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие вину, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Думается, что в этой законодательной установке больше пожелания, нежели требования, ибо охватить даже самым жадным до любознательности разумом, проанализировать и оценить требуемый массив информации под силу ли человеку, даже судье? Воля, оживотворяющая деяние, так многообразна, мотивы, определяющие ее, нередко, так сложны (Н. С. Таганцев), что даже выявить, а тем более изучить их — дело непостижимо сложное. Иными словами, даже самое объективное наказание, назначенное осужденному, не может служить гарантией выбора наиболее оптимального заряда кары, необходимого для его исправления. Назначенное судом наказание следует, таким образом, рассматривать лишь как желательную (предположительную), иногда удачную, чаще всего — нет, социально-правовую основу (платформу), на которой исправительная система будет строить свою воспитательную программу.

При этом следует учитывать и то, что осужденный после объявления ему приговора и в процессе отбытия наказания испытывает такие метаморфозы, которые вряд ли будут совпадать с судейскими наблюдениями, предположениями и выводами. При этом не исключено появление таких факторов, которые выступают гарантией досрочного исправления осужденного, в силу чего дальнейшее отбытие им наказания становится излишним и даже вредным. Возникает потребность в досрочном освобождении.

Действующее (как и предыдущее) отечественное уголовное законодательство такую возможность суду предоставляет. Отмечая многогранный характер института досрочного освобождения, можно заключить, что он относится к разряду межотраслевых, ибо в равной степени затрагивает вопросы материального (уголовного) права (содержание, основание и условия применения или неприменения этого института), уголовно-исполнительного права (подготовительная процедура досрочного освобождения) и уголовно-процессу-ального права (процедура досрочного освобождения от наказания).

Освобождая осужденного от основного, суд может полностью или частично освободить его и от дополнительного вида наказания.

Вместе с тем, применяя досрочное освобождение, суд может возложить на осужденного исполнение в течение оставшейся неотбытой части наказания (испытательного срока) определенных обязанностей, по своей природе аналогичных тем, которые могут применяться в отношении условно осужденного. Поэтому законодатель и назвал данный институт условно-досрочным освобождением.

Институт условно-досрочного освобождения базируется на материальном и формальном основаниях.

Материальным основанием условно-досрочного освобождения служит исправление осужденного, в силу чего отпадает необходимость полного отбытия назначенного судом срока. К сожалению, формулировка данного основания слишком неопределенна хотя бы тем, что в ней отсутствуют показатели (поведенческие ориентиры), по которым суд может достоверно заключить, что человек исправился. Очевидно, такими показателями могут служить: примерное поведение, отношение к порученному делу, стремление повысить свой общеобразовательный и профессиональный уровень и т. д. Иными словами, исправление имеет место тогда, когда осужденный естественно и органично включился в постоянный процесс самовоспитания, имеющего различные формы и силу нравственного воздействия. Определить, соответствует ли фактическое поведение осужденного и его отношение к мерам исправительно-трудового воздействия формуле закона, должна администрация исправительно-трудового учреждения или органа, исполняющего наказание (органы внутренних дел, суд и т. д.). Другим, хотя и формальным, но также обязательным требованием условно-досрочного освобождения является отбытие осужденным части назначенного судом срока. Первое — исправление и второе — обязательность отбытия определенной части наказания соотносятся между собой как основание и условие досрочного освобождения.

Согласно действующему уголовному законодательству условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным:

а) не менее половины срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;

б) не менее двух третей срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;

в) не менее трех четвертей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление.

При этом минимальный фактически отбытый срок должен достичь шести месяцев. Данное положение закона оправданно, ибо исполняющим наказание органам необходимо (как минимум) это время для того, чтобы убедиться в истинном, а не сымитированном исправлении.

Инициатива представления осужденного к условно-досрочному освобождению, в частности в исправительно-тру-довом учреждении, принадлежит совету воспитателей отряда; затем этот вопрос рассматривает комиссия (обычно административная), в которую входят: начальник учреждения, его заместители по режиму и воспитательной работе, начальники оперативной и специальной частей. Решение комиссии имеет рекомендательный характер для начальника учреждения. В органах, исполняющих иные срочные наказания, эта процедура аналогична, однако скорректирована на специфику и формы деятельности соответствующего органа. При отрицательном решении повторное обсуждение вопроса возможно не ранее чем по истечении шести месяцев. При этом вся процедура должна быть пройдена заново.

Решение начальника учреждения об освобождении и другие необходимые документы направляются в суд. В случае положительного решения осужденный освобождается не-

медленно с вручением ему определения суда. В справке об освобождении указывается неотбытый срок наказания.

Уголовный закон допускает повторное применение института условно-досрочного освобождения, если в первом случае оно было отменено в связи с тем, что осужденный в течение испытательного срока: нарушил общественный порядок, за что на него было наложено административное взыскание, злостно уклонился от исполнения возложенных на него судом обязанностей или совершил преступление. Для последующего (повторного) условно-досрочного освобождения осужденный, естественно, должен доказать, что он этого вновь заслуживает, и при этом отбыть не менее трех четвертей срока наказания, назначенного ему судом.

Лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть также условно-досрочно освобождено, но по отбытии не менее двадцати пяти лет. Вряд ли удачным следует признать законодательную терминологическую модель, заключенную в словосочетании "... если судом будет признано, что оно (осужденное лицо — авт.) не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания...". С точки зрения житейской логики, вряд ли можно найти осужденного (при условии, конечно, если он находится в полном психическом здравии), который бы "нуждался" в лишении свободы. Истинная мысль законодателя понятна, но ведь можно было написать и точным слогом.

Анализ действующего уголовного законодательства позволяет заключить: если лицо осуждено за совершение нескольких преступлений различной тяжести по совокупности преступлений или приговоров, то соответствующая часть срока наказания, которую он должен отбыть к моменту решения вопроса об условно-досрочном освобождении, исчисляется из учета совершения им наиболее тяжкого преступления, входящего в совокупность.

За лицами, освобожденными условно-досрочно, устанавливается контроль (как и при условном осуждении) уполномоченных на то специализированных органов, а в отношении военнослужащих — командованием воинских частей и учреждений.

Уголовный закон предусматривает правовые последствия, которые неизбежно должны наступить, если человек в течение неотбытой части наказания (испытательного срока) грубо нарушит условия, лежащие в основе его досрочного освобождения.

Так, если он нарушит общественный порядок (например, появится в общественном месте в состоянии опьянения, оскорбляющего достоинство человека, будет непристойно приставать к гражданам, нецензурно браниться и т. д.), за которое на него будет наложено административное взыскание, или злостно уклонится от исполнения обязанностей, возложенных на него судом (например, систематическое нарушение трудовой дисциплины и других нормативов общественной жизни), то суд по представлению контролирующих органов может постановить об отмене условно-досрочного освобождения и исполнении оставшейся неотбытой части наказания. Надо полагать, что решение суда в подобных случаях зависит от поведения освобожденного в течение оставшейся неотбытой части наказания, количества и тяжести совершенных им правонарушений.

Подобное решение суд может принять и в случае, если осужденный в течение неотбытой части наказания совершит преступление по неосторожности. Придя к выводу об отмене условно-досрочного освобождения, он назначает виновному наказание по совокупности приговоров.

По этим же правилам суд назначает наказание осужденному, который, будучи условно-досрочно освобожденным, совершит (также во время неотбытой части наказания) любое умышленное преступление.

Как уже отмечалось, суд, освобождая осужденного условно-досрочно, может полностью или частично освободить его и от дополнительного наказания. В связи с тем, что, как правило, продолжительность этих наказаний не совпадает, возникает необходимость обозначить параметры "оставшейся неотбытой части", о которой идет речь в законе. Не вдаваясь в дискуссию по этому вопросу, заметим, что испытательным периодом является только неотбытый срок основного наказания.

Освобождение от уголовного наказания в связи с болезнью. В соответствии с действующим уголовным законодательством (ч. 1 ст. 81 УК) освобождению от наказания в связи с болезнью прежде всего подлежит лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния (интеллектуальный момент) либо руководить им (волевой момент).

Здесь в общих содержательных чертах — сходство с освобождением от уголовной ответственности в связи с невменяемостью лица, совершившего преступление. Отличие заключается в том, что в одном случае расстройство психики было на момент совершения преступления, а в другом — возникает после него.

В этой связи имеет смысл упрекнуть законодателя в неопределенности формулировки ч. 1 ст. 81 УК. В принципе она допускает (по крайней мере не исключает) четыре варианта ситуаций, при наличии которых необходимо освободить лицо от уголовного наказания в связи с болезнью. Две из них могут иметь место на стадии расследования уголовного дела и на стадии предания дела суду, но до вынесения обвинительного приговора. В указанных случаях речь должна идти лишь о назначении судом принудительных мер медицинского характера, имеющих самостоятельное значение и не сопряженных с освобождением лица, страдающего психическим расстройством, от уголовного наказания.

Если же психическое расстройство возникло (было выявлено) после вынесения обвинительного приговора, но до его исполнения, то в этой ситуации суд освобождает осужденного от отбытия уголовного наказания, ибо оно уже было назначено. Психическое расстройство, возникшее в период отбытия осужденным назначенного уголовного наказания, также служит основанием для освобождения. Суд в особом процессуальном порядке по представлению органов, исполняющих наказание, и при наличии заключения судебно-пси-хиатрической экспертизы должен рассмотреть вопрос о возможности дальнейшего исполнения приговора.

Определение природы психического расстройства, его глубины принадлежит судебно-психиатрической экспертизе. Именно поэтому освобождение от уголовного наказания в связи с психическим расстройством является обязанностью, а не правом суда. Если при этом применяются меры принудительного медицинского характера, они должны быть обусловлены тяжестью совершенного преступления, социальной опасностью осужденного и иными заслуживающими внимания обстоятельствами, сведения о которых представляют суду эксперты-психиатры и органы, исполняющие наказание.

Согласно ч. 2 ст. 81 УК лицо, заболевшее после совершения преступления иной (не психической) тяжелой болезнью, препятствующей отбытию наказания, может быть освобождено от него. При решении вопроса о том, что следует понимать под такой болезнью, необходимо руководствоваться не только характером заболевания как такового, но и другими обстоятельствами, которые в совокупности с этим тяжелым заболеванием могут препятствовать отбытию наказания (например, содержание в условиях места лишения свободы, опасные для здоровья условия обитания, что, в свою очередь, может угрожать не только здоровью, но и жизни осужденного, и т. д.).

Однако, решая вопрос об освобождении, суд в этом случае учитывает такие обстоятельства, как тяжесть и характер совершенного преступления, поведение осужденного после него, степень его исправления, физическая возможность совершения им нового преступления и т. д. Если с учетом этих обстоятельств суд решил не освобождать лицо от наказания, оно должно быть помещено в специальное (изолированное) лечебное учреждение.

В связи с тем, что болезнь, наступившая после совершения деяния, не лишает его преступного характера, лица, указанные в ч. 1 и 2 ст. 81 УК, "в случае их выздоровления могут подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные статьями 78 и 83 настоящего Кодекса" (ч. 4 ст. 81 УК).

Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей. Разновидностью специфического вида освобождения от уголовного наказания является отсрочка его отбывания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей. В основе данного института лежит идея гуманизма по отношению не только к женщине, но и к детям. Наказывая женщину за совершенное преступление и заботясь об облегчении участи женщины-матери, закон ограждает в первую очередь малолетних детей, которые вынуждены следовать за матерью в места лишения свободы или обречены на рождение в этих местах, т. е. от незаслуженной кары.

Суд на основании личного дела осужденной, медицинского заключения о ее беременности либо справки о наличии малолетних детей и характеристики решает вопрос об отсрочке на предусмотренное законодательством Российской Федерации время освобождения от работы по беременности, родам (семьдесят календарных дней до родов и семьдесят — после; в случае осложненных родов — восемьдесят, а при рождении двух и более детей — сто десять календарных дней) и до достижения ребенком восьмилетнего (вместо трехлетнего, как было ранее) возраста.

Срок беременности и возраст женщины в законе не оговариваются, что дает основание предположить, что этот вид отсрочки может применяться и к несовершеннолетним, отбывающим лишение свободы в воспитательной колонии.

Данный институт может быть применен как при рассмотрении в суде уголовного дела по существу, так и во время отбытия осужденной уголовного наказания.

Вместе с тем этот институт не распространяется на женщин, лишенных родительских прав, а также осужденных к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности. Закон в данном случае имеет в виду не только деяния, которые находятся в разделе "Преступления против личности", но и те, тяжкие и особо тяжкие, в которых личность непосредственно или опосредованно подвергается опасности причинения ей вреда.

К женщине, на которую этот институт распространяется, он может быть применен лишь при наличии гарантий, что она будет воспитывать ребенка, предоставляя ему необходимые для нормальной жизни условия, не использует освобождение вопреки его интересам и не совершит нового преступления. Вместе с тем для предоставления отсрочки не имеет значения, находится ли ребенок с матерью, в доме ребенка при исправительно-трудовом учреждении или у родственников, в детском доме или другом детском учреждении, есть ли у ребенка отец или другие родственники, способные обеспечить за ним уход.

Во время отсрочки женщина находится под контролем органа внутренних дел, который обязан своевременно реагировать на случаи невыполнения ею своих прямых материнских обязанностей. Если она откажется от ребенка или будет уклоняться от его воспитания после предупреждения данного органа, суд может по его представлению отменить отсрочку и направить осужденную отбывать наказание в место, назначенное в соответствии с приговором суда.

Под отказом от ребенка следует понимать, как правило, полное прекращение материнских обязанностей. Уклонением же от воспитания признается такое поведение женщины, при котором ребенку практически не уделяется внимания и времени, необходимых для привития ему положительных качеств (передача ребенка для ухода своим знакомым, соседям по жилью, оставление его на длительное время одного без присмотра, организация в присутствии ребенка пьянок и других аморальных действий и т. д.).

По достижении ребенком восьмилетнего возраста (либо в случае его смерти) орган, осуществляющий контроль за поведением осужденной, направляет представление в суд, который оценивает поведение женщины, ее отношение к ребенку и решает вопрос о ее дальнейшей судьбе. Прежде всего суд может освободить осужденную от оставшейся части наказания. Очевидно, такое решение вопроса возможно лишь при условии, если она в полной мере оправдала доверие суда. При отдельных несущественных нарушениях оставшуюся часть наказания суд может заменить на более мягкий вид. Когда же осужденная явно и преднамеренно не оправдала доверия суда, он обязан постановить о ее направлении в соответствующее учреждение для отбытия оставшейся части наказания.

Если в период отсрочки совершено новое преступление, суд назначает наказание по совокупности приговоров.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий