регистрация / вход

Административная ответственность юридических лиц

Общие понятия ответственности по административному и другим отраслям права. Реализация административно-правовых санкций за совершение правонарушений юридическими лицами. Виды административных наказаний.

Дипломная работа

студента (слушателя) 6 курса факультета юридического

Северо-западная Академия государственной службы

Юридический факультет

Кафедра административного и уголовного права

Санкт-Петербург

2004

Общие понятия ответственности по административному и другим отраслям права. Реализация административно-правовых санкций за совершение правонарушений юридическими лицами. Виды административных наказаний.

Введение

Темой данной квалификационной работы является проблема административной ответственности юридических лиц.

Административная ответственность наряду с уголовной, гражданской и дисциплинарной является одним из видов юридической ответственности, устанавливаемой государством путем издания правовых норм, определяющих основания ответственности, меры, которые могут применяться к нарушителям, а также порядок рассмотрения дел о правонарушениях и исполнения этих мер.

В административном праве из всех многочисленных мер административного принуждения (досмотр, реквизиция, задержание, изъятие и т.д.) только назначение административного наказания влечет наступление административной ответственности. Следовательно, административная ответственность — это реализация административно-правовых санкций, применение уполномоченным органом или должностным лицом административных наказаний к гражданам и юридическим лицам, совершившим правонарушение.

Спецификой данной работы является изучение нового института Кодекса об административных правонарушениях – административной ответственности юридических лиц.

В последние годы произошли принципиальные изменения в экономике. Страна перешла к рыночной системе хозяйствования. Сегодня создается большое количество юридических лиц с различной организационно-правовой формой. В свою очередь это влечет за собой рост правонарушений, совершаемых юридческими лицами. Это требует, с одной стороны, надежных гарантий защиты экономических интересов всех хозяйствующих субъектов, с другой – равного подхода к этой защите со стороны правоохранительных и контрольных (надзорных) органов. Привлечение юридических лиц к административной ответственности возможно в самых различных сферах (например, при налогообложении, в области таможенных отношений и т.д.), но это не дает оснований для выделения каких-то особых видов ответственности (налоговой, таможенной и пр.). Выделяют следующие виды административных правонарушений, совершаемых юридическими лицами: нарушения земельного законодательства; экологические правонарушения; нарушения в сфере строительства и производства стройматериалов; нарушения таможенных правил; нарушения налогового законодательства; незаконное осуществление банковской деятельности; нарушения антимонопольного законодательства: нарушения пожарной безопасности; нарушения санитарных и природоохранных правил; нарушения законодательства о применении контрольно-кассовых машин (ККМ); валютные правонарушения.

Хотя каждый вид названных правонарушений имеет свои особенности, все они относятся к административным, поскольку административная ответственность юридических лиц распространяется на любые нарушения правовых норм (независимо от их отраслевой принадлежности), для которых характерен или доминирует административно-правовой метод правового регулирования (власти и подчинения).

Вопрос административной ответственности юридических лиц в настоящее время широко обсуждается различными авторами (теоретиками и практиками) как в специализированной литературе, так и в средствах массовой информации. Особое внимание уделяется вопросу понятия ответственности юридических лиц и понятию вины юридического лица.

Несмотря на то, что данный вопрос достаточно полно исследован в юридических трудах многих авторов, таких как Колесниченко Ю.Ю., Викторов И. и других, в реальных административных отношениях часто возникает множество вопросов, требующих более детальной проработки. Особенно это касается вопросов, связанных с понятием и содержанием ответственности и вины юридического лица, совершившего администратвное правонарушение.

В России в настоящее время основным регулирующим административную ответственность юридических лиц нормативным актом является Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, а также нормативные акты субъектов РФ. Для правоприменительной практики большое значение имеет Постановление Пленума ВАС РФ от 27 января 2003 г. № 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

При написании работы использованы нормативные акты Российской Федерации, специальная, научная и учебная литература, а также издания периодической печати авторов-правоведов, компетентных в рассматриваемых вопросах (например, Колесниченко Ю.Ю., Викторов И.), список которых приводится в конце настоящей работы.

В силу того, что административная ответственность юридических лиц не лишена внутренних противоречий и является предметом дискуссий, целью данного исследования будет выявление таковых.

Для достижения поставленной цели намечен ряд задач, среди которых необходимо раскрыть:

Во-первых, дать понятие административной ответственности, рассмотреть ее структуру, основные признаки;

Во-вторых, проанализировать связь административной ответственности с другими видами юридической ответственности;

В-третьих, изучить понятие вины юридических лиц, привлекаемых к административной ответственности;

В-четвертых, рассмотреть основные виды административных наказаний , назначаемых юридическим лицам за совершение ими административных правонарушений.

В целях раскрытия перечисленных вопросов автор изучил историю развития, формирования и становления категории ответственности, основные признаки и структуру административной ответственности, провел сравнительный анализ административной ответственности и других видов ответственности, а также раскрыл понятие вины юридического лица в административном законодательстве и содержание административных наказаний и порядок их назначения.

Глава I. Общие понятия ответственности по административному и другим отраслям права

1.1. административная ответственность: генезис, основные признаки, структура

1.1.1. Генезис категории ответственности

В своем развитии, формировании и становлении категория ответственности прошла длительный отрезок исторического времени[1] , начало которого можно условно датировать судом над Сократом в Афинах в 399 г. до н.э., а его завершение - на исходе средних веков.

Платоновско-стоическая философия и процесс над Сократом сыграли огромную роль в зарождении и развитии концепции ответственности. В центре философии Сократа—Платона, древнегреческих и древнеримских стоиков - поведение, поступки человека, отношение к ним общества и государства. Уже в вопросе Сократа о том, насколько общество и государство должны реагировать на каждое человеческое деяние, в особенности на социально-вредное, содержится постановка вопроса об основании ответственности. Аристотель, решая вопрос о свободе воли человека, учил, что у законопослушного гражданина должны быть две способности: способность различать хорошее от плохого и способность выбирать между ними, т.е. выбирать правильный вариант поведения в соответствии с объективными морально-правовыми категориями,

Проблема морально-правовых критериев или проблема оценки поведения людей занимает важное место в учении древнегреческих философов об ответственности. Формула "поведение человека - и дурное прежде всего - должно подлежать оценке" была лейтмотивом платоновско-стоической философии. Эта оценка должна была осуществляться на основе законов государства и на основе высшего Разума и Логоса. Для Платона Логос - это Бог, и его "око" видит все и каждому человеческому поступку дает моральную оценку. Логос оценивал, обвинял, выносил приговор, причем виновное лицо обязано было принимать оценку Логоса без каких-либо оправданий и объяснений. Древнегреческое учение о Логосе отражало в известной мере действительную картину в мире древнегреческой юрисдикции, где процессуальные права обвиняемого были ничтожными и царило "бесконтрольное обвинение"[2] . Процесс над Сократом произвел огромное впечатление на мыслящий античный мир. Было видно, что афинский суд приговорил Сократа к смертной казни не столько за его "преступления", сколько за то, что в ходе процесса он пытался объяснить свое поведение и доказать беспочвенность обвинений.

Философы и юристы-стоики времен Римской Империи (Сенека, Эпиктет, Павел, Ульпиан) приняли меры, чтобы устранить этот процессуальный дефект, подавлявший прирожденное право человека на самозащиту и оправдание. Постепенно в древнеримской юрисдикции был сформирован принцип выслушивания обвиняемой стороны: "nemо inauditus damnari potest" (никто не может быть осужден, не будучи выслушан).

Таким образом, к "строительным блокам", составившим первоначальную конструкцию ответственности (оценка деяния плюс награда либо наказание), стоики добавили новый "блок", которым явилось понятие отчета о содеянном или объяснения поведения перед Логосом.

Основные положения древнегреческих и древнеримских философов об ответственности подверглись тщательной обработке у авторов Нового Завета и в сочинениях отцов христианской церкви. Отлично понимая практическую ценность и мощное морально-психологическое значение механизма оценивающего воздействия с последующими санкциями и наградами, они мастерски соединили элементы этого механизма с догматами о едином Боге и будущем суде. Евангельский Логос становится частью реальной жизни христиан, предметом веры народных масс, который обязывал каждого христианина постоянно отчитываться о своих поступках, оценивал и определял его поведение[3] .

Христианская доктрина, в которой концепция ответственности заняла центральное место, предусмотрела более демократический статус человеческой личности. Заботясь о правах виновного (грешного) человека, она обратила особое внимание на такой элемент, как "отчет - ответ - объяснение", который в христианской концепции ответственности логически занял первое место, придав ей процессуальную стройность и завершенность.

Интересно, что данный элемент со временем дал название институту ответственности. Дело в том, что эволюция наименования совершалась в данном случае гораздо позднее и медленнее, чем эволюция самого понятия. При этом нужно иметь в виду следующее: когда для вновь образуемого понятия (явления) ставится вопрос о том, какое наименование для него ввести, т.е. когда создается семантическое его обозначение, то, как правило, в наименовании отражается какой-то один комплекс признаков или даже один существенный признак, который и дает начало эволюции наименования[4] .

При формировании такого понятия, как ответственность, выбор пал по инициативе христианских теологов на его первый элемент, характеризующий рассматриваемое понятие не только как наказательное, но и личностное, связанное с виновным персонажем, имеющим право на оправдание-отчет. Эволюция самого наименования прошла долгий, почти полуторатысячелетний путь от существительного responsum (отчет, оправдание - лат.) к прилагательному responsable (ответственный – фр.), а затем к институциональному существительному responsabilite (ответственность – фр.), которое появилось на исходе средних веков. В эпоху Возрождения начался медленный процесс обмирщения понятия ответственности и вхождения его в отрасли права.

Интересен вопрос, почему рассматриваемое понятие, сформировавшееся в целом как морально-религиозное по содержанию, оказалось привлекательным для юриспруденции, в частности для той ее части, которая была связана с областью юрисдикции?

Представляется, что институт ответственности изначально имел своим назначением обеспечение справедливого применения наказания к виновному лицу и располагал для этого хорошими процессуальными данными. Как писал еще Гоббс, "существенной особенностью наказания является то, что оно есть зло, причиняемое государственной властью"[5] . Но так как эта власть склонна к произволу и, следовательно, к увеличению "зла", то применение наказания должно быть поставлено в соответствующие процессуальные рамки и самому его применению должны предшествовать процессуальные действия по выслушиванию обвиняемого и по оценке совершенного деяния. Ответственность карает, но и ставит процессуальные пределы этой каре.

Другое достоинство института ответственности - это возможность обеспечивать определенные права обвиняемого. Если в период "до ответственности" смысл наказания в основном исчерпывался механическим воздаянием за правонарушение и на виновное лицо возлагалось исключительно бремя обязанностей, то категория ответственности изменяла его правовое положение в области юрисдикции: виновный имел право быть выслушанным, доказывать свою невиновность, заявлять ходатайства, т.е. получал некоторые гарантии против необоснованного карательного воздействия.

Первой отраслью права, воспринявшей понятие ответственности, было государственное право. Так, в отечественном законодательстве оно впервые встречается в Указе Петра I "О власти и ответственности Сената" от 2 марта 1711 г.[6] Позже в XIX в. понятие ответственности усваивается другими профилирующими отраслями права - уголовным и гражданским правом. Что касается административного права, то данное понятие входит в науку и законодательство в XX в. В отечественном административном законодательстве понятие административной ответственности становится ходовым только с середины 60-х годов.

В настоящее время в науке административного права и в практической административной (полицейской) деятельности понятие административной ответственности употребляется как общеизвестное и понятное, под которым разумеется что-то определенное, а между тем, если попытаться разложить его на составные части и дать ему научное определение, пригодное для КоАП, оно оказывается недостаточно ясным и сбивчивым. По Канту, подобное понятие находится на такой стадии познания, когда в науке оно уже дано, однако в неясном или еще недостаточно определенном виде[7] .

Попытаемся еще раз с учетом изложенной ретроспективы в области развития понятия ответственности сказать об основных признаках административной ответственности и о ее структуре.

1.1.2. Понятие и основные признаки административной ответственности

Характеризуя понятие административной ответственности многие ученые-административисты полагают, что административная ответственность - это форма реагирования органов государственного управления на административное правонарушение, выражающееся в применении к нарушителю карательных административных санкций[8] .

Однако в термин "реагирование" в этом случае вкладывается содержание, только частично объясняющее существо рассматриваемого явления. "Реагирование" выражается в различных формах и применение взыскания - одна из них. Поэтому характеризуя административную ответственность и говоря о реагировании государства на административное правонарушение, следует отметить, что оно в первую очередь выражается в том, что компетентный орган или должностное лицо предъявляют обвинение правонарушителю и расследуют правонарушение. Важно подчеркнуть, что властные полномочия компетентного органа (должностного лица) применить к правонарушителю меры воздействия (доставление правонарушителя, составление протокола) реализуются наряду с обязанностью проинформировать последнего о его праве давать объяснение по поводу совершенного деяния.

Иначе говоря, данная форма реагирования государства на административное правонарушение проявляется в обязательной связке таких процессуальных действий, как обвинение лица в совершении правонарушения и в его праве дать объяснение по существу нарушения.

Так, КоАП устанавливает, что к правонарушителю могут быть применены определенные меры административного воздействия и вместе с этим ему предоставляется право знакомиться с материалами дела, заявлять ходатайства и давать объяснения по существу нарушения. Однако никто не может принудить виновное лицо давать объяснения, так как дача объяснения по делу есть право нарушителя. Доводы и соображения, содержащиеся в объяснении, прежде всего являются средством защиты прав и интересов правонарушителя, хотя они также служат источником информации для компетентного органа, влияют на "оценку" противоправного деяния и приобретают значение при определении вида административного взыскания.

Характеризуя административную ответственность как реакцию государственных органов на совершенное деяние, запрещенное законом, следует подчеркнуть, что такая реакция выражается в осуждении деяния, в "отрицательной оценке" содеянного[9] . Отрицательная оценка административного проступка - самостоятельная мера воздействия, реализуемая компетентным (юрис-дикционным) органом.

Так, для применения административного взыскания необходимо издание правоприменительного акта - постановления, которое признает субъекта виновным и отрицательно оценивает его поведение. Для объяснения и понимания административной ответственности этот признак является также существенным.

Отрицательную оценку в процессе привлечения виновного субъекта к административной ответственности нельзя сводить к разовому, одноактовому воздействию. В известной степени она перманентна: фиксируется в самом факте правонарушения, находит отражение в протоколе об административном правонарушении, высказывается при рассмотрении дела, находит свое завершение в постановлении по делу. Отрицательная оценка, содержащаяся в названном акте, превращает виновное лицо из привлекаемого к административной ответственности в привлекавшегося.

Другой важный признак характеризует административную ответственность как форму реагирования государственных органов на правонарушение, что выражается в применении на основе отрицательной оценки карательных административных санкций. Система правовых норм, содержащихся в КоАП, свидетельствует о том, что назначение административного наказания является завершающей мерой (формой) среди других мер административного принуждения. Применение административного наказания материализует правовую оценку, которая была дана правонарушению и личности правонарушителя в ходе рассмотрения дела и вынесения по нему постановления. Значение этого признака состоит в том, что в основном при применении административного наказания виновный субъект претерпевает определенные лишения личного, морального и материального характера. Административное наказание может быть наложено либо тем органом, который вынес постановление о наказании, либо иным органом исполнительной власти. Например, в соответствии с ч. 1 ст. 32.4 КоАП постановление судьи о возмездном изъятии или о конфискации вещи, явившейся орудием совершения или предметом административного правонарушения, исполняется судебным приставом-исполнителем в порядке, предусмотренном федеральным законодательством, а постановление о возмездном изъятии или о конфискации оружия и боевых припасов – органами внутренних дел.

Административная ответственность реализуется в специфических для нее процессуальных формах, т.е. меры административной ответственности применяются в соответствии с законодательством, регламентирующим производство по делам об административных правонарушениях. Это - самый характерный ее признак. Как правильно отметил И.А. Галаган, административная ответственность – преимущественно "процессуальное образование"[10] . Очень важно, чтобы карательная деятельность органов государственного управления протекала в определенных административно-процессуальных формах, т.е. по заранее установленным правилам и процедурам, устанавливающим порядок деятельности этих органов в области юрисдикции.

Административную ответственность характеризуют и другие признаки (например, принудительный характер, множественность государственных органов, применяющих меры ответственности, нормативно-правовая урегулированность, не влечет за собой судимости), но они общеизвестны и о них достаточно хорошо сказано в юридической литературе. Охарактеризованные здесь признаки позволяют иметь более полное представление об административной ответственности и определить ее, как реагирование государства на административное правонарушение, выражающееся в реализации компетентным органом (должностным лицом) права предъявить обвинение определенному лицу, подвергнуть противоправное деяние официальной оценке и в случае отрицательной оценки применить к виновному лицу административное взыскание.

Вместе с тем перечисление и анализ признаков дают внешне объективную, но плоскостную картину административной ответственности, не позволяют посмотреть на нее изнутри, объемно, очертить ее составные части, исследовать личностно-субъективный аспект рассматриваемого явления, Не нужно забывать, что из трех самых важных административно-правовых категорий — административно-правовой нормы, административного правоотношения и административной ответственности, - последняя категория является наиболее личностной, "нормативно переживаемой". Понять все эти аспекты можно при условии, если будет проанализирована структура административной ответственности.

Говоря о формулировании единого понятия административной ответственности, следует отметить, что оно возможно на основе многообразия определений. Эти определения образуют целостное понятие не путем их механического соединения, а посредством живого синтеза, при котором каждое определение существенно дополняет, развивает и конкретизирует другое. Думается, что понятие административной ответственности должно синтезировать два основных определения: первое характеризует административную ответственность как объективную категорию, представляющую реакцию государства на административное правонарушение; второе характеризует административную ответственность как субъективно-личностную категорию, показывающую ее как совокупность правомочий наказанного лица.

В свое время подобные определения были предложены М.С.Студеникиной. Хотя эти определения административной ответственности являются спорными по содержанию, следует признать глубоко правильной и оправданной ее попытку сформулировать единое понятие административной ответственности посредством синтеза двух определений - объективного и субъективного[11] .

Научные определения играют большую роль в правоведении и практической жизни. Они имеют важное теоретическое значение в процессе познания данной конкретной отрасли права, создания постоянного капитала отрасли правоведения, написания хороших учебников. Вместе с тем практика жизни показывает, что для того, чтобы понятие использовалось в обществе эффективно, запоминалось людьми, становилось частью их правосознания, ему нужно дать определение в законодательном акте. Определение развивает понятие, развертывает его содержание, вводит в самую его суть. Это - краткое (крылатое) объяснение, имеющее высшую качественную ценность. Поэтому роль определений очень велика в нормотворческом процессе. Кратко раскрывая существо правового явления в вводной части нормативного акта, они затем дают возможность законодателю более точно и свободно формулировать правовые нормы.

1.1.3. Структура административной ответственности

Итак, под административной ответственностью следует понимать вид юридической ответственности, который заключается в применении уполномоченным органом или должностным лицом административного наказания к лицу, совершившему административное правонарушение. Это - административно-процессуальное правоохранительное отношение, развертывающееся во времени и охватывающее все основные стадии производства по делам об административных правонарушениях. Его главные субъекты — компетентный орган, наделенный властными юрисдикционными полномочиями, и правонарушитель: первый обладает не только наказательными правами, но и обязанностями; второй не является лишь объектом принудительного воздействия со стороны государства, но является также субъектом определенных прав. Внимательный анализ данного соотношения прав и обязанностей позволяет выделить структурные элементы административной ответственности, к которым относятся: объяснение виновным лицом существа нарушения; отрицательная оценка компетентным органом противоправного деяния; применение административного наказания.

Объяснение лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Очерчивая и выделяя данный структурный элемент административной ответственности, следует указать на то, что он представляет собой меры, применяемые на стадии возбуждения административного дела и состоящие из двух групп процессуальных действий:

обвинения компетентным органом конкретного лица в совершении правонарушения и его расследования;

права лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, дать объяснение по существу нарушения.

Эти две группы мер, применяемых на стадии возбуждения административного дела, представляют собой пусковой механизм административной ответственности. Их реализация означает распространение на правонарушителя как отрицательных (доставление в органы, обвинение, составление протокола), так и положительных (например, процессуальные гарантии, такие, как соблюдение прав лица, привлекаемого к административной ответственности, и одного из существенных - права давать объяснения по поводу случившегося нарушения на всех стадиях административного дела) последствий административного процесса. В ст. 25.1 КоАП говорится: "Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материа лами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами…".

"Объяснение" как совокупность процессуальных действий привязано к обвинению и расследованию, обусловлено данными процессуальными действиями, логически вытекает из них, т.е. вторично, но вместе с тем оно настолько самостоятельно, исторически (в плане генезиса ответственно) и социально значимо в плане соблюдения прав лица, привлекаемого к административной ответственности, что именно этот термин должен быть отражен в наименовании данного элемента с его двумя звеньями.

"Объяснение" нарушителя интегрирует другие процессуальные действия, которые по характеру тяготеют к нему (ознакомление с материалами, относящимися к делу, представление доказательств, возможность заявлять ходатайства), и в совокупности с ними образует самостоятельный элемент в структуре административной ответственности.

В том смысле, какой КоАП придает "объяснению" нарушителя, оно выполняет роль доказательства по делу об административном правонарушении и направлено на полное установление обстоятельств административного проступка, недопущение ошибок в оценке противоправного деяния и в применении административного взыскания. Объяснение виновного лица - информация, разъясняющая совершение административного проступка, помогающая понять его. Так статья 26.3 КоАП определяет, что объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении представляют собой сведения, имеющие отношение к делу. "Объяснение" часто бывает окрашено в субъективные тона, но вместе с тем оно имеет объективное значение. Недаром слова "объяснение" и "ясность" имеют один корень. Объяснить - прояснить, понять, причем объяснить и понять через отыскание закона, нормы должного. Тот, у кого просят (истребуют) объяснение, обязан найти связь между сделанным и должным. В таком смысле следует понимать выражение "объяснение лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении", которое дается в ст. 26.2 ("Доказательства"), 28.2 ("Протокол об административном правонарушении") КоАП. Причем с предложением представить свои объяснения по делу об административном правонарушении компетентный орган обращается к виновному лицу неоднократно: в процессе фиксации правонарушения, составления протокола о нем, рассмотрения дела. Можно сказать, что первый элемент ответственности представляет система объяснений со стороны виновного субъекта.

Правда, к примеру в отличие от административного в дисциплинарном производстве "объяснение" выступает как доминирующее доказательство, и законодатель подчеркивает этот факт. В производстве по делам об административных правонарушениях "объяснение" занимает более скромное место, и законодатель говорит о нем, как о доказательстве наряду с другими. Объяснение нарушителя не имеет для компетентного органа заранее установленной силы и оценивается им наряду с другими собранными по административному делу доказательствами. Однако "объяснение" как доказательство имеет особое значение, будучи важным исходным элементом административной ответственности. В нем нарушитель может изложить аргументы в свою защиту, мотивы, причины и условия совершения проступка, опровергнуть выдвинутые против него обвинения. Объяснение лица, совершившего административное правонарушение - важная процессуальная гарантия защиты его прав, направленная против несправедливого наложения административного взыскания[12] .

Объяснения нарушителя - обязательный элемент в структуре административной ответственности. Но он обязателен не в смысле того, что виновный субъект обязан дать объяснение по поводу своих действий, а в том, что у него есть право сказать об этих действиях правду, привести аргументы, которые оправдывали их. Термин "объяснение" находится в родственных отношениях с терминами "отчет", "ответ". Не лишним будет заметить, что в древнерусском языке слово "ответ" означало не только "известие", "указание", т.е. определенную информацию, но и "оправдание"[13] .

Отрицательная оценка деяния. Отрицательная оценка деяния, являющегося административным правонарушением, выступает непременным элементом административной ответственности и заключается в реализации компетентным органом права подвергнуть правовой оценке совершенный административный проступок и корреспондируемой этому праву обязанности правонарушителя выслушать данную оценку. Частичное отражение этот элемент административной ответственности нашел в ст. 26.11 КоАП ("Оценка доказательств"), которая говорит: "Судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осущствляющие проивзодство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие докзательства не могут иметь заранее установленную силу". Таким образом, отрицательная оценка деяния - это мнение компетентного органа, которое сложилось у него об административном правонарушении и личности правонарушителя в процессе исследования всех обстоятельств и доказательств по делу и которое нашло адекватное отражение в документах по делу.

Выделяя "отрицательную оценку" деяния в качестве элемента административной ответственности, необходимо отметить, что речь идет:

а) об оценке официальной, которая дается органом государства, а потому авторитетной;

б) об оценке правовой, даваемой на основе юридических норм, которые сами "служат масштабом для оценки степени правомерности или неправомерности поведения людей"[14] ;

в) об оценке отрицательной, ибо если оценка будет иной (невменяемость правонарушителя, малозначительность правонарушения) виновное лица не подлежит или может быть освобождено от административной ответственности. Вследствие этого такая оценка, осуждающая противоправные и поощряющая дозволенные законом действия, обладает свойствами авторитетного и глубокого воздействия на личность правонарушителя. При этом компетентный орган не ограничивается тем, что негативно оценивает совершенное деяние. Одновременно отрицательная оценка в виде порицания, осуждения, личного упрека адресуется правонарушителю. Однако последний не только несет бремя обязанности претерпевания, выслушивания данной оценки, он является субъектом права на справедливую и объективную оценку с учетом всех обстоятельств дела и того, что им самим было сказано по поводу случившегося противоправного деяния.

В литературе по административному праву при характеристике административной ответственности как формы реагирования государства на противоправное деяние часто используется набор выражений типа: "юридическая оценка проступка и личности правонарушителя" (А.В. Серегин), "отрицательная оценка содеянного государством" (Д.Н. Бахрах, Л.Л. Попов, А.П. Шергин), "осуждение соответствующих действий" (М. С. Студеникина) и т.д. K сожалению, большинство авторов не выделяют "осуждение", "отрицательную оценку" в самостоятельную форму реагирования компетентных органов на деяние, запрещенное законом. Например, по мнению И. А. Галагана, Л. Л. Попова и А.П. Шергина, в самом административном наказании содержится государственное осуждение, порицание противоправного деяния и личности правонарушителя[15] .

На самостоятельный характер оценки в структуре ответственности в отечественной юриспруденции указали в основном представители науки уголовного права: в 20-х годах - А. А. Жижиленко, в 60-80-х годах - Б. В. Здравомыслов, К.Ф. Тихонов, Н. А. Огурцов. В частности, А. А. Жижиленко писал: "всякий акт возмездия выражает собой эту оценку. Самая же оценка учиненного должна логически предшествовать такому воздействию, в котором она выражается. Раньше, чем человек накажет или наградит кого-нибудь за что-либо им учиненное, он должен оценить учиненное…[16] "

В производстве по делам об административных правонарушениях "отрицательная оценка", выражаемая компетентным органом, реализуется посредством ряда процессуальных действий, осуществляется непрерывно с момента совершения правонарушения вплоть до прекращения принудительного воздействия и находит отражение на всех стадиях производства. Наиболее высокими "точками" оценивающего воздействия, возникающими в ходе развития административно-процессуальных отношений, являются две: составление протокола об административном правонарушении и вынесение постановления о применении к виновному лицу административного взыскания.

Протокол (акт) об административном правонарушении является важнейшим процессуальным документом, не только закрепляющим факт правонарушения и служащим основанием для его рассмотрения компетентным органом, но и содержащим предварительную отрицательную оценку деяния. Поэтому Д. Н. Бахрах в известной степени справедливо называет протокол об административном правонарушении обвинительным документом: он содержит результаты проведенного расследования, а именно- личные данные о сущности правонарушения и нарушителя[17] . Иначе говоря, содержание протокола должно давать ясное представление о характере административного проступка и по возможности правильно оценивать его с точки зрения закона. Виновное (отвечающее) лицо знакомится с протоколом, т.е. с предъявленным ему обвинением и дает объяснение по существу дела.

Постановление по делу представляет собой итог всей предшествующей работы и содержит окончательную отрицательную оценку лица, привлеченного к административной ответственности. В нем устанавливается виновность правонарушителя и определяется административное наказание, которое предусмотрено конкретной нормой за данное правонарушение. При определении меры взыскания учитывается тяжесть совершенного проступка, положительные и отрицательные стороны личности нарушителя, степень вины, смягчающие и отягчающие обстоятельства, а также имущественное положение виновного. Названные реквизиты свидетельствуют о том значении, какое имеет отрицательная оценка, содержащаяся в постановлении по делу. Она представляет собой резюме тех оценивающих воздействий, которым подвергался правонарушитель с момента совершения правонарушения. Сила и глубина воздействия данной отрицательной оценки возрастает в связи с тем, что постановление по делу об административном правонарушении представляет собой юридически властный акт, обязательный как для нарушителя, так и для государственных органов, призванных его исполнять.

Назначение административного наказания. "Отрицательная оценка" компетентного органа, содержащаяся в постановлении по делу об административном правонарушении, материализуется в административном наказании. Применение административного наказания к лицу, совершившему административное правонарушение, образует завершающий элемент в структуре административной ответственности.

Актом, на основании которого применяется административное наказание является постановление по делу об административном правонарушении. Постановление выносится по результатам рассмотрения компетентным органом дела об административном правонарушении.

Ранее, Кодексом РСФСР об административных правонарушениях (ст. 278) устанавливалось, что постановление о наложении административного взыскания подлежит исоплнению с моменты его вынесения.

В соответствии со ст. 31.1 КоАП постановление подлежит исполнению с момента его вынесения, если специальными нормами не установлено иное. Говоря по-другому, применение административного взыскания осуществляется сразу после принятия постановления компетентным органом и вручения его нарушителю. Суть этого заключается в практической реализации административного взыскания, назначенного правонарушителю. Виновный субъект подвергается штрафу, административному аресту, лишению специальных прав и т.д.

В литературе по административному праву принято считать, что только в процессе применения административного наказания лицо, совершившее административный проступок, претерпевает "неблагоприятные последствия", т.е. лишения и ограничения личного, морального или материального характера[18] . Думается, что такой взгляд несколько вульгаризирует процессуальную схему административной ответственности. Санкция (взыскание) по объему - понятие более узкое, чем неблагоприятные последствия. Определенные лишения и ограничения, а вместе с ними и "нормативные переживания" начинаются для правонарушителя с момента совершения проступка в процессе реализации первых структурных элементов административной ответственности, ибо их реализация вносит некоторые изменения в его правовые положения.

В применении административного наказания и в претерпевании его виновным лицом ограничения и лишения принимают другие масштабы и качественно иной характер: они выражаются в потере правонарушителем конкретного социального блага (свободы, денежных средств, права управлять транспортом и т.д.).

Орган, осуществляющий административную юрисдикцию, обладает не только правом, но и обязанностью применять к административное наказание в пределах, установленных нормами права, в точном соответствии с КоАП, Налоговым кодексами и другими нормативными актами об административных правонарушениях. Правонарушитель обязан претерпеть предусмотренное законодательством и указанное в постановлении по делу административное взыскание, однако имеет право на его корректное применение в соответствии с установленными правилами и процедурами.

Резюмируя изложенное о структуре административной ответственности, важно сказать следующее.

Административная ответственность не может быть понята только через реакцию государства на административное правонарушение или только через обязанности правонарушителя. Она является, как впрочем любая другая ответственность, специфической совокупностью субъективных обязанностей и правомочий правонарушителя. Наряду с конкретными ущербными обязанностями эту совокупность составляет установленный объем особых процессуальных и материальных правомочий, которые предусмотрены государством как гарантии в процессе применения административного принуждения.

С учетом сказанного административную ответственность можно определить как специфическое положение правонарушителя, который наряду с претерпеванием административно-принудительных средств воздействия реализует процессуальные права на дачу объяснения по существу нарушения, справедливую и объективную оценку компетентным органом совершенного деяния и корректное с правовой и моральной точек зрения применение к нему административного наказания.

1.2. сравнительный анализ административной ответственности с другими видами юридической отвественности

Как уже говорилось выше административная ответственность является одним из видов юридической ответственности. При этом юридическую ответственность можно определить с одной стороны как вид государственного принуждения к исполнению требований права, связанный с возможностью применения принудительной силы государства и выраженный в санкциях правовых норм, а с другой стороны как предусмотренную нормами права обязанность субъекта правонарушения претерпевать неблагоприятные последствия, выраженные в лишении его определенных благ, таких как свобода, имущественная независимость и т.д.

Понятие юридической ответственности может быть раскрыто посредстовм анализа ее существенных признаков. Во-первых, юридическая ответственность – это особое политико-правовое состояние. Именно понятие «состояние) выступает родовым по отношению к этому понятию. Во-вторых, юридическая овтетственность – это вид и мера государственного принуждения. Это своеобразная негативная осуждающая реакци государства в отношении противоправного поведения лица. Государство применяет к правонарушителю указанные в законе лишения или ограничения личного или имущественного характера, не считаясь с его желанием, принуждая его тем самым к исполнению требований закона. Также, юридическая ответственность – это состояние, при котором правонарушитель претерпевает неблагоприятные последствия, поскольку она влечет за собой ограничения личного, организационного либо имущественного характера. Признание субъекта права правонарушителем всегда изменяет в сторону ухудшения его юридический статус (ограничение свободы, издержки в материальном плане и др.).[19] Юридическая ответственность возникает и реализуется только на основе и в пределах норм права и определяется санкциями правовых норм, осуществляется в специальных процессуальных формах, с соблюдением как национального (внутригосударственного) права, так и международных норм.

По общему правилу юридическую ответственность разделяют по отраслевой принадлежности. Таким образом, выделяют 4 вида юридической ответственности: уголовную, административную, дисциплинарную и гражданско-правовую.

Все перечисленные выше признаки юридической ответственности характерны для всех ее разновидностей. Однако названные виды юридической ответственности имеют свои особенности.

Административная ответственность – это вид юридической ответственности, который заключается в применении уполномоченным органом или должностным лицом административного наказания к лицу, совершившему правонарушение. Административная ответственность наступает в том случае, если правонарушение не влечет за собой уголовной ответственности в соответствии с действующим законодательством. Этим административная ответственность отличается, например, от дисциплинарной и гражданско-правовой.

Административная ответственность обладает рядом характерных черт, которые заключаются в следующем.

Во-первых, основанием административной ответственности является только то правонарушение, за совершение которого предусмотрено административное наказание. Порядок и основания применения административной ответственности установлены КоАП.

Во-вторых, субъектами административной ответственности могут быть физические (частные) и юридические лица, которые привлекаются к ответственности за такие проступки как невыполнение или нарушение правил дорожного движения, охраны природы и т.п. К административной ответственности привлекаются также и должностные лица за противоправные деяния, издание приказов, нарушающих законодательство, непринятие мер по обеспечению выполнения правил подчиненными лицами и др. Вышеперечисленные субъекты являются субъектами применения мер административных наказаний. Физические лица привлекаются к административной ответственности по достижении 16-летнего возраста.

Субъектом привлечения к ответственности выступает государство в лице специально уполномоченных на то органов исполнительной власти и судов (судей).

В третьих, административным законодательством за совершение административных проступков предусмотрен исчерпывающий перечень наказаний (ст. 3.2 КоАП).

Административное наказание применяется к правонарушителю в соответствии с нормами, регламентирующими производство по делам об административных правонарушениях, и устанавливается законом или подзаконным актом.

В-четвертых, применение мер административной ответственности не влечет за собой судимости и увольнения с работы.

В отличие от администратвиной дисциплинарная ответственность связана с нарушением правил поведения, установленных различными положениями, уставами, правилами, и заключается в наложении на лицо, совершившее проступок, мер дисциплинарного взыскания властью руководителя, начальника.

В свою очередь дисциплинарная ответственность делится на два вида:

1 – общая дисциплинарная ответственность, которая устанавливается в соответствии с нормами Трудового кодекса РФ и правилами внутреннего трудового распорядка на предприятии или в учреждении;

2 – специальная дисциплинарная ответственность – в дисциплинарных уставах, положениях и инструкциях.

Общая дисциплинарная ответственность предусматривает следующие виды дисциплинарных взысканий: замечание, выговор, увольнение (является крайней мерой дисциплинарной ответственности) – ст. 192 Трудового кодекса РФ. Трудовым кодексом также установлено, что федеральными законами, уставами и положениями о дисциплине для отдельных категорий работников могут быть предусмотрены также и другие дисциплинарные взыскания.[20] Это уже будут специальные меры дисциплинарной ответственности.

Специальная дисциплинарная ответственность применяется в сфере деятельности таких структур как вооруженные силы, железнодорожный, воздушный, водный транспорт, внутренние войска и др. Мерами данной ответственности могут выступать: назначение вне очереди в наряд по службе, понижение в воинском звании, лишение свидетельства на управление определенным видом железнодорожного, водного транспорта и т.п. Например, ст. 14 ФЗ «Об основах государственной службы Российской Федерации» установлены следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, строгий выговор, предупреждение о неполном служебном соответствии, увольнение.

Главной особенностью дисциплинарной ответственности является то, что ее субъекты находятся в отношениях подчиненности. Лицо, совершившее проступок, подчинено органу или лицу, применяющему меру дисциплинарного воздействия. При этом субъектами дисциплинарной ответственности могут быть только физические лица.

Гражданско-правовая ответственность, являясь разновидностью юридической ответственности, вытекает из нарушения имущественных и личных неимущественных прав граждан и организаций и состоит в применении к правонарушителю невыгодных, отрицательных для него мер воздействия, предусмотренных нормами гражданского, семейного законодательства.

В зависимости от оснований возникновения обязательств, в результате которых возникает гражданская ответственность, выделяют 2 ее вида:

договорная ответственность – это ответственность должника перед кредитором по обязательству, вытекающему из договора, вследствие невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий данного договора;

внедоговорная ответственность, которая возникает в силу обязательств, установленных нормами права.

Субъектами данного вида ответственности являются участники гражданских правоотношений. Это могут быть индивидуальные субъекты: граждане РФ, иностранные граждане, лица без гражданства (апатриды),- и коллективные субъекты: юридические лица, муниципальные образования, субъекты РФ и др.

Гражданско-правовая ответственность наступает за нарушение гражданских прав и преследует компенсационную цель и заключается в восстановлении нарушенного права. Она носит, как правило, имущественный характер, т.е. влечет за собой возмещение правонарушителем причиненного имущественного или морального вреда. За гражданско-правовые деликты законом предусматриваются следующие виды наказаний: возмещение убытков (реального ущерба, неполученных доходов), уплата неустойки, штраф, принудительное возвращение или изъятие неправомерно приобретенного имущества, компенсация морального вреда, лишение родительских прав и др.

Самым тяжелым видом юридической ответственности является уголовная ответственность.

Уголовная ответственность – это способ государственного правового воздействия на лицо, совершившее преступление, в соответствии с которым оно должно претерпеть лишения, предусмотренные Уголовным законом. Основанием такой ответственности может быть только деяние, содержащее все признаки состава преступления (см. выше в «Виды правонарушений»).

Главной особенностью уголовной ответственности, которая отличает ее от других видов ответственности, и административной, в частности, является то, что она применяется к лицу, совершившему преступление, только в судебном порядке.

Субъектом уголовной ответственности может быть только физическое лицо, достигшее определенного законом возраста, и являющееся полностью дееспособным. Это отражает один из признаков уголовной ответственности: уголовная ответственность носит личный характер и направлена только против личности преступника.

Уголовный закон выделяет и другие признаки уголовной ответственности:

1) имеет объектами наиболее значимые для личности блага (жизнь, свобода и т.п.);

2) по своей тяжести всегда пропорциональна тяжести содеянного;

3) состоит в лишении или физическом ограничении прав и свобод преступника;

4) имеет своей целью восстановление социальной справедливости, исправление осужденного, предупреждение совершения новых преступлений осужденным и другими лицами.

Данный список признаков не является исчерпывающим.

Уголовная ответственность влечет за собой уголовное наказание, как меру государственного принуждения. Понятие и виды уголовного наказания дает уголовный закон.

В литературе выделяют также конституционную ответственность. В самостоятельный вид ее стали выделять относительно недавно. Конституционная ответственность обладет рядом особенностей, к корым относяться:

а) ярко выраженный политический характер;

б) относительно узкий круг органов и лиц, на которых она распространяется;

в) специфика мер;

г) наступает как в случае совершения правонарушений, так и при их отсутствии (задержка в принятии решения, принятие неэффективного решения);

д) представляет собой ключевой институт публичного права;

е) ее наступление направлено прежде всего на защиту Коституции.[21]

Конституционная ответственность может наступать за нарушение Конституции, но не всякая ответственность за ее нарушение является конституционной ответственностью. Нарушение конституционных норм может повлечь за собой уголовную, дисциплинарную и гражданско-правовую ответственность в зависимости от характера правонарушения, статуса ее субъекта и процедуры применения.

Меры конституционной ответственности и практика ее применения зависят от политического режима государства, наличия или отсутствия демократии в стране. Примером конституционной ответственности может быть отрешение от должности Президента – процедура импичмента, отставка Правительства.

Однако наибольшую теоретическую разработку получила классификация юридической ответственности по направленности на два вида:

имущественную (правовосстановительную);

штрафную (карательную).

Имущественная ответственность осуществляется таким образом, что в случае причинения имущественного вреда или нарушения договора на правонарушителя возлагается обязанность возместить вред, уплатить неустойку или возместить убытки. Эта обязанность возникает с момента правонарушения и может быть выполнена добровольно.

Штрафная (карательная) юридическая ответственность может быть реализована только в результате осуществления соответствующей деятельности уполномоченных на то государственных органов и должностных лиц (суд, налоговые органы и др.). Она возникает с момента официального обвинения лица в совершении правонарушения.

К имущественной ответственности относятся гражданско-правовая ответственность, материальная ответственность работников, имущественная ответственность иных объединений граждан. К штрафной ответственности относятся конституционная, уголовная, административная, дисциплинарная.

На практике возможно одновременное применение разных видов имущественной и штрафной ответственности.

Градация ответственности на имущественную и карательную основывается на науках гражданского и уголвоного права. Опора на выводы наук гражданского и уголовного права при выработке общего понятия юридической ответственности привела к ряду достижений. Традиционное для цивилистов внимание к правовым последствиям правонарушения в немалой степени содействовало распространению и утверждению взгляда на ответственность и принуждение как на правовые лишения, обременения, ограничения, правовой урон, что ныне признано важным и существенным для характеристики принуждения и отвественности во всех отраслях права. Учет же при разработке общей теории ответственности положений наук уголовного права и процесса содействовал уточнению представлений об основаниях ответственности и стадиях ее развития, выделению из правовых последствий правонарушения тех, в которых непосредственно выражено государственное принуждение, и ряду других достижений.

Вместе с тем в общую теорию юридической ответственности нередко включались понятия отраслевых юридических наук без проверки действительной сферы применимости этих понятий. Высказывалось представление, что основные вопросы в понимании правовой ответственности должны найти однотипное общетеоретическое решение для всех отраслей права (уголовного, гражданского, административного). Очевидно, однако, что однотипность общетеоретических решений должна быть не априорно заданной, а опираться на действительно объективное основание. Известно, что функции общей теории права не сводятся только лишь к обобщению достижений отраслевых юридических наук и к решению тех или иных задач, общих для двух и более юридических наук. «Правовые понятия, первоначально разработанные в одной из специальных юридических наук и трансформировавшиеся благодаря своей общенаучной значимости в категории теории права, распространяются и на другие правовые науки, включаются как особый вариант общей правовой категории в их понятийный аппарат»[22] . К сожалению, эти методологические положения не всегда соблюдаются при разработке проблем юридической ответственности. Понятия отраслевых юридических наук нередко без проверки их общезначимости включаются в общее понятие ответственности либо переносятся из одной отраслевой науки в другую. Это происходит потому, что общая теория права еще не в полной мере использует важные именно в общетеоретическом плане достижения и выводы отраслевых наук, а при исследовании ответственности недостаточно обращается к действующему праву. Ничем другим нельзя объяснить, например, почему среди многочисленных общих определений ответственности нет, пожалуй, ни одного, в котором в качестве ее конститутивного элемента были бы названы состязательность и право на защиту лица, привлеченного к ответственности. С другой стороны, трудно понять, почему проблема так называемой ответственности без вины, не имеющей применения за пределами гражданского права, иногда включается в проблематику общей теории юридической ответственности, что может создать ложное впечатление, будто «ответственность без вины» применяется в уголовном, административном и в других отраслях права.

Существеннее другое затруднение. Все виды ответственности осуществляются на основе нормативных конструкций, представляющих единство норм материального и процессуального права. Признаки правонарушения и санкции за его совершение предусмотрены нормами материального права; порядок доказывания, определения того, было или не было правонарушение и кто его совершил, а также назначение конкретной меры государственного принуждения в пределах санкции нарушенной нормы строго регламентированы нормами процессуального права.

В последние десятилетия преодолевается существовавшая недооценка роли и значения процедурно-процессуальной регламентации ряда сфер осуществления государственной деятельности. Справедливо отмечается, что процессуальные нормы несут на себе, в сущности, основную нагрузку нормативного способа упрочения режима законности. Однако дефинитивный аппарат теории права не вполне готов выразить различные уровни понятия «процессуальные нормы и отношения». Само понятие процесса по традиции нередко связывается с деятельностью суда; поэтому необычным терминологическим новшеством оказывается определение уголовно-исполнительного права как уголовно-процессуального или, по крайней мере, лежащего с ним в одной плоскости. Трудности возникают также с динамичностью самого понятия «процессуальные нормы», так как многие из таких норм (устанавливающих «технологию поведения», указывающих, «как делать») в процессе правового регулирования выполняют функции материальных норм (определяющих «конструкцию» поведения, указывающих, «что делать») по отношению к процессуальным нормам следующего порядка[23] .

Устоявшийся термин «процессуальная форма ответственности», а также отраслевая обособленность материально-правовых и процессуальных норм, регулирующих наиболее развитые виды ответственности, в какой-то мере ориентируют на их раздельное исследование. В результате сущность (содержание) ответственности нередко целиком сводится к ее материально-правовому основанию.

Выведение процессуальных норм и отношений за пределы ответственности вызывает ряд возражений. Во-первых, сведение ответственности к реализации только материально-правовых норм оставляет вне поля зрения обширные правовые институты, содержащие гарантии достижения объективной истины по делу, права лица, обвиняемого в правонарушении, обоснованность применения мер пресечения (обеспечения), правовые способы устранения возможных ошибок при применении государственного принуждения. Во-вторых, взгляд на процесс как на что-то внешнее по отношению к ответственности оставляет вне поля зрения исследователей механизм осуществления ответственности, нормы, определяющие «технологию принуждения», от которых зависят реализация и неотвратимость юридической ответственности.

В то же время содержанием карательной, в т.ч. и административной, ответственности большая часть сторонников этой идеи считает обязанность правонарушителя подвергнуться наказанию, предусмотренному нормами соответствующей отрасли права[24] .

Поскольку юридической обязанностью называется предписанная правом необходимость определенного поведения, обеспеченная соответствующими санкциями, озвученная точка зрения представляется не совсем правильной. Так определять содержание ответственности можно было бы, если существовал бы закон, обязывающий лицо, совершившее правонарушение или преступление, в определенный срок обратиться в правоохранительные органы для назначения ему наказания. Но на практике такое не возможно, поскольку самостоятельно подвергнуться наказанию правонарушитель (преступник) не способен, а содержанием обязанности не могут быть действия невозможные, от воли и сознания обязанного лица не зависящие. Наказание в соответствии с совершенным правонарушением (преступлением) назначается управомоченными государственными органами в порядке, установленном соответствующим нормативно-правовым актом, который не предусматривает «обязанности правонарушителя самостоятельно подвергнуть себя наказанию». Эти нормы и принципы достаточно известны; многие из них закреплены в международных пактах о правах, а также действующей Конституции РФ (ст. 47-51).

Таким образом правонарушитель (преступник) не автоматически несет ответственность, а должен быть обнаружен и привлечен к ней. Так, к примеру, в уголовном праве обвиняемый не обязан, а вправе не отвечать, а защищаться от обвинения; не подвергнуть себя наказанию, а добиваться истины по делу. Когда в результате этого устанавливается, что он совершил преступление, наказание применяется законно и обоснованно, на основе права, нравственности, справедливости. Аналогично осуществляется любая штрафная ответственность, возникающая не с момента правонарушения (административного или дисциплинарного проступка), а только с момента официального обвинения лица в его совершении. До этого существует обязанность компетентных органов государства и должностных лиц раскрыть правонарушение, обнаружить и изобличить виновных в его совершении, обеспечить правильное применение закона.

Что касается особенности правового положения лица, совершившего преступление или проступок, то эту особенность можно обозначить как существующую на определенный законом срок (давность) подверженность наказанию, взысканию, государственному принуждению. Это особенное правовое состояние, которое не может быть раскрыто через понятие обязанности (ведь преступник наказывается не за невыполнение приписываемой ему обязанности понести наказание, а за то, что совершил преступление), но выделяет правонарушителя среди других граждан именно как потенциально подверженного государственному принуждению. Можно выразить, что меры государственного принуждения, предназначенные правонарушителю, иногда по ошибке применяются к невиновному и, наоборот, правонарушитель может быть освобожден от таких мер. Но между этими вариантами разница громадная. Если к ответственности по ошибке привлечен невиновный, то за этим должны следовать оправдание, реабилитация, моральная и материальная компенсация; правонарушитель же освобождается от ответственности лишь по нереабилитирующим основаниям, а проще говоря, может рассчитывать только на милость и снисхождение, но никак не на оправдание.

При изложенном взгляде на штрафную (уголовную, административную, дисциплинарную) ответственность ее существование, возникновение, развитие, как отмечалось, определяются актами государственных органов и должностных лиц; можно возразить, что при таком подходе уголовная (и другая штрафная) ответственность смешивается с процессуальной формой ее осуществления; однако такого смешения не произойдет, если исходить из общепризнанного взгляда на процесс как форму жизни закона, имеющего свои необходимые, присущие ему процессуальные формы. Достаточно очевидно, что нормы уголовного права не могут применяться вне рамок уголовного процесса, равно как и последний теряет смысл, если его предметом не является применение точно обозначенных уголовно-правовых норм.

Высказывались опасения, что такой подход к теоретическому исследованию ответственности ставит ее возникновение и развитие в зависимость от деятельности и усмотрения соответствующих государственных органов и должностных лиц, а это может привести к примату субъективного над объективным со всеми вытекающими отсюда отрицательными последствиями. Но действительным средством против субъективизма являются не бесчисленные литературные модификации идеи уголвного правоотношения[25] , а законодательная регламентация деятельности правоохранительных органов, строгое соблюдение норм уголовного и процессуального права, надзор и контроль за законностью и обоснованностью процессуальных актов и действий. Ни закону, ни практике не известен никакой другой способ осуществления ответственности за преступления и проступки, а равно обеспечения законности при ее реализации.

Иначе соотносятся материальное право и процесс при осуществлении правовосстановительной ответственности. В связи со становлением гражданского общества этот вид юридической ответственности приобретает особенное значение. В настоящее время в юридической литературе обсуждаются спорные вопросы одной из разновидностей правовосстановительной ответственности — имущественной ответственности за причинение вреда либо за нарушение договора.

Имущественная ответственность (гражданско-правовая, а также материальная ответственность рабочих и служащих) имеет ряд свойств, отличающих ее от любого вида штрафной, карательной ответственности. Эти свойства предопределены особенностями гражданского правонарушения[26] . Выше отмечалось, что любая ответственность конкретна: это ответственность точно определенного лица за виновное противоправное деяние. Особенность гражданского правонарушения (причинение вреда, нарушение договорных обязательств) в том, что оно нарушает конкретное право определенного физического или юридического лица и потому в отношениях имущественной ответственности обязательно участвует потерпевший. Другая особенность в том, что причинитель вреда или нарушитель договорных обязательств юридически имеет возможность возместить причиненный вред, ущерб, убытки, уплатить предусмотренные законом или договором неустойки, пеню, штрафы. Поэтому имущественная ответственность возникает в результате правонарушения (обязанность правонарушителя возместить вред, убытки, прекратить противоправное поведение) и может быть реализована без вмешательства правоохранительных органов. Такое вмешательство становится необходимым в случае спора между потерпевшим и нарушителем его права (спора о событии правонарушения, о распределении вины, о размере ущерба или вреда и т.п.) либо при отказе правонарушителя выполнить свои обязательства, составляющие содержание имущественной ответственности. Возможность добровольного выполнения этих обязательств правонарушителем обусловливает использование в структуре нормативной конструкции имущественной (и иных видов правовосстановительной) ответственности дополнительных санкций (пеня, проценты, штрафы, возложение судебных расходов), применяемых к причинителю вреда, медлящему с выполнением своих обязанностей.

Особенности гражданского правонарушения (деликта) дают возможность рассматривать его в ряду не противоречащих праву юридических фактов, порождающих имущественные обязательства, по юридическому содержанию близких или тождественных имущественной ответственности. Такова, как известно, «ответственность без вины», возникающая не из правонарушений[27] . Гражданские правонарушения отличаются от деяний, влекущих штрафную ответственность, еще и тем, что не создают рецидива. Штраф, наложенный в административном порядке или назначенный приговором суда, может быть уплачен добровольно, но у правонарушителя, подвергнутого административной или уголовной ответственности, остается в течение определенного законом срока состояние наказанности (судимость — в уголовном праве, неснятое взыскание — в административном и др.), влекущее более строгую ответственность при повторном правонарушении. Имущественная ответственность таких последствий не влечет. Наконец, на правовосстановительную ответственность не распространяется принцип штрафной ответственности non bis in idem, означающий, что применение и реализация одной санкции исчерпывающе решает вопрос о правонарушении. В процессе осуществления имущественной ответственности может применяться несколько санкций до полного восстановления нарушенных прав (взыскание убытков + проценты за неуплату соответствующих сумм + принудительное исполнение невыполненных обязанностей).

Все это, вместе взятое, породило неясности и сомнения в теоретическом исследовании гражданских правонарушений и имущественной ответственности.

Между тем эти проблемы в нашей стране приобретают особенное значение в связи с развитием частного права, товарно-денежных отношений, перспективой становления гражданского общества и правового государства. В прежнем обществе, где все было огосударствлено, главное значение придавалось штрафной, карательной ответственности. Часть теоретиков вообще утверждала, что ответственность состоит только лишь в применении штрафных, карательных санкций[28] . В чем-то здесь сказалось и обыденное правосознание, сводящее право в целом к уголовному праву, и недооценка роли санкций, направленных на реальное восстановление нарушенных прав. Поскольку все, даже сфера обслуживания, было огосударствлено, нередкими являлись ситуации, когда гражданин, чьи права были нарушены противоправными действиями работников государственных организаций и предприятий, получал не возмещение вреда и убытков, а сообщение о том, что на виновных наложены дисциплинарные взыскания. Еще хуже дело обстояло с ответственностью хозорганов, когда взыскание санкций за нарушение поставок и договоров хотя и считалось юридически обязательным, но производилось в пределах 10-15%, а на полученные суммы штрафов и неустоек вообще невозможно было приобрести продукцию взамен недопоставленной или некачественной.

В условиях рыночной экономики причинитель имущественного вреда или нарушитель договорного обязательства имеет юридическую возможность немедленно возместить причиненный вред, уплатить предусмотренные договором неустойки, пеню, штрафы, суммы ущерба, упущенной выгоды. Спрашивается: сохраняет ли гражданское правонарушение свой противоправный характер в случае, если потерпевший получил полное возмещение или «отступное»? Если в начале века этот вопрос решался без колебаний[29] , то распространение в последние десятилетия так называемого страхования ответственности практически свело к нулю превентивные, репрессивные, воспитательные функции имущественной ответственности[30] .

В современных условиях резко возрастает теоретическое и практическое значение концепции С. Н. Братуся, который определял ответственность как состояние принуждения к исполнению обязанности[31] . Эта концепция оспаривалась с разных позиций. Утверждалось, в частности, что если принуждение осуществимо там, где содержанием обязательства является передача товаров, вещей, предметов, то принудить к выполнению, скажем, договора строительства или договора подряда практически невозможно. Утверждалось и то, что возмещение правонарушителем вреда или уплата неустойки под угрозой принуждения (но еще не под принуждением) — такая же по существу имущественная (т.е. правовосстановительная) ответственность, как и принудительное взыскание соответствующих сумм. Наиболее спорным остался вопрос: является ли правонарушением причинение имущественного вреда, если причинитель тут же, добровольно, в полном объеме возместил причиненный вред? Хотя С. Н. Братусь и писал, что государственное принуждение в случае деликтной ответственности опирается, так сказать, на «двойное правонарушение» (причинение вреда и отказ от его возмещения), само причинение вреда лишь названо правонарушением, но по существу вряд ли может считаться таковым, поскольку государственное принуждение направлено лишь на выполнение обязанности возмещать уже причиненный вред, а не воздерживаться от его причинения. Получается так, что имущественная ответственность устанавливается не нормами ГК, определяющими основания обязанностей возместить вред, ущерб, уплатить пеню, неустойку, а нормами ГПК, регулирующими принудительное исполнение названных (деликтных) и обычных гражданско-правовых обязанностей.

Концепция С. Н. Братуся существенно важна и для теоретической разработки проблем ответственности, и для совершенствования практики ее осуществления (см. далее). Однако здесь нужно отметить следующее. Причинение имущественного вреда и другие деликты относятся к правонарушениям, а применение санкций за их совершение (возложение обязанностей возместить вред, восстановить нарушенный правопорядок и др.) является видом правовосстановительной ответственности.

Во-первых, гражданско-правовые деликты нарушают права и свободы других лиц и потому в общем виде запрещены законом (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ). С нарушением прав всегда сопряжено нарушение социальных ожиданий потерпевшего, его нормальной деятельности; при самом щедром и скором возмещении потерпевшему имущественного вреда, понесенных убытков, уплаты ему неустоек, пеней, отступного, в деятельности лица, чьи права нарушены (а потом восстановлены), происходит срыв, непредвиденный перебой, нарушающий стабильность нормальной работы. То обстоятельство, что отдельные лица, потерпевшие от деликтов, могут даже и обогатиться за счет полученных неустоек и возмещений, не противоречит тому, что основная масса потерпевших от гражданско-правовых деликтов не получает полного возмещения (правонарушитель может скрыться, оказаться несостоятельным и т.п.), что нередко причиняет урон и третьим лицам, связанным с ними договорными и иными обязательствами. Полное и своевременное возмещение правонарушителем причиненного вреда, восстановление нарушенных прав — это не правило, а редчайшее исключение. Гражданско-правовые деликты нарушают не только частные права, но и правопорядок как основу стабильной общественной жизни.

Во-вторых, деликты, формально запрещенные действующим законодательством, обозначены как особенные юридические факты, порождающие правовые последствия в виде гражданско-правовых санкций, режим реализации которых значительно строже порядка осуществления обычных гражданско-правовых обязательств.

В-третьих, применение правовосстановительных санкций в случае спора облечено в процессуальные формы, во многом аналогичные тем, которые свойственны штрафной, карательной ответственности. Институты гражданско-процессуального и арбитражно-процессуального права содержат гарантии достижения истины по делу, правомерности применения санкций, права лица, обвиняемого (упрекаемого) в правонарушении, дающие ему возможность защищать свои охраняемые законом интересы, вплоть до права добиваться компенсации в случае ошибочного или незаконного привлечения к ответственности. Попытки отдельных авторов трактовать правовосстановительные санкции как меры защиты, осуществляемые вне процессуальных форм ответственности, не соответствуют традициям, современному состоянию и перспективам развития законодательства.

Если большинство цивилистов признает санкциями и ответственностью взыскание (точнее, присуждение) причиненного вреда, убытков, неустоек и другие неблагоприятные (для правонарушителя) последствия гражданского правонарушения, то прямое принуждение, применяемое для изъятия соответствующих сумм (или предметов) у правонарушителя, иногда не считается ответственностью, поскольку оно, как утверждается, ничего не меняет в правовом положении правонарушителя. Такой взгляд основан на недостаточном понимании соотношения материальных и процессуальных норм: с одной стороны, недооценивается необходимость и возможность реального исполнения обязанностей, предусмотренных материально-правовыми нормами, с помощью процессуальных средств (принудительное исполнение); с другой стороны, принудительное исполнение рассматривают только с позиций гражданских прав и обязанностей, не замечая, что оно (принудительное исполнение) затрагивает порой более важные права и обязанности принуждаемого должника (например, неприкосновенность жилища, право распоряжаться имуществом и др.). Непонимание проблем органической связи норм материального и процессуального права привело отдельных авторов к выводу, что взгляд на принудительное исполнение обязанности как на ответственность объективно оправдывает фактическую безответственность[32] .

Существенным вкладом в решение этой теоретически спорной проблемы является концепция С. Н. Братуся, определявшего ответственность именно как «состояние принуждения» к исполнению невыполненных обязанностей. При таком подходе на первый план выходит «технология принуждения», определяемая именно процессуальной формой. Законность и неотвратимость ответственности обеспечивается прежде всего тем, писал С. Н. Братусь, «чтобы бесперебойно и ответственно работал государственный аппарат, в частности юрисдикционные органы, в случаях нарушения норм права, деятельность которых также определяется нормами права... Очевидно, важным средством обеспечения надлежащей работы этих органов должна быть ответственность соответствующих должностных лиц за допущенное ими бездействие или иное нарушение законности»[33] .

На совершенствование как карательной (к числу которой относится административная ответственность), так и правовосстановительной (материальной) ответственности направлены Федеральные законы «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах»[34] . Совершенствование государственной системы исполнительного производства, требующее принятия ряда дополнительных организационных и законодательных мер[35] , призвано создать в конечном счете систему объективизированного (процессуально оформленного) государственного принуждения, представляющего собой динамичный процесс, который не исчерпывается, а лишь завершается физическим или, точнее, фактическим (прямым, непосредственным) принуждением. Именно неизбежностью развертывания этой нормативно определенной процедуры принуждения осуществляется давление на правонарушителя, понуждение его к выполнению специальных обязанностей, порождаемых деликтом, органическое соединение «обязательности» и «принудительности» в нормативно-правовой модели имущественной ответственности.


Глава II. Реализация административно-правовых санкций за совершение правонарушений юридическими лицами

2.1. Понятие вины юридического лица в административном законодательстве

Специфической проблемой административного права является выработка концепции вины юридического лица (организации) при привлечении к административной ответственности за нарушение таможенного, налогового, антимонопольного, природоохранного или хозяйственного законодательства.

В соответствии с требованиями статьи 26.1 КоАП России по делу об административном правонарушении выяснению подлежит в том числе виновность привлекаемого к ответственности лица. Исходя из содержания ч. 2 ст. 2.1 КоАП, юридическое лицо признается виновным в совершении правонарушения, если оно должно было выполнить возложенную на него обязанность (за несоблюдение которой законом установлена ответственность), могло ее выполнить, но лицом не предприняты все зависящие меры по ее выполнению. При этом в отличие от вины физического лица вина юридического лица по сути является характеристикой объективной стороны совершенного административного правонарушения. Вступая в соответствующие правоотношения, лицо должно знать о существовании установленных обязанностей, а также обеспечить их выполнение, т.е. соблюсти ту степень заботливости и осмотрительности, которая необходима для строгого соблюдения действующих норм и правил. Поэтому при доказывании вины юридического лица следует устанавливать и подтверждать материалами дела все указанные обстоятельства в совокупности.

Между тем, в теории административного права вина юридического лица понимается неоднозначно. Рассмотрение вины юридического лица как субъективного явления, то есть как психического отношения к противоправному деянию и его последствиям, дает ее понимание посредством проекции вины физических и должностных лиц, непосредственно осуществляющих действия от имени юридического лица.

Рассмотренная таким способом «вина юридических лиц должна пониматься как психологическое отношение к содеянному коллектива, определяемое по доминирующей воле в этом коллективе» [36] ,. Аналогичное по конструкции понятие вины содержится в ст. 110 Налогового кодекса РФ. В научной литературе по данной проблематике отмечалось, что «вина юридического лица не может произвольно определяться лишь при выявлении вины конкретного должностного лица. Доказыванию подлежит виновность всех работников, осуществляющих действия от имени организации в целoм»[37] .

В науке административного права имеет место и иной подход к вине юридического лица. Он основан на приоритете объективного аспекта в деятельности юридического лица. Аналогичное по конструкции понятие вины имеется в гражданском и предпринимательском праве. При таком рассмотрении вина юридического лица oпpeдeляется как «комплекс негативных элементов, характеризующихся дезорганизацией деятельностью юридического лица, непринятием им необходимых мер для надлежащего исполнения возложенных на него обязанностей, неприложением требуемых, усилий для предупреждения правонарушений и устранения их причин»[38] .

Аналогичное понимание вины содержалось в ст. 231 Таможенного кодекса РФ, с той лишь разницей, что она презюмировалась, подразумевалась существующей изначально, до начала разбирательства, как при гражданско-правовой ответственности за причинение имущественного вреда от источника повышенной опасности.

Юридическое лицо в этом случае должно доказывать свою невиновность и наличие обстоятельств непреодолимой силы.

При данном подходе виновность, по существу, сводится к противоправности, субъективная сторона противоправного деяния наполняется объективным по сути содержанием[39] .

Согласно Федеральному закону от 30 декабря 2001 года № 196-ФЗ «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» соответствующие статьи ТК РФ, посвященные понятию нарушения таможенных правил, перечню административных взысканий, условиям и процедуре привлечения к административной ответственности за нарушение таможенного законодательства, утратили силу. Поэтому в административном законодательстве подход к проблематике вины юридического лица несколько изменился, стал более приближенным к публичному праву, а административная ответственность свободной от объективного вменения.

Итак, по общему правилу основанием для наступления административной ответственности служит совершение административного правонарушения — виновного и противоправного деяния. Если противоправность является формально-правовым признаком, не вызывающим затруднений для идентификации, то проблема вины, определения виновности неодушевленного субъекта, существующего исключительно в пруденциальной сфере, представляет собой известную сложность.

При обоих подходах, субъективном и объективном, понятия форм вины (неосторожность в форме небрежности или самонадеянности, прямой или косвенный умысел) имеют второстепенное значение и наукой административного права в принципе не рассматриваются.

Вина юридического лица является также одной из самых сложных практических проблем непосредственно в правоприменительной, административно-юрисдикционной деятельности, особенно сейчас, когда административная ответственность юридических лиц окончательно признана законодательно, в том числе и на уровне Кодекса об административных правонарушениях РФ 2002 года. При этом установлено, что юридические лица подлежат административной ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых форм, подчиненности, а также других обстоятельств.

Новый Кодекс упоминает вину как элемент состава довольно часто.

Например, в статье 2.1. КоАП, которая дает определение административного правонарушения, говорится, что «административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юиридческого лица…». Кроме того, статья 1.5 провозглашает распространяющийся и на юридических лиц принцип презумпции невиновности при производстве по делу об административном правонарушении и устанавливает вину как обязательное условие для привлечения юридического лица к административной ответственности: «Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина». В соответствии со ст. 26.1, 26.2 Кодекса при производстве по делу об административном правонарушении, в том числе совершенном и юридическими лицами, фактор виновности в совершении административного правонарушения подлежит обязательному выяснению и доказыванию наряду с другими обстоятельствами. При этом в ст. 2.1 КоАП РФ содержится специальное определение: «Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм... но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению».

Часть первая Налогового кодекса РФ содержит также ясное определение вины юридического лица при нарушении законодательства о налогах и сборах (п. 4 ст. 110 НК РФ): вина юридического лица в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины его должностных лиц либо его представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения.

Аналогично различаются Налоговым кодексом и формы вины юридического лица — прямой и косвенный умысел (осознание противоправного характера своих действий (бездействия) либо желание или сознательное допущение наступления вредных последствий действий (бездействия); неосторожность, но только в форме небрежности. To ecть лицо (физическое или организация) не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, хотя должно было и могло это осознавать.

До последнего времени было затруднительно определить, насколько применимы на практике формы вины (умысел и неосторожность) к правонарушениям, совершенным юридическими лицами. Однако судебная практика, в частности Конституционного Суда РФ, уже начала различать умысел и неосторожность в составах правонарушений соответствующих статей Налогового кодекса РФ.

Так, в пункте 4 Определения Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 года № 257-0 по жалобе филиала одного из коммерческих банков указано на некорректность формулировки норм ст. 135 НК РФ, устанавливающей административную ответственность банков за неправомерное неисполнение решения налогового органа о взыскании налога или пени. Это позволяло налоговым органам и арбитражным судам привлекать кредитные учреждения к ответственности одновременно и по части первой, и по части второй указанной статьи за одни и те же действия. Конституционным Судом указано, что часть первая может применяться как при умысле, так и при неосторожности, в то время как часть вторая должна применяться только за виновные деяния, совершенные с прямым умыслом. Одновременное применение ч. 1 и 2 ст. 135 НК РФ признано Конституционным Судом РФ противоречащим принципам юридической ответственности, потому что невозможно одно и то же деяние квалифицировать и как умысел, и как неосторожность.

Поскольку для привлечения к административной ответственности в соответствии с п. 6 ст. 108 НК РФ вина любого лица, в том числе и организации, в нарушении законодательства о налогах и сборах должна быть установлена вступившим в законную силу решением суда, то административный штраф, будучи мерой ответственности, принудительно может быть взыскан с юридического лица только по результатам судебного разбирательства.

Поэтому Налоговый кодекс не содержит процессуальной основы, опираясь на которую налоговый орган должен доказывать обстоятельства, свидетельствующие о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении. Указано лишь, что виновность должна быть доказана в предусмотренном федеральным законом порядке, но не указано, какой это закон. Конституционным Судом РФ это противоречие уже было разрешено, хотя и по другому поводу: ч.2 п. 8 Постановления Конституционного Суда РФ от 12 мая 1998 года № 14-П, принятого относительно Закона о применении контрольно-кассовых машин, установлено, что суд или иной орган, обладающий административной юрисдикцией, не лишены возможности рассматривать такие дела в надлежащей процедуре: «...в данном случае должно применяться процессуальное законодательство, относящееся к рассмотрению дел, возникающих из административных отношений (Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и Гражданский процессуальный кодекс РСФСР). При этом подлежит доказыванию как сам факт совершения соответствующего правонарушения, так и степень вины правонарушителя»[40] .

Вместе с тем законодательство об административной ответственности юридических лиц содержит некоторые исключения, когда возможна ответственность без вины. В новом КоАП РФ содержатся такие случаи. Это прежде всего указанные в ст. 2.10 ситуации административной ответственности юридических лиц при реорганизации (слиянии, преобразовании, разделении, присоединении). Все эти случаи связаны с прекращением деятельности правонарушителя и появлением у него одного или нескольких правопреемников, которые самостоятельно несут административно-правовую ответственность только за собственные деяния.

Понятие «правопреемство» является гражданско-правовым; в административном праве и в таможенном, в частности, оно как правовой институт отсутствует, отсутствует также и законодательно данная оговорка об использовании в правоприменительной деятельности терминов и понятий гражданского права. Но она совершенно необходима, поскольку п. 3 ст. 2 ГК гласит: «К имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством».

Такая оговорка имеется в ст. 11 Налогового кодекса РФ, согласно которой «институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства... применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом».

Если таможенное законодательство, Таможенный кодекс РФ 1993 г. не предусматривали административной ответственности правопреемников, что подтверждено судебными решениями (см., например, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 26 января 2001 года № КА-A41/6524-00), то новый КоАП РФ и Налоговый кодекс РФ допускают привлечение реорганизованного юридического лица к административной ответственности, но с некоторыми ограничениями.

Так, пункт 2 ст. 50 НК указывает: «На правопреемника (правопреемников) реорганизованного юридического лица возлагается также обязанность по уплате причитающихся сумм штрафов, наложенных на юридическое лицо за совершение налоговых правонарушений до завершения его реорганизации».

Таким образом, в предмет доказывания по делу об административном правонарушении входит момент привлечения правонарушителя к ответственности: до или после реорганизации. Если привлечение к ответственности произошло после завершения реорганизации, то административное наказание в виде штрафа за нарушение законодательства о налогах и сборах исключается, поскольку организация-правонарушитель перестает к этому моменту существовать как юридическое лицо, а ее права и обязанности (но не ответственность. Которая всегда индивидуальна) переходят к одному или нескольким самостоятельным правопреемникам.

Если привлечение к имущественной административной ответственности состоялось до реорганизации, но фактического имущественного исполнения не произошло, возможно обращение взыскания на имущество правопреемника, но привлекать его к ответственности за правонарушение, совершенное его предшественником, неправомерно, так как вина отсутствует, за исключением некоторых согласованных умышленных действий, направленных на уклонение от уплаты налогов и сборов.

Новый КоАП РФ, напротив, не содержит однозначного упоминания границы ответственности юридических лиц при реорганизации. Из пункта 8 ст. 2.10 косвенно следует, что административные наказания применяются к юридическому лицу только до завершения его реорганизации. Тем не менее пункт 7 этой же статьи гласит, что при реорганизации в ее различных формах административная ответственность за совершение административного правонарушения наступает независимо от того, было ли известно привлекаемому к административной ответственности юридическому лицу о факте административного правонарушения до завершения реорганизации. По существу, данная норма допускает возможность наступления ответственности вновь образованного (реорганизованного) юридического лица без вины.

Правоприменителем данная норма может быть истолкована как возможность привлечь вновь возникшую организацию-правопреемника к ответственности за административное правонарушение, совершенное когда-либо реорганизуемым юридическим лицом. Подразумевается, что возможна ответственность и после реорганизации, но в пределах срока давности. КоАП РФ не содержит данных о том, с какого момента предприятие считается реорганизованным. НК РФ, напротив, использует определение п. 4 ст. 5.7 ГК РФ, согласно которому юридическое лицо считается реорганизованным с момента Государственной регистрации вновь возникших юридических лиц, а при реорганизации в форме присоединения она считается завершенной с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.

Итак, рассмотрение вины юридического лица с объективных позиций, с акцентом на противоправность позволяет сделать вывод о том, что вина юридического лица связана не с чем иным, как с выходом его за пределы отведенной праводееспособности либо ненадлежащим распоряжением ею. В административном праве ненадлежащее распоряжение юридическим лицом своей праводееспособностью может пониматься как вина только при условии оценки данного обстоятельства с точки зрения государственного органа, налагающего административное взыскание. В этом случае вина юридического лица схожа с простой противоправностью.

Рассмотрение вины юридического лица как элемента субъективной стороны состава правонарушения (финансовое и налоговое право) посредством субъективного подхода как продукта высшей нервной деятельности людей позволяет определить вину юридического лица через вину его коллектива, но не всего коллектива, а только той его части, которая является носителем доминирующей воли и каковая и привела к совершению административного правонарушения. Носитель доминирующей в коллективе воли — администрация юридического лица, ее полномочные должностные лица, виновность которых является основой для признания организации виновной и привлечения к административной ответственности.

Таким образом, отличительные особенности субъективной стороны административного правонарушения, совершенного юридическим лицом, проявляются в следующем:

во-первых, вина юридического лица в совершении административного правонарушения есть субъективное отношение к противоправному деянию коллектива этого юридического лица, но определяемое по преобладающей воле, под которой, прежде всего понимается воля администрации (органов управления) организации, ее полномочных должностных лиц, а также иных лиц имеющих право давать обязательные указания в пределах структуры юридического лица. В этом случае вина юридического лица, рассматриваемая посредством субъективного подхода как продукт высшей нервной деятельности людей, должна пониматься как выражение вины должностных лиц администрации и считаться доказанной только при наличии установленной вины должностного лица;

во-вторых, вина юридического лица может быть рассмотрена с объективных позиций, как вина организации с точки зрения государственного органа, осуществляющего наложение административного взыскания. Только государственный орган, осуществляющий административно-юрисдикционную деятельность, может и должен решить имелась ли у юридического лица объективная возможность совершить необходимые действия и не допустить совершения административного правонарушения.

2.2. Содержание административных наказаний и порядок их назначения

Административные наказания являются одним из видов административно-принудительных мер. Статья 3.1 КоАП устанавливает, что административное наказание является установленной государством мерой ответственности за совершение административного правонарушения и применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем (частная превенция), так и другими лицами (общая превенция).

Административное наказание не может иметь своей целью нанесение вреда деловой репутации юридического лица.

Административные наказания существенно отличаются от иных мер административного принуждения прежде всего своей функционально-целевой направленностью.

Только административное наказание является установленной государством, мерой ответственности за административное правонарушение, только оно содержит итоговую юридическую оценку противоправного деяния нарушителя.

Содержание административных наказаний определяется характером управленческих отношений, регулируемых и охраняемых нормами административного права, спецификой посягательств (правонарушений) на эти отношения. В то же время особенность правонарушений в сфере государственного управления состоит в том, что ими причиняется, как правило, нематериальный вред (ущерб), восполнить или загладить который обычно невозможно. Вот почему содержание административно-правовых санкций, охраняющих общественные отношения в сфере реализации исполнительной власти, носит наказательный характер, т.е. они содержат обязанность виновного понести наказание, претерпеть определенные лишения, существенно затрагивающие личность, ущемляющие ее права и блага.

Содержание административных наказаний состоит в ограничении, лишении субъективных прав или благ лица, к которому они применяются.

Разумеется, административным, как и уголовным, наказаниям присущ воспитательный характер. Однако суть и тех, и других санкций состоит в принудительном воздействии на правонарушителей со стороны компетентных органов государства.

Добровольное исполнение правонарушителем наложенного на него наказания (например, уплата штрафа в установленный срок) не меняет принудительной сущности этой меры, так как государство всегда оставляет за собой право принудить виновного претерпеть правоограничения, вытекающие из применения к нему соответствующего наказания (например, при неуплате штрафа взыскание обращается на его имущество).

Являясь правовым следствием правонарушения, административное наказание причиняет нарушителю менее тяжкие отрицательные последствия, чем уголовное наказание. Вместе с тем признак меньшей суровости может быть принят лишь с оговоркой, поскольку содержание целого ряда административных наказаний (лишение специальных прав, крупные штрафы, конфискация) отнюдь не свидетельствуют о мягкости этих мер.

Вид и объем ограничений, составляющих содержание административных наказаний, определяются полномочными органами государства, их должностными лицами с учетом характера совершенного правонарушения, личности нарушителя, степени его вины и имущественного положения, обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность. При этом индивидуализации ответственности способствует то обстоятельство, что административно-правовые санкции, как правило, являются относительно-определенными.

Например, штраф за продажу подлежащих маркировке товаров и продукции без маркировки составляет в отношении юридических лиц — от 400 до 500 МРОТ (ст. 15.12 КоАП).

Таким образом, уполномоченные органы и их должностные лица имеют возможность выбора размера наказания с учетом содеянного, личности виновного и характера правонарушения, допущенного юридическим лицом.

Согласно действующему законодательству административные наказания характеризуются той особенностью, что их назначает широкий круг государственных органов и должностных лиц. Административные наказания применяются в единолично должностными лицами органов исполнительной власти и судами (судьями).

С рассмотренной особенностью административного наказания тесно связан и другой признак этой санкции. Она применяется в процессе специальной деятельности соответствующих юрисдикционных органов и их должностных лиц по разбирательству и разрешению дела об административном правонарушении. Причем осуществляется это разбирательство в относительно простом порядке, что обусловливается самой сущностью административного правонарушения. Административные правонарушения часто настолько бесспорны и очевидны, что одно и то же должностное лицо согласно закону и констатирует факт нарушения, и принимает решение о назначении наказания, и даже тут же приводит его в исполнение (например, взимая штраф на месте).

Но, несмотря на относительную простоту, порядок производства по делам об административных правонарушениях призван обеспечить достижение истины по каждому делу, законное и справедливое его решение. Применительно к административному наказанию этот порядок его назначения является административно-процессуальным, в рамках которого административные наказания могут быть назначены полномочным органом виновному в совершении административного правонарушения юридическому лицу, не находящемуся в его непосредственном подчинении.

Применение административного наказания влечет для лица состояние административной наказанности. Это обстоятельство приобретает особое значение при решении вопроса о назначении административного наказания при повторном, неоднократном, злостном, систематическом совершении административного правонарушения в этот период.

Применение административного наказания в случае рецидива административного правонарушения влечет наступление юридических последствий двух видов:

1) рецидив может служить обстоятельством, отягчающим ответственность;

2) рецидив может выступать в качестве квалифицирующего признака административного правонарушения.

КоАП (ст. 4.6) устанавливает, что состояние административной наказанности продолжается в течение года со дня окончания исполнения наказания и аннулируется по его истечении автоматически, т.е. без специального решения или санкционирования какого-либо государственного органа или должностного лица. Лицо после истечения этого срока считается не подвергавшимся административному наказанию.

Назначение административных наказаний

Порядок назначения административного наказания лицу, виновному в совершении административного правонарушения, урегулирован разделом IV КоАП. Названный раздел посвящен основным правилам назначения административных наказаний. В нем также, кроме общих правил назначения административных наказаний, регламентируются обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность за административные правонарушения; исчисление сроков административного наказания и сроков давности привлечения к административной ответственности; порядок возмещения причиненного административным правонарушением имущественного ущерба и морального вреда.

Наказание за административное правонарушение назначается в пределах, установленных нормативным актом, предусматривающим ответственность за совершенное правонарушение, в точном соответствии с КоАП, законодательными актами субъектов РФ.

Общие правила наложения административных наказаний конкретизируют принципы равенства перед законом, презумпции невиновности, законности, индивидуализации ответственности с учетом характера правонарушения и личности нарушителя.

Принцип равенства перед законом, означает, что лица, совершившие административные правонарушения, равны перед законом. Юридические лица подлежат административной ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых форм, подчиненности, а также других обстоятельств.

Из принципа презумпции невиновности следует, что лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном КоАП, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в его пользу.

Законность применительно к назначению административных наказаний заключается в том, что судья, орган, должностное лицо, рассматривающий дело об административном правонарушении, может назначить виновному только то наказание, которое установлено законодательным актом и только в пределах их компетенции и санкции конкретной правовой нормы, предусматривающей ответственность за административное правонарушение. При этом законность назначения административного наказания обеспечивается рядом правовых гарантий:

а) в КоАП закреплена система административных наказаний, за пределы которой не может выйти ни один правоприменитель;

б) в каждой правовой норме (статье Кодекса) закреплены вид и размеры наказаний;

в) за административное правонарушение может быть наложено из предусмотренного санкцией правовой нормы ряда альтернативных наказаний только одно основное административное наказание;

г) назначение административного наказания в рамках санкции определяется компетенцией органа и должностным положением правоприменителя. Законом устанавливается, какой орган и какого ранга должностное лицо (руководитель, инспектор и т.д.) может назначить за определенное правонарушение указанное наказание;

д) законом установлено правило, согласно которому за одно и то же административное правонарушение на виновного может быть наложено только одно основное либо основное и дополнительное наказания, установленные за данное правонарушение. При этом не исключается сочетание мер административной, дисциплинарной, материальной ответственности, если они предусмотрены нормативными актами.

При применении мер административного принуждения не допускаются решения и действия (бездействие), унижающие человеческое достоинство.

При назначении административного наказания юридическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, имущественное и финансовое положение юридического лица, а также обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность.

Орган (должностное лицо), рассматривающий дело об административном правонарушении, избирает прежде всего вид наказания, указанный в санкции нормы. Особенно это важно при альтернативных санкциях, предусматривающих возможность применения различных видов наказаний. Затем он определяет его размер, но при этом не вправе превысить установленный санкцией нормы предел или снизить его ниже минимума. Если же орган (должностное лицо) приходит к выводу о нецелесообразности назначения наказания даже в минимальном в рамках санкции размере, то при наличии установленных законом условий он вправе освободить нарушителя от административной ответственности.

Особую роль при назначении обоснованного и справедливого административного наказания играют обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность за административные правонарушения.

Обстоятельствами, смягчающими административную ответственность, признаются: раскаяние виновного; предотвращение виновным вредных последствий правонарушения; добровольное возмещение ущерба или устранение причиненного вреда.

Обстоятельствами, отягчающими ответственность за административное правонарушение, признаются: продолжение противоправного поведения, несмотря на требование уполномоченных на то лиц прекратить его; повторное в течение года совершение однородного правонарушения, за которое юридическое лицо уже подвергалось административному наказанию; совершение правонарушения в условиях стихийного бедствия или при других чрезвычайных обстоятельствах.

Данные обстоятельства не могут учитываться как отягчающие в случае, если они предусмотрены в качестве квалифицирующего признака административного правонарушения соответствующими нормами об административной ответственности за совершение административного правонарушения.

Перечень обстоятельств, отягчающих административную ответственность, не может быть расширен юрисдикционными органами и их должностными лицами: он является исчерпывающим, в отличие от перечня смягчающих обстоятельств.

При совершении одним юридическим лицом нескольких административных правонарушений наказание назначается за каждое правонарушение в отдельности. В то же время, если юридическое лицо совершило несколько административных правонарушений, дела о которых рассматриваются одним и тем же органом (должностным лицом), наказание назначается в пределах только одной санкции, установленной за более серьезное нарушение. В этом случае к основному наказанию может быть присоединено одно из дополнительных наказаний, предусмотренных статьями об ответственности за любое из совершенных правонарушений.

При решении вопроса о привлечении правонарушителя к административной ответственности учитываются давностные сроки назначения административного наказания. Оно не может быть назначено позднее двух месяцев со дня совершения проступка, а при длящихся правонарушениях — двух месяцев со дня его обнаружения.

В соответствии со ст. 4.5 КоАП эти сроки не распространяются на нарушения налогового, валютного, антимонопольного, экологического, о защите прав потребителей, таможенного законодательства и на некоторые другие случаи, когда предусмотрен годичный срок давности со дня совершения либо обнаружения административного правонарушения.

КоАП определяет срок погашения административного наказания, т.е. прекращения состояния административной наказанности нарушителя. Юридическое лицо считается не подвергавшимся административному наказанию, если в течение года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания не совершило нового административного правонарушения со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями. Следовательно, совершение этим лицом административного правонарушения за пределами истекшего давностного срока для погашения административного наказания не может рассматриваться как повторное и выступать отягчающим ответственность обстоятельством.

Правила назначения административных наказаний предусматривают обязательность для правонарушителя возместить причиненный или имущественный ущерб и моральный вред.

Если в результате совершения административного правонарушения причинен имущественный ущерб гражданину, предприятию, учреждению или организации, то судья при решении вопроса о назначении наказания за административное правонарушение при отсутствии спора вправе одновременно решить вопрос о возмещении виновным имущественного ущерба.

Споры о возмещении имущественного ущерба разрешаются судом в порядке гражданского судопроизводства.

В случаях рассмотрения дела иным уполномоченным органом или должностным лицом вопрос о возмещении имущественного ущерба, причиненного административным правонарушением, решается судом в порядке гражданского судопроизводства.

2.3. Виды административных наказаний, применяемых к юридическим лицам

Статья 3.2. КоАП устанавливает восемь видом наказаник, применяемых за совершение административных правонарушений. Но, в силу специфики ответственности юридических лиц, не все из содержащихся в названной статье видов наказаний могут быть применены к юридическим лицам.

В отношении юридических лиц административное законодательство устанавливает следующие виды административных наказаний:

1) предупреждение (п. 1 ч. 1 ст. 3.2.; ст. 3.4. КоАП);

2) административный штраф (п. 2 ч. 1 ст. 3.2., ст. 3.5. КоАП);

3) возмездное изъятие орудия совершения или предмета административного правонарушения (п. 3 ч. 1 ст. 3.2., ст. 3.6. КоАП);

4) конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения (п. 4 ч. 1 ст. 3.2., ст. 3.7. КоАП).

Административные наказания, названной выше статьи, устанавливаются только КоАП. Однако законодательство предусматривает, такие виды административных наказаний, как предупреждение и административный штраф, могут вводиться и применяться на основании законов субъектов РФ об административной ответственности, с соблюдением органичений, установленных КоАП.

Данная система административных наказаний характеризуется рядом особенностей.

Bo-первых, эта система является единственным законодательно установленным перечнем административных наказаний, что позволяет обеспечить единообразное понимание и применение данных средств правоохраны.

Во-вторых, иные виды административных наказаний, кроме указанных выше, могут быть установлены только законодательными актами РФ и лишь в соответствии с общими положениями и принципами законодательства об административных правонарушениях.

В-третьих, она дифференцирует административные наказания на основные и дополнительные (возмездное изъятие, конфискация), причем последние могут устанавливаться и применяться в качестве как основного, так и дополнительного наказания; другие административные наказания могут устанавливаться и применяться только в качестве основных.

Дополнительные наказания могут назначаться самостоятельно, а могут только присоединяться к основным мерам наказания. За конкретное административное правонарушение может быть назначено основное либо основное и одно из дополнительных наказаний, указанных в санкции применяемой статьи КоАП. Одновременное применение двух основных либо двух дополнительных наказаний не допускается.

В-четвертых, эта система для юридических лиц включает наказания морального характера (предупреждение) и денежные и имущественные наказания (штраф, конфискация).

Рассмотрим подробнее перечисленые выше виды административных наказаний, применяемых к юридическим лицам.

Предупреждение

Предупреждение применяется в отношении юридических лиц, совершивших незначительные нарушения установленных правил, когда они не носят резко выраженного антиобщественного характера.

Предупреждение может налагаться, если оно предусмотрено соответствующей статьей КоАП или нормативного акта субъекта РФ, устанавливающего административную ответственность.

Применение предупреждения к правонарушителю влечет для него наступление определенных отрицательных последствий, обычно морального характера. Вместе с тем КоАП (ст. 4.3) связывает с фактом повторного или неоднократного применения к нарушителю предупреждения привлечение его к более строгой ответственности.

Предупреждение является административным наказанием и может повлечь наступление определенных правовых последствий только тогда, когда оно вынесено в письменной форме или зафиксировано иным установленным способом в решении должностного лица, привлекающего нарушителя к административной ответственности.

От предупреждения как меры административного наказания нужно отличать устные замечания, которые представляют собой средства убеждения и, естественно, не являются административными наказаниями.

Административный штраф

Административный штраф — денежное наказание, назначаемое нарушителям административно-правовых норм юрисдикционными органами или их полномочными представителями в пределах, предусмотренных законодательством. Он выражается в получении с нарушителя в доход государства определенной суммы денежных средств.

Нормы административного права предусматривают штраф в двух формах:

с указанием пределов штрафа (относительно-определенная санкция);

с точным указанием размера штрафа (абсолютно-определенная санкция).

В подавляющем большинстве случаев нормативные акты устанавливают относительно-определенные штрафные санкции, что позволяет при наложении штрафа учитывать характер совершенного правонарушения, личность нарушителя, степень его вины, имущественное положение, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.

Штраф предусмотрен законодательством в качестве взыскания почти за все виды административных правонарушений. Причем он может устанавливаться не только КоАП, но и законодательными актами субъектов РФ.

Размеры штрафов и способы их установления весьма разнообразны.

Во-первых, он выражается в величине, кратной минимальному размеру оплаты труда — МРОТ (без учета районных коэффициентов), установленному законодательством РФ на момент окончания или пресечения правонарушения. Эта величина не является постоянной и корректируется с учетом инфляции законом РФ.

Во-вторых, размер штрафа может соответствовать кратной стоимости предмета административного правонарушения на момент его окончания или пресечения.

Так, размер штрафа может соответствовать кратной стоимости похищенного, утраченного и поврежденного имущества; например, ст. 15.25 КоАП предусматривает за нарушение установленного порядка зачисления на счета в уполномоченных банках выручки, причитающейся за экспортированные работы, услуги, результаты интеллектуальной деятельности — штраф в размере стоимости работ, услуг и результатов интеллектуальной деятельности, явившихся предметами административного правонарушения. В этих случаях размер штрафа не может превышать трехкратный размер стоимости соответствующего предмета, суммы неуплаченных налогов, сборов.

В-третьих, штраф может быть равен сумме неуплаченных налогов, сборов, подлежащих уплате на момент окончания или пресечения административного правонарушения либо сумме незаконной валютной операции, либо сумме назначенного административного штрафа. Так, сокрытие или занижение фактически полученных доходов налогообложения влечет наложение штрафа в размере, соответствующем сокрытой (заниженной) суммы дохода.

Порядок исчисления административного штрафа, установленный положениями статьи 3.5 КоАП России, непосредственно связан с разделением правонарушений на длящиеся и недлящиеся.

При этом под моментом окончания правонарушения следует понимать фактическое окончание правонарушения, когда в совершенном деянии усматриваются все предусмотренные законом признаки состава правонарушения, а также противоправная деятельность лицом более не осуществляется.

Момент пресечения имеет значение исключительно при выявлении длящихся правонарушений, и под ним следует понимать момент обнаружения уполномоченным должностным лицом таких правонарушений.

Новым КоАП установлено, что размер административного штрафа, налагаемого на юридических лиц не может превышать 1 тыс. МРОТ.

Размер административного штрафа не может быть менее одной десятой МРОТ.

Административный штраф за нарушение законодательства РФ о внутренних морских водах, территориальном море, континентальном шельфе, об исключительной экономической зоне РФ, антимонопольного, таможенного, валютного законодательства РФ, законодательства РФ об охране окружающей природной среды, о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции может быть установлен с превышением размеров, названных ранее, но не может превышать для юридических лиц — 5 тыс. МРОТ.

Возмездное изъятие орудия совершения или предмета административного правонарушения

Содержание этого вида административного наказания состоит в:

а) принудительном изъятии орудия или предмета административного правонарушения у правонарушителя;

б) последующей его реализации;

в) передаче вырученной суммы бывшему собственнику за вычетом расходов по реализации изъятого предмета.

Возмездное изъятие как вид административного наказания распространяется только на предметы, которые явились орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения. Данное наказание является мерой административной ответственности имущественного характера и может применяться лишь в отношении собственника названных предметов.

Изъятие предметов, не принадлежащих правонарушителю, не является административным наказанием. Так, предметы незаконной охоты (например, панты оленя, мясо лося) или незаконной рыбной ловли (например, осетр, лосось, икра осетровых рыб) принадлежат государству и подлежат изъятию у правонарушителя. И эта акция выступает в качестве либо меры административного пресечения, либо административно-процессуального обеспечения, о чем составляется административный протокол; изъятые предметы в зависимости от их доброкачественности соответствующими должностными лицами сдаются в торговую сеть, предприятия общественного питания либо уничтожаются. Возмездное изъятие предмета может применяться в качестве как основного, так и дополнительного административного наказания.

Конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения

Эта мера административного наказания состоит в принудительном безвозмездном обращении не изъятых из оборота вещей в федеральную собственность или в собственность субъекта РФ. При этом конфисковано может быть лишь имущество, находящееся собственности, правонарушителя.

КоАП устанавливает конфискацию лишь тех предметов, которые являются орудиями, средствами или непосредственными предметами административных правонарушений.

Так, в соответствии с КоАП могут быть конфискованы изготовленная продукция, орудия производства и сырье за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если их наличие является обязательным; товары, свободная реализация которых запрещена или ограничена; радиоэлектронные средства или высокочастотные устройства, средства связи, если на них отсутствует разрешение (лицензия); продукция средств массовой информации в случае злоупотребления свободой этой информации.

Исходя из ч. 3 ст. 35 Конституции РФ, установившей, что «никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда», конфискацию как вид административного наказания могут применять только судьи.

От конфискации следует отличать изъятие вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении (ст. 27.10. КоАП).

Изъятие вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении, в отличие от конфискации как вида административного наказания за совершенное административное правонарушение, приводящего к лишению собственника права на определенное имущество, является мерой пресечения или процессуальной мерой обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, применяемой в том числе для обеспечения возможной последующей конфискации названных вещей или документов. Такое изъятие (арест) имущества, осуществляемое органами исполнительной власти, в определенной степени ограничивает право собственника пользоваться и распоряжаться им, но не порождает перехода права собственности к государству. Поэтому оно производится без судебного решения, что не препятствует обжалованию такого изъятия (ареста) в суде.

До судебного решения должностные лица органов исполнительной власти, реализующие установленные законом полномочия, вправе изымать у нарушителя вещи, документы, налагать арест на имущество, задерживать транспортные средства и т.д. именно потому, что все эти меры, не являясь санкцией за совершенное правонарушение, не влекут лишения имущества (автомашины, моторной лодки, охотничьего ружья и т.д.). В момент такого изъятия не могут считаться установленными ни само деяние, ни вина в его совершении. Эти обстоятельства требуют последующего рассмотрения и доказывания в ходе надлежащей процедуры, особенности которой зависят от характера возможной санкции, поскольку ею определяется существо ограничений прав, свобод и законных интересов. Изъятое имущество хранится до рассмотрения дела, затем, в зависимости от исхода дела, в установленном порядке конфискуется или возвращается владельцу либо уничтожается.

Заключение

В заключении необходимо сказать, что новый Кодекс РФ об административных правонарушениях переживает очередное испытание. Одной из не до конца решенных проблем Кодекса является вопрос об административной ответственности юридических лиц.

Я считаю что вопрос об административной ответственности юридических лиц очень важен потому, как мы сегодня столкнулись с резким ростом правонарушений, совершаемых предприятиями. Также институт ответственности юридических лиц становится активно востребованным и оправданным еще и в силу того, что у нас возникает множество хозяйствующих субъектов (акционерные общества, товарищества, общества с ограниченной ответственностью и т.д.), которые зачастую не имеют, в отличие от государственных предприятий, ясной и формально установленной структуры управления или скрывают ее. Как следствие, возникают трудности при раз решении конфликтов с законом и выяснении сфер компетенции сотрудников, без чего весьма затруднено при влечение к ответственности непосредственных виновников правонарушений.

На сегодняшний день 60—70% составов правонарушений нового Кодекса об административных правонарушениях предусматривают от ветственность юридических лиц.

С принятием КоАП значительно была расширена сфера общественных отношений, подлежащих административно-правовой охране, за счет установления административной ответственности за некоторые деяния в сфере экономической деятельности, обеспечения экологической безопасности, в области информации и ряде других областей деятельности. КоАП закреплены общие принципы административной ответственности, в том числе и юридических лиц, установлены составы конкретных правонарушений и процессуальные правила рассмотрения дел об административной ответственности, порядок исполнения постановлений по делам об администратвных правонарушениях. Можно сказать, что таким уровнем комплексности не обладает ни один из ныне действующих кодифицированных актов о юридической ответственности. Однако, здесь есть некоторые недоработки. Так, существует необходимость расширить и сделать более разнообразной палитру мер ответственности, применяемых к юридическим лицам.

Также новый КоАП не дал точного определения ответственности. И сегодня одним из наиболее проблематичных является вопрос о научном обосновании принципа ответственности юридических лиц за административные правонарушения. В последние годы этому вопросу стало уделяться все больше внимания. Однако должного урегулирования на законодательном уровне вопрос ответственности юридических лиц не получил.

Следует обратить внимание также на предельную сдержанность при законодательном регулировании института вины в КоАП. Вероятно, это объясняется, с одной стороны, недостаточной разработанностью его в доктрине административного права, а с другой — желанием не допускать поспешных решений в далеко еще не ясном вопросе, чтобы не мешать практике, да и теории наработать достаточный опыт в разрешении данной проблемы.

Повторюсь, что пока, к сожалению, проблема вины в административном праве изучена очень и очень слабо. А теория могла бы здесь реально помочь практике.

К сожалению, наш новый Кодекс об административных правонарушениях, пошел по пути простого копирования основных положений конституционной нормы о презумпции невиновности. И хотя большинство положений этой нормы вполне могут быть усвоены и административным правом, есть одно положение, которое, по моему мнению, для КоАПа не совсем подходит. Это положение, согласно которому (ч. 3 ст. 1.5) лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность.

Дело в том, что если за рабочую гипотезу принять конструкцию такой виновной ответственности, при которой субъект юрисдикции доказывает, а по сути обнаруживает причинную связь между противоправным действием (бездействием) субъекта ответственности и наступившими последствиями, т.е. обнаруживает фактические обстоятельства события правонарушения, то кто же, кроме лица, привлекаемого к ответственности, укажет на возможные, устраняющие его вину обстоятельства (крайняя необходимость, действие непреодолимой силы и т.п.)?

Независимо от состояния, в котором находится КоАП РФ, следует продолжать усилия по выработке оптимального и афористичного определения административной ответственности.

Список литературы

Конституция Российской Федерации. – М.: Юрайт, 2003

ФЗ РФ «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30 декабря 2001 г. // СЗ РФ. 2002. № 1 ч. 1. Ст. 2.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях // Собрание законодательства РФ, 07.01.2002, № 1 (ч. 1), ст. 1

Федеральный закон от 25.04.2002 № 41-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» // "Российская газета", N 80, 07.05.2002

Федеральный закон от 11.11.2003 № 138-ФЗ «О лотереях» // "Собрание законодательства РФ", 17.11.2003, N 46 (ч. 1), ст. 4434

Федеральный закон от 08.12.2003 № 169-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу законодательных актов РСФСР» // "Собрание законодательства РФ", 15.12.2003, N 50, ст. 4855

Федеральный закон от 23.12.2003 № 185-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования процедур государственной регистрации и постановки на учет юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» // "Российская газета", N 261, 27.12.2003

Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть первая (в ред. от 23.12.2003). – М.: «Статут», 2004

Трудовой кодекс Российской Федерации. – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2003

Постановление Пленума ВАС РФ от 27 января 2003 г. № 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // Вестник ВАС РФ, № 3, 2003

Письмо Управления МНС РФ по Ленинградской области от 30.12.2003 № 15-15/22898 «О направлении информации» // СПб "Налоги и бизнес", № 1, январь 2004

Письмо МНС РФ от 14.08.2002 N АС-6-06/1243@ «Об отдельных вопросах применения Кодекса Российской Федерации об администратвиных правонарушениях при осуществлении котроля за исполнением Закона Российской Федерации от 18.06.93 N 5215-1 «О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением» // "Экономика и жизнь", N 38, 2002

Административное право (Общая часть) / Под ред. В. П. Сальникова. – СПб.: СПб., 2000.

Административное право: Учебник / Под ред. Л. Л. Попова. М., 2002.

Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955.

Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. М., 1981.

Алехин А.П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Административное право РФ. Учебник. М., 1997.

Бахрах Д.Н. Принуждение и ответственность по административному праву. Екатеринбург, 1999.

Бельский К.С. Административная ответственность: генезис, основные признаки, структура // Государство и право. 1999. № 12.

Борисов А.Н., Махров И. Е. Административное производство в судах и органах исполнительной власти. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. М., 2003.

Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность (Очерк теории). М., 1976.

Васильев А.М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. М., 1976.

Варкалло В. Ответственность по гражданскому праву (возмещение вреда – функции, виды, границы). М., 1978.

Ветрова Г. Н. Санкции в судебном праве. М., 1991.

Виговский Е.В. Административная ответственность в области предпринимательской деятельности // Главная книга. – 2002. – № 16. – с. 80-91

Габричидзе Б.Н., Елисеев В. П. Российское административное право. М., 1998.

Галаган И.А. Административная ответственность в СССР. Процессуальное регулирование. Воронеж, 1976.

Горский Д. П. Определение (Логико-методологические проблемы). М., 1974

Дубинин Н. П., Карпец И. И., Кудрявцев В. Н. Генетика. Поведение. Ответственность. М., 1982.

Жилиженко А.А. Очерки по общему указанию о наказании. Пб., 1923.

Иванов Л. Административная ответственность юридических лиц // Российская юстиция. 2001. № 3.

Колесниченко Ю.Ю. Некоторые аспекты вины юридических лиц, привлекаемых к административной ответственности // Журнал российского права. 2003. № 1.

Колесническо Ю.Ю. Некоторые вопросы административной ответственности юридических лиц // Журнал российского права. 1999. № 10.

Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях / Под ред. В. В. Черникова и Ю. П. Соловья. М., 2003.

Коренев А. П. Административное право России. Учебник в 3-х т. Часть 1. М., 1996.

Кристи Н. Пределы наказания. М., 1985.

Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву (теоретические проблемы). М., 1981.

Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М., 1985.

Марченко М.Н. Теория государства и права. Учебник. М., 2002.

Новоселова Л.А. Взыскание денежных средств по решению суда // Законодательство. 1998. № 4.

Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева. М., 1999.

Овчарова Е.В. Административная ответственность юридических лиц. Автореф.дисс.канд.юрид.наук М., 2001.

Петров М.П. Административная ответственность организаций (юридических лиц): Автореф.дисс.канд.юрид.наук. Саратов, 1998.

Попов Л.Л., Шергин А.П. Управление. Гражданин. Ответственность. Л., 1975.

Производство по административным правонарушениям. Свердловск, 1980.

Салищева Н.Г. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях (вводный). М., 2002.

Советское административное право: Учебник. М., 1985.

Соловей Ю.П., Черников В.В. Комментарий к кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях: Вводный. – М.: Юрайт-М, 2002

Студеникина М.С. Соотношение административного права и административной ответственности // Советское государство и право. 1986. № 10.

Тарбагаев А.Н. Понятие уголовной ответственности как последствия совершения преступления // Вестник Ленинградского университета. Экономика, философия, право. 1983. Вып. 1.

Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К.Бабаева. – М.: Юристъ, 2003

Фойницкий И. Я. Влияние времен года на распределение преступления // Судебный журнал. 1983.

Черкаев Д. И. Административная ответственность юридических лиц // Законодательство. 2001. № 11.

Шершеневич Г. Ф. Общая теория права. Учебное пособие. Т. 2. М., 1995.


[1] Бельский К. С. Административная ответственность: генезис, основные признаки, структура // Государство и право. 1999. № 12. С. 12-20.

[2] Беко Организация уголовной юстиции в главнейшие историчекие эпохи. СПб., 1867. С. 28-29.

[3] См.: Трубецкой С. Н. Учение о Логосе в его истории. Собр. соч. Кн. 4. СПб., 1906. С. 453.

[4] См.: Горский Д. П. Определение (Логико-методологические проблемы). М., 1974. С. 254-255.

[5] Гоббс Т. Сочинения. Т. 2. М., 1991. С. 244.

[6] Полное собрание законов Российской империи. Т. IV. СПб., 1830. С. 642-643.

[7] См.: Кант И. Сочинения. Т. 2. М., 1964. С. 246.

[8] См.: Студеникина М. С. Соотношение административного права и административной ответственности // Советское государство и право. 1986. № 10. С. 27; Попов Л. Л., Шергин А. П. Управление. Гражданин. Ответственность. Л., 1975. С. 126; Бахрах Д. Н. Принуждение и ответственность по административному праву. Екатеринбург, 1999. С. 33-34.

[9] Термин «отрицательная оценка» предложил в 1950 г. ученый-правовед Б. С. Утевский и работе «Вина в советском уголовном праве». М., 1950. С. 75.

[10] Галаган И. А. Административная ответственность в СССР. Процессуальное регулирование. Воронеж, 1976. С. 105.

[11] См.: Студеникина М. С. Соотношение административного правонарушения и административной ответственности // Советское государство и право. 1968. № 10. С. 27.

[12] См.: Калужный С. А. Объяснения нарушителя трудовой дисциплины (правовые вопросы) // Правоведение. 1986. № 6. С. 64.

[13] См.: Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка. Т. 2. СПб., 1895. С. 781.

[14] Александров Н. Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955. С. 92, 164.

[15] См.: Попов Л. Л., Шергин А. П. Управление. Гражданин. Ответственность. Л., 1975. С. 38-39; Галаган И. А. Административная ответственность в СССР. Воронеж, 1970. С. 41, 57.

[16] Жилиженко А. А. Очерки по общему указанию о наказании. Пб., 1923. С. 96.

[17] См.: Бахрах Д. Н. Административная ответственность граждан в СССР. Свердловск, 1989. С. 153.

[18] Производство по административным правонарушениям. Свердловск, 1980. С. 56.

[19] Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К.Бабаева. – М.: Юристъ, 2003. – С. 506

[20] Трудовой кодекс Российской Федерации. – М.: ООО «ВИТРЭМ», 2002. – С. 82

[21] Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К.Бабаева. – М.: Юристъ, 2003. – С. 509

[22] Васильев А. М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. М., 1976. С. 96.

[23] См.: Васильев А. М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. М., 1976. С. 261 и след.; Ветрова Г. Н. Санкции в судебном праве. М., 1991. С. 16 и др.

[24] По аналогичной модели некоторые специалисты административного или трудового права констатируют «административно-деликтные» и другие «охранительные отношения», лежащие в основе административной или дисциплинарной ответственности.

[25] Высказано очень много разных точек зрения о причине и моменте возникновения уголовного правоотношения; разные авторы утверждают, что оно возникает с момента совершения преступления, осознания виновным преступности своего деяния, обнаружения факта преступления правоохранительными органами, применения к обвиняемом» мер пресечения, вынесения обвинительного приговора, вступления приговора в законную силу (есть и другие варианты); содержанием этого отношения называются обязанность преступника отвечать, отчитаться в содеянном, подвергнуться наказанию на основе закона; утверждается, что это правоотношение зависит от «наших знаний о нем» либо существует в сознании самого правонарушителя; оно может быть «искажено» неправильными актами следователя, причем оно существует даже и тогда, когда лицо привлечено к ответственности по ошибке, т.е. когда вообще не было факта преступления, которое, как утверждается, порождает это самое уголовно-правовое отношение. Некоторые рассуждения об уголовно-правовом отношении мы понять не смогли. Такова, например, квалификация прав и обязанностей осужденного, возникших в результате развития уголовно-правового отношения и уголовной ответственности: «Именно наличие у человека этих прав и обязанностей превращает его в преступника» (Тарбагаев А.Н. Понятие уголовной ответственности как последствия совершения преступления // Вестник Ленинградского университета. Экономика, философия, право. 1983. Вып. 1. С. 87.).

[26] Аналогичные особенности присущи правонарушениям, порождающим материальную ответственность рабочих и служащих, которая также является имущественной, нос троится с учетом специфики трудовых правоотношений. Далее (в тексте) говорится только о гражданско-правовой ответственности.

[27] «Ответственностью без вины» в гражданском праве называют обязанность организаций и граждан, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (транспортные организации, промышленные предприятия, стройки, владельцы автомобилей и т.п.), возместить вред, причиненный источником повышенной опасности (если вред не возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего). Эти правила, определяющие гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный как правонарушающими, так и правомерными действиями, установлены в целях зашиты прав и интересов лиц, пострадавших от транспортной, промышленной и иной деятельности, небезопасной для окружающих; кроме того, эти правила стимулируют развитие техники безопасности при эксплуатации таких предприятий.

[28] См., например: Алексеев С. С. Общая теория права. Т. 1. М., 1981. С. 272 и след. Впрочем, названный автор противоречиво решает вопрос о гражданско-правовых санкциях и ответственности (там же. С. 278, 282 и др.), в силу чего непонятно выраженное им недоумение по поводу деления ответственности на правовосстановительную и штрафную (там же. С. 283)

[29] «Гражданским правонарушением, - писал Шершеневич, - признается действие, воспрещенное законом под страхом вознаграждения потерпевшему лицу причиненного ему вреда». См.: Шершеневич Г. Ф. Общая теория права. Учебное пособие. Т. 2. М., 1995. С. 258.

[30] М.: Варкалло В. Ответственность по гражданскому праву (возмещение вреда – функции, виды, границы). М., 1978. (вступительная статья проф. С. Н. Братуся. С. 5-19).

[31] См.: Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность (Очерк теории). М., 1976. С. 85 и след.

[32] См.: Малеин Н. С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М., 1968. С. 14.

[33] Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность (Очерк теории). М., 1976. С. 80,81.

[34] СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3590, 3591.

[35] См.: Новоселова Л. А. Взыскание денежных средств по решению суда // Законодательство. 1998. № 4. С. 7 и след.

[36] Петров М. П. Административная ответственность организаций (юридических лиц): Автореф.дисс.канд.юрид.наук. Саратов, 1998. С. 6.

[37] Там же. С. 13.

[38] Овчарова Е. В. Административная ответственность юридических лиц. Автореф.дисс.канд.юрид.наук М., 2001. С. 13.

[39] В Постановлении Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 года № 7-П по делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации положения ст. 230 ТК РФ о вине и виновности были проанализированы на предмет соответствия Конституции РФ в связи с тем, что эта статья признает нарушением таможенных правил противоправное действие или бездействие, не определяя его как виновное, а согласно ч. 6 ст, 231 ТК РФ юридические лица несут административную ответственность за нарушение таможенных правил, за исключением случаев, когда правою нарушение произошло в следствие действие непреодолимой силы, то есть вне рассмотрения вопросов их ви ны и виновности, что по тенциально могло противоречить ряду положений Конституции РФ о презумпции невиновности и равенстве юридических и физических лиц.

Тем не менее полож ения ст. 230, ч. 6 ст. 231 были признаны не противоречащими Конституции РФ, поскольку ими «не исключается возможность для данных субъектов таможенных отношений должным образом подтверждать, что нарушение таможенных правил вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне их контроля, при соблюдении ими той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от них в целях надлежащего исполнения таможенных обязанностей» (п. 1.3).

[40] Колесниченко Ю. Ю. Некоторые аспекты вины юридических лиц, привлекаемых к административной ответственности // Журнал российского права. 2003. № 1. С. 79

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий