регистрация / вход

Внешняя политика и международное право

Проблемы соотношения внешний политики и международного права. Влияние внешней политики и дипломатии на процесс создания и применения норм международного права. Влияние международного права на внешнюю политику и дипломатию.

Введение.

Международное право играет особую роль в международных отношениях. В процессе проведения внешней политики государства сталкиваются с проблемами, которые возникают в результате взаимодействия на международной арене. Регулятором этих межгосударственных отношений является международное право, но на практике не все государства придерживаются основным принципам и нормам международного права, оправдывая свои действия со ссылкой на "национальный интерес", считая, что международное право являясь инструментом и регулятором международных отношений играет подчиненную роль во внешней политике. Отсюда возникает проблема соотношения внешней политики и международного права, которое представляет не только научный интерес, но и практический. Поэтому в данной дипломной работе рассматривается "Проблема соотношения внешней политики и международного права".

Конец XX века ставит перед человечеством новые и все более сложные проблемы. Однако, он пораждает и новые надежды. С одной стороны, - угроза ядерной катострофы, рост острых экологических проблемм, экономическая отсталость стран "третьего" мира, акты международного терроризма, рост количества региональных территориальных войн. С другой стороны, - подписано много договоров в области реального разоружения, поиски различных региональных конфликтов, интенсификация экологических связей между государствами, развитие сотрудничества в области науки и культуры, гуманитарной сфере в целом, рост роли и значения антивоенных, демократических общественных движений.

Становление взаимозависимого целостного мира по-новому ставит многие вопросы, решать которые - всему человечеству. Отсюда рост значения международного права и внешней политики отдельных государств в международной жизни. В целостном и взаимозависимом мире внешняя политика государств и международное право всегда взаимодействуют и взаимовлияют друг на друга. Международное право и международные организации являются регуляторами международной жизни в целом, и внешней политики государств в частности.

Современное международное право можно определить "как систему юридических норм, регулирующих отношения между государствами и другими субъектами международного права, создаваемых путем согласования воль участников этих отношений и обеспечиваемых в случае необходимости принуждением, которое осуществляется государствами, а также международными организациями. Основой всей системы международного права, является общее международное право"1 .

Многие общечеловеческие ценности уже нашли свое нормативное воплощение в международном праве, главным образом в его основных принципах. Запрет обращения к силе или угрозе ее применения, вмешательство во внутренние дела государств, право народов на самоопределение и т.д. Прочный правопорядок в мире возможен в случае признания примата международного права в политике.

Генеральная Ассамблея ООН на своем 60-м пленарном заседании, которое состоялось 17 ноября 1989 году приняло резолюцию Nо44/23, провозгласившую период 1990-1999 годов "Десятилетием международного права ООН".

Целями десятилетия являются1 :

а)содействие принятию и уважению принципов международного права;

б)содействие средствам и методам мирного разрешения споров между государствами,включая обращение в Международный Суд и полное уважение к нему;

с)поощрение прогресивного развития международного права и его кодификации;

д)поощрение преподавания,изучения,распространения и более широкого признания МП.

Государства осуществляя свою внешнюю политику должны руководствоваться основными нормами и принципами международного права,поскольку этого требуют современные международные отношения.

I. Проблема соотношения внешней политики и международного права .

1. Взаимосвязь внешней политики и международного права.

Международное право, внешняя политика и дипломатия - явления не только взаимосвязанные, но и во многом переплетающиеся. Поэтому исследование какого-либо из них в отдельности невозможно. Политика каждого государства как единого целого делится в зависимости от сферы приложения на внутренную и внешнюю, но обе они имеют единые социальные и экономические корни. Внешняя политика государства реализуется в рамках международной системы, где она взаимодействует с внешней политикой других государств и их союзов, испытывает воздействие международных организаций. Внешнеполитическое поведение государства непосредственно определяется не только внутренными факторами но и состоянием международной системы, которое с одной стороны налагает ограничения на внешнюю политику, а с другой - предоставляет возможности для определенных внешнеполитических акций. "Внешняя политика - понятие весьма широкое. Оно включает в себя вншнеполитический курс государства, внешнеполитические доктрины , концепции, органы, осуществляющие внешнеполитические функции, и, главное - внешнеполитическую деятельность, или внешнеполитическое поведение государства. Именно в процессе внешнеполитической деятельности государств создаются и реализуется нормы международного права"1 .

Проблема соотношения взаимодействия внешней политики и международного права - это, по существу , проблема соотношения политики и права в международной системе. Поскольку международное право функционирует в рамках международной системы и , здесь же реализуется внешняя политика государства, то их соотношение приобретаетет особые черты. По существу, все международно-правовые акты имеют не только юридический, но и политический характер, а порожденные ими отношения являются и политическими и правовыми. Французский юрист М.Вирали, говоря о соотношении внешней политики и международного права считает, что "любой договор, любое разногласие юридического характера , все нормы международного права имеют политическое содержание и характер, и, наоборот, политика включена в право в том смысле , что правопорядок переплетается с определенным политическим порядком"1 . Американский автор Л.Хенкин пишет , что "в своей основе все нормы и обязательства являются политическими, их соблюдение, а также умышленное нарушение - это политические акты, акты внешней политики.2 "

Действительно, и соблюдение и нарушение норм международного права выражаются во внешнеполитических действиях, а соответствующие решения государства это внешнеполитические решения. В результате взаимодействия внешней политики государств складываются международные и политические отношения, требующие для своего регулирования адекватных , политических по своей природе норм. Если все юридическое в международной системе имеет политическую природу, то не все политическое является юридическим, и, конечно, не любое внешнеполитическое поведение государства представляет собой международно-правовое поведение.

Раскрывая суть проблемы соотноошения внешней политики и международного права , все же возникает вопрос, что приоритетнее, примат международного права, или же, - примат внешней политики государств в международных и межгосударственных отношениях. В западной международно-правовой литературе довольно распространены взгляды на соотношение международного права и внешней политики, которые по существу жертвуют правом ради политики.

2. Доктрина политического реализма и ее сторонники.

Так доктрина "политического реализма" в лице Дж.Кенана и Г.Моргентау резко противопоставляет международное право и политику в международных отношениях. Г.Моргентау писал, что "железный закон международной политики в том, что правовые обязательства должны отступать перед национальным интересом". Дж.Кенан видел наиболее серьезный недостаток в определении внешнеполитического курса США в "юридико-моралистическом" подходе к международным проблемам. Если Дж.Кенан и Г.Моргентау приносили международное право в жертву национальному интересу, то М.Макдугал и его соратники так называемого ориентированного на политику подхода к международному праву жертвуют международным правом, растворяя его в политике, рассматривая международное право в качестве властных процессов принятий решений, в которых общественные предписания формилируются, предъявляются и фактически применяются в целях осуществления полититики сообщества.

В настоящее время большинство известных западных ученых критически относятся к взглядам Дж.Кенана и Г.Моргентау. Американский юрист и политолог С.Хофман критикует сторонников "политического реализма" за чрезмерное жестокое и нереалистичное разделение права и диплопатии, юридических обязательств и национального интереса.

Л.Хенкин пишет, что "реалисты" не признающие необходимости и значения права в международных отношениях , не являются реалистами, так как они недооценивают то обстоятельотво , что "национальный интерес" может состоять в соблюдении правовых норм.

Нельзя отрицать роль политики в международном праве, ее воздействие на образование норм и принципов международного права . Роль политики в процессе правотворчества исключительно велика. Политические идеи нередко превращаются в принципы права, а конкретные политические требвания в специальные правовые нормы. Право закрепляет отношения, складывающиеся в результате политики.

3. Превращение политических идей в нормы международного права.

Говоря о воздействии политики государств и конкретных исторических явлений на образование норм международного права, хотелось бы привести в пример принятие Устава ООН, который является многосторонним международным договором. Устав ООН, принятый после второй мировой войны в конкретных принципах отражает политические идеи государств учредителей. Война, которая унесла миллионы жизней, заставила политиков думать о будущем совместном существовании в едином мире, избавить человечество от будущих войн. В первой главе ст.1 п.2 о целях и принципах Устава ООН написано :

"Развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира".

Здесь нашел отражение принцип уважения равноправия и самоопределения народов. Сам этот факт говорит о том, что конкретная политическая идея, воля государств стали одними из общепризнанных принципов международного права. Насколько этот принцип соблюдается во внешней политике государств имеет важное значение в современном мире.

Сторонники "политического реализма", как было указано выше, жертвуют правом ради "начионального интереса". Такой подход имеет целью подтолкнуть государство на грубое нарушение взятых на себя международных обязательств, которые являются обязательными для выполнения, и их невыполнение может привести к международно-правовой ответственности.

Согласно главе1 ст.2 п.2 Устава ООН "Все члены Организации Объединенных Наций добросовестно выполняют принятые на себя по настоящему Уставу обязатеьства, чтобы обеспечить ими всем в совокупности права и преимущества, вытекающие из принадлежности к составу Членов Организации."

Послевоенная история показала, что доктрина "политического реализма" во внешнеполитическом курсе государств, подтолкивала государства с целью защиты своих национальных интересов к военно-политическим авантюрам, которые стали причиной региональных войн, а иногда превращались в кризисы глобального, мирового масштабов. Можно привести несколько примеров: действия США во Въетнаме, ввод советских войск в Афганистан, агрессия Ирака против Кувейта. Эти факты говорят о том, что взаимозависимость государств приобретает универсальный характер как по кругу участников международного общения, так и по предмету их взаимоотношений. Она естественно, вынуждает к поискам общего языка для регулирования своих взаимоотношений. Здесь приоритетом должно пользоватся международное право. Нельзя не согласится со мнением ученого-юриста Колосова Ю.М о том, что "существующей во все возрастающей в реальной жизни взаимозависимости государств должна корреспондировать взаимозависимость международно-правовая, то есть приоритет международного права."

Универсализация международно-правового регулирования различных сфер межгосударственных отношений, максимальная детализация взаимных прав и обязанностей субъектов международного права и создание международных механизмов по осуществлению контроля и мер доверия в их совокупности неизбежно привели бы к своевременному выявлению фактов любых отступлений от международных обязательств. Всякое нарушение международно-правовой нормы, как правило, приводит к возникновению международного спора.

Как видно из вышеизложенного, правильное теоретическое определение права и политики в международной системе имеет важное практическое значение. Признание нормативной ценности международного права обязательной силы его принципов и норм имеет непосредственное отношение к внешнеполитической практике государств. Современное международное право распространяется на области межгосударственных отношений, регулирует самые острые политические вопросы, такие, например, как обеспечение международного мира и безопасности.

Только соблюдая требования международного права,можно гарантировать наиболее важные политические интересы государств, независимость, территориальную целостность и неприкосновенность границ, безопасность. В доядерную эпоху можно было, если не одобрять, то во всяком случае понять разграничение, проводимое,например Дж.Кенаном, между "морально-юридическим" и "реалистическим", т.е. основанным на силе, подходом к международным отношениям. В наши же дни единственно реалистической внешней политикой является политика, опирающееся на международное право. Это отнюдь не означает идеализацию современной международной обстановки и состояния международного правопорядка, игноирования актов применения силы на международной арене и вмешательства во внутренние дела государства. Реалистический, а следовательно, учитывающий важность и необходимость международного права подход к международным отношениям и внешней политики государств предполагает признание того , что если в современном взаимосвязанном мире какое-то международное правонарушение может дать определенное кратковременное преимущество государству правонарушителю, то в конце концов правонарушитель должен быть наказан.

Примат международного права в политике предполагает в первую очередь господство права над силой в международных отношениях. Силовая политика должна быть заменена политикой строго соответствующей принципам и нормам международного права. Кроме того, учитывая, что нормы международного права, нормативно оформленное выражение стандартов внешнеполитического поведения государств, примат международного права в политике предполагает верховенство подобных стандартов поведения над продиктованными односторонними действиями на международной арене. Говоря о примате международного права в межгосударственных отношениях, то есть во внешней политике, необходимо выделить внимание международно-правовому институ ответственности государств в международных отношениях. Без этого института невозможно обеспечить эффективность примата международного права. Война в персидском заливе доказала, что при желании международное сообщество в лице ООН способно восстановить мир и безопасность в регионе, заставить государство-правонарушителя придерживаться общепризнанных принципов и норм международного права, однако действующий международно-правовой механизм не способен предотвратить все региональные конфликты и межгосударственные споры , которые угрожают миру и безопсности,например,война на Балканах, "горячие точки " на территории бывшего СССР.

Если принцип международно-правовой ответственности сформулировать самым кратким образом, то он заключается в том,что государство обязано исправить ущерб, причиненный его международно-противоправным поведением, а к нему могут быть применены международные санкции за это поведение. Если международно-правовая ответственность нередко определялась как обязанность исправить неправомерно причиненный ущерб, то к этому необходимо добавить, что международная ответственность может также явиться основанием для применения международных санкций. Лишь в своей совокупности оба эти положения могут составить определение международно-правовой ответственности государств.

Продолжая обсуждение проблемы соотношения политики и международного права, нельзя не обращать внимания на тот факт, что государства, осуществляя свою внешнюю политику, часто прибегают к нарушению общепризнанных норм и принципов международного права, оправдывая свои внешнеполитические действия этими же нормами и принципами.

Подход к балансировке внешнеполитических интересов разных государств с помощью международного права привел к тому, что многие подходы к международному праву, его принципам и нормам, как регулятору международных отношений необходимо пересматривать. В отличие от внутригосударственного права, в международном праве не существует надгосударственного органа, который принуждал бы государства выполнять, взятые на себя международные обязательства, придерживаясь к общепризнанным принципам и нормам международного права.

4. Проблема действительной силы международного права.

Возникает вопрос о действительной силе норм международного права в чисто юридическом плане. Можно выделить три главных направления: два из этих направлений на фоне юридического позитивизма 19-ого и начала 20-ых веков, третье-на фоне нормативизма и возрождений теорий естественного права , что характерно для западной науки 20-ого века.

Первое направление усматривает основание действительной силы норм международного права в воле отдельного государства. Свое выражение оно нашло в теории "внешнего государственного права". Эта теория восходит еще к философии права Гегеля, который считал, что "государства как суверенные образования хотя и стимулируют между собой, но остаются выше этих стимуляций". Согласно Гегелю , хотя "принцип международного права как всеобщего права состоит в том, что трактаты должны выполняться, но так как взаимоотношения государств имеют своим принципом суверенность,то они постольку находятся в отношении друг друга в естественном состоянии, и их права имеют свою действительность не во всеобщем, конституированном над ними как власть, а в их собственной воле".

В конце 19-го и начала 20-го веков в германской международно-правовой литературе довольно широко пропагандировалась теория "внешнего государственного права", расматривавшая международное право как право самого государства, относящееся к его внешним сношениям. Один из наиболее типичных представителей этой теории Альберт Цорн утверждал, что воля государства, выраженная в им самим установленной форме, образует право государства, как во внутренних, так и во внешних делах и что поэтому "международное право является правом в юридическом смысле лишь в том случае и постольку, в каком и поскольку оно есть государственное право".

Цорн признает,что государство в своих внешних сношениях связано нормами международного права, но лишь в том смысле, как оно связано внутренним законом, издаваемым им для своих подданных.

"В этом смысле - пишет он, - также и международное право является позитивным правом, но не само по себе, а как право отдельного государства: нормы международного права суть правовые нормы в той мере в какой они образуют часть национального права". Теория "внешнего государственного права" по сути дела сводилась к отрицанию международного права. Некоторым шагом в сторону признания действительной силы норм международного права явилась теория "самоограничения" конца 19-го и начала 20-го веков Георга Елцнека. Указывая на то, что суверенное государство не может подчиняться высшей воле, не переставая быть самим собой, тем не менее допускает, что оно может само ограничивать свою волю как в отношении собственных подданных, так и в отношении другихгосударств. Второе направление видит основание действительной силы норм международного права в "общей воле" государств которая стоит над ними в качестве "высшей воли". Наиболее отчетливое выражение это направление получило в теории немецкого юриста конца 19-го и начало 20-го веков Генриха Трипеля, который считает, что воля отдельного государства не может создавать нормы международного права, это может сделать только общая воля государств, образовавшаяся путем объединения их воль и слияния их в единую волю. "Только сливающаяся в единство воль через объединение воль, общая воля многих или нескольких государств - пишет он, - может быть источником международного права. Во всех случаях эта воля стоит над государствами в качестве "высшей воли". Объединение воль государств , которое приводит к образованию норм международного права выражается в договорах-соглашениях, которые удовлетворяют общие или равные интересы многих государств приводят к слиянию их воль и является источником норм международного права.

Третье направление теория "основной нормы"- pacta sunt servanda", имеет основание действительной силы норм международного права в некой "основной норме", лежащей в оснований всей системы международного права. Представители нормативизма теорию "основной нормы" связывают с идеей мирового права. Г.Кельсен изображает все право в виде универсального правопорядка, образующего единую иерархию правовых норм, высшей ступенью которой является международный правопорядок, а на самой вершине находится "основная норма"- pacta sunt servanda.

5. Роль дипломатии в проблеме соотношения внешней политики и международного права.

Рассматривая проблему соотношения внешней политики и международного права , необходимо обращать внимание на роль дипломатии в этом соотношении. В действительности международное права и дипломатия - это две отдельно, но неразрывно связанные и согласующиеся между собой стороны международной жизни : дипломатия, активно участвуя в создании и осуществлении норм международного права, вместе с тем подчиняется этим нормам: международное право, складывающееся и применяющееся в процессе дипломатической деятельности, в то же время установливает рамки и формы этой деятельности. Соотношение международного права и дипломатии можно понять, рассматривая международные отношения как целостную систему. З.А.Поздняков в своей книге "Системный подход и международные отношения" пишет : "Вряд ли сегодня можно , например, внешнюю политику того или иного государства рассматривать изолировано от системы международных отношений, в которую это государство входит и которая в определенных границах детерминирует его внешнюю политику".

Наряду с этим Г.И.Тункин вводит новое понятие "международная юридическая система". Последнее является частью международной системы и складывается из международного права , рекомендаций международных организаций и международных договоренностей. "Указанные рекомендации и договоренности, - поясняет Г.И.Тункин, - не являюются нормами международного права, но, по-видимому, им присущ определенный международно-правовой элемент. Если это так , то целесообразно рассматривать такие рекомендации и договоренности в связи с международным правом, объединив их вместе с ним в единую систему, которую можно назвать международной юридической системой. Эта система международных норм, включающая нормы международного права , а также международные нормы , являющиеся частично правовыми".

Дипломатия, играющая важную роль в выработке норм международного права, играет еще более важную и непосредственную роль в выработке рекомендаций и договоренностей, поскольку они находятся как бы на грани международного права имеждународной политики. Все это свидетельствует о весьма сложной структуре системы международных отношений. В систему международных отношений входят в качестве ее компонентов: экономические, политические, в том числе дипломатические, правовые, моральные и другие отношения, тесно переплетающиейся между собоо, и регулирующие эти отношения нормы: правовые нормы, являющиеся лишь частично правовыми, а также моральные нормы. Дипломатия и международное право являются столь важными компонентами этой системы, что их можно назвать подсистемами совокупной системы международных отношений.

Действительное соотношение дипломатии и международного права как подсистем систем международных отношений можно понять , исходя из следующих теоретических предпосылок. Дипломатия стремится осуществить внешнеполитические интересы данного государства и путем морально-политического воздействия на другие государства, достигнуть удовлетворения этих интересов на основе согласования их с внешнеполитическими интересами других государств, с которыми они иногда совпадают, иногда же отличаются от них и даже им противоречат. Тем самым дипломатия стремится достигнуть согласования выражающих эти интересы государственных воль. Вместе с тем она стремится закрепить достигнутое согласование воль в более или менее стабильные и прочные формы, а это связано установлением общепризнанных правовых принципов и правил международного поведения, являющихся как бы законами международной жизни для всех или, по крайней мере, для нескольких государств. "Дипломатия играет огромную роль в установлении этих принципов и правил, поскольку именно она подготовливает условия для достижения согласования воль относительно, как их содержания, так и признания их обязательности."

Будучи установленными в результате дипломатической деятельности, эти принципы и правила приобретают самостоятельное существоование, они становятся общими международными нормами, регулирующими отношения между государствамии обязательными для них, независимо от того, соответствует ли их соблюдение последующим изменениям интересов и воли отдельных государств. Соблюдение норм мехдународного права становится неприменным основанием правомерности внешней политики и дипломатии каждого государства. Разумеется, эти нормы не являются абсолютно неизменными, застывшими, одинаковыми на все времена, но изменение требует того же согласования воль государств, с помощью которого они были установлены. Соотношение международного права и дипломатии - это постоянное взаимодействие и взаимопроникновение двух важнейших компонентов целостной системы международных отношений. При этом можно выделить следующие главные сферы соприкосновения международного права и дипломатии в повседневной международной жизни.

Во-первых, дипломатия, формулируя волю государства и добиваясь ее согласования с волей других государств, активно участвует в создании норм международного права,является исключительно важным фактором правотворчества в международных отношениях.

Во-вторых, дипломатия осуществляет нормы международного права, однако осуществление международно-правовых норм дипломатией не есть какой-то механический процесс, ибо дипломатия истолковывает эти нормы, применяет их в различных конкретных условиях и вкладывает в их осуществление определенный политичесий смысл, который в отдельных случаях может на ложить отпечаток на их дальнейшее развитие.

В-третьих, международное право оказывает обратное влияние на дипломатию. С одной стороны , международное право ограничивает деятельность дипломатии, поскольку дипломатия в своей деятельности вынуждена считаться с нормами международного права и не нарушать их, с другой стороны , международное право служит средством для обоснования тех или иных дипломатических акций. Помимо этого, международное право определяет формы деятельности дипломатии, в частности в том , что касается функционирования дипломатических представительств, заключение международных договоров, проведению международных конференций, функционирования международных организаций, мирного разрешения международных споров, конфликтов.

II. Влияние внешней политики, дипломатии на процесс создания и применения норм международного права.

1. Процесс создания и применения норм международного права.

Прежде чем рассматривать вопрос о влиянии внешней политики, дипломатии на процесс создания и применения норм международного права, хотелось бы остановиться на процессе создания и применения этих норм с точки зрения теоритической проблемы вообще. стр35 1. Нормы международного права - те клетки, из которых состоит ткань международного права. Именно изучение особенностей норм международного права дает возможность наиболее отчетливо выявить особенности международного права в целом как социального явления.

Но международное право - не сумма норм. Это прежде всего система норм. Исследование норм международного права не должно ограничиваться исследованием отдельной его нормы, нормы как таковой. Норма права вообще и норма международного права в частности существует, представляет интерес не сама по себе, не как обстрактная модель определенного поведения, а как норма, оказывающая влияние, воздействие на общественные отношения. стр.36 1. По мнению Лукашука И.И. "международноправовое регулирование начинается с создания норм международного права". Такая трактовка вполне объективная, поскольку правовое регулирование тех или иных видов общественных отношений предполагает правотворческую фазу, так как регламентация соответствующих отношений требует предварительного осознания необходимости такой регламентации и создания конкретных норм, ориентированных на определенные общественные отношения. стр.36 2. Процесс образования правовых норм вообще и норм международного права в частности имеет две стороны - объективную и субъективную. Объективная - это, так сказать, социальный толчок к образованию норм. Субъективная - это осознание необходимости или целесообразности принятия правовой нормы и непосредственно правоведческий процесс.

Процессы происходящие в обществе вызывают создание правовых норм в целом как системы. Именно они - объективная основа процесса нормообразования. При обсуждении объективной основы международного права возникает вопрос, что является базисом международного права. Базис международного права - продукт взаимодействия на международной арене различных государств, со своими различными государственными системами управления, общественно-экономическим строем, политическими традициями и т.д. Это взаимодействие осуществляется как взаимодействие государств, являющихся непосредственными творцами международного права. стр.37 1. Создателями норм международного публичного права выступают государства, каждое из которых обладает своей индивидуальной волей, формируется под воздействием внутренних и внешних факторов, помимо воли государства являются носителями общих и индивидуальных интересов, целей и убеждений. И воля, и интересы, и цели государства объективируются в процесс международного нормотворчества, но каждое из них по разному воплощается в создаваемых ими нормах международного публичного права.

2. Роль дипломатии при создании и применении норм международного права и их классификация.

Воля государства, сравнительно с его сильными свойствами, позволяет в процессе нормореализации сознательно контролировать его поведение и одинаковую направленность практического воплощения принимаемых решений. Никакие иные свойства государства не могут решить эту задачу, потому что они не равноценны его воле и не могут заменить ее. стр.38 1. Процесс создания норм международного права имеет свою специфику. Она заключается в том, что они всегда являются плодом соглашения, выражением согласия.

Они создаются как минимум двумя сторонами, юридически не подчиненные друг другу, равноправными. В одних случаях они являются результатом целеноправленной деятельности их творцов, стремящихся к выработке соответствующих норм, в других, возникают стихийно. Последний случай - путь создания международно-правовых обычных норм.

Согласно теории разработанной Г.Л.Тункиным, в процессе образования норм международного права происходит согласование воль государств, завершением которого и является возникновение соответствующей нормы, договорной или обычной. Необходимо отметить, что правовые нормы, включая и международно-правовые создаются государственной волей. Одновременное присутствие различных государственных воль в одних и тех же нормах международного права вовсе не означает, что степень уступок со стороны каждого из этих создателей будет одинаковой. При характеристике воплощения государственных воль в нормах международного права принципиальное значение имеет именно факт их одновременного воплощения в таких нормах. Степень уступки с той или иной стороны, отраженная в международно-правовой норме, не мерило присутствия или отсутствия в норме соответствующей государственной воли, которая в ней всегда присутствует независимо от размеров уступок. стр.39 1. В.А.Василенко справедливо указывает на неточность выражения "согласование воль", поскольку воля как таковая не может "согласоваться" с другой волей. По его мнению, нормы международного права - результат согласования или совпадение позиций взаимодействующих субъектов. Вероятно правильнее было бы говорить о согласовании волеизъявления.

Воля государств есть необходимый элемент образования норм права во всех отраслях права, однако во внутригосударственном и в международном праве пути ее участия в процессе нормообразования различны: если во внитригосударственном праве определенного государства воля этого государства формулируется его высшими органами путем издания законов или иных нормативных актов, а в некоторых государствах также и с помощью судебной практики, то в международном праве речь идет о многих или нескольких волях, которые сначало формулируются дипломатией каждого из этих государств - притом отнюдь не одинаково, а затем той же дипломатией согласовываются друг с другом путем заключения соглашения между государствами или признания или обычной практики. Следовательно дипломатия играет невторостепенную роль в создании норм международного права. стр.40 1. "Дипломатия - средство осуществления внешней политики государства, представляющее собой совокупность невоенных практических мероприятий, приемов и методов, применяемых с учетом конкретных условий и характера решаемых задач: официальная деятельность глав государств и правительств, министров иностранных дел, дипломатических представительств за рубежом, делегаций на международных конференциях по осуществлению целей и задач внешней политики государства, защите прав и интересов государства, его учереждений и граждан за границей. С понятием "Дипломатия" связывают искусство ведения переговоров в целях предотвращения или урегулирования конфликтов, поисков компромиссов и взаимоприемлемых решений, а так же расширение и углубление международного сотрудничества."

Создание норм международного права есть, по сути дела, дипломатический процесс. Нередко дипломатия формулирует международно-правовые позиции государства, исходя из целей и принципов его внешней политики. Затем международно-правовые позиции различных государств встречаются и сталкиваются между собой в процессе переговоров, а точнее позиций, пораждающих компромисс, в результате которого формулируются те или иные нормативные положения. Эти положения фиксируются, одобряются государствами в соответствии с их конституционной процедурой и после этого превращаются в действующие нормы международного права. Создание норм международного права может иметь место и путем признания государствами существующей практики, но это признание тоже производится дипломатическими органами государства, или другими органами по их указанию. Таким образом, создание норм международного права неотделимо от деятельности дипломатии. стр.42 1. Иногда дипломатия того или иного государства выдвигает известные общие принципы, способствующие осуществлению его внешнеполитических целей и защите его интересов. Эти принципы, будучи признаны другими государствами, могут стать нормами международного права. Таков, например, был принцип и политического равновесия, выдвинутый французкой дипломатией при Генрихе IV для борьбы против усиления Габсбургов, а в последствии часто применявшейся как Францией, так и другими государствами в качестве официального мотива заключения военных союзов. Этот принцип в 40-х годах XVII столетия уже фигурировал в дипломатических переговорах в Мюнстере и Оснабрюке, а в начале XVIII столетия получил формальное признание в качестве принципа международного права в Утрехтском мирном трактате 1713 года. Таков был и принцип "легитизма", выдвинутый на Венском конгрессе как средство дипломатической защиты интересов побежденной Франции, а затем считавшийся, по крайней мере в течении всего периода существования Священного Союза, принципом международного права. Такова также так называемая доктрина Драго - доктрина о недопустимости вооруженной интервенции для взыскания государственных долгов, выдвинутая аргентинским министром иностранных дел Драго в 1902 г. Она получила формальное признание в качестве международного права на Гаагской конференции 1907 г.

В международном праве существуют нормы, различные как по способу, так и по объему и содержанию заключающихся в них положений и, наконец, по характеру их действия, точнее их воздействия на реализуемые ими отношения. Г.Даллард в своих лекциях "Некоторые аспекты права и дипломатии" ссылается на классификацию правовых норм, данную американским философом права Р.Паурдом. Последний выделяет четыре категории норм:"концепции или доктрины", "нормы" в собственном смысле слова, "принципы", и "стандарты". При этом он поясняет, что только "нормы" в собственном смысле слова обладают "автоматической достоверностью", "принципы" же - не что иное, как "отправные точки" юридической аргументации, "рабочая канва" работы юриста, а "стандарты", стоящие на степени обобщения и над нормами, и над принципами, суть и того меньше - "смутно выраженные предписания" желаемого социального поведения. Это не совсем верная классификация. стр.44 1. Нормы международного права могут быть классифицированы, по крайней мере, по трем основным делениям. По способу установления их можно разделить на универсальные, признаваемые всеми или подавляющим большенством государств, и партикулярные, признаваемые несколькими, даже двумя государствами. По об`ему и содержанию заключающихся в них предписаний они могут делиться на общие, то есть определяющие коренные основы поведения государств в международных отношениях, и специальные, регулирующие те или иные сравнительно более узкие вопросы, относящиеся к отдельным отраслям международных отнощений. Независимо от способов установления все эти нормы являются результатом согласования воль государств, а отнюдь не какими-либо категориями, стоящими над их правотворческой деятельностью.

В дипломатической практике и в юридической литературе общие нормы международного права нередко получают название принципов международного права. Принцип международного права это правовая норма более общего характера, лежащая в основе специальных норм. Среди специальных норм международного права можно еще отметить индивидуальные нормы, регулирующие какой-нибудь конкретный вопрос ad hoc (например, делистацию или демаркацию границы) и не создающие постоянных правил международного поведения. Такие нормы аналогичны индивидуальным актам государственной власти во внутригосударственном праве. Наконец, по характеру своего действия, нормы международного права, как и нормы ряда других отраслей права, могут быть разделены на диспозитивные и императивные. Диспозитивные нормы международного права применяются в зависимости от усмотрения государств и при условии соблюдения различного рода оговорок, а императивные - действуют как категорические предписания, не знающие ни каких исключений или ограничений.

Имея в виду данную выше класификацию норм международного права по трем основаниям, можно выделить в особую категорию общепризнаные нормы общего содержания, обладающие императивным характером. Это -, так называемые, основные принципы международного права. Они являются как бы фундаментом всей системы норм, образующих международное право в каждую данную эпоху, и занимают в этой системе столь же важное место как, скажем, конституционные нормы в системе внутреннего права отдельного государства.

Дипломатия, играющая исключительно важную роль в создании новых норм международного права, осуществляет эту свою правотворческую роль различными способами, в зависимости от конкретных исторических условий, в которых находится данное государство, условий его внутреннего развития и в особенности условий международной обстановки, так и в зависимости от специфического характера и внутренних свойств самих международно-правовых норм, которые создаются вновь или изменяются под непосредственным воздействием дипломатии.

Дипломатия одного или нескольких государств может выдвинуть новые политические идеи или поддержать идеи, выдвинутые теми или иными общественно-политическими движениями, кругами в собственной стране и в других странах. Она может добиться признания этих идей другими государствами в качестве руководящих принципов международного поведения, соблюдение которых является для них обязательным, то есть превращение их в общепризнанные нормы международного права. Если это принципы общего характера, касающиеся самих основ международных отношений, то их признание всеми государствами или подавляющим большинством государств будет означать создание новых основных принципов международного права. Таково происхождение ряда важных, основных принципов современного международного права. Это могут быть и принципы, относящиеся лишь к какой-нибудь отдельной отрасли международного права. Получив с помощью дипломатии тех или иных государств международное признание, они могут составить серьезный вклад в международное право.

Об отдельных примерах превращения политических идей в принципы международного права речь будет идти ниже.

Дипломатия подготовляет заключение соглашений об установлении норм международного права, регулирующих отношения государств в отдельных сферах международной жизни. При этом она не только формулирует те или иные политические идеи, которые должны лечь в основу новых норм, но довольно широко пользуется и опытом юриспруденции собственной страны, опираясь в определении желательного для нее содержания этих норм на принципы ее внутреннего права, ее судебную и административную практику, на мнения ученых юристов. Это не исключает того, что дипломатия данного государства может ссылаться на судебную и административную практику и мнения ученых правоведов других стран, хотя, как правило, практика и доктрина собственной страны привлекаются ею в первую очередь.

Дипломатия разрабатывает конструктивные предложения относительно путей урегулирования тех или иных международных проблем, способов регламентации тех или иных сторон международной жизни. Вырабатывая эти предложения и , затем, выдвигая и отстаивая их на международной арене, она стемится воплотить их не только в политические решения, но и в юридические обязательства. Как показывает опыт, принятие и осуществление конструктивных предложений, вырабатываемых и выдвигаемых дипломатией того или иного государства или государств, нередко бывает связано с созданием новых норм и новых институтов международного права. В результате таких действий возникли те части системы общего международного права, которые связаны с учреждением и функционированием международных организаций общего и специального характера, с мероприятиями по поддержанию мира, предупреждению и подавлению актов агрессии и обеспечению взаимной помощи против агрессии, с регламентацией международного сотрудничества по экономическим, культурным, гуманитарным вопросам.

Дипломатическая деятельность не только регулируется нормами международного права, но и является основным средством их создания. В процессе двусторонних дипломатических переговоров, многосторонних дипломатических конференций, в рамках международных организаций разрабатываются тексты международных договоров. В ходе дипломатической практики складываются нормы обычного права.

В последние годы особое значение приобрели переговоры с участием глав государств и правительств, так называемые встречи в верхах. Такие встречи бывают как двусторонними, так и многосторонними. В процессе подобных переговоров и конференций нередко подписываются важнейшие международно-правовые документы, в частности, в области сотрудничества, ограничения гонки вооружения, разрешения региональных военных конфликтов.1. Все большее значение как в деле создания, так и в процессе реализации норм международного права приобретает многосторонняя дипломатия, т.е дипломатическая деятельность с участием представителей нескольких государств, связанная с работой межправительственных конференций и организаций. Интенсификация многостороннего сотрудничества наиболее необходима в таких областях, как поддержание и упрочение мира, и безопасности, развитие международных экономических связей, преодоление отсталости и обеспечение экономического роста развивающихся стран, энергетическая и продовольственная проблемы, окружающей среды и т.д. Многостороннее сотрудничество между государствами осуществляется в различных организационных формах, среди которых все большее значение имеют международные формы: переговоры, конференции и международные организации.

Как известно, наиболее важные нормы международного права создаются посредством заключения многосторонних договоров. Разработка их текстов происходит либо на специальных дипломатических конференциях (например, так была разработана Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.), либо в процессе работы органов международных организаций (например: тексты международных пактов о правах человека были представлены в Комисию ООН по правам человека). Часто разработка таких договоров начинается в рамках международных организаций и продолжается в процессе работы специальных дипломатических конференций. Например, проект Конвенции по праву международных договоров был предварительно подготовлен в рамках вспомогательного органа Генеральной Ассамблее ООН - Комиссии международного права, окончательный же текст был разработан в ходе дипломатической конференции в Вене в 1968-1969 гг.

В рамках международных организаций разрабатываются проекты большенства многосторонних международных договоров. Кроме того, многие резалюции международных организаций оказывают влияние на процесс становления обычных норм международного права, их положения входят в заключенные государствами международные договоры. стр.52 1. Одна из форм непосредственного участия международных организаций в создании международно-правовых норм - заключение ими договоров с государствами или другими международными организациями. Вопрос о юридической силе указанных договоров в доктрине международного права долго оставался дискуссионным. Однако признание Венской Конвенции о праве международных договоров сделало эту дискуссию бесполезной. Данное положение нашло подтверждение в развитии Венской Конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями. Принятие его в 1986 г. (ст.3) - специальной конвенции, регламентирующей деятельность международных организаций по заключению соглашений с другими субъектами международного права с государствами, межправительственными организациями.

Международный характер рассматриваемых договоров определяется следующим:

1) их сторонами являются субъекты международного права;

2) предмет регулирования входит в сферу международных отношений (Преамбула Конвенции 1986 г.);

3) устанавливаемые ими нормы, которые определяют права и обязанности сторон, входят в систему норм международного права (п.1 ст.2 Конвенции 1956 г.);

4) сами соглашения результат согласования воль субъектов международного права;

5) процедура их заключения в основном соответствует процедуре, установленной международным правом для международных соглашений;

6) вопросы, возникающие в связи с осуществлением таких договоров, не попадают под действие национального права государств, если только в самом договоре не предусмотрено иное, а возникающие споры разрешаются с использованием международно-правовых средств (Преамбула и ст.66 Конвенции 1986 г.; Приложение; процедуры арбитража и примерения в соответствии со ст.66).

Однако, признавая за соглашениями с участием международных организаций характер международных договоров, следует учитывать специфику последних - их участниками выступают и иные, чем государства субъекты. Это положение зафиксировано в конвенции 1986 г. Вместе с тем, особенности исследуемых соглашений в литературе толкуются излишне расширенно. Некоторые авторы стали говорить не только о различной правовой природе соглашений с участием международных организаций, но и о новом качестве норм, в них закрепленных. Так Е.А.Шибаев пишет: "В основе норм, созданных государствами, лежит их согласованная воля по тому или иному вопросу. В нормах, принятых с участием международных организаций, воля последней выступает как производная от первоначальных воль государств. В силу этого нормы, появившиеся в результате действия такой воли, являются нормами вторичного порядка." Но общая теория международного права такого деления не признает. Утверждение о "вторичности" норм договоров, заключенных международными организациями, пораждает известное сомнение в их "полноценности". Между тем в конвенции 1969 г. (ст.3) и Конвенции 1986 г. (ст.6) со всей определенностью сказано об одинаковой юридической силе договоров между государствами и договоров с участием международных организаций. Сам процесс согласования воль когда одним из ее участников выступает международная организация, во многом аналогичен процедуре, применяемой при заключении договора, стороны которого исключительно государства. В этом легко убедиться, сравнив соответствующие Конвенции 1986 г. и Конвенции 1969 г. Другого решения видимо быть не может, поскольку, заключая договор, международная организация выступает лишь одним из его равноправных участников.

3.История возникновения и содержание некоторых принципов международного права.

Рассматривая проблему влияния внешней политики и дипломатии на образование принципов и институтов международного права, следует обратить внимание на историю возникновения некоторых из них.

Одним из наиболее важных принципов международного права,краеугольным камнем всей его системы является принцип уважения государственного суверенитета. Этот принцип сложился еще во времена господства абсолютизма и окончательно утвердился в современный период. Ранние истоки принципа уважения государственного суверенитета лежат в той идее верховенства и независимости государственной власти, которую выдвигали идеологи сословной монархии, позднее - идеологи абсолютизма, для обоснования внешней и внутренней политики своих государей. Начиная с конца XV века идеологи абсолютизма развивают идею "государственного интереса" ,как высшего критерия в политике. Наиболее яркое отражение эта идея получила в работе Н.Макиавелли "Государь". Параллельно с этой идеей развивается идея абсолютного верховенства и независимости государственной власти, то есть принцип уважения государственного суверинетета. Более или менее полное юридическое выражение идея суверенитета получает у Бодена во Франции (в его труде "Шесть книг о государстве") и у Гоббса в Англии (в книге "Левиафан"). Более или менее полное становление принципа абсолютного монархического суверенитета имело место в Вестфальском мирном трактате 1648 г., завершившим тридцатилетнюю войну, которая была последней попыткой Империи подчинить себе Германию, попыткой, закончившейся провалом. Вестфальский мирный трактат признал независимость Швейцарии и Нидерландов, а так же 353 германских государств, которые получили право самостоятельно вести внешнюю политику, заключать договоры, объявлять войну и заключать мир. Вестфальский мирный трактат занимает важное место в истории международных отношений и международного права. Он определил международную систему Европы вплоть до конца XVIII века.

Буржуазные революции конца XVIII века выдвинули на смену идее суверенитета монарха идею суверенитета нации. Она означала право каждой нации быть независимой от других наций, свободно избирать свой политический строй и недопустимость вмешательства извне во внутренние дела нации. Впервые эта идея была провозглашена во время войны США за независимость. В составленной Т.Джеферсоном Декларации независимости США 1776 г. объявлялось о праве народа 1. ст.57 "порвать политическую связь, соединяющую его с другим народом, и занять на равне с остальными державами независимое положение, на которое ему дают право естественные и божеские законы", а также объявлялось о том, что правительства учереждаются для обеспечения таких неотъемлимых прав людей, как "жизнь, свобода и стремление к счастью". В полной мере идея суверенитета нации была развита французской буржуазной революцией. В Декларации прав человека и гражданина (1789 г.) говорилось "Источник суверенитета зараждается в нации." 1.стр.58 Никакая корпорация, ни один индивид не могут располагать властью, которая не исходит явно из этого источника". Эта идея суверенитета нации выковывалась в процессе внешней политики революционной Франции. Из идеи суверенитета нации вытекает принцип невмешательства во внутренние дела государства. В период Якобинской диктатуры деятели революции стремятся освободить Францию от войск интервентов и отстоять ее национальный суверенитет от покушений извне. После же победы буржуазной революции, ее политики и юристы стали придерживаться идеи суверенитета государства. стр.58 2. После второй мировой войны применение этого принципа в другой формулировке - принцип суверенного равенства государств, нашло свое место в Уставе ООН.

Содержание этого принципа раскрывается во многих авторитетных международных документах, прежде всего в декларации о принципах международного права 1970 г. и в Заключительном акте общеевропейского совещания 1975 г.

Суверенитет государства - это полновластие на своей территории и независимость в международных отношениях. Следовательно, принцип суверенного равенства государств обязывает уважать полновластие любого другого государства на его территории, его независимость от другихх государств, юридически равных ему суверенных образований.

В современном международном праве содержание этого принципа расширилось. Оно включает:

а/ обязанность уважать суверинитет государств

б/ обязанность уважать территориальную целостность и политическую независимость других государств;

в/ право каждого государства свободно выбирать и развивать свои политические, социальные, экономические и культурные системы;

г/ все государства юридически равны. Они имеют одинаковые права и обязанности как члены международного общества;

д/ каждое государство представляет собой субъект международного права с момента его возникновения;

е/ каждое государство имеет право участвовать в разрешении международных вопросов, так или иначе затрагивающих его интересы;

ж/ каждое государство обладает на международных конференциях и в международных организациях одним голосом;

з/ нормы международного права создаются государствами путем соглашения на равноправной основе. Никакая группа государств не может навязывать другим государствам созданные им международно-правовые нормы.1.

Принцип невмешательства зафиксирован в Уставе ООН /п.7 ст.24 Устава/. Толкование этого принципа дается в Декларации о принципах международного права 1970 года, Заключительном акте общеевропейского совещания 1975 года и в ряде резолюции Генеральной Ассомбли ООН.

2. Согласно Декларации 1970 года, принцип невмешательства означает запрещение прямого или косвенного вмешательства по любым причинам и во внутренние или внешние дела любого государства. В соответствии с этой Декларацией содержание указанного принципа включает, в частности, следующее:

а/ запрещение вооруженных интервенций и других форм вмешательства или угрозы вмешательства, направленных против правосубъектности государства или его политических, экономических и культурных основ;

б/ запрещение использования экономических, политических и других мер с целью добиться подчинения себе другого государства в осуществлении им своих прав и получения от него каких-либо преимуществ;

в/ запрещение организации, поощрения, помощи или допущения вооруженной, подрывной или террористической деятельности, направленной на изменение строя другого государства путем насилия;

г/ запрещение вмешательства во внутреннюю борьбу в другом государстве;

д/ запрещение примения силы для лишения народов формы их рационального существования;

е/ право государства избирать свою политическую, экономическую, социальную, культурную систему без вмешательства других государств.

Принцип самоопределения народов /наций/ относится к периоду буржуазных революций. В ХIХ в. под флагом "принципа национальности" буржуазия, стремясь установить свое государство, боролась за создание самостоятельных рациональных государств в Европе.

Однако "принцип национальности" не являлся общепризнанным даже в рамках Европейского международного права. Существование колониальной системы, а также некоторых европейских многонациональных империй находилось в резком противоречии с принципом самоопределения наций. Общепризнаной нормой международного права принцип самоопределения наций стал после второй мировой войны, после принятия Устава ООН. Кроме этого, принцип самоопределенния народов нашел свое отражение в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 года, принятой по инициативе СССР , в ст.1. Пактов о правах человека и Декларации о принципах международного права 1970 года, в которой дается развернутое определение содержания принципа самоопределения народов. В содержании рассматриваемого принципа в современном международном праве включается в основном следующее:

а/ все народы имеют право свободно, без вмешательства извне, определять свой политический статус и осуществлять экономическое, социальное и культурное развитие;

б/ все государства обязаны уважать эти права;

в/ все государства обязаны путем совместных и самостоятельных акций содействовать осуществлению народами права на самоопределение;

г/ все государства обязаны воздерживаться от любых насильственных действий, лишающих народы их права на самоопределение, свободу и независимость;

д/ в своей борьбе за независимость колониальные народы могут использовать все необходимые средства;

е/ запрещается подчинение народа иностранному государству и эксплуатация.

Как указыавется в Декларации о принципах международного права 1970 г., создание суверенного и независимого государства, свободный союз и вхождение в государство или создание иного политического союза, свободно определенного народом, является различными формами осуществления народом права на самоопределение.

В Уставе ООН принцип неприменения силы или угрозы применения силы сформулирован следующим образом: "Все члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы применения силы или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместтимым с целями Объединенных Наций." /п.4 ст.2 Устава ООН/.

Главное в содержании принципа неприменения силы и угрозы силой - запрещение агрессивной войны, то есть запрещение прибегать к войне в отношениях между государствами.

Наряду с созданием новых принципов и новых институтов международного права дипломатия применяет уже существующие принципы и институты, сложившиеся в процессе многолетней практики международных отношений. Нормы международного права, в котором нет единого законодателя, толкователя или органа, гарантирующего их исполнение, еще в большей степени, чем нормы внутригосударственного права испытывают влияние той государственной деятельности, в которой они применяются. И, если внутри государства административная и судебная практика оказывает заметное влияние на содержание применяемых в ней правовых норм, то в международных отношениях влияние практики на правовые нормы сказывается еще сильнее.

Дипломатия, применяя нормы международного права, стремится воспользоваться ими в рамках, допускаемых общими началами международного права, для юридического закрепления и обоснования проводимой ею внешней политики государства. Такого рода стремления дипломатии различных государств, то сталкивающиеся друг с другом, то соглашающиеся между собой, в своей совокупности наполняют нормы международного права тем конкретным политическим содержанием, от которого зависит реальное значение этих норм в международной жизни и ход их дальнейшего развития.

4. Противопоставление дипломатии и международного права.

В современной западной литературе по международному праву нередко имеет место противопоставление международного права и дипломатии, международного права и политики. Примером такого противопоставления может служить книга американского юриста Перси Корбетта "Право в дипломатии", изданная Центром по исследованию международных отношений при Принстонском уневерситете. Корбет утверждает, что дипломатия стремится воспользоваться международным правом, лишь как предлогом для оправдания своих действий, а если это удается, то нарушает его. 1. "Право - по видимому, плохо уживается в дипломатии" - пишет он. "Между этими двумя областями неизбежен разрыв, и при некотором напряжении право рушится". "Более систематическое изучение дипломатии не оставляет сомнений относительно практики ссылок на надлежащее юридические нормы. Первая цель ссылок на право заключается в том, чтобы сделать респектабельным и "законным" повод для предпринимаемой или предполагаемой акции". стр.66 1. Такое противопоставление международного права и дипломатии понадобилось Корбетту для доказательства той мысли, что, якобы, пока существуют суверенные государства не может быть более или менее прочной международно-правовой системы, что такая система возможна толь при условии сверхгосударственной власти, что-то вроде мирового государства. Корбетт заявляет, что поскольку в основе международной жизни лежит существование суверенных государств, то каковы бы ни были хартии или декларации, правительства практически не станут на позицию общего подчинения праву". Если подходить к дипломатии, замечает он далее, "как к политическому взаимодействию групп, отрицающих подчинение какой-либо коллективной власти", то "юридические аргументы кажутся не столько стабилизированными институтами правопорядка, сколько весьма приспособляемыми modi vivendi".

Выход из этого положения Корбет усматривает в, якобы, имеющей место эволюции, ведущей постепенно, но неизбежно к тому моменту, когда наиболее жизненные интересы будут подчиняться эффективной мировой организации. Государства будут тогда не более чем подчиненными организациями, действующими в общечеловеческом интересе под эгидой сверхнациональной власти."

Нельзя отрицать того, что дипломатия стремится пользоваться международным правом, как предлогом для оправдания любых неправомерных действий, однако это не означает, что неправомерные действия государств остаются ненаказуемыми. В международном праве существует институт международно-правовой ответсвенности, и война в Персидском заливе показала, что действия государства-нарушителя могут вызывать противодействия со стороны других государств, которые соблюдают нормы и принципы международного права.

А вся концепция Корбетта, устремленная к той цели, чтобы доказать, что нормы международного права могут строго соблюдаться и быть действенными только в рамках сверхгосударственной правовой системы, отражает теорию отрицания государственного суверенитета и утверждения о неизбежности создания мирового правительства".

Другую попытку противопоставления международного права и политики предпринял другой юрист - Вильфрид Шауманн.

На страницах одного из швейцарских журналов Шауман поместил специальную статью, предостерегающую против угрозы, "которую якобы испытывает в настоящее время международное право со стороны политики. Эту угрозу он усматривает в том, что и расхождения между правом и политикой разрешается в пользу политического начала".1. Он констатирует, что государства ищут решения конфликта "чтобы политический компромисс, решения от случая к случаю по возможности меньше испытывали бы затруднений посредством правовых ограничений", и упрекает международные учреждения в том, что они служат цели неприменения и создания правовых норм, а "прямого согласования конкретных политических интересов". Право и справедливость,- решает он в заключение статьи, - имеют свою собственную ценность, они должны нами руководить даже и тогда, когда они не обещают никакого прямого и косвенного успеха в достижении каких политических целей". Регулирование международных отношений нормами международного права означает, что эти нормы, вырастая из согласования воль отдельных государств, служат удовлетворению их взаимных интересов, они закрепляют складывающиеся на почве этих интересов отношений между государствами в виде их взаимных прав и обязанностей, охраняют силой авторитета, присущего нормам международного права. Поскольку затрагивался вопрос и об угрозе "политики по отношению международного права, хотелось бы коротко остановиться о политических нормах.

5. Политические и юридические нормы.

Вопрос о политических нормах привлек к себе особое внимание после подписания в Хельсинки 1 августа 1975 года Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Из этого текста , а также из заявления представителей государств на конференции следует, что это не международный договор, но что он налагает международные неправовые обязательства, подлежащие выполнению. Многочисленные совместные заявления, декларации и т.п., являющиеся результатом встреч представителей государств, особенно встреч на высшем уровне, нередко содержат нормативные положения, эти нормы, как и нормы международного права, в частности международных договоров, являются результатом согласования воль государств. Среди них могут быть юридически обязательные нормы, поскольку, согласно Венской Конвенции о праве международных договоров, договором является международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от формы документа (ст.2). Все зависит от намериний сторон. стр.70 1. Вместе с тем, несомненно, что многие нормы, содержащиеся в подобных документах, не являются юридически обязательными, поскольку согласование воль государств не имело в виду создание юридически обязательных норм. Такие нормы все чаще называют политическими, а содержащие их документы - политическими соглашениями.

Возникает вопрос, каков характер этих неюридических норм, чем они отличаются от международного права и каково их соотношение с последним.

С точки зрения теории согласования воль государств в политической норме получает завершение первая стадия такого согласования относительно содержания правила поведения, но этим дело не ограничивается. Сопоставим политическую норму с рекомендательной резолюцией международной организации. И в том и в другом случае имеет место завершение первой стадии согласования воль, но не только это. Если рекомендательная резолюция содержит призыв, рекомендацию, обращенную к государствам, действовать в соответствии с изложенными в резолюции нормами, то при создании политических норм согласование воль государств идет дальше.

Возьмем Заключительный акт Совещания по безопастности и сотрудничеству в Европе. В нем государства участники "заявляют о своей решимости в период после Совещания должным образом учитывать положения Заключительного акта Совещания". Последний абзац Заключительного акта сформулирован следующим образом: "В удостоверение всего этого нижеподписавшиеся Высокие Представители государств - участников, сознавая высокое политическое значение, которое придается ими результатам Совещания, и заявляя об их решимости действовать в соответствии с положениями, содержащимися в изложенных выше текстах, поставили свои подписи под настоящим Заключительным актом."

Поэтому можно считать, что в данном случае согласование воль государств включило взаимное намерение, взаимное обещание соблюдать нормы Заключительного акта. Значит, нормы акта содержат прежде всего морально-политические обязательства.

Вопрос о политических нормах и вытекающих из них политических обязательств пока разработан весьма слабо. Обычно считают, что политические обязательства основываются на веками сложившимся моральном принципе добросовестности, согласно которому данное слово должно соблюдаться. стр.72 1. Профессор М.Виралли в обширном докладе на тему "различие между международными текстами, имеющими юридическое значение для их участников, и текстами, не имеющими такого значения" пишет: "добросовестность выполняет в отношении политических обязательств ту же функцию, что и в отношении юридических обязательств". Виралли приходит к выводу, что политические обязательства - "это настоящие обязательства" и что государство, "в отношении которого такое обязательство принято, может с полным основанием ожидать, что обещанное поведение будет фактически соблюдаться, и может, таким образом требовать этого".

Политические нормы по своей сути - морально-политические. Они отличаются от международно-правовых также по своему содержанию. Международная политическая норма - политически обязательное правило поведения в международных отношениях, создаваемое, осуществляемое и обеспечиваемое политическими средствами.

Одно из важных отличий политических норм от норм международного права состоит, по видимости, в том, что они менее "стойки", менее "незыблемы", чем нормы международного права, что они предоставляют государствам участникам более широкие возможности для отказа от их выполнения. Так, согласно ст.62 Венской Конвенции о праве международных договоров, ссылка на коренное изменение обстоятельств как на причину отказа от договора не допускается за исключением некоторых определенных в этой статье случаев. Указанное в ст.62 Венской Конвенции правило непримеримо к политическим нормам.

По мнению М.Виралли "клаузла rebus sic startibus и ссылка на "необходимость" учитываются при политических договоренностях в несравнено большей степени, чем в международном праве. Это обстоятельство во многих случаях является, вероятно, решающим, когда отдается предпочтение чисто политическим договоренностям".

Что касается последствий нарушения политических норм, то они во многом аналогичны последствиям нарушения правовых норм. Аналогия с международным договором, например, может идти довольно далеко. В частности, ст.60 Венской Конвенции о праве международных договоров, в которой говорится о прекращении договора или преостановлении его действия вследствии его нарушения, в принципе применима и к случаям нарушения политических соглашений. Возможны и другие меры в отношении государства-нарушителя. Государство, которое пострадало от нарушения другим государством его политических обязательств, может рассматривать это как "недружественный и даже враждебный акт" и прибегнуть к таким мерам, как дипломатические представления, протесты, отзыв дипломатов, разрыв дипломатических отношений.

Каково соотношение политических и международно-правовых норм в случае их коллизии, т.е. когда обязательства государства, вытекающие из политической нормы, противоречат его обязательствам по международному праву?

М.Виралли, по существу ставит политические обязательства выше обязательств по международному праву. Он пишет: "Добросовенность, на которой основывается любое политическое обязательство, отказ ссылатся на правовые аргументы, которые в определенных случаях могли бы иметь политическое обязательство всякого содержания."

Принцип добросовестности здесь берется абстрактно, вне процесса согласования воль государств, который, якобы, одинаково присущ всем международным социальным нормам. Упускается из виду содержание норм, подлежащих выполнению. Между тем в процессе создания норм международного права согласование воль государств направлено на создание юридически обязательных правил поведения, в то время как в процессе создание политических норм воли государств направлены на создание политических норм. Те и другие нормы подлежат выполнению, но нормы международного права обладают высшей по сравнению с политическими нормами обязательной силой.

Поэтому в ходе подготовки Хельсинского акта западные страны, не желавшие брать на себя более строгие, т.е. юридические, обязательства, настояли на том, чтобы Заключительный акт не был международным договором.

Однако в международном праве есть императивные нормы "jus cogens" и диспозитивные. Здесь снова напрашивается аналогия с международным договором. Ст.53 Венской Конвенции 1969 г. устанавливает, что "договор является ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права". Логичен вывод, что более низкая по своей обязательности политическая норма также является ничтожной, если она противоречит императивной норме международного права.

Что касается диспозитивных норм, т.е. тех, от которых государства могут отклоняться по взаимному согласию, то по аналогии с международным договором можно считать, что государства могут отклоняться от таких норм и путем заключения политических договоренностей.

Вышеизложенное говорит о том, что противопоставление международного права, равно противопоставлению международно-правовых норм с политическими нормами. Но если разговор идет о международно-правовых нормах, можно с уверенностью сказать, что они должны соблюдаться и выполняться субъектами международного права, а политические нормы, они могут нарушаться, или изменяться по согласованию воль договорившихся государств, то есть, они носят диспозитивный характер.

Нормы международного права только тогда являются нормами, когда они адекватно выражают политические цели и интересы государств, и эта адекватность отнюдь не таит в себе угрозы нарушения этих норм. Соответствие устанавливаемых путем соглашения между государствами норм международного права и вытекающих их них прав и обязанностей государств взаимным интересам последних и строгое соблюдение этих норм и добровольно принятых на себя государствами обязательств нисколько не противоречат друг другу, а в равной мере составляют необходимые основы сотрудничества.

Нормы международного права неизбежно выражают определенные политические принципы или идеи и, что внешняя политика и дипломатия отдельных государств оказывают существенное влияние как на происхождение, так и на дальнейшее развитие этих норм, т.е как на их изначальное содержание, которое они имели при их установлении, так и на его изменение в процессе применения этих норм на практике.

История дипломатии показывает, что не только нормы и институты международного права, но даже собственные дипломатические формулы и доктрины того или иного государства могут изменять свое содержание в зависимости от того назначения, которое придает им применяющее их правительство. Так, и доктрина Монро весьма существенно меняла свой смысл на протяжении истории внешней политики США: возникшая как доктрина "невмешательства", она впоследствии широко применялась для обоснования политики открытого вмешательства США в дела латино-американских стран, получившей название политики "большой дубинки".

Влияние международного права на внешнюю политику и дипломатию.

1. Роль международного права в международной политике.

Международное право, так же как и национальное право, оказывает влияние на общественные отношения, которые оно регулирует. Это влияние осуществляется путем нормативного воздействия на объектов международного права.

1. Принципы и нормы международного права определяют права и обязанности государств и других субъектов международного права. Отсюда два вида связей между внешней политикой и дипломатией и международным правом:

а/ в аспекте обязательств государств, международное право выступает как ограничение в отношении внешней политики и дипломатии;

б/ в аспекте прав оно, наоборот, выступает как средство или опора для внешней политики и дипломатии.

Элемент ограничения имеется не только в правой обязанности, но и в субъективном праве, так как всякое право есть ограниченное право.

Общий характер воздействия международного права на отношения между государствами, а следовательно, на внешнюю политику отдельных государств, на их дипломатию определяется характером данного конкретного международного права, которое, как и всякое право может содействовать прогрессивному развитию общества или тормозить его.

Современное международное право является правом мирного сосуществования. Этим и определяется характер воздействия современного международного права на международные отношения, внешнюю политику и дипломатию государств в целях обеспечения мирного сосуществования.

В предыдущих главах уже рассматривалась концепция, согласно которой современное международное право является "неэффективным", и "настоящее" международное право будет возможно только в результате создания мирового государства или возможно большего приближения к нему. С этой концепцией связано, в частности, преувеличение роли обязательной международной юрисдикции.

Возможность применения государственного принуждения, чтобы обеспечить соблюдение норм, является одной из важных отличительных черт права, в том числе и международного. Общеизвестно, что принуждение в международном праве, в силу особенностей этого права менее эффективно, чем принуждение в национальном праве. Но следует иметь в виду, что реальное воздействие правовой нормы на поведение субъектов права определяется не только возможностью принуждения.

В общем плане, эффективность воздействия современного международного права на внешнюю политику государств определяется соотношением сил на международной арене.

В современном мире, часто государства прибигают при решении своих внешнеполитических задач к силе, нарушая нормы и принципы международного права. В теории дипломатии и международного права существует направление, которое оправдывает такие действия, это - реалистическое направление. "Характерной чертой международных отношений является стремление к господству. Реалистический подход к внешней политике означает, что в вопросах внешней политике нужно добиваться своих целей любыми средствами, не считаясь с принципами права и морали". Американский профессор Ганс Моргентау, критикуя "юридический подход" к проблемам международной политики, фактически призывает дипломатию отбросить в сторону международное право и руководствоваться в своих действиях только соотношением сил.

По мнению Моргентау, перед дипломатией стоят четыре задачи. Дипломатия должна:

1. Наметить свои цели с учетом действительной и потенциальной силы, имеющейся для достижения этих целей;

2. установить цели других государств и силу, которую они действительно или потенциально имеют для достижения этих целей;

3. установить, в какой мере эти различные цели совместимы друг с другом;

4. использовать средства, необходимые для достижения своих целей. Каковы средства, которые может использовать дипломатия?

"Три средства", - говорит Моргентау,- имеются в распоряжении дипломатии: убеждение, компромисс, угроза силой". Заметили также, что "угроза силой", которую Моргентау считает одним из средств дипломатии, запрещается современным международным правом/ п.4 ст.2 Устава ООН/.

Международное право определяя юридические обязанности государств, устанавливает определенные рамки для их внешней политики и дипломатии, с другой стороны, фиксируя права государств, оно открывает перед государствами возможность использования международного права в интересах их внешней политики и дипломатии.

То, что государства стремяться опереться на международное право в осуществлении своей внешней политики и дипломатии не вызывает сомнение. Внешнеполитические документы государств пестрят ссылками на международное право в целом и на отдельные его принципы и нормы.

Международное право является не только юридическим, но и важным политическим и моральным фактором. Внешнеэкономическая акция государства, опирающаяся на международное право, приобретает в силу этого не только определенные юридические, но и политические и моральные преимущества.

2. Международное право как инструмент внешней политики государств.

Рассмотрение вопроса о возможности использования международного права государством для достижения целей их внешней политики надо начинать с процесса образования норм международного права, которые создаются в ходе борьбы и сотрудничества государств в результате соглашения между ними. Каждое государство, участвующее в процессе создания и изменения норм международного права, стремится к тому, чтобы его международно-правовая позиция, являющаяся частью его внешнеполитической программы в целом, нашла возможно большее отражение в разрабатываемых нормах международного права. Иначе говоря, каждое государство стремится к тому, чтобы отстаиваемые им правовые принципы были признаны другими государствами в качестве норм международного права. Таким образом, уже сам процесс создания норм международного права используется государством для достижения некоторых целей их внешней политики. Международное право определяет права и обязанности государств. Естественно, что в своей внешней политике и дипломатии каждая страна имеет возможность в определенных случаях опереться на международное право, отстаивать права и требовать выполнения обязательств другими государствами.

Это не означает, что международное право может быть орудием любой политики. Нормы международного права могут быть использованы в качестве орудия внешней политики отдельных государств или в пределах, определяемых содержанием этих норм, то есть содержанием соглашения между государствами, результатом которого явилось возникновение той или иной нормы международного права, ее развитие и изменение.

В период "холодной" войны сверхдержав, СССР и США проводили политику "с позиции сил", сколачивали гонку ядерных вооружений, и противостояние в мировом масштабе. Такая политика противоречила принципам и нормам международного права.

В период Горбачевской перестройки, между СССР и США были заключены договоры о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, а также договоры о сокращении стратегических поступательных вооружений - все это свидетельствовало о значительном, если не о глобадьном изменении внешнеэкономической концепции СССР и США, начала изменений в системе международных отношений.

Эти процессы связаны с возрастанием социальной роли и значения международного права, выдвигают принципально новые задачи, перед его наукой. Учитывая то, что современное международное право направлено на охрану мира и безопасности, можно сделать вывод, что примат международного права в политике - это по существу нормативное выражение приоритета общегосударственных интересов.

Международное право, может быть опорой лишь такой политики, принципы которой соответствуют международному праву. В этом случае государство может опереться на международное право. Такой политикой является политика мирного решения споров, укрепления мира и безопасности, соблюдение норм и принципов международного права.

Таким образом, международное право является ,с одной стороны, системой обязательных для государств норм, регулирующих поведение государств, а с другой стороны, в определенных пределах опорой политики этих государств. Это две стороны одного и того же явления. Дело в том, что двойственная роль международного права как "регулятора и как опоры или орудия" политики субъектов права отражает реальную действительность. Она, как уже указывалось определяется содержанием норм международного права, которые, так же как и нормы национального права, воздействуют на поведение субъектов права путем определения их прав и обязанностей.

Если международное право является опорой или орудием внешней политики, то это не означает, что государство может взять в свои руки международное право, и как скульптор из глины, лепить из него то, что ему нужно. Нормы международного права являются результатом соглашения между государствами, и отдельное государство не может менять их по своему усмотрению.

Нормы международного права - это не пустые формы, в которые каждое государство может внести то или иное содержание. Как всякая правовая норма, норма международного права имеет свою форму и содержание. Последнее определяется содержанием того соглашения результатом которого является эта норма.

Отдельное государство не может внести в норму международного права новое содержание. Изменение содержания нормы права - это изменение нормы, которое возможно не в результате односторонних действий государства, а в силу соглашения между государствами. Ни одна держава в одностороннем порядке не может изменять нормы международного права.

Если допустить, что каждое государство своими односторонними действиями может вносить изменения в нормы международного прва, то последнее как объективная система норм, регулирующих отношения между государствами исчезает, вместо него появляется внешние права отдельных государств.

Нормы международного права имеют свое содержание, которое в ходе международных отношений может изменяться договорным или обычным путем, такое изменение происходит всегда в результате соглашения между государствами, в процессе формирования которого, односторонние действия государств, как уже говорилось, играют свою роль.

Хотя государства могут использовать международное право в качестве опоры внешней политики, это не означает, что международное право сливается с политикой. Соглашение международного права с политикой неизбежно ведет к отрицанию нормативного характера международного права, к отрицанию международного права, которое утопает в политике, исчезает как право.

Примером такого рода смешания или слияния внешней политики и международного права является концепция проф. Макругала, называемая им "ориентированным на политику" подходом к международному праву. стр.88 1. Хотя проф. Макругал и критикует Моргентау за переоценку значения "голой силы" в международных отношениях, он приходит, правда, другими путями, по существу, к тем же выводам о роли международного права, что и критикуемые им авторы. Макдугал, на словах не отрицая значения международного права, а иногда и подчеркивая его, на деле топит международное право в политике. В результате этого в концепции Макдугала международное право лишается самостоятельного значения как средство регулирования международных отношений, оно исчезает в политике, и более того, превращается в средство оправдания политики, нарушающей международное право.

Макдугал объявляет несостоятельным взгляд на международное право как на систему юридических норм, регулирующих отношения государства. стр. 89 1. Это представление о международном праве приводит к тому, утверждает Макдугал, что "слишком много людей проводят резкое и не соответствующее действительности различие между правом и политикой ...".

Слишком часто думают, что "технические правила, которые якобы составляют международное право", могут решать вопрос о том, как следует поступать. Макдугал концентрирует свое внимание на так называемом "принятии решений", под которыми он понимает процесс формирования внешней политики и ее осуществление. Он утверждает, применение "общих правил" международного права требует "выбора политики". Следовательно, по мнению автора, не при вынесении политических решений надо учитывать и соблюдать нормы международного права а, наоборот, надо сначало "выбрать политику". Необходимость такого предварительного "выбора политики" обосновывается автором тем, что в случае применения нормы международного права могут быть разные мнения о том, как следует поступать.

Что касается международного права, то не совсем ясно, какую роль отводит ему автор при "выборе политики". Поскольку "выбор политики" предшествует применению нормы международного права, то очевидно, что этот "выбор" делается независимо от существующих норм.

По мнению Макдугала, право не ограничивает государство в осуществлении его внешней политики и дипломатии, а только служит им; рамки должного исчезают, рамки возможного поведения расширяются до любых пределов, необходимых для осуществления политики.

Отрицая роль международного права как регулятора международных отношений, имеет цель оправдать любые внешнеполитические акции государств, это несомненно приводит к хаосу в мире.

Рассматривая влияние международного права на внешнюю политику и дипломатию, нужно подчеркнуть роль примата международного права. стр.90 1. Примат международного права в политике предполагает господство права над силой в международных отношениях. Силовая политика должна быть заменена политикой, строго соответствующей принципам и нормам международного права. В такой формулировке права противопоставляются не политике, а силе. стр.91 1. Нормы международного права - концентрированное и взаимосогласованное, нормативно оформленное выражение стандартов внешнеполитического поведения государств. Следовательно, примат международного права в политике предполагает, примат концентрированных и взаимосогласованных стандартов поведения над односторонним, продиктованным конъюктурными соображениями действиями на международной арене. Это примат, стабильной, принципиальной и, главное взаимосогласованной, освобожденной от конъюктурных влияний внешней политики над политикой, не учитывающей взаимозависимости государств, ставящей групповые интересы выше общегосударственных.

Реализация установки примата международного права в политике отвечает интересам всех государств и народов, так как международное право отражает их совпадающие, согласованные интересы. Реализация идеи примата международного права в политике требует, ряда давольно существенных изменений в самом международном праве.

Западные юристы, говоря о влиянии международного права на внешнюю политику и дипломатию, часто противопоставляют друг другу эти две области, исключая возможность какой бы то ни было гармонии между ними.

Такое противопоставление дипломатии и внешней политики имея цель доказать ту концепцию, согласно которой, пока существуют суверенные государства, не может быть более или менее прочной международно-правовой системы, что такая система возможна только при установлении сверхгосударственной власти, чего-то вроде мирового государства, либо "мирового права". стр.92 1. П.Корбет пишет, что пока остается в силе концепция суверенитета и существуют независимые государства, то "каковы бы не были хартии или декларации, практически правительства не станут на позиции общего подчинения международному праву", что "если подходить к дипломатии, как к политическому взаимодействию групп, отрицающих подчинение какой-либо коллективной власти", то юридические аргументы "кажутся не столько стабилизирующими институтами правопорядка, сколько весьма приспособляемыми modi vivendi".

Таким образом, для того что бы обосновать необходимость создания сверхгосударства, Корбет старается доказать, что дипломатия не может соблюдать международное право, что она только стремится декларировать им свои акции либо попирает его.

Такое противопоставление международного права, внешней политики и дипломатии не совсем объективно, поскольку регулирование международных отношений нормами международного права означает, что эти нормы, вырастая из согласования воль отдельных государств, служат удовлетворению их взаимных интересов и закрепляют складывающиеся на почве эти интересов отношения между государствами в виде их взаимных прав и обязанностей, поэтому международное право отнюдь не противостоит политическим целям и интересам государства, как какое-то чуждое им начало.

3.Международно-правовая регламентация деятельности дипломатии.

Следующий аспект влияния международного права на внешнюю политику и дипломатию - это международно-правовая регламентация деятельности дипломатии. Такая регламентация предполагает применение довольно широкого ряда международно-правовых институтов, образующих целые отрасли международного права. Прежде всего это - дипломатическое право, одна из наиболее древних отраслей международного права. Оно определяет порядок деятельности и правовое положение дипломатических представительств государств за границей, порядок назначения, аккредитования и отозвания, ранги и правовое положение глав этих представительств, правовое положение их персонала.

Дипломатическое право регламентирует нормы и институты международного права, которые определяют правовое положение за границей внутригосударственных органов внешних снашений, порядок созыва, организацию и процедуру международных дипломатических конференций, различного рода совещаний, встреч и иные формы официальных сношений между правительствами, структуру, функции и порядок работы международных организаций. Понятие дипломатическое право получило широкое распространение в заподноевропейской литературе по международному праву. стр.94 1. Во Франции издаются специальные курсы дипломатического права, а в англо-американской литературе подобного рода курсы носят название "руководства по дипломатической практике".

В 1972 г. вышла в свет книга И.П.Блищенко "Дипломатическое право". В ней он пишет "Дипломатическим правом регулируются вопросы - стр.95 1 официальной деятельности субъектов международного права в области внешних сношений. К таким вопросам относятся вопросы регламентации внешних сношений государств, формы их представительства за границей, формы ведения переговоров, организация дипломатической службы /центральной, зарубежной/, вопросы дипломатического этикета, подготовки и создания дипломатических актов, их классификация, подготовка дипломатических кадров и ряд вопросов гражданско-правового характера".

Исходя из вышеизложенного, дипломатическое право следует определить следующим образом: дипломатическое право - это совокупность устанавливаемых в результате соглашения и обеспечиваемых субъектами международного права норм, которые выражают волю народа, господствующих классов субъектов международного права, участвующих в международном общении, и регулируют положение и деятельность (статус и функции) официальных органов внешних сношений этих субъектов в целях поддержания и упрочнения мира и мирного сосуществования.

Предметом дипломатического права является дипломатическая деятельность, деятельность официальных органов внешних сношений, правовое регулирование которое охватывает как область международных отношений, так и область внутригосударственных отношений.

Источниками дипломатического права являются международно-правовые нормы содержащиеся в международных обычаях и договорах (политических, торговых, консульских и др.) регламентах и постановлениях международных конференций и организаций.

Комиссия международного права ООН на своей первой сессии в 1949 г. в числе ряда вопросов, подлежащих кодификации, назвала вопросы дипломатических и консульских сношений. В 1958 г. Комиссия составила проект конвенции о дипломатических сношениях и иммунитетах, который лег в основу Конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. принятой в Вене. В 1961 г. комиссия составила проект Конвенции о консульских сношениях и имунитетах, который лег в основу конвенции, сформулированной в Вене в 1963 г. Комиссия международного права ООН рекомендовала международному сообществу Конвенцию о правовом положении специальных миссий и Конвенцию о представительстве государств в их отношениях с международными организациями уневерсального характера, которые были приняты соответственно в 1969 г. и в 1975 г.

Венская Конвенция о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г. является ключевым международно-правовым документом, регулирующим дипломатическую деятельность субъектов международного права.

К дествующим многосторонним конвенциям, регулирующим вопросы дипломатической и консульской деятельности, кроме Венской Конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. прежде всего относятся: Гаванская Конвенция о дипломатических чиновниках 1928 г., Каракасская Конвенция о консульских функциях 1911 г., Гаванская Конвенция о консульских чиновниках 1928 г., Общая Конвенция о привелегиях и имунитетах ООН 1946 г; Конвенция о привелегиях и имунитетах специализированных учереждений 1947 г. регламенты международных встреч и конференций.

Кроме этого, нормы, посвященные вопросам дипломатического права, содержатся в двусторонних договорах, прежде всего в многочисленных консульских конвенциях, торговых договорах, соглашениях об установлении дипломатических или консульских отношений, регламентах международных органзаций и конференций.

Когда в практике государств встают вопросы правового положения дипломатического представительства, представительства при международных организациях, делегациях на международные встречи и конференции и других зарубежных органов внешних сношений, прав и обязанностей их персонала, то обращаются прежде всего к действующим конвенциям многостороннего характера, которые определили их режим.

Дипломатическая деятельность субъектов международного права в настоящее время прежде всего осуществляется в рамках Венской Конвенции о дипломатических сношениях 1961 г., Гаванской Конвенции о дипломатическом убежище 1928 г., Конвенции о привелегиях и имунитетах ООН 1946 г., Конвенции о привелегиях и имунитетах специализированных учереждений ООН 1947 г. Следует подчеркнуть, что многосторонние соглашения о режиме дипломатической деятельности основываются на общепризнаных принципах современного международного права: прежде всего суверенное равенство, уважение суверинитета и невмешательства во внутренние дела, взаимность и ответственность за нарушение международного права.

В основу режима дипломатической деятельности положена объективная необходимость развития народа, находящая выражение установлением и развитием широких внешних связей с другими государствами, в необходимости обеспечить эффективное осуществление функции органов внешних сношений государств в целях осуществления своих внешнеполитических задач.

Дипломатическое право может трактоваться и в более широком плане, как включающее в себя еще две автономные подсистемы: право специальных миссий и дипломатическое право в его применении к отношениям государств с международными организациями или в рамках международных конференций. Центральным звеном первой подсистемы является конвенция о специальных миссиях 1969 г.; второй - Венская Конвенция о представительстве государств в их отношениях с международными организациями уневерсального характера 1975 г. стр.100 1 "Объектом дипломатического и консульского права являются те междувластные, политического характера отношения, в которых, взаимодействуют участники, обладающие свойствами субъектов международного права и представленные их официальными, специально созданными для осуществления этих отношений органами".

Содержанием этих официальных отношений, именуемых внешними сношениями государств и иных субъектов международного права, служит сотрудничеству между ними по вопросам политического, а так же экономического и правового характера. И хотя все отношения между государствами - это так или иначе отношения политические, нельзя не учитывать, что дипломатические представительства, например, ответственны за осуществление общего внешнеполитического курса по отношению к стране пребывания, тогда как консульства хотя и могут при определенных условиях выполнять дипломатические функции, но все же как правило, занимаются защитой прав и интересов представляемого государства и его граждан в экономической, социальной, гоманитарной и правовой областях.

Другой важнейший признак внешних сношений - осуществление их специально созданным аппаратом: органами внешних сношений государств и иных субъектов международного права. Деятельность этих органов и составляет внешние сношения как часть международной деятельности каждого государства и международных отношений в целом.

Дипломатия и международное право выступают как управляющие системы в международных отношениях, воздействуя на них посредством, соответственно, политических и правовых норм.

Концепция взаимодействия политического и правового регулирования международных отношений представляется особенно плодотворной в наше время, когда остро ощущается потребность в повышении степени управляемости международными отношениями.

Дипломатические отношения - краеугольный камень системы международных отношений. Для установления таких отношений необходимы соответствующие политико-правовые условия. Важнейшие из них признание дегоре и взаимное согласие на установление дипломатических отношений.

Международное признание - это дипломатический акт, имеющий соответствующие последствия. Речь идет не просто о констатации факта существования или появления на международной арене суверенного государства, но именно о готовности признающего вступить с объектом признания в определенные официальные отношения на основе норм международного права. Уже в первом из десяти вошедших в Заключительный акт 1975 года Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе принципов содержится положение которым и следует руководствоваться в вопросе о признании. 1. В рамках международного права все государства-участники будут уважать право друг друга определять и осуществлять по своему усмотрению их отношения с другими государствами согласно международному праву и в духе настоящей Декларации... Они имеют так же право принадлежать или не принадлежать к международным организациям, быть или не быть участниками союзных договоров; они так же имеют право на нейтралитет".

Здесь хорошо передана суть дела - свободы выбора в отношениях с другими государствами, но в соответствии с международным правом.

Как видим, данный принцип, определяя в целом права, присущие суверенитету, не включают сюда право на признание установление дипломатических отношений. Наличие их ставится в зависимость от определенных политико-правовых условий. Автоматически ни признания ни дипломатические отношения не наступают - они требуют в каждом случае специального волеизъявления государств в виде формального акта или конклюдентных факторов...

Признание де-юре выступает либо как непременное условие для установления дипломатических отношений, либо как неизбежное следствие самого факта установления таких отношений, если раньше признания не было.

Что касается установления дипломатических отношений между двумя уже давно существующими на международной арене государствами, то в этих случаях вопрос о признании не возникает и остается единственное условие - достижение договоренности, взаимное согласие государств на установление таких отношений. Венская Конвенция о дипломатических сношениях 1961 г. содержит сформулированную норму:1"Установление дипломатических отношений между государствами стр.103 и учереждение постоянных дипломатических представительств осуществляется по взаимному согласию".

Венская конвенция о дипломатических сношения 1961 г. подробно регламентирует порядок вступления в должность главы дипломатического представительства, именуемый аккредитованием. Складывается он из нескольких стадий: подбор кандидатуры посла, запрос агремана, издание акта внутреннего права, оформляющего назначение, выдача верительных грамот, предварительная по прибытии в страну пребывания аудиенция и ее министра иностранных дел и передача ему копий верительных грамот, вручение во время официальной церимонии верительных грамот главе государства пребывания как завершение процесса аккредитации и начало дипломатической миссии данного представителя - его "личной миссии" на посту посла или посланника, официальное сообщение в печати о состоявшемся вручении верительных грамот.

Рассмотрим требования, предъявляемые международным правом к вступлению в должность глав дипломатических представительств. Первое из них - запрос заинтересованным государством агремана, т.е. согласия государства предполагаемого пребывания на назначение данного лица в качестве посла, посланника или постоянного поверенного в делах.

В п.1 ст.4 Венской Конвенции 1961 г. говориться: "Аккредитирующее- 1 мтр 105 государство должно убедиться в том, что государство пребывания дало агреман на то лицо, которое оно предполагает аккредитировать как главу представительства в этом государстве". И далее, в п.2 ст.4 указывается: "Государство пребывания не обязано сообщать аккредитирующему государству мотивы отказа в агремате".

Акт вручения верительных грамот пораждает важные правовые последствия. С этого момента начинается, как правило, дипломатическая миссия главы представительства. Он считается теперь официально приступившим к исполнению своих обязанностей.

Международное право, помимо этого, регламентирует порядок созыва, организацию и процедуру международных дипломатических конференций, а так же международно-правовое положение глав, членов и сотрудников делегаций правительств на этих конференциях. Поскольку за последнее десятилетие несомненно возрасло значение непосредствееных встреч и личных контактов руководителей представительств в дипломатической деятельности, нормы международного права, касающиеся регламентации проведения международных конференций, занимают не последнее место в системе его норм.

Международное право регламентирует также формы тех официальных актов, посредством которых осуществляются дипломатические сношения между правительствами. Международное право определяет порядок заключения международного договора, начиная от процедуры обсуждения отдельных частей его текста и кончая предписанием, ратификацией и обменом ратификационными грамотами, внешнюю форму и язык договора, порядок и условие присоединения к договору новых государств, выдвижение и принятие оговорок, порядок и условие продолжения действия договора, прекращение его действия (денонсация и анулирование) оснований действия силы договора.1.Совокупность норм, стр 106 относящихся к международным договорам, составляет очень важную часть международного права, которую можно назвать международным договорным правом.

Наряду с договорами официальными актами дипломатических сношений между правительствами являются декларации, письма, ноты, меморандумы и т.п. Юридическое значение этих актов определяется нормами международного права.

Международное право определяет формы устройства, функции, правовое положение и порядок действия международных организаций и учереждений. стр.107 1. Многие юристы-ученые считают, что право международных организаций представляет собой "право международного общения" и стоит над государствами. Все подобные рассуждения более или менее близки отзвукам теорий "мирового правительства" и "мирового права".

В действительности международные организации являются не органами надгосударственной власти, а органами международного сотрудничества, и нормы международного права, регулирующие их устройство и деятельность, в первую очередь нормы Устава ООН, предусматривают не навязывание государствам посторонней воли от имени этих государств, а формы сотрудничества государств на основе взаимного согласования. Далее если речь идет об особых полномочиях Совета Безопасности действующего в интересах обеспечения мира и безопасности от имени всех членов ООН и принимающее обязательное для них решение. Это положение не утрачивает своего значения, поскольку деятельность Совета Безопасности ООН строится на согласованном сотрудничестве государств, несущих главную ответственность за обеспечение мира. Этоиу и следует принцип единогласия постоянных членов СБ, являющийся краеугольным камнем ООН.

Таким образом, международное право в этой области определяет формы деятельности дипломатии, максимально приспособленные к тому, чтобы дипломатия преимущественно путем соглашения, взаимных уступок и согласования позиций отдельных государств успешно достигала обеспечения прочного мира и развития международного сотрудничества.

То же самое можно сказать и о другой отрасли международного права, регламентирующей деятельность дипломатии и также дающей почву для постановки вопроса о взаимодействии дипломатии и международного права. Это международно-правовые способы мирного разрешения споров между государствами. К числу этих способов относятся, с одной стороны, дипломатические переговоры между спорящими государствами, посредничество третьих государств или международных организаций, следственные и согласительные коммиссии, то есть такие способы, при которых урегулирование спора происходит исключительно путем согласования позиций спорящих сторон, а международное право определяет только формы и процедуру такого согласования. С другой стороны, к международно-правовым способам мирного разрешения споров относятся международный арбитраж и международный суд (Международный Суд ООН, международные суды регионального характера) т.е. такие способы, при которых нормы международного права предусматривают не только формы и процедуру урегулирования спора, но и условия их урегулирования по существу.

Заключение.

В современном взаимозависимом и едином мире невозможно не оценить ту роль, которую играет международное право в международных отношениях. В разные периоды истории оно играло неоднозначную роль в во внешней политике и дипломатии государств. Невозможным представляется рассмотрение роли международного права в разрыве от внешней политики, дипломатии государств в системе международных отношений. Их взаимосвязь и взаимовлияние друг на друга на столько сильны , что невозможно недооценить роль какой-либо из них в этой системе. отсюда и возникает " проблема соотношения внешней политики и международного права" в современных международных отношениях. Долгое время в западной в международно-правовой и политической литературе международному праву отводилось вспомогательная роль в политике. Этот подход оправдывался тем, что " национальный " или " государственные " интересы стоят выше международного права, что государства в своей внешней политике должны руководствоваться именно этими принципами, а международному праву отводилась второстепенная роль, что очень часто приводило к его грубым нарушениям, развязыванием войн, нагнетанию гонки ядерных вооружений, противостоянию военно-политических союзов и государств, конфронтации в глобальном масштабе.

Можно считать, что после принятия Устава ООН и его учреждения наступила новая эпоха в истории международного права. Разгром фашисткой Германии во второй мировой войне показал, что пренебрегать международным правом нельзя, поскольку оно играет свою особую роль в мировом правопорядке - это роль стабилизирующего и балансирующего фактора в мировой политике, что любые действия государств . нарушающие нормы и принципы международного права с точки зрения защиты своих " национальных " и " государственных " интересов несостоятельны, поэтому государства должны придерживаться примату международного права во внешней политике и добросовестно выполнять взятые на себя обязательства.

Анализируя " проблему соотношения внешней политики и международного права " , автор дипломной работы пришел к следующим выводам:

1. Вешняя политика и международное право тесно взаимосвязаны. соблюдение или нарушение норм и принципов международного права выражаются во внешнеполитических действиях государств, что все юридическое в международной системе имеет политическую природу;

2. Противопоставление внешней политики и межународного права несостоятельны, поскольку государства. взявшие на себя международно-правовые обязательства выразили свою государственную волю и готовность добросовестно выполнять эти обязательства;

3. Внешняя политика и дипломатия играют важнейшую роль при образовании и применении норм и принципов международного права, именно внешнеполитические интересы государствстановятся причиной выдвижения новых политических идей, которые в ходе дипломатической деятельности согласуются с позицией других государств, а затем находят свое нормативное выражение в кконкретных международно-правовых документах, т.е. право закрепляет эти идеи;

4. Действительная сила нормы международного права заключается в выражении воли государства;

5. Мировой правопорядок требует от государств признания примата международного права в мировой политике в целом и во внешней политике и дипломатии в частности;

6. Международное право выступает как ограничение в отношении внешней политике и дипломатии, а в аспекте прав оно , наоборот, выступает как средство или опора для внешней политики и дипломатии;

7. Международное право регламентирует деятельность дипломатии : оно определяет порядок деятельности и правовое положение дипломатических представительств за границей, порядок назначения , аккредитования и отозвания , ранги и правовое положение глав этих представительств, правовое положение их персонала, порядок созыва, организацию и процедуру международных дипломатических конференций, статус и порядок работы международных организаций и внешнеполитическое поведение государств в международных отношениях.

Список литературы

1. Курс международного права в 7 томах, Москва, Наука, 1989 год.

2. Тункин Г.И. "Идеологическая борьба и международное право", Москва, Международные отношения, 1967 г.

3. Левин Д.Б. "Ответственность государств в современном международном праве", Москва, Международные отношения, 1966 г.

4. Гегель Г.В.Ф. "Философия права", Москва, Мысль, 1990 г.

5. Поздняков Э.А. "Системный подход и международные отношения", Москва, Международные отношения, 1976 г.

6. Тункин Г.И. "Теория международного права", Москва, Международные отношения,, 1970 г.

7. Черниченко С.В. "Международное право: современные теоретические проблемы", Москва, Международные отношения, 1993 г.

8. Лукашук И.И. "Международно-правовое регулирование международных отношений", Москва, Международные отношения, 1975 г.

9. Соколов В.А. "Сущность и объективация норм международного права", Москва, 1991 г.

10. Василенко В.А. "Основы теории международного права", Киев, Высшая школа, 1988 г.

11. Дипломатический словарь, Москва, Наука, 1985 г.

12. Левин Д.Б. "Дипломатия: ее сущность, методы и формы", Москва, Международные отношения, 1962 г.

13. Левин Д.Б "Международное право, внешняя политика и дипломатия", Москва, Международные отношения, 1981 г.

14. Блищенко И.П. "Дипломатическое право, Москва, Международные отношения, 1991 г.

15. Международное право в документах, Москва, 1976 г.

16. Левин Д.Б. "О современных буржуазных теориях международного права", Москва, Международные отношения, 1959 г.

17. Лукашук И.И. "Международные политические нормы в условиях разрядки напряженности", журнал "Советское государство и право" N8, Москва, 1976 г.

18. Верещеткин В.С., Мюллерсон Р.А. "Новое мышление и международное право", журнал "Советское государство и право" N4, Москва, 1988 г.

19. Малинин С.А., Ковалева Т.Н. "Договорная правоспособность международных организаций", журнал, "Правоведение" N4, Москва. 1988 г.

20. Колосов Ю.Н. "К вопросу о примате международного права", Сборник научных трудов "Роль международного права в современной внешней политике", Москва, МГИМО, 1991 г.

21. Устав ООН.

22. Декларация независимости США.

23. Док/ООН Резолюция Генеральной Ассамблеи N44/23 от 17 ноября 1989 г., "Десятилетие международного права ООН".

24. Венская Конвенция о дипломатических сношениях 1963 г. 25. Virraly M. op. cit.

26. Henkin L. op.cit.

27. Morgenthou H. "In defence of national interest" N.Y. 1951.

28. Corbett E. "Law in diplomacy" Princeton, 1959.

1 Курс международного права. Т 1. стр.29, Москва, Наука 1989 г.

1 Док/ООН Резолюция Генеральной Ассамблеи N44/23 от 17 ноября 1989 г., "Десятилетие международного права ООН".

1 Курс международного права , т. 1 стр 305, Москва, Наука, 1989 год.

1 Virraly M. op. cit. стр.32

2 Henkin L. op.cit.стр. 51

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий