регистрация / вход

Уголовная ответственность

Уголовная ответственность. Косвенный умысел и легкомыслие. Их отличие по интеллектуальному и волевому моментам.

Контрольная работа по предмету: Уголовное право

Выполнил студент группы

Учреждение образования «ВГУ имени П.М. Машерова»

Витебск 2004 г.

Введение.

В уголовное право играет ведущую роль в жизни нашего государства Республики Беларусь. Следовательно, знание его норм крайне необходимо любому гражданину. Цель данной контрольной работы осветить такую часть уголовного права, как уголовная ответственность и косвенный умысел, легкомыслие. Ведь эти вопросы не только помогают лучше и полнее изучить уголовное право, но и стимулируют формирование новых знаний в смежных областях и правосознания у личности. Ведь неукоснительное уважение законности – это единственный возможный сегодня образ действий для каждого субъекта права.

Вопрос №1: Уголовная ответственность.

Уголовная ответственность представляет собой разновидность юридической ответственности и устанавливается за совершение преступлений. Между преступлением и уголовной ответственностью существует правовая взаимосвязь: только совершение преступления (виновное совершение запрещенного уголовным законом деяния) является правовым основанием привлечения конкретного лица к уголовной ответственности. Совершившее преступление лицо должно быть привлечено к уголовной ответственности и претерпеть неблагоприятные для него меры ее воздействия, а государство в лице суда и уголовно-исполнительных органов соответственно имеет право возложить на преступника уголовную ответственность и обязано обеспечить ее реализацию в пределах и в порядке, предусмотренных уголовным и уголовно-исполнительным законом.

Уголовная ответственность, как и другие виды юридической ответственности, возлагается на лицо только после совершения преступления и поэтому имеет ретроспективный характер, применяется в отношении лица, которое реализовало свою личностную (субъективную) свободу вопреки уголовно-правовому запрету и, несмотря на угрозу уголовной ответственности, совершило преступление.

В отношении преступника уголовная ответственность приобретает и правовой, и государственно-принудительный характер. Государственное принуждение - это специфическое правовое воз действие, которое основано на организованной силе государства. Однако не всякое государственное принуждение, основанное на праве, является уголовной (юридической) ответственностью. Уголовная ответственность, как и иные виды юридической ответственности, выражается в принуждении преступника на основе осуждения к претерпеванию неблагоприятных последствий личностно го и имущественного характера, которые установлены санкцией уголовно-правовой нормы. Поэтому принудительное лечение лица, которое совершило преступление в состоянии вменяемости, но после этого заболело психическим заболеванием, является формой государственного принуждения, но не может рассматриваться в качестве меры уголовной ответственности. Уголовная ответственность выражается не просто в государственном принуждении преступника, а в принуждении к претерпеванию неблагоприятных (осуждающе штрафных по своему содержанию) для него последствий, предусмотренных санкцией уголовного закона. Поэтому с общих позиций права уголовную ответственность можно определить как основанное на государственном принуждении применение предусмотренной уголовным законом осуждающе штрафной санкции в отношении преступника за совершенное им преступление.

Социальная оценка преступления как наиболее опасного для общества деяния, за совершение которого устанавливается уголовная ответственность, предопределяет ее сущность, содержание, особенности возложения и реализации.

Субъектом уголовной ответственности может быть только физическое лицо, которое достигло определенного законом возраста и своим деянием совершило преступление. Уголовная ответственность своими мерами непосредственно воздействует на лицо, совершившее преступление, в том числе и в тех случаях, когда она сопровождается ограничениями имущественных прав осужденного (например, в случае назначения наказания в виде штрафа или конфискации имущества). По своей направленности и содержанию она носит штрафной характер и этим отличается от гражданской правовой ответственности, которая прежде всего выполняет компенсационную функцию. Привлечение лица к уголовной ответственности не исключает возможности гражданско-правовой ответственности за причиненный преступлением вред, в том числе моральный (ч. 3 ст. 44 УК).

Применение уголовной ответственности связано с возложением на преступника достаточно суровых неблагоприятных для него мер воздействия, которые имеют длящийся характер. В этом так же проявляется одна из ее особенностей, обусловленная назначением и содержанием уголовного права.

Возложение уголовной ответственности - исключительная прерогатива суда. Процессуальный порядок возложения уголовной ответственности и условия ее реализации исчерпывающе регламентируются соответственно нормами уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права. Однако сущность, содержание и пределы уголовной ответственности определяются нормами уголовного права. "Уголовная ответственность,— гласит часть 1 статьи 44 УК,— выражается в осуждении от имени Республики Беларусь по приговору суда лица, совершившего преступление, и применении на основе осуждения наказания либо иных мер уголовной ответственности в соответствии с настоящим Кодексом". Данное определение достаточно полно и системно определяет содержание уголовной ответственности в его статическом состоянии. В динамике содержание уголовной ответственности проявляется как процесс реализации мер возложенной на осужденного ответственности в конкретной ее форме.

Уголовная ответственность в виде установленной уголовным законом системы мер воздействия на лицо, совершившее преступление, начинается с акта осуждения по приговору суда лица в качестве преступника. Вынесение обвинительного приговора с процессуальной стороны определяет процедуру и момент возложения уголовной ответственности, а с материальной - момент осуждения лица в качестве преступника на основе применения уголовно-правовой санкции. Осуждение по приговору суда лица в качестве преступника есть не только отрицательная правовая оценка личностного статуса лица, совершившего преступление, но и определенная мера воздействия. Обвинительным приговором для лица, совершившего преступление, устанавливается особое правовое со стояние - состояние судимости за преступление, вводится режим принудительной подвергаемости осужденного мерам уголовной ответственности. В статье 45 УК отмечается: "Осуждение лица за совершенное им преступление создает правовое состояние судимости, заключающееся в возможности применения к осужденному наказания либо иных мер уголовной ответственности в соответствии с приговором суда и настоящим Кодексом". Состояние осуждения (судимости) лица в качестве преступника в уголовно-правовом смысле возникает со дня вынесения приговора при условии, что он не будет отменен в установленном законом порядке, и продолжается вплоть до погашения или снятия судимости. В течение срока осуждения (судимости) осужденный в той или иной степени претерпевает неблагоприятные последствия применения мер возложенной на него уголовной ответственности. С погашением или снятием судимости уголовная ответственность прекращается полностью и окончательно.

Осуждение и судимость - понятия одного порядка, хотя они по-разному характеризуют одно и то же состояние. Если термин "осуждение" выражает прежде всего содержание правового состояния осужденного, то термин "судимость" – продолжительность состояния (режима) осуждения, его пределы. Продолжительность судимости (нахождение лица в режиме осуждения) в соответствии со статьей 97 УК зависит, по общему правилу, от классификационной тяжести совершенного преступления и формы вины.

Состояние осуждения лица в качестве преступника составляет правовую основу уголовной ответственности, режим принуждения осужденного к испытанию и претерпеванию определенных мер ограничения, обусловленных как самим фактом нахождения лица в состоянии осуждения, так и применением иных мер воз действия, назначенных осужденному по приговору суда.

Состояние осуждения преступника имеет вполне самостоятельное значение в содержании уголовной ответственности. Так, обеспечивая исполнение и отбывание назначенного по приговору суда наказания и иных мер уголовно-правового характера, состояние осуждения в установленных законом случаях продолжается известное время после его отбытия в целях осуществления не обходимого профилактического воздействия на осужденного. В течение срока судимости в предусмотренных частью 1 статьи 81 УК случаях за осужденным осуществляется профилактическое наблюдение.

Таким образом, осуждение определяет не только режим принудительного осуществления конкретных мер уголовной ответственности, назначенных на его основе, но и в целом режим ответственности - обеспечение состояние контролируемого испытания и профилактирования осужденного независимо от применения каких-либо иных мер уголовно-правового воздействия. С учетом это го уголовная ответственность может проявляться исключительно в форме осуждения преступника и применения в течение срока судимости ограничений, обусловленных осуществлением профилактического наблюдения за осужденным. Такая форма реализации уголовной ответственности предусматривается статьями 46 и 79 УК.

В соответствии с частью 2 статьи 81 УК осужденные, состоящие под профилактическим наблюдением, обязаны предварительно уведомлять уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства: а) об изменении места жительства; б) о выезде по личным делам в другую местность на срок более одного месяца; в) являться в указанный орган по его вызову, но не более одного раза в месяц, и при необходимости давать пояснения относительно своего поведения и образа жизни.

В пределах срока судимости в случаях, предусмотренных стать ей 80 УК, режим осуждения может усиливаться мерами превентивного надзора - ограничениями более существенными, чем те, которые сопровождают режим профилактического наблюдения. Превентивный надзор за осужденными и ограничения, его обеспечивающие, представляют специфическую меру уголовной ответственности, которая применяется на заключительной стадии ее реализации в целях усиления профилактического воздействия на осужденного, в отношении которого есть опасения проявления рецидива преступлений, несмотря на отбытое наказание.

Состояние осуждения предполагает возможность назначения и реализации на основе осуждения иных, специально назначаемых судом в соответствии с уголовной санкцией, мер карательного и некарательного воздействия на осужденного. Посредством сочетания в режиме осуждения различных по содержанию и характеру мер воздействия статья 46 УК предусматривает следующие формы реализации уголовной ответственности:

а) осуждение с применением назначенного наказания;

б) осуждение с отсрочкой назначенного наказания;

в) осуждение с условным неприменением назначенного наказания;

г) осуждение несовершеннолетнего с применением принуди тельных мер воспитательного характера;

д) осуждение без назначения наказания.

Таким образом, осуждение, а равно наказание и иные специальные меры воздействия, которые применяются в режиме осуждения, и составляют содержание уголовной ответственности в целом и возможное ее проявление в каждом конкретном случае.

В зависимости от тяжести совершенного преступления, вины лица, особенностей личности преступника, иных обстоятельств суд в каждом случае определяет содержание и рамки уголовной ответственности в пределах допустимых форм ее реализации, установленных уголовным законом.

Общим для всех форм реализации уголовной ответственности является состояние осуждения лица в качестве преступника, по рождающее особое режимное состояние осужденного в течение всего срока судимости. Указанное состояние приобретает правовой характер, выражается в определенных ограничениях осужденного режимно-профилактического характера, что определяет качественную видовую определенность уголовной ответственности независимо от формы ее проявления, отграничивает ее от иных видов штрафной ответственности (в частности от административной).

Уголовную ответственность как правовое понятие необходимо также отграничивать от наказания и иных конкретных мер воздействия, которые могут применяться на основе осуждения в соответствии с установленной системой форм реализации уголовной ответственности. Наказание, как и иные меры уголовно-правового воздействия, применяемые на основе осуждения, конечно же, составляет содержание уголовной ответственности, придает ей различный по степени воздействия характер. Однако сами по себе ни наказание, ни иные конкретные меры уголовно-правового воздействия не выражают правовое понятие данного вида ответственности. Уголовная ответственность - более широкое понятие, чем наказание или иная конкретная мера уголовно-правового воз действия. Ответственность всегда связана с осуждением и возникающим в связи с этим режимом правовой подверженности осужденного мерам уголовно-правового воздействия в соответствии с уголовно-правовой санкцией, определенной осужденному по приговору суда. Наказание, равно как иные меры уголовно-правового воздействия, которые применяются на основе осуждения, дифференцируют характер и степень воздействия уголовной ответственности на осужденного с учетом их разумной достаточности для достижения целей ответственности. Поэтому наказание в общей структуре мер воздействия на осужденного выражает всего лишь одну из возможных форм реализации уголовной ответственности, при этом в наиболее репрессивном (карательном) ее проявлении.

Продолжительность осуждения определяется законом и зависит от тяжести совершенного преступления и формы вины, а не от вида и размера отбытого осужденным наказания. Осуждение первично, оно не может быть правовым последствием применения наказания, поскольку возникает вследствие осуждения лица в качестве преступника по приговору суда. Лицо имеет судимость (находится в состоянии осуждения) в течение определенного времени, установленного законом, и в том случае, когда преступник осуждается за совершенное преступление без назначения наказания (п. 8 ч. 1 ст. 97 УК). В этом случае он также претерпевает уголовную ответственность, подвергается ограничениям, обусловленным режимом профилактического наблюдения, который, в свою очередь, основан на осуждении лица за совершенное преступление.

При избрании судом конкретных мер уголовно-правового воз действия, которые могут назначаться на основе осуждения (наказание, его вид и размер, реальное применение назначенного наказания или его условное неприменение, вид принудительной меры воспитательного характера и т.д.), наряду с тяжестью совершенно го преступления учитываются также обстоятельства, характеризующие личность виновного. Конкретные меры уголовно-правового воздействия должны применяться целенаправленно в качестве средств, обеспечивающих должное предупредительно-воспитательное воздействие на осужденного.

С учетом сказанного уголовную ответственность следует определить как осуждение лица в качестве преступника по приговору суда и осуществление в принудительном порядке в отношении осужденного правоограничений, обусловленных как состоянием его осуждения, так и применением на его основе иных мер уголовно-правового воздействия, в соответствии с санкцией уголовного закона.

Уголовная ответственность отличается от иных видов юридической ответственности и по своим целям. Цели уголовной ответственности - это осознанный социальный результат, для достижения которого устанавливается и применяется данная ответственность.

В самом общем виде цель уголовной ответственности - предупреждение преступных деяний, совершение которых запрещается под угрозой уголовной ответственности. Уголовная ответственность, установленная за совершение преступлений, реализует цель общего предупреждения преступлений уже с момента вступления уголовного закона в действие.

Поскольку уголовная ответственность всегда применяется к лицу, уже совершившему преступление, в науке уголовного права всегда существовала и существует проблема целей уголовной ответственности, особенно когда она выражается в карательных мерах воздействия. Применяя наказания, государство, конечно же, исходит из цели покарать преступника за совершенное преступление. Наказание по своему функциональному содержанию не может не быть карой и не причинять страданий. К тому же степень этих страданий (объем кары, возлагаемой на преступника) всегда определяется тяжестью совершенного преступления. Если общество желает отказаться от цели кары при применении наказания, то следует отказаться от самого наказания, что невозможно. Наказание в структуре уголовной ответственности - эффективное и социально-необходимое средство уголовно-правового воздействия на преступника. Это воздействие осуществляется карой преступника с целью вызвать у него страдания и таким образом предупредить его желание вновь совершить преступление. Наказание воспитывает преступника только карой. Поэтому дискуссия о том, является или не является кара преступника целью наказания, не разрешима, если эту цель определять применительно к наказанию, которое по своему содержанию является карой. Такой вывод можно сделать на основе оценки результатов дискуссии по данному вопросу как в отечественной, так и зарубежной науке уголовного права. Если же наказание рассматривать как карательное средство воздействия в рамках института уголовной ответственности и говорить о целях ответственности, а не о целях наказания, то проблема цели пока рать преступника снимается сама по себе. Целенаправленное покарание преступника за совершенное преступление направлено на достижение предупредительно-воспитательных целей уголовной ответственности.

Закон должен устанавливать цели уголовной ответственности, а не наказания и по соображениям сугубо практического порядка. Цели уголовной ответственности формулируют гуманитарную функцию уголовного права и не зависят от того, осуществляется ответственность в осуждении с применением наказания или без его применения.

Уголовный кодекс, определяя совершение уголовной ответственности, в части 2 статьи 44 устанавливает, что она возлагается на совершившее преступление лицо в целях:

а) исправления осужденного;

б) предупреждения совершения новых преступлений осужденным (цель специального предупреждения);

в) предупреждения совершения преступлений иными лицами (цель общего предупреждения).

Цель исправления осужденного - основная социально-ориентационная функция уголовной ответственности - достигается путем искоренения общественно опасных взглядов и привычек, под влиянием которых было совершено преступление, выработкой устойчивого законопослушного поведения, привитием осужденному социально полезных черт и навыков поведения. Конечно, уголовная ответственность - это не лучшее в педагогическом отношении средство исправления, поскольку воспитательное воздействие осуществляется путем принуждения осужденного к претерпеванию не благоприятных для него последствий, которые причиняют ему страдания. Вместе с тем, применение режимно-ограничительных и сугубо карательных средств исправительного воздействия на преступника вполне оправдано, ибо речь идет об особом субъекте воспитательного воздействия - преступнике. Воздействие на осужденного применением мер наказания дает воспитательный эффект хотя бы потому, что переносимые страдания заставляют его задуматься, стоит ли вновь переносить такие страдания за совершение преступления. Такие размышления с той или иной степенью результативности отмечаются у каждого преступника, который подвергается наказанию.

В целях повышения эффективности исправительного воздействия мер уголовной ответственности их применение соединяется с комплексом достаточно серьезных мер социальной реабилитации (привлечение осужденных к общественно-полезному труду, проведение с ними воспитательной работы, общеобразовательное и профессиональное обучение осужденных и т.д.).

Цель специального предупреждения преступлений достигается прежде всего исправлением осужденного вследствие приме нения мер уголовной ответственности и мер социальной реабилитации. Наивысший социально желаемый результат применения уголовной ответственности состоит в том, чтобы осужденный не совершал новых преступлений по соображениям нравственного неприятия такого поведения. Однако цель специального предупреждения следует считать достигнутой и тогда, когда осужденный будет вести законопослушный образ жизни только потому, что не желает вновь подвергаться воздействию уголовной ответственности.

Специальное предупреждение преступлений осуществляется уже в процессе реализации мер уголовной ответственности. Как известно, осужденный находится под наблюдением уголовно-исполнительных органов, а в случае лишения свободы вовсе изолируется от общества и фактически лишается возможности совершать новые преступления вне исправительного учреждения. Конечно, применение предусмотренных уголовным законом мер уголовно-правового воздействия в разной степени усложняет возможность совершать новые преступления.

В своем единстве цель исправления осужденного и цель специального предупреждения преступлений направлены на ресоциализацию осужденного. Она предполагает формирование у осужденного законопослушного поведения путем стимулирования, сохранения и развития социально полезных качеств в период осуждения и после снятия судимости.

Для эффективной ресоциализации осужденного путем применения уголовной ответственности важное значение имеют: а) реальность воздействия мер уголовной ответственности; б) справедливость возложенных на осужденного мер ответственности; в) разумная достаточность (прежде всего карательных) мер уголовной ответственности; г) использование средств общественного воздействия на осужденного в процессе реализации уголовной ответственности.

Цель общего предупреждения достигается путем воздействия на граждан следующих факторов уголовной ответственности:

а) установлением достаточно строгих мер уголовной ответственности за совершение тяжких преступлений и их фактическим применением в отношении лиц, совершивших такие преступления;

б) неотвратимостью уголовной ответственности каждого за совершенное преступление;

в) специфической и, вместе с тем, открытой процедурой возложения уголовной ответственности.[1]

Указанные цели уголовной ответственности взаимосвязаны и реализуются одновременно в процессе ее реализации. В единстве они раскрывают социальную сущность и назначение уголовной ответственности в обществе.

Уголовно-правовые отношения и уголовная ответственность.

Уголовное право выполняет охранительную задачу путем запрещения соответствующих действий как преступных под угрозой применения уголовной ответственности. Функция охраны общества от общественно опасных посягательств реализуется через установление и регулирование особых охранительных отношений.

Систему правовых отношений, которые возникают на основе действия норм уголовного права, как уже отмечалось, составляют общие охранительные уголовно-правовые отношения и конфликтные охранительные уголовно-правовые отношения.

Угроза уголовной ответственности за нарушение уголовно-правового запрета не исключает возможности возникновения конфликтных охранительных уголовно-правовых отношений. Указанные правоотношения производны от общих охранительных право отношений и возникают в каждом случае, когда совершается запрещенное уголовным законом деяние. Возникают эти правоотношения между государством и лицом, совершившим запрещенное уголовным законом деяние. Конфликтные охранительные право отношения имеют своей задачей (объектом) урегулировать правовое разрешение вопроса о наличии или отсутствии оснований и условий уголовной ответственности в связи с совершением конкретным лицом запрещенного уголовным законом деяния. Комплекс правовых вопросов, которые должны быть разрешены в рамках конфликтного охранительного правоотношения в общем виде сводится к следующему: является ли совершенное лицом деяние преступлением; если да, то может ли виновный быть привлечен к уголовной ответственности; если да, то какой именно должна быть эта ответственность.

Юридическим фактом возникновения конфликтных охранительных правоотношений является совершение лицом объективно запрещенного уголовным законом деяния. Такое деяние впоследствии необязательно должно быть признано преступлением (на пример, указанное деяние может быть совершено в состоянии не вменяемости или при отсутствии вины либо при наличии обстоятельств, исключающих преступность данного деяния, либо лицом, не достигшим возраста уголовной ответственности). Однако во всех указанных случаях лицо совершает деяние, которое объективно запрещено уголовным законом и которому на основе применения норм уголовного закона предстоит еще дать правовую оценку, является ли оно преступлением, влекущим уголовную ответственность.

Более того, даже признание совершенного деяния преступлением еще не означает, что лицо, его совершившее, может быть привлечено к уголовной ответственности. Так, в уже начатом, но не доведенном до конца преступлении может быть установлен добровольный отказ или иные основания, исключающие ответственность (см. примеч. к ст.ст. 289, 291, 328 УК и др.). Наконец, по факту совершенного преступления может истечь срок давности привлечения к уголовной ответственности.

В рамках конфликтных охранительных правоотношений именно по этим вопросам разворачивается облеченная в процессуальную форму и основанная на правовом взаимодействии предметно-познавательная и оценочная деятельность его субъектов: государства в лице его органов дознания, следствия и правосудия, с одной стороны, и лица, совершившего запрещенное уголовным за коном деяние, - с другой.

В случае установления обстоятельств, исключающих возможность признания данного деяния в качестве преступления или привлечения данного лица к уголовной ответственности, возникшее конфликтное охранительное правоотношение прекращается с момента принятия органами следствия или судом соответствующего решения.

Если будет установлено, что соответствующее деяние является преступлением и нет предусмотренных уголовным законом препятствий для привлечения преступника к уголовной ответственности, конфликтное охранительное правоотношение развивается и переходит в стадию решения вопроса об уголовной ответственности (определяется характер и пределы ответственности, возможность освобождения от ответственности по предусмотренным уголовным законом основаниям, осуществляется ее возложение на преступника, а также решаются вопросы освобождения от наказания или его дальнейшего отбывания, снятия судимости). Таким образом, содержание конфликтных охранительных правоотношений, в рамках и посредством которых в конечном итоге разрешается вопрос об уголовной ответственности лица, совершившего преступление, составляет достаточно объемный комплекс взаимных прав и обязанностей субъектов данных правоотношений. Конфликтное правоотношение постоянно находится в динамике; объем прав и обязанностей его субъектов уточняется по мере разрешения стоящих перед ними задач.

Суд обязан возложить на лицо, совершившее преступление, ответственность, которая предусмотрена уголовно-правовой санкцией, определить ее меру с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, личности виновного и иных обстоятельств. Этой обязанности корреспондирует право виновно го требовать возложения справедливой ответственности за совершенное им преступление.

С момента возложения на преступника уголовной ответственности в рамках конфликтных охранительных правоотношений возникают и реализуются собственно правоотношения данной ответственности. Возникают правоотношения ответственности с момента осуждения лица по приговору суда в качестве преступника. Хотя правоотношения ответственности возникают на основе и в пределах конфликтных охранительных правоотношений, они имеют в содержательном и функциональном плане самостоятельный характер, ибо непосредственно опосредствуют процесс осуществления мер уголовной ответственности в отношении осужденного. Их содержание составляет акты непосредственного исполнения (воздействия) мер ответственности на осужденного. Регулируются правоотношения уголовной ответственности нормами уголовно-исполнительного права, которые определяют процедуру (порядок и условия) реализации уголовной ответственности и мер ее воздействия. Правоотношения уголовной ответственности возникают между осужденным и соответствующими уголовно-исполнительными органами, реализующими меры возложенной на осужденного ответственности.

Возникновение правоотношений ответственности не прекращает конфликтных охранительных правоотношений. Они продолжают обеспечивать реализацию уголовной ответственности, являясь ее своеобразным правовым "хранилищем", и прекращаются одновременно с окончанием уголовной ответственности - погашением или снятием судимости. Указанные правоотношения по-разному регулируют применение уголовной ответственности.

В рамках конфликтных охранительных правоотношений в соответствии с нормами уголовного права определяются основания и условия, объем и характер уголовной ответственности, возможность освобождения виновного от ответственности, ее изменение и досрочное прекращение.

Правоотношения собственно уголовной ответственности по своему функциональному содержанию ставят задачу правового урегулирования комплекса вопросов, связанных с исполнением мер ответственности в отношении осужденного, выражают динамику самой ответственности, механизм ее реализации и проявления.

Вопрос № 2 Косвенный умысел и легкомыслие. Их отличие по интеллектуальному и волевому моментам

Всякий поступок человека проходит через его разум, является воплощением его волеизъявления, имеет как бы две стороны: внешнюю (активное или пассивное поведение, вызывающее изменения в окружающей действительности) и внутреннюю (осмысление поступка, его оценка, выбор формы поведения, принятие решения). Совершение преступления не является исключением из этого правила.

Лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, если общественно опасное деяние являлось не только "делом его рук", но и продуктом его сознания, воли, эмоциональных переживаний.

Субъективное вменение является принципом уголовного права. Уголовная ответственность возможна только тогда, когда лицо сознавало или в конкретных условиях должно было и могло со знавать характер своего деяния, предвидело или должно было и могло предвидеть его результаты и проявило или могло проявить свое волевое отношение к общественно опасному деянию (действию или бездействию). Нельзя строить уголовную ответственность на принципе объективного вменения, когда во внимание принимаются только опасность поступка человека и вредные результаты этого поведения, а психическое отношение лица к содеянному остается без оценки.

Понятием субъективной стороны преступления охватывается психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию и общественно опасным последствиям этого деяния. К содержанию субъективной стороны преступления уголовное право относит только те элементы психического отношения, которые имеют значение для решения вопроса об основаниях уголовной ответственности и определения ее пределов.

Запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие) только в том случае признается преступлением, а лицо привлекается к уголовной ответственности за содеянное, когда его психическое отношение к деянию (деянию и последствиям) соответствует предусмотренным в законе формам вины: умыслу или неосторожности. Умысел и неосторожность - это формы вины как важнейшего и обязательного признака субъективной стороны преступления. Кроме вины субъективная сторона преступления включает такие психологические признаки совершаемого деяния, как мотив и цель. Эти признаки характеризуют волевую направленность деяния, раскрывают внутренний стимул, который вызвал совершение преступления.

Таким образом, субъективная сторона преступления - это элемент состава преступления, который выражает внутреннее, психическое отношение лица к своему общественно опасному деянию и его общественно опасным последствиям посредством вины (умысла или неосторожности), мотива и цели в совершенном преступлении.

Субъективная сторона преступления в целом, как и каждый ее признак, проявляет себя не абстрактно, а конкретно, через объективную сторону преступления. Поэтому изучение субъективной стороны и исследование наличия или отсутствия того или иного ее признака должны осуществляется на основе анализа признаков объективной стороны преступления.

Особое место в субъективной стороне преступления занимают эмоции (чувства), которые испытывает человек во время совершения преступления. Они сопровождают приготовление к преступлению и процесс его совершения. Будучи связаны с мотивом общественно опасного деяния, они в некоторых случаях входят в субъективную сторону конкретного состава преступления, напри мер убийства, совершаемого в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения - физиологического аффекта (ст. 141 УК).

Субъективная сторона преступления имеет существенное значение для решения вопросов уголовной ответственности. Во-первых, с ее помощью отграничивают преступное поведение от не преступного. Так, не является преступлением причинение даже особо тяжких последствий при отсутствии вины: умысла или не осторожности. Не будет преступления при неосторожном совершении деяния, которое наказуемо лишь при умышленном совершении. Нет преступления, если поступок совершен при отсутствии мотива или цели, предусмотренных уголовным законом. Во-вторых, с помощью субъективной стороны разграничиваются составы преступлений, которые имеют одинаковые по характеру признаки объективной стороны преступления. В этих случаях исследование субъективной стороны преступления является условием точной квалификации преступления. В-третьих, содержание субъективной стороны преступления указывает на степень общественной опасности преступления и лица, его совершившего. Это учитывается при индивидуализации ответственности, избрании судом вида и размера наказания.

Судебная практика исходит из необходимости тщательного исследования содержания и направленности умысла, выяснения действительных мотивов и целей преступления, четкого отграничения умышленных преступлений от совершенных по неосторожности.

Понятие вины.

Уголовная ответственность человека за его поступок основывается не только на том, что он вызвал своим деянием общественно опасные последствия, но и на том, что это деяние прошло через его сознание и волю, сопоставлено им с окружающей действительностью и оказалось проявлением его устремлений, желаний и интересов.

Методологической основой принципа субъективного вменения (принципа вины) являются детерминистские представления о природе человеческих поступков, которые исходят не только из объективной обусловленности преступного поведения человека, но и из относительной самостоятельности человеческого сознания и воли в выборе целей и способов своего поведения, в принятии и осуществлении решений, в том числе и преступных.

Общественно опасное преступное поведение формируется под влиянием трех причинно-взаимосвязанных факторов: свойства личности субъекта; конкретная жизненная ситуация, в которой находится лицо; учет самим человеком результатов собственных поступков и его последствий.

Поступок человека нельзя рассматривать как простую реакцию на внешние обстоятельства. В совершении каждого общественно опасного деяния отражается определенная направленность личности. В свою очередь волю нельзя рассматривать как психическую способность, оторванную от мышления. Всякое волевое поведение связано с той или иной степенью осознания условий, в которых действует человек. Это касается как правомерных поступков, так и правонарушений.

Вина - это психическое отношение лица к своему общественно опасному действию или бездействию, к общественно опасным последствиям своего деяния в форме умысла или неосторожности.

Вина - это не только психологическое, но и правовое понятие. Понятиями умысла и неосторожности пользуются и другие отрасли права, например административное или гражданское в отношении соответствующих правонарушений. Нельзя употреблять понятие вины в отношении правомерного поведения. Вина - это отношение лица именно к общественно вредным поступкам, а в уголовном праве - к запрещенным уголовным законом деяниям.

Субъективным основанием привлечения лица к уголовной ответственности за совершение умышленного преступления признается то, что это лицо сознавало общественно опасный характер своего деяния, предвидело его общественно опасные последствия и по собственной воле осуществило посягательство на человека, его права и свободы, на чужую собственность, общественный порядок и иные объекты, охраняемые уголовным правом. Так, лицо, которое крадет чужое имущество, понимает вредность этого деяния для собственника и для общества в целом, но направляет свою волю на изъятие чужого имущества и причинение ущерба потерпевшему.

При неосторожном совершении общественно опасного деяния лицо признается виновным потому, что допустило непростительное легкомыслие, невнимательность или грубую небрежность в поведении, которых могло бы избежать при более внимательном отношении к окружающей действительности. Например, лицо управлявшее автомобилем, совершило аварию, которая привела к гибели людей, потому что превысило скорость, не следило за обстановкой на дороге и тем самым грубо нарушило правила дорожного движения. Водитель, проявивший недопустимо небрежное отношение к правилам безопасности, совершил неосторожное преступление и подлежит уголовной ответственности.

Виновное отношение лица к действительности, проявившееся в совершении преступления или иного правонарушения, осуждается не только правом, но и моралью. Вина — такое отношение лица к своему поведению, которое заслуживает порицания со стороны закона, нравственности, правосознания.

Вина существует объективно. Она должна быть установлена судом и зафиксирована в приговоре. Первоначально виновность лица в совершении преступления устанавливается органом дознания или следователем в ходе дознания или предварительного следствия, но признать лицо виновным в совершении преступления и назначить наказание или иную меру уголовной ответственности может только суд. Это конституционный принцип правосудия (ст. 26 Конституции Республики Беларусь).

В совершении общественно опасного деяния находит свое отражение определенная направленность воли человека. В свою очередь, всякий волевой поступок, в том числе преступный, связан с той или иной степенью осознания обстоятельств, в которых действует человек. Сознательно-волевой акт преступника и его оценка лежат в основе решения всех вопросов уголовной ответственности и применения наказания. Потому психологическое содержание вины включает в себя как интеллектуальный, так и волевой момент.

Интеллектуальный момент заключается в осознании виновным общественно опасного характера совершаемого деяния, в предвидении его общественно опасных последствий либо в отсутствии такого осознания и предвидения при наличии, однако, объектив ной и субъективной возможности осознания и предвидения характера содеянного.

Волевой момент проявляется в желании виновным наступления общественно опасного результата или в сознательном допущении наступления таких последствий либо в легкомысленном или небрежном отношении к возможности наступления общественно опасных последствий, которых лицо не желает.

Разные соотношения интеллектуального и волевого моментов при совершении преступления дают основание для выделения двух форм вины: вины в форме умысла и вины в форме неосторожности. В свою очередь формы вины подразделяются на виды: умысел может быть прямым или косвенным (эвентуальным), а не осторожность может проявляться в легкомыслии или в небрежности.

Практический смысл деления вины на формы и виды заключается в том, что с их помощью законодатель и правосудие могут дифференцировать преступления по степени их тяжести, а также отграничивать правонарушения от невиновных деяний. Формы вины отражают разное по степени злостности и ущербности психическое отношение субъекта к совершаемому им преступлению, что важно для решения вопроса об индивидуализации ответственности.

Умышленная вина.

Преступление признается совершенным умышленно, когда лицо, его совершающее, сознает общественно опасный характер свое го действия или бездействия, предвидит его общественно опасные последствия и желает либо сознательно допускает их наступление.

В статье 22 УК законодатель раскрывает содержание вины при прямом и косвенном умысле. Интеллектуальный момент умысла одинаков для обоих его видов и включает сознание общественно опасного характера действия или бездействия и предвидение наступления общественно опасных последствий. Волевой момент при прямом умысле включает желание наступления общественно опасных последствий, а при косвенном умысле - отсутствие желания, но сознательное допущение таких последствий.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, сознавало общественную опасность своего действия или бездействия, предвидело их общественно опасные последствия и желало их наступления (ч. 2 ст. 22 УК).

Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо, его совершившее, сознавало общественную опасность своего действия или бездействия, предвидело их общественно опасные последствия, не желало, но сознательно допускало наступление этих последствий либо относилось к ним безразлично (ч. Зет. 22 УК).

Интеллектуальный момент умысла раскрывается двумя характеристиками: сознанием общественной опасности деяния и пред видением наступления общественно опасных последствий.

Сознание общественно опасного характера деяния присуще всем без исключения умышленным преступлениям и относится к моменту совершения самого деяния. Предвидение общественно опасных последствий включает понимание виновным возможности или неизбежности их наступления. Предвидение относится к сфере будущего, поскольку общественно опасный результат наступает как следствие совершения общественно опасного деяния. Предвидение общественно опасных последствий требуется при совершении тех умышленных преступлений, объективная сторона которых в качестве обязательного признака предусматривает наступление или возможность наступления определенных общественно опасных последствий.

Полное и точное раскрытие содержания сознания и предвидения одинаково важно для понимания как прямого, так и косвенного умысла. Зная признаки, которыми характеризуется объективная сторона того или иного преступления, можно определить и содержание субъективной стороны конкретного преступления и, в частности, содержание умысла при совершении данного деяния. В содержание умысла включаются сознание и предвидение всех фактических обстоятельств, которые соответствуют объективным признакам состава данного преступления и определены в уголовном законе.

Так, при совершении кражи (тайное похищение имущества - ст.205 УК) лицо сознает, что завладевает чужим имуществом вопреки воле владельца (т.е. незаконно) и незаметно для него и окружающих (тайно), что обогащается само и причиняет ущерб потерпевшему. При совершении грабежа (открытое похищение имущества - ст.206 УК), наоборот, лицо понимает, что делает то же самое, но открыто для владельца и других людей без маскировки своего поступка.

При совершении таких умышленных преступлений, необходимыми признаками которых являются время, место или способ совершения общественно опасного деяния, в содержание интеллектуального момента входит и сознание этих обстоятельств. Умы сел наполняется содержанием в зависимости от совокупности объективных признаков того или иного преступления. Поэтому, когда состав преступления включает какие-либо обстоятельства, отягчающие уголовную ответственность, в содержание умысла включается и осознание лицом этих обстоятельств. Так, преступник будет отвечать за убийство, совершенное общеопасным способом (п. 5 ч. 2 ст. 139 УК), лишь в том случае, когда виновный сознавал опасность способа убийства (взрыв, поджог) для многих людей.

При совершении преступлений, в состав которых не включен в качестве обязательного признака общественно опасный результат, для умысла достаточно только сознания общественной опасности действия или бездействия. Так, клеветник понимает, что распространяет в средствах массовой информации заведомо ложные, позорящие другое лицо измышления (ч. 2 ст. 188 УК). В содержание умысла при совершении преступлений, состав которых кроме деяния предусматривает наступление или возможность наступления общественно опасного последствия, включается обязательное предвидение возможных последствий, являющихся признаками объективной стороны основного или квалифицированного состава данного преступления. Виновный в диверсии предвидит, что последствиями его действий (взрыва, поджога, затопления, отравления и т.д.) могут быть гибель людей, причинение им те лесных повреждений, разрушение или повреждение зданий, сооружений и т.д. (ч. 1 ст. 360 УК).

В содержание умысла включается предвидение только тех общественно опасных последствий, которые относятся к обязательным признакам конкретного состава преступления. Предвидение хотя и вредных последствий, но не включенных в число признаков объективной стороны состава данного преступления, не является обязательным и не влияет на квалификацию преступления.

При совершении преступлений, объективная сторона которых наряду с общественно опасным деянием предполагает наступление или возможность наступления общественно опасных последствий, в содержание умысла включается также предвидение раз вития причинной связи между деянием и его последствиями. Для наличия умысла достаточно предвидения развития причинной связи хотя бы в общих чертах. Виновный может и не знать, каким образом действует яд на внутренние органы человека, достаточно, что он знает о свойствах ядовитого вещества и предвидит, что его использование повлечет смерть.

При умышленном преступлении виновный может предвидеть как неизбежность, так и только возможность наступления вредного результата. Если виновный выстрелил в голову жертвы в упор, то он предвидел неизбежность смерти, а если со значительного расстояния, то лишь возможность наступления смерти.

Умысел имеет место лишь тогда, когда лицо в момент совершения деяния предвидит реальную возможность наступления преступных последствий. Этим умысел отличается от простого желания, надежды. Например, если кто-либо покупает недругу билет на самолет и надеется, что вследствие какой-нибудь аварии тот погибнет, - умысла не будет. Но умысел будет иметь место, если лицо знает, что именно этот самолет будет взорван террористами.

В содержание умысла входит не только осознание фактических обстоятельств, которые относятся к объективной стороне преступления, но и осознание фактических обстоятельств, которые в составе преступления особо оговорены в отношении объекта или субъекта преступления. Так, лицо, которое совершает террористический акт, сознает, что совершает посягательство на жизнь именно государственного или общественного деятеля в связи с его государственной или общественной деятельностью (ст. 359 УК). Лицо, уклоняющееся от оказания помощи больному, сознает, что принадлежит к числу тех, кто обязан в соответствии с законом и специальными правилами такую помощь оказывать (ст. 161 УК).

Для умысла необходимо не только сознание фактических обстоятельств совершаемого деяния, но и сознание общественно опасного характера действия или бездействия.

В большинстве случаев лицо, которое сознает фактические обстоятельства своего деяния, одновременно сознает и его общественно опасный характер. Всем гражданам очевидна общественная опасность убийства, хищений, хулиганства и т.д. Однако возможны случаи, когда лицо, сознавая фактические обстоятельства своего деяния, не сознает его общественной опасности. Например, гражданин сознает, что передает от определенного лица деньги должностному лицу, но не знает, что это взятка, и потому не считает свои действия общественно опасными. Поскольку сознание общественно опасного характера совершаемого деяния является необходимым признаком умысла, постольку отсутствие такого сознания исключает вину в форме умысла.

Сознание противоправности и наказуемости деяния не является обязательным признаком умысла. Оно может иметь место, а может и отсутствовать. Для наличия умысла не требуется, чтобы лицо, сознавая общественную опасность своего деяния, одновременно с этим сознавало, что это деяние предусмотрено уголовным законом в качестве преступления и что его совершение наказуемо. Включение в содержание умысла сознания уголовной противоправности деяния означало бы по существу возможность наказания только тех лиц, которые досконально знают уголовное законодательство. Соблюдение на практике такого требования вызвало бы неосновательное освобождение от уголовной ответственности лиц, которые сознавали общественно опасный характер своего деяния, но сослались на незнание уголовного закона.

Как уже отмечалось, при прямом умысле лицо предвидит общественно опасные последствия и желает их наступления. Косвенный умысел отличается от прямого умысла именно по волевому моменту: лицо не желает, но сознательно допускает их наступление.

Сознательное допущение наступления общественно опасных последствий при косвенном умысле может быть сопряжено с безразличным отношением лица к наступлению последствий или да же с нежеланием этих последствий. Судебная практика чаще сталкивается со случаями, когда косвенный умысел характеризуется «полным безразличием» виновного. Это является показателем исключительного эгоизма и полного равнодушия лица к тем интересам, которые охраняются уголовным законом. Именно потому общественная опасность преступления, совершенного с косвенным умыслом, может быть не меньшей, чем при совершении его с умыслом прямым.

При отграничении прямого умысла от косвенного нужно учитывать еще одну особенность. Достигнутый при прямом умысле преступный результат является либо целью, к которой стремился виновный, либо необходимым средством достижения какой-нибудь иной цели. Например, целью убийства в одном случае является смерть потерпевшего, которая удовлетворяет чувство мести, а в другом - получение наследства.

При косвенном умысле наступление общественно опасных по следствий не является ни прямой целью преступления, ни необходимым средством достижения какой-то другой цели. Общественно опасные последствия при косвенном умысле воспринимаются виновным как «побочный продукт» его деятельности, которая направлена на достижение иных преступных или даже непреступных последствий. Отсюда и название - косвенный умысел.

Прямой умысел при совершении определенного преступления может сочетаться с наличием у лица одновременно косвенно го умысла на совершение другого преступления, например в том случае, когда преступник раздевает беспомощного пьяного потер певшего (грабеж, прямой умысел) и оставляет его ночью на морозе без одежды, в результате чего потерпевший погибает от переохлаждения (убийство с косвенным умыслом).

В юридической литературе высказывается точка зрения, что прямой и косвенный умыслы различаются не только по волевому моменту, но и по содержанию интеллектуального момента. Придерживающиеся ее ученые считают, что при прямом умысле допустимо предвидение как возможности, так и неизбежности общественно опасных последствий, а при косвенном - только возможности наступления последствий. Сознание же неизбежности наступления преступных последствий, по их мнению, несовместимо с сознательным допущением их наступления, и в этой ситуации волевое отношение лица ближе к желанию наступления последствий.

Такой подход нашел юридическое закрепление в статье 25 УК Российской Федерации и доминирует в комментариях к этому кодексу и учебниках, основанных на новом уголовном законодательстве России.

Высказанная позиция в теоретическом плане является весьма спорной. Признание, что виновный желает наступления общественно опасных последствий только потому, что предвидит неизбежность их наступления, противоречит действительности. Так, известны случаи, когда по обстоятельствам дела, очевидно, что причиненные последствия лежат за рамками интересов виновного, не приносят ему выгод, совершенно ему безразличны. Безразличие к наступлению последствий (пусть и неизбежных) не адекватно желанию их наступления. Нельзя теоретической конструкцией заменять необходимость выяснения действительного волевого отношения лица к наступлению общественно опасных последствий.

Рассмотренное деление умысла на прямой и косвенный про водится по его волевому содержанию. По времени формирования умысел подразделяется на заранее обдуманный, внезапно возникший и спокойно реализованный, внезапно возникший аффектированный.

Заранее обдуманный - это умысел на совершение преступления, который реализуется через значительный отрезок времени после его возникновения. Чаще он свидетельствует о настойчивости субъекта в достижении намеченной цели и, таким образом, о большей общественной опасности преступника. Однако иногда он свидетельствует о нерешительности виновного, о его колебаниях, неуверенности в избранном варианте поведения.

Внезапно возникший умысел - это умысел, который сформировался под влиянием жизненной ситуации и был реализован не медленно или через незначительный промежуток времени после возникновения. Умысел, возникший внезапно, тем не менее, может быть реализован виновным весьма хладнокровно, спокойно, взвешенно. Так, вор, обнаружив случайно, что ценная вещь осталась без охраны, немедленно завладевает ею и прячет в укромном месте.

Разновидностью внезапно возникшего умысла является аффектированный умысел. Он отличается по психологическому механизму формирования: это умысел, который возникает на фоне внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного, например, насилием или тяжким оскорблением со стороны потер певшего (ст.ст. 31, 141 и 150 УК). Сильное душевное волнение (физиологический аффект) усложняет, но не исключает сознательный контроль человека за своим поведением.

По степени точности предвидения последствий прямой и косвенный умыслы подразделяются на определенный (конкретизированный) и неопределенный (неконкретизированный).

Определенный умысел характеризуется наличием у лица конкретного представления о качественных и количественных характеристиках, относящихся к будущим последствиям преступления. Например, виновный предвидит, что выстрел в голову вызовет смерть потерпевшего.

Неопределенный умысел характеризуется наличием у виновного общего представления об объективных свойствах последствий своего деяния. Например, преступник, нанося потерпевшему удары кулаком в лицо, грудь, живот, предвидит, что причинит вред здоровью потерпевшего, но точно не представляет возможные масштабы этого вреда (легкое, менее тяжкое или тяжкое те лесное повреждение).

Определенный умысел, в свою очередь, подразделяется на простой и альтернативный. При простом определенном умысле лицо предвидит одно конкретное последствие своего преступного деяния (например, смерть потерпевшего). При альтернативном умысле виновный предвидит примерно одинаковую возможность наступления двух конкретных последствий (например, смерть потерпевшего или причинение ему тяжкого телесного повреждения).

Действия виновного, которые совершены с неопределенным или альтернативным умыслом, должны квалифицироваться в зависимости от фактически наступивших последствий.

В законе применяется несколько способов описания признаков состава преступления, указывающих на необходимость умышленной вины. Наиболее типичными из них являются следующие: непосредственно в законе указывается на умышленную форму вины при совершении данного преступления (ст. 139 УК); в диспозиции статьи предусматривается указание на специальную цель или специальный мотив преступления (ст. 251 УК); в статье указывается на заведомость или злостность общественно опасного деяния (ст. 249 УК); законодателем оговаривается самовольный характер деяния (ст. 383 УК); деяние характеризуется как уклонение от исполнения лицом своих обязанностей (ст. 434 УК); законодателем используются понятия, указывающие, что преступление предполагает исключительно умышленную вину (похищение, понуждение, сокрытие и т.д.).

В остальных случаях для определения формы вины, в том числе умышленной, необходимо исходить из анализа состава преступления в целом.

Неосторожная вина.

Неосторожным преступлением признается общественно опасное деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности. Содержание неосторожной вины раскрывается законодателем в статье 23 УК.

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но без достаточных оснований рассчитывало на их предотвращение (ч. 2 ст. 23 УК).

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (ч. 3 ст. 23 УК).

Интеллектуальный момент легкомыслия включает предвидение лицом возможности наступления общественно опасных по следствий своего деяния. К волевому моменту относится легко мысленный расчет виновного на предотвращение этих последствий.

При легкомыслии виновный чаще всего сознает общественную опасность своего поведения: субъект понимает, что его деяние является рискованным, что оно запрещено определенными правилами или противоречит общепризнанным нормам предосторожности. Но возможны ситуации, когда виновный не считает свой поступок опасным, поскольку уверен в том, что последствия будут предотвращены. По этой причине законодатель не относит сознание общественной опасности деяния к обязательным признакам интеллектуального момента легкомыслия.

В содержание интеллектуального момента легкомыслия входят: сознание фактических признаков совершаемого лицом действия или бездействия; предвидение возможности наступления по следствий деяния и сознание их общественно опасного характера; предвидение развития причинной связи между деянием и возможными общественно опасными последствиями.

Если при умысле лицо предвидит возможность или неизбежность наступления преступных последствий, то при легкомыслии оно предвидит лишь возможность наступления последствий свое го деяния. Предвидение неизбежности наступления общественно опасных последствий исключает какой-либо расчет на их предотвращение.

Особенность предвидения при легкомыслии заключается еще и в том, что виновный не рассматривает последствия как результат именно своего поведения. Лицо, действуя определенным образом, полагает, что от аналогичного деяния других лиц и при иных обстоятельствах опасные последствия наступят, однако в его ситуации такие последствия исключены. Лицо действует с убежденностью, что ему удастся предотвратить общественно опасный результат. Такое предвидение иногда именуют абстрактным.

При легкомыслии волевой момент характеризуется активным нежеланием наступления общественно опасных последствий. В этом его отличие от волевого момента косвенного умысла. Расчет виновного на предотвращение наступления преступных последствий при легкомыслии - это всегда расчет на конкретные и объективные обстоятельства (т.е. существующие или существовавшие на момент совершения деяния), которые должны, по мнению лица, предотвратить последствия. Обстоятельства, на которые лицо рас считывает, могут быть различными. Виновный может рассчитывать на самого себя (жизненный или профессиональный опыт, квалификацию, знания, навыки, умение обращаться с техникой, спортивную подготовку и т.д.), на других людей и иные факторы (разумное поведение возможного потерпевшего, помощь иных лиц, хорошие погодные условия, надежную работу механизма и т.д.).

Существенным моментом расчета на предотвращение наступления общественно опасных последствий, определяющих вину лица, при легкомыслии является его легкомысленный характер. Виновный считает, что те или иные обстоятельства способны предотвратить опасный результат, но ошибочно переоценивает их, не видит их недостаточности, неэффективности. Расчет является поверхностным, опрометчивым. Если же лицо, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий, принимает все необходимые и достаточные в данном случае меры для их предупреждения, а вредный результат все же наступает по причинам, не зависящим от воли деятеля, то этот человек не подлежит уголовной ответственности, ибо не было легкомысленного расчета, а следовательно, и вины.

По содержанию легкомыслие имеет значительное сходство с косвенным умыслом: и в том и в другом случае лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния и не желает их наступления. Однако между этими видами вины есть существенные различия.

При косвенном умысле лицо всегда сознает общественную опасность своего деяния, а при легкомыслии такое сознание может быть, а может и отсутствовать.

При косвенном умысле лицо предвидит как неизбежность, так и возможность наступления преступных последствий, а при легкомыслии - только возможность наступления последствий своего деяния.

Возможность наступления вредного результата при косвенном умысле наступает как следствие данного конкретного деяния виновного, а при легкомыслии лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий при иных обстоятельствах, но не в данном случае.

При косвенном умысле субъект не рассчитывает на предотвращение наступления преступных последствий (сознательно их допускает) или иногда рассчитывает, но на случайные обстоятельства, надеется на удачу, действует на авось; при легкомыслии всегда имеется расчет на предотвращение вредных последствий, который строится на реальных, имеющих место обстоятельствах, в принципе способных предотвратить возможный преступный результат, но оказавшихся в данном случае недостаточными и малоэффективными, что и должен был сознавать виновный.

В отличие от легкомыслия законодатель определяет небрежность как такой вид неосторожности, при котором лицо вообще не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий, хотя должно было и могло их предвидеть. В судебной практике небрежность встречается чаще легкомыслия.

Интеллектуальный момент небрежности характеризуется отсутствием у лица предвидения возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния. Отсутствует всякое предвидение, как конкретное, так и абстрактное. Лицо действует без надлежащей внимательности и предусмотрительности.

При небрежности лицо может сознательно нарушать правила предосторожности либо делать это несознательно, но главное, что оно не предвидит преступного результата вследствие совершения такого деяния. Нарушаемые правила предосторожности могут быть различными. Чаще всего это писаные правила, предусмотренные в нормативных актах (правила техники безопасности, правила дорожного движения, правила производства полетов и т.д.). Возможны нарушения неписаных правил житейской предосторожности (на пример, оставление сильнодействующих лекарств в месте, которое доступно малолетним детям, повлекшее отравление ребенка).

Волевой момент небрежности также выражен в законе свое образно: лицо не напрягает свою волю, не концентрирует внимание на совершаемом поступке. Лицо не контролирует свое поведение. Оно заслуживает упрек постольку, поскольку должно было и могло предусмотреть опасное развитие событий, если бы проявило самоконтроль, дисциплину, осмотрительность.

Лицо должно было и могло предвидеть последствия своего деяния - в этих словах закона заключены два критерия небрежности: объективный и субъективный.

Объективный критерий небрежности выражается в законе словами о том, что лицо «должно было... предвидеть». Объективный критерий небрежности - это те требования предусмотрительности, которые мы можем предъявить каждому лицу, занимающему определенную должность, осуществляющему определенную профессиональную деятельность, имеющему определенный житейский опыт. Это требования предусмотрительности, которые адресуются отвлеченному человеку без учета его конкретных особенностей. Такие требования имеют общественный и общеобязательный характер: каждый хирург должен.., каждый пилот должен.., каждый шофер должен.., каждая няня должна... Так, любому водителю автотранспорта предъявляются требования предусмотрительности, вытекающие из Правил дорожного движения.

Субъективный критерий небрежности выражен в законе словами: лицо «могло... предвидеть». Этот критерий предполагает учет тех требований предусмотрительности, которые мы можем предъявить конкретному лицу исходя из его личностных свойств: умственного развития, особенностей психики, способностей, житейского опыта, профессиональных знаний, навыков и других качеств. При установлении субъективного критерия небрежности во внимание следует принимать и обстоятельства, в которых действовало лицо: сложные погодные условия, чрезвычайную ситуацию, вмешательство посторонних лиц и т.п.

Для констатации вины в виде небрежности объективный и субъективный критерии должны сочетаться. Если в конкретной ситуации имеется только объективный критерий, а субъективный отсутствует - нет вины в виде небрежности. Например, врач - молодой специалист - не мог точно определить диагноз, поскольку не имел достаточного профессионального опыта и специализированной подготовки. Он не заслуживает упрека в ошибке, так как отсутствует субъективный критерий небрежности: он не мог предвидеть особенностей течения данной болезни.

Учет при установлении небрежности двух критериев позволяет избежать несправедливости и объективного вменения в тех случаях, когда человек не был способен предвидеть опасное развитие событий.

В судебной практике встречаются такие виды неосторожности, которые не вполне согласуются с признаками законодательно го определения легкомыслия или небрежности, но обладают общими чертами неосторожной вины. К таким видам неосторожности относятся: преступное невежество, волевая небрежность и правовая неосторожность.

Для преступного невежества характерно то, что лицо берется за исполнение работы, требующей специальных познаний или навыков, не имея надлежащей подготовки, и в силу невежества не предвидит возможности наступления конкретных общественно опасных последствий. Примерами могут быть незаконное врачевание, наносящее вред здоровью пациента (ст. 335 УК), управление автомобилем лицом, не прошедшим практического обучения вождению и поэтому совершившим аварию (ст. 317 УК). В отличие от невиновного причинения вреда, обусловленного отсутствием субъективного критерия небрежности, невозможность предвидения общественно опасных последствий в подобных ситуациях вызвана не извинительными причинами: игнорированием возможности соизмерить требования, предъявляемые соответствующим видом деятельности, со своими знаниями и опытом.

При преступном невежестве виновный не сознает, но имеет возможность сознавать общественную опасность своего деяния. Лицо обязано воздержаться от совершения деяния либо приобрести необходимые познания или навыки; оно имеет возможность осознать свою неподготовленность.

Волевая небрежность проявляется в ситуации, когда опасность возникает не по вине субъекта, но субъект был обязан и мог предотвратить наступление общественно опасных последствий. Психологическими причинами волевой небрежности являются растерянность, замешательство, несобранность. Так, водитель автомобиля в аварийной ситуации, имея возможность повернуть машину вправо и остановиться, не делает этого и наезжает на препятствие.

При волевой небрежности лицо предвидит возможность наступления последствия, которое оно обязано предотвратить (в этом отличие от небрежности), не желает и сознательно не допускает наступления этих последствий (нет умысла), но в силу недостаточности приложенных волевых усилий не находит решения для устранения последствий и не рассчитывает на их предотвращение (нет легкомыслия). Однако по объективной обстановке и своим субъективным данным лицо могло найти верное решение и предотвратить последствия.

При волевой небрежности лицо не предвидит возможности предотвращения вредных последствий (которые обязано предотвратить), но имеет объективные и субъективные возможности для правильного решения и предотвращения последствий.

Правовая неосторожность имеет место при юридической ошибке в преступности деяния, когда лицо не сознает ни общественной опасности деяния, ни его уголовной противоправности, но должно было и могло сознавать уголовную противоправность своего поведения.

Вредные последствия, независимо от степени их тяжести, мо гут быть поставлены в вину лицу при условии, что оно действовало с умыслом либо допустило их по неосторожности. Невиновное причинение вреда исключает уголовную ответственность.

Невиновное причинение вреда именуется случаем или казусом. Сущность случая раскрывается в статье 26 УК: «Деяние при знается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не сознавало и по обстоятельствам дела не должно было или не могло сознавать общественную опасность своего действия или без действия либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть».

Водители Б. и Н. совместно с заведующим складом К. совершили хищение подсолнечного масла. Но вместо масла был похищен внешне идентичный раствор витамина Д3. Заведующий складом К. не предупредил об этом Б. и Н. Похитители продавали «масло» гражданам, из которых свыше ста тяжело заболели (повреждение почек, опорно-двигательного аппарата). Водители Б. и Н. раздали «масло» своим родственникам, одиннадцать из которых также заболели. В указанной ситуации по отношению к факту причинения вреда здоровью людей у водителей отсутствует вина, это случай (казус). Б. и Н. не знали о действительных свойствах «масла», не предвидели возможности причинения вреда здоровью людей и не могли это предвидеть.

При случае отсутствуют объективный или субъективный критерии небрежности либо оба критерия одновременно. Так, объективный критерий отсутствует, когда лицо не нарушало правил безопасности и потому не обязано (не должно) предвидеть опасность; субъективного критерия нет, когда лицо в силу личных качеств или внешних обстоятельств не могло предвидеть опасного развития событий.

Вина в преступлениях с формальным составом.

По конструкции объективной стороны, как известно, составы преступлений делятся на материальные и формальные. В предыдущих параграфах содержание умысла и неосторожности раскрывалось применительно к преступлениям с материальным составом. В преступлениях с формальным составом проявление умысла и неосторожности имеет некоторые особенности.

В преступлениях с формальным составом, признаком которого является возможность наступления общественно опасных последствий (ч. 2 ст. 266 УК), форма, вид и содержание вины определяются, как и в преступлениях с материальным составом.

В преступлениях, состав которых не предполагает даже возможности наступления общественно опасных последствий, форма и вид вины определяются относительно общественно опасного действия или бездействия.

В части 2 статьи 24 УК сказано: «Преступление признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало общественно опасный характер своего действия или бездействия и желало его совершить». Согласно части 3 этой же статьи «преступление признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, не сознавало общественно опасный характер своего действия или бездействия, хотя должно было и могло это сознавать».

Таким образом, умышленная вина в преступлениях с формальным составом выступает в виде прямого умысла. Косвенный умысел при совершении таких преступлений невозможен, так как нельзя, например, представить психологическую ситуацию, когда лицо, сознающее, что незаконно носит при себе огнестрельное оружие, не желает его носить, но сознательно допускает ношение оружия.

Неосторожная вина в преступлениях с формальным составом может быть выражена в виде небрежности. Легкомыслие исключается, поскольку психологически невозможна ситуация, когда лицо сознательно совершает конкретное общественно опасное деяние и рассчитывает его не совершать.

Сложная вина.

Сложная вина - это сочетание умысла и неосторожности при совершении одного преступления. Законодательная характеристика сложной вины дана в статье 25 УК: «Сложная вина характеризуется умышленным совершением преступления и неосторожностью по отношению к наступившим в результате этого преступления последствиям, с которыми закон связывает повышенную уголовную ответственность».

Сложная вина - это различное психическое отношение лица к деянию, образующему основной состав преступления (умысел), и квалифицирующим последствиям (неосторожность). В целом такое преступление признается умышленным.

Субъективная сторона преступления характеризуется сложной виной, когда этого требует конструкция состава преступления. Так, часть 3 статьи 147 УК предусматривает ответственность за умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее по не осторожности смерть потерпевшего. По части 3 статьи 147 УК должны квалифицироваться действия Р., который во время ссоры с женой ударил ее кухонным ножом в бедро. Женщина спряталась от мужа в ванной и через некоторое время умерла от потери крови. По делу установлено, что Р. нанес ножом тяжкое телесное повреждение с прямым неопределенным умыслом, но смерть потерпевшей от ранения в бедро не предвидел, хотя должен был и мог ее предвидеть (небрежность).

Сложная вина возможна в двух ситуациях: 1) при разном психическом отношении к общественно опасному действию или бездействию (умысел) и квалифицирующим последствиям этого деяния (неосторожность), например неоказание помощи больному, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 2 ст. 161 УК); 2) при различном психическом отношении к определенным в законе, но имеющим разное юридическое значение общественно опасным последствиям, когда одно последствие является признаком основного состава преступления, а второе - квалифицирующим признаком. Так, согласно части 3 статьи 147 УК, отношение к причинению тяжкого телесного повреждения проявляется в прямом или косвенном умысле, а отношение к смерти от таких повреждений - в небрежности или легкомыслии.[2]

В подобных ситуациях мы имеем дело не с какой-либо новой, третьей формой вины, а с сочетанием двух предусмотренных законом форм - умыслом и неосторожностью. Такое сочетание и называется сложной виной.

В юридической литературе встречаются иные названия: «двойная вина» или «смешанная вина». Представляется, что термин «двойная вина» не соответствует сущности явления, поскольку вина у преступника одна, но характеризуется сложным психическим отношением к деянию и его результатам. Термин же «смешанная вина» нежелателен, так как в гражданском праве существует понятие «смешанная вина сторон», которое имеет совершенно иное содержание.

Нельзя рассматривать как сложную вину разное сочетание видов умысла (прямого и косвенного) или видов неосторожности (легкомыслия и небрежности). Нельзя говорить о сложной вине при одновременном совершении двух преступлений: умышленно го и неосторожного, например незаконное хранение взрывного устройства (ст. 295 УК) и причинение смерти по неосторожности (ст. 144 УК) при срабатывании этого устройства. Сложная вина - это своеобразное проявление (сочетание) разных форм вины в единичном по составу преступлении.

Нельзя относить к сложной вине различное психическое отношение лица к таким признакам преступления, как его способ, возраст потерпевшего и т.д.

В юридической литературе имели место попытки распространить понятие сложной вины не только на квалифицированные, но и на основные составы преступлений. Для этого искусственно разрывалась объективная сторона преступления. Так, анализируя злоупотребление властью или служебными полномочиями (ч. 1 ст. 424 УК), утверждают, что отношение к факту злоупотребления служебными полномочиями может быть только умышленным, а к обязательным последствиям - умышленным или неосторожным; рассматривая нарушение правил дорожного движения или эксплуатации автодорожных транспортных средств (ст. 317 УК), утверждают, что отношение к факту нарушения правил безопасности движения может быть как умышленным, так и неосторожным, а к последствиям - только неосторожным. На основе подобных рас суждений делается вывод, что в таких ситуациях имеет место факультативная сложная вина, которая может быть, а может и не быть.

Данный подход является спорным, поскольку в названных случаях деяние, взятое в отрыве от общественно опасных последствий, является не преступлением, а дисциплинарным или административным проступком, следовательно, нет необходимости определять форму вины исключительно для деяния.

Задача № 1.

Призывник Семенов, получив повестку из военкомата, в которой сообщалось, что ему надлежит явиться на призывной участок, не желая проходить службу, купил билет на самолет рейсом Минск-Москва, принадлежащий Российской авиакомпании. В пути следования, угрожая гранатой, потребовал экипажу изменить курс и сесть в Финляндии. Опасаясь угроз взорвать самолет, экипаж изменил маршрут, и самолет совершил посадку в городе Хельсинки, где террорист сдался властям и попросил политического убежища. В соответствии с уголовным законом, какой страны должны быть квалифицированы действия Семенова.

Исходя из территориального принципа действия уголовного закона в пространстве действия Семенова должны быть квалифицированы в соответствии с уголовным законом Российской Федерации. Так как преступление совершено на российском самолете, т.е. на территории Российской Федерации.

Заключение.

В данной контрольной работе рассмотрены вопросы уголовного права, связанные с изучением уголовной ответственности, косвенного умысла и легкомыслия. Осуществлена значительная работа, по изучению специальной литературы по данным вопросам.

Проводя сравнительный анализ, можно с уверенностью сказать, что уголовное право занимает одно из основополагающих мест в системе права Республики Беларусь. И детальное изучение уголовного права, в процессе подготовки контрольной работы, способствует профессиональному росту учащегося.

Список литературы

1 Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями). Принята на республиканском референдуме 24 ноября 1996 года.

2 Уголовный кодекс Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. N 275-З

3 Уголовное право. Общая часть: Учебник / Н.А. Ба-У26 , А.В. Барков, И.О. Грунтов и др.; Под ред. В.М. Хомича.- Мн.: Тесей, 2002.- 496 с.


[1] Уголовное право. Общая часть: Учебник / Н.А. Ба-У26 , А.В. Барков, И.О. Грунтов и др.; Под ред. В.М. Хомича.- Мн.: Тесей, 2002.- 278 с.

[2] Уголовное право. Общая часть: Учебник / Н.А. Ба-У26 , А.В. Барков, И.О. Грунтов и др.; Под ред. В.М. Хомича.- Мн.: Тесей, 2002.- 154 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий