регистрация / вход

Некоторые спорные вопросы правового регулирования договора доверительного управления имуществом

Настоящая статья посвящена отдельным спорным вопросам правового регулирования договора доверительного управления имуществом, таких как: правовая характеристика, предмет и объект договора, денежные средства как объект доверительного управления

.

Лачуев Камиль Гаджиевич, аспирант кафедры гражданского и семейного права Московской Государственной Юридической Академии

Настоящая статья посвящена отдельным спорным вопросам правового регулирования договора доверительного управления имуществом, таких как: правовая характеристика, предмет и объект договора, денежные средства как объект доверительного управления, возмездный или безвозмездный характер договора.

В соответствии с п. 1 ст. 1012 ГК РФ, договор доверительного управления имуществом - это договор, по которому одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).

Как видно из легального определения, договор является реальным, т.е. он считается заключенным с момента передачи имущества учредителем управления доверительному управляющему (п. 2 ст. 433 ГК РФ).

В.В. Витрянский относит данный договор по своей целевой направленности к категории гражданско-правовых обязательств по оказанию услуг, так как «именно в качестве услуги можно квалифицировать осуществление доверительным управляющим управления доверенным ему имуществом в интересах собственника (учредителя доверительного управления) или назначенного им лица (выгодоприобретателя)». При этом реальный характер договора имеет значение для квалификации данного типа обязательств как обязательства по оказанию услуг, так как учредитель доверительного управления не несет обязанности по передаче имущества доверительному управляющему, как это имеет место в обязательствах по передаче имущества (напр., в купле-продаже, мене, аренде и др.). [1]

Данное обстоятельство отмечается также и Михеевой Л.Ю.: «Закон не устанавливает обязанности учредителя управления передать управляющему имущество. Следует заметить, что данный договор и не мог быть сконструирован как консенсуальный». [2]

Как справедливо отмечает Беневоленская З.Э., «реальный характер договора не является очевидным», так как согласно ст. 433 ГК РФ, если в соответствии с законом для заключения договора необходима передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи имущества.

Глава 53 ГК РФ не предусматривает передачу имущества как обязательный признак основания заключения договора. Тем не менее, Беневоленская З.Э. признает, что данный договор является реальным, так как на это указывают многие положения Главы 53 ГК РФ. [3]

К передаче имущества должны применяться правила ст. 224 ГК РФ (передача вещи) в силу указания п. 2 ст. 433 ГК РФ (момент заключения договора), так как в главе 53 ГК РФ специальные нормы об этом отсутствуют.

Предметом договора доверительного управления имуществом является совершение управляющим любых юридических и фактических действий в интересах выгодоприобретателя (п. 2 ст. 1012 ГК РФ). [4] Представляется ошибочной точка зрения А.Н. Гуева, который считает, что предметом договора доверительного управления имуществом «является передача имущества управляющему в ДУ на определенный срок». [5] Как уже отмечалось, до передачи имущества договор не может считаться заключенным, поэтому ни о каком предмете договора не может идти речи.

В структуре договора доверительного управления имуществом, В.В. Витрянский выделяет два объекта: первый - это фактические и юридические действия управляющего, второй - само имущество, переданное в доверительное управление. [6]

В связи с тем, что договор доверительного управления имуществом - реальный, предметом данного договора может быть имущество, которым учредитель управления на момент заключения договора фактически обладает. Поэтому представляется, что имущество, которое не существует на момент заключения договора, не может быть его предметом. Как правильно замечает С.В. Артеменков, вещные права не распространяются на несуществующее имущество. [7]

Для более глубокого изучения данного вопроса необходимо рассмотреть соотношение понятий «предмет» и «объект» договора, что, однако, не является предметом настоящего исследования.

Важное значение имеет вопрос о возмездном или безвозмездном характере договора доверительного управления имуществом.

В соответствии со ст. 1016 ГК РФ в договоре доверительного управления имуществом должны быть указаны размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором. Статья 1023 ГК говорит о том, что доверительный управляющий имеет право на вознаграждение, предусмотренное договором доверительного управления имуществом.

В связи с неоднозначными формулировками ГК между учеными ведутся дискуссии, высказываются различные точки зрения: одни считают, что договор считается возмездным на основании специальных норм главы 53 ГК, другие считают его таковым в силу общего правила о презумпции возмездности договора.

Так, по мнению В.В. Чубарова, ст. 1023 ГК предусматривает выплату вознаграждения доверительному управляющему, «что позволяет сделать вывод о возмездном характере договора в целом». [8]

А.Н. Гуев считает, что договор доверительного управления имущества является возмездным лишь по общему правилу, установленному ст. 423 ГК. [9] Напомню, что в соответствии с п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

Такой же позиции придерживается Е.И. Каминская. Возмездный характер данного договора, по ее мнению, не вызывает сомнения в силу установленной п. 3 ст. 423 ГК презумпции возмездности договора. [10]

По мнению Л.Ю. Михеевой, статья 1016 ГК предусматривает, что «в том случае, когда договор доверительного управления сконструирован как возмездный, в нем должно быть указано на это. Ее смысл означает невозможность презумпции возмездности данного договора во всех случаях». На основании буквального толкования норм главы 53 ГК, Л.Ю. Михеева делает вывод о том, что «если стороны не рассматривали в договоре вопрос о вознаграждении вообще, это должно означать, что договор не заключен ввиду отсутствия одного из существенных условий… Разрешение данного вопроса имеет значение для действия договора, который без указания на его возмездность или безвозмездность не считается заключенным». [11]

В.В. Витрянскому представляется, что «данная проблема имеет более простое решение, суть которого состоит в адекватном толковании общего правила о презумпции возмездности всякого гражданско-правового договора (п. 3 ст. 423 ГК) и его соотношения со специальными правилами, касающимися возмездности договора доверительного управления имуществом (п. 1 ст. 1016 и ст. 1023 ГК)». Его позиция сводится к тому, что нормы ст.ст. 1016 и 1023 ГК РФ, как специальные нормы, исключают действие общего правила о презумпции возмездности любого договора (п. 3 ст. 423 ГК). В остальном его мнение совпадает с мнением Л.Ю. Михеевой: в договоре должно быть предусмотрено условие о вознаграждении, либо в нем должно содержаться прямое указание на то, что доверительный управляющий действует на безвозмездной основе. «Если же стороны «забыли» согласовать этот вопрос при заключении договора доверительного управления имуществом, договор должен признаваться незаключенным». [12]

Данная позиция представляется не оправданной. Безусловно, специальные нормы, устанавливающие возмездность или безвозмездность того или иного договора, исключают действие общего правила, установленного ст. 423 ГК РФ. Однако нормы главы 53 ГК не позволяют сделать однозначного вывода о возмездности либо безвозмездности договора доверительного управления имуществом. Обратим внимание на формулировки ГК РФ: статья 1016 ГК устанавливает, что размер и форма вознаграждения управляющему являются существенным условием договора, если выплата вознаграждения предусмотрена договором. Отсюда можно сделать вывод, что вознаграждение может и не быть предусмотрено договором. Т.е. в случае, если стороны предусмотрели в договоре право управляющего на вознаграждение, размер и форма такого вознаграждения становятся существенным условием данного договора и недостижение сторонами соглашения по этому вопросу будет иметь следствием признание договора незаключенным. Тем не менее, если стороны не предусмотрят в договоре условие о вознаграждении управляющего, то, соответственно, размер и форма такого вознаграждения, исходя из буквального толкования нормы ст. 1016 ГК, не будут являться существенным условием договора.

Статья 1023 ГК, устанавливающая право управляющего на вознаграждение, предусмотренное договором, также не вносит ясности в разрешение вопроса о возмездности договора.

Таким образом, в связи с тем, что специальные нормы главы 53 ГК не позволяют сделать вывод о возмездности или безвозмездности договора доверительного управления имуществом, следует руководствоваться нормой п. 3 ст. 423 ГК, в соответствии с которой договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания и существа договора не вытекает иного.

Исходя из вышеизложенного, нельзя согласиться с мнением В.В. Витрянского и Л.Ю. Михеевой, суть которого заключается в том, что стороны в договоре обязательно должны решить вопрос о возмездном или безвозмездном характере договора, т.е. договор должен содержать прямое указание на это, иначе такой договор следует признать незаключенным.

Таким образом, несмотря на отсутствие в договоре условия о вознаграждении управляющего, такой договор нельзя признавать незаключенным и такой договор будет считаться возмездным по общему правилу. Безусловно, договор доверительного управления имуществом может быть и безвозмездным при наличии специальной оговорки об этом в самом договоре или указания на это в правовом акте.

В связи с этим возникает другой вопрос - если договор доверительного управления имуществом, в случае отсутствия в нем условия о его возмездности или безвозмездности, презюмируется возмездным, то, как в данном случае будет рассчитываться вознаграждение управляющего? Представляется, что здесь необходимо применять п. 3 ст. 424 ГК: «В случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги».

Некоторые авторы считают, что правило, установленное п. 3 ст. 424 ГК РФ, не действует в отношении индивидуальных вещей. [13] Таким образом, исключается возможность применения данной нормы в случае, если в доверительное управление передана индивидуально-определенная вещь.

Данная позиция не всегда оказывается верной. Представляется, что индивидуальные вещи нужно делить на вещи, единственные в своем роде и вещи, обладающие индивидуализирующими признаками. Естественно, у картины известного художника, представляющей собой вещь единственную в своем роде, нет аналогичных товаров. Что касается вещей, обладающих индивидуализирующими признаками, то на такие вещи вполне возможно найти аналогичные товары. Представим себе, что в доверительное управление передается единственный имеющийся автомобиль - вещь индивидуально-определенная. Тем не менее, аналогичные товары на данную вещь существуют. Нужно заметить, что к разрешению данной проблемы необходимо подходить в каждом конкретном случае, поскольку вещи обладают разной степенью индивидуальности.

Вышеизложенные выводы сделаны из буквального толкования норм главы 53 ГК. Однако такие формулировки ГК представляются неудачными и требующими изменения. Вопрос о возмездном или безвозмездном характере договора необходимо рассматривать в свете ст. 1015 и ряда других статей ГК. Ст. 1015 говорит о том, что доверительным управляющим может быть индивидуальный предприниматель или коммерческая организация, за исключением унитарного предприятия. Предпринимательской считается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли (п. 1 ст. 2 ГК). Извлечение прибыли как основной цели своей деятельности является отличительным признаком коммерческих организаций (п. 1 ст. 50 ГК). Таким образом, доверительный управляющий, как индивидуальный предприниматель или коммерческая организация, заинтересован именно в получении прибыли от оказываемых услуг. Следовательно, договор доверительного управления имуществом, в котором доверительным управляющим выступает индивидуальный предприниматель или коммерческая организация, должен быть возмездным. [14]

Здесь следует согласиться с Л.Ю. Михеевой, которая предлагает включить в главу 53 ГК нормы о том, что договор коммерческого доверительного управления является возмездным, а договор доверительного управления, основанный на законе, в котором доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем или некоммерческая организация, безвозмездным. При этом данные нормы необходимо сформулировать как диспозитивные, чтобы стороны могли предусмотреть в договоре иное. [15]

Вознаграждение доверительного управляющего может устанавливаться не только договором. П. 6 статьи 1171 ГК РФ устанавливает, что предельный размер вознаграждения по договору доверительного управления наследственным имуществом определяется Правительством РФ. Правительством установлен такой размер: он не может превышать 3 % оценочной стоимости наследственного имущества, определяемой в соответствии с п. 1 ст. 1172 ГК. [16]

Статья 1015 ГК устанавливает запрет выступать в качестве доверительного управляющего государственным органам и органам местного самоуправления. На практике данная норма породила определенные споры.

22 июня 1996 года между Минфином РФ и Администрацией Московской области был заключен договор о доверительном управлении ценными бумагами, в соответствии с которым Администрация приняла на себя обязательства по управлению портфелем ценных бумаг. Арбитражный суд г. Москвы пришел к выводу, что данный договор соответствует ст. 1015 ГК, так как данная статья не устанавливает ограничений на передачу имущества такому доверительному управляющему как субъект РФ. Однако Арбитражный суд Московского округа пришел к выводу, что указанный договор противоречит статье 1015 ГК РФ, поскольку ни Московская область как субъект РФ, ни Администрация не вправе выступать в качестве доверительного управляющего ценными бумагами.

Администрация Московской области обратилась в Конституционный суд РФ с запросом о проверки конституционности п. 3 ст. 1015 ГК РФ. По мнению заявителя, в силу статьи 124 ГК Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, выступая в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными их участниками - гражданами и юридическими лицами, обладают общей гражданской правоспособностью, а потому вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, в том числе в качестве доверительного управляющего; статья 1015 ГК Российской Федерации, как не указывающая в качестве доверительного управляющего ни Российскую Федерацию, ни субъекты Российской Федерации и прямо запрещающая государственным органам и органам местного самоуправления выступать в таком качестве, необоснованно ограничивает право частной собственности, закрепленное статьей 35 Конституции Российской Федерации.

Конституционный суд РФ отказал в принятии запроса Администрации Московской области, мотивируя установленный ст. 1015 ГК запрет специальной правоспособностью публично-правовых образований, а также тем, что по смыслу Конституции Российской Федерации (статья 34, часть 1), одно и то же лицо не может совмещать властную деятельность в сфере государственного и муниципального управления и предпринимательскую деятельность, направленную на систематическое получение прибыли. [17] Суд первой инстанции не учел того, что, от имени Российской Федерации и субъектов РФ приобретают и осуществляют права и обязанности органы государственной власти (п. 1 ст. 125 ГК РФ, п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.98 г. [18] ).

Объектом договора доверительного управления имуществом, в соответствии с п. 1 ст. 1013 ГК РФ, могут быть предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество.

Самостоятельным объектом доверительного управления не могут быть деньги, за исключением случаев, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1013 ГК РФ).

Еще одним исключением из числа объектов доверительного управления является имущество, находящееся в хозяйственном ведении или оперативном управлении (п. 3 ст. 1013 ГК). [19]

В настоящей статье я остановлюсь на вопросе о денежных средствах как объекте договора доверительного управления имуществом.

Из п. 2 ст. 1013 ГК РФ, исключающего деньги из числа объектов доверительного управления, можно сделать вывод, что деньги могут выступать в качестве не самостоятельного объекта доверительного управления, а, например, в составе имущественного комплекса. Самостоятельным объектом доверительного управления деньги могут являться только в случаях, предусмотренных законом.

Законодатель, предусматривая возможность выступления денежных средств в качестве объекта доверительного управления только на основании специального указания на то закона, хотел тем самым подчеркнуть исключительность таких случаев. Как писал В.А. Дозорцев, «передача одних денег в управление противоречила бы смыслу закона» так как «единственным третьим лицом, которое в соответствии с законом может «управлять» чужими денежными средствами, являются банки, действующие на основании специальной лицензии». [20] Но, 9 февраля 1996 г., не задолго до вступления в силу части второй ГК (1 марта 1996 г.), Президентом был подписан Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О банках и банковской деятельности» [21] , который установленное Гражданским кодексом исключение сделал общим правилом. В соответствии со ст. 5 данного закона кредитная организация получила право совершать доверительное управление денежными средствами по договору с физическими и юридическими лицами. [22]

Относительно вопроса о денежных средствах как объекте доверительного управления имуществом в юридической литературе высказываются различные мнения.

Е.А. Суханов, например, говорит о невозможности передачи в доверительное управление только наличных денежных средств, так как в данном случае денежные банкноты обезличиваются, право собственности на них утрачивается и они, соответственно, не могут быть возвращены учредителю управления по окончании срока действия договора. Но безналичные денежные средства, находящиеся на банковском счете могут быть переданы в доверительное управление, так как они обособлены. Безналичные денежные средства представляют собой обязательственное право требования клиента к банку и здесь, по мнению Е.А. Суханова, можно говорить о доверительном управлении банковским счетом или банковским вкладом. [23]

В позиции Е.А. Суханова остается неясным, почему нельзя передавать в доверительное управление наличные деньги в связи с тем, что они «не относятся к индивидуально определенным вещам» и «право собственности на соответствующие купюры неизбежно утрачивается» и почему при этом в доверительное управление можно передавать безналичные денежные средства, представляющие собой обязательственные права, на которые право собственности в принципе существовать не может.

По этому поводу следует отметить, что наличные денежные средства могут быть индивидуализированы путем записи их номерных знаков и, таким образом, выступать в качестве объекта доверительного управления имуществом. Объектом права собственности учредителя в данном случае будут именно эти денежные купюры, а доверительный управляющий сможет их обособить от других денежных средств. Теоретически такая конструкция возможна, однако она представляется нецелесообразной и неразумной исходя из самой сущности денег, ценность которых заключается в удостоверяемых ими правах требования, а не в самих купюрах. Как правильно отмечает К.И. Скловский, «вещественный характер денег был очевидным фактом, пока деньги имели архаическую форму предмета для мены (скот и т.д.) и даже пока деньги оставались в виде металлических монет». [24] Однако на сегодняшний день, исходя из экономического понимания денег, можно сказать, что «деньги, как абстрактное явление, представляют собой универсальное право требования». [25] Таким образом, индивидуализация денежных купюр в целях передачи их в доверительное управление была бы неразумным ограничением их обращения в торговом обороте.

Статья 128 ГК РФ, перечисляющая объекты гражданских прав, относит к ним вещи, в том числе деньги и ценные бумаги, иное имущество и т.д., имеет в виду именно наличные денежные средства, так как безналичные денежные средства в состав вещей отнести никак нельзя. Что касается ценных бумаг, то в данной статье имеются в виду документарные ценные бумаги, так как права, удостоверенные бездокументарными ценными бумаги, так же как и денежные средства, нельзя отнести к вещам. [26]

В.А. Дозорцев отмечает, что деньги не могут выступать отдельным объектом доверительного управления, т.к. они являются «самым родовым из всех возможных родовых объектов». «Денежное доверительное управление» принципиально отличается от доверительного управления, предусмотренного главой 53 ГК РФ, так как является разновидностью договора поручения. Поэтому в данном случае речь идет только о неудачном дублировании терминологии в разных законах. [27]

Тем не менее, в сфере доверительного управления денежными средствами применяется Инструкция Банка России «О порядке осуществления операций доверительного управления и бухгалтерском учете этих операций кредитными организациями Российской Федерации» от 2 июля 1997 г. [28]

Анализ норм главы 53 ГК позволяет сделать вывод о том, что денежные средства как объект доверительного управления не совсем укладываются в главу 53 ГК и теорию права собственности как вещного права. [29]

Из легального определения договора видно, что доверительный управляющий должен осуществлять управление определенным имуществом и по окончании срока действия договора вернуть это же имущество учредителю управления (ст. 1012 ГК). Т.е. в доверительное управление могут передаваться индивидуально-определенные объекты. Право собственности на них сохраняется за учредителем управления, а в случае прекращения действия договора именно эти объекты должны быть возвращены учредителю. [30]

Статья 1014 ГК устанавливает, что учредителем доверительного управления является собственник имущества, т.е. лицо, обладающее правом собственности на передаваемое имущество. Это касается и тех случаев, когда договор доверительного управления имуществом заключается органом опеки и попечительства или исполнителем завещания - законодатель не называет указанных лиц учредителями управления, а всего лишь наделяет их соответствующими правами. «Следовательно, общее правило о том, что учредителем управления может быть только собственник, остается непоколебимым». [31] В этой связи уместно упомянуть о правовой природе безналичных денежных средств. Большинство ученых сходятся во мнение о том, что они представляют собой обязательственное право требования их владельца к банку, в котором они «хранятся». Безналичные деньги - это деньги, «не имеющие объективированной, материальной формы выражения и представляющие собой записи на счетах в кредитных организациях». [32]

Исходя из буквального толкования ст. 1014 ГК можно сделать вывод, что владелец денежных средств, находящихся на банковском счете и обладающий обязательственным правом требования к банку, не может выступать в роли учредителя доверительного управления, так как не обладает правом собственности на данные обязательственные права. Право собственности - это вещное право, т.е. право на определенную вещь. «На деньги (идеальные единицы) не может существовать никаких вещных прав… На «наличные деньги» как на носители допустимы вещные права, в отношении «безналичных денег» вообще снимается вопрос о вещных правах». [33] Как правильно отмечает К.И. Скловский, «право собственности существует только на вещь. Поэтому чтобы стать предметом права собственности, нужно быть вещью». [34]

Кроме того, как верно отмечает В.В. Витрянский, передача денежных средств, находящихся на банковском счете, той же кредитной организации будет означать, что «кредитор, ранее уже предоставивший свои средства в распоряжение данной кредитной организации, теперь передает ей же свои права требования к этой же кредитной организации. Таким образом, кредитная организация будет осуществлять «доверительное управление» правами требования по обязательствам, в которых она является должником». Очевидно, что владелец денежных средств лишается права требовать их возврата в течение срока доверительного управления. [35]

Но здесь необходимо учитывать еще и другой момент. Законодатель, формулируя статью 1014 ГК РФ, под словом «собственник» понимал не только лицо, обладающее правом собственности на имущество, но и субъекта имущественного права, которое подлежит передаче в доверительное управление. Однако следовало бы более точно сформулировать статью 1014 ГК РФ, указать, что учредителем доверительного управления является собственник имущества и обладатель соответствующего права.

Статья 1018 ГК РФ требует обособления имущества, передаваемого в доверительное управление. Однако безналичные деньги на банковском счете не обособляются, так как представляют собой «чистое средство платежа и обращения,… фиксируемое в целях удобства бухгалтерскими методами». [36]

Все вышеизложенное не означает, что денежные средства не должны выступать объектом доверительного управления. Наоборот, передача денежных средств в доверительное управление существенно расширяет сферу применения рассматриваемого договора. Тем более, как уже упоминалось, сделки по управлению денежными средствами широко распространены в банковской сфере. Категорическое исключение денежных средств из числа объектов доверительного управления повлекло бы неоправданное сужение сферы действия договора доверительного управления имуществом и ограничение оборота денежных средств. Однако специфика денежных средств как объекта гражданских прав обусловливает необходимость специального регулирования доверительного управления денежными средствами: либо в рамках отдельного параграфа главы 53 ГК, либо в рамках отдельного закона. [37]

Рассмотрим пример из практики, связный с передачей в доверительное управление, подобно денежным средствам, прав требования.

ООО «Мособлгидроспецстрой» заключило с ЗАО «Центр юридической защиты личности и собственности «Эгида» договор доверительного управления имуществом, по которому в доверительное управление было передано право на получение денежных средств по исполнительному листу для реализации указанного права наиболее эффективным способом. При этом под реализацией права стороны понимали его отчуждение по наиболее выгодной цене.

Рассматривая данный спор по кассационной жалобе, кассационная инстанция пришла к следующему выводу.

Под доверительным управлением законодатель понимает длящееся эффективное использование вверенного управляющему имущества в интересах собственника посредством осуществления ряда юридических и фактических действий в пределах определенного срока, по истечении которого предполагается возврат имущества собственнику. Отчуждение имущества, тем более такого специфичного, как право на получение денежных средств по исполнительному листу, не предполагает возможности его длящегося эффективного использования посредством осуществления ряда юридических и фактических действий, как и не предполагает его возврата по истечении срока использования собственнику (выделено мной - К.Л.).

Таким образом, нельзя признать, что условия оспариваемого договора, устанавливающие характер и содержание управления имуществом, отвечают требованиям ст. 1012 ГК РФ и общего смысла гл. 53 ГК РФ, определяющим правовую природу института доверительного управления.

В соответствии со ст. 1012 ГК РФ объектами доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество. Анализ указанной нормы права с учетом самого содержания доверительного управления дает основания полагать, что неотъемлемой характеристикой имущества, способного быть объектом доверительного управления, является возможность его неоднократного использования. Указанное право по общему смыслу законодательства об исполнительном производстве не предполагает возможности его неоднократного использования, поскольку погашается одновременно с получением денежных средств по исполнительному листу.

Таким образом, условия оспариваемого договора, устанавливающие объект, передаваемый, по мнению сторон сделки, в доверительное управление, не могут быть признаны соответствующими требованиям законодательства, определяющим характер имущества, которое может быть передано в доверительное управление. [38]

Проанализировав выводы суда можно сказать, что к объекту доверительного управления предъявляется ряд требований. Во-первых, возможность его длящегося эффективного использования посредством осуществления ряда юридических и фактических действий, во-вторых, возможность его возврата собственнику по истечении срока доверительного управления. Правовая позиция суда в данном случае сводится к отрицанию возможности выступления в качестве объекта доверительного управления имущественных прав - прав требования.

Ряд авторов ограничивают перечень возможных объектов договора доверительного управления имуществом. Например, Е. А. Суханов пишет, что «многие виды ценных бумаг, в частности, любые векселя и чеки, просто не способны служить объектом рассматриваемого договора». [39] Тем не менее, на практике было немало случаев, когда в доверительное управление передавались векселя. В частности, между ТЕМБР-банк (учредитель управления) и Коммерческим инвестиционным банком (доверительный управляющий) 04.07.96 г. был заключен договор доверительного управления векселем серии ЭАФ-1 № 00714. По условиям договора доверительный управляющий должен был продать вексель до 04.07.96 г. Как видно данный пример из практики идет в разрез с предыдущим примером. Это обусловливается тем, что на тот момент практика судов по рассматриваемому договору еще не устоялась.

Исходя из вышеизложенного можно сделать важные теоретические и практические выводы, необходимые для правильного применения норм главы 53 ГК РФ.

Список литературы

[1] См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. - М., 2002. - С. 839.

[2] Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом. / Под ред. В.М. Черного. - М., 1999. - С. 72.

[3] См.: Беневоленская З.Э. Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства. - М., 2002. - С. 105.

[4] Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. / Под ред. М.И. Брагинского. - С. 235.

[5] Постатейный комментарий к части второй Гражданского кодекса РФ. / Под ред. А.Н. Гуева Изд. 3-е. - М., 2000. - С. 646.

[6] Витрянский В.В. Договор доверительного управления имуществом. - М., 2002. - С. 49.

[7] См.: Артеменков С.В. Права на имущество юридических лиц: Дисс… к.ю.н. - М., 2000. - С. 303.

[8] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части второй. / Под. ред. О.Н. Садикова. - М., 1997. - С. 609.

[9] Постатейный комментарий к части второй Гражданского кодекса РФ. / Под ред. А.Н. Гуева. Изд. 3-е. - М., 2000. - С. 646.

[10] Гражданское право. Часть 2. Обязательственное право. / Под ред. В.В. Залесского. - М., 1998. - С. 543.

[11] См.: Михеева Л.Ю. Указ. соч. - С. 73-74.

[12] См.: Витрянский В.В. Указ. соч. - С. 48.

[13] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части второй. / Под ред. О.Н. Садикова. - М., 1997. - С. 683.

[14] В ГК РФ можно встретить случаи, когда законодатель устанавливает презумпцию безвозмездности договора, несмотря на то, что одна из сторон - коммерческая организация, оказывающая услуги. Например, договор банковского счета: ст. 851 ГК устанавливает диспозитивное правило о том, что клиент оплачивает услуги банка в случаях, предусмотренных договором банковского счета. Нужно отметить, что вопрос о возмездности договора банковского счета является дискуссионным и в настоящее время нет единого подхода к данной проблеме. По данному вопросу см. также: Павлодский Е.А. Договоры организаций и граждан с банками. - М., 2000. - С. 55; Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика - М., 2001. - С. 433.

[15] Михеева Л.Ю. Указ. соч. - С. 74.

[16] Об утверждении предельного размера вознаграждения по договору хранения наследственного имущества и договору доверительного управления наследственным имуществом: Постановление Правительства РФ от 27 мая 2002 г. № 350. // СЗ РФ. - 2002. - № 22. - Ст. 2096.

[17] По запросу администрации Московской области о проверке конституционности части первой пункта 1 и пункта 2 статьи 1015 Гражданского кодекса Российской Федерации: Определение Конституционного суда РФ от 1 октября 1998 г.

[18] «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»: Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 25 февраля 1998 г. // Вестник Высшего Арбитражного Российской Федерации. - 1998. - № 10.

[19] Ряд авторов считают, что объектом доверительного управления не могут являться исключительно движимые вещи (см. напр.: Гражданское право: В 2 т. Том II. Полутом 2: Учебник / Отв. Ред. Е.А.Суханов. - М., 2002. - С. 122.). С таким выводом согласиться нельзя, поскольку он не имеет правовых оснований - законодатель не ставит возможность выступать в качестве объекта доверительного управления в зависимость от того, является ли соответствующий объект движимой или недвижимой вещью. Обособить можно как движимые, так и недвижимые вещи.

[20] Гражданский кодекс России. Часть вторая. Договоры и другие обязательства (текст проекта, комментарии, проблемы). - М., 1996. - С. 346.

[21] См.: О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О банках и банковской деятельности в РСФСР»: Федеральный закон от 9 февраля 1996 г. № 17-ФЗ (в ред. Федерального закона от 21.03.02 г. № 31-ФЗ) // СЗ РФ. - 1996. - № 6. - Ст. 492; 2002. - № 12. - Ст. 1093.

[22] См.: Витрянский В.В. Указ. соч. - С. 86.

[23] См.: Гражданское право. В 2-х т. - Т. 2. Полутом 2. Учебник. / Под ред. Е.А. Суханова. - М., 1993. - С. 123.

[24] См. подробнее: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве: Учебно-практическое пособие. - 2-е изд. - М., 2000. - С. 430.

[25] См.: Артеменков С.В. Права на имущество юридических лиц: Дисс… к.ю.н. - М., 2000 г. - С. 95.

[26] Доверительное управление ценными бумагами предусмотрено, в частности, Федеральным законом «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ (в ред. Федерального закона от 08.07.99 № 139-ФЗ) // СЗ РФ. - 1999. - № 28. - Ст. 3472.; некоторые авторы вообще не признают как объект прав бездокументарные ценные бумаги - см., напр.: Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве / Под ред. Е.А. Суханова. - М., 1996. - С. 124., другие считают, что реализация имущественных прав, удостоверенных ценной бумагой возможна только при предъявлении ценной бумаги - см. напр.: Юлдашбаева Л.Р. Правовое регулирование оборота эмиссионных ценных бумаг (акций, облигаций). - М., 1999. - С. 187.

[27] См.: Дозорцев В.А. Доверительное управление. // Вестник Высшего Арбитражного суда. - 1996 г. - № 12. - С. 122.

[28] Об утверждении Инструкции «О порядке осуществления операций доверительного управления и бухгалтерском учете этих операций кредитными организациями Российской Федерации»: Приказ ЦБР от 2 июля 1997 г. № 02-287 (с изм. и доп. от 25 мая 1998 г., 23 марта 2001 г.) / Вестник Банка России. - 1997. - № 43.

[29] Некоторые авторы придерживаются другой позиции, в частности, В.П. Мозолин признает, что договор доверительного управления имуществом теоретически может быть заключен и на передачу в управление имущественных прав - см.: Мозолин В.П. О доверительном управлении долями в праве общей собственности на земельные участки сельскохозяйственного назначения. // Право и политика. - 2002 г. - № 8 (32). - С. 43.

[30] См.: Витрянский В.В. Указ. работа. - С. 123.

[31] Гузикова С.В. Доверительное управление: гражданско-правовые отношения и их юридическое содержание. Актуальные проблемы гражданского права. / Под ред. С.С. Алексеева. - М., 2000. - С. 300.

[32] См.: Загиров Р.З. Договор банковского счета: проблемы правового регулирования и квалификации. Дисс… к.ю.н. - М., 2002. - С. 112.

[33] Там же. - С. 135.

[34] Скловский К.И. Указ. соч. - С. 428.

[35] Витрянский В.В. Указ. соч. - С. 90.

[36] Загиров. Р.З. Договор банковского счета: проблемы правового регулирования и квалификации. Дисс… к.ю.н. - М., 2002. - С. 134.

[37] Некоторые авторы считают, что право может быть объектом права - См. напр.: Ю.Е. Туктаров. Имущественные права как объекты гражданско-правового оборота. Актуальные проблемы гражданского права. Сборник статей. Вып. 6. / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. - М., 2003. - С. 126.; Энекцерус Л. Курс германского гражданского права. Т I. Полутом 2. - М., 1950. - С. 259.; О доверительном управлении денежными средствами см. также: Иншев А.П. Доверительное управление денежными средствами. - Справочно-правовая система Консультант плюс.

[38] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30.01.2001 г. № КГ-А40 / 112-01.

[39] См.: Гражданское право: В 2 т. Том II. Полутом 2: Учебник / Отв. ред. Е.А.Суханов. - М., 2002.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий