регистрация / вход

Возмещение морального вреда при страховании ответственности

Вопрос о возможности возмещения морального вреда с помощью страхования является одним из наиболее спорных в современной цивилистике. Мы попытаемся дать свою оценку этой проблеме.

Шеффер Вадим Эдвардович, аспирант.

Аспирантура Самарской Гуманитарной Академии

Вопрос о возможности возмещения морального вреда с помощью страхования является одним из наиболее спорных в современной цивилистике. Мы попытаемся дать свою оценку этой проблеме. Моральный вред действующее законодательство раскрывает как нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. [1] Так, моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

На практике страхование деликтной ответственности, наступающей в связи с причинением морального вреда, почти не осуществляется. Причем об этом имеется соответствующее положение в законах, правилах или договорах страхования. Закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», [2] например, указывает, что не относится к страховым случаям наступление гражданской ответственности владельцев транспортных средств вследствие причинения морального вреда или возникновения обязанности по возмещению упущенной выгоды. Однако некоторые исследователи признают возможность такого страхования, приводя следующие доводы.

В ст. 931 ГК в качестве прав и благ, риск ответственности вследствие неумышленного нарушения которых может быть застрахован, указываются только жизнь, здоровье или имущество других лиц. Возможность страхования других интересов, в частности деликтной ответственности, наступающей вследствие причинения морального вреда, законодателем в данной статье не оговаривается. Хотя, с другой стороны, единственным ограничением в страховании в соответствии со ст. 928 ГК является только противоправный характер страхуемых интересов; случаи страхования убытков от участия в играх, лотереях и пари, а также расходов, к которым лицо может быть принуждено в целях освобождения заложников. Кроме того, глава 59 ГК устанавливает основания ответственности за любой вред, причиненный личности гражданина (п.1 ст. 1064 ГК), а не только за вред, причиненный его жизни или здоровью. Например, существует ответственность за причинение морального вреда (ст.ст.1099 - 1101 ГК), ответственность за незаконное осуждение, незаконные арест (п.1 ст. 1070 ГК) и др. В отношении этих видов ответственности применение правил данной статьи не обязательно, но это не означает, что страховой интерес, связанный с этими видами ответственности отсутствует, и что страховая защита на случай наступления ответственности этих видов не может быть предоставлена. [3]

С такой позицией можно согласиться, принимая во внимание, что «разрешено все, что не запрещено». С другой же стороны, указанная ст. 931 ГК не допускает расширительного толкования перечня принимаемых на страхование интересов. Здесь целесообразно вспомнить, что страхование – это, прежде всего, способ возмещения реального ущерба, понесенного лицом, то есть ущерба, который можно оценить, как в случае причинения вреда жизни и здоровью, так и в случае повреждения и утраты имущества, а моральным страданиям лица невозможно дать оценку сколько-нибудь объективно, поскольку нет четких критериев определения размера такого вреда, они могут быть для каждого индивидуальны. Так, например, одно и то же страховое событие, причинившее более или менее одинаковый вред жизни, здоровью или имуществу пострадавших лиц, может вызвать у них абсолютно различную психоэмоциональную реакцию в зависимости от пола, возраста, темперамента, подверженности тем или иным заболеваниям, приема ими лекарственных препаратов, и даже жизненной ситуации, в которой оказался пострадавший еще до наступления страхового случая. В пользу неприменения в страховании возмещения морального вреда говорит и тот факт, что даже в личном страховании, направленном на всестороннюю защиту личных неимущественных интересов страхователя, законом не предусмотрена возможность возмещения морального вреда. Если же допустить, что страхование морального вреда будет введено на практике, то это сильно усложнит саму процедуру заключения и действия договора страхования, как в части оценки риска страховщиком, так и (что более существенно) процедуру выплаты страхового возмещения, поскольку потребуется проведение долгосрочных и дорогостоящих психолого-психиатрических экспертиз, подтверждающих размер и степень причиненного вреда. Думается, что введение подобной практики сделает страхование неоправданно затратным для страхователей и излишне волокитным для страховщиков, которые будут стараться избежать выплаты страхового возмещения. Это связано с тем, что страхование риска причинения морального вреда неизбежно существенно увеличит количество случаев страхового мошенничества, поскольку даже при современном уровне развития психиатрии и психологии, не существует абсолютно точных параметров оценки психического состояния личности, что, в свою очередь, даст основание к использованию спекуляций, предположений и разности толкований о размере причиненного вреда. К тому же суммы, которые в наше время пытаются взыскать жертвы страховых случаев, в качестве компенсации морального вреда, как правило, существенно превышают размер реально понесенного ущерба. Поэтому вполне вероятно, что страховые компании, прежде чем выплатить страховку будут проверять и перепроверять обоснованность такой выплаты, что непременно скажется не только на сроках, но и на самой возможности произведения страховой выплаты. В пользу несостоятельности идеи страхования риска ответственности за причинение морального вреда говорит и тот факт, что при страховом случае вред может быть причинен одновременно нескольким лицам, а при определенных видах страхования количество пострадавших может достигать и нескольких десятков и даже сотен тысяч человек. Поэтому, если страховщики предусмотрят дополнительную страховую сумму для возмещения подобных убытков, это, сделает общую страховую сумму нереально большой, что, соответственно, потребует уплаты от страхователя дополнительной страховой премии. Если же не предусмотреть возможность введения такой дополнительной страховой суммы, возмещение морального вреда будет автоматически уменьшать сумму возмещения за вред жизни и здоровью потерпевших, а также их имуществу.

Таким образом, учитывая все вышеперечисленные обстоятельства, можно сделать вывод, что страхование ответственности за причинение морального вреда, в принципе, возможно, но с практической точки зрения необоснованно. Впрочем, существуют возможности решения данной проблемы. Для того чтобы воплотить в жизнь идею страхования ответственности за причинение морального вреда, было бы целесообразно законодательно установить способ определения размера компенсации за причинение морального вреда на основе, например, минимального размера оплаты труда и коэффициента, применяемого при причинении морального вреда в тех или иных ситуациях, как это предлагает А.М. Эрделевский. Существующее определение судом размера компенсации, исходя из характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда, как этого требует

ст. 1101 ГК, приводит к тому, что разные суды, каждый по-своему, оценивая требования разумности и справедливости, назначают абсолютно неадекватные, при их сравнении, размеры компенсации. Так, один суд в качестве компенсации за моральный вред, причиненный распространением порочащих лицо сведений, устанавливает сумму 100 млн. руб., а другой - назначает престарелым родителям (на двоих), потерявшим в результате неосторожного преступления единственного сына, компенсацию морального вреда в размере 40 млн. руб., т.е. в два с половиной раза меньше, чем по первому делу. Если бы оба эти решения были вынесены одним и тем же составом суда, то предположение о справедливости второго решения следовало бы сразу же опровергнуть. Однако поскольку эти дела рассматривались разными судами, подобная ситуация не противоречит закону, а всего лишь кажется несправедливой, что подчеркивает необходимость установления единой методологии и базиса в подходе судов к определению размера компенсации морального вреда. [4]

Список литературы

[1] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (с изм. и доп. от 25.10.1996; 15.01.1998)// БВС РФ. 1995. № 3.

[2] Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» / Собрание законодательства Российской Федерации. 2002 г. № 18.

[3] См.: Фогельсон Ю.Б. Комментарий к страховому законодательству. С.54.

[4] См.: Эрделевский А.М. Споры о компенсации морального вреда // Российская юстиция. 1997. №2. С. 38-41.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий