регистрация / вход

Ипотечное кредитование

И невозможное возможно. Догнать и перегнать Америку. Пародия на немцев. Хватит имитаций!

И невозможное возможно

Ипотечное кредитование – это предоставление частным лицам долгосрочных кредитов на покупку жилья под залог самого приобретаемого жилья. Для того чтобы ипотека могла осуществляться, необходимо соблюдение как минимум трех условий. Должны иметься, во-первых, долгосрочные финансовые ресурсы, которые можно предоставлять клиентам в виде кредитов; во-вторых, потенциальные клиенты, способные подтвердить, что их доходы достаточны для погашения кредита; и наконец, юридическая возможность использования жилья в качестве залога. Если холя бы одно из этих условий не выполняется, массовая ипотека невозможна: давать ипотечные кредиты либо не из чего, либо некому, либо не подо что. Сегодня в России толком не выполняется ни одно из перечисленных условий.

Рассмотрим сначала ситуацию с обеспечением ипотечного кредита. Как уже было сказано, этим обеспечением должна быть сама покупаемая квартира. Если это так, то в случае необходимости банк должен иметь возможность выселить оттуда заемщика, а квартиру продать. Считается, что возможность выселить заемщика в нашей стране гарантированна Законом об ипотеке, который действует с июля 1998 г. В этом законе сказано, что заемщика и членов его семьи можно выселить при условии, что они “дали до заключения договора об ипотеке, а если они были вселены в жилой дом или квартиру позже – до их вселения нотариально удостоверенное обязательство освободить заложенный жилой дом или квартиру в случае обращения на него взыскания” (ст. 78).

Понято, что это положение не работает. Вынудить заемщика и членов его семьи подписать такое обязательство до выдачи кредита не представляет особенных проблем, но как получить такое обязательство от вновь вселяемых людей? А если заемщик на суде скажет, что его действительно вынудили подписать какую-то бумажку, но жить ему негде? Станет ли суд в этом случае нарушать конституционное право гражданина на жилище? Тем более если вспомнить, что выселение несовершеннолетних членов семьи возможно только с согласия органов опеки, которые согласия на выселение ребенка на улицу никогда не дадут.

Эту проблему предполагают обходить, создавая специальный резервный фонд жилья для отселения неплатежеспособных клиентов. Однако если такое жилье не будет соответствовать жилищным нормам, то отселить в него никого не удастся, а если будет, то граждане станут брать ипотечные кредиты именно с целью объявить себя неплатежеспособными и бесплатно получить квартиру из резервного фонда.

С наличием платежеспособных заемщиков тоже все непросто. В развитых странах с большим опытом ипотечного кредитования заемщика признают платежеспособным, если ежемесячные выплаты по кредиту не превышают 30% от его декларируемого дохода. В таблице приведена сумма ежемесячных выплат в зависимости от ставки процента и сроков при кредите в 25 тысяч долларов. Там же указана требуемая величина доходов для этих же условий. Сегодня наиболее распространены кредиты под 15% годовых сроком на десять лет. Простой расчет свидетельствует, что претендовать на такие кредиты могут люди, имеющие официальный доход около 2000 долларов в месяц.

Это, мягко выражаясь, не самые бедные люди в нашей стране. В основном это квалифицированные профессионалы – сотрудники инофирм и высшие менеджеры крупных компаний. Но последние в кредитах, как правило, не нуждаются, а первых не так уж много, особенно в провинции. При этом непонятно, надо ли проявлять на государственном уровне такую заботу о формировании ипотечных систем для этих небедных людей.

Наконец, третья проблема – наличие средств. Принципиально все ипотечные системы делятся на три большие группы в зависимости от того, какие средства используются на предоставление кредитов. Одна из них, условно назовем ее банковской ипотекой, предполагает, что банк использует для выдачи ипотечных кредитов те же средства, что и для всех прочих кредитов, то есть преимущественно средства с депозитов.

Другая, так называемая система вторичного ипотечного рынка (она же американская), основана на использовании для ипотечного кредитования средств институциональных инвесторов – прежде всего пенсионных фондов и компаний по страхованию жизни.

Третья модель – контрактно-сберегательная система ипотеки (она же немецкая) – использует для предоставления ипотечных кредитов средства целевых накоплений будущих заемщиков.

В чистом виде сегодня в России не может существовать ни одна из этих систем. Посмотрим почему.

С банковской ипотекой все просто. Ее у нас нет из-за хронического дефицита долгосрочных привлеченных средств у банков. Система же вторичного ипотечного рынка уже получила некоторое распространение, поэтому ее стоит обсудить подробнее. Итак, почему она невозможна, и каким же образом она все-таки существует?

Догнать и перегнать Америку

Эта система предназначена для перекачки в ипотечные кредиты самых дешевых и долгосрочных средств на рынке. Самые долгосрочные средства находятся в распоряжении пенсионных фондов и компаний, занимающихся страхованием жизни. В эти организации средства вкладываются надолго и не могут быть досрочно изъяты в отличие от средств с депозитов коммерческих банков.

Система вторичного рынка нацелена на то, чтобы институциональные инвесторы. предоставляющие средства для ипотечного кредитования (заметим, в принципе высокорискованного), соглашались почти на такую же низкую доходность, как при инвестициях в практически безрисковые государственные облигации. Для этого в США созданы посреднические организации, так называемые ипотечные агентства (их три: Fannie Mae, Freddie Mae и Ginnie Mae), обязательства которых гарантированы государством.

Агентства продают свои долговые обязательства инвесторам. Наличие госгарантий позволяет инвесторам рассматривать инвестиции в эти ценные бумаги как практически безрисковые и соглашаться на доходность, лишь немного превышающую доходность гособлигаций.

Полученные от продажи своих долговых обязательств деньги агентства направляют на выкуп у банков ипотечных кредитов. В результате ставки по ипотечным кредитам оказываются ненамного выше ставок по государственным долговым обязательствам и значительно ниже рыночных ставок по кредитам того же уровня риска, что и ипотечные.

Спрашивается, как эта система может быть создана у нас? Ответ кажется очевидным – никак. Конечно, тупо скопировать систему можно. Обеспечить долговые обязательства агентств госгарантией тоже можно. Таким образом можно добиться того, чтобы инвесторы вкладывали в ипотеку средства, соглашаясь на доходность, близкую к доходности по российскому госдолгу. Только какая с этого радость? Ведь это в американский госдолг инвесторы соглашаются вкладывать средства под 6% годовых, что обеспечивает для ипотечных кредитов ставку около 8%. Покупая российский госдолг, скажем еврооблигации, они требуют сегодня около 17% годовых, а что они потребуют завтра, никому неведомо. Таким образом, в рамках российского “слепка” американской системы станки для получателей ипотечных кредитов должны оказаться на уровне около 25%. Что значат для заемщиков такие ставки, видно из таблицы.

Расчет необходимого дохода для обслуживания ипотечного кредита

Заем (долл.) 25000 25000 25000 25000 25000 25000 25000
Годовая ставка (%) 7 15 15 15 25 25 25
Срок (лет) 10 10 5 3 10 5 3
Ежемесячная выплата (долл.) 209 403 595 667 569 734 994
Требуемый ежемесячный чистый доход (долл.) 968 1344 1982 2889 1896 2446 3313
Требуемый ежемесячный доход до уплаты налогов (долл.) 1396 1940 2861 4169 2736 3530 4781

Кроме того, непонятно, кто будет выступать в качестве инвесторов. Ведь тех источников дешевых и долгосрочных ресурсов, из которых финансируется ипотека в США, в России практически нет.

Негосударственные пенсионные фонды за 9 месяцев 1999 года привлекли, поданным инспекции НПФ, 1160 млн. рублей (около 45 млн. долларов). Даже если представить себе, что они будут вкладывать в ценные бумаги ипотечных агентств около 20% своих средств (то есть столько, сколько сейчас занимают в их инвестиционных портфелях все государственные ценные бумаги), то на круг денег наберется примерно на четыре сотни ипотечных кредитов.

Ситуация с ресурсами, которые может обеспечить долгосрочное страхование жизни, тоже не очень радужна. Согласно официальной статистике, общий сбор страховой премии по долгосрочному страхованию составляет около 200 млн. долларов в год. Однако до 85% этих договоров в реальности представляют собой не договоры страхования, а суррогаты, предназначенные для выплаты наличных без налогообложения. Таким образом, реальный ресурс, на который можно рассчитывать, составляет около 30 млн. долларов, из которых в ипотеку может быть инвестировано (исходя из тех же 20%) порядка 6 млн. долларов. Не густо.

Казалось бы, в условиях отсутствия инвесторов и возможности обеспечить низкие ставки по ценным бумагам ипотечных агентств нет никакого смысла создавать систему вторичного рынка, и тем не менее именно она в нашей стране развивается наиболее бурно. Создано уже как минимум три организации, которые должны выполнять функции агентств, то есть быть посредниками между банками и инвесторами: Московское ипотечное агентство, Федеральное ипотечное агентство и Российская ипотечная ассоциация. Эти организации уже выкупили у банков несколько кредитов. Причем кредиты были на вполне приемлемых условиях. Ставки от 10% до 18%, срок до 10 лет. Что было использовано в качестве источника дешевых и долгосрочных инвестиций?

В первую очередь бюджетные средства. И московское, и федеральное ипотечные агентства производили пока выкуп ипотечных кредитов исключительно на средства московского и федерального бюджетов. Это значит, что на дешевые ипотечные кредиты нескольким небедным гражданам скинулись все налогоплательщики, в основной своей массе значительно менее состоятельные.

Конечно, бюджетное финансирование рассматривается всеми как временное решение, как апробация технологии. В дальнейшем, как предполагается, придут зарубежные инвесторы, которые будут предоставлять средства на ипотеку под 5-10% годовых. Что же это за инвесторы? Ведь кажется очевидным, что никакой нормальный инвестор не будет вкладывать средства в ценные бумаги агентства, гарантированные Российской Федерацией, под 5% годовых, если, инвестируя средства в долговые обязательства самой Федерации, он при том же риске может заработать не меньше 17%. Понятно, что совершить такое могут только так называемые политико-ориентированные инвесторы, то есть те, которые от своих инвестиций хотят получить не столько финансовые, сколько политические дивиденды.

В первую очередь к таким инвесторам относятся международные финансовые организации, такие как МБРР и ЕБРР, а также инвестиционные структуры, созданные правительствами ряда стран с целью способствовать продвижению рыночных реформ в России. На этих “политико-ориентированных” инвесторов и возлагаются все надежды. От них ждут средств на финансирование ипотеки. Причем, похоже, что ждут не напрасно.

Так, уже сейчас наиболее активно выкуп ипотечных кредитов у коммерческих банков осуществляют не официальные российские структуры, а американский фонд TUSRIF, созданный правительством США. В этом году фонд планирует выкупить ипотечных кредитов на 130 млн. долларов. Если исходить из средней величины кредита в 25 тысяч долларов, то этих средств хватит примерно на 5 тысяч кредитов. В фонде и сотрудничающих с ним банках работают очень грамотные специалисты по ипотечному кредитованию, профессионалы высочайшего класса, которые, я уверен, поставленную задачу выполнят. Это значит, что примерно пять тысяч наших небедных граждан получат кредиты не за счет всех остальных граждан нашей страны, а за счет всех граждан Америки. Это, конечно, не может не радовать.

Более того, есть надежда, что зарубежные налогоплательщики осчастливят еще некоторое количество наших небедных. Например, ведутся переговоры с ЕБРР, средства которого сформированы вкладами бюджетов 60 стран, о выкупе ипотечных кредитов Московским ипотечным агентством. Американцы уже три года ведут разговоры о предоставлении из своего бюджета 4 млрд. долларов на выкуп кредитов Российской ипотечной ассоциацией и т. д.

Таким образом, в РФ формируется интересная система вторичного рынка. Внешне она очень похожа на американскую: банки выдают кредиты, продают их агентствам, агентства получают средства от инвесторов. Но внутренне она принципиально другая, ибо в отличие от американской, перекачивающей на ипотечный рынок сбережения граждан, хранимые у институциональных инвесторов, наша перекачивает на этот рынок бюджетные средства, то есть средства отечественных и зарубежных налогоплательщиков.

Политико-ориентированные инвесторы преследуют вполне благородную цель – обеспечить развитие нашего жилищного рынка, пусть даже за счет собственных налогоплательщиков. Однако, если на этих принципах будет создана развитая система, то жилищный рынок России окажется зависимым от притока зарубежных бюджетных средств. В этой ситуации любые политические требования Запада к России могут оказаться подкрепленными возможностью полностью обрушить жилищный рынок, перекрыв доступ средств на него.

Пародия на немцев

Некоторые практики, осознавая временный характер успехов системы вторичного рынка, приступили к строительству контрактно-сберегательной (немецкой) системы. То, что ее создание в нынешних условиях также теоретически невозможно, никого, естественно, не смущало. Результат оказался аналогичен ситуации с системой вторичного рынка. Система, внешне очень похожая на немецкую, была создана, однако, как и в случае с американской моделью, с принципиально иным содержанием и механизмом работы.

В контрактно-сберегательной системе источником дешевых средств для ипотечных кредитов служат специализированные целевые депозиты. Заключив соответствующий контракт со специализированной ипотечной кредитной организацией (стройсберкассой), клиент берет на себя обязательство в течение определенного времени ежемесячно вносить фиксированную сумму на целевой депозит под процентную ставку, величина которой существенно ниже среднерыночной. После окончания периода накопления, скопив приблизительно половину необходимых на покупку квартиры средств, клиент получает кредит на вторую половину средств, также под ставку более низкую, чем среднерыночная кредитная ставка.

Средства, предоставляемые клиентом, используются для выдачи кредитов его предшественникам, уже закончившим период накопления. Сам же клиент, в свою очередь, получает кредит из средств, которые вкладывают клиенты, пришедшие позже и находящиеся в это время на стадии накопления.

Очевидно, что вся эта процедура происходит в рамках очень строго регулируемых, контролируемых и часто гарантируемых государством специализированных кредитных организаций (стройсберкасс). Эти организации не имеют права осуществлять никаких активных операций, кроме предоставления кредитов своим бывшим вкладчикам. Рискованность таких кредитов значительно ниже, чем обычных ипотечных, ибо они выдаются людям, не только формально подтвердившим свою кредитоспособность, но и на деле продемонстрировавшим, что они способны в течение длительного срока ежемесячно осуществлять фиксированные платежи, приблизительно равные ежемесячным платежам по кредиту.

В России же таких специализированных кредитных организаций нет. Создать подобную организацию в рамках обычного универсального банка нельзя, поскольку нельзя гарантировать, что он не будет использовать сверхдешевые депозитные средства для неипотечных активных операций.

Как же формируют у нас немецкую систему ипотеки? Самым оригинальным образом – вообще обходясь без кредитных организаций. Их заменяют сами организации – застройщики. В течение периода накопления все взносы клиента оформляются как долевое участие в строительстве конкретного здания и реально инвестируются в это строительство. По его окончании клиент получает в свое распоряжение (иногда даже в собственность) квартиру. При этом он уже оплатил стоимость примерно половины квартиры, а вторую половину получает от застройщика в качестве товарного кредита. Этот товарный кредит клиент выплачивает застройщику в течение оговоренного периода.

Таким образом, возникает псевдонемецкая ипотечная схема, внешне очень похожая на реальную немецкую: клиент в течение периода накопления вносит вклады на сумму, равную половине стоимости квартиры, затем получает квартиру, затем выплачивает равными долями стоимость второй половины квартиры.

Внутренне же схема совершенно иная. Средства, которые выплачивает клиент в ходе периода накопления, используются не на выдачу кредитов тщательно проверенным заемщикам, а на финансирование строительства некоего жилого дома. Средства, которые используются для выдачи кредита, это не средства других клиентов, находящихся в процессе накопления, а собственные средства застройщика.

Соответственно, нашей псевдонемецкой схеме присущи риски, совершенно не свойственные традиционной контрактно-сберегательной системе. В первую очередь это риск того, что собственных средств застройщика и средств, внесенных клиентами, не хватит на завершение строительства жилого дома. В этом случае клиент после периода накопления окажется долевым владельцем недостроенного объекта.

В настоящее время псевдонемецкая система существует только в рамках очень крупных и надежных строительных организаций. Поэтому до сих пор такого не случалось. Однако если эта система распространится шире и опыт создания псевдонемецкой ипотечной системы начнут перенимать и другие организации, то случаев остановки строительства из-за нехватки средств не избежать. Учитывая, что в псевдонемецкой системе у клиента нет даже теоретической возможности изъять вложенные средства (разве что кирпичей из стены наковырять), ее обвал может вызвать большие социальные потрясения.

Хватит имитаций!

Если мы хотим, чтобы у нас была сформирована реальная система ипотеки, а не постоянно балансирующая на грани фола грубая пародия на западные модели, необходимо создать для этого специальные условия. В первую очередь ипотеку необходимо обеспечить источниками финансовых ресурсов.

Если формировать ипотеку по немецкой модели, то нужно узаконить соответствующие кредитные организации с налаживанием системы жесткой регламентации и контроля за их операциями. На начальном этапе они должны быть гарантированы либо государством, либо субъектами федерации, либо надежными западными финансовыми учреждениями. Пока таких организаций нет, контрактно-сберегательная (немецкая) система не может быть сформирована.

Если формировать ипотеку по американской модели, то надо начинать с создания системы институциональных инвесторов, то есть развивать деятельность негосударственных пенсионных фондов, компаний по долгосрочному страхованию жизни и т. д. Кроме того, надо сделать так, чтобы эти организации были заинтересованы в приобретении ценных бумаг ипотечных агентств при их невысокой доходности (5-10%). А это возможно только в случае, если доходность по государственным ценным бумагам установится на еще более низком уровне. Пока это не произойдет, то есть пока не вырастет и не станет стабильным кредитный рейтинг России, ипотечные агентства будут продолжать надеяться на зарубежных политико-ориентированных инвесторов, оставаясь полностью зависящими от интересов и воли правительств западных стран.

При этом надо отдавать себе отчет, что наличие источников финансовых ресурсов всех проблем не решит. Реально ипотека сможет развиваться только тогда, когда помимо возможности выдать деньги у кредитных организаций появится уверенность в том, что эти деньги они смогут получить обратно. Иными словами, когда будет наконец решена проблема использования жилья в качестве залога, то есть появится реальная возможность выселения неплатежеспособных заемщиков. Пока это не станет четко отработанной рутинной процедурой, ипотечное кредитование останется высокорискованным бизнесом.

Кроме того, ипотека не станет массовой, пока не вырастет реальная кредитоспособность населения. Это означает не только то, что должны увеличиться доходы граждан, но и то, что в стране должны сократиться темпы инфляции. В противном случае рост цен будет постоянно уменьшать ту долю заработка, которую заемщик не тратит на повседневные нужды и может направлять в погашение кредита.

Список литературы

“ЭКСПЕРТ” № 12, 27 Марта 2000г., с. 18-24, Виктор Минц.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий