регистрация / вход

Дожностное преступление, понятие, особенности и его виды

Понятие должностного преступления. Общая характеристика должностных преступлений. Экономические потери от коррупции. Исторические аспекты развития правового регулирования должностных преступлений.

Введение

В настоящее время, в России, в период построения цивилизованной экономики и становления демократического правового государства важная роль принадлежит органам государственной власти и исполнения, а также органам местного самоуправления. В связи с чем, особенно опасны и недопустимы преступные проявления среди самих работников органов власти и управления. Поэтому в новом Уголовном Кодексе преступные деяния, совершённые должностными лицами отнесены к главе № 30 и названы вместо “ Должностных преступлений” “Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления”.

Эту группу преступлений можно определить как общественно опасные деяния (действия или бездействие), которые совершаются представителями власти и должностными лицами, благодаря занимаемому ими служебному положению и вопреки интересам службы, и причиняют существенный вред нормальной деятельности органов государственной власти, интересам государственной службы или службы в органах местного самоуправления либо содержат реальную угрозу причинения такого вреда. Эти преступления отличаются от других преступных посягательств специальными признаками:

они совершаются специальными субъектами (должностными лицами или лицами, занимающими государственные должности);

их совершение возможно лишь благодаря занимаемому служебному положению лиц с использованием служебных полномочий;

нарушают нормальную деятельность органов власти и управления.

Слово “коррупция” нынче самое модное, оно не сходит со страниц газет, его часто упоминают в радиоэфире и на телеэкране. В рассуждениях о нынешнем состоянии России масштабная коррупция стала одним из главных и общепринятых тезисов. Только за период 1995-1996 гг. в центральной и региональной прессе было опубликовано свыше 3 тысяч материалов на эту тему. Более 60% респондентов в социологических опросах относят коррупцию к проблемам, представляющим угрозу национальной безопасности России; свыше 70% согласны с утверждением о том, что Россия может быть отнесена к числу коррумпированных государств.

Но ведь еще недавно мы слово “коррупция” совсем не употребляли, его нет во многих словарях и энциклопедиях советского периода, а в тех, где оно есть, коррупция определяется, как нечто ненашенское - “в буржуазных странах: подкуп взятками, продажность должностных лиц, политических деятелей” (Ожегов С.Н. Словарь русского языка. М., 1964). Нас уверяли, что коррупция “характерна для буржуазного государства и общества (подкуп чиновников и общественно-политических деятелей, дача взяток и т. д.)” - (Советский энциклопедический словарь. М., 1987). И вдруг как бы обнаружилось, что коррупция не только есть в нашей стране, но и родилась вовсе не сегодня.

Что же понимается под “коррупцией” в отечественном уголовном праве? Важно отметить, что это вообще не уголовно-правовой термин. Многие называют его криминологическим, хотя есть и такая точка зрения, что “коррупция - понятие не столько правовое, сколько социальное и нравственное”.

Термин “коррупция” произошел от сочетания латинских слов “correi” - несколько участников в одной из сторон обязательственного отношения по поводу единственного предмета и “rumpere” - ломать, повреждать, нарушать, отменять. В результате образовался самостоятельный термин - “corrumpere”, который предполагал участие в деятельности нескольких (не менее двух) лиц, целью которых является “порча”, “повреждение” нормального хода судебного процесса или процесса управления делами общества.

Нынешние проблемы борьбы с коррупцией были более или менее очевидны уже в начале 90-х годов. К этому времени прошли научные конференции и было подготовлено несколько проектов по борьбе с коррупцией, представленных в Верховный Совет СССР, но, как известно, союз распался. Острота проблемы от этого не уменьшилась, поэтому работа над ней была продолжена в России. До принятия законов Президент РФ издал Указ “О борьбе с коррупцией в системе государственной службы” от 4 апреля 1992 года, где были предписаны некоторые запреты для служащих аппарата (они не касались государственных должностных лиц), установлено представление деклараций о доходах. Указ был шагом в правильном направлении, но он мало что решал и слабо исполнялся. В то же время продолжалась работа над проектами закона о борьбе с коррупцией, было подготовлено до десятка вариантов. Один из них был принят Верховным Советом РФ в 1993 году. Президенту, а скорее его окружению, закон показался слишком строгим и он вернул его на доработку. Последняя не состоялась, так как Верховный Совет был разогнан.

Нижняя палата нового парламента - Государственная Дума продолжила работу над проектом. Он прошел международную экспертизу. 12 декабря 1994 года Закон “О борьбе с коррупцией” был принят. Но верхняя палата - Совет Федерации закон отвергла. После доработки Закон “О борьбе с коррупцией” был принят Государственной Думой 22 ноября и одобрен Советом Федерации 9 декабря 1995 года. Но Президент его не подписал.

В ноябре 1997 году Государственная Дума приняла в третьем чтении Федеральный закон “О борьбе с коррупцией”, но из-за множества юридических несообразностей и технических огрехов этот нормативный акт не прошел остальные стадии законотворчества.

В настоящее время сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, о массовой коррупции государственных должностных лиц в России говорится на каждом шагу, в том числе и в коридорах власти, с другой уже который год откровенно тормозится принятие антикоррупционного закона. А тем временем коррупция приобретает все больший размах, ее масштабы увеличиваются.

Для подкрепления высказываний о пагубном влиянии коррупции, рассмотрим более подробно ситуацию, сложившуюся в одной из отраслей права - налоговой. Сложность и жесткость налоговой системы с одной стороны, невозможность государства полностью контролировать им же принятых законов - с другой, толкнули как организации, так и отдельных предпринимателей в теневой бизнес, размеры которого стали вполне статистически значимыми. Все это создало питательную среду для коррупции. Анализ практики выявления, предупреждения и пресечения фактов коррупции в налоговых органах и федеральных органах налоговой полиции показывает, что преступные структуры пытаются перенести в сферу налогообложения отлаженную в других отраслях систему взяточничества. Проблема борьбы с коррупцией в указанных ведомствах приобретает все более острый характер.

Статистические данные год от года свидетельствуют об увеличении количества этих преступлений. Противоправные проявления в налоговых органах выражаются и в иных формах , от нарушения служебной этики, малозначительных правонарушений, оказания “безобидных” услуг предпринимателям до вступления в противоправную связь с преступными элементами, совершения вымогательства материальных средств и активного участия в предпринимательской деятельности с использованием служебного положения.

Характерным поведением сотрудников налоговых органов стало совершение должностных подлогов в угоду коммерческим структурам (переписывание актов проверок, выдача фиктивных справок и пр.).

Получают распространение внеслужебные отношения работников налоговых органов и налоговой полиции с представителями хозяйствующих субъектов, которые порой переходят в консультации по уходу от налогов, выражение просьб к коллегам по работе о содействии той или иной коммерческой структуре.

Рассмотрение вопросов правового регулирования государственной и муниципальной службы, а также связанных с ними проблем борьбы с коррупцией не представляется возможным без изучения некоторых исторических аспектов происхождения государства, формирования института государственной службы и законодательного оформления статуса государственных и муниципальных служащих.

1. Понятие должностного преступления

Существенный вред четкой организации и деятельности государственного аппарата любого государства причиняется преступным и коррумпированным отношением должностного лица к исполнению своих служебных обязанностей. Будучи наделены быльшими правами и распоряжаясь нередко значительными материальными ценностями, такие лица своими злоупотреблениями причиняют не только большой материальный, но и моральный вред, дискредитируют государственный аппарат. Составы этого вида преступлений предусмотрены в главе Уголовного кодекса. Это: злоупотребление властью или служебным положением, превышение власти или служебных полномочий, халатность, взяточничество, должностной подлог.

У должностных преступлений есть единый родовой объект – нормальная деятельность государственного аппарата и охраняемые законом права и интересы граждан. Они могут быть совершены только специальным субъектом – должностным лицом (за исключением дачи взятки и посредничества во взяточничестве, которые могут совершаться и недолжностными лицами).

Сущность рассматриваемых преступлений заключается в совершении должностным лицом, вопреки интересам службы, противоправных действий (бездействия) с использованием своего служебного положения, причиняющих существенный вред государственным или общественным интересам либо охраняемым законом правам и интересам граждан.

Криминалистическую характеристику должностных преступлений образуют такие элементы, как способы и мотивы их совершения, обстоятельства, способствующие им, а также связь должностных преступлений с другими преступными деяниями.

Способы совершения должностных преступлений многообразны. Практика показывает, что в случаях, когда преступление совершается путем активных заведомо противоправных действий, нарушающих обязательные для исполнения правила, инструкции, положения, используются различные способы. К ним можно отнести следующие:

- внесение заведомо неправильных записей в официальные документы;

- издание незаконных приказов и распоряжений;

- сокрытие незаконной деятельности других лиц путем самоуправных действий;

- временное заимствование и использование государственных или общественных средств на личные нужды;

- расходование денежных средств не по назначению;

- выдача бестоварных накладных;

- подчистка, травление и иные изменения текста документов;

- незаконное применение оружия представителем власти;

- нанесение побоев подчиненным по службе.

При бездействии доожностные преступления выражаются главным образом в преступно-небрежном отношении к вверенному имуществу, к исполнению служебных обязанностей и выполнению должностных инструкций, в халатном отношении к приему и отпуску товарно-материальных ценностей, в бесконтрольности и т.п. В результате неправомерных действий (бездействия) должностного лица по службе наступают материальные последствия, остаются следы, отражающиеся в письменных документах, накладных, счетах на оплату, приказах о выплате незаконных премий и т.д. Выявление этих следов помагает составить правильное представление о характере допущенных нарушений, установить время, место и способ совершения преступления, выявить свидетелей, которые могут сообщить важные сведения по делу.

Как показывает криминалистический анализ, мотивами преступлений чаще всего выступают корысть и иная личная заинтересованость, зависть, месть, желание создать видимость хорошо поставленной работы, ложно понятая “служебная необходимость” и т.д.

Практика показывает, что всякого рода злоупотребления – это результат многих обстоятельств, между которыми имеется тесная связь. Типичными обстоятельствами, способствующими совершению должностных преступлений, являются: нарушение принципов подбора и расстановки кадров; недостатки в организационно-хозяйственной деятельности предприятий, учреждений, организаций (бесхозяйственность, нарушение дисциплины, ненадлежащий учет и неудовлетворительные условия хранения и транспортировки товарно-материальных ценностей (и т.д.), отсутствие контроля за деятельностью должностных лиц со стороны вышестоящих организаций и контрольно-ревизионных учреждений; недостатки в деятельности правоохранительных органов. Важным обстоятельством, способствующим совершению даного вида преступлений и корумпированности государственного аппарата, в современных условиях является недостаточный уровень материальной обеспеченности должностных лиц, перебои с выплатой заработной платы, и иные экономические причины.

Важным элементом криминалистической характеристики должностных преступлений является совокупность данных об их типичных связах с другими преступлениями. Невыполнение должностным лицом возложенных на него служебных обязанностей нередко создает благоприятную почву для совершения иных преступлений: хищения государственного и коллективного имущества, спекуляции, приписок, выпуска недоброкачественной продукции, корумпированных действий государственных служащих. На связь должностных преступлений с хищениями могут указывать: неоговоренные исправления в приемо-сдаточных материалах; актах на уничтожение пришедшей в негодность и морально устаревшей продукции; подлоги в документах; пересортица; несвоевременное оприходование материальных ценностей; бестоварные операции с имуществом; большое количество пришедших в негодность товаров; несвоевременное представление отчетов о движении товарно-материальных ценностей и ненадлежащее их оформление; нарушение технологических условий при выработке изделий; факты обращения виновным в свою пользу государственного или коллективного имущества.

1.1. Общая характеристика должностных преступлений

Взяточничество

Легализация денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем

Злоупотребление должностными полномочиями

Незаконное участие в предпринимательской деятельности

Эффективность борьбы с коррупционными проявлениями во многом зависит от взаимодействия всех ветвей власти, их солидарной ответственности за процесс оздоровления общества. Борьба с коррупцией должна осуществляться с использованием широкого комплекса мер правового, экономического и иного характера. Одной из составляющих эффективного противодействия коррупции является наличие соответствующей законодательной базы, адекватной степени ее опасности и способной реагировать на все виды коррупционных правонарушений.

Взяточничество. В советский период российской истории регламентировалась ответственность за получение взятки, дачу взятки, посредничество во взяточничестве и провокацию взятки. По новому УК РФ (1996 г.) понятие "взяточничество" охватывает два преступления: получение взятки (ст. 290 УК) и дачу взятки (ст. 291 УК). Специальной статьи, говорящей об ответственности за посредничество во взяточничестве, в Кодексе нет. Провокация взятки (ст. 304 УК) отнесена к числу преступлений против правосудия.

Получение взятки определяется как получение должностным лицом (чиновником) лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а также за общее покровительство или попустительство по службе (ч. 1 ст. 290 УК). Данное преступление наказывается штрафом в размере от 700 до 1000 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет [17, с. 450]. Ответственность повышается (ч. 2 ст. 290) при получении должностным лицом взятки за незаконные действия (бездействие). Квалифицированным видом признается получение взятки лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления (ч. 3 ст. 290). Особо квалифицированными видами получения взятки (ч. 4 ст. 290) закон считает совершение этого деяния:

а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) неоднократно;

в) с вымогательством взятки;

г) в крупном размере.

В связи с этим деяния, предусмотренные в ч. 1 ст. 290, считаются преступлениями средней тяжести, в ч. 2 и 3 ст. 290 - тяжкими, а в ч. 4 ст. 290 - особо тяжкими преступлениями. Так же, как и другие преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, получение взятки является посягательством на нормальную деятельность публичного аппарата управления. Однако с учетом характера преступления можно отметить некоторые специфические особенности его непосредственного объекта.

В новом законе отчетливо подчеркнут имущественный характер предмета взятки. Получение должностным лицом различного рода услуг нематериального характера взяточничеством не признается. В соответствующих случаях эти действия можно рассматривать как злоупотребление должностными полномочиями.

Имущественные ценности (услуги) могут быть переданы (предоставлены) как самому должностному лицу - получателю взятки, так и членам семьи либо другим лицам, близким взяточнику, а также могут быть непосредственно перечислены в банк на счет взяткополучателя. В практике были случаи, когда взяткодатель открывал в банке счет на предъявителя и в качестве взятки вручал должностному лицу сберегательный (депозитный) сертификат.

Должностное положение лица определяет не только его юридические возможности, связанные с кругом прав и обязанностей по занимаемой должности, но и фактические возможности, вытекающие из авторитета занимаемой должности в государственном органе, органе местного самоуправления, государственном или муниципальном учреждении, Вооруженных Силах, иных войсках и воинских формированиях, а также из служебных связей должностного лица. Пользуясь ими, должностное лицо может за вознаграждение оказать влияние, так или иначе способствовать совершению (несовершению) выгодного для взяткодателя действия другим должностным лицом, возможно, ничего не знающим об этом вознаграждении. Такими лицами могут быть также консультанты, референты, секретари, помощники ответственных должностных лиц, начальники канцелярий, инспекторы и т.п. должностные лица, которые сами не принимают окончательных решений по вопросам, интересующим взяткодателей, но от совершаемых ими действий по службе, подготовленных документов и иной информации в значительной степени зависит суть решения, принимаемого другим должностным лицом.

Использование чиновником в данном случае только родственных связей, дружественных или родственных отношений для достижения результата, желательного для лица, передавшего ему вознаграждение, не рассматривается как использование должностного положения, т.е. исключает состав получения взятки.

Взяточничеством признается и незаконное получение должностным лицом материальных ценностей и выгод имущественного характера за общее покровительство или попустительство лицу, передающему эти ценности или оказывающему имущественную услугу, или представляемым им лицам и наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Подобного рода взяточничество характерно при получении систематических вознаграждений (подношений) от подчиненных или подконтрольных должностному лицу работников, поскольку должностное лицо постоянно решает вопросы, затрагивающие их интересы, и последние заинтересованы в благоприятном к ним отношении взяткополучателя.

Получение взятки за покровительство или попустительство характерно для коррумпированного аппарата государственных и муниципальных органов, разных властных структур, в частности в случаях, когда представители организованной преступности как бы берут на содержание должностных лиц, обоснованно рассчитывая, что при необходимости те будут действовать в интересах взяткодателей. Получение взятки считается преступлением с момента принятия чиновником (должностным лицом) хотя бы части взятки. Иногда должностное лицо, используя свое служебное положение, совершает за взятку деяние, которое само по себе является преступлением. Например, должностное лицо за взятку выдает поддельный документ, незаконно освобождает от уголовной ответственности, выносит заведомо неправосудный приговор или решение, фальсифицирует доказательства, пособничает хищению, контрабанде, нарушает правила отпуска наркотических средств и т.д. В этом случае ответственность наступает не только за получение взятки, но и за сами эти незаконные, преступные действия (бездействие).

Таким образом, взятка может иметь характер подкупа, когда сам факт передачи вознаграждения или договоренность о нем обусловливает соответствующее поведение (действие или бездействие) должностного лица, но может являться и незаконной материальной благодарностью - вознаграждением за уже содеянное, хотя никакой предварительной договоренности об этом вознаграждении не было и получатель его совершал должностное действие (бездействие), не рассчитывая на последующее вознаграждение.

Вместе с тем законодательством разрешено дарение государственным служащим и служащим органов муниципальных образований "обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда". Принятие такого подарка не влечет никакой ответственности и не заслуживает даже морального осуждения. "Обычный подарок", не влекущий никакой ответственности как для должностного лица, его принявшего, так и для вручившего подарок лица, отличается от взятки не только относительно небольшим размером. Независимо от размера этого "обычного подарка", он должен, по нашему мнению, расцениваться как взятка в следующих случаях:

если имело место вымогательство этого вознаграждения;

если вознаграждение имело характер подкупа;

если вознаграждение передавалось должностному лицу за незаконные действия (бездействие).

Теперь рассмотрим, как трактует действующее законодательство особо квалифицирующие признаки получения взятки.

Получение взятки по предварительному сговору или организованной группой. Взятку надлежит считать полученной по предварительному сговору группой лиц, если в совершении преступления участвовало два и более должностных лица, заранее, т.е. до начала преступления, договорившихся об этом. В сговор преступников входит, что они будут получать незаконное вознаграждение (услуги) за те или иные действия (бездействие) в интересах взяткодателя или представляемых им юридических или физических лиц с использованием служебного положения либо за общее покровительство или попустительство по службе. Преступление признается оконченным с момента принятия взятки хотя бы одним из этих лиц.

Неоднократность получения взятки предполагает совершение деяний, предусмотренных ст. 290 УK, два или более раза независимо от того, было должностное лицо осуждено за предыдущее преступление или нет.

Получение взятки, совершенное путем ее вымогательства, Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 30 марта 1990 г. истолковал как "требование должностным лицом взятки под угрозой действий, которые могут причинить ущерб законным интересам взяткодателя, либо умышленное поставление последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов [18].

Крупный размер получения взятки исчисляется в денежном выражении. Стоимость предмета взятки определяется на основании цен на товары, расценок или тарифов на услуги, валютного курса (если взятка давалась в иностранной валюте), существовавших на момент совершения преступления, а при их отсутствии - на основании заключения экспертов. Согласно примечанию к ст. 290 УК, крупным размером взятки признаются сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, превышающие 300 минимальных размеров оплаты труда.

Данные виды преступлений наказываются лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

Дача взятки (ст. 291 УК) состоит в незаконном вручении, передаче материальных ценностей или предоставлении выгод имущественного характера должностному лицу лично или через посредника за совершение действий (бездействия), входящих в служебные полномочия должностного лица, в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, или за способствование должностным лицом в силу занимаемого положения совершению действий (бездействия) другим должностным лицом, либо за общее покровительство или попустительство по службе взяткодателю или представляемым им лицам (ч. 1 ст. 291 УК - наказывается штрафом в размере от 200 до 500 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет), а равно за незаконные действия (бездействие) должностного лица по службе (ч. 2 ст. 291 УК - наказывается штрафом в размере от 700 до 1000 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года, либо лишением свободы на срок до восьми лет). Дача взятки неразрывно связана с ее получением. Получение взятки не может состояться, если не было дачи взятки. Соответственно, не может состояться оконченное преступление дачи взятки, если материальные ценности или выгоды имущественного характера, являвшиеся предметом взятки, не были приняты должностным лицом. Поэтому предложение должностному лицу материальных ценностей или имущественных выгод, оставление ценностей в столе или в одежде должностного лица, отправление по почте в письме или посылке и даже передача их родственникам должностного лица или посреднику во взяточничестве со стороны должностного лица, если за этим не последует принятие последним взятки, нужно квалифицировать не как оконченное преступление, а как покушение на дачу взятки.

Таким образом, дача взятки является своеобразным необходимым соучастием в получении взятки, в отличие от других случаев соучастия в этом преступлении против интересов публичной службы, выделенных в самостоятельный состав преступления.

Путем дачи взятки субъект может склонить должностное лицо к совершению заведомо противозаконного действия (бездействия) по службе, которое само по себе является преступлением. В этих случаях он должен нести ответственность не только за дачу взятки, но и за соучастие (подстрекательство) в преступлении должностного лица.

В качестве взяткодателя могут выступать частные лица, лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, и должностные лица, что не имеет значения для квалификации дачи взятки. Должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, предложившее подчиненному ему по службе работнику добиваться желаемого действия или бездействия путем дачи взятки, несет ответственность как взяткодатель, а работник, договорившийся о выполнении за взятку обусловленных действий и вручивший взятку, должен нести ответственность как соучастник дачи взятки.

Мотивы дачи взятки и цели, которых добивается взяткодатель с помощью взятки, могут быть разными. Это и корыстные побуждения, и побуждения личного порядка, желание обойти закон, освободиться от ответственности, желание отблагодарить должностное лицо за принятое им решение, удовлетворяющее интересы взяткодателя, и т.д. Однако всегда взятка дается за служебные действия (бездействие) должностного лица в интересах самого взяткодателя или представляемых им лиц. Это могут быть интересы членов семьи взяткодателя, других родственников или близких лиц, а также интересы коммерческих и некоммерческих организаций, государственных или муниципальных органов или учреждений, которыми руководит или доверенным лицом которых является взяткодатель.

Существует два самостоятельных основания освобождения взяткодателя от уголовной ответственности:

если в отношении его со стороны должностного лица имело место вымогательство взятки;

если он после дачи взятки добровольно сообщил о случившемся органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

При выявлении любого из этих обстоятельств органы предварительного следствия, прокурор или суд обязаны освободить взяткодателя от уголовной ответственности.

Освобождение взяткодателей от уголовной ответственности по мотивам вымогательства взятки или добровольного сообщения о даче взятки не означает отсутствия в действиях этих лиц состава преступления. Поэтому они не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки, которые подлежат обращению в доход государства.

Легализация денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем. Действующее законодательство устанавливает ответственность за совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными заведомо незаконным путем, а равно использование указанных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности, т.е. за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем. Формы ответственности определены в ст. 174 УК РФ - в виде наказания штрафом в размере от 500 до 700 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до семи месяцев либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до 100 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового.

Статья 174 УК РФ является новой. Рассмотрим положения данной статьи и ее спорные вопросы. Криминализация предусмотренного ею деяния произошла в результате длительных, до сих пор не оконченных дискуссий, в ходе которых взвешивались позитивные и негативные последствия введения соответствующего уголовно-правового запрета, а также под влиянием зарубежного законодательства, действующего в иных социально-экономических условиях.

Цель запрета состоит в охране экономической системы страны и прежде всего денежного обращения от поступления больших объемов неконтролируемых денежных средств либо иного имущества, а также в предупреждении преступной деятельности, направленной на извлечение прибыли и осуществляемой организованными преступными группами или не входящими в них преступниками.

Социально-поведенчески преступление состоит в том, что доходы от наркобизнеса и иных преступлений, средства, укрытые от налогов, получают с помощью других лиц (не участвовавших в их приобретении) легальный статус и могут свободно использоваться по усмотрению получившего их лица. Состав преступления по данной статье построен сложно. Он предполагает совершение одним лицом предшествующего деяния, т.е. приобретения имущества заведомо незаконным путем, затем совершение другим лицом основного деяния, в которое входит либо проведение субъектом данного преступления финансовых операций и других сделок с имуществом, являющимся предметом предшествующего деяния, либо в использовании этого имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

Объективная сторона преступления. Данное преступление считается оконченным в момент проведения операции, признаваемой финансовой, или другой сделки, которые приводят к результату, желательному для участников (перевод денег, приобретение конвертируемой валюты и др.), либо в момент заключения сделки, который определяется гражданским законодательством в зависимости от характера сделки. Приобретение имущества заведомо незаконным путем представляет собой завладение имуществом либо получение фактических прав на него без необходимых правовых оснований.

Заведомость незаконного приобретения означает, что в отношении приобретения лицо действовало с прямым умыслом, безусловно зная о том, что способ, каким оно приобретает денежные средства или иное имущество, является незаконным.

Понятие финансовых операций приобретает юридическое значение в контексте финансовой деятельности, охватывая, в частности, расчетные, депозитные и иные операции.

Другие сделки в соответствии с гражданским законодательством - это все действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Иной экономической деятельностью в контексте данной статьи следует считать деятельность, не имеющую извлечение прибыли в качестве основной цели, но требующую затрат денежных средств или использования иного имущества для достижения других целей, например охраны здоровья, оказания юридической помощи и т.д.

Целесообразность разграничения предпринимательской и иной экономической деятельности состоит в том, что некоторые виды деятельности, требуя значительных затрат и предполагая оплату труда и получение различных выгод, все же не признаются предпринимательскими. Использование указанных денежных средств означает совершение любых видов сделок или иных активных действий, включая переработку иного имущества, в целях осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности, т.е. заключение договоров купли-продажи, кредитование, оплату произведенных работ или услуг. Спорным является отнесение к указанной деятельности помещения денежных средств на депозит с целью извлечения прибыли.

Субъективная сторона данного преступления - прямой умысел и цель легализации. Субъект преступления осознает общественную опасность своих действий, заведомо зная о незаконном происхождении денежных средств или имущества, и желает совершить с ними финансовую операцию либо другую сделку.

Злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК) относится к числу преступлений средней тяжести, однако при наличии квалифицирующих обстоятельств, предусмотренных ч. 2 и ч. 3 ст. 285 УК, оно становится тяжким преступлением.

Закон определяет злоупотребление должностными полномочиями как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства и наказывается штрафом в размере от 200 до 500 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Рассмотрим объективную и субъективную стороны данного преступления.

Объективная сторона злоупотребления должностными полномочиями включает в себя три обязательных признака:

использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы;

наступление последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства;

причинную связь между деянием и последствием.

Обязательным элементом объективной стороны злоупотребления должностными полномочиями является существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо государственных или общественных интересов, охраняемых законом. Только при условии наступления этого последствия злоупотребление властью или служебным положением будет оконченным преступлением. Поскольку существенное нарушение - это в значительной степени оценочное понятие, в документах следствия и суда оно должно быть мотивировано. Существенно то, что субъектом злоупотребления должностными полномочиями может быть только должностное лицо.

С субъективной стороны злоупотребление должностными полномочиями - преступление, совершаемое с прямым или косвенным умыслом. Виновное должностное лицо сознает общественную опасность деяния.

Обязательным признаком субъективной стороны должностного злоупотребления является мотив, определенный в законе как корыстная или иная личная заинтересованность.

Закон определяет служебный подлог как внесение должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности. Именно таким путем субъект совершает посягательство на нормальную деятельность публичного аппарата управления, являющуюся объектом данного преступления.

Информация, содержащаяся в автоматизированных информационных системах, не является официальным документом. Искажение (модификация) компьютерной информации влечет ответственность по ст. 272 УК. Документ, полученный из автоматизированной информационной системы, приобретает юридическую силу после его подписания должностным лицом в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (ст. 5 Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации").

Объективная сторона служебного подлога может быть выполнена одним из двух действий, указанных непосредственно в тексте закона:

внесение заведомо ложных сведений в официальные документы;

внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание.

Таким образом, подлог может быть материальным - внесение различных изменений в действительный документ и интеллектуальным - составление ложного по содержанию, но подлинного по форме документа. Состав подлога формальный и преступление признается оконченным с момента совершения указанных действий независимо от того, повлекло ли это деяние какие-либо последствия, был ли использован данный подложный документ.

Внесение заведомо ложных сведений в официальные документы - это запись не соответствующей действительности информации в подлинный документ, который при этом сохраняет все признаки и реквизиты настоящего. Это деяние может представлять и изготовление полностью поддельного как по форме, так и по содержанию документа. К данной разновидности подлога относится также пометка документа другим числом, не соответствующим фактической дате составления или выдачи документа, подделка подписи другого должностного лица и т.п.

Внесение в официальный документ исправлений, искажающих его действительное содержание, может быть совершено путем подчистки, дописки и иными способами. Подчистка заключается в уничтожении различными способами прежних записей или реквизитов в подлинном документе с возможной заменой их ложными.

Обязательным условием признания содеянного именно служебным подлогом является совершение соответствующих действий по отношению к официальным документам должностным лицом или служащим в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей (в рамках или с превышением служебной компетенции). Если субъект, в принципе являющийся должностным лицом или служащим, подделывает неофициальный документ или не использует при подделке те возможности, которыми он обладает в силу своего служебного положения, состава служебного подлога нет. В соответствующих случаях эти действия могут быть квалифицированы по ст. 327 УК как подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, совершенная частным лицом как преступление против порядка управления.

Субъективная сторона служебного подлога характеризуется прямым умыслом. Виновный достоверно знает, что он вносит в официальные документы ложные сведения, и столь же сознательно совершает иные действия, составляющие сущность подлога. При этом он должен руководствоваться корыстными или иными личными побуждениями. Наличие какого-либо другого мотива при совершении действий, предусмотренных ст. 292 УК, исключает ответственность за служебный подлог. Цель фальсификации должностным лицом или служащим официальных документов закон не оговаривает. Однако в тех случаях, когда подлог совершается с целью последующего использования ложных документов для совершения другого тяжкого или особо тяжкого преступления, содеянное должно быть квалифицировано по совокупности как служебный подлог и приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению.

Использование должностным лицом или служащим изготовленных им заведомо фиктивных документов при совершении хищения чужого имущества путем мошенничества, присвоения или растраты надлежит квалифицировать по совокупности как хищение и служебный подлог.

Точно так же по совокупности преступлений квалифицируются действия должностного лица или служащего, который использует подделанный им официальный документ для совершения или сокрытия любого другого преступления. Подлог не требует самостоятельной квалификации лишь тогда, когда он является конструктивным признаком другого преступления (например, контрабанды).

Если служебный подлог учиняется с целью оказания содействия другому лицу в совершении преступления, виновный привлекается к ответственности по ст. 292 УК и за пособничество совершению другого преступления. Так, если должностное лицо, государственный или муниципальный служащий совершает подлог и выдает подложный документ, понимая, что этот документ будет использоваться для совершения хищения чужого имущества, виновный будет отвечать и за подлог, и за соучастие в хищении.

Закон считает служебный подлог преступлением небольшой тяжести. Данное преступление наказывается штрафом в размере от 100 до 200 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК) является типичным коррупционным преступлением должностных лиц.

Государственный служащий обязан передавать в доверительное управление под гарантию государства на время прохождения государственной службы находящиеся в его собственности доли (пакеты акций) в уставном капитале коммерческих организаций в порядке, установленном федеральным законом. Запрет на занятие предпринимательской деятельностью распространяется в соответствии со ст. 60 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и на муниципальных служащих [19].

Статья 289 УК предусматривает уголовную ответственность за нарушение этого запрета, т.е. за создание должностным лицом организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, либо за участие в управлении такой организацией лично или через доверенное лицо вопреки запрету, установленному законом, если эти деяния связаны с предоставлением такой организации льгот и преимуществ или с покровительством в иной форме. Таким образом, непосредственным объектом данного преступления можно считать порядок и принципы несения государственной и муниципальной службы.

Объективная сторона преступления может быть выполнена двумя различным действиями:

учреждение должностным лицом организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, вопреки запрету, установленному законом. В данном случае должностное лицо выступает как учредитель (один из соучредителей) коммерческой организации;

участие должностного лица в управлении организацией, осуществляющей предпринимательскую деятельность, лично или через доверенное лицо, вопреки запрету, установленному законом.

Обязательным условием уголовной ответственности должностного лица за нарушение запрета на участие в предпринимательской деятельности является то, что оно, пользуясь своими служебными полномочиями и возможностями, предоставило льготы и преимущества учрежденной им предпринимательской организации или организации, в управлении которой оно участвует, или покровительствовало им в иной форме (льготное налогообложение, первоочередное или на льготных условиях предоставление кредитов, создание различных препятствий для конкурентов и устранение их с рынка, освобождение от различных проверок, ревизий и т.п.).

Каких-либо особых последствий этой деятельности, необходимых для наступления уголовной ответственности, закон не предусматривает.

С субъективной стороны преступление совершается с прямым умыслом, как правило, из корыстных побуждений, хотя непосредственно в законе мотив преступления не указан.

Субъект преступления - должностное лицо.

Незаконное участие в предпринимательской деятельности является преступлением небольшой тяжести и наказывается лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет со штрафом в размере от 100 до 200 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Помимо уголовного законодательства, предусматривающего в качестве мер борьбы с коррупцией различные виды наказаний, в России ведется работа по созданию новых нормативных актов, которые мы рассмотрим в следующем параграфе.

1.2. Особенности должностных преступлений.

Исходя из вышеизложенного понятия должностных

преступлений, эти преступления имеют 4 основные особенности.

Первая, специфичность субъекта преступлений. “Служебное положение” – вот предпосылка должностных преступлений . В обычном понимании, служебное положение – это “ответственность за определенный круг дел в работе”. В криминологии и уголовном праве смысл выражения “служебное положение” отличается от обычного понимания и смысла, вкладываемого в него административным правом, а именно: должностное лицо действует на основании закона или по поручению, занимается государственными делами и получает юридический статус, с тем чтобы исполнять общественные обязанности. Должностное лицо занимает определенное служебное положение, а значит обретает определенную управленческую общественную компетенцию, которую ему на законных основаниях передают государственные органы, государственные и негосударственные предприятия и организации, а также общественные организации. Поэтому должностные преступления входят в разряд преступлений общественного положения. В исправленной редакции 8-й главы Уголовного кодекса “Преступления взяточничества и казнокрадства” субъект этих преступлений определяется как государственные служащие, т.е. сотрудники государственных органов, занимающиеся общественными делами. В число государственных служащих входят сотрудники государственных компаний, предприятий, производственных организаций, общественных групп, занимающиеся общественными делами, сотрудники вышеперечисленных органов и предприятий, направленные в негосударственные компании, предприятия, производственные организации и общественные группы и занимающиеся общественными делами, а также другие сотрудники, занимающиеся общественными делами на законном основании.

Статьей 9 УК “Манкирование служебными обязанностями” субъект преступления строго ограничен государственными служащими и сотрудниками, надзирающими за исполнением закона.

Вторая, взаимосвязь со служебным положением. В юридическом смысле государственные служащие, получив определенную компетенцию управления, обладают определенной властью, они должны в соответствии с распоряжением осуществлять власть и обязанности в рамках своих служебных полномочий. Взаимосвязь состава преступления должностных преступлений и служебного положения их субъекта проявляется в следующем. Во-первых, преступление совершается с использованием преимуществ служебного положения, т.е. должностное лицо использует свое должностное положение, связанные с ним возможности и влияние для совершения преступления. То, что называется “используя власть, стремится к наживе” и “обменивать власть на деньги”. Примером таких преступлений являются: казнокрадство, взяточничество, присвоение общественных средств, кумовство и различные злоупотребления и др. Во-вторых, должностное лицо в процессе исполнения служебных обязанностей злоупотребляет служебными полномочиями, извращает представление о функции управления, присущей данной должности. Примером здесь могут служить такие преступления: насильственное принуждение к даче показаний, незаконное заключение под стражу, жестокое обращение с заключенными. В-третьих, субъекты таких преступлений в процессе своей работы не исполняют или неточно исполняют свои должностные обязанности, что приводит к значительному ущербу общественному имуществу и интересам народа и государства. Субъекты этого вида должностных преступлений хотя и не используют свое служебное положение, но в итоге преступление имеет внутреннюю связь с должностными обязанностями человека, например, преступная халатность при исполнении служебных обязанностей и др.

Третья, специфичность объекта. Объект должностного преступления по идее должен от имени государства точно исполнять функцию управления государством, обществом и общественными делами, должен соблюдать принципы работы государственных органов и служебную дисциплину, строго исполнять свои обязанности. Поэтому, когда субъект должностного преступления злоупотребляет служебными полномочиями, допускает преступную халатность, или совершает преступление казнокрадства и взяточничества, пользуясь властью, стремится к наживе, он неизбежно наносит урон деятельности государственных органов в какой-либо сфере или урон репутации государственных органов как справедливых и неподкупных, наносит удар по одной из функций государства. Поэтому, объект, который поражают должностные преступления, - это нормальная работа государственных органов и их справедливая и неподкупная репутация.

Четвертая, наличие среди форм преступления действия и бездействия. По форме преступления должностное преступление может быть действием и бездействием. Т.н. “действие” означает активное поведение человека, при котором он совершает нечто, запрещенное уголовным правом. Т.н. “бездействие” означает такое пассивное поведение человека, при котором он, будучи обязан исполнить определенную обязанность, предусмотренную уголовным правом, и имея возможность исполнить ее, не исполняет эту обязанность. Действие и бездействие должностных преступлений в сравнении с действием и бездействием прочих преступлений имеют непременную связь с должностными обязанностями, а прочие преступления не имеют ее.

Действие при должностных преступлениях – это когда государственные служащие при исполнении общественных служебных обязанностей активно используют свои служебные полномочия для совершения преступления. Например, преступления казнокрадства, взяточничества, присвоение общественных средств, использование не по назначению адресных бюджетных средств, использование в личных целях государственных материальных ресурсов, насильственное принуждение к даче показаний, месть и травля и др. Бездействие при должностных преступлениях – это когда государственные служащие обязаны исполнить некое действие, но ведут себя пассивно и не исполняют его, что приводит к значительному ущербу интересам народа и государства. Например, катастрофы, случившиеся из-за безответственности чиновников, преступная халатность и др. Действие и бездействие отличаются лишь формой проявления, форма эта не влияет на признание состава преступления.

Специфика субъекта и объекта, взаимосвязь со служебным положением, наличие среди форм преступления действия и бездействия – вот неотъемлемые особенности должностных преступлений. При их отсутствии нет состава должностного преступления.

1.3. Экономические потери от коррупции

Одной из важнейших проблем, способствующих познанию коррупции, ее освещению и преодолению, является определение масштаба ущерба, наносимого обществу этим негативным явлением.

Для оценки потерь от коррупции обратимся к докладу, подготовленному Советом по внешней и оборонной политике и Фондом "Индем", в котором обобщен ряд примеров, когда подобный ущерб удалось установить [3].

Во-первых, было подсчитано, что в Италии после проведения операции "Чистые руки", направленной против коррупции, государственные затраты на строительство дорог сократились на 20%.

Во-вторых, учеными Гарвардского университета подсчитано, что снижение коррумпированности страны с уровня Мексики до уровня Сингапура производит эффект, эквивалентный возрастанию сбора налогов на 20%.

Если применить эту оценку к сумме собранных в России в 1997 г. налоговых поступлений (по утверждению правительства, 65% запланированного бюджета), то 20% составят 49 триллионов (неденоминированных) рублей. Это больше, чем все бюджетные расходы прошлого года, предполагавшиеся на науку, образование, здравоохранение и культуру с искусством вместе взятые.

В-третьих, упомянем дело одного британского чиновника Министерства обороны, осужденного на 4 года за взятки, минимальная оценка которых составила 2,25 миллиона долларов. Эксперты британского филиала ТИ установили, что ущерб, нанесенный действиями чиновника, за которые он получал взятки, составил 200 миллионов долларов, т.е. почти стократно превосходил суммарный размер взяток. Легко убедиться на многих отечественных примерах в том, что это соотношение между размером взяток и нанесенным от коррупционных решений ущербом бывает и более существенным.

В-четвертых, следует обратить внимание на наиболее распространенный во всем мире источник верхушечной коррупции - государственные заказы и закупки. Согласно оценкам, потери от коррупции в этой сфере часто превышают 30% всех бюджетных затрат по данным статьям. (Если использовать этот коэффициент, то антикоррупционные меры в состоянии избавить нас от потерь только в военной сфере в размере почти 8 триллионов неденоминированных рублей.)

По словам Удо Миллера, руководителя Счетной палаты земли Гессен, взятки в этой сфере нередко составляют до 20% суммы заключаемых сделок; при этом взятки не выплачиваются наличными, а переводятся соответствующим лицам через подставные фирмы или принимают форму завышенных счетов за выполненную работу. По оценкам экспертов, завышенной является стоимость около 40% всех зданий, возводимых по заказу федеральных, земельных и коммунальных властей. По утверждению главного прокурора Фракфурта-на-Майне, коррупция в строительстве наносит государству ежегодный ущерб на сумму в 10 миллиардов марок, в частности путем завышения на 30% реальной рыночной себестоимости работ.

Дитер Фриш, бывший Генеральный директор по развитию в Европейской комиссии, отмечал, что когда в стране увеличиваются потери из-за экономически слабых коррумпированных проектов, то эти потери не сводятся к сверхнормативным 10-20% затрат на взятки, а включают, как правило, всю стоимость непродуктивных и ненужных проектов.

К приведенным примерам можно добавить оценки наших правоохранительных органов, согласно которым криминальные структуры в отдельных отраслях промышленности - нефть, газ, редкие металлы - тратят до 50% получаемой прибыли (реальной, а не декларируемой) на подкуп различных должностных лиц. Если использовать приведенное выше соотношение между размером взяток и потерями от коррупции, то легко установить порядок соответствующих сумм, которые будут исчисляться миллиардами долларов.

Теперь обратимся к низовой коррупции. По некоторым оценкам, общая сумма взяток, выплачиваемая мелкими предпринимателями, эквивалентна 3% ВВП [9]. По подсчетам экспертов российской общественной организации "Технологии - XXI век", мелкие предприниматели тратят по всей стране на взятки чиновникам минимум 500 миллионов долларов в месяц! В год это оборачивается суммой в 6 миллиардов долларов. (Следует добавить, что приведенные расчеты не включают платежи мелких предпринимателей "крышам".) Предварительный анализ показывает, что 10% всего дохода в мелком и среднем бизнесе тратится на коррупционных сделки. При этом на начальном этапе (регистрация предприятий и т.п.) расходы существенно выше. "Вход в бизнес" требует разрешений примерно 50 чиновников. Эти потери напрямую перекладываются на рядовых покупателей и клиентов мелкого бизнеса, поскольку потраченные на взятки деньги закладываются в цену товаров и услуг.

Добавим к этому слабоизученную и практически не контролируемую у нас коррупцию внутри предприятий и негосударственных организаций (пример - предоставление коммерческими банками кредитов за взятки), которая также снижает эффективность экономики.

Таким образом, суммарные потери от коррупции в нашей стране могут составлять от 10 до 20 миллиардов долларов в год. Эти данные приведены здесь не для того, чтобы кого-либо удивить или напугать. Важно увидеть другое, насколько рентабельными могут оказаться вложения в серьезную осмысленную деятельность по систематическому ограничению коррупции [3].

2. Исторические аспекты развития правогого регулирования должностных преступлений

2.1. Развитие права в России 9-19 век

Как нам известно, Киевское государство в IX - X веках представляло собой варварское, дофеодальное государство. Вопрос об основных чертах варварского права до сих пор остается открытым. Анализируя так называемые “варварские правды”, мы видим, что основной чертой уголовного права являлась замена кровной мести выкупом. Процессуальное право в период варварского государства характеризовалось господством состязательного процесса и весьма крупным значением ордалии. Источниками кодификации являются нормы обычного права и княжеская судебная практика. К числу норм обычного права относятся, прежде всего, положения о кровной мести (ст.1 КП) и о круговой поруке (ст.20 КП). Законодатель проявляет различное отношение к этим обычаям: кровную месть он стремится ограничить (сужая круг мстителей) или вовсе отменить, заменив денежным штрафом - вирой (наблюдается сходство с “Салической правдой” франков, где кровная месть также была заменена денежным штрафом); в отличие от кровной мести круговая порука сохраняется как мера, связывающая всех членов общины ответственностью за своего члена, совершившего преступление (“Дикая вира” налагалась на всю общину).

Древнейшим источником права является обычай, т.е. такое правило, которое исполнялось в силу многократного применения и вошло в привычку людей. В родовом обществе не было антагонизмов, потому обычаи соблюдались добровольно. Отсутствовали специальные органы для охраны обычаев от нарушения. Обычаи изменялись очень медленно, что вполне соответствовало темпам изменения самого общества. Первоначально право складывалось как совокупность новых обычаев, к соблюдению которых обязывали зарождающиеся государственные органы, и, прежде всего, суды. Позднее правовые нормы (правила поведения) устанавливались актами князей. Когда обычай санкционируется государственной властью, он становится нормой обычного права. Учеными давно отмечено, что некоторые статьи Русской Правды порождены конкретными конфликтами, которые происходили в обществе того времени.

В IX - X веках на Руси действовала система норм устного, обычного права. Часть этих норм, к сожалению, не была зафиксирована в дошедших до нас сборниках права и летописях. О них можно лишь догадываться по отдельным фрагментам в литературных памятниках и договорах Руси с Византией X века.

Еще в Олегово время россияне имели законы, но Ярослав, может быть, отменил некоторые, исправил другие и первый издал законы письменные на языке славянском. Они, конечно, были государственными или общими, хотя древние списки их сохранились единственно в Новгороде. Сей остаток древности, подобный двенадцати доскам Рима, есть верное зерцало тогдашнего гражданского состояния России и драгоценен для истории.

Во времена независимости российских славян гражданское правосудие имело обычаи каждого племени в особенности. Первые законы нашего отечества, еще древнейшие Ярославовых, делают честь веку и народному характеру, будучи основаны на доверенности к клятвам, следовательно, к совести людей, и на справедливости: так, нам известно, что виновный был увольняем от пени, ежели он утверждал клятвенно, что не имел способа заплатить ее; так хищник наказывался соразмерно с виною и платил вдвое и втрое за всякое похищение. Трудно вообразить, что одно словесное предание хранило эти уставы в народной памяти. Ежели не славяне, то, по крайней мере, варяги российские могли иметь законы писанные: ибо в древнем отечестве их, в Скандинавии, употребление рунических письмен было известно до времен христианства.

В конце X - начале XI века вместе с новой религией на языческую Русь приходят новые законодательные акты, преимущественно византийские и южнославянские, содержащие в себе фундаментальные основы церковного - византийского права, которое впоследствии стало одним из источников изучаемого мною правового памятника. В процессе укрепления позиций христианства и его распространения на территории Киевской Руси особое значение принимает ряд византийских юридических документов - номоканонов, т.е. объединений канонических сборников церковных правил христианской церкви и постановлений римских и византийских императоров о церкви. Наиболее известными из них являются: а) Номоканон Иоанна Схоластика, написанный в VI веке и содержащий в себе важнейшие церковные правила, разбитые на 50 титулов, и сборник светских законов из 87 глав; б) Номоканон 14 титулов; в) Эклога, изданная в 741 году Византийским императором Львом Иосоврянином и его сыном Константином, посвящённая гражданскому праву (16 титулов из 18) и регулировавшая в основном феодальное землевладение; г) Прохирон, изданный в конце VIII века императором Константином, называвшийся на Руси Градским Законом или Ручной Книгой законов; д) Закон Судный Людем, созданный болгарским царём Симеоном.

Со временем эти церковно-юридические документы, называвшиеся на Руси Кормчими Книгами, принимают силу полноправных законодательных актов, а вскоре за их распространением начинает внедряться институт церковных судов, существующих наряду с княжескими. А сейчас следует более подробно описать функции церковных судов. Со времени принятия христианства русской Церкви была предоставлена двоякая юрисдикция. Во-первых, она судила всех христиан, как духовных лиц, так и мирян, по некоторым делам духовно-нравственного характера. Такой суд должен был осуществляться на основе номоканона, привезённого из Византии и на основании церковных уставов, изданных первыми христианскими князьями Руси. Второй же функцией церковных судов было право суда над христианами (духовными и мирянами), по всем делам: церковным и нецерковным, гражданским и уголовным. Церковный суд по нецерковным гражданским и уголовным делам, простиравшийся только на церковных людей, должен был производиться по местному праву и вызывал потребность в письменном своде местных законов, каким и явилась Русская Правда.

При князьях Владимире и Ярославе развивается судебная функция княжеской власти, которая выражалась в организации судебных органов и отправлении суда. Юрисдикция князей стала расширяться. Организация сложной сети финансовой и судебной администрации, установление принципов феодального судебного права, - все это возможно было провести в жизнь только путем законодательства. При Владимире и Ярославе стала развиваться законодательная функция князей. Князья не только устанавливают “уставы и уроки”, но и изменяют путем издания законов основные принципы уголовного права и процесса IX – X веков. Как указано, по рассказу летописи, Владимир дважды изменял основные принципы карательной политики. А при Ярославе появился первый юридический сборник – Русская Правда. Путем издания законов князья устанавливают размеры судебных пошлин, а также вознаграждения административных лиц. Князья Владимир и Ярослав после принятия Христианства на Руси всячески способствуют устроению церкви, создают мощную экономическую базу для духовенства, установив так называемую десятину. Княжеская власть при этих князьях в основном стала соответствовать и функциям власти ранне-феодальных монархов.

Но трудно думать, что по всему пространству Руси сидели княжеские судьи и выносили приговоры по судебным делам. Вполне естественно, что Киевские князья после установления княжеской юрисдикции по всем делам и повсеместного учреждения судебных мест в первую очередь должны были установить единую систему наказаний, т.е. единый размер виры за убийство и других денежных взысканий за другие виды преступлений по всему пространству Киевской Руси. С другой стороны, до расширения объема княжеской юрисдикции можно предполагать, что денежные взыскания или пострадавших лиц. Князья, расширяя объем своей юрисдикции и организуя многочисленный судебный аппарат, были заинтересованы в ликвидации всякого рода самоуправленческих действий.

На развитие права в Киевской Руси определённое влияние оказало введение христианства. С распространением православия церковь стала применять разнообразные нормы канонического права и, прежде всего византийского. Князья Владимир и Ярослав весьма много содействовали организации русской церкви, заботились о ее благосостоянии, принимали меры к установлению особых привилегий, для чего ими были изданы два Устава. Известные нам как древнейшие памятники русского церковного права: уставы Владимира Святославовича и Ярослава Владимировича. Церковные уставы позволяют определить положение христианской церкви в государстве. Они закрепляли привилегии служителей церкви, фиксировали позиции церкви как феодала по отношению к непосредственному производителю, за счёт которых она существовала. В них содержатся нормы о подсудности церковного суда.

Словом, после тех изменений в политическом аппарате, которые были произведены Владимиром и Ярославом, естественно было ожидать издания особого княжеского постановления, в котором были разрешены те вопросы, которые были поставлены общим ходом развития уголовного права. И это постановление было издано. Ему присвоено в историческо - юридической науке название Древнейшей Правды.

Всех текстов Русской Правды в настоящее время нам известно 112. Списки Русской Правды следует разделить на два основных разряда: Краткие списки и Пространные. В науке такое подразделение утвердилось уже давно, со времени Карамзина. При этом давно уже высказывалась мысль, что древнейшей редакцией является редакция кратких списков; пространные же списки являются более поздней редакцией, для которой Краткая Правда послужила источником. Все тексты правды находятся в составе каких-либо сборников или летописей.

Объективная сторона преступления распадалась на 2 стадии: покушение на преступление (например, наказывался человек, обнаживший меч, но не ударивший) и оконченные преступления. Закон намечал понятие соучастия (упомянут случай разбойного нападения “скопом”, но ещё не разделял ролей соучастников (подстрекатель, исполнитель)).

Субъектами преступлений, т.е. лицами, способными отвечать за криминальные действия могут быть свободные люди. Любое преступление подразумевало выплату штрафов и имущественные взыскания, для чего требовалось наличие собственности. Холопы и рабы, сами будучи разновидностью собственности, таковой не имели, а имущественную ответственность за них несли их хозяева. Очень трудно определить влияние на положение субъекта сословного статуса. Мы не имеем сведений и документов о последних. Например, драки дружинника и крестьянина, хотя наиболее правдоподобная версия возникновения Древнейшей Правды связывается именно с побоищем между княжескими дружинами Ярослава Мудрого и новгородскими горожанами. Вероятно, что во времена Русской Правды при известных привилегиях феодалов за оскорбление, бесчестие всё свободное население отвечало за криминальные действия в отношении представителя другого сословия. Русская Правда ничего не говорит о совершении преступления женщинами, о возрасте преступников.

Вред государству отождествлялся с вредом князю и посягательства против князей рассматривались как тяжкие деяния. К участникам восстаний применялась казнь на месте преступления, часто массовая. Князья в борьбе за власть прибегали к недостойным методам, но вопрос об ответственности решался в их среде. Измена князю так же рассматривалась в княжеском окружении, и ответственность во многом зависела от расстановки политических сил.

К временам Алексея Михайловича Романова относится практически единственный народный бунт антикоррупционной (с точностью до используемой в те времена терминологии) направленности. Он произошел в Москве в 1648 г. и закончился победой москвичей: часть города сгорела вместе с немалым количеством мирных жителей, и заодно царем были отданы на растерзание толпе два коррумпированных "министра" - глава Земского приказа Плещеев и глава Пушкарского приказа Траханиотов.

В этой сложной ситуации был созван Земский собор, который продолжал свои заседания довольно долго. В 1649 г. на нем было принято знаменитое Соборное Уложение. Составление проекта занималась специальная комиссия, его целиком и по частям обсуждали члены Земского собора ("по палатам") по сословно.

Источники Соборного Уложения, судя по пометам, можно разделить на такие основные группы: 1) Кормчую книгу, 2) Литовский статут, 3) судебники 4) царские указы, 5) боярские приговоры и пр. Из Кормчей книги взяты постановления из Моисеева закона, из второзакония, из-за кона градского. В сущности это скорее ссылки на основания, почему вводится то или иное узаконение, опирающееся на авторитет Кормчей книги, как общепризнанного в России церковно-юридического пособия. В высокой степени любопытно, что особенно много ссылок сделано на градский закон с его жестокими византийскими наказаниями, несмотря на архаичность его постановлений, восходящих в IX в.

Из иностранных источников значительное количество ссылок сделано на Литовский статут. Это заимствование очень показательно для характеристики Уложения как кодекса законов,утверждавших дворянское господство в государстве, так как Литовский статут возник и условиях победы шляхетства в Речи Посполитой.

Некоторые статьи взяты были из "старого" судебника,то есть судебника 1550 г. и Стоглава. Но основными источниками являлись царские указы, "уложения" и т. д., обозначенные годами: "в уложении 143 года написано", "в уложении 150 года написано" и т. д., то есть ссылками на постановления 1635, 1642 и других годов.

Обширная литература, посвященная источникам Соборного уложения 1649 г., доказала, что составители его широко использовали записные книги различных приказов: Поместного, Земского, Разбойного и т. д.

В значительной мере были использованы царские указы и боярские приговоры. Так источником 66 статьи XX главы Соборного Уложения считают боярский приговор 1634 г., ряд статей XVI и XVII глав Уложения являются почти дословным переложением указов, внесенных в Поместную книгу, и пр. При этом необходимые указы и приговоры выписывались для Соборного Уложения почти дословно, только с некоторыми поправками в языке чисто литературного порядка ("кто" вместо "хто", "третьяго" вместо "третьева" и пр.).

Таким образом, Соборное Уложение 1649 г. явилось своего рода сводкой правительственных указов и приговоров, следовательно, отразило на себе предшествующую ему правительственную практику, главным образом времени царствования Михаила Федоровича.

На полях Уложения имеются и пометки о вновь составленных статьях: "вновь прибавлено".

Соборное Уложение состоит из 25 глав разделенных на статьи. Общее количество статей - 967. Для удобства главам предшествует подробное оглавление, указывающее содержание глав и статей (" указ главам книги сия").

Уложение начинается предисловием, в котором утверждается, что оно составлено "по государеву указу общим советом, чтобы Московского государства всяких чинов людем, от большего и до меньшего чину, суд и расправа была во всяких делех всем ровна". Составление Уложения было поручено боярину Никите Ивановичу Одоевскому, "а для того своего государева н земского великого царственного дела" было постановлено выбрать "добрых и смышленых людей". 3 октября 1649 г, царь вместе с Думой и духовенством слушал Уложение, а выборным людям оно было "чтено". Со списка Уложения был " список в книгу, слово во слово, и с тое книги напечатана сия книга".

В частности в главе второй ("о государьской чести и как его государьское здоровье оберегать", 22 статьи) говорится о должностных преступлениях против царя и его властей, называя их "изменой". К ней примыкает глава третья ("о государеве дворе, чтоб на государевом дворе ни от кого какова бесчинства и брани не было", 9 статей) со строгими наказаниями за ношение оружия на дворе и пр.

Глава четвертая ("о подпищекех и которые печати подделывают", 4 статьи) говорит о подделках документов и печатей, а глава пятая (2 статьи) - " о денежных мастерах которые учнут делати воровские денги".

В главе шестой (6 статей) сообщается "о проезжих грамотах в и(ы)ные гоударьства".

Близко связаны с ними по содержанию следующие главы: седьмая ("о службе всяких ратных людей Московского государьства", 32 статьи) и восьмая ("о искуплении пленных", 7 статей).

Соборное Уложение 1649 г. во многих отношениях отличается от предшествующих ему законодательных памятников. Судебники XV-XVI вв. представляли собой свод постановлений преимущественно процедурного, процессуального свойства.

Уложение 1469 г. значительно превосходит предшествующие памятники русского права прежде всего своим содержанием, широтой охвата различных сторон действительности того времени - экономики, форм землевладения, классово-сословного строя, положения зависимых и не зависимых слоев населения, государственно-политического строя, судопроизводства, материального, процессуального и уголовного права.

Второе отличие - структурное. В Уложении дана довольно определенная систематика норм права по предметам, которые расположены таким образом, что легко могут быть объединены по разновидностям права - государственное военное, правовое положение отдельных категорий населения, поместное и вотчинное, судопроизводство, гражданские правонарушения и уголовные преступления.

Третье отличие, как прямое следствие первых двух, состоит в неизмеримо большом объеме Уложения в сравнении с другими памятниками.

Наконец, Уложению принадлежит особая роль в развитии русского право вообще. И Русская Правда и судебники прекратили свое существование, сказав на Уложение в сравнении с другими его источниками (например, указными книгами приказов) довольно скромное влияние, Уложение же как действующий кодекс, хотя и дополняемое многими новыми установлениями, просуществовало свыше двухсот лет.

2.2. История борьбы с должностными преступлениями (взяточничеством)

История взяточничества не уступает по древности известной нам истории человеческой цивилизации, где бы она ни творилась - в Египте, Риме или Иудее. Мздоимство упоминается в русских летописях XIII в. Первое законодательное ограничение коррупционных действий принадлежит Ивану III. А его внук Иван Грозный впервые ввел смертную казнь в качестве наказания за чрезмерность во взятках.

К временам Алексея Михайловича Романова относится практически единственный народный бунт антикоррупционной (с точностью до используемой в те времена терминологии) направленности. Он произошел в Москве в 1648 г. и закончился победой москвичей: часть города сгорела вместе с немалым количеством мирных жителей, и заодно царем были отданы на растерзание толпе два коррумпированных "министра" - глава Земского приказа Плещеев и глава Пушкарского приказа Траханиотов.

При Петре Великом расцветали и коррупция, и жестокая борьба царя с ней. Характерен эпизод, когда после многолетнего следствия был изобличен в коррупции и повешен при всем истеблишменте сибирский губернатор Гагарин. А потом, через три года, четвертовали за взяточничество обер-фискала Нестерова - того, кто изобличил Гагарина.

На протяжении всего царствования дома Романовых коррупция оставалась немалой статьей дохода и мелких государственных служащих, и сановников. Например, елизаветинский канцлер Бестужев-Рюмин получал за службу российской империи 7 тысяч рублей в год, а за услуги британской короне (в качестве "агента влияния") - двенадцать тысяч в той же валюте.

Понятно, что коррупция была неотделима от фаворитизма. Из последних предреволюционных эпизодов, помимо Распутина, имеет смысл упомянуть балерину Кшесинскую и великого князя Алексея Михайловича, которые на пару за огромные взятки помогали фабрикантам получать военные заказы во время первой мировой войны.

Есть документальные подтверждения того, что смена государственного строя и формы правления в октябре 1917г. не отменила коррупцию как явление, но зато сформировала лицемерное отношение к ней, немало способствовавшее укоренению мздоимства и лихоимства (как выражались предшественники большевиков) в новой административной среде.

После того как 2мая 1918г. Московский революционный трибунал рассмотрел дело четырех сотрудников следственной комиссии, обвинявшихся во взятках и шантаже, и приговорил их к шести месяцам тюремного заключения, узнавший об этом Председатель СНК В.И.Ленин настоял на пересмотре дела. ВЦИК повторно вернулся к этому вопросу и приговорил троих из четырех к десяти годам лишения свободы. В архивах хранятся записка Ленина Д.И.Курскому о необходимости немедленного внесения законопроекта о строжайших наказаниях за взяточничество и письмо Ленина в ЦКРКП(б) с предложением поставить в повестку дня вопрос об исключении из партии судей, вынесших слишком мягкие приговоры по делу о взяточниках. Декрет СНК "О взяточничестве " от 8мая 1918г. стал первым в Советской России правовым актом, предусматривавшим уголовную ответственность за взяточничество (лишение свободы на срок не менее пяти лет, соединенный с принудительными работами на тот же срок). Интересно, что в этом декрете покушение на получение или дачу взятки приравнивалось к совершенному преступлению. Кроме того, не был забыт и классовый подход: если взяткодатель принадлежал к имущему классу и стремился сохранить свои привилегии, то он приговаривался "к наиболее тяжелым и неприятным принудительным работам", а все имущество подлежало конфискации.

История борьбы Советской власти с коррупцией закончилась вместе с самой властью, не увенчавшись успехом. Эта борьба характеризуется несколькими интересными и важными чертами.

Во-первых, советское "правосознание" всегда удивительно наивно и непродуктивно объясняло причины коррупционных явлений. Так, в закрытом письме ЦК КПСС "Об усилении борьбы со взяточничеством и разворовыванием народного добра" от 29марта 1962г. говорилось, что взяточничество - это "социальное явление, порожденное условиями эксплуататорского общества". Октябрьская революция ликвидировала коренные причины взяточничества, а "советский административно-управленческий аппарат - это аппарат нового типа". В качестве причин коррупции перечислялись недостатки в работе партийных, профсоюзных и государственных органов, в первую очередь, в области воспитания трудящихся.

Это абсолютно типичный текст, калькируемый с первых и до последних годов советской власти.

В записке Отдела административных органов ЦК КПСС и КПК при ЦК КПСС об усилении борьбы со взяточничеством в 1975-1980 гг., датированной 21 мая 1981 г., указано, что в 1980 г. выявлено более 6000 случаев взяточничества, что на 50% больше, чем в 1975 г. Рассказывается о появлении организованных групп (пример - более 100 человек в Минрыбхозе СССР во главе с заместителем министра). Говорится о фактах осуждения министров и заместителей министров в республиках, о других союзных министерствах, о взяточничистве и сращивании с преступными элементами работников контрольных органов, о взяточничистве и мздоимстве в прокуратуре и судах. Сообщается о наказании руководящих партийных работников (уровень - горкомы и райкомы) за попустительство взяточничеству. Предлагается принять постановление ЦК.

Таким образом, видно жесткое соответствие между слабым пониманием коррупционных явлений, примитивным объяснением их причин и неадекватными средствами борьбы с ними.

Во-вторых, практически неприкосновенны были высшие советские и партийные сановники. К редким исключениям можно отнести дела Тарады и Медунова из высшего краевого руководства в Краснодаре, дело Щелокова. Когда за взятки и злоупотребления был осужден заместитель министра внешней торговли Сушков, КГБ и Генеральная прокуратура Союза сообщали в ЦК о побочных результатах следствия: министр Патоличев систематически получал в качестве подарков от представителей иностранных фирм дорогостоящие изделия из золота и других драгоценных металлов, редкие золотые монеты. Дело было замято.

Уникальный, но забытый нынче, случай описывает в своей книге "Взятка и коррупция в России" А.Кирпичников, раскручивавший в начале 60-х годов в Ленинграде весьма крупное дело о злоупотреблениях в "Ленминводторге". Следствие по разветвленной цепи взяток вышло на ответственных работников ГУВД и горкома КПСС, добралось до председателя горсовета (члена Президиума Верховного Совета СССР и ЦК КПСС), что повлекло смену руководства прокуратуры города. Дальше прокурору пойти не дали, а то, что дело удалось довести до суда, объясняется лишь политической борьбой, которая шла в тот момент в верхушке КПСС.

В-третьих, с коррупцией среди государственного аппарата боролись исключительно представители этого аппарата. Это приводило к двум последствиям: боровшиеся были органически не в состоянии менять коренные причины, порождающие коррупцию, поскольку они восходили к важнейшим условиям существования системы; борьба против коррупционеров нередко перерастала в борьбу против конкурентов на рынке коррупционных услуг (в точности так же, как это было при Петре I - см. выше).

В-четвертых, коррупция нередко выступала в качестве единственно возможного средства внедрения рыночных отношений в плановую экономику. Против законов природы бороться бесперспективно. Об этом свидетельствовала укорененность коррупции как организатора теневого рынка. Именно поэтому она расширялась по мере ослабления тотального контроля.

Последний шанс повлиять на положение дел в описываемой сфере представился прежней власти в июле 1991 г., когда было принято Постановление Секретариата ЦК КПСС "О необходимости усиления борьбы с преступностью в сфере экономики". Но, как ни странно о взяточничестве в нем не было ни слова.

Весь послевоенный период, во времена перестройки и после нее, рост коррупции происходил на фоне ослабления государственной машины. Он сопровождался следующими процессами: уменьшением централизованного контроля, далее - распадом идеологических скреп, экономической стагнацией, а затем и падением уровня развития экономики, наконец - крахом СССР и появлением новой страны - России, которая на первых порах лишь номинально могла считаться государством. Постепенно централизованно организованная коррупция централизованного государства сменялась "федеративным" устройством из множества коррумпированных систем.

Таким образом, нынешнее состояние коррупции в России во многом обусловлено давно наметившимися тенденциями и переходным этапом, который и в других странах, находящихся в подобной ситуации, сопровождался ростом коррупции. Из числа наиболее важных факторов, определяющих рост коррупции и имеющих исторические корни, помимо дисфункций государственной машины и некоторых исторических и культурных традиций, следует отметить:

стремительный переход к новой экономической системе, не подкрепленный необходимой правовой базой и правовой культурой;

отсутствие в советские времена нормальной правовой системы и соответствующих культурных традиций;

распад партийной системы контроля.

Небольшой исторический очерк, приведенный выше, может вызвать тягостное впечатление и усугубить чувство обреченности. Поэтому автор считает необходимым отметить, что коррупция и взяточничество - интернациональная проблема. Она свойственна всем странам, независимо от политического устройства и уровня экономического развития. Дело лишь в масштабах.

Ни одна страна не может считать себя застрахованной от коррупции. Так, в 1994 г. Швейцария, которая гордилась неподкупностью своих государственных служащих, была потрясена грандиозным скандалом вокруг чиновника из кантона Цюрих - ревизора ресторанов и баров. Ему инкриминировались взятки на сумму почти 2 миллиона долларов. Сразу вслед за этим было начато расследование против пяти ревизоров-взяточников из состава правительства Швейцарии, покровительствовавших отдельным фирмам при организации государственных поставок. Затем разразилось еще два скандала.

Во Франции происходят массовые расследования коррупционных действий, совершаемых бизнесменами и политическими деятелями. В 1993 г. премьер-министр впервые пообещал, что не будет этому препятствовать. "Ситуация во Франции постепенно меняется, еще 10 лет назад здесь запрещалось расследование случаев взяток и коррупции", - утверждал французский судья Жан-Пьер Тьери.

Многочисленные случаи коррупции в Италии, затронувшие самые высокие политические круги, привели к тому, что более 700 бизнесменов и политических деятелей предстали перед судами в результате начавшихся в 1992 г. расследований в Милане.

В сентябре 1996 г. в Берлине прошла специальная конференция по проблемам борьбы с коррупцией. По представленным там материалам во многих крупных городах ФРГ прокуратуры заняты расследованием нескольких тысяч случаев коррупции: во Франкфурте-на-Майне более тысячи, в Мюнхене - около 600, в Гамбурге - около 400, в Берлине - около 200. В 1995 г. было официально зарегистрировано почти 3 тысячи случаев взяточничества. В 1994 г. перед судом оказались почти 1,5 тысячи человек, а в 1995 - более 2 тысяч, причем эксперты считают эти данные лишь вершиной айсберга. В коррупцию вовлечены ведомства по проверке иностранных беженцев, пункты регистрации новых автомобилей и многие другие учреждения. Так, за наличные деньги можно незаконно "купить" право на открытие ресторана или казино, водительские удостоверения, лицензии на отбуксировку неверно припаркованных автомобилей. Наиболее сильно коррупцией заражена строительная индустрия.

Время от времени мы становимся свидетелями крупных коррупционных скандалов, герои которых - лидеры ведущих держав мира и высшие руководители уважаемых международных организаций. Суммы взяток, о которых идет речь, многократно превосходят доходы наших коррупционеров. В одном из своих бюллетеней международная общественная организация "Трансперенси Интернэшнл" (далее - ТИ), цель которой - оказание сопротивления коррупции на международном и национальных уровнях и в бизнесе, утверждала: "Она (коррупция. - Авт.) стала привычным явлением во многих ведущих индустриальных государствах, богатство и устойчивые политические традиции которых позволяют, однако, скрыть размах огромного ущерба, наносимого коррупцией социальной и гуманитарной сферам". Исследование, проведенное национальными филиалами ТИ в 1995 г., показало, что "коррупция в государственном секторе принимает одинаковые формы и воздействует на те же сферы независимо от того, происходит ли это в развитой или развивающейся стране".

Абсолютно неправомерно разделение стран по коррумпированности, основанное на оси Восток-Запад. Исторические исследования дают многочисленные примеры того, как коррупция заносилась в восточные колонии западными колонизаторами. Индонезию, например, заразили коррупцией чиновники голландской Восточно-Индийской компании; на Филиппины она была занесена испанскими колонизаторами, а в Индию - британской администрацией. Филиппины и Бангладеш, восстававшие против военных коррумпированных режимов, дают примеры того, что коррупция не может считаться частью восточной культурной традиции. Сингапур и некоторые другие развивающиеся страны можно привести в качестве примера успешной реализации антикоррупционных государственных программ.

Сравнивая сегодняшнюю Россию и развитые индустриальные страны, обладающие многовековыми демократическими традициями, мы должны учитывать, что пытаемся сопоставлять социальные организмы, находящиеся на разных стадиях развития демократии и рыночных институтов. Нелишне вспомнить, что традиция последовательного (и далеко не всегда успешного) ограничения коррупции насчитывает в "западных демократиях" каких-то 20-30 лет, в то время как период демократического развития этих стран на порядок превышает эти сроки.

Заключение

1. Общесоциальные меры:

корректировка хода экономических реформ, усиление социальной направленности реформ; переход к реальным и реализуемым бюджетам; совершенствование налогового законодательства; обеспечение четкой правовой регламентации деятельности органов государственной власти, законности и гласности такой деятельности, государственного и общественного контроля за ней; повышение нравственного, материального и культурного уровня населения; привлечение институтов гражданского общества к борьбе с коррупцией, особое внимание уделяя воспитанию правового и гражданского сознания, получению навыков антикоррупционного поведения (здесь особая роль отводится средствам массовой информации, которые должны пропагандировать антикоррупционную политику).

2. Специальные меры:

подготовка и принятие ряда антикоррупционных законодательных актов; проведение экспертизы действующего законодательства на предмет выявления неопределенностей, могущих способствовать росту коррупции среди гос.служащих; внедрение комплекса мер финансового контроля над гос.служащими; совершенствование института государственной службы (делая акцент на увеличении денежного содержания гос.служащих, кадровой политики, формировании моральной обстановки и повышении престижа гос.службы); создание государственного органа (Федеральной службы или Агентства по борьбе с коррупцией), наделенного реальными полномочиями и подчиненного непосредственно Президенту РФ; укрепление правоохранительной системы; разграничение дисциплинарно, административно и уголовно наказуемых коррупционных правонарушений.

Итак, должностные преступления являются результатом действия противоречий государственной системы, управления, воспитания, традиций, психологии и множества других факторов. Окончательно искоренить коррупцию, ликвидировать должностные преступления на настоящий момент не представляется возможным, но путем принятия различных мер мы можем свести к минимуму количество возникающих должностных преступлений, это нам вполне по силам.

Вышеуказанный перечень мер борьбы с коррупцией является примерным и, естественно, не носит исчерпывающего характера. Очевидно, что ограничение коррупции должно проводиться комплексно, всесторонне и поскольку антикоррупционная политика встретит сопротивление на разных уровнях властной иерархии, то потребуется постоянный пересмотр мер борьбы с коррупцией на предмет выявления и отказа от неэффективных мер и замены их на более действенные. К сожалению, в сфере борьбы с этим негативным явлением пока больше неудач, чем успехов, но нельзя утешать себя тем, что коррупция является как бы “вечной категорией, что она родилась вместе с государством и может погибнуть только вместе с ним”, т.к. представляется возможным сдерживать ее в определенных рамках и примером тому служит позитивный опыт зарубежных стран.

Список литературы

Оболонский А.В.На службе государевой: к истории российского чиновничества // Общественные науки и современность. 1997. №5; Кирпичников А.И.Взятка и коррупция в России. СПб.: "Альфа" 1997.

Голосенко И.А. Феномен “русской взятки”// Журнал социологии и социальной антропологии. 1999 г. №3

Энциклопедический Юридический словарь, 1998 г.

Россия и коррупция: кто кого, - М, 1998 г.

Ширяев В.Н. Взяточничество и лиходательство в связи с общим учением о должностных преступлениях. Ярославль, 1916.

Ванюшкин С.В. Методологические вопросы борьбы с коррупцией и организованной преступностью // Преступность и законодательство. М., 1997.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий