Гражданское право РСФСР в период НЭПа

«Классический» нэп можно трактовать как своего рода экономическую либерализацию, которую В. И. Ленин рассматривал в качестве «реформистского» варианта реализации плана социалистического строительства.

После окончания гражданской войны и прекращения военной интервенции политика «военного коммунизма» уже не удовлетворяла крестьянство. Ширились выступления крестьян против Советской власти. Крестьянство было измучено войной, длившейся семь лет и всеми поборами и повинностями, которое оно в течение стольких лет фактически в одиночку несло. Вмешательство государства в хозяйственную деятельность крестьянства вызывало его сильное недовольство. Но, что самое главное, такая система организации экономической жизни не давала положительного результата. Требовались срочные меры, чтобы поднять производительные силы деревни. Хозяйственная разруха оказала влияние и на рабочий класс, стояли многие фабрики и заводы. Рабочие от голода бросали их уходили в деревню; занимались кустарничеством, мешочничеством. Стала ослабевать классовая база диктатуры пролетариата. Рабочий класс распылялся, деклассировался. [1]

У истоков новой экономической политики стоял В. И. Ленин. Впервые он упомянул о нэпе в «предварительных черновых набросках тезисов на счет крестьян», написанных 8 февраля 1921 г. на заседании Политбюро ЦК РКП(б), где обсуждался вопрос о положении крестьянства. В. И. Ленин на X Съезде Коммунистической Партии в марте выступил с предложением отказаться от политики военного коммунизма и перейти к новой экономической политике. «Классический» нэп можно трактовать как своего рода экономическую либерализацию, которую сам В. И. Ленин рассматривал в качестве «реформистского» варианта реализации плана социалистического строительства, а новая экономическая политика с самого начала рассматривалась как временный тактический шаг [2]. Постановление X Съезда Партии в марте 1921 г. положило начало периоду новой экономической политики, которая главным образом характеризовалась сочетанием государственного социалистического хозяйствования на основе национализированных командных высот с участием в товарообороте страны мелких товаропроизводителей, способствующих развитию производительных сил. Новая экономическая политика, началась с отмены продразверстки и перехода к продналогу. Декрет ВЦИК от 21 марта 1921 г. "О замене продовольственной и сырьевой разверстки натуральным налогом" придал юридическую силу решению X съезда партии о замене продразверстки продналогом. Позднее, в том же году пришлось отказаться и от других принципов «военного коммунизма». Была отменена бесплатность товаров и услуг, активно заработала частная торговля, начался перевод промышленных предприятий на хозрасчет, вводились денежные налоги на предприятия и население, стали организовываться товарные биржи.

К концу 1922 г. изменение экономической политики страны и, как следствие, переустройство общественных взаимоотношений, привело к необходимости кодифицировать гражданское право в РСФСР. Эта насущная необходимость обострялась еще и тем, что никакого даже мало-мальски упорядоченного гражданского законодательства на тот период не существовало. Оформление нового права происходило путем издания отдельных нормативных актов. Правом издания законодательных актов обладали Всероссийский съезд Советов, ВЦИК, СНК, а с 1919 г. - Президиум ВЦИК, а также центральные органы управления и местные советы. На местах в процессе правотворчества местные органы подчас принимали нормативные акты, противоречащие центральным нормативным актам. Все эти многочисленные нормативные акты могли называться по разному: обращения, воззвания, декреты, постановления, декларации, но принципиально не отличались. Не просматривалось в этот период и существенных отличий между законом и ведомственным нормативным актом. При отсутствии правовых актов вопросы решались, опираясь на революционное правосознание. В период 1917 - 1920 г.г. сфера частной собственности граждан резко сократилась, так как в собственность государства в результате национализации перешли не только земля, недра, леса, воды, предприятия крупной промышленности, но и предприятия средней промышленности, железные дороги и т. д. Отношения между национализированными предприятиями строились в основном не на гражданском, а на административном праве [3]. Не смотря на это законотворческая работа в области гражданского права велась довольно активно и к концу 1922 г. в РСФСР было более 4 тысяч опубликованных в Собрании Узаконений нормативных актов. Надо сказать, что даже в процессе кодификации очередь до гражданского права дошла далеко не сразу, что конечно вполне оправданно, ибо в тот период страна находилась крайне тяжелом положении и нужно было удовлетворять более неотложные потребности государства и общества. На пути упорядочения гражданского законодательства РСФСР состояло три основных проблемы. Во-первых, то, о чем уже было сказано, - наличие большого количества органов разного уровня, занимающихся законотворчеством и их неслаженная работа, в результате которой к концу 1922 г. во весь рост встала необходимость сделать доступным для реализации накопившейся нормативный материал, а для этого следовало его систематизировать, ликвидировать пробелы и противоречия. Во–вторых, гражданское право должно было наряду, а скорее всего наиболее ярко отображать и регулировать процесс осуществления новой экономической политики и установления многоукладности экономики. В-третьих, и в-главных, в широком смысле, новое кодифицированное гражданское законодательство должно было способствовать осуществлению поставленной правящей Коммунистической партией и Советским государством задачи: восстановлению разрушенного войнами хозяйства страны и дальнейшему развитию экономики.

22 мая 1922 г. ВЦИК принял постановление "Об основных частных имущественных правах, признаваемых в РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР" [4], который регулировал значительный круг гражданских правоотношений, и спустя несколько месяцев после этого, в том же году, Гражданский кодекс РСФСР, который развивает основные мысли этого постановления.

В период работы над проектом Гражданского кодекса 1922 г. В. И. Ленин писал Д. И. Курскому: «Не перенимать старое буржуазное понятие о гражданском праве, а создать новое гражданское право, новые отношения к «частным договорам» и т. д.» [5]. ГК 1922 г. полностью воспринял эту позицию В. И. Ленина, ибо достаточно указать на ст. 6 вводного декрета к ГК 1922 г., которая воспрещает толкование постановлений кодексов на основании законов свергнутых правительств, чтобы понять резкую грань, отделяющую новое гражданское законодательство РСФСР от буржуазного и дооктябрьского законодательства. В то же время в другом письме к Д. И. Курскому В. И. Ленин призывает использовать западноевропейский опыт, но вдумчиво и исходя из общих социалистических начал: "Все, что есть в литературном опыте западноевропейских стран в защиту трудящихся, взять непременно" [6].

ГК РСФСР 1922 г. в ряде отдельных имущественных прав вводит собственность, залог, наследование и другие институты, которые как институты вообще, хорошо известны и дореволюционному праву, и которых почти не знал период военного коммунизма [7]. Однако, такой правопорядок в области имущественных взаимоотношений эпохи нэпа не в малейшей степени не может и не должен быть рассматриваем как восстановление дореволюционного права. Не может быть никакой преемственности между священной неприкосновенностью частной собственности Свода царских законов, целиком построенной на той мысли, что личность самостоятельно распоряжается своей собственностью, и представленной ГК РСФСР 1922 г. системой, которая предоставляет ограниченную частную собственность "в пределах установленных законом, в целях развития производительных сил" и с изъятием из частной собственности основных орудий производства, национализированных советским государством. По ГК РСФСР 1922 г. субъект частноимущественных прав пользуется ими лишь в том объеме, который положительно и определенно указан в законе. В связи с этим находится и тот принцип, что ГК не признает абсолютного частного права, которое охватывает все возможные правомочия лица над вещью, кроме тех правомочий, которые исключены специальным постановлением закона, как это мы видим в буржуазном праве. Предоставляемые ГК 1922 г. частные права содержат в себе наоборот, лишь те правомочия, которые указаны в самом Кодексе, все остальные правомочия принадлежат государству.

Оценивая положения Гражданского Кодекса о частной собственности необходимо иметь в виду, что допущение частной собственности в РСФСР, проведение новой экономической политики совершались властью, которая руководствовалась революционным марксизмом и в силу этого не могла устанавливать неограниченной частной собственности. Однако надо также и обратить внимание на то, что оставшаяся в руках государства подавляющая масса национальной собственности выступала в обороте в формах свойственных капиталистической частной собственности. Помимо частной собственности ГК РСФСР различал государственную ( национализированную и муниципализированную ) и кооперативную собственность. Предметом частной собственности могли быть: немуниципализированные строения, торговые предприятия, предприятия промышленные, имеющие наемных рабочих не выше установленного законом количества, орудия и средства производства, ценности ( деньги, ценные бумаги, золотая и серебряная монета, иностранная валюта ), не воспрещенные законом к продаже товары, предметы хозяйства и домашнего обихода и всякое имущество, не изъятое из частного оборота [8]. Пределы владения, пользования и распоряжения собственником своего имущества устанавливались законом.

В ГК были строго предусмотрены основания возникновения и прекращения обязательств, порядок, условия и формы заключения договорных обязательств и последствия их нарушения. Основное направление, в котором распространялись ограничения, содержащиеся в ГК относительно договорных обязательств и наследования состояло в исключении возможности расширения частной собственности. Например, не допускалось, чтобы в результате купли-продажи немуниципализированных жилых строений в руках покупателя и членов его семьи оказалось более одного строения в три года. По договору займа взимание процентов допускалось не свыше шести процентов годовых, а начисление процентов на проценты запрещалось. Также под принцип ограничения возможности расширения частной собственности подпадает и положение наследственного права о передаче по наследству суммы, не превышающей 10 тысяч золотых рублей. Несоблюдение этих положений влекло за собой санкции, такие как недействительность сделки, возврат имущества и т. п.

Гражданский кодекс оставил известное поле для развития под контролем и наблюдением органов Советского государства частнособственнических отношений, регулируемых Советским законодательством. Таковы постановления ГК о праве частной собственности на торговые и мелкие промышленные предприятия, об аренде, о концессиях, о частных товарищеских и акционерных обществах. К этим пунктам Гражданского кодекса относятся слова И. В. Сталина, характеризующие революционную законность первых лет нэпа: «Революционная законность первого периода нэпа обращалась своим острием главным образом против крайностей военного коммунизма, против «незаконных» конфискаций и поборов. Она гарантировала частному хозяину, единоличнику, капиталисту сохранность их имущества при условии строжайшего соблюдения ими советских законов» [9].

Гражданский кодекс РСФСР вступил в силу 1 января 1923 года. Это был довольно несовершенный нормативный акт, много в нем было лишнего, могущего стеснять суд при его работе, и много недоговоренного, подлежащего уточнению в процессе судебной практики. Однако, несмотря на то что пленуму ВЦИК было ясно несовершенство этого Кодекса, он не мог в поисках и в ожидании чего-то более совершенного оставить страну без всякого руководства. Изначально Гражданский кодекс РСФСР планировалось использовать очень короткое время - два года. ВЦИК одновременно с принятием Гражданского Кодекса и закона о введении его в действие прокламировал дополнительное постановление в котором поручил СНК "...создать при себе особую комиссию для систематизации материалов по пересмотру кодекса с тем, чтобы к 1-му января 1925 года было подготовлено второе издание этого Кодекса" [10]. Однако, поручение это фактически не могло было быть выполнено к сроку по той причине, что не были изданы своевременно, как это предполагалось в порядке общесоюзного законодательства, основы гражданского законодательства СССР, без которых пересмотр ГК был бы лишен почвы. Таким образом, время шло, а ГК РСФСР 1922 г. продолжал действовать, правда с некоторыми изменениями, которые вносились в процессе жизни различными постановлениями. Вопрос о написании Гражданского социалистического кодекса СССР встал как практическое требование, вытекающее из принятия страной Конституции СССР 1936 г. Сталинская Конституция 1936 г. предусматривает издание единого общесоюзного Гражданского кодекса [11]. Тем не менее новый советский ГК так и не был издан, а опять-таки продолжал действовать ГК РСФСР 1922 г. и почти идентичные ему кодексы союзных республик, которые многочисленными постановлениями и другими нормативными актами продолжали перекраиваться в соответствии с экономической и политической обстановкой в стране. Это положение продолжалось вплоть до 8 декабря 1961 г., когда Верховный Совет СССР утвердил Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик. После ГК 1922 г. было издано в области гражданского права большое количество республиканских и общесоюзных нормативных актов. Наиболее важными из них являются – Положение о трестах 1923 г., Уставы железных дорог 1922 г. и 1927 г., Постановление ЦИК и СНК 1924 г. о патентах на изобретение, Постановление ЦИК и СНК СССР «Об основах авторского права» от 30 января 1925 г. [12] и т. д. Созданная таким образом система гражданского права целиком не застыла в тех своих формах, в которых она была выработана в начале нэпа.

Авраменко Ольга Александровна,аспирант кафедры истории государства и права Московской государственной юридической академии

Список литературы

[1] Титов Ю. П. История государства и права России. Учебник/ Под ред. Ю. П. Титова – М.: «Проспект», 1999 г., стр. 322

[2] "Россия нэповская" Под ред. А. Н. Яковлева. М.: Новый хронограф 2002. ( Россия XX в. Исследования ) с. 58.

[3] Титов Ю. П. История государства и права России. Учебник/ Под ред. Ю. П. Титова – М.: «Проспект», 1999, стр. 292-293.

[4] С. У. Ст. 43 № 4 за 1922 г.

[5] Письмо Д. И. Курскому «О задачах Наркомюста в условиях новой экономической политики» 20 февраля 1922 г. ПСС, Т. 44, с. 396.

[6] В. И. Ленин Письмо Д. И. Курскому с замечаниями на проект ГК. От 28 февраля 1922 г. Т. 44. с. 411-412.

[7] Например, такие нормативные акты, как Декрет ВЦИК "Об отмене наследования" от 27 апреля 1918 г. или декрет ВЦИК от 20 мая 1918 г. в котором отменялось дарение и всякое иное безвозмездное предоставление, передача, переуступка и т. п. имущества на сумму свыше 10 тыс. руб. указывают на то, что период военного коммунизма не знал таких институтов как наследование и дарение без государственных ограничений.

[8] ст. 54 ГК РСФСР 1922 г.

[9] Сталин, «Вопросы ленинизма». изд. 10, с. 509.

[10] Энциклопедия государства и права. т. I, в. 2. М., 1925 г., с. 709.

[11] Пункт «Х» статьи 14, главы II Конституции ( Основного закона ) Союза Советских Социалистических Республик от 05 декабря 1936 г.

[12] "Известия" № 28 4⁄II, 1925 г.