Имплементация норм Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и судебной практики

В последние годы принимаемые в Российской Федерации законодательные акты, как правило, проходят экспертизу с учетом их соответствия международному и европейскому праву.

Европейского суда по правам человека в российское законодательство.

Обухова Елена Сергеевна

С введением в действие в 1993 году новой Конституции Российской Федерации были закреплены принципиально новые нормы, гарантирующие обеспечение защиты прав человека в России. [1] Многие конституционные положения, закрепившие правовой статус человека и гражданина, были развернуты в последующем в федеральном законодательстве, но немало из этих положений еще нуждается в дальнейшей детализации и развитии в текущей российской правовой системе. В последние годы принимаемые в Российской Федерации законодательные акты, как правило, проходят экспертизу с учетом их соответствия международному и европейскому праву, и в частности, нормам Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. [2]

При рассмотрении вопроса о соответствии российского законодательства нормам Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод необходимо учитывать судебную практику Европейского суда по правам человека, так как Европейский суд действует в рамках Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и в своих решениях дает толкование нормам указанной Конвенции.

Сопоставление правовых норм Конституции Российской Федерации, ряда федеральных конституционных и федеральных законов, защищающих права человека, других законодательных актов Российской Федерации и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, решений Европейского суда по правам человека, некоторых других правовых актов Совета Европы дают основание утверждать, что российское законодательство уже во многом соответствует европейским стандартам в этой сфере. Однако этот процесс еще далеко не завершен.

В этой связи, целесообразно проанализировать процесс имплементации норм Европейской конвенции о защите прав человека и решений Европейского суда по правам человека в правовую систему Российской Федерации в связи с необходимостью дальнейшего совершенствования российского законодательства в области защиты прав человека и основных свобод.

Следует отметить, что еще задолго до вступления России в Совет Европы и ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, с 1992 года Российская Федерация принимала участие в различных направлениях деятельности Совета Европы, подключилась к выполнению межправительственных программ взаимного сотрудничества и содействия, в частности, в области правовых реформ, защиты прав человека, с целью приведения отечественного законодательства в соответствие с нормами европейского института защиты прав человека и основных свобод. Начиная с этого периода важнейшие положения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод [3] и решения Европейского суда по правам человека стали находить свое отражение в различных законодательных актах, вступивших в силу в нашей стране.

Так, Российская Федерация ратифицировала «Конвенцию о защите прав человека и основных свобод» от 4 ноября 1950 года с изменениями, внесенными Протоколами к ней Федеральным законом «О ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» от 30 марта 1998 года №54-ФЗ. [4]

С момента ратификации Российской Федерацией Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней, а также признания в полном объеме юрисдикции Европейского суда по правам человека, нормы данной Конвенции и решения Европейского суда по правам человека образуют неотъемлемую составную часть правовой системы Российской Федерации и имеют приоритет перед внутренним законодательством, так как с принятием Конституции Российской Федерации в 1993 году были внесены очень важные изменения в подход России к выполнению международных обязательств и правовому режиму международных договоров. Согласно ст. 15 п. 4 Конституции Российской Федерации «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». [5] Таким образом, на конституционном уровне впервые был признан принцип, в соответствии с котором все международные договоры Российской Федерации, ратифицированные должным образом и введенные в действие, становятся составной частью национальной правовой системы и для этого не требуется принятия каких-либо дополнительных актов имплементации.

Учитывая опыт международного сотрудничества в правовой сфере, а также мнение Европейского суда по правам человека, следует признать, что наиболее эффективным средством для реализации положений Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод является их инкорпорация в российскую правовую систему, то есть непосредственное включение европейских правовых норм во внутригосударственные акты.

Включение международных и европейских норм по правам человека в российскую правовую систему происходит как в виде непосредственного внедрения их в отдельные положения Конституции Российской Федерации, конституционные и федеральные законы, так и путем подписания и ратификации нашей страной международных конвенций, соглашений и договоров, которые содержат такие нормы.

Однако при применении европейского опыта в организации защиты прав человека Россия должна учитывать свои национальные особенности и интересы, и в то же время сочетать их с интересами других стран.

В связи с ратификацией Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и решений Европейского суда по правам человека, в российской правовой системе расширилось представление о правах человека. В это понятие были включены европейские правовые нормы и принципы, отражающие жизненно необходимые права и основные свободы человека, их юридические гарантии.

Несмотря на то, что еще до ратификации Европейской конвенции и принятия юрисдикции Европейского суда по правам человека российскими властями были предприняты действия по инкорпорации европейских стандартов защиты прав человека в правовую систему Российской Федерации, до настоящего времени в российском законодательстве существуют серьезные разногласия с нормами Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и решений Европейского суда по правам человека. Тем не менее, на сегодняшний день можно утверждать, что законотворческими органами Российской Федерации была проделана серьезная работа по приведению российского законодательства в соответствие с нормами европейского права в области защиты прав человека.

Так, в целях приведения российского законодательства в соответствие с нормами Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и решений Европейского суда по правам человека группой известных отечественных юристов – международников, доктором юридических наук, профессором Ю.М. Колосовым, доктором юридических наук, профессором Л.М. Энтиным, доктором юридических наук, профессором И.Л. Петрухиным и доктором юридических наук, профессором, судьей Европейского суда по правам человека от Российской Федерации А.И. Ковлером и другими, была проведена значительная работа по сопоставлению национального законодательства и практики с принципами и стандартами Совета Европы на базе Института Европейского права МГИМО(у) и Института государства и права РАН в рамках Программы сотрудничества Совета Европы, Европейской Комиссии и Российской Федерации. [6]

Предпринятый группой экспертов правовой анализ установил необходимость корректировки целого ряда законодательных актов Российской Федерации, издания нормативно-правовых актов, восполняющих имеющиеся пробелы, а также радикального изменения правоприменительной практики российских государственных органов, противоречащей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

По итогам экспертного исследования Главным государственно-правовым управлением Президента Российской Федерации был разработан План подготовки в 1998 году первоочередных законопроектов для приведения законодательства Российской Федерации в соответствие с Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, который был утвержден Президентом Российской Федерации 29 марта 1998 года № ПР-437.

В указанном Плане были определены первостепенные и наиболее важные направления реформирования российского законодательства в русле требований Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и решений Европейского суда по правам человека. В соответствии с Планом был подготовлен проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод», который был подписан Президентом РФ 20 марта 2001 года № 26-ФЗ [7].

Указанным Федеральным законом были внесены изменения и дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации, [8] Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации, [9] Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, [10] Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, [11] Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». [12] Эти законодательные изменения были полностью включены в позже принятые новые Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. [13]

В частности, упомянутым Федеральным законом от 20 марта 2001 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» было внесено дополнение части 2 статьи 102 Уголовного кодекса Российской Федерации, направленное на более полное обеспечение прав лиц, в отношении которых применяются принудительные меры медицинского характера. Этим лицам, в соответствии с Федеральным законом, предоставлено право самостоятельно ставить вопрос об изменении им вида принудительного лечения или об отмене такого лечения. Такое же право предоставлено их законным представителям и (или) близким родственникам. Кроме того, освидетельствование такого лица может проводиться по инициативе лечащего врача, если в процессе лечения он пришел к выводу о необходимости изменения принудительной меры медицинского характера либо прекращения ее применения.

Также, ст. 139 Уголовного кодекса Российской Федерации была дополнена примечанием, в котором дается понятие «жилища». Понятие «жилища» распространяется на все статьи Уголовного кодекса РФ, в которых оно использовано. Эта законодательная новелла учитывает расширительное толкование понятия «жилища» в решениях Европейского суда по правам человека, и тем самым позволяет в большей степени обеспечивать гарантии неприкосновенности частной собственности граждан, и в частности, их жилых помещений.

Изменения и дополнения коснулись и Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, и были направлены на обеспечение обвиняемого (подозреваемого) защитником по делам, связанным по применению принудительных мер медицинского характера. Кроме того, внесенными изменениями был устранен пробел в Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР и Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности», касающийся особенностей использования, хранения и уничтожения фонограмм с записями прослушивания лиц, подозреваемых в совершении преступлений.

Внесенное изменение в часть вторую ст. 91 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации установило, что «переписка осужденного с судом, прокуратурой, вышестоящим органом уголовно-исполнительной системы, Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации, а также переписка осужденного с защитником или иным лицом, оказывающим юридическую помощь на законных основаниях, цензуре не подлежит». [14] Данное положение отражает требование статьи 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и полностью соответствует практике Европейского суда по правам человека.

Изменения и дополнения, внесенные в Кодекс РСФСР об административных правонарушениях были направлены на создание равных условий для правонарушителя и для потерпевшего от совершенного правонарушения. В связи с этим, Федеральным законом от 20 марта 2001 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» был закреплен принцип состязательности участников производства по делам об административных правонарушениях.

Внесенные вышеуказанным Федеральным законом дополнения и изменения, направленные на приведение российского национального законодательства в соответствие с нормами Европейской конвенции о правах человека и его основных свобод в значительной мере коснулись Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, которые полностью были включены в разработанный и принятый впоследствии Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, вступивший в силу с 1 июля 2002 года. [15]

Кроме того, положения Плана указали на необходимость исключения из российского законодательства положений, устанавливающих полномочия комиссий по делам несовершеннолетних по применению принуждения и ограничения свободы во внесудебном порядке. Вместе с тем, были необходимы дополнительные исследования, в какой степени положения законодательства Российской Федерации относительно профилактики и борьбы с несовершеннолетними правонарушителями соответствуют Европейским стандартам в области прав человека.

Поскольку при обсуждении указанных проблем различными ведомствами были высказаны различные точки зрения, Главное государственно-правовое управление Президента Российской Федерации выступило с инициативой передачи на экспертизу в Совет Европы в рамках программы Европейской Комиссии и Совета Европы по укреплению федеральной структуры, введению механизмов защиты прав человека и реформе правовой системы в Российской Федерации двух нормативно-правовых актов – Закона РСФСР «О милиции» [16] и Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». [17]

В целом, эксперты Совета Европы пришли к заключению, что Закон РСФСР «О милиции» не противоречит каким – либо серьезным образом «духу и букве» Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и судебной практике Европейского суда по правам человека. В связи с этим, было принято решение не вносить на данном этапе изменения в Закон РСФСР «О милиции».

Однако серьезную озабоченность у экспертов Совета Европы вызвал Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 года № 120-ФЗ. [18] По мнению экспертов, ряд положений закона противоречит требованиям Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также Европейской конвенции по предупреждении пыток и бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания 1987г. [19]

Таким образом, по итогам проведенной экспертизы летом 2000 года Президент Российской Федерации дал поручение соответствующим министерствам и ведомствам представить предложения по внесению необходимых корректив в российское законодательство.

В связи с этим и с учетом выводов экспертов Совета Европы относительно ряда положений Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» Минюстом России совместно с Минтрудом России, Минобразованием России, Минздравом России, МВД России, Минобороны России при участии Верховного Суда Российской Федерации, Генеральлной прокуратуры Российской Федерации, Уполномоченного Российской Федерации при Европейской суде по правам человека и Главного государственно-правового управления Президента Российской Федерации был подготовлен проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и другие законодательные акты Российской Федерации». [20]

В настоящее время Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» еще не принят и находится на рассмотрении в Федеральном Собрании.

Таким образом, с принятием в рамках реализации Плана подготовки в 1998 году первоочередных законопроектов для приведения законодательства Российской Федерации в соответствие с Конвенцией о защите прав человека и основных свобод Федерального закона от 20 марта 2001 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» и разработкой Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»» Российская Федерация предприняла первые основные шаги на пути приведения российского законодательства в соответствие с нормами Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и решений Европейского суда по правам человека, что указывает на готовность российских властей следовать своим обязательствам, которые Россия взяла на себя с ратификацией указанной Конвенции и признанием юрисдикции Европейского суда по правам человека.

Также, целесообразно проанализировать другие законодательные акты Российской Федерации, содержащие основные права и свободы человека и гражданина, на соответствие их нормам Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и решениям Европейского суда по правам человека, для выявления несоответствия отдельных положений российского законодательства указанным нормам и решениям и предупреждения дальнейших нарушений российским правом европейских стандартов в сфере защиты прав человека.

В целом, существует не так много правовых различий между российским законодательством и правовыми стандартами Совета Европы в вопросах, отражающих основные, «естественные» права человека: право на жизнь; отмена смертной казни; равенство всех перед законом и судом; недопустимость дискриминации; запрещение пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания; право на свободу и личную безопасность и других основополагающих прав человека. Эти права были значительно расширены в российском законодательстве с принятием Парламентом России Федерального конституционного закона «О Конституционном суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ [21], Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 года № 103-ФЗ, [22] Уголовного кодекса от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ [23] и других законодательных актов.

Следует подчеркнуть, что в Уголовном кодексе Российской Федерации получили воплощение международные, а также и европейские стандарты по правам человека. Прежде всего это отражается в формировании задач, принципов и норм как общей, так и особенных частей Уголовного кодекса Российской Федерации. Его главной целью определена охрана прав и свобод человека и гражданина (п. 1, ст. 2 УК РФ), соответственно Особенная часть на первое место ставит защиту от преступных посягательств основных общечеловеческих ценностей: жизнь, здоровье, свободу, честь и достоинство, конституционные права и свободы человека и гражданина, семью и права детей. Таким образом, права человека как определяющее для всего Уголовного кодекса Российской Федерации закреплено впервые в российском уголовном законе и в системе принципов, сформулированных в качестве его самостоятельных частей (ст. 3-8 УК РФ). [24]

Среди принципов, которые воспроизводят международные и европейские стандарты и имеют особое значение для нашей правоприменительной практики, в Общей части Уголовного кодекса РФ следует выделить принцип гуманизма (ст. 7 УК РФ). Содержательно, гуманизм проявляется в объединении двух начал: обеспечении безопасности членов общества от преступных посягательств и в одновременном обеспечении гуманного и справедливого уголовного наказания лицам, преступившим закон. [25]

В международном праве прочно утвердился принцип уголовной ответственности физических лиц, виновных в совершении международных преступлений. Так, в Уголовном кодексе РФ устанавливается уголовная ответственность за: планирование, подготовку развязывания или ведение агрессивной войны (ст. 335 УК РФ); публичные призывы к агрессивной войне (ст. 354 УК РФ); производство или распространения оружия массового поражения (ст. 355 УК РФ); применения запрещенных средств и методов ведения войны (ст. 356 УК РФ); геноцид (ст. 357 УК РФ); экоцид (ст. 350 УК РФ); наемничество (ст. 359 УК РФ); нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 360 УК РФ). [26]

Таким образом, можно сделать вывод, что в целом основные международные стандарты в области защиты прав человека, а в частности, нормы Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и судебной практики Европейского суда по правам человека, нашли свое отражение в новом Уголовном кодексе Российской Федерации.

Однако, нерешенным в законодательном плане пока остается для России вопрос о введении моратория на применения смертной казни и ее отмены в стране, что не соответствует требованиям ст. 1 Протокола № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод: «Смертная казнь отменяется. Никто не может быть приговорен к смертной казни или казнен». [27]

Хотя в Конституции Российской Федерации и в Уголовном кодексе Российской Федерации содержаться нормы о применении смертной казни в стране, фактически Указом Президента Российской Федерации «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы» с 4 августа 1996 года осуществляется мораторий на применение смертной казни. [28] Конституционный Суд Российской Федерации в своем постановлении от 2 февраля 1999 года, учитывая, что во многих регионах страны нарушается право подсудимых на суд присяжных, ввел мораторий на внесение смертных приговоров, а Президент Российской Федерации Указом от 3 июня 1999 года отменил исполнение всех уже вынесенных смертных приговоров в стране.

Вместе с тем, Россия не выполнила обязательство перед Советом Европы в этой области, не приняв закона об отмене смертной казни. «На отношение российских парламентариев к этому вопросу оказывает влияние продолжающееся ухудшение криминогенной обстановки в стране, и, в связи с этим, - не популярность у подавляющей части населения идеи об отменене смертной казни». [29]

В апреле 1998 года перед Государственной Думой Российской Федерации был поставлен вопрос об отменен смертной казни, однако законопроект Президента Российской Федерации был отвергнут 176 голосами против 75. [30] 6 августа 1999 года Правительство Российской Федерации еще раз представило Протокол № 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод для ратификации в Государственную Думу, который также не был принят.

Позднее эта проблема была решена самым неожиданным образом. В феврале 1999 года Конституционный Суд Российской Федерации вынес решение о том, что для вынесения приговора применения смертной казни обвиняемого должен судить суд присяжных. [31] Конституционный Суд Российской Федерации особо подчеркнул, что там, где нет возможности проведения судебного заседания с участием присяжных, не может быть вынесен смертный приговор. То, что замышлялось как переходное положение, в действительности оказалось постоянным ограничением и, следовательно, противоречило статье 19 «равенство перед законом», части 2 статьи 20 «право на жизнь» и части 1 статьи 46 «судебная защита прав» Конституции Российской Федерации.

Несмотря на то, что возможность отмены смертной казни вызывает неоднозначное, а порой и резкое осуждение общественности, Российской Федерации необходимо законодательно урегулировать данный вопрос, возможно путем признания отмены смертной казни, так как Российская Федерации приняла на себя обязательство ратифицировать Протокол № 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, который отменяет применение смертной казни в мирное время.

Следует отметить, что Конституция Российской Федерации в отличие от Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (п. 2 ст. 2) не содержит четкого положения об «абсолютно необходимых» основаниях лишения жизни.

В рамках приведения в соответствие российского законодательства нормам Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и решениям Европейского суда по правам человека в целый ряд российских нормативно-правовых актов, регламентирующих права и обязанности военнослужащих, были внесены изменения и дополнения, и также приняты новые федеральные законы.

Подвергшееся ранее критике со стороны международных экспертов правовое положение российских военнослужащих в настоящее время в целом отвечает европейским стандартам, закрепленным в том числе в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Всего за последнее время было принято свыше 300 нормативных актов, регламентирующих правовое положение военнослужащих.

Основные положения этих правовых новелл вошли в новые федеральные законы: «О статусе военнослужащих», [32] «О воинской обязанности и военной службе», [33] «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации и сотрудников федеральных органов налоговой полиции». [34] В Уголовном кодексе Российской Федерации предусмотрена уголовная ответственность за «нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанное с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим либо сопряженное с насилием» (ст.335 УК РФ), за оскорбление военнослужащего (ст.336 УК РФ) и другие нарушения его прав. [35]

Вместе с тем многие правовые нормы в части прохождения гражданами военной службы, особенно в вопросах защиты жизни и здоровья военнослужащих, их личной безопасности не реализуются на практике.

Указом Президента Российской Федерации от 30 июня 2002 года «О внесении изменений в общевоинские уставы Вооруженных Сил Российской Федерации» [36] с 1 июля 2002 года внесен ряд изменений в Дисциплинарный устав и Устав гарнизонной и караульной служб.

С внесением изменений в Дисциплинарный устав с 1 июля 2002 года военнослужащий может быть арестован в дисциплинарном порядке только по судебному решению, что полностью соответствует нормам Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. [37]

Таким образом, с принятием новых основных законов, регламентирующих деятельность военнослужащих, Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ, Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ, Указа Президента Российской Федерации от 30 июня 2002 года «О внесении изменений в общевоинские уставы Вооруженных Сил Российской Федерации» правовое положение военнослужащих в Российской Федерации улучшилось и в настоящее время в большей своей части соответствует нормам Европейской конвенции о защите права человека и основных свобод и решениям Европейского суда по правам человека.

Следует отметить, что в российском праве в соответствии с европейскими стандартами, в том числе и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и решениями Европейского суда по правам человека, нашли законодательное закрепление права, призванные обеспечить неприкосновенность частной жизни человека: право на свободу передвижения и запрещение высылки граждан, право на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции, право на защиту чести и достоинства, права иностранных граждан и другие.

Эти права нашли развернутое обоснование в ст. 23-27 Конституции Российской Федерации [38], в Законе «О праве граждан Российской Федерации на свободное передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» от 25 июня 1993 года № 5242-1 [39], Части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 года № 52-ФЗ [40], Семейном кодексе Российской Федерации от 29 декабря 1995 года № 223-ФЗ [41], Федеральном законе «О национально-культурной автономии» от17 июня 1996 года № 74-ФЗ [42], Федеральном законе «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» от 15 агуста 1996 года № 114-ФЗ [43], а также в законах «О беженцах» от 19 февраля 1993 года № 4528-1 [44] и «О вынужденных переселенцах» от 19 февраля 1993 года № 4530-1 [45] и других нормативно-правовых актах Российской Федерации.

В соответствии с требованиями Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и решений Европейского суда по правам человека, в частности Протоколов 4 (ст. 4) и 7 (ст.1) к Конвенции («запрет коллективной высылки иностранцев», «процедурные гарантии в случае высылки иностранцев» и другие) было более четко определено положение иностранных граждан с учетом новых внешнеполитических и международно-правовых факторов с принятием Федерального закона Российской Федерации «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» [46].

Многие права, способствующие духовной, политической, социокультурной, профессиональной и другой социальной самореализации человека: свобода мысли, совести и вероисповедания; свобода выражения мнения; свобода собраний и ассоциаций; право на свободные выборы: право на труд; право на образование и другие, - за последние годы достаточно четко определены в российском законодательстве в соответствии с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод и европейскими правовыми стандартами в целом.

После вступления Российской Федерации в Совет Европы с учетом важнейших положений Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, касающихся выше названных прав, были приняты такие определяющие правовые акты, как Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 года № 114-ФЗ [47], федеральные законы: «О занятости населения в Российской Федерации» от 19 апреля 1991 года № 1032-1 [48], «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» от 12 января 1996 года №10-ФЗ [49], «О свободе совести и религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ [50], а также федеральные законы, которые содержат общие принципы организации избирательной системы, гарантии избирательных прав граждан и регламентацию проведения выборов на всех уровнях: «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ [51], «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» от 26 ноября 1996 года № 138-ФЗ [52] и многие другие правовые акты.

Важным шагом приведения уровня правовой социальной защищенности работников наемного труда в соответствии с европейскими правовыми стандартами, утверждения системы государственного регулирования рынка труда, контроля за соблюдением законодательства о труде, особенно за выплатой заработной платы явилось принятие нового Трудового кодекса Российской Федерации [53].

Следует отметить, что, учитывая обязательства Российской Федерации при вступлении в Совет Европы, был принят Федеральный закон об альтернативной гражданской службе, который вступает в силу с 1 января 2004 года. [54] Он предоставит право гражданам Российской Федерации, чьи убеждения или вероисповедания противоречат несению военной службы, а также в иных случаях, заменить военную службу альтернативной гражданской службой, как это предусмотрено ст. 29 Конституции Российской Федерации. [55]

Также ряд разногласий с европейскими нормами, регламентирующими свободу собраний и ассоциаций и политические права, был снят с принятием таких законов, как Указ Президента Российской Федерации «О порядке организации и проведения митингов, демонстраций, уличных шествий и пикетирования» от 25 мая 1992 года № 524 [56] и Федеральный закон «О политических партиях» от 11 июля 2001 года № 95-ФЗ. [57]

Таким образом, за последние годы в Российской Федерации было принято большое количество законодательных актов, предоставляющих свободу мысли, совести и вероисповедания, свободу выражения мнения, свободу собраний и ассоциаций, политические права, право на труд и образование, что позволяет Российской Федерации интегрироваться в европейское правовое пространство. Однако важно не только создать норму, регулирующую указанные права и свободы, но и обеспечить ее соблюдение и обеспечение.

Также в законодательных актах Российской Федерации широкое отражение нашли права, предоставляющие человеку судебную, процессуальную защиту его прав и свобод, а также правовую помощь, право на справедливое судебное разбирательство, презумпция невиновности, наказание исключительно на основание закона, право на эффективные средства правовой защиты, право на компенсацию в случае судебной ошибки и другие. По этой группе прав российское законодательство в большинстве случаев соответствует Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и прецедентам Европейского суда по правам человека.

Совершенствование процессуального законодательства и приведение его в соответствие с европейскими нормами, в частности, статьями 5, 6 и 7 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод связано с принятием нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в 2002. [58]

В целом, Российская Федерация за последние несколько лет, с момента ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и по настоящее время, провела колоссальную работу по приведению российского законодательства в соответствие с нормами Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и решениями Европейского суда по правам человека, путем имплементации этих норм в законодательство России и принятия десятка новых основополагающих федеральных законов. Таким образом, Российская Федерации практически полностью выполняет взятые на себя обязательства при ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод по приведению российского законодательства в соответствие с основными европейскими стандартами защиты прав человека.

Тем не менее, существуют и по настоящее время неразрешенные противоречия между российским законодательством и нормами Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и прецедентными решения Европейского суда по правам человека. Так, до сих пор не ясен вопрос об отмене смертной казни в Российской Федерации, так как при ратификации Европейской конвенции Россия обязалась в последствии ратифицировать Протокол № 6, запрещающий применение смертной казни.

Также, важно отметить, что выполнение обязательств Российской Федерацией, взятых на себя с ратификацией Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, требует не только приведения российского законодательства в соответствие с нормами Конвенции и судебной практикой Европейского суда по правам человека путем принятия соответствующих законов, но и соблюдения их в правоприменительной практике.

Таким образом, Россия, являясь членом Совета Европы, должна и дальше предпринимать все необходимые меры по приведению российского законодательства в соответствие с основными европейскими стандартами в сфере защиты прав человека и основных свобод, в частности, с нормами Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и решениями Европейского суда по правам человека, в целях признания Российской Федерации со стороны международного и европейского сообщества демократическим государством, которое выполняет взятые на себя международные обязательства и ставит защиту прав человека главной государственной задачей.

Список литературы

[1] Конституция Российской Федерации. Российская газета, 1993 г., № 237

[2] Федеральный закон «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ. СЗ РФ, 1998 г., № 14, Ст. 1514; официальный текст Конвенции был опубликован в СЗ РФ, 1998 г., № 20, Ст. 2143

[3] Федеральный закон «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ. СЗ РФ, 1998 г., № 14, ст. 1514; официальный текст Конвенции был опубликован в СЗ РФ, 1998 г., № 20, ст. 2143

[4] СЗ РФ, 1998 г., №14, ст. 1514.

[5] Конституция Российской Федерации. Российская газета, 1993 г., № 237

[6] См. об этом подробнее: Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод и законодательство и правоприменительная практика Российской Федерации. Сравнительный анализ. Русская версия. Изд-е Совета Европы. Страсбург, 1997. 183 с.; В составлении упомянутого издания принимали участие известные российские юристы-международники: д.ю.н. профессор Колосов Ю.М., : д.ю.н. профессор Энтин Л.М., : д.ю.н. профессор Малеев Ю.Н., : д.ю.н. профессор Петрухин И.Л., д.ю.н. профессор Ковлер А.И. и др.

[7] Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» от 20.03.2001 № 26-ФЗ. СЗ РФ, 2001 г., № 13, ст. 1140

[8] СЗ РФ, 1996 г., № 25, ст. 2954

[9] СЗ РФ, 1997 г., № 2, ст. 198.

[10] Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1960 ,№ 40, ст. 592; 1966, № 36, ст. 1018; 1970, № 22, ст. 442; 1972, № 26, ст. 663; 1983, № 32, ст. 1153; Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, № 25, ст. 1389; СЗ РФ, 1996, № 25, ст. 2964; № 52, ст. 5881 СЗ РФ, 1995, № 33, ст. 3349; 1999, № 2, ст. 233. В настоящее время действует новый Уголовно-процессуальный кодекс, принятый Федеральным законом «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 18.12.2001 № 177-ФЗ. СЗ РФ , 2001 г., № 52 (ч. 1), ст. 4924

[11] В настоящее время действует новый Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, куда вошли все изменения, принятые Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» от 20.03.2001 № 26-ФЗ. Федеральный закон «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30 декабря 2001 № 196-ФЗ.Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003 г. – 288 с.

[12] Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.95 № 144-ФЗ. СЗ РФ, 1995 г., № 33, ст. 3349; 1999 г., № 2, ст. 233; 2000 г., № 1, ст. 8; 2003 г., № 2, ст.16

[13] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ. СЗ РФ, 2001 г., № 52 (ч. 1), ст. 4921

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ. СЗ РФ, 2002 г., № 1 (ч.1), ст. 1

[14] Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» № 26-73 от 20 марта 2001 года

[15] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. – М.: Изд-во Эксмо, 2002. – 224 с.; Российская газета, 2001 г., № 249 (2861)

[16] Федеральный закон «О милиции» от 18 апреля 1991 № 1026 – 1 (в ред. Законов РФ от 18.02.1993 N 4510-1, от 01.07.1993 N 5304-1; Федеральных законов от 15.06.1996 N 73-ФЗ, от 31.03.1999 N 68-ФЗ, от 06.12.1999 N 209-ФЗ, от 25.07.2000 N 105-ФЗ, от 07.11.2000 N 135-ФЗ, от 29.12.2000 N 163-ФЗ, 26.07.2001 N 104-ФЗ, от 04.08.2001 N 108-ФЗ, от 25.04.2002 N 41-ФЗ, от 30.06.2002 N 78-ФЗ, от 25.07.2002 N 112-ФЗ, от 10.01.2003 N 15-ФЗ, с изм., внесенными Постановлениями ВС РФ

от 18.04.1991 N 1027-1, от 17.02.1993 N 4496-1, Федеральными законами от 30.12.2001 N 194-ФЗ, от 25.07.2002 N 116-ФЗ). Первоначальный текст документа опубликован в издании "Ведомости СНД и ВС РСФСР", 18.04.1991, N 16, ст. 503. Новая редакция подготовлена с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 25.04.2002 N 41-ФЗ, вступающих в силу с 1 июля 2003 года. До 1 июля 2003 года данный документ действует в редакции от 10 января 2003 года.

[17] Федеральный закон «Об основах профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24.06.1999 № 120-ФЗ, СЗ РФ, 1999 г., № 26, ст. 3177 с изм.: ФЗ от 13.01.01 № 1-ФЗ, СЗ РФ, 2001 г., № 3, ст. 216

[18] Федеральный закон «Об основах профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24.06.1999 № 120-ФЗ, СЗ РФ, 1999 г., № 26, ст. 3177 с изм.: ФЗ от 13.01.01 № 1-ФЗ, СЗ РФ, 2001 г., № 3, ст. 216

[19] Заключение эксперта Совета Европы С. Козале «Экспертиза Закона Российской Федерации об основах государственной системы профилактики правонарушений несовершеннолетних». Совет Европы. Генеральный Департамент по правам человека – DG II, март 2000

[20] В настоящее время проект Федерального закона № 210368 – 3 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и другие законодательные акты Российской Федерации» уже принят Государственной Думой ФС РФ во II чтении (Постановление № 3912 - III ГД)

[21] Федеральный конституционный закон «О конституционном суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 № 1 – ФКЗ, СЗ РФ, 1994 г., № 13, ст. 1447, с изм.: ФКЗ от 08.02.2001 № 1-ФКЗ, СЗ РФ, 2001 г. , № 7, ст. 607; ФКЗ от 15.12.2001 № 4-ФКЗ, СЗ, 2001г., № 51, ст. 4824

[22] Федеральный закон «О содержании под стражей обвиняемого или подозреваемого в совершении преступления» от 15 июля 1995 № 103-ФЗ. СЗ РФ, 1995 г., № 29, ст. 2759 (в ред. Федеральных законов от 21.07.1998 N 117-ФЗ, от 09.03.2001 N 25-ФЗ, от 31.12.2002 N 187-ФЗ, с изм., внесенными Постановлением Конституционного суда РФ от 25.10.2001 N 14-П)

[23] «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 № 63-ФЗ. СЗ РФ, 1996 г., № 25, ст. 2954

[24] См.: Ледях И. Новый Уголовный кодекс РФ и международные стандарты по правам человека // Российская юстиция, 1997 г., № 1

Кондратьев Ю.А. Европейские стандарты и их применение к системе наказаний по Уголовному кодексу РФ 1996 г. // Российский следователь, 2002 г. , № 2

«Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 № 63-ФЗ. СЗ РФ, 1996 г., № 25, ст. 2954

[25]см.: И. Ледях «Новый Уголовный кодекс РФ и международные стандарты по правам человека». Российская юстиция, 1997 г., № 1

[26] «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 № 63-ФЗ. СЗ РФ, 1996 г., № 25, ст. 2954

[27] Федеральный закон «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ. СЗ РФ, 1998 г., № 14, Ст. 1514; официальный текст Конвенции был опубликован в СЗ РФ, 1998 г., № 20, Ст. 2143

[28] Указ Президента РФ «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы» от 16 мая 1996 г. № 724. СЗ РФ, 1996 г., № 21, ст. 2468

[29] Б. Бауринг «Россия, Совет Европы и права человека». Россия и Совет Европы: перспективы взаимодействия. Сборник докладов. Институт права и публичной политики. Москва, 2001 г., стр.51-53

[30] См.: А.Ваксян Мораторий на исполнение смертной казни: вторая попытка// Российская юстиция, 2002 г., № 5, стр. 10-11

[31] Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года № 3-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан» // Российская газета, 10 февраля 1999.

[32] Федеральный закон «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 № 76-ФЗ. СЗ РФ, 1998 г., № 22, ст. 2331 (послед. изм.: ФЗ от 27.11.2002 № 155-ФЗ. СЗ РФ, 2002 г., № 48, ст. 4740)

[33] Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» от 28.03.98 № 53-ФЗ, СЗ РФ, 1998 г., №13, ст. 1475 (послед. изм. ФЗ от 22.02.03 № 27-ФЗ, СЗ, 2003 г., № 8, ст. 709)

[34] Федеральный закон «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации и сотрудников федеральных органов налоговой полиции» от 28.03.1998, № 52-ФЗ (в ред. ФЗ от 21.07.1998 № 117-ФЗ, от 25.07.02 № 116-ФЗ, изм. внесенные Постановлением Конституционного Суда РФ от 26.12.02 № 17-П). СЗ РФ, 1998 г., № 13, ст. 1474

[35] См. Уголовный кодекс Российской Федерации. СЗ РФ, 1996 г., № 25, ст. 6125

[36] Указ Президента РФ «О внесении изменений в общевоинские уставы Вооруженных Сил Российской Федерации» от 30 июня 2002 № 671, СЗ РФ, 2002 г., №27, ст. 2676

[37] См.: С. Тихомиров «Дисциплинарный арест военнослужащего возможен лишь по решению суда»// Российская юстиция, 2002 г., № 12, стр.54

[38] См.: Конституция Российской Федерации. Российская газета, 1993 г., № 237

[39] Закон «О праве граждан Российской Федерации на свободные передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» от 25.06.1993 № 5242-1. Российская газета, 1993г., № 152

[40] Федеральный закон «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 30.11.94 № 52-ФЗ. СЗ РФ, 1994 г., № 32, ст. 3302

[41] Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ. СЗ РФ, 1996 г., № 1, ст. 16 (послед. изм.: ФЗ от 27.06.1998 № 94-ФЗ, СЗ РФ, 1998 г., № 26, ст. 3014

[42] Федеральный закон «О национально-культурной автономии» от 17.06 1996 № 74-ФЗ, СЗ РФ, 1996 г., № 25, ст. 2965

[43] Федеральный закон «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» от 15.08.1996 № 114-ФЗ (с изм.: от 10.01.2003 № 7-ФЗ, СЗ РФ, 2003 г., № 2, ст. 159), СЗ, 1996 г., № 34, ст. 4029

[44] Закон «О беженцах» от 19.02.1993 № 4528-1 (изм.: от 28.06.97 № 95-ФЗ, СЗ, 1997 г., № 26, ст.2956), Российская газета, 1993 г., № 126

[45] Закон « О вынужденных переселенцах» от 19.02.93 № 4530-1. СЗ, 1995 г., № 52, ст. 5110

[46] Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» от 25.07.2002 № 115-ФЗ. СЗ РФ, 2002 г., № 30, ст. 3032

[47] Гражданский кодекс Российской Федерации, Часть II от 26 января 1996 № 14-ФЗ. СЗ РФ, 1996 г., № 5, ст. 410

Гражданский кодекс Российской Федерации, Часть III от 26 ноября 2001 № 146-ФЗ. СЗ РФ, 2001г., № 49, ст. 4552

[48] Федеральный закон «О занятости населения в Российской Федерации» от 19 апреля 1991 № 1032 – 1 (с последующими изменениями от 25.07.02 № 116-ФЗ), СЗ РФ, 1996 г., № 17, ст. 1915

[49] Федеральный закон «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» от 12.01.1996 № 10-ФЗ. СЗ РФ, 1996 г., № 3, ст. 148 ( с изменениями, внесенными Постановлением Конституционного Суда РФ от 24.01.2002 № 3-П. СЗ РФ, 2002 г., № 7, ст. 745

[50] Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях» от 26.09.1997 № 125-ФЗ, СЗ РФ, 1997 г., № 39, ст. 4465 (в редакции федеральных законов от 26.03.2000 № 45-ФЗ. СЗ РФ, 2000 г., № 14, ст. 1430; от 21.03.2002 № 31-ФЗ. СЗ РФ, 2002 г., № 12, ст. 1093; от 25.07.2002 № 112-ФЗ. СЗ РФ, 2002 г., № 30, ст. 3029

[51] Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12.06.2002 № 67-ФЗ. СЗ РФ, 2002 г., № 24, ст. 2253 (в ред. От 27.09.2002 № 119-ФЗ. СЗ РФ, 2002 г., № 39, ст.3642, с изм., внесенными Федеральным законом от 24.12.02. № 176-ФЗ. СЗ РФ, 2002 г., № 52 (ч. 1), ст. 5132

[52] Федеральный закон «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» от 26.11.1996 № 138-ФЗ. СЗ РФ, 1996 г., № 49, ст. 5497 (с изм., внесенными Федеральным законом от 22.06.1998, № 85-ФЗ. СЗ РФ, 1998 г., № 26, ст. 3005

[53] Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ. СЗ РФ, 2002 г., № 1 (ч. 1), ст. 3 ( в ред. Федеральных законов от 24.07.2002 № 97-ФЗ. СЗ РФ, 2002 г., № 30, ст. 3014; от 25.07.2002 № 97-ФЗ. СЗ РФ, 2002 г., № 30, ст. 3033

[54] Федеральный закон «Об альтернативной гражданской службе» от 25.07.02 № 113-ФЗ. Российская газета, 2002 г., № 138-139 (3006-3007)

[55] См.: Конституция Российской Федерации. Российская газета, 1993 г., № 237

[56] Указ Президента РФ «О порядке организации и проведения митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования» от 25.05.1992 № 524. Ведомости СНД ВС РФ, 1992 г., № 22, ст. 1216

[57] Федеральный закон «О политических партиях» от 11.07.2001 № 95-ФЗ. СЗ РФ, 2001 г., № 29, ст. 2950 (в ред. Федеральных законов от 21.03.2002 № 31-ФЗ. СЗ РФ, 2002 г., № 12, ст. 1093; от 25.07.2002 № 112-ФЗ. СЗ РФ, 2002 г., № 30, ст. 3029

[58] Федеральный закон «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 18.12.2001 № 177-ФЗ. СЗ РФ , 2001 г., № 52 (ч. 1), ст. 4924