регистрация / вход

Уступка прав (требований) по денежным обязательствам

Уступка или финансирование под уступку денежного требования.

I. Введение

В условиях современных рыночных отношений актуальность уступки прав (требований) [1] по денежным обязательствам ни у кого не вызывает сомнений. Уступка прав получила чрезвычайно широкое распространение внутри холдинговых групп, в сфере взаимодействия между предприятиями авиапромышленного комплекса, энергетики, при использовании финансовых схем по проведению взаимозачетов среди большинства крупных промышленных и финансовых предприятий.

Однако представляется, что значительная часть осуществляемых предприятиями уступок прав по денежным обязательствам не соответствует нормам Гражданского кодекса РФ (далее ГК РФ), что влечет их ничтожность. Ничтожность указанных сделок связана с субъектным составом участников сделок, и обусловлена смешением понятий уступки права (требования) и договора финансирования под уступку денежного требования (факторинга).

В подавляющем большинстве случаев предприятия осуществляют уступку прав по денежным обязательствам, руководствуясь нормами главы 24 ГК РФ, в то время как по своему содержанию эти сделки относятся к договорам финансирования под уступку денежного требования, и регулируются нормами главы 43 ГК РФ.

Ничтожность сделок обусловлена неправильным пониманием уступки, как одного из вида договоров. Действительно, в период действия ГК 1964 г., правовая доктрина признавала уступку прав особой сделкой, однако с принятием действующего Гражданского кодекса отпали основания признавать уступку особой сделкой [2] . Нормы, посвященные уступке прав, в настоящий момент определяют лишь форму передачи прав, в основе которой всегда лежит определенный договор, будь то мена, дарение, факторинг, что предопределено, в частности, включением норм об уступке именно в часть I ГК РФ.

Правовым результатом такой «ошибки» является применение последствий недействительности ничтожной сделки.

Анализ норм Гражданского кодекса позволяет с полной определенностью утверждать, что самое распространенное основание передачи денежных прав (требований), – купля-продажа, получило свое специфическое выражение в части II ГК РФ в договоре финансирования под уступку денежного требования.

В настоящее время отсутствует единообразная арбитражная практика по затронутой проблеме. По нашему мнению уступка цедентом требований по денежным обязательствам, в оплату которых цессионарий обязуется перечислить денежные средства, является ничтожной во всех случаях кроме случая, когда в качестве цессионария выступает банковская или кредитная организация.

II. Уступка или финансирование под уступку денежного требования?

Для понимания изложенной позиции, считаем возможным провести сравнительный анализ норм, посвященных уступке (Глава 24 ГК), и норм, посвященных финансированию под уступку денежного требования (Глава 43 ГК).

1. По предмету регулирования

Уступка: Право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке. По общему правилу уступлено может быть любое право (требование) (в том числе требование поставить продукцию, оказать какие - либо услуги и т.д.), за исключением случаев, когда уступка противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Финансирование под уступку денежного требования: одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Из приведенных определений видно, что нормы о факторинге дублируют общие положения об уступке и отличаются от них лишь конкретизацией оснований передачи права – купля-продажа (обязанность передать денежные средства), и вида прав которые передаются, а именно – денежных требований.

Таким образом, в отличие от уступки, по договору факторинга:

может быть передано только денежное требование;

при условии передачи цеденту денежных средств или закрепления обязанности передать эти денежные средства в будущем (то есть обязательство передать цеденту денежные средства может быть выполнено уже после фактической передачи прав по уступаемому требованию).

Нормы об уступке общей части ГК и нормы о факторинге особенной части ГК, соотносятся между собой как общие и специальные соответственно.

Следует отметить, что, как правило, обязательство по передаче денежных средств от цессионария цеденту реализуется в форме перечисления денежных средств на расчетный счет цедента, однако указанное обязательство по передаче денежных средств может быть прекращено и по другим основаниям, предусмотренным законом или договором, что не влечет изменения одного вида договора на другой. Например, в соответствии с нормами главы 26 ГК РФ, обязательство может быть прекращено путем зачета однородного встречного требования (причем для зачета достаточно заявления одной стороны), отступным, новацией (заменяющей первоначальное обязательство другим). Важно то, что уступаемое право (требование) по денежному обязательству оценивается сторонами в денежной форме, и дальнейшее исполнение обязанности не в форме перечисления денежных средств на расчетный счет цедента, следует рассматривать лишь как новацию обязательства по передаче денежных средств, в другое обязательство.

Для классификации уступки в качестве договора финансирования под уступку денежного требования, достаточно закрепления в тесте договора обязанности цессионария (финансового агента) уплатить цеденту (клиенту) денежные средства за уступаемые денежные требования. Отсутствие факта передачи денежных средств в дальнейшем, не влечет изменения вида договора.

Часто оппонентами изложенной позиции высказывается такой аргумент, как отсутствие «финансирования», в случае фактического неперечисления денежных средств на расчетный счет цедента. В качестве аргументов, опровергающих указанную точку зрения, считаем возможным привести следующие:

во первых, действующее гражданское не дает определение понятия «финансирование»;

во вторых, термин финансирование употребляется только в названии главы 43 ГК РФ и названиях статей указанной главы, в нормах же статей понятие «финансирование» заменено формулировкой: «одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства». Что, на наш взгляд, равнозначно понятию «уплатить определенную денежную сумму (цену)», используемому при конструировании договора купли-продажи в статье 454 ГК РФ;

в третьих, считаем возможным сослаться на нормы статьи 824 ГК РФ определяющей, что денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом (цедентом) финансовому агенту в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом (цессионарием). Пункт 2 Статьи 831 ГК РФ указывает, что уступка денежного требования финансовому агенту может быть осуществлена в целях обеспечения исполнения ему обязательства клиента. Финансовый агент обязан передать клиенту лишь сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. В случае равенства уступаемых прав по денежному обязательству долгу клиента перед финансовым агентом, последний вообще не перечисляет клиенту никаких денежных средств.

Таким образом, из приведенных норм с полной определенностью следует, что договор факторинга не предусматривает обязательного перечисления «живых» денег на расчетный счет клиента (цедента).

2. Субъектный состав участников цессии и факторинга

Из содержания норм главы 24 ГК РФ, следует, что участниками уступки прав (требований) могут быть любые субъекты гражданских правоотношений, когда такая уступка не противоречит закону.

Факторинг и является, как раз тем случаем, когда уступка прав по денежному обязательству ненадлежащему субъекту будет противоречить закону.

Субъектный состав договора финансирования под уступку денежного требования ограничен. Так, в соответствии с требованиями статьи 825 ГК РФ, в качестве финансового агента (цессионария) договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида.

Таким образом, ГК РФ позволяет осуществлять факторинговые сделки, в качестве финансового агента, лишь трем специальным субъектам:

банкам;

кредитным организациям;

организациям, имеющим лицензию.

Помимо Гражданского кодекса, право банков осуществлять деятельность по финансированию под уступку денежного требования, закреплено и в статье 5 ФЗ «О банках и банковской деятельности».

На организациях, имеющих специальное разрешение (лицензию), считаем целесообразным остановиться более подробно.

До недавнего времени действующее законодательство не давало ответа, какой орган осуществляет лицензирование деятельности по финансированию под уступку денежного требования. Статья 10 ФЗ «О введении в действие части второй ГК РФ», определяет, что до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов сохраняется существующий порядок осуществления факторинговой деятельности. До принятия ГК РФ, действовавшее законодательство не предусматривало возможность осуществления факторинговой деятельности без лицензии. Нормы статьи 26 ГК РСФСР 1964 г., определяли, что юридическое лицо обладает гражданской правоспособностью в соответствии с установленными целями его деятельности. Право осуществлять деятельность по финансированию под уступку денежного требования, в соответствии с Письмом Госбанка СССР от 12.12.1989 г. № 252, предоставлялось исключительно банковским организациям.

Однако в прошлом году ситуация претерпела некоторые изменения - издано Постановление Правительства РФ от 11 апреля 2000 г. № 326 «о лицензировании отдельных видов деятельности», которым определен орган, осуществляющий лицензирование деятельности коммерческих организаций по финансированию под уступку денежного требования. Таким органом ныне является Федеральная Служба России по финансовому оздоровлению и банкротству (далее ФСФО).

На настоящий момент ФСФО России не определены условия лицензирования факторинговой деятельности. В связи с чем, право осуществления деятельности по финансированию под уступку денежного требования принадлежит исключительно банкам и кредитным организациям.

На изложенной позиции стоит и судебная практика, в том числе Высший арбитражный суд РФ (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 30 июня 1998 г. No. 955/98).

III. Заключение

В связи с вышеизложенным с необходимостью следует вывод, что возмездная уступка прав (требований) по денежным обязательствам между коммерческими организациями, в оплату которой цессионарий обязуется перечислить денежные средства, должна осуществляться в соответствии с нормами главы 42 ГК РФ. Субъектами, выступающими в качестве цессионария (финансового агента) в настоящий момент могут являться исключительно банки и кредитные организации. С момента определения ФСФО России условий лицензирования факторинговой деятельности, такое же право получат и организации, получившие соответствующую лицензию. Во всех иных случаях указанные сделки будут являться ничтожными, как не соответствующие нормам статьи 825 ГК РФ. Правовым последствием заключенных сделок будет применение последствий недействительности ничтожной сделки в виде обязанности каждой из сторон возвратить другой стороне все полученное по сделке.

Юрисконсульт ООО "РусПромАвто" Поправко Иван Владимирович

Список литературы

[1] Действующее законодательство четко не разделяет «права» от «требований». Разграничить указанные термины, считаем возможным, через определение момента возникновения права кредитора потребовать от должника непосредственного исполнения обязанности. При уступке «прав» речь, вероятно, идет об обязанности должника, исполнить обязательство в будущем, и которое, на момент совершения уступки, еще не наступило. Говоря об уступке «требований», следует иметь в виду, что обязанность произвести погашение долга уже существует и в момент совершения уступки у Цессионария возникает право сразу потребовать от должника непосредственного исполнения его обязанности по погашению долга.

[2] см. Брагинский М.И. Витрянский В.В., Договорное право, книга I, глава V (стр. 464 - 474), М., Статут, 1999 г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий