регистрация / вход

Гласность в суде (как ее добиться)

Журналистов в судах не любят. Это и понятно. Судьи, как и все люди, склонны ошибаться. Журналисты, напротив, любят обращать внимание общественности на судебные ошибки. Поэтому, нет на процессе журналиста — нет проблемы.

Судья должен с уважением и пониманием относиться к стремлению средств массовой информации освещать деятельность суда и оказывать им необходимое содействие, если это не будет мешать проведению судебного процесса или использоваться для оказания воздействия на суд

Рекомендации Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации

Журналистов в судах не любят. Это и понятно. Судьи, как и все люди, склонны ошибаться. Журналисты, напротив, любят обращать внимание общественности на судебные ошибки. Поэтому, нет на процессе журналиста — нет проблемы.

Но не так-то все просто. Для судьи конечно. Мешает закрепленный в ст. 123 Конституции РФ принцип открытости судопроизводства, благодаря которому не только журналист, но и любой человек может войти в зал судебного заседания и присутствовать на процессе. Практика, однако, показывает, что принцип открытости судопроизводства очень легко обойти. Было бы желание, а судья уже найдет лазейку в законе. Работа у него такая, требующая сообразительности.

Что можно ожидать от суда и как журналисту себя вести в таких случаях?

На подступах к суду

Итак, вы вошли в здание суда. Не надо размахивать бэджами и видеокамерами, извещая всех о своем присутствии. Также ни в коем случае не рекомендуется предупреждать судью о том, что в зале заседания будут присутствовать журналисты. Если судья захочет их удалить или запретить запись, у него будет время заранее придумать повод. Пусть появление журналистов будет для него приятной неожиданностью. Как только секретарь откроет двери зала судебного заседания, смело входите (врывайтесь) в него и устанавливайте технику. И ни в коем случае не поддавайтесь на провокации секретаря, который будет говорить о том, что предварительно надо испросить разрешение судьи и т.п. несуразности.

Если вас попытается остановить охрана, то необходимо записать персональные данные охранников и вежливо разъяснить им, что жаловаться на них вы будете сразу в суд, причем напишете такую жалобу, что отвечать придется им лично (в том числе — материально).

Немного вежливости и упорства, и вот вы уже в зале заседания. Если верить процессуальным кодексам, то судья, войдя в зал заседания, должен первым делом объявить об открытии заседания, а также о том, какое дело слушается. Буквально он должен сказать: «Судебное заседание такого-то суда объявляется открытым. Слушается дело такое-то». После этого он обязан проверить явку участников процесса, объявить состав суда, разъяснить участникам их права и обязанности. И только после этого он может решать вопрос о присутствии на процессе журналистов и производстве ими записей. Причем именно такой порядок действий судьи является единственно возможным. В противном случае лица, участвующие в деле будут лишены права высказать свое мнение по поводу журналистов. А это их неотъемлемое право. Не могут же они его использовать, еще не зная своих прав. И не может же судья их выслушивать, не узнав предварительно, доверяют ли они ему рассмотрение дела.

Здесь журналистам надо быть начеку. Судья может постараться удалить вас из зала или запретить запись еще до начала процесса. Поскольку протокол в этом случае не ведется, то доказать потом, что вы вообще там были, будет крайне сложно. Например, судья, войдя в зал заседания и увидев журналистов, может от растерянности сразу же казать, что запрещает им присутствовать или производить записи. Необходимо очень вежливо ему напомнить о том, что предварительно он должен соблюсти вышеперечисленные формальности. Очень хорошо, если вас поддержит кто-то из лиц, участвующих в деле, о чем с ними можно заранее договориться.

Если судья обидится не очень сильно, он последует вашему совету. Если же он будет настаивать, то вам придется подчиниться. В противном случае он вправе вас оштрафовать или арестовать на пятнадцать суток за неуважение к суду (ст. 165-1 КоАП). И хотя за такое поведение суд вряд ли стоит уважать, распоряжениям судьи вам лучше все же подчиниться. Единственным утешением останется то, что все это безобразие записано на пленку. Вот для чего технику необходимо установить заранее, не спрашивая чьего-либо разрешения. Судья запрещает журналистам пользоваться видеокамерой — вы снимаете это на пленку или пишете на диктофон; судья требует от журналистов покинуть зал заседания — вы и это снимаете на видеопленку и т.д. Потом у вас будет повод показать этот фрагмент, сопроводив его комментарием о том, чего же все-таки мог испугаться судья, если в нарушение всех процессуальных правил выгнал вас с процесса или запретил запись.

В суде.

Если все перечисленные формальности соблюдены и заседание надлежащим образом открыто, помешать журналисту написать об ошибках судьи последнему намного сложнее. Возможности тем не менее имеются. Во-первых, судья может назначить закрытое судебное заседание и удалить из зала всех посторонних, не являющихся участниками процесса. Во-вторых, он может запретить журналистам пользоваться диктофонами, фотоаппаратами и видеокамерами. Наконец, в-третьих, он может удалить их из зала за нарушение порядка в судебном заседании.

Что касается первой возможности, то здесь судья ограничен процессуальными нормами. Назначить закрытое заседание он может только в строго указанных в законе случаях. Так, согласно ст. 18 УПК РСФСР, «разбирательство дел во всех судах открытое, за исключением случаев, когда это противоречит интересам охраны государственной тайны. Закрытое судебное разбирательство, кроме того, допускается по мотивированному определению суда или постановлению судьи по делам о преступлениях лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста, по делам о половых преступлениях, а также по другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц». Перечень, обратите внимание, закрытый.

Примерно такой же перечень основания для назначения закрытого судебного заседания содержится и в статье 9 ГПК РСФСР. Среди оснований в нем также указаны: интересы охраны государственной тайны, предотвращение разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц, а также обеспечение тайны усыновления. Перечень оснований и здесь закрытый.

Наконец, ряд основания для назначения закрытого заседания содержится и в статье 9 АПК. Согласно данной статье, «разбирательство дел в арбитражных судах открытое. Слушание дела в закрытом судебном заседании допускается в случаях, предусмотренных Федеральным законом о государственной тайне, а также при удовлетворении судом ходатайства участвующего в деле лица, ссылающегося на необходимость сохранения коммерческой тайны, и в других случаях, установленных федеральным законом. О разбирательстве дел в закрытом заседании выносится определение». И все; других оснований законодательством не предусмотрено. При этом во всех случаях итоговое решение или приговор суда оглашаются открыто.

Теперь рассмотрим другую опасность, грозящую журналисту на процессе: запрещение производства аудио- и видеозаписи. Практика таких запретов широко распространена, однако она не всегда законна. Как разъяснил Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении «О дальнейшем укреплении законности при осуществлении правосудия», «необходимо иметь в виду, что фото-, кино- и видеосъемка в зале суда могут производиться только по разрешению председательствующего по делу». Из данного постановления можно сделать вывод, что аудиозапись в судах общей юрисдикции может производиться без всяких уведомлений и разрешений. Что касается арбитражных судов, то ст. 115 АПК РФ прямо предусматривает, что «присутствующие в зале заседания имеют право делать письменные заметки, вести стенограмму и звукозапись, кино- и фотосъемка, видеозапись, а также трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускается с разрешения суда, рассматривающего дело».

Что же касается фотосъемки и видеозаписи, то с Пленумом верховного Суда СССР вполне можно поспорить. Согласно ст. 47 Закона РФ «О средствах массовой информации», «журналист имеет право... производить записи, в том числе с использованием средств аудио- и видеотехники, кино- и фотосъемки, за исключением случаев, предусмотренных законом». Постановление Пленума Верховного Суда СССР, принятое аж в 1986 году, когда свободы массовой информации не было и в помине, по своей юридической силе стоит ниже закона. Поэтому и ссылки на него вряд ли можно считать обоснованными. Тем более, нельзя признать обоснованными многообразные поводы для запрета записи, придумываемые уже самими судьями, как то: «отсутствие интереса СМИ к данному делу»; «нежелание «светиться», высказанное одной из сторон» или «необходимость обеспечения безопасности судей».

Тем не менее, если решение о запрете записи вынесено, журналисты должны подчиниться. Хотя и здесь еще не все потеряно. Если заранее договориться с одной из сторон процесса, то запрет производства записи может быть использован как повод для заявления отвода судье.

Наконец, судья может удалить журналистов за нарушение порядка в судебном заседании. Но для этого они должны, как минимум, этот порядок нарушить. В противном случае их удаление также окажется не законным.

После суда.

Если все-таки права журналистов на получение информации были судом нарушены, ни в коем случае не оставляйте это просто так. Необходимо продемонстрировать судье, что нарушение прав журналистов может ему обойтись достаточно дорого. Кто знает, может в будущем это поможет ему принимать более продуманные и обоснованные решения.

Сделать подобное «внушение» можно несколькими способами. Во-первых, рекомендуется описать произошедшее безобразие в средствах массовой информации. Здесь важно соблюсти рамки закона и приличия. В противном случае, не исключен вариант, когда судья предъявит к вам иск о защите чети и достоинства или подаст заявление о возбуждении против вас уголовного дела.

Во-вторых, можно подать жалобу в квалификационную коллегию судей. В уже упомянутых Рекомендациях Высшей квалификационной коллегии судей РФ помимо оказания содействия журналистам, квалификационным коллегиям судей рекомендовано «принимать к своему производству жалобы и заявления журналистов на нарушения их прав со стороны судей».

В-третьих, жалобу необходимо также направить председателю соответствующего суда, в представительный орган субъекта федерации, а также в администрацию Президента РФ. В случае, если судья будет рекомендован к повышению, подобная бумага, будучи правильно использованной, может сыграть для него роковую роль.

Наконец, незаконные действия судьи можно обжаловать в сам же суд. Перспективы выигрыша по понятным причинам здесь практически равны нулю. Однако, если проявить упорство и пройти все судебные инстанции, возможно обращение в Европейский суд по правам человека. Как показывает практика последнего, здесь вы дело скорее всего выиграете. Главное —терпение, настойчивость и знание законодательства.

В заключение хочется дать журналистам один совет. С какими бы неординарными ситуациями вы не столкнулись в суде, всегда помните: журналист, также как и судья, является лицом, выполняющим общественный долг. Именно так записано в ст 49 Закона РФ «О средствах массовой информации». Ни больше и не меньше. И если судья по каким то причинам, забыл об этом, не постесняйтесь ему об этом напомнить. Не только журналист должен уважать суд, но и суд должен уважать журналиста.

Александр Глисков, Директор правовой программы Красноярского фонда «Защита гласности»

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий