регистрация / вход

Суд и общество

В ходе постсоветской революции было сломано господство не только правящей коммунистической партии и ее идеологии, но и все советское государство неотъемлемой составляющей частью которого являлся народный суд.

Меня, как профессионала, посвятившего большую часть своей трудовой деятельности судебной работе, всегда занимал вопрос о месте, роли и значении суда для Общества. Как- то обидно было считать себя мелким чиновником, получившим, волею Случая, судейское место в курортном городе для кормления своего и своей семьи, заходиться спесью от того уровня чиновничьей пирамиды, на который мне удалось взобраться.

Мне казалось, и по сей день продолжает казаться, что Библейская формула-"Судьи даны людям, чтобы спасать их от грехов их!"-лаконично и предельно ясно отражает самую суть этого вида человеческой деятельности.

Я давно и много занимался общественной, комсомольской и партийной работой, состоял на государственной службе, а потому знаю- любую проблему в нашей стране и сейчас можно с дозированной степенью открытости и в определенной степени продуктивно обсуждать только тогда, когда актуальность этой проблемы озвучена "сверху". В противном случае тебя либо "не услышат", либо обсуждение не пойдет на пользу самой проблеме и автору, поставившему вопрос на обсуждение.

Сейчас, после состоявшегося недавно 5 Съезда судей РФ, журнал "Российская юстиция" предложил "осмыслить, что произошло" с судом за 10 лет.

Ну что ж, попробую высказать свое мнение на проблему. Мне это сделать тем более легко, что за несколько лет я писал целый ряд материалов, выступал по телевидению по данной теме.

В октябре 1991 года 1 Съезд судей-высший орган самоуправления судейского сообщества провозгласил начало судебной реформы. Уверен, что широкие массы населения страны никак не считают эту дату исторической и судьбоносной уже в силу того, что значимость суда в жизни общества и каждого человека в отдельности, на взгляд рядового гражданина, невелика. Во властной структуре Государства суд, по мнению людей, которое я сам, спешу оговориться, специально изучал, занимает далеко не почетное, а сугубо подчиненное место. Между тем, невнимание Общества к проблеме-напрасное. От того, насколько решительно и независимо защищены Судом гражданские права людей, зависит вообще, можно ли считать Общество цивилизованным, либо средневеково-пещерным. Однако, начало реформы было объявлено.

Если отбросить трескучие фразы официоза, то суть ее можно выразить одним предложением: сделать правосудие страны доступным для граждан, уравнять их при осуществлении правосудия с Государственной властью и даже отдать приоритет защите именно гражданских прав; для чего сделать суды действительно независимым учреждением по охране установленных Законом прав и свобод всех, кто вступает в те или иные правоотношения в стране, расширив сферу судебного регулирования споров.

Спустя 10 лет на 5 Съезде судей Председатель Верховного Суда РФ торжественно провозгласил, что, по его мнению, реформа, несмотря на все трудности, состоялась, современный российский "суд имеет все атрибуты государственной власти", а следовательно имеет и возможность стабилизировать различные силы в Государстве.

Ну что же... Это мнение моего самого высшего руководителя. В Кодексе чести судей записано, что судья не вправе обсуждать решения других судей, вступившие в законную силу. Мои коллеги из вышестоящих судов за 11 лет моей работы в суде не раз говорили мне, что "мы не будем обсуждать действия вышестоящего суда, или соответствующего Председателя суда". Сразу оговорюсь, что я намерен обсуждать как раз эти действия и высказывания, не рассчитывая, что никто не будет обсуждать мои действия и решения. Просто, считаю, что без открытого и серьезного обсуждения нет ни анализа проблемы, ни выводов, ни позитивных шагов в сторону развития.

А то, что проблема существует с очевидностью следует из следующего. В феврале текущего года в средствах массовой информации появились сообщения, что аппарат Президента РФ предлагает свой вариант судебной реформы. Фрагменты этой реформы были опубликованы. Сообщалось также, что Председатель Верховного Суда назвал некоторые из них "фантазиями".

В одной из своих работ В.И. Ленин говорил, что в зависимости от того, с какого положения взглянуть на объект и какой именно признак взять за основу описания, у Вас получаться совсем разные, зачастую, неузнаваемые характеристики.

На мой взгляд судьи из провинции, проведение новой реформы, коренным образом отличающейся от ранее проводимой, шедшей 10 лет, с очевидностью означает если не провал предыдущей реформы, то уж, во всяком случае, потерю перспектив и темпа реформы. Да и вообще реформы по 10 лет не идут! Если, конечно, не уподобить жизнь общества медведю в спячке, а реформы- обменным процессам в его организме. Напомню, что судебная реформа 1864 года активно внедрена в жизнь сразу же вслед за Высочайшим Манифестом, а сам Император Александр Второй к тому времени находился у власти всего 9 лет.

Весной 2001 года Президент страны и почти сразу группа общественных и политических деятелей , собравшихся за очередным круглым столом на одном из центральных телеканалов, объявили нам, что в 90-х годах прошлого века в России, оказывается, произошла революция. Любая революция означает смену общественно-экономических отношений, господствующих в обществе. Главный ее вопрос- вопрос о власти. В ней имеются движущие силы, которые обеспечивают революционный слом господствующего до того класса, государственной машины и всех ее атрибутов, в том числе и суда.

Во ходе постсоветской революции было сломано господство не только правящей коммунистической партии и ее идеологии, но и все советское государство неотъемлемой составляющей частью которого являлся народный суд.

С тех пор мы не проводили реформу старого суда, а строили новый: частью из обломков старого, а частью из иностранных заимствований, по большей части принимаемых некритично.

Получилось то, что и должно было получиться.

В настоящий момент Президент, представители правящих элит, наиболее думающая часть общества активно ищет пути стабилизации продолжающего разлагаться общества. А потому и снова настало время очередной судебной или по выражению Генерального прокурора "правовой" реформы.

Сразу хочу сказать, что я полностью согласен с теми положениями вновь предложенной реформы, с которыми мне удалось познакомится и обсудить с некоторыми коллегами и людьми, которые разбираются в проблеме. Очень надеюсь также, что наш энергичный Президент не намерен писать очередной роман "10 лет спустя", а реализует намеченное быстро и решительно. Итак, о чем же идет речь?

Суд- действительно орган Государства, а судебная власть- действительно Государственная власть. Но у этого органа и этой власти обязано быть отличие от собственно Государственной власти, представляющей всегда интересы Государства. Я согласен с Председателем Верховного Суда в том, что суд играет стабилизирующую роль в правоотношениях в Обществе и служит балансом интересов всех, гарантом соблюдения прав как граждан, так и Государства. Не буду спорить с теми, кто считает единственным Гарантом соблюдения прав в стране Президента. Хочу только отметить, что действия Президента тоже могут быть оспорены в Конституционном Суде РФ. Более того, суд- единственный оран вообще, который может обеспечить существование цивилизованного(читай, гражданского, основанного на соблюдении Договора) Общества. Если, конечно именно так к нему будет относится само Общество и Государство, и если они потребуют от суда занять именно такое место в жизни.

Идеальный судья, в моем представлении, сознательно дистанцируется от Государственной власти, также, как от отдельных граждан или организаций в судебном споре. Сидит он на пеньке, на поляне(все одно, на стуле, в кабинете), с одной и с другой стороны- толпы страждущих, ждущих решения. Он их выслушивает и провозглашает свое решение. И нет у него иной защиты от общества, государства, подсудимых, как внутреннее, основанное на уважении к Закону, Морали и судебной функции этого человека убеждения Общества в правоте того, что он сказал. Каждый участник Суда должен чувствовать внутреннюю правоту Судьи, даже если он не доволен самим решением. Условием такого положения должно быть понимание самим судьей своей важнейшей общественной задачи, уважение к Закону и Договору, его нравственные и волевые качества.

Мне скажут- нарисован идеал, который нигде не достигнут. Однако, равняться надо по лучшим образцам!

Отсюда следует, что принцип независимости судьи должен пониматься, как его независимость от пристрастности при разрешении спора. Ни граждане, ни Государство не должны стараться сделать судью участником правоотношения, втянуть его в спор на своей стороне любыми способами, будь то административное давление, либо взятка. Сейчас же принцип независимости судьи, в большинстве случаев понимается, как независимость от критики, от ответственности за те или иные нарушения Закона самим судьей. Отчеты о действиях корпоративных судов в судебной системе- квалификационных коллегий- лично меня не убеждают в том, что этот орган обеспечивает именно независимость судьи в том понимании, которое я указал выше, что обеспечивается объективный подбор кадров и объективная ответственность за нарушения. Это происходит потому, что у судейского сообщества просто нет идейного стержня, единого понимания принципа судейской власти, кроме ясно видного принципа корпоративности и кастовости.

Суд, являющийся структурным элементом государственной власти и надстройкой над экономическим базисом просто не может не стоять на страже господствующих в обществе отношений и идеалов. А идеалы эти совсем не гуманистические и либеральные. В основном это культ и господство денег, стремление к накопительству, власти, поскольку прикосновение к последней обеспечивает и деньгами, и высоким социальным положением в обществе.

Показательно, что рассматривая работу суда мы ясно видим, что суд не только стоит на защите интересов властных элит, что суд совершенно определенно социально ориентирован в своей судебной практике и отправлении правосудия. Хуже другое. Сами судьи в своем повседневном поведении исповедуют ханжескую мораль. Откровенные и неопровержимые факты стяжательства, нарушения закона, безнравственного поведения на работе и вне ее игнорируются судейским сообществом. Вместе с тем, создается видимость борьбы сообщества с теми, кто посягает на "высокое звание судьи". В основном же, если отбросить слишком уж вопиющие факты безобразий, борьба нацелена на пресечение формальных нарушений. Поиск и выявление этих нарушений внутри судейского сообщества вовсе не диктуется требованиями общества.

Так, по итогам 9 месяцев 2000 года Высшей квалификационной коллегией судей от числа всех судей, лишенных полномочий, 42 % отстранены от должности в связи с грубым нарушением процессуального закона, фальсификацию процессуальных документов. Еще 30 %- за волокиту. Однако, "волокита"-понятие растяжимое и трактуется весьма произвольно. Я знаю, как на судей, сроки полномочий которых должны истекать, перед решением вопроса о возможности нового назначения их на должность сыпались частные определения вышестоящего суда по рассмотренным им делам, в т.ч., за "волокиту", хотя ранее такой реакции на ту же работу не было, как не было ее и на аналогичную работу иных судей. Полагал бы, что главным в оценке работы судьи по обеспечению им доступа граждан к правосудию является именно точное соблюдение процесса, объективность, равноправие сторон, возможность высказаться и привести доказательства, обеспечение доверия к суду со стороны участников процесса.

Не кажется ли странным, что в популярном телевизионном шоу- подобии судебного процесса- телепередаче "Суд идет!" обеспечена возможность настоящей состязательности, возможность обсуждения в этом муляже реально действующего суда любого, без исключения спора. На мой взгляд, это означает лишь одно- люди, общественные организации, власть не верят настоящему суду, предпочитают обсуждать реальные и животрепещущие проблемы личности и общества с помощью средств массовой информации; с одной стороны, надеясь на силу общественного мнения в разрешении проблемы, используя силу огласки; с другой- рассматривая этот процесс в качестве саморекламы. Кстати, в эту передачу, для участия в ней, с удовольствием приходят сколь угодно высокопоставленные должностные лица и политики. А попробуйте дозваться их в реальный процесс в районном суде...

Еще в 1991 году многим было очевидно, что система пожизненного назначения судей, а также должностных лиц судов при неясных принципах подбора резерва на выдвижение, при кулуарном, отданном на откуп Председателей судов выдвижении на должность и подготовке характеристик, при сложной и прямо скажем, унизительной системе согласования судьи на многочисленных этапах в различных инстанциях, порочна по сути, повлечет застой и снижение квалификации кадров, падение их ответственности за дело. При всем желании найти рациональное зерно в рассуждениях тех, кто говоря о необходимости обеспечения независимости судей, настаивает на их пожизненном назначении, я не нахожу разумных доводов в пользу такого способа наделения судьи полномочиями.

Представьте себе футбольную команду, игроки и тренер которой назначены пожизненно, причем, каждый назначен играть только свое амплуа-защита, нападение, и т.д. Платят им не за победы, а за стаж пребывания в команде, не за мастерство, а за формально установленные квалификационные классы, которые могут присваиваться за выслугу, могут не присваиваться, могут присваиваться вообще не по заслугам и квалификации... Ну а как? Долго такая команда, набранная изначально пусть даже из великих мастеров, будет играть на мастерском уровне?

Должна быть конкуренция, динамика, ротация кадров. За годы могут вырасти молодые кадры, которые куда лучше умеют руководить, у которых есть свежие идеи и желание работать. Могут быть семейные обстоятельства даже у классного судьи, когда ему надо переехать в другой регион, а он сделать этого не может, потому что теряет пожизненную должность судьи где-нибудь в Малаховке, а в другой суд его не возьмут, потому что его там никто не знает, потому, что нет ротации, потому, что не предусмотрена процедура перевода, потому что подбор кадров соответствующим руководителем везде идет по единственному принципу- личной зависимости и "послушности", а то и откровенного пресмыкательства. Судейские кадры, наиболее опытные и выросшие в последнее десятилетие, лишены возможности профессионального роста, карьеры, в хорошем понимании этого слова, на основе профессиональной конкуренции.

Судебная система на данном этапе превратилась в касту, в которой процветает семейственность и протекционизм. Как любая каста она не знает и не желает знать, как она выглядит со стороны. Для нее ценно только то, что она сама считает истиной. Эта истина в последней инстанции будет предъявлена всему остальному Обществу, и с помощью имеющихся у касты рычагов, ее(истину) заставят принять всех окружающих. Каста будет ценить отделенность от всех остальных, даже от других каст, придержащих власть. Помните, как Киса Воробьянинов с Отцом Федором делили стул? Каждый вцепился в него руками и пинал другого ногами, но стул никто не отпускал, плевать, что он в конце концов развалился! Властные касты попинают друг друга ногами, чтобы урвать себе кусок власти побольше, но никто от власти не отступится, никто чужака не пустит.

Еще одна очень характерная грань отношения между обществом и судом, точнее, профессиональной кастой(Сообществом) судей- их отношение к народным заседателем, и всей судебной системы -к их избранию и работе. Мной лично в феврале 2000 года не раз поднимался вопрос в суде о необходимости участия работников суда в подборе народных заседателей, разъяснения им их прав и обязанностей, важности их работы, особенно, обеспечении их активности при осуществлении правосудия. Однако, поддержки в своем суде я не нашел. В результате получили то, что получили. Не говоря о том, что списки народных заседателей состоят из значительного количества "мертвых душ", работают с ними судьи, как бы, подчеркивая их роль простых статистов- "кивал". Так, вместо того, чтобы пригласить их заранее каким-либо уважительным письмом, разъяснить, как люди попали в заседатели и предложить им чувствовать себя в процессе равноправными судьями, секретари судебного заседания, в массе своей, по указаниям судьи просто вызывают людей чаще, по телефону, на то или иное дело. Из 10 вызванных придут ,возможно 2. Конечно, люди раздражены, требовать от них серьезного отношения к работе просто глупо.

Кроме того, в подавляющем большинстве случаев при решении гражданских дел, судья выносит краткую, немотивированную часть решения, что полностью исключает возможность для народных заседателей обсудить с судьей доводы сторон по сложным спорам, высказать свое мнение, да и вообще проконтролировать, не исказил ли профессиональный судья реальное положение дел. Их просто вызовут потом, через длительный промежуток времени, подписать полный текст решения. Что они подписывают, они уже могут и не помнить.

Ни для кого не секрет, что зачастую, при подготовке полных текстов решения полностью искажается суть и содержание судебных доказательств, собранных в процессе, протокол судебного заседания пишется под необходимые доводы в решении судьи.

Я -сторонник суда с участием народных заседателей при соблюдении тех условий их работы, о которых я говорю. Их работа -и есть народное, общественное представительство в суде, гарантия гласности и объективности судьи-профессионала. Их привлечение к работе суда- тоже осуществление принципа доступа населения к правосудию.

В других главах я вернусь к конкретным проблемам работы аппарата суда и судей, а пока, выводы.

Кандидаты на должность судьи должны открыто выдвигаться с прежнего места работы, населением по месту жительства, набираться из числа выпускников ВУЗов, для чего снижен возрастной порог судьи. Делаться все это должно гласно и открыто. Характеристика их, как и ранее, должна утверждаться трудовым коллективом, или собранием людей, которые выдвинули кандидата.

Срок полномочий судей, а тем более должностных лиц судов, должен быть обязательно ограничен Законом.

Процедура назначения судей должна происходить один раз за период полномочий судьи, должна быть упрощена, и из нее необходимо исключить местные согласования с исполнительной и законодательной властью. Если их представители не согласны с кандидатурой того или иного кандидата, пусть выходят в квалификационные коллегии с представлениями и фактами, из которых следует, что человек недостоин быть судьей.

Квалификационные коллегии судей должны быть обязательно "разбавлены" представителями той же исполнительной и законодательной власти, профессионалами-юристами, возможно, просто уважаемыми и авторитетными людьми.

Должна быть предусмотрена возможность перевода назначенного судьи в другой регион, в другой суд, в том числе и вышестоящий. Решение об этом может приниматься в рабочем порядке на уровне Президиума суда региона. В конце концов, Президиуму виднее, с кем работать! Судья, он везде судья- и в Сочи, и во Владивостоке, и в Калининграде, и в районе, и в крае...

Я не сторонник абсолютных гарантий неприкосновенности судей. Эта неприкосновенность должна распространяться лишь на его деятельность в связи с осуществлением правосудия. Она не имеет никакого отношения к преступлениям и проступкам в быту, вне судебной деятельности, к фактам аморального стяжательства судьи.

По большому счету, выборность судей районных судов и мировых судей населением более правильная, прогрессивная, демократическая, обеспечивающая ответственность и независимость судьи форма наделения его полномочиями, чем какое угодно назначение.

Доступ граждан к правосудию должен определяться не только и не столько соблюдением формальных сроков, сколько соблюдением самого судебного процесса, обеспечением возможности высказаться всем участникам процесса, постараться доказать свое мнение.

Работу и участие в судопроизводстве народных заседателей надо не сворачивать, а наоборот, расширять, тщательно разъясняя людям важность их функций, требуя и убеждая их проявлять активность при реальном разрешении дел, создавая соответствующие формы этой работы, за которые персонально должен отвечать председатель суда.

Гласность в работе суда должна расширяться всеми методами. В отчет о работе судьи должны обязательно входить показатели о работе с населением, выступления в телеэфирах, диспутах, проведение лекций. От частоты и качества этой работы также как и качества рассмотрения дел должен напрямую зависеть профессиональный и карьерный рост судьи.

Нужно всемерно искоренять протекционизм и семейственность в подборе кадров в суды, иначе кастовый характер судов никогда не преодолеть. А это значит, что суд будет лишь отдаляться от Общества, а доступ к правосудию граждан будет всемерно затруднен, несмотря ни на какие, формально жесткие, требования к соблюдению процессуальных сроков рассмотрения дел.

Виталий Геннадьевич Анисимов, Судья суда Центрального района г. Сочи

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий