регистрация / вход

Общее учение об обязательствах

Понятие обязательства. Обязательства цивильные и натуральные. Участники обязательства. Место исполнения обязательства.

Контрольная работа по курсу: «Римское частное право»

Выполнила студентка 2го курса группы 21-02 Чернятина Наталья Николаевна

Институт экономики и права

г. Воронеж

2003 г.

Введение.

Термином «римское право» обозначается право античного Рима, право Римского государства рабовладельческой формации. История развития этого государства и всей системы римского права в целом изучается в составе курса истории государства и права зарубежных стран.

Римское частное право с адекватным арсеналом тончайше разработанных фундаментальных понятий – универсальный регулятор частнособственнических отношений, одновременно – сдерживающий механизм их возможных отрицательных последствий, смягчающий столкновения между частной и публичной собственностью и обозначающий границы между ними. Латинская правовая терминология, воплощенная в римских источниках, давно уже стала международным языком юристов.1

Римский историк Тит Ливий (59 г. до н.э. – 17 г. н.э.), вероятно, следуя традиции, писал, что законы XII таблиц являются источником всего публичного и частного права.

Римское частное право заслуживало бы изучения, если бы оно даже и не пережило Римскую империю. Оригинальные черты римского частного права рельефно выделяют его из числа древних правовых общностей.

В этой работе речь пойдёт об одном из разделов римского частного права «Обязательственное право».

I. Понятие обязательства.

Определение Павла. В источниках римского права обязательство, obligatio, определяется следующим образом:

1). «Обязательство представляет собой правовые оковы, в силу которых мы принуждаемся что-нибудь исполнить согласно заслонам нашего государства».

2). «Сущность обязательства состоит не в том, чтобы сделать нашим какой-нибудь предмет или какой-нибудь сервитут, но чтобы связать перед нами другого в том отношении, чтобы он нам что-нибудь дал, сделал или предоставил».1

В этом определении проводится размежевание права на вещь и права требовать действия.

Определение Институций Юстиниана. В Институциях Юстиниана обязательство определяется следующим образом: «Обязательство - это правовые узы, в силу которых мы связаны необходимостью что-либо исполнить в согласии с правом нашего государства».

В этом определении бросается в глаза обилие синонимов, имеющих целью выразить скованность, связанность, даже сжатие (adstringere). Мало того, слову "исполнить" соответствует в подлиннике "solvere" - развязать.

Это обстоятельство, в связи со ссылкой данного определения на nostrae civitas iura, дает возможность сделать вывод, что сохранившееся в Институциях Юстиниана определение является отголоском старого национально-римского цивильного права. И если на ранних стадиях римского права, по законам XII таблиц, кредитор связывал неоплатного должника реальной веревкой или путами определенного веса (vincit aut nervis aut compedibus XV pondo), то по закону Петелия 326 г. до н.э. заточение должника в кандалы было отменено. Реальные оковы подверглись эволюции и в классическом Риме превратились в правовые узы - iuris vinculum. Уточенный ум юриста-классика найдет другие, менее архаические и более соответствующие интересы богачей способы обеспечить интересы кредитора.2

Иск на вещь и личный иск. Это традиционное различие права на вещь и, прежде всего, права собственности, с одной стороны, и права требования, с другой стороны, стало твердым приобретением права. С теми же примерами, но в другом плане, в плане поисковой защиты, это разграничение проводится еще раньше Павла Гаем: «Иск на вещь имеет место тогда, когда мы предъявляем исковое требование о том, что телесная вещь наша или что какое-нибудь право принадлежит нам (например, сервитуты)».

I . I .Содержание обязательства.

Вторая особенность выше цитированного определения, которое Павел дает обязательству, заключается в том, что у Павла раскрывается понятие содержания обязательства. Оно состоит в том, что обязанное лицо должно dare, facere, praestare: дать, сделать, предоставить. Впрочем, значение слова praestare является спорным; некоторые переводят: praestare – нести ответственность (praesstare). Позднейшее право шло в направлении поисков единого термина, покрывающего классическое триединое dare, facere, praestare. Институции Юстиниана в отрывке, приведенном выше, пользуются выражением solvere – развязать, платить, выполнить.

Что понятие содержания обязательства, как dare, facere, praestare было распространенным и ходовым в римском праве, об этом свидетельствует Гай: «Личный иск имеет место тогда, когда мы предъявляем исковое требование о том, что другой должен дать, сделать, предоставить».

Резюмируя сказанное выше, мы имеем основание утверждать, что право классического Рима, с одной стороны, различало иски на вещь и иски личные, с другой стороны, оно выработало представление о содержании обязательства.

Обязательное право состоит в праве требования управомоченного на совершение обязанным лицом определенно действия (либо воздействия от действия) имущественного характера. Соответственно в римских источниках обязательство конструируется как правовая связь между двумя лицами, одно из которых – кредитор (от глагола credo –верю, имеющий право требования), а другой, связанный долгом, - дебитор (debitor – должник, обязанный).

I . II . Обязательства цивильные и натуральные.

Поскольку обязательство нормально прекращается его исполнением, оно является временным правовым отношением. В случае неисполнения обязательства должник по иску кредитора может быть принужден к исполнению обязательства – возможность его принудительного (вопреки воле должника) исполнения. Обязательства, обладающие таким признаком, назывались цивильными.

В римском праве существовал особый тип обязательств, так называемых натуральных, которые в обычном смысле все же не являются обязательствами.

Также утверждается: «Обязательство имеет силу либо цивильно, либо натурально…» (D.46.2.1.1). Тем не менее в римской юридической практике натуральные обязательства никогда не имели правовых последствий, присущих обычным, цивильным обязательствам.

Натуральные обязательства – это такие фактические отношения имущественного характера, лишенные исковой защиты, добровольно внесенное должного по которым возврату не подлежало. В соответствии с постановлением римского сената 70 г. займы, совершенные подвластными членами семьи, не имели исковой защиты, но уплаченное господином по таким займам не могло быть истребовано.

Именно платеж по натуральному обязательству признавался действительным, и обратное истребование уплаченного не допускалось, хотя бы платеж был произведен при незнании о том, что иска кредитор не имеет1 .

I . III . Основания возникновения обязательств.

Классификация этих оснований принадлежит Гаю. Он приводит два основания возникновения обязательств: «…всякое обязательство возникает либо из контракта, либо из деликта» (III, 88).2 Контракт – это договор, признанный цивильным правом и снабженный исковой защитой. Деликт – противоправное действие, причинившее вред.

К классификациям возникновения обязательств относится: договоры, как бы договоры, деликты, как бы деликты.

II. Участники обязательства.

Простой случай обязательственного отношения, с точки зрения числа его участников, это тот, когда в нем участвуют один кредитор (creditor – reusstipulandi) и один должник (debitor – reuspromittendi). «Reus» от слова «res» сначала означало участвующего в деле, т.е. как на активной, так и на пассивной стороне; лишь позднее за словом «reus» сохранилось значение ответчика в гражданском деле, подсудимого – в уголовном деле. «Promittere» значит обещать, принимать на себя обязательство; «stipulari» значит выговорить в свою пользу, притом не только по стипуляции, но и по любому виду обязательства: должник обещает, кредитор «стипулирует».

Но есть обязательственные отношения, более сложные по числу участников: с несколькими должниками, с несколькими кредиторами.

II. I . Долевые обязательства.

Если предмет обязательства был делим, то, вообще говоря, обязательство дробилось между несколькими участниками. Источники, а именно Кодекс Юстиниана, а еще раньше Павел возводят это правило к законам XII таблиц: «По законам XII таблиц наследственные долги делятся автоматически на доли».

Долевая ответственность действует во всех случаях, когда она законом или договором не устранена. Nominaipsoiuredivisa, так гласит правило. Nomen – буквально имя, запись имени должника в книге римского домохозяина, отсюда nomen – долговое требование, долг.

II. II . Ответственность солидарная и множественная.

Если желали возложить ответственность на каждого из должников во всем объеме или предоставить право требования каждому из кредиторов во всем объеме, то это должно было быть положительно оговорено в сделке (договоре, завещании). В таком случае наступала ответственность insolidum (буквально - целиком): каждый из нескольких субъектов обязательства обязан был исполнить целиком или вправе был требовать целиком, с тем, однако, что обязательство подлежало исполнению только единожды.

Тут мы имеем дело с той разновидностью совокупных обязательств, которые называются солидарными. В этом отношении солидарные обязательства отличаются от другой разновидности совокупной ответственности, при которой наступало умножение ответственности. Например, если несколько человек убили раба, или если несколько человек бросили бревно и задавили раба, то по закону Аквилия (ок.289 г.до.н.э.) имущественная ответственность возлагалась на каждого из соучастников. Это положение, освященное авторитетом старореспубликанских юристов (auctoritateveterum), покоилось на том, что в данном случае ответственность носила штрафной характер. «ExlegeAquillaquodaliuspraestitit, aliumnonrevelat, cumsitpoena» – «то, что один уплатил по закону Аквилия, не освобождает другого, поскольку речь идет о штрафе, о наказании». То же самое наступает по actiofurti при ответственности нескольких лиц, совместно совершивших кражу. Эта кумулятивная ответственность была исключением; в других деликатных исках, не носивших штрафного характера, наступала ответственность не по принципу умножения ответственности соучастников, а солидарная.

II. III . Обязательства солидарные и корреальные.

До сравнительно недавнего времени толкование источников производилось таким образом, что солидарная ответственность различалась двух видов:

Солидарная в тесном смысле слова, когда удовлетворение, полученное кредитором от одного из совокупных должников или одним из совокупных кредиторов от должника, погашало обязательство.

Корреальная, когда предъявление иска кредитором к одному из совокупных должников или одним из совокупных кредиторов к должнику погашало обязательство.

Слово «корреальный» происходит оттого, что источники говорят о «duorei» или «correi», т.е. о двух участниках или соучастниках обязательства.

При наличии нескольких солидарных (а в ответственных случаях, корреальных) должников говорят о пассивной солидарности (корреальн+ости), а при наличии нескольких солидарных (а в соответственных случаях, корреальных) кредиторов говорят об активной солидарности (корреальности). Наибольшее практическое значение имеет пассивная солидарность (корреальность).

III . Место исполнения обязательства

Если место исполнения не было обусловлено, надлежащим местом исполнения, locusopportunus, считалось то место, где может быть предъявлен иск по данному обязательству. «Cum… nequeadscriptum, quolocodetur, quocumquelocopetetur, daridebet» – «если (в сделке, например, в завещании) не добавлено, в каком месте должно произойти исполнение, то оно должно иметь место в том месте, где будет предъявлен иск».

А место подсудности определяется принадлежностью лица к той или иной общине, либо местом жительства должника. Кроме того, любой иск может быть, независимо от гражданства или места жительства, предъявлен в Риме по принципу Romacommunisnostrapatriaest – Рим наше общее отечество.

Если в договоре обусловлено место исполнения, допустим Эфес, а иск предъявлен в соответствии с только что приведенным правилом в Риме, то истец обязан в своем исковом требовании упомянуть о месте исполнения, Эфесе, в противном случае считалось, что он допустил в своем исковом требовании стеснение прав ответчика в виде pluspetrioloco (излишнее, неправильное требование истца в отношении места), а это влекло за собой отказ в иске (Гай. 4. 53-а).

III . I . Время исполнения обязательства

Вопрос о времени исполнения решался, прежде всего, в зависимости от договора сторон: обязательство должно быть исполнено в срок, предусмотренный в договоре сторон. Если срок в договоре не установлен, то надо думать, что первоначально действовало правило, формулированное в комментарии Помпония к Сабину: «Inomnibusobligationibus, inquibusdiesnonponitur, praesentidiedebetur» – «во всех обязательствах, в которых срок не предусмотрен, долг возникает немедленно» (D. 50. 17. 14). Или, как это выражено в своеобразной терминологии, утвердившейся в наследственном праве, ubipurequisstipulatusest, etcessitetvenitdies – если договор заключен без срока и условия, то момент возникновения обязательства и срок исполнения совпадают (D. 50. 16. 213). Такое положение, понятное в деликтном праве, применялось к договорам, надо думать, на более ранней стадии их развития.

III. II . Исполнение обязательства

Кто и кому исполняет. Обязательство может быть исполнено не только должником, но и любым лицом, даже без ведома и согласия должника. Мы не находим в источниках прямого указания на то, что строго личные обязательства должны быть исполнены только должником. Это объясняется тем, что такая область права, как наем труда свободных людей в рабовладельческом Риме играла сравнительно незначительную роль. Платить нужно кредитору или кому он прикажет – iussueius, или опекуну, попечителю, доверенному, наследнику, рабу-управляющему – servusactor. (D. 46 3. 49). Своеобразное положение занимало лицо, субсидиарно (подсобно) – управомоченное на получение платежа, т.е. solutoniscausaadiectus – лицо, добавленное для целей платежа.

III. III . Замена исполнения ( datio in solutum )

Согласие кредитора на замену исполнения. По общему правилу исполнение должно в точности соотвествовать обязательству. Aliudproalioinvitocreditorisolvinonpotest – без согласия кредитора нельзя ему платить одно вместо другого (D. 12. 1. 2. 1). Но с согласия кредитора можно платить aliudproalia (Гай. 3. 168). Таким образом, перед нами замена исполнения, его суррогат, dationinsolutum, буквально – дача в уплату. Чаще всего это происходит в виде respropecuniasoluta – уплата вещи вместо денег; такой вещью в Риме был в особенности земельный участок.

IV. Понятие обязательства как бы из договора.

Термином «обязательства как бы из договора» обозначаются те случаи, когда между двумя сторонами, не состоящими между собою в договоре, устанавливаются обязательственные отношения, по-своему характеру и содержанию сходные с договорными обязательствами. В данном случае обязательства возникают или из односторонних сделок или некоторых иных фактов, не являющихся ни договором, ни недозволенным действием. Давая этим обязательствам такое наименование, римские юристы делают отсюда и практические выводы, состоящие в том, что возникающие в такого рода случаях спорные вопросы об условиях и пределах ответственности сторон разрешаются аналогично тому, как они решаются применительно к соответствующим договорам.1

Виды. Основные случаи обязательств – quasi ex contractu следующие:

Negotiorium gestio – ведение чужих дел (или вообще забота о чужом деле) без поручения. Как видно из установившегося в позднейшей литературе дополнения к римскому термину negotiorium gestio, т.е. ведение дел, еще слов «без поручения», данный вид обязательства является аналогичным тому, которое возникает из договора mandatum.

Обязательства, возникающие вследствие неосновательного обогащения одного лица за счет другого. Этой рубрикой охватывается несколько специальных случаев, как-то: требование возврата недолжного, уплаченного по ошибке; требование возврата того, что получено другим лицом, вследствие неосуществления того основания, которое имелось в виду, когда совершалось предоставление; требование возврата недобросовестно приобретенного и пр. Вся эта группа обязательств как бы из договоров имеет по своей сущности сходство с реальными контрактами, где также обязательство возникает на основе передачи вещей от одной стороны другой. Разумеется, между обеими категориями отношений имеется и коренное различие: при реальных контрактах вещь переходит из имущества одного в имущество другого на основании соглашения сторон, вследствие чего обогащение получателя вещи не может считаться sine causa, в данном же случае обязательство возникает именно из факта нахождения ценности в имуществе одного лица за счет другого без законного для этого основания.

Обязательства из договоров составляют основную и наиболее распространенную категорию обязательств. Однако не всякий договор, понимая его как согласное выражение воли (соглашение) двух противостоящих сторон, направленное на установление того iuris vinculum, той правовой связи, которая составляет содержание обязательства, признавался в римском праве в качестве основания для возникновения обязательства, защищаемого иском.

Не всякая сделка является договором, но лишь такая, в которой выражена воля двух сторон (например, в договоре купли-продажи – продавца и покупателя). Такая сделка называется двухсторонней, или договором.1

Договоры делились у римлян на contractus (контракты) и pacta (соглашения).

V . Понятие контракта.

Контрактом (по терминологии классического права) считался договор, признанный цивильным правом и снабженный исковой защитой. В эту категорию были отнесены лишь известные виды договоров, в древнейшую эпоху – исключительно формальные, в классическую эпоху также и некоторые (но опять-таки исчерпывающим образом означенные) ненормальные договоры.

Гай в своих Институциях говорит: «…рассмотрим обязательства, возникающие из контракта. Таких обязательств четыре вида: ибо обязательство возникает или посредством передачи вещи, или путем произнесения слов, или на письме (путем письменного акта) или вследствие самого соглашения».2

V. I . Основные виды контрактов.

Отсюда – четыре основных вида контрактов: реальные (т.е. устанавливающие обязательство с передачей вещи)., вербальные (или словесные, устные), литтеральные (т.е. письменные) и консенсуальные (при которых обязательство возникает вследствие одного consensus, соглашения, без каких-либо формальностей).

Необходимо иметь в виду, что без consensus вообще не может быть договора; особенность консенсуальных договоров, в отличие от других видов, заключается в том, что в то время как при всех других категориях контрактов для установления обязательства требуется, помимо соглашения сторон, еще какой-то момент (verba, litterae, res), при консенсуальных контрактах consensus (выраженное вовне) является не только необходимым, но и достаточным моментом для установления обязательств.

В приведенную классификацию Гаем не включен древнейший формальный контракт – nexum. Надо думать потому, что в ту эпоху, когда жил Гай эта форма контрактов утратила всякое практическое значение.

С другой стороны, в классификацию Гая не вошли так называемые contractus innominati (безыменные контракты), первые следы признания которых относятся к I в.н.э. (юрист Лабсон) и которые окончательно сложились в законодательстве Юстиниана. Под названием безыменных контрактов разумеют некоторые договоры о взаимных представлениях, принятые под защиту цивильным правом тогда, когда перечисленные выше категории контрактов уже сложились в виде определенного исчерпывающего перечня, а между тем развивающийся оборот не удовлетворялся этим замкнутым кругом договоров и требовал допущения новых видов договоров. Такого рода договоры, в качестве общей категории, не получили у римских юристов определенного названия (nomen), вследствие чего в средние века эту группу контрактов назвали «безыменными».

В праве Юстиниана безыменные контракты были сведены к четырем группам: do ut des (передаю тебе вещь с тем, чтобы ты, в свою очередь передал мне вещь), do ut facias (даю тебе вещь, чтобы ты совершил для меня определенное действие), facio ut des (совершаю для себя определенное действие с тем, чтобы ты дал мне вещь), facio ut facias (совершаю для тебя известное действие с тем, чтобы ты совершил для меня определенное действие).

Безыменные контракты с точки зрения основания (и вместе с тем – момента установления обязательственной связи) ближе всего стоят к реальным контрактам: подобно тому, как реальный контракт устанавливает обязательство передачей вещи, так безыменный контракт – исполнением одной стороной своей обязанности.

V. II . Понятие и виды pacta.

В противоположность контрактам, под именем pacta были известны неформальные соглашения, не пользовавшийся, по общему правилу, исковой зашитой. Правда, среди контрактов также была одна группа совсем неформальных договоров, это – консенсуальные контракты, обязательная сила которых возникает, как указано выше, путем простого соглашения, consensus. Но к консенсуальным относятся только четыре определенных контракта: emptio-venditio (купля-продажа), locatio-conductio (наем), mandatum (поручение) и societas (товарищество). Категория же pacta охватывала самые разнообразные соглашения, какие только встречались в жизни, за пределами перечисленных выше контрактов, получивших защиту в нормах цивильного права.

С течением времени из этой широкой категории неформальных соглашений – pacta – некоторые все-таки получили признание, одни – путем присоединения их (в качестве дополнительной оговорки) к какому-либо контракту (так называемые pacta adiecta, добавленные, присоединенные), другие – в императорском законодательстве после классической эпохи (pacta legitima). Этот факт наделения некоторых pacta исковой защитой послужили основанием для разделения pacta на pacta vestita («одетые», т.е. снабженные иском) и pacya nuda («голые», исковой защитой не снабженные).

Преторские пакты принадлежат к числу пактов «одетых» претором и поэтому называемых pactapraetoria, принадлежит, например, constitumdebiti, Receptum.

Сonstitumdebiti – называлось неформальное соглашение, по которому одно лицо обязывалось уплатить другому лицу уже существующий долг т.е. подтверждение долга.

Под названием Receptum в преторском эдикте были объединены три категории пактов, по существу не имевшие между собой ничего общего.1

V . III . Понятие квази-контракта.

Римские юристы не могли не подметить того факта, что кроме обязательств, возникающих из договоров, а также из деликтов (правонарушений), в жизни возникают обязательства и в ряде других, самых разнообразных случаев. Но, подметив этот факт, римские юристы не выработали определенной классификации всех разнообразных случаев.

Гай в своем произведении «Aurea» сначала различает обязательства, возникающие из контрактов (ex contractu), из деликтов (ex maleficio), а все остальные случаи, объединяет в общую группу, так сказать, смеси, ex variis causarum figuris (т.е. возникающие из различных видов оснований – D. 44. 7. 1. Pr.). В том же произведении есть указание (его подлинность сомнительна) на четырехчленную классификацию: ex contractu, quasi ex contractu, ex maleficio, quasi ex maleficio. Эта четырехчленная классификация была воспринята и в Институциях Юстиниана.

Разумеется, указание, что обязательство возникает «как будто из договора», «как бы из договора» (или «как бы из правонарушения»), еще не определяет сущности такого основания обязательства. Это – не определение, а сравнение: употребляя такое название, хотят сказать, что бывают случаи, когда договора нет, и, тем не менее, возникает обязательство, очень напоминающее договорные обязательства; например, если лицо, которому другое лицо не поручало ни общего управления своим имуществом, ни выполнения какого-либо определенного дела, берется по своей инициативе за ведение дела этого другого лица, то при известных условиях между этими двумя лицами возникает обязательство, аналогичное тому, какое устанавливается договором поручения.

VI. Цели и средства обеспечения обязательств.

Законы XII таблиц строго регламентируют процедуру принуждения должника к исполнению обязательств, не допуская самоуправства кредитора и однозначно требуя судебного решения для ограничения прав должника. И хотя наказание для несостоятельного должника могло быть очень жестоким, от продажи в рабство и смертной казни (III.5.) до пропорционального расчленения сообразно претензиям кредиторов (III.6.).1

Цели обеспечения обязательств. В случае неисполнения должником обязательства обращается взыскание на имущество должника при содействии государственных органов. Однако кредитор имеет существенный интерес в том, чтобы быть уверенным в исполнении обязательства, и в том, чтобы облегчить себе установление убытков, на возмещение которых он имеет право, в случае неисполнения обязательства, наконец, кредитор заинтересован в том, чтобы побудить должника к своевременному исполнению под страхом невыгодных для должника последствий в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства.

Средства обеспечения. Этой цели служат различные средства, обеспечивающие исполнение обязательства, а именно: задаток, неустойка, поручительство, залог.1

Задаток (arra) состоит в имуществе (денежной сумме или ценности), передаваемом одним контрагентом другому в удостоверение возникшего соглашения. В случае нарушения договора давший задаток теряет его, а получивший - возвращает двойную стоимость задатка (в зависимости от того, кто нарушил договор). Задаток включается в причитающийся платеж по договору при нормальном его исполнении. Неустойка (stipulatiopoenae) представляет собой штрафную сумму, выплачиваемую должником кредитору при неисполнении или неполном исполнении обязательства. При этом возможны следующие ситуации: должник уплачивает штраф и остается обязанным по договору; кредитор выбирает одно из двух: штрафную сумму либо исполнение обязательства; должник, уплативший неустойку (штраф), освобождается от обязательства из договора.

Поручительство - принятие на себя третьим лицом ответственности за неисполнение обязательства. Поручительство возникает в силу простого соглашения и может выражаться в двух формах. После возникновения обязательства из договора третье лицо (поручитель) по соглашению с кредитором брал на себя бремя погашения долга в случае неплатежеспособности должника.

Залог – заключается в вещном обеспечении требования кредитора, в установлении «ответственности вещи», но не лиц. В имуществе должника заранее обозначалась вещ, предназначавшаяся для возмещения убытков, причинённых кредитору неисполнением договора. Поскольку залоговое право есть право абсолютное, вещ остается предметом залога и при переходе права собственности на неё от должника другому лицу. Цель залогового права – обеспечить исполнение какого-либо обязательства, поэтому это право придаточное, вне указаний цели не существующее.

Рим знал три исторические формы залога:1

фидуция (fiducia) должник заключая сделку займа посредством манципации или ин юре цессио передавал в обеспечение долга кредитору вещь на праве собственности. Последний при этом в виде неформального договора (pactumfiduciae) давал обещание вернуть вещь при исполнении должником обязательства.

Пигнус, предоставляя кредитору заложенную вещь не в собственность, а во владение, упрочил положение должника. Что касается кредитора, то он располагал лишь поссерсорной защитой. И если предмет залога оказывался у третьего лица, кредитор не мог предъявить виндикационного иска о возвращении заложенной вещи.

Ипотека, форма залога при которой заложенная вещь до наступления срока платежа оставаясь у должника. Ипотека заимствована из греческого права и сохранилась до настоящего времени. По ипотеке обязательство должника обеспечивается залогом, остающимся в его владении.

Заключение.

В заключении можно выделить моменты, которые дают общие представления об обязательстве.

Обязательное правоотношение с самого начала рассчитано на прекращение (нормально – путем исполнения), этим оно отличается от права собственности, устанавливаемого на неопределенное, длительное время.

В обязательстве заключается, с одной стороны, «право требовать», с другой стороны, соответствующая этому праву «обязанность исполнить требование», или долг.

Обязательство имеет четыре основания для возникновения: договоры, как бы договоры, деликты, как бы деликты.

Список литературы

Римское частное право: Учебник / Под. ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского, - М.: Юристъ, 1996. – 544 с.;

Римское частное право. М.Х. Хутыз, м. 1998г.;

Цецилий.Кн.24,Титул I//Памятники Римского права: Законы 12 Таблиц. Институции Гая.

Основы римского гражданского права. И.Б. Новицкий. М. издательство «Зерцало» 2000г.


1 М.Х. Хутыз. Римское частное право, с.3.

1 И.Б. Новицкий. Основы римского гражданского права, с. 116.

2 И.Б. Новцкий. Римское частное право, с. 251.

1 И.Б. Новицкий. Основы Римского Гражданского права, с. 118.

2 М.Х. Хутыз. Римское частное право, с. 99.

1 И.Б. Новицкий. Основы римского гражданского права, с. 120.

1 М.Х. Хутыз. Римское частное право, с. 100.

2 Цецилий.Кн.24,Титул I//Памятники Римского права: Законы 12 Таблиц. Институции Гая.

1 И.Б. Новицкий. Основы Римского гражданского права, с. 208.

1 Ср.: Авл Геллий. Аттические ночи (ХХ, I,48): «Но я не читал и не слыхал, чтобы в старину кто-нибудь был разрублен на части».

1 М.Х. Хутыз. Римское частное право. Стр.116.

1 М.Х. Хутыз. Римское частное право. стр.119

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий