регистрация / вход

Поволжская академия государственной службы

Исторический путь ювенальной юстиции. Вступая в XX век. Сегодняшний день ювенальной юстиции в России.

Кафедра конституционного права

Перспективы ювенальной юстиции в России

Курсовая работа по курсу «Правоохранительные органы»

Выполнила студентка 2 курса заочной ускоренной формы обучения факультета Юриспруденции Глазкова О. С.

Введение

В последние годы, в связи с кризисной социально-экономической обстановкой в нашей стране, уровень морали и культуры неминуемо падает, и сильнее всего это сказывается на молодом поколении. У подавляющего большинства детей Российской Федерации уровень правовой культуры крайне низок. Это приводит к большому количеству правонарушений, совершаемых детьми, причем, количество тяжких преступлений динамически растет. Существующий принцип гласит, что не знание закона не освобождает от ответственности, а большинство правонарушений, совершается детьми и подростками именно по незнанию закона. Дети не задумываются о последующей ответственности, т.к. ничего о ней не знают. Другой стороной проблемы является и то, что дети не знают своих прав и как их защищать. Это приводит к тому, что они защищают их любыми известными способами, кроме правовых.

Перед обществом, взрослой частью, встает объективная задача заняться формированием правосознания у детей с малых лет. Для решения этого должна быть создана система государственной поддержки и профилактики, которая разъясняла на доступном уровне ребенку его права и обязанности.

Соблюдение прав человека начинается с соблюдения прав ребенка. Отсутствие должного внимания со стороны государства к проблеме детей вполне можно квалифицировать как несоблюдение Россией отдельных положений Всеобщей декларации прав человека и Конвенции о правах ребенка. Все более актуально становится проблема создания в России ювенальной юстиции, хотя более понятным и точным является термин «юстиция, обеспечивающая защиту прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних».

К сожалению, даже среди наиболее квалифицированных ученых и специалистов в области разработки законодательства о совершеннолетних все еще нет единого мнения о том, что же такое ювенальная юстиция и насколько она необходима в России. Попробуем сформировать собственное видение данной проблемы.

Исторический путь ювенальной юстиции

Знание истории предмета исследования дает в руки ключ к раскрытию его сущности и перспектив развития. Это особенно актуально для ювенальной юстиции. Без знания её истории очень трудно почувствовать её специфику: почему ювенальной юстиции не было и почему она возникла? Почему ювенальная юстиция отклоняется от общих процессуальных канонов и несмотря на это, считается эффективной? Почему, наконец, именно ювенальную юстицию считают прообразом правосудия будущего?

Историческое прошлое несовершеннолетних правонарушителей можно назвать жестоким и несправедливым. Такая оценка касается нескольких эпох жизни человека – от античного мира и средневековья до середины XIX в. Меч правосудия был по отношению к несовершеннолетним карающим, об этом можно судить по содержанию некоторых историко-правовых источников и следующих моментов общего плана:

в юриспруденции тех времен не существовало правового понятия детства как особо защищаемого периода жизни человека;

как следствие этого, в правовых актах не обнаруживается юридических правил специальной защиты детей и подростков в суде, после освобождения из них. Можно даже предположить, что юристов древности, средневековья и «раннего» капитализма дети-преступники как самостоятельная демографическая группа не интересовали.

Соответственно жестокость суда к несовершеннолетним проявлялась в том, что они, если совершали противоправные поступки, в своем правовом положении приравнивались к взрослым преступникам. Современный юрист поймет, что одинаковое наказание 9-летнему ребенку и взрослому бьет сильнее ребенка.

И все же нельзя утверждать категорически и однозначно, что римское право, более поздние правовые акты средневековья и тем более законодательство XVIII-XIX вв. вообще не оставило нам никаких юридических свидетельств того, существовали попытки оградить несовершеннолетних от жестокой кары за совершенное деяние. Чтобы убедиться в обратном, необходимо вспомнить некоторые положения римского права. Начнем с норм гражданского права. Это обусловлено тем, что судебная защита несовершеннолетних исторически возникла в гражданском, а не в уголовном праве.

В Дигестах императора Юстиниана (VI в н. э.) в книге четверной, есть титул IV, озаглавленный «О лицах, недосдигших 25 лет». В п. 1 титула приводится высказывание Доминициа Ульпиана, римского юриста, префекта претория: «Следую естественной справедливости, претор установил этот эдикт, путем которого он предоставил защиту юным, так как всем известно, что у лиц этого возраста рассудительность является шаткой и непрочной и подвержена возможностям многих обманов; этим эдиктом претор обещал и помощь и защиту против обмана…»1

Далее идет по тексту эдикта, из которого ясно, что защиту лиц в возрасте до 25 лет осуществляют их попечители и речь идет главным образом о сделках с имуществом. В титуле IV есть еще несколько пунктов, где подробно рассматриваются разные случаи совершения этими лицами сделок и указывается, когда им должна быть оказана защита, а когда – нет. Упоминаются и правонарушения. Пожалуй, ближе к современному пониманию будет высказывание того же Ульпиана, где он отвечает на вопрос, нужно ли оказывать помощь малолетнему, если он умышленно совершил правонарушение. «И нужно признать, - отвечает Ульпиан, - что при правонарушениях не следует приходить, несовершеннолетним не помощь и такова не оказывается. Ибо если он совершил воровство или противоправно причинил ущерб, помощь не оказывается».2

Римское право оставило нам еще одно свидетельство защиты детей государством - это доктрина государства-отца (parenspatriae). Государство объявляется высшим опекунов ребенка. В истории ювенальной юстиции она констатировалось (декларировалась) не один раз.

Если говорить о том, что оставил нам античный мир и средневековье о преступлениях несовершеннолетних и о об из ответственности за это перед судом, то в законах речь шла только о наказаниях детей и подростков. Процессуальный статус стал интересовать юристов значительно позднее.

В законах XII таблиц был впервые сформирован принцип прощения наказания. Он относился главным образом к несовершеннолетним и в некоторых последующих работах, трактовавших содержание упомянутого закона, формулировался как прощение, оправданное несовершеннолетием.

В законах XII таблиц речь шла о неназначении наказания при наличии следующих двух условий:

когда совершивший преступление не понимал характера преступного акта;

когда сам преступный акт не был доведен до конца.

Этот принцип в течение длительного времени был распространен в странах, воспринявших римское право.

Жестокость, игнорирование детства как естественного состояния человеческой личности более всего характерно для средневековых правовых актов. Известные швейцарские исследователи преступности несовершеннолетних Морис и Энрика Вейяр-Цибульские по результатам своих многолетних исследований истории борьбы с преступностью несовершеннолетних свидетельствуют, что частым было применение смертной казни к детям младшего возраста. К ним применялись все виды и иных наказаний, как к взрослым преступникам, содержание в одних с ними тюрьмах, непонятные детям процессуальные действия (приведение к присяге) и недопустимые (пытки).

И хотя во многих законодательных актах того времени («Швабское зеркало» - сборник германских законов XII в.; «Каролина» - уголовно-судебное уложение короля Карла V, XVI в.) нашло отражение упомянутого прощения наказания, в самих законах были оговорки, позволяющие этот принцип обойти.

Карательный оттенок был у статьи CL-XIV «Каролины», где о несовершеннолетних ворах было сказано следующее: «Если вор или воровка будут в возрасте менее четырнадцати лет, от они независимо от каких-либо иных оснований не могут быть осуждены на смертную казнь, а должны быть подвергнуты… телесным наказаниям по усмотрению (суда) и должны дать вечную клятву». Казалось бы, несовершеннолетний защищен законом от смертной казни. Но нет, вслед за приведенным текстом следует продолжение: «Но если вор по своему возрасту приближается к четырнадцати годам и кража значительна или же обнаруженные при том отягчающие обстоятельства (насильственная кража, или кража, совершенная в третий раз) столь опасны, что злостность может восполнить недостаток возраста, то судья и шеффены должны вопросить… ответа, должно ли подвергнуть такого малолетнего вора имущественным или телесным наказаниям или смертной казни3 .

Дальнейшее развитие уголовного права и правосудия давало все больше отклонений от принципа прощения наказания, когда речь шла о несовершеннолетних. Это было отражением мрачной эпохи средневекового правосудия.

Отсутствие специальной правовой защиты несовершеннолетних можно обнаружить в законах многих стран в начале и даже в середине XIX в. Действующие законы устанавливали равную для детей и взрослых ответственность и наказание, одинаковую для всех лиц, представших перед судом, судебную процедуру.

Завершая знакомство с тяжелым историческим прошлым несовершеннолетних в орбите правосудия, отметим главное.

Исторические предшественники-юристы не учитывали того, что дети и подростки нуждаются в повышенной юридической защите своих прав в силу возраста.

Игнорирование этого важного фактора привело к тому, что и римское право, и более поздние историко-правовые памятники средневековья, и даже законы Нового времени предусматривали весьма ограниченную защиту для детей перед законом и судом. Происходило это потому, что детей во все времена, предшествующие созданию ювенальной юстиции, рассматривали как неполноценных физически и психически, но взрослых.

Вступая в XX век

Вторая половина XIX в. знаменовала собой постепенное, но неукоснительное изменение указанного традиционного отношения к несовершеннолетним правонарушителям. Поворот правосудия не был случайным, его готовила сама история ювенальной юстиции. Но необходим был особый импульс, чтобы стало ясно, что без специального правосудия для несовершеннолетних борьба с детской и юношеской преступностью обречена на неуспех.

Импульс возник в виде небывалого роста преступности несовершеннолетних в самом конце XIX в. Достижения технического прогресса породили определенные новшества в экономической сфере, изменившие привычные условия жизни общества. Европа конца XIX в – начала XX вв. была буквально наводнена толпами юных бродяг и правонарушителей. Существующие в то время средства борьбы с преступностью можно оценить как неэффективные, а применительно к несовершеннолетним – как провоцирующие новые преступления.

2 июля 1899 г. в Чикаго (штат Иллинойс) на основании «Закона о детях покинутых, беспризорных и преступных и о присмотре за ними» был утвержден первый в мире суд по делам несовершеннолетних.

Принятие Закона и создание ювенального суда было инициировано женщинами-реформаторами Люси Флауэр из Чикагского женского клуба, Джулией Латроп из общественной организации «Халл Хауз».

Необходимо отметить, что название Закона достаточно точно отражает переворот в понимании проблем преступности несовершеннолетних, который произошел в конце XIX в.

Создание чикагского суда по делам несовершеннолетних было своеобразной сенсацией начала XX в.

Известный российский процессуалист профессор П. И. Люблинский писал, «едва ли можно назвать в современной европейской юридической и педагогической литературе тему более модную, чем вопрос об американских судах для несовершеннолетних, выдвинувшийся с начала XX в. Идеями этого движения полны труды юристов всех европейских стран. Почти в каждом государстве делаются эксперименты практического осуществления этих учреждений, причем намечаются новые типы, новые формы»4 .

При создании судов по делам несовершеннолетних сразу обнаружился неодинаковый подход в разных станах к виду указанной юрисдикции.

Автономная ювенальная юстиция возникла не во всех странах. Четко обозначились два варианта:

автономные суды, не связанные с общим судом;

состав общего суда, получивший функции рассмотрения дел о несовершеннолетних.

Особый интерес представляет национальный опыт стран, где суды для несовершеннолетних начали эффективно функционировать: США, Англия, Франция, Германия и Россия.

Первый суд по делам несовершеннолетних в России был открыт в Санкт-Петербурге 22 января 1910 года.

Дальнейшее распространение новой судебной системы было очень быстрым. В 1917 году такие суды действовали в Москве, Харькове, Киеве, Одессе, Либаве, Риге, Томске, Саратове.

По мнению известного исследователя в области ювенальной юстиции, научного сотрудника Института государства и права РАН Эвелины Мельниковой «российская модель ювенальной юстиции была очень удачной. До 70% несовершеннолетних правонарушителей «детские суды» отправляли не в тюрьмы, а под надзор попечителей, наблюдавших за их поведением. Да и сам суд рассматривался как орган социального попечения о несовершеннолетних»5

В России функции судьи по делам несовершеннолетних осуществлял специальный мировой судья. К его компетенции относились дела о преступлениях несовершеннолетних, а также взрослых подстрекателей подростков. Вопросы гражданского и опекунского производства не относились к юрисдикции «детского суда». Судья этого суда осуществлял надзор за работой учреждений, принимающих на себя заботу о малолетних преступниках. Именно по этому российские юристы рассматривали суд для несовершеннолетних как «орган государственного попечения о несовершеннолетнем, действующий в судебном порядке".6

Позднее, в 1913 г., в компетенцию «детского» суда было включены дела о беспризорных несовершеннолетних в возрасте до 17 лет. Это сразу расширило сферу его гражданского и опекунского судопроизводства.

Дореволюционные русские юристы считали именно модель российской ювенальной юстиции наиболее удачной.

Суд по делам несовершеннолетних в России отличали следующие признаки:

рассмотрение дел о несовершеннолетних единоличным мировым судьей;

избрание его, как и всякого мирового судьи, среди населения, проживающего в судебном округе;

профессиональная подготовка судьи предполагала знание детского психологии. Поэтому предпочтительны были врачи и педагоги;

достаточно широкая предметная подсудность этого суда (т.е. круг рассматриваемых дел);

конфиденциальность судебного разбирательства;

отсутствие формального судебного акта;

отсутствие формальной судебной процедуры;

упрощенное судопроизводство, сводившееся в основном к беседе судьи с подростком при участии его попечителя;

в основном применение в качестве меры воздействия попечительского надзора;

обжалование решения судов для несовершеннолетних в особое отделение съездов мировых судей (апелляционную инстанцию на решение мировых судей)

Обратимся к П.И. Люблинскому – творцу российской ювенальной юстиции, он обобщил свои многолетние исследования феномена преступности несовершеннолетних до и после создания в России ювенальной юстиции и сделал три вывода об исторической ценности тогда еще новой судебной юрисдикции. Его выводы важны и для юристов России XXI в.

Главное значение создание судов по делам несовершеннолетних состоит в том, что они получают функцию изучения несовершеннолетних правонарушителей и причин их правонарушения.

Не менее важно было влияние вновь созданной ювенальной юстиции на уголовную политику государства в отношении несовершеннолетних. Хотя в законах и были отдельные охранительные нормы в отношениях детей и подростков, все же в целом уголовная политика применительно к «ранней преступности» несовершеннолетних была карательной и осуществлялась с помощью наказания. Смягчение её произошло именно под флагом ювенальной юстиции.

Деятельность судов для несовершеннолетних во всех странах представила специалистам полную и регулярную судебную статистику, которая свидетельствовала в пользу новых судов, подтверждая их эффективность7 .

У Истории ювенальной юстиции в России неординарная судьба, повлиявшая существенным образом на ту модель правосудия, которую мы имеем сейчас.

Необходимо проанализировать длительный послереволюционный путь российской ювенальной юстиции (1917-1959 гг.). Это позволит понять характер действующего правосудия по делам несовершеннолетних.

На какой же правовой базе функционировал первый ювенальный суд в России? В уголовном законодательстве в тот период содержались некоторые охранительные нормы, касающиеся несовершеннолетних, согласно которому судебному преследованию подвергались несовершеннолетние в возрасте с 10 лет (ст. 137 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных)8 . Часть 2 этой статьи предусматривала льготный режим уголовной ответственности для несовершеннолетних и в возрасте от 10 до 17 лет, совершивших преступление «без разумения».

Были специальные разъяснения в законе относительно несовершеннолетних, совершивших преступление «с разумением». Их направляли по преимуществу в исправительные заведения для несовершеннолетних. При невозможности поместить их в эти заведения они заключались на срок, определенный судом, но не более, чем до достижения 18-летнего возраста, в особые помещения, устроенные для них при тюрьмах или домах при арестованных по приговорам мировых судей.

В законах России конца XIX в. содержались юридические нормы, предусматривающие уменьшение тяжести уголовного наказания несовершеннолетних. Как уголовное, так и уголовно-процессуальное законодательство содержало положения о повышенной юридической защите несовершеннолетних по сравнению с взрослыми подсудимыми. Вместе с тем значительный объем судейского усмотрения по этим делам (решение вопроса о действиях «с разумением», вынесение приговоров без установленного срока) все же ставило несовершеннолетних в положение лиц, не защищенных законом.

Говоря о правовой базе ювенальной юстиции этого периода, нельзя забывать об одном российском законе (Закон от 2 июля 1897 г. «О малолетних и несовершеннолетних преступниках»), сыгравшем не положительную роль в уголовной политике в отношении несовершеннолетних, тем более что этот закон действовал и в период работы в России судов для несовершеннолетних, вплоть до его отмены в 1918 г.

Этот закон сохранил для подростков наказания в виде заключения в тюрьму, хотя и в специальных для них помещениях. Для несовершеннолетних в возрасте от 17лет до 21 года (совершеннолетие в дореволюционной России наступало с 21 года) закон предусматривал каторгу и поселение.

Закон был явно реакционный, так он оценивался прогрессивными русскими юристами. Любопытный исторический факт: отмена Закона от 2 июля 1897 г. декретом Советской власти от 17 января 1918 г. приветствовали юристы – и приверженцы либеральных взглядов, и сторонники советской власти.

Автономная российская юстиция перестала существовать по декрету Совнаркома России от 17 января 1918 г. и была заменена на другую систему, которая, по мнению создателей, мыслилась более гуманной, более приспособленной к обращению с детьми и подростками.

Преобразования судебной системы начались в январе 1918 г. и были продолжены через два года после этого – в марте 1920 г.

Декрет от 17 января 1918 «О комиссиях о несовершеннолетних» внес существенные изменения в российское правосудие по делам несовершеннолетних: отменил тюремное заключение и суды для несовершеннолетних.

Для тех лет непривычной была ведомственная принадлежность созданных комиссий по делам несовершеннолетних, они находились в ведении Наркомата общественного призрения. Комиссии включали представителей трех ведомств: общественного призрения, просвещения и юстиции. Обязательным членом комиссии был врач.

В компетенции комиссий входило освобождение несовершеннолетних от ответственности или направления их в одно из «убежищ» Наркомата общественного призрения (сообразно характеру деяния).

30 июля 1920 г. бала опубликована разработанная Инструкция о работе комиссии о несовершеннолетних. Это медико-психологический и педагогический документ, определяющий деятельность комиссий, отражал общую ориентацию уголовной политики в отношении несовершеннолетних.

Заседание комиссий о несовершеннолетних были публичными, разрешалось присутствие прессы, но было запрещено публиковать фамилии несовершеннолетних.

Справедливости ради надо отметить, что комиссии о несовершеннолетних восприняли опыт судов для несовершеннолетних дореволюционной России в части, касающейся организации социальных служб по изучению личности и условий жизни несовершеннолетних.

Преимущественное участие неюристов в заседаниях и в принятии решения о судьбе несовершеннолетних снижало юридический уровень деятельности комиссии и соответственно защищенность детей и подростков в этих комиссиях. Приходиться с сожалением заметить, что этот изъян оказался живучим и, несмотря на серьезные перемены, низкий уровень правовой защищенности подростков в указанных комиссиях сохранился до наших дней.

В то время реальности жизни очень скоро заставили вспомнить о судах. Ведь подростки совершали не только малозначительные проступки, но вполне серьезные и опасные преступления. Сами по себе преступления исчезнуть не могли, а бороться с ними у комиссий не было средств.

В феврале 1920 г. был разработан и внесен на рассмотрение правительства проект декрета «О суде над несовершеннолетними». Он был утвержден постановлением СНК РСФСР 4 марта 1920 г.

В отличии от декрета 17 января 1918 новый декрет допускал передачу дел несовершеннолетних в возрасте с14 лет до 18 лет в народный суд, если комиссия о несовершеннолетних установила невозможность применить к ним медико-педагогические меры.

В 20-е гг. вновь произошла переориентация законодательства и практики на судебные формы борьбы с преступностью несовершеннолетних.

В УПК РСФСР (ред. 1923) была сформулирована послереволюционная модель российской ювенальной юстиции, которая включала правил подсудности дел о несовершеннолетних, требования к профессиональному подбору народных заседателей, сроки рассмотрения дел.

Впервые было сформулировано правило о недопустимости рассмотрения дел несовершеннолетних без участия защиты.

К огромному сожалению, эта «вторая модель» ювенальной юстиции развития не получила. Однако, последующие нормативные акты (30-40-е гг.) выявляют отчетливую тенденцию карательной переориентации правосудия в отношении несовершеннолетних.

Формальным рубежом карательной переориентации уголовной политики в отношении несовершеннолетних стало постановление ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г. «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних». Постановление это определило на долгие годы не демократическую прокурорскую и судебную практику в отношении несовершеннолетних. Содержание этого документа дает основание связать его с другими постановлениями, положившими начало политических репрессиям и массовым нарушениям человека в нашей стране.

Необходимо быть благодарными ходу истории и все документы определяющие карательную ориентацию правосудия утратили силу с принятием нового уголовного и процессуального законодательства.

Думаю, что несмотря на то, что ушли в прошлое нормативные акты 30-40 гг. необходимость в их изучении не отпала. Это важно для того, чтобы избежать повторения прошлых жестоких ошибок. Знание механизма нарушения законности, позволит выработать средства противостояния ему.

Сегодняшний день ювенальной юстиции в России.

На сегодняшний день в России концепция ювенальной юстиции является наиболее разработанным в научном плане подходом специализированных судов в рамках системы федеральных судов общей юрисдикции.

Установление особого порядка производства по делам о правонарушениям несовершеннолетних относится к общепризнанным принципам и нормам международного права, таким, как Конвенция о правах ребенка 1989 г., Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) 1985 г., Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних 1990 г.

Создание судов для несовершеннолетних предусмотрено Концепцией судебной реформы и Федеральной программы по её реализации.

Среди основных принципов, на основание которых предполагается строительство ювенальной юстиции, можно выделить следующие:

Создание системы специализированных судов комплексной юрисдикции, сходных с французской системой ювенальной юстиции (единоличный мировой судья по делам несовершеннолетних – коллегиальный суд из трех профессиональных судей – суд присяжных по делам о несовершеннолетних); при этом специальные суды по делам о несовершеннолетних действуют только как суды первой инстанции, пересмотр вынесенных ими решений производиться в общем порядке вышестоящим судом общей юрисдикции;

Приоритет судебного решения по всем вопросам, касающимся защиты прав несовершеннолетних, в том числе совершенно новая процедура – судебный надзор за исполнением приговора о наказании несовершеннолетних лишением свободы и иных мер воздействия, связанных с ограничением свободы;

Ориентация правосудия преимущественно на юридическую охрану прав и интересов несовершеннолетних (в том числе - обязательное участие защитника, обязательная конфиденциальность процесса и др.)

Социальная насыщенность правосудия по делам несовершеннолетних (широкое привлечение к участию в процессе экспертов и специалистов по делам несовершеннолетних, а также использование в процессе «неюридической» информации о правонарушителе – данных, полученных от служб и организаций, не связанных с уголовным процессом);

Индивидуализация судебного процесса (отход от жесткой формализации судебной процедуры в пользу более неформального производства по делам несовершеннолетних);

Приоритет воспитательных мер воздействия и социальных мер реабилитации в отношении несовершеннолетних подсудимых.

Отметим, что создание системы ювенальной юстиции на указанных началах явилось бы значительным шагом по приведению национального законодательства в соответствие с Пекинскими правилами ООН.

Государственная дума приняла 15 февраля 2002 г. в первом чтении проект Федерального Конституционного Закона «О внесении дополнений в Федеральный Конституционный Закон «О судебной системе в РФ», внесенный в нижнюю палату парламента группой депутатов.

Что же впереди!?

Заключение

В сегодняшней России за решеткой находиться 45 тысяч детей – это в три раза больше, чем в дореволюционной 170-миллионной Российской империи. Специалисты эксперты признают, что лишение свободы для многих несовершеннолетних – избыточная мера наказания. Нам необходимо изменить свое отношение к детям, следую примеру большинства развитых стран, в которых отношение к ребенку, переступившему закон, иное – его не спешат карать, а предпочитают воспитывать, считая, что рецидивист, выросший из малолетнего заключенного, в конечном счете, обойдется обществу дороже.

Уже более 100 лет известна форма судопроизводства, с помощью которой цивилизованное государство «протягивает руку» ребенку, сделавшему неверный шаг.

Хочется верить, что Россия станет цивилизованным государством, обратясь к своему будущему, детям.


1 Дигесты Юстиниана: Избр. Фрагменты / Пер. и примеч. И. С.Перетерского. М., 1984. С.89.

2 Дигесты Юстиниана. С.90.

3 Каролина: Уголовно-судебное уложение Карла V. Алма-Аты, 1967. С. 114-115.

4 Люблинский П. И. Суды для несовершеннолетних в Америке как воспитательные и социальные центры. М.,

1911 . С. 3.

5 Э. Б. Мельникова. Ювенальная юстиция. М., Дело, 2001 г., С. 48.

6 Люблинский П. И. Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте (социально-правовые очерки). М. 1923. С. 169.

7 Люблинский П. И. Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте (социально-правовые очерки). М. 1923. С. 49.

8 Свод законов Российской империи. Т. XV. 1909 г.

Список документов

1.Конституция Российской Федерации. 1993 г.

2.Минимальные стандартные правила организации объединенных наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские соглашения) Приняты резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1985 года.

3. Руководящие принципы организации объединенных наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних. (Эр-Риядские руководящие принципы) Приняты и провозглашены резолюцией 45/112 Генеральной Ассамблеи от 1 декабря 1990 года.

Правила организации объединенных наций, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы. Приняты и провозглашены резолюцией 45/113 Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1990 года.

Список литературы

Ларин А. М., Мельникова Э.Б., Савицкий В. М. Уголовный процесс России: Лекции-очерки. М. 1997.

Мельникова Э. Б. Ювенальная юстиция. М. Дело. 2001 г.

Правосудие по делам несовершеннолетних: Перспективы развития / Сб. ст. Вып.1. М. 1999 г.

Слуцкий Е. Г., Скомарцева И. В. Основы ювенологии. СПб., 1999г.

Судебная реформа в России / Сб. ст. М., 1992 г.

Мельникова Э.Б. Из истории российской ювенальной юстиции // Правозащитник. 1998. №3.

Петрухин И. Л. Человек и власть. М., 1999.

Криминология: Учеб. для юрид. вузов / Под ред. А. И. Долговой. М., 1997.

Мельникова Э.Б., Ветрова Г. Н.. Закон о ювенальной юстиции в Российской Федерации (проект) // Правозащитник. 1996.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий